Творчество

Kicks-2. Новая партия
23.02.2017   03:11    
Kicks-2. Новая партия. Глава 9

Милые читатели!
Представляю на ваш суд новую главу. Надеюсь, ожидание читателей будет не напрасным.
Приятного прочтения!


Джаспер

Шум вокруг меня все больше сгущается, становится невыносимо оглушительным, сводящим с ума, разрывающим в клочья мозг. Я пытаюсь закрыть уши, но руки не слушаются, словно все тело внезапно онемело, отказывается подчиняться моим желаниям. С огромным трудом разлепив глаза, я чувствую, как страх наполняет каждую клеточку моего тела, забирается под кожу, шипящей змеей сворачивается в груди, оплетая сердце, не давая ему биться. Резкими рывками воздух покидает мои легкие, но на вдох сил не остается. Я плыву, голова кружится, как в центрифуге, к горлу подкатывает тошнота, болезненные спазмы судорог сжимают внутренности. Меня словно выворачивает наизнанку какая-то непреодолимая сила. Хочется кричать, звать на помощь, но я лишь раскрываю рот как рыба, выброшенная на берег. Вместо крика получается беспомощное шипение.

Яркая вспышка всего на мгновение разрывает темноту, ослепляя, и снова непроглядная мгла окутывает меня, увлекая в свои прочные сети. Обрывки фраз, чьи-то голоса, совершенно незнакомые, чужие, лишенные эмоций, холодные, будто говорят не люди, а машины, роботы. Оглушительный писк, сопровождающий удары моего сердца. Боль пронзительная, сжигающая, испепеляющая меня изнутри. Болит все. Ощущение такое, словно меня прокрутили через мясорубку и бросили догнивать. И вдруг спасительная тишина. Я проваливаюсь в бездну, парю среди звезд, но знаю, что боль вернется и будет еще сильнее. А я не желаю, чтобы она возвращалась. Хочется никогда больше не чувствовать ее…

***

Медленно выползаю из сна, сопротивляюсь поглотившей меня пустоте, стремлюсь вдохнуть свежий воздух полной грудью, но ощущаю лишь противный запах медикаментов и собственной крови. Горечь во рту становится сильнее, словно плоть гниет изнутри.

С трудом открываю глаза, оглядываюсь по сторонам. Вокруг лишь пустота, белые больничные стены, ни единой живой души. Ни голосов, ни писка приборов. Из последних сил сползаю с кровати, шатаясь, доплетаюсь до двери, распахиваю ее и делаю шаг. Передо мной длинный коридор. Редкие лампочки на низком потолке отбрасывают тусклые отблески на пол и стены, а между ними темнота, почти непроглядная, как черные дыры, поглощающие все живое. Держась за стену, иду вперед, с трудом переставляя босые ноги. Не знаю, куда иду и зачем, но продолжаю двигаться вперед, понимая, что нельзя оставаться здесь.

Впереди появляется расплывчатый силуэт, неясные очертания мужской фигуры. Я скорее чувствую ее, нежели вижу. И непреодолимо тянет туда, к этому мужчине, словно в нем сосредоточено мое спасение, словно только он способен вытащить мою душу из этой пропасти, которая норовить поглотить меня.

Но стоит лишь немного приблизиться к цели, как мужчина удаляется. Он не идет, словно парит над землей, уносясь прочь, сначала медленно, но с каждым мгновением все быстрее.

Пытаюсь закричать, но из горла вырывается лишь судорожный хрип:

- Эдвард…

И мужчина слышит меня. Оборачивается и смотрит прямо мне в глаза, обжигая взглядом. Улыбается едва заметно, одними уголками губ, отворачивается и снова начинает отдаляться.

- Эдвард… - произношу чуть громче, но на этот раз он будто не слышит меня. Вот уже силуэт настолько нечеткий, что расплывается в бесформенное пятно, растворяется в очередной черной дыре - промежутке между лучами света.

