Творчество

Kicks
28.02.2017   15:20    
Глава 16

Джаспер

- Зайдем? – спросил я, заметив на противоположной стороне улицы клуб.

- Ты хочешь танцевать? – усмехнулся Каллен, заглядывая мне в глаза. – Я бы предпочел сейчас оказаться в нашем номере и заняться более приятным времяпровождением.

- Черт, мы тут уже вторую неделю и практически не вылезаем из постели, - проворчал я. – Не то чтобы мне не нравилось, но…

- Ладно, идем, - пожав плечами, ответил Эдвард и обнял меня за плечи.

Блять, как я буду без этого?! За прошедшие полтора месяца мы побывали во Франции, Испании, Италии. Но так свободно, как здесь, я не чувствовал себя нигде. Мы могли пройтись по улице средь бела дня, держась за руки, потом остановиться посреди старинного моста и целоваться до умопомрачения, и никому не было до нас совершенно никакого дела, кроме парней, с завистью глядевших в нашу сторону – молодых, красивых, влюбленных, до безумия счастливых и свободных.

И сейчас, чувствуя на своих плечах сильную руку Каллена, я впитывал в себя каждое мгновение этого волшебного вечера, зная, что когда мы вернемся в Штаты, а это случится уже на следующей неделе, то больше не сможем так открыто проявлять свои чувства.

Возле входа в клуб было довольно многолюдно, а одетый во все черное охранник, довольно накачанный тип ростом выше Маккарти, пропускал внутрь по нескольку человек, проверяя удостоверения личности, дабы в святая святых «IT Club» не проникали малолетние.

Еще стоя в очереди, я обратил внимание, что один парень бросает на меня неоднозначные взгляды, оценивая с ног до головы. Мне не особо это нравилось, и я обнял Каллена за талию, прижимаясь к нему, чтобы дать понять похотливому незнакомцу, что не заинтересован в нем. Однако в клубе тот же парень уселся за столик рядом с нашим и постоянно зыркал в мою сторону.

После пары коктейлей и выкуренной сигареты с марихуаной меня потянуло на приключения, и я, взяв Каллена за руку, попытался стянуть его с безусловно удобного диванчика, к которому он, казалось, прирос.

- Джас, я не хочу танцевать, - проскулил Эдвард. – Ты же знаешь, что я не люблю…

- А я люблю.

- Ну так иди, - буркнул Каллен. – Я тебя не держу.

В этот момент лежавший на столе i-pod засветился и издал пронзительную трель. Эдвард глянул на дисплей, поднялся и сказал:

- Поищу место потише, - и направился к выходу.

Черт! Он только что послал меня! Бросил одного, а сам пошел трепаться по своему гребаному телефону?!

И тут мой взгляд уперся в незнакомца, который с ехидной ухмылкой пялился на меня. Закусив нижнюю губу, я сунул кончики пальцев в задние карманы джинсов, развернулся и пошел на танцплощадку, зная, что этот парень бесстыдно разглядывает мою невероятно сексуальную задницу, обтянутую светло-голубой тканью.

Оказавшись в толпе танцующих, я позволил себе оторваться по полной, даже несмотря на то, что был один. Несколько опрокинутых коктейлей и косячок сделали свое дело: моя крыша слетела, и я оказался словно на другой планете, желая вырваться из своего тела и устремиться ввысь. Я не замечал ничего вокруг, пока чьи-то руки не скользнули по моей спине и не обвили меня за талию. Я подался чуть назад, прижимаясь к груди моего партнера, и почувствовал, как мне в зад уперся внушительный стояк. В голове еще больше зашумело от накатившего возбуждения, и я словно поплыл, растворяясь в горячих прикосновениях. И даже обернувшись и увидев, что это не Каллен, я не остановился и не прекратил всю эту хрень к чертовой бабушке. Вместо этого запрокинул голову, подставляя парню шею, а руками схватил его за бедра, прижимая еще ближе к себе.

Понятия не имею, чем я думал в тот момент. Склоняюсь именно к своей заднице, потому что голова в жизни не допустила бы того разврата, коим я занимался на танцполе. Но лишь до того момента, пока не услышал злобное рычание Каллена прямо над своим ухом:

- Какого хрена?!

Я заставил себя посмотреть на разъяренного Эдварда и глупо ухмыльнулся:

- Ты же не захотел танцевать… - Я не узнал свой голос, а заплетающийся язык отказывался слушаться.

- Пошли отсюда, - рявкнул Каллен, хватая меня за руку.

- Да пошел ты! – выкрикнул я, дернувшись и чуть не упав при этом.

- Джас, я серьезно, - прошипел Эдвард, наклонившись и вцепившись мне в предплечье.

- Он сказал, чтобы ты отвалил, - вмешался мой партнер по танцу, который теперь уже плавно перетек в эротическую игру, потому как рука парня уже вовсю лапала мою ширинку, а его бедра тесно прижимались к моим.

Вместо ответа, я услышал (даже не успев при этом заметить - настолько молниеносным было движение), как кулак Каллена со свистом пролетел мимо моего уха и глухо стукнулся о челюсть незнакомца. Парень тут же отлетел назад, но при этом не отпустил меня, и я начал падать вслед за ним. Эдвард быстро сориентировался, схватил меня за футболку, не давая рухнуть на пол, и потянул на себя. Вцепившись стальной хваткой в мое запястье, Каллен дернул меня на себя и потащил к выходу, что-то ворча себе под нос раздраженным голосом. Я слишком поздно осознал, что какая-то сила отодрала Эдварда от меня, и лишь когда услышал за спиной глухие удары, понял, что завязалась драка.

- Твою мать! – заорал я, повернувшись и тупо уставившись на клубок из двух тел, катающийся по гладкому полу. Ринувшись на помощь Эдварду, я попытался схватить незнакомца за шкирку и оттащить, но тот непроизвольно двинул меня локтем в челюсть так сильно, что я отлетел и рухнул на спину. Голова кружилась то ли от удара, то ли от выпитого и выкуренного, но когда я попытался подняться, ноги отказались слушаться меня. Вокруг дерущейся парочки расступился народ, девчонки вскрикивали, парни подзуживали, а удары и стоны от причиненной боли едва прорывались сквозь гул и грохочущую музыку. Тряхнув головой, чтобы хоть немного согнать опьянение, я все же поднялся на ноги и опять кинулся к парням. Незнакомец сидел на Каллене и долбил его в уже посиневшую скулу, а Эдвард наносил нехилые удары по корпусу здорового парня, от которых тот едва не задыхался.

Вид крови на губах Эдварда пробудил во мне разъяренного зверя. Я зарычал и кинулся на противника Каллена, обхватив его за шею рукой, согнутой в локте, как уже делал однажды. Резко выпрямляясь, я потянул парня на себя, и он от неожиданности растерялся, а когда попытался оторвать от себя мои руки – было поздно. Я защищал свое и готов был бороться за это до конца! И тот проклятый вечер вновь вернулся, только теперь передо мной не Питер, а совершенно незнакомый парень, посягнувший на самое дорогое в моей жизни – на любимого человека. И я больше не контролировал себя. Мой внутренний зверь, с которым я так долго боролся, вновь высунул свою огромную морду и подавил во мне жалкое подобие сознания. Перед глазами стояло окровавленное лицо Каллена, который что-то кричал, пытался разжать мои руки. До меня доносились хрипы парня, пытавшегося сопротивляться мне. Но я не мог заставить себя отпустить его, еще крепче сжимая горло парня. И тогда Каллен сделал то, чего я никогда не ожидал от него: замахнувшись, он вмазал мне в морду. Это мгновенно отрезвило меня, отпустив незнакомца, который тут же рухнул на колени, тяжело дыша и откашливаясь, я уставился на Эдварда ошарашенным взглядом.

Ничего не говоря, Каллен схватил меня за плечи, резко развернул лицом к выходу и подтолкнул в спину. Я обернулся на него, все еще недоумевая, но пошел вперед. Оказавшись на улице, Эдвард потащил меня за угол здания, где было темно и тихо. Лишь слабые отголоски музыки проникали сквозь стены клуба.

- Какого хрена, Джас?! Что это было?! – прорычал Эдвард, впечатав меня спиной в стену и упершись в нее ладонями по обе стороны от моей головы.

- Блять, ты кинул меня одного! – прошипел я. – А потом явился и начал вдруг предъявлять свои права на мою задницу?! Я не твоя собственность!

- Черта с два, Хейл! – зло бросил Каллен, резко развернул меня и опять прижал к стене, на этот раз лицом, придавив за шею рукой. – Ты – мой! – Вторая рука Эдварда протиснулась между стеной и моими бедрами, и пальцы сжали мой член через джинсы.

- Сука! – прошипел я, пытаясь вырваться из его рук, но Эдвард еще сильнее придавил меня собой. Еще одна безуспешная попытка взбрыкнуть: запустив руки за спину, я хотел оттолкнуть парня от себя, но тот еще громче зарычал прямо мне в ухо и прошипел:

- Блять, Джас, не заставляй меня делать тебе больно!

- Да пошел ты! Не думай, что можешь трахать меня, когда захочешь!

- Да я уверен в этом!

И будто в подтверждение этих слов я почувствовал, как его тонкие пальцы впились мне в шею жесткой лаской. Я на миг расслабился, тело снова предало меня. Именно оно всегда первым отзывалось на прикосновения Эдварда. Но вдруг Каллен сильным ударом впечатал меня лицом в стену. Я успел повернуть голову, и ссадина яркой вспышкой обожгла мои щеку, скулу и даже ухо.