Но я продолжаю кричать, надеясь, что он остановится, дождется меня. Двигаюсь быстрее, превозмогая боль во всем теле. Колени подгибаются, падаю, стесываю кожу до крови, но снова поднимаюсь и бегу, пока хватает сил. Тело подводит меня. И в очередной раз уже не в состоянии подняться… Лежу распластанный, на холодном полу, и вместо крика только сиплый стон: «Эдвард…» Прежде чем закрыть глаза, успеваю увидеть, как силуэт окончательно растворяется вдали. Смыкаю веки… Уплываю в темноту…

***

«Джаспер, сынок, иди обедать», - мамин голос звучит так звонко, притягательно, что мне хочется тут же сорваться и бежать в дом. Спрыгиваю с качелей и несусь, спотыкаюсь о брошенного в траву плюшевого слоника и падаю. Боль в коленке обжигает, и тут же на глаза наворачиваются слезы.

«Джаспер, ну что ты так неосторожно», - сетует мама, присаживаясь рядом со мной на корточки и помогая мне подняться. – «Надо смотреть под ноги, когда бегаешь».

Нет, она не ругает меня, просто предупреждает на будущее, учит. Но разве кто-то учится на чужих ошибках? Только собственные шишки способны научить быть осторожным.

«Привет, семья! Папа дома!»

Оборачиваюсь и вижу отца. Папочка, как же я скучал по тебе! Тут же вскакиваю на ноги и, не обращая внимания на жгучую боль в коленке, мчусь к отцу. Он подхватывает меня на руки, я взмываю в воздух, заливаясь задорным смехом, и пытаюсь обнять папу за шею, но не могу дотянуться. Протягиваю к нему руки, но они цепляются за воздух, а счастливое папино лицо кажется так близко и так далеко в то же время. Он кружит меня, перед глазами все мелькает, но так легко на душе. И хочется смеяться от радости еще громче, до слез, чтобы не терять это ощущение теплоты и уюта, которое дарят мне родители.


Щелчок заставил меня открыть глаза, но как же мне не хотелось возвращаться…

- Джаспер? – встревоженный голос прозвучал совсем рядом, и вдруг в поле моего зрения появилось лицо Генри Арчера, моего психоаналитика. – Ты вернулся?

«Господи, ну конечно вернулся! Или он считает меня совсем ненормальным, если думает, что я не могу выйти из состояния гипноза?»

Но это все были только мои мысли, а вслух я произнес, облизав пересохшие губы:

- Да, доктор Арчер. Я вернулся.

Сев, я оперся о спинку дивана и попросил:

- Можно мне воды?

- Да, конечно.

Мужчина поднялся и подошел к небольшому столику возле окна, налил из графина воды и подал стакан мне. С жадностью осушив содержимое, я вернул посудину врачу и обреченно вздохнул, закинув ногу на ногу – сеанс гипноза это только начало. Теперь доктор будет выворачивать меня наизнанку, чтобы выяснить ощущения после пережитого. Как же мне все это надоело! Хочу вырваться из этой проклятой клиники для душевнобольных, куда меня упекли, даже не знаю за что.

- Итак, Джаспер, что ты помнишь?

«Да все я помню! И нечего делать из меня умалишенного!» - опять мысли, и ответ:

- Мне было хорошо… там…

- Где, Джаспер?

- Дома…

- Ты был один?

- Нет, - задумчиво протянул я, мысленно пытаясь вернуться в свои воспоминания. – Там были…

- Кто, Джаспер? Кто там был?

«Черт! Может, хватит вытягивать из меня каждое слово тисками?!»

- Мои родители. Мама и… папа…

- Хорошо, - проговорил доктор Арчер. – И что было?

- Я упал.

- Упал?

«Господи, я что, не по-английски говорю?!»

- Да, упал, - мне удалось справиться с накатившим раздражением. – Когда бежал в дом.

- И что произошло?