Я не смел и пискнуть, хоть как-то показать свое возмущение. Да и возмущаться, по сути, не имел права. Сам виноват, сам спровоцировал всю эту ситуацию. А в нетрезвом мозгу путались мысли: «Он ревнует! Еще как ревнует! И пусть Эдвард уже не раз показывал мне свои чувства, но тогда я сам был не против, а сейчас... Он не может так обращаться со мной. Хотя… Кого я обманываю? Каллен имеет меня целиком и полностью. Но я не позволю ему снова ударить меня, только не это. И так уже имеющаяся ссадина на щеке еще долго будет напоминать нам обоим о случившемся: Эдварду о том, что я повел себя как шлюха, а мне, что я и есть шлюха. Каллен заботится обо мне, одно это путешествие чего стоит. А я… Обнаглел! Да как я только посмел вытворить такое?! Позволил кому-то совершенно чужому, незнакомому трогать себя. Блять, еще и наслаждался этим! Нет, Эдвард прав! Меня надо бить! Чтобы я сам надолго запомнил, за что...»

Я смирился и застонал от охватившей меня обреченности. Но лишь спустя несколько секунд осознал, что Каллен бездействовал, и я боялся шевельнуться, прислушиваясь к его тяжелому дыханию. А ведь так хотелось развернуться, заглянуть в зеленые, блестящие от гнева глаза, понять, о чем Эдвард думает.

И тут я почувствовал прикосновение к своей шее. Теплые губы целовали меня. Нет, просто скользили, сжатые, по моей шее от линии роста волос вдоль позвоночника. И тут же сильные ладони легли на мои плечи, массируя их, шею. Его пальцы легко прошлись по лопаткам, но спинным мозгом я чувствовал, как напряжено сейчас лицо парня, как сильно сжата челюсть, до зубовного скрежета, который, казалось, доносился до моего слуха, перекрывая все остальные звуки ночного города.

Эдвард провел ладонями вниз по моим рукам, накрыл мои пальцы, переплел их со своими, сильнее сжал… Я все-таки извращенец. Прикосновения Каллена, его руки, пальцы пустили ток по моему телу. Ток желания. Я пытался контролировать свою реакцию, но тепло предательски закипало в груди, растекалось по венам.

Но слишком рано я расслабился. Эдвард, внезапно схватив меня за ремень, потянул на себя, заставил развернуться, но снова толкнул к стене. От силы удара я даже язык прикусил. Зажмурился, ожидая удара в лицо.

«Правильно, Каллен далеко не сопляк. Не будет бить в спину, а только глядя в глаза... Но я же не специально, не умышленно. Всего лишь хотел развлечься, подразнить его, заставить ревновать, проявить хоть какие-то эмоции, которые за последние несколько дней превратились в полнейшую апатию, словно мы уже много лет женаты, счастливо живем в огромном доме с двумя собаками и наглым котом, и серая рутина настолько поглотила нас, что действуем по инерции... Я хотел танцевать для Каллена! Хотел, чтобы он танцевал со мной! Я мечтал зажечь в нем чувства: страсть, желание, вожделение, похоть, а получилось разбудить ярость и гнев…»

Занесенная прямо перед моим лицом рука, сжатый для удара кулак… И все как в замедленной съемке… Ожидание боли, нестерпимое, тягучее, обжигающее…

«Ну же, ударь меня!» - проносится в голове, и Эдвард ударяет, бьет кулаком в стену рядом с моей головой. Я вздрогнул от потока воздуха, обжегшего поцарапанную щеку. И тут же еще один удар - второй кулак врезался в стену с другой стороны. Да с такой силой, что на меня посыпалась каменная крошка. От страха я начал оседать по стене вниз. Но Каллен стальной хваткой заставил меня подняться и навис надо мной. Я открыл глаза, но ничего не смог прочитать в его потемневших глазах, а парень прижался ко мне всем телом и выдохнул, прикоснувшись к моим губам:

- Пойдем в отель.

Эдвард отпустил меня, закурил, протянул пачку, а когда я не смог дрожащими пальцами даже вытащить сигарету, поджег еще одну сигарету и поднес ее к моим губам. Потом просто взял меня за руку и повел в сторону гостиницы.

Что это было? Я пытался понять, но не мог. Хотел проанализировать поведение Каллена, чтобы иметь хоть малейшее представление, чего ожидать, но мысли путались. Голова раскалывалась от вороха предположений, вопросов, требовавших ответов. От никотина подташнивало, но все же сигарета отвлекала хоть немного от полного погружения в себя. Украдкой я поглядывал на Эдварда, но до сих пор даже не догадывался, о чем он думает.

«Нам надо поговорить, обязательно! Я объясню ему все, пусть потом хоть бьет, хоть выгоняет. Он же любит… Он должен меня понять… Я же не специально, это все алкоголь. Ну я молодец, железная отмазка...»