«Черт, ну что происходит в таких случаях?! Как будто он не знает!»

- Мама меня утешала.

- Замечательно. Что ты почувствовал в тот момент? – не унимался мужик, пристально вглядываясь в мои глаза, словно сканируя, говорю ли я правду или выдумываю.

Прикрыв глаза, я попытался вернуться в прошлое, в котором только что побывал. В памяти снова всплыл образ мамы, склонившейся надо мной, взволнованно оглядывавшей мою рану, гладившей по голове, целующей в висок и стирающей слезы с моих щек.

- Что я не один, - проговорил я, не открывая глаз.

- Еще что?

- Обо мне заботятся, за меня переживают, - слова давались мне на удивление легко, словно сами соскальзывали с моих губ. – А потом пришел папа, и я бросился к нему. Мне было так хорошо… Я не хотел возвращаться…

- Но ты же знаешь, что не можешь остаться в прошлом навсегда, правда?

«Нет, он точно решил свести меня с ума! Конечно я знаю, что прошлого не вернуть. И остаться там не-воз-мож-но!»

- Да, доктор Арчер, - сказал я и опять вздохнул, всем своим видом показывая, насколько мне неприятна наша беседа. – Я хочу уйти, - негромко, но отчетливо добавил я.

- Еще немного, Джаспер, - словно уговаривая капризного малыша, отчеканил врач. – Давай еще раз вернемся к твоим воспоминаниям. В тот день произошло что-то еще?

Я нахмурился, отчаянно пытаясь сосредоточиться, и приложил указательные пальцы к вискам. Теперь, спустя несколько минут, я смутно помнил то, что видел во время сеанса гипноза, а уж о последующих событиях и речи быть не могло. Да и насколько реально помнить то, что произошло больше десяти лет назад? Мне тогда было года два с половиной, а сейчас тринадцать. Я вообще ни о чем думать не могу, только о том парне из выпускного класса. Черт, какой же он красивый! До сих пор не получается забыть его, мокрого, только после душа… Взъерошенные коротко стриженные волосы торчат забавным ежиком, широкая загорелая грудь покрыта мелкими капельками воды, отражающими солнечные лучи, проникающие сквозь огромное окно раздевалки…

- Джаспер?

«Какой же он зануда, этот доктор Арчер!»

- Не помню… - выдавил я, скривившись.

- Ты устал?

- Да! – выпалил я, тут же ухватившись за высказанный самим врачом предлог.

- Придется потерпеть и попытаться вспомнить, - настаивал Зануда. Вот, теперь только так и буду его называть. Про себя, конечно, иначе неизвестно сколько еще мне предстоит провести в этой чертовой клинике в качестве подопытного кролика.

Сосредоточившись, я все же вызвал в памяти тот день. После обеда мы с родителями пошли в парк и гуляли там до самого вечера, а потом вернулись домой. Пока мама готовила ужин, мы с отцом крутились возле красивого, но уже старенького мотоцикла.

«Вот починим этого старичка и прокатимся по городу с ветерком!» - восхищенно пообещал папа, перебирая карбюратор. – «Подай ключ на восемь».

Я долго возился в отцовской коробке с инструментами, пока не отыскал нужный, но все это время папа терпеливо ждал и с улыбкой наблюдал за мной. В глазах его светилась любовь…

***

- Черт, как же мне все это надоело! – выдохнул я, нервно прохаживаясь по палате.