А Эдвард все так же упорно не смотрел на меня. Нервно кусал губы, хмурился, чуть щурил глаза. Меня дернуло: он накажет меня, но только в номере, без свидетелей.

Молча мы вошли в отель, даже не повернувшись на приветствие портье. И, не говоря ни слова, зашли в свою комнату. Я мялся на пороге, а Каллен захлопнул дверь и ушел в ванну. До меня донесся звук льющейся воды. Я пересек комнату, взял в мини-баре бутылку воды, и вдруг меня посетила сумасшедшая идея: «Я уйду! Да, сбегу! Ночь отсижусь где-нибудь, а утром вернусь. Эдвард немного отойдет, может, даже будет искать меня. Он же злой, потому что я ему небезразличен…»

- Даже не вздумай уйти! – раздался из ванной раздраженный голос.

«Черт, он знает меня до мелочей».

- Раздевайся, иди мыться.

И я послушно скинул обувь, стянул одежду, оставив ее на полу бесформенной кучей, и направился к месту казни. Эдвард стоял у душевой кабинки. Протиснувшись мимо него, я оказался окутанным клубами пара. Струи горячей воды расслабляли тело против моей воли. Но мне все еще было страшно, я не знал, что намерен делать Каллен. А парень уже в который раз удивил меня. Его присутствие я почувствовал по потоку воздуха, возникшего от открытия и закрытия дверцы кабинки. С минуту или две я так и стоял спиной к нему.

«Да пошло оно все к черту! Ну ударит он меня, пусть. Только не могу я больше подыхать от неизвестности!»

Я развернулся и обомлел. Эдвард стоял с поникшей головой, в футболке и джинсах. Невольно я залюбовался им. Разум предавал меня снова и снова. Еще мгновение назад я боялся Каллена, а теперь наглядеться не мог: вода стекала по его лицу, оставляя на коже бесформенные дорожки, мокрая футболка обтягивала крепкий торс. Возбуждение с новой силой побежало по моим венам. Я поднял взгляд к лицу парня, заглянул в его темные глаза, улыбнулся.

Только Эдвард не оценил и не понял моей улыбки. Схватив за плечо, он заставил меня развернуться и толчком в спину отбросил к стене. Я напрягся.

«Ну вот, началось. Он утопит меня. Прямо в душе и утопит. И на билете обратном сэкономит. Хотя уже все оплачено, он ничего не выиграет с моим исчезновением. Приехали, ну и мысли меня посещают. Мне плохо, я готов разреветься. Да что с ним, черт возьми, происходит?!»

И тут я почувствовал прикосновение к шее. Эдвард мыл меня. Ну как мыл. Казалось, он хотел снять с меня кожу. Грубо, неуклюже водил по моей спине губкой, размазывая ароматную пену. Встав ближе, Каллен намыливал мою грудь, живот, намеренно - теперь я знал это - царапая мою кожу. Еще раз прошелся губкой по пояснице, ягодицам, а потом присел и стал мыть ноги – от бедер до ступней. Я говорил, что я извращенец? Вот еще одно подтверждение. Предплечьями я облокотился о стену и закрыл глаза. Пусть это было грубо и резко, но мне безумно нравилось, когда Эдвард мыл меня. Меня сводило с ума осознание, что Каллен смотрел на меня голого, а он ведь смотрел. И трогал - пусть через губку, но его руки скользили по моему телу.

А потом парень толкнул меня под струи горячей воды. Откинув губку в угол душевой кабинки, он руками разгонял пену, казалось, хотел убедиться в моей чистоте, а я неотрывно, насколько это было возможно в моем положении, наблюдал за его лицом, пытаясь поймать взгляд.

Но Эдвард ни разу не посмотрел мне в глаза, даже мельком. Он взял шампунь с полочки, выдавил себе на ладонь. Я приготовился, что и голову он будет мыть так же жестко, но ошибся. Нежными движениями парень перебирал мои волосы, подушечками пальцев массировал кожу головы. И пену он смывал так же нежно, аккуратно распутывая мои волосы, а я стонал про себя и так боялся, что этот стон выйдет наружу.

Когда с моим купанием было покончено, Эдвард выключил воду, вытолкал меня из душевой кабинки и взял с полки самое большое полотенце. Это была скорее даже простынь, а не полотенце. Каллен вытирал меня, тщательно стирая каждую прозрачную каплю с моей кожи. Собрав лишнюю влагу с моих волос, парень обошел меня по кругу, разглядывая.

«Черт! Надеюсь, он не заметит, как дрожат руки от желания прикоснуться к нему…»

- Иди спать. - Я не узнал его голос: хриплый, отчужденный и пустой.

- А ты? – мой тихий шепот.

- Я скоро. Ложись.

Я не стал испытывать судьбу и послушно вышел из ванной комнаты, но в растерянности сел на кровати. С какой стороны мне лечь? Мы с Эдвардом всегда спали рядом, обнимаясь, а то и просто друг на друге. Я лег с левой стороны кровати, такой большой и ненужной без любимого. Укрывшись одеялом, я лежал и вслушивался в звуки, доносившиеся из ванной. Но мозг, мой предатель и спаситель, почувствовав, наконец, возможность отдохнуть, воспользовался ею. Я провалился в сон.

Эдвард

Закрыв за Джаспером дверь ванной, я подошел к умывальнику и уперся в мраморные края обеими ладонями, уставившись на свое отражение в зеркале. А в голове проплывали картинки недавних событий.

Сегодня я действительно испугался. Страх проникал под кожу, завладевая каждой клеточкой моего тела. Страх от мысли, что я могу потерять Джаса. Увидев, как он танцует с другим, я на мгновение представил, что Джаспер бросит меня, уйдет к тому, кто будет более нежным и заботливым, кто будет любить по-настоящему, открыто, вне зависимости от мнения окружающих, не обращая внимания на запреты и предрассудки. И что мне делать тогда? Как жить? Ведь я не могу без него…

Я взбесился в тот момент, когда осознал, что не выживу без Хейла. Бросился на своего соперника, желая уничтожить его, раздавить. Драка, разгневанный Джас, ринувшийся на мою защиту. И вот я уже выволакиваю его из клуба с твердым намерением силой доказать, что он принадлежит только мне.

И лишь вид Джаспера, его крепко зажмуренные от страха глаза привели меня в чувство. Кулак врезался в стену, боль, пронзившая руку, отрезвила меня окончательно. Еще один удар - теперь уже от злости на самого себя. Я не знал, каких богов благодарить за то, что смог остановиться и не навредить Хейлу снова. Иглой в сердце застыло одно слово: «Мой». Мой! Не отдам никому. Мой упрямый. Мой сильный. Мой красивый. Мой ласковый. Мой! Это же так просто, как дважды два.

Джас открыл глаза, и я пошатнулся от этого взгляда. Готов был увидеть все что угодно, но только не это: Джаспер смотрел на меня взглядом, полным любви и раскаяния. Если прямо сейчас он и не простил меня, то постарается, обязательно сделает это. Простит ради своей, ради нашей любви. Он любит меня такого, какой я есть. Джаспер понял, на собственной шкуре убедился, почему я взбесился. Господи, да он один единственный понимал меня без слов, он один читал меня, как раскрытую книгу, читал и учил наизусть. Мне хотелось упасть перед ним на колени, хотелось как маленькому ребенку уткнуться в него и реветь. Но я просто протянул ему раскрытую ладонь.

По дороге в гостиницу я думал лишь о том, как исправить ситуацию. Что я должен сделать, чтобы эта неприятность стерлась из нашей памяти, из его, Джаса, памяти? Я обязан все изменить. Не хочу, чтобы поездка запомнилась нам такой. Эти два месяца должны были стать самыми счастливыми для нас, когда мы, наконец, смогли почувствовать настоящую свободу. Но все обернулось против нас. Страх вернуться туда, где нас не понимают, где мы вынуждены скрываться, прятаться, притворяться, сделал из меня параноика. Я не хотел привыкать к хорошему, чтобы возвращение в реальность не было настолько болезненным. А все это путешествие по Европе превратилось в сладкий сон, грозивший свести меня с ума от счастья.

Я понимал, что привыкаю к этой свободе. Заставлял себя не думать о будущем, но ничего не получалось. Мысли жили отдельно от моих желаний. А я боролся, боролся, как мог. Старался как можно реже появляться с Джасом на людях, потому что боялся пробуждающегося во мне желания не возвращаться в Штаты, остаться здесь, где так хорошо и спокойно. И вот к чему это привело. Я опять сорвался на Хейла, вылил на него всю злость на окружающий мир, весь яд, месяцами копившийся в душе, разъедавший меня изнутри. Радовало одно: в последний момент мне удалось сдержаться.

Быстро приняв душ, я вошел в темную комнату и остановился у кровати. Джаспер спал, лежа на боку, свернувшись клубочком, подложив руки под голову. Все еще влажные после душа волосы тонкими колечками прилипли к щеке. Брови чуть сдвинуты к переносице, плотно сжатые губы. Хейл спал, но даже во сне произошедшее не отпустило его.

Я опустился на колени рядом с кроватью и провел кончиками пальцев по щеке Джаса к губам, очерчивая их контур, наклонился и легонько поцеловал, в ответ услышав тихий стон. Почувствовал, как теплые губы приоткрылись, отвечая на поцелуй, а рука скользнула на мой затылок, прижимая все ближе. Пальцами Джас перебирал мои волосы, даже не осознавая, насколько это сводит меня с ума.

Перевернув любимого на спину, я накрыл его тело своим и отпустил на волю все желания. Я покрывал поцелуями каждый дюйм гладкой, словно бархатной кожи, вылизывал, прикусывал, ласкал губами, языком, пальцами. Сводил с ума, отправлял в бесконечный полет и снова возвращал на землю, осознавая, что только так смогу удержать рядом с собой любимого – быть бесконечно нежным, просто любить.