Мне до ужаса хотелось вырваться из замкнутого пространства, которое за несколько недель пребывания здесь я успел возненавидеть лютой ненавистью. Но главное – я просто не понимал, почему меня здесь держат? Кто все эти люди, которые приходят навещать меня, смотрят с плохо скрываемой жалостью? И все вокруг словно знают что-то неведомое мне. Будто они видят гораздо больше, чем доступно мне. Это одновременно и угнетало и раздражало. Хотелось курить…

- Джаспер, к тебе посетитель, - сразу же вслед за едва различимым даже в больничной тишине звуком открывшейся двери прозвучал мелодичный голос медсестры.
Я повернулся и наткнулся на ее мягкий взгляд. Женщина была чуть старше тридцати, вся такая аккуратная, в наглаженной униформе, со смешной шапочкой на голове, такой же, как в апрельском номере "Плейбоя", которым хвастался Джери Кимпбел. Вот только я никак не мог понять, что он нашел привлекательного в разглядывании голых девиц. Ну подумаешь, сиськи, что в них интересного? Вот если бы хоть одним глазком глянуть на раздетого Шона Рейнольдса… Спереди… Во всей красе…

Я тряхнул головой, и в мозгу промелькнула мысль: «Нет, Хейл, с тобой точно что-то не так!»

- Привет, Джас, - поздоровался высокий и до безумия красивый парень, который приходил сюда почти каждый день. Вот только я так и не смог припомнить, где мы с ним познакомились и какого черта он таскается ко мне в эту богодельню. Ему заняться что ли больше нечем?

- Привет, - я вернул парню улыбку, но она вышла какой-то кислой.

- Ну как ты? – поинтересовался он, внимательно разглядывая меня.

- Как обычно, - ответил, пожав плечами, и забрался с ногами на кровать. – А можно мне прогуляться? – с надеждой в голосе спросил я у медсестры, которая как раз выходила из палаты. – Мне до чертиков надоело сидеть взаперти!

- Я не знаю, Джаспер. Надо спросить у доктора Арчера, - ответила женщина, виновато пожав плечами.

- Зануда скорее удавится, чем выпустит меня отсюда хоть на полчаса, - проворчал я, скрестив руки на груди и нахмурившись, а чуть громче добавил: - Передайте вашему доктору Арчеру, что если он не начнет выпускать меня на прогулки, то я устрою голодовку!

Мой посетитель засмеялся, но тут же снова скис, глядя на меня с уже опостылевшей жалостью в глазах.

- Что?! – выпалил я, возмущенно взирая на парня. – Я сдохну тут! Никогда не думал, что скажу это, но… Хочу в школу! – крикнул я настолько громко, чтобы наверняка было слышно вне пределов моей палаты, больше походившей на тюремную камеру.

Парень удивленно уставился на меня, как будто я сказал какую-то жутко глупую вещь. Ну конечно, кто в здравом уме будет рваться на занятия, если есть возможность прогулять, да еще в таком санатории – чисто, тепло, кормят как на убой. Только мне уже надоело сидеть в четырех стенах и каждый день вести задушевные беседы в Занудой. Ну подумаешь, подрался. С кем не бывает? Да, их было больше, мне крепко досталось, синяки до сих пор не прошли. Но это всего лишь подростковая драка. Тоже мне невидаль!

- Чего уставился? – буркнул я парню. – На улицу хочу, в школу хочу! К людям хочу!

Но собеседник из моего посетителя был хреновый. Он просто смотрел на меня, как на ненормального, и не произносил ни слова, только открывал рот, как рыба. Как же мне надоело все!

- Добрый день, Джаспер, - мило улыбаясь, в палату вплыл Зануда. – Мисс Гордон сказала, что ты хочешь выйти на прогулку.

- Конечно хочу! А можно? – с нескрываемой надеждой воскликнул я.

- Думаю, я могу позволить это, но при одном условии.

- Что угодно! – От нетерпения я соскочил с кровати.

- Всего полчаса. И ты не должен покидать сквер.

- Идет!

- Сейчас мисс Гордон принесет тебе одежду, переодевайся, а я пока поговорю с твоим другом.

Зануда кивнул Молчуну, и оба как по команде покинули палату. Через пару минут медсестра принесла мне джинсы, рубашку, ботинки и куртку, но, одеваясь, я продолжал следить за врачом и моим посетителем, которые сосредоточенно о чем-то беседовали.

- Не иначе, это переодетый в штатское санитар, приставленный ко мне в качестве тайного шпиона, - проворчал я себе под нос. Чем еще можно объяснить то, что такой красавчик каждый день по несколько часов просиживает с малолеткой в дурдоме?

Оказавшись на улице, я вдохнул морозный воздух полной грудью, наслаждаясь долгожданными свежестью и прохладой. Под ногами весело похрустывал свежий снежок, а солнце приятно слепило глаза. Как же я скучал по всему этому! До боли захотелось просто завалиться в первый попавшийся сугроб, раскинув руки в стороны, и лежать так, пока мороз не начнет пробираться под одежду.

- Слушай, у тебя есть закурить? – заговорщическим шепотом поинтересовался я у моего конвоира, но тот покачал головой. – Черт! Ты точно переодетый санитар.

- С чего ты взял?

- Оу! У тебя голос прорезался! – воскликнул я, и парень смущенно отвел взгляд. – Можешь мне объяснить, какого черта ты уже которую неделю таскаешься сюда? Я все понимаю, но неужели у тебя нет занятия поинтересней?

- Я уже говорил тебе, мы друзья. Потому и проведываю тебя.

- Друзья? – я недоверчиво глянул на парня. – А ты не мог подыскать себе друга более подходящего возраста? С чего вдруг тебе приспичило общаться с малолеткой?

- Джас, ты не… - начал было парень, но заткнулся на полуслове.

- Все ясно, - вздохнул я. – Опять тайны, секреты… Ты такой же зануда, как и доктор Арчер.

На этом наш разговор завершился, и остаток отведенного на прогулку времени мы просто неторопливо прохаживались по аллее больничного сквера под пристальным наблюдением медсестры, которая подглядывала за нами через одно из окон первого этажа. Когда пришло время возвращаться в больницу, парень не пошел со мной, а сказал, что ему надо по делам и свалил. Давно бы так. А то у меня уже закрались сомнения: а того ли они взяли? Врачи, в смысле. Со мной-то все нормально, только, видимо, слишком сильно мне заехали по черепушке в той драке, практически ничего не помню. А вот с этим парнем явно что-то не в порядке…

***

- Джаспер, как ты себя чувствуешь? – как всегда, елейным голоском начал доктор Арчер сеанс психотерапии.

- Ужасно, - буркнул я.

- Почему? Что случилось? – спросил мужчина, но в его голосе не было и тени заинтересованности, словно он и без моих слов знал, что у меня внутри и почему мне так хреново. Однако Зануда все еще пристально смотрел мне в глаза, сканируя мой мозг.

- Можно подумать, вы не догадываетесь, что случилось, - проворчал я, развалившись в огромном кресле и закинув ногу на ногу.

- Моя работа – спрашивать, Джаспер. Ты же знаешь. А ты должен отвечать на мои вопросы.

- Не понимаю, с чего это вдруг, - пожав плечами, ответил я.

- Потому что иначе ты должен будешь провести здесь намного больше времени.

- Ладно, - во мне поднималась волна гнева и раздражения. – Хотите знать, что случилось? Я скажу! Мне до чертиков надоела эта ваша богодельня. А еще я не понимаю, что вообще здесь делаю! И вы мне надоели с вашими постоянными допросами и сеансами.

- Это понятно, - спокойно проговорил доктор Арчер. – А что еще тебя беспокоит?

- Вам мало?!

Мужчина усмехнулся, все еще глядя на меня, и спросил:

- Какой сегодня год, Джаспер?

«Нет, он точно из меня хочет психа сделать!» - пронеслось у меня в голове. Однако столь простой на первый взгляд вопрос поставил меня в тупик. Я напряг память, чтобы сосредоточиться на вполне определенной дате, но ничего не вышло. Истина ускользала от меня, будто мой мозг не считал необходимым удерживать такую незначительную информацию.