***

- Прости меня, - прошептал я, уткнувшись носом в мягкие волосы, вдыхая пьянящий аромат, прижимая к себе Джаса, желая стать с ним единым целым. Дыхание Хейла постепенно выравнивалось, становилось более глубоким и спокойным. И тогда я понял, что нам необходимо поговорить. - Джас… Я… Мне просто… Слишком хорошо сейчас… И меня это пугает. – Хейл напрягся, прислушиваясь к моему голосу. - Все это… Наши каникулы… Я думал, мне будет легче, если мы проведем это время вместе, прежде чем разъехаться. Но… ошибся. – Я с шумом втянул воздух, словно пытался вытянуть из кислорода слова, которые давались мне с таким трудом. – Я не знаю, как буду без тебя. И меня это убивает…

- Я хотел всего лишь потанцевать, - прошептал Джас, поднимая голову и заглядывая мне в глаза.

- Ты не понимаешь, - перебил я. – Все это – прогулки, дискотеки, бары – всего лишь иллюзия, которая становится частью нас. Мы попробовали настоящую свободу, только как теперь отказаться от всего этого?! Как вернуться в наш долбанный Форкс, где нас по-настоящему понимают всего три человека?

- Три? – переспросил Хейл.

- Рози, Эм и мой отец, - грустно усмехнувшись, пояснил я.

- Тогда уж четыре, - хмыкнул Джаспер. – Ты забыл дорогую миссис Арнольдс.

Несколько самых долгих секунд в моей жизни я смотрел в голубые глаза Джаса, переваривая весь наш разговор, а потом его губы дрогнули в неуверенной улыбке.

- Мы ведь пройдем через это? – с надеждой в голосе прошептал парень.

- Конечно, - выдохнул я, с силой вжал голову Джаса в свое плечо и коснулся губами его уха. - Прости меня, малыш.

Джаспер

Спустя несколько минут после нашего разговора я устроился рядом с Калленом на боку, подперев голову согнутой в локте рукой, и внимательно посмотрел на него.

- Ты реально приревновал меня к тому?..

- А ты как думаешь? – фыркнул Эдвард, не поворачиваясь ко мне и все еще глядя в потолок.

- Извини, я просто… Это все выпивка.

- Знаю, - снисходительно прервал меня он. – Но в тот момент я вдруг подумал, что буду делать, если ты бросишь меня. – Эдвард посмотрел на меня своими горящими изумрудами и сжал губы. Но я молчал. Молчал и ждал, когда он продолжит. Его голос, когда он опять заговорил, был хрипловатым и низким, разливаясь густой смолой в воздухе и окутывая меня. Каллен перевернулся на бок и коснулся ладонью моей щеки. - Я не смогу без тебя, Джас. Я люблю тебя... – Это прозвучало больше как вопрос. Блять! Но почему это неуверенное признание в любви вышибло остатки мозга из моей гребаной башки?! Какого хера мое сердце остановилось, а душа рванулась в рай?!

Рука Эдварда застыла на моей щеке, а большой палец нежно ласкал кожу, приводя меня в трепет. Но я ничего не мог сказать или сделать. Я потерял себя, заблудился в этом взгляде, в этом голосе, в этом дыхании. Эдвард приподнялся, заставив меня перевернуться на спину, и склонился надо мной.

- Я люблю тебя, малыш, - прошептал он уже более уверенно, как будто сам для себя принял окончательное решение. – И я не хочу тебя терять. – Парень наклонился и коснулся нежным поцелуем моих приоткрытых губ, а его пальцы легонько заскользили по моим шее, плечам, груди. Я плавился под его ласковыми прикосновениями, а все тело била мелкая дрожь от услышанного признания. Я плохо понимал, что происходит. Губы Эдварда блуждали по моей влажной коже, спускаясь все ниже, по животу, к паху. Его язык обжигал прикосновениями, поднимая волны желания. Я знал, что за этим последует, но не останавливал его. Просто чувствовал, что Каллену это сейчас необходимо даже больше, чем мне. Он все еще чувствовал вину за сегодняшний вечер и хотел искупить ее, подарив мне наслаждение. И впервые за долгие месяцы наших отношений я позволил себе не думать о его удовлетворении. Это было новым ощущением для меня: раньше я отдавал, не требуя ничего взамен, и был до бесконечности благодарен, когда получал в награду свой кусок наслаждения. Но сегодня был мой день, на несколько минут я разрешил себе быть центром вселенной Эдварда Каллена. Это было невероятно. И даже если такого больше не повторится, я навсегда сохраню это в своей душе.