- Джаспер? – окликнул меня врач, когда пауза затянулась, а когда я понял, что ответа на поставленный вопрос у меня нет, решил прибегнуть к наилучшему средству защиты – к нападению.

- Если вам так надо узнать, какой сейчас год, возьмите календарь! И нечего меня держать тут из-за таких пустяков!

- Джаспер, поверь, я спросил не просто так. Я прекрасно знаю, что ты не можешь ответить на этот вопрос. Поэтому ты здесь. И я пытаюсь помочь тебе, а ты сопротивляешься изо всех сил.

- Не нужна мне ваша помощь! – вскинулся я, но тут же немного успокоился и проговорил уже более тихим голосом: – Дайте лучше сигарету.

Ничего не ответив, доктор Арчер вытащил из нагрудного кармана своего ослепительно-белоснежного халата пачку «Camel» и протянул мне. Обрадовавшись возможности получить, наконец, столь необходимую для меня дозу никотина, я вскочил с кресла, выхватил сигареты из рук мужчины и вернулся на место. Однако тут же подумал о зажигалке.

- Смешно, - фыркнул. – Я уж было подумал, что вы и правда разрешите мне закурить.

- А почему ты решил, что я против этого? – с улыбкой поинтересовался Зануда.

- Мне что, огонь добывать из камня?

- Зачем же. Можно просто попросить у меня зажигалку.

- А самому догадаться сложно? – бросил я, гневно взирая на собеседника.

- Тебе надо научиться общаться с людьми, Джаспер, - поднимаясь из-за стола, поучительно произнес доктор Арчер. Подойдя, он протянул зажигалку, потом прошел через кабинет, достал из шкафчика большую пепельницу и подал мне, а я тут же поставил ее на широкий подлокотник кресла. Закурив, с наслаждением глотал горьковатый дым, потом выпускал его - сначала ровной струей, потом колечками, внимательно следя, как они растворяются в воздухе.

Когда затушил второй окурок, доктор Арчер снова заговорил:

- Джаспер, я бы хотел сегодня провести еще один сеанс гипноза.

- Делайте что хотите, - недовольно, однако снисходительно буркнул я. – Вы ведь все равно не отстанете от меня?

- Ты прав, не отстану. Но и действовать без твоего согласия не имею права. По крайней мере, относительно гипноза.

Я сел поудобней, вытянув ноги и положив руки на подлокотники, предварительно опустив пепельницу на пол, а доктор Арчер тем временем достал свой «волшебный» кристалл.

- Готов? – спросил он, а когда я кивнул, продолжил: - Смотри сюда.

Кристалл, поблескивая в льющемся через окно солнечном свете, начал медленно раскачиваться, как маятник, постепенно увеличивая амплитуду. Я внимательно следил за ним, чувствуя, как тело начинает наливаться тяжестью. И вот уже я не могу пошевелиться, даже если и возникнет желание убежать. Голос доктора Арчера звучал далеко, словно сквозь толстое стекло. Я следовал за ним, все больше погружаясь в свое подсознание, уплывая по волнам своей памяти, опускался на самое дно, чтобы вновь подняться на поверхность в одном из далеких дней, важных для меня.

"Познакомься, Джаспер, это Рози, дочка Питера", - с улыбкой говорит мама, обнимая меня, восьмилетнего мальчишку, за плечи. А я смотрю на эту девчушку, одетую в простенький белый сарафанчик, послушно стоящую рядом со своим отцом и нервно теребящую кончик косички, перетянутый ярко-розовой резинкой с двумя клубничками.

«Идем, покажу тебе свою комнату», - веселым голоском предлагаю я, беру девочку за руку и тяну по коридору. Однако она не спешит разделить мое настроение. Настороженно озираясь, застывает на пороге моей комнаты, не решаясь войти. Но я уже показываю ей все свои сокровища: пластиковые стаканчики, наполненные ржавыми гвоздями и болтами, модельки машинок и самую главную ценность – огромного жука-рогача, которого нашел вчера.