Губы Эдварда были везде – на моих щеках, на шее, на груди, на животе… Его пальцы едва касались кожи, а язык дразнил, распаляя меня все сильнее. Но когда Каллен спустился ниже, и его губы плотным кольцом обхватили головку моего члена, я чуть не задохнулся, а тело словно разлетелось вдребезги, растворяясь в воздухе. Внизу живота образовался невероятный сгусток энергии, который с каждым мгновением разрастался, пока, наконец, не заполнил все мое тело, подпитывая каждую клеточку электрическими разрядами. А когда я взорвался, утопая в ласках моего любимого, на несколько долгих мгновений мне показалось, что я умер и попал в рай. И лишь тихий голос Эдварда, нашептывавший всякие нежные глупости, его горячее дыхание и ласковые прикосновения удерживали мою душу в этом чертовом расплавившемся теле, все еще подрагивающем в отголосках экстаза.

Эдвард

Поднимаясь на борт самолета, я сжимал руку Джаспера, желая продлить наше путешествие в сказку хоть на несколько минут. Я понимал, что когда мы ступим на землю Штатов, этот сон, в котором прошли почти два месяца нашей жизни, растает. Исчезнет все, во что мы успели поверить, словно чья-то сильная рука выдерет нас из параллельного мира, из зазеркалья, в которое мы прыгнули, погнавшись за призрачным счастьем, как за белым кроликом.

Нашу последнюю ночь в Европе мы провели в гостиничном номере - не могли насытиться друг другом. Я усмехнулся, вспомнив все, что мы творили, и искоса поглядел на Джаса. Бедный мой мальчик, его попке вчера досталось. Но блаженная улыбка, застывшая на его губах, отчетливо давала понять, что Хейл безумно счастлив.

Несколько часов в самолете пролетели незаметно: бессонная ночь, сумасшедший секс… В итоге мы оба заснули, едва борт поднялся в воздух. Я проснулся первым, за несколько минут до того как стюардесса попросила пристегнуть ремни. Джас тихонько посапывал, положив голову мне на плечо, и пряди его волос приятно щекотали шею. Я повернулся и коснулся губами его лба, прошептав:

- Малыш, просыпайся, мы дома.

- Ммм… - промычал Хейл, скривившись. – Не хочу…

- Я тоже, - усмехнулся я. – Но ничего не поделаешь. Нас ждут великие дела.

- Какие, например? Подробный доклад Эммету и Рози?

- И это тоже. Но я, вообще-то, имел в виду учебу.

- Каллен, ты специально? Решил окончательно испоганить мне настроение? – проворчал Джас, отодвигаясь от меня. – Дай хоть в себя прийти.

Я замолчал, потому что понимал всю серьезность ситуации: Джас был раздражен, недоволен и зол и в первую очередь на себя за то, что позволил мечтам влиться в реальность. Как, в общем-то, и я…

В зал терминала мы выходили одними из последних, за нами шли лишь пожилая парочка и экипаж. Бросив на Джаса беглый взгляд, я грустно улыбнулся парню и обнял его за плечи, прижимая к себе.

- Все будет хорошо, малыш, - прошептал я и коснулся губами его виска, прикрытого мягкими волосами.

- Блять, заебали уже эти пидоры, - послышался за спиной раздраженный полушепот, и тут же я ощутил толчок в плечо.

- Ах ты ж, сука, - прорычал я, даже не пытаясь сдерживать гнев, разрывавший меня изнутри, схватил стюарда за плечо, разворачивая к себе, и с размаху заехал по его наглой, но офигевшей морде. Боль в руке тут же пронеслась до самого плеча, но мне было плевать, я размахнулся и засадил проклятому гомофобу в живот, от чего тот задохнулся и начал оседать.

- Каллен, твою мать, - вскрикнул Джас, хватая за рукав моей рубашки, когда я уже начал заносить руку для очередного удара, и только сейчас до меня донеслись вопли стюардесс, кто-то звал охрану, а впереди, прямо у выхода из терминала, стояли перепуганная Рози и взбешенный Эммет.

- Да пошел ты, - прошипел я и отпустил стюарда, который смотрел на меня полупьяным взглядом, все еще не придя в себя после удара. Парень тут же упал на колени и схватился за живот обеими руками, а я, вновь обняв Джаса за плечи, притянул любимого к себе и присосался к его губам: это была глупая, почти детская демонстрация, но мне так хотелось заткнуть пасти всем «доброжелателям»!

Оторвавшись от влажных губ обалдевшего Хейла, я улыбнулся и потерся кончиком носа о его нос.

- Вот так, малыш. Дом, милый дом…

- Плевать, - прошептал Джас.

- Я тоже так подумал.

Когда мы подошли к Розали и Эммету, друг встретил нас громким: «Ну вы и придурки!» Но вслед за это фразой последовало крепкое объятие нас обоих, при этом Маккарти, как всегда, умудрился стукнуть нас головами друг о друга, ткнуться в наши лбы своим и прошипеть, глядя из-под бровей:

- Не поверите, но я жутко скучал по вам.