Яркая вспышка, и я вдруг переношусь на несколько недель вперед, в тот день, когда мама сообщила, что выходит за Питера замуж, и мы переедем к нему в дом.

- Что ты чувствуешь, Джаспер? - доносится голос словно из глубины меня самого, и я начинаю говорить:

- Ненависть, злость, гнев… Я не хочу, чтобы в моей жизни появлялся другой мужчина. Не хочу, чтобы однажды он заменил мне папу. Не хочу, чтобы Питер прикасался к маме, смотрел на нее так пристально, будто она его собственность. Убегаю, пытаюсь спрятаться в своей комнате, но мама находит меня, заставляет выползти из-под кровати, садится на пол рядом со мной и обнимает за плечи, успокаивает, гладит по волосам, просто молчит. А я чувствую, что она хочет поговорить, но боится. Боится, что я снова убегу. И я не знаю, что делать. Тоже молчу. Но вдруг вспоминаю про девочку.

«Рози тоже будет с нами жить?» - спрашиваю, подняв на маму заинтересованный взгляд.

«Да, малыш», - мамины голос и улыбка успокаивают.

«У меня будет своя комната?»

«Конечно, милый»
.

Очередная вспышка переносит меня в день свадьбы. Мама такая красивая и снова счастлива, как тогда, когда мой папа был еще жив. И Питер такой внимательный и заботливый… Но что-то в нем настораживает. Я замечаю, как он поглядывает на Рози, на меня, словно вынашивает какой-то план. Я отгоняю от себя эти мысли, но они снова и снова возвращаются.

Перед глазами начинают мелькать картинки. Один день сменяется другим, будто кто-то поставил пленку на перемотку. Кадры проскальзывают в моей голове, вызывая острые ощущения, которые у меня не получается осознать, но эмоции накатывают снежным комом, нарастающим, угрожающим снести все на своем пути. И чувство беспокойства уже не покидает, а лишь усиливается. Все внутренности стягивает тугим узлом, а сердце замирает от страха перед будущим. Ощущаю влагу на щеках, облизываю пересохшие губы, пытаюсь дышать ровно, но воздух застревает в горле, подкатывающая тошнота, усиливающийся горький привкус во рту, головокружение. Мир вокруг меня проносится бесконечным потоком воспоминаний: день за днем, месяц за месяцем. Вот уже мне девять лет… Десять, одиннадцать… Я лечу вперед, оглядываясь по сторонам, узнавая друзей, с которыми общался когда-то, места, в которых когда-то бывал…

Но вдруг какая-то невидимая сила хватает меня за шиворот и отдергивает назад. Я падаю на спину, и от удара перехватывает дыхание. Поднимаюсь, озираюсь вокруг. Позади моя жизнь, как фотоальбом, на страницах которого снимки и надписи под ними. А впереди темнота, беспроглядная, пугающая, огромная черная дыра, грозящая затянуть меня внутрь бездны, но что-то удерживает меня здесь, на границе света. И эта граница словно растворяется, теряется, я уже не могу четко увидеть ее.

Страх сдавливает грудь. Я отступаю на шаг, стараясь остаться в лучах тускнеющего света. А из бездны до меня доносятся голоса: мамы, Рози, Питера и еще чей-то, слабо различимый, но манящий. Я замираю, не в силах противостоять зову, влекущему меня. Мгла постепенно наступает, затягивая вихрем грядущего. Я кричу, пытаюсь удержаться на ногах, но срываюсь и лечу вниз, а подо мной пустота…

Щелчок. Открываю глаза, пытаясь понять, где я. Испуганно озираюсь по сторонам. Облегченный выдох.

- Джаспер? – взволнованный голос доктора Арчера. – Выпей воды. – Мужчина протягивает мне стакан, но даже когда я беру его дрожащей рукой, не отпускает, поддерживает, пока жадными глотками пью, а вода стекает каплями по подбородку.

- Что?.. – выдыхаю я. – Что со мной было?

- Сегодня ты подошел достаточно близко, - похлопав меня по плечу, проговорил доктор Арчер.

- Близко к чему?! – выкрикнул я, не в силах больше выдерживать пугающую неизвестность.

- Ты устал, Джаспер, - довольно резко произнес доктор Арчер. – Отдохни, а потом мы поговорим.

Медсестра проводила меня в палату, уложила в кровать и сделала укол. Я провалился в темноту…

***

- Его подсознание блокирует определенную часть воспоминаний, - смутно услышал я голос врача. – Он застрял в некой точке, отказываясь идти дальше. Защитная реакция психики. Но если не сломать этот барьер сейчас, то дальше будет намного сложнее.

- Что это значит? – еще один голос, смутно знакомый, но я не был уверен, кому он принадлежит.

- В жизни Джаспера произошел переломный момент, какое-то событие, перевернувшее его внутренний мир. И подсознательно он ставит блок именно на этот отрезок времени. Я не могу понять. Он доходит до тринадцати лет, а дальше стопорит воспоминания. Вы знаете, что с ним произошло?

- Нет. Мы познакомились недавно, а он не особо распространялся о своем детстве.

- И нет никакого способа узнать? Родственники, друзья…

- Возможно, Эдвард Каллен прояснит…

Меня словно прошибло током. Перед глазами взорвались сотни ярких вспышек, из которых всплывали нечеткие картинки, расползались яркими пятнами, вырываясь из подсознания, оживая, обретая объемность, становясь реальными.

***
Подвал… Рози, Питер, камера… Крики и ругань… Кровь… Темнота и сырость погреба… Яркий луч света, ослепляющий до боли в глазах… Отчаянье, заполняющее каждую клеточку моего сознания… Последние крохотные искорки надежды растворяются в темноте…
***
Серебристый «вольво»… Парень выходит из машины… Глаза… Редчайшего изумрудного цвета… Сердце отчаянно колотится в груди, замирает, пропускает несколько ударов и снова несется вскачь…
***
Баскетбольная площадка… Рывок, несусь наперерез двум подросткам, хотя знаю, что они собьют меня с ног, но не останавливаюсь. Я должен!
***
Горло сдавливает сильная рука… Не могу дышать, проваливаюсь в темноту… Крик Рози… Судорожно шарю руками по холодному полу, рукоятка ножа обжигает ладонь… Удар… Горячая вязкая масса окутывает руку…
***
Лезвие скользит по запястью… Удар… Крик Эдварда… Отчаянное желание поцеловать… Тянусь к нему, прижимаюсь всем телом, касаюсь губами горячей кожи на шее…
***
Наслаждение, пронизывающее до кончиков волос… Счастливые глаза Эдварда… «Считай это признанием…»
***
- За что пьем?
- За успешное окончание школы…
- Не то.
- За поступление?..
- Опять не то.
- А за что ты хочешь выпить?
- За нас, Хейл. За нас…
***
Я на сцене… Эдвард на пороге бара… Непреодолимое желание броситься к нему… Сдерживаю порыв… Медленно иду через зал, наполненный людьми…
***
Сэт с перерезанными венами… Мерзкий запах крови… Паника…
***
Боль… Чувство вины, давящее, непроходящее…
***
- Я люблю тебя, Джас, и не позволю одному справляться с трудностями. Нас двое, мы вместе, и тебе придется считаться с этим.

***
Крик вырывается из моего горла, оглушая, возвращая в реальность, жестокую, наполненную болью. Несколько пар рук вцепляются в меня, придавливают к кровати, не дают вырваться. Резкая боль, укол, постепенно охватывающее успокоение… Перед глазами все плывет, растворяется в пустоте, сливается в одно размытое пятно… Голоса отдаляются и, наконец, стихают.

**********


Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-9
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 772 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Данила Козловский
Парней так много...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0


Изображение
Вверх