- Поцелуй еще, - усмехнулся я, сложив губы бантиком.

- И не мечтай! – хохотнул Эм и отпустил нас с Джасом. Теперь настала очередь Розали приветствовать нас. Она быстро обняла меня за шею и чмокнула в щеку, прошептав на ухо:

- Классно ты его отделал, - намекая на стюарда-гомофоба. Потом обхватила Джаспера за шею и звонко поцеловала его прямо в губы.

Уже позже, сидя в новой квартире Эммета, куда они с Рози практически перебрались, Джаспер с восторгом рассказывал про нашу поездку, показывал фотографии, а я сидел на диване в стороне от остальных и переваривал наше не очень удачное прибытие. Да уж, невесело понимать, что каникулы закончились, и теперь уже невозможно идти по улице, держась за руки или обнимая Хейла, или стоять в обнимку, небрежно засунув руки в задние карманы его джинсов, и просто смотреть друг другу в глаза… Мы с Джасом - как две Золушки, чья карета превратилась в отвратительную протухшую тыкву после двенадцатого удара часов.

Резко выдохнув, я поднялся и вышел на балкон. Потребность организма в никотине резко возросла после всего случившего. Прикурив, я сделал глубокую до боли в легких затяжку и выпустил струю горьковатого дыма.

- Что там произошло, в аэропорту? – раздался за спиной голос Эммета.

- Ты же был там? – фыркнул я, недовольный тем, что приходится вновь возвращаться к неприятному моменту.

- Я стоял слишком далеко, чтобы расслышать слова того…

- Блять, Эммет, какого хрена людям не дает покоя гребаный вопрос сексуальной ориентации?! Вот скажи, какое дело тому хрену до нас с Джасом? Почему он не смог просто пройти мимо?!

- А чего ты ожидал? Что вас будут просто принимать такими, какие вы есть? – вполне серьезно заявил Маккарти, чего я от него просто не ожидал. Он всегда стебался над нами с Джасом, но никогда не говорил начистоту, избегая прямого разговора на предмет нашей ориентации. – Не в этой стране, Каллен. И, поверь, если бы о вас узнали в нашем гребаном Форксе, одними оскорблениями шепотом за спиной вы бы не отделались.

Упершись локтями в перила, я опустил голову и посмотрел вниз, на проезжавшие мимо автомобили, на спешивших куда-то по своим делам людей. Мозг отказывался понимать тех, кто готов унизить и растоптать лишь за сексуальные предпочтения.

- Да ладно тебе, Эд, - бросил Эммет, похлопав меня по плечу. – Надо просто смириться, принять ситуацию.

- К черту, Эм! – выдохнул я, стряхнув с себя его руку. – Если бы тебе пришлось прятать ваши с Рози отношения? Как бы ты чувствовал себя?

- Я не понимаю тебя, Каллен, – недоуменно произнес Маккарти. – Неужели так уж необходимо открыто демонстрировать вашу с Хейлом связь, зная, как это воспринимается большинством?

Я покачал головой, стиснув зубы.

- Это не демонстрация, это обычные чувства! Ты не представляешь, как это: видеть, что твоему любимому человеку плохо, но вместо того чтобы успокоить его, поддержать, ты постоянно думаешь о том, как воспримут это окружающие. Когда ты вынужден каждую секунду контролировать свои эмоции, свои действия и поступки, чтобы не вышло такого нежелательного «каминг-аута»! Это на хрен выносит мозг, потому что ты ни на минуту не можешь расслабиться и просто думать о любимом!

Я с нескрываемым раздражением затушил окурок о перила и швырнул его на улицу. Потом впился взглядом в лицо друга и добавил:

- А особенно невыносимо так жить, когда понимаешь, что есть место, где все может быть по-другому, не так, как здесь. Это как попасть на день в гребаный идеальный Плезантвилль, а потом снова вернуться в вонючие трущобы. И все потому, что я влюбился в того, в кого, по мнению нашего высокоморального общества, мне влюбляться не следовало.

Эммет замолчал, понимая, что я прав. Ему нечего было сказать в защиту проклятых гомофобов. Но я чувствовал почти безграничную благодарность к Маккарти за то, что он, узнав про нас с Джасом, не отвернулся и по-прежнему оставался нашим другом. Практически единственным другом.

**************************************************************

Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-6
СЛЭШ и НЦ Dilemma 804 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец отправил меня в театральный кружок. Я немного помогал за сценой. Однажды исполнитель главной роли не пришел и поэтому мне дали его роль, по стечению обстоятельств, в этот вечер туда же пришел агент."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Фредерик. Глава 5
Собственные произведения.
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Сальвадор/Отголоски прошлого
5. Якоб/Воды слонам!
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Дэниел/Дневник плохой мамаши
9. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 495
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 4
Пользователей: 5
Constanta грон elen5796 Maiya барон


Изображение
Вверх