Творчество

Kicks-2. Новая партия
22.02.2017   20:33    
Глава 17

Милые читатели!
Приглашаю вас почитать новую главу. Она получилась довольно неоднозначной, но зато она, надеюсь, прояснит некоторые вопросы)
Приятного прочтения!


Джаспер

День выдался не по-зимнему теплый. На ярко-голубом покрывале неба не было ни единого облачка, а солнечные лучи играли на ослепительно-белом снежном покрове. Еще вчера была вьюга, а сегодня казалось, что вот-вот наступит весна. И лишь часто встречающиеся Санта-Клаусы и предпраздничная суета напоминали о том, что до Рождества оставалась всего неделя.

Однако настроение тут же испортилось, стоило мне увидеть засевшего в черных, лишенных привычного одеяния из листвы кустах очередного папарацци с камерой наперевес, явно охотившегося за сенсационными снимками.

- Черт, - негромко выругался я. – Как же они мне надоели.

Эдвард тут же отреагировал на мой раздраженный шепот и крепко сжал мою ладонь холодными от мороза пальцами.

- Перестань, - проговорил он, наклонившись ближе. – Будто для тебя это эксклюзивное явление. Пора бы уже привыкнуть к тому, что ты – личность популярная.

- Да, но сколько можно? – прошипел я. – Не помню ни одного дня за последние три месяца, когда нам удалось бы спокойно погулять, без такого настырного сопровождения.

- Тебя это беспокоит? – с ехидной ухмылкой поинтересовался Каллен, остановившись и коснувшись кончиками пальцев моей щеки.

- Не надо, - шикнул я, чуть отшатнувшись.

- Ну почему же, - задиристо приподняв брови, фыркнул парень. – Они хотят сенсацию, пусть получат ее.

- Ну да, а потом все издания будут пестреть статьями о том, что Джаспер Хейл с любовником провоцируют скандалы, открыто демонстрируя свои отношения.

- Да забудь ты уже про ту злосчастную статейку. Наверняка какая-то очередная религиозная секта решила прославиться за счет твоего имени.

- Но мне от этого не легче, - вздохнул я, опуская взгляд, чтобы скрыть от Эдварда свое недовольство. Мне и хотелось не скрываться, как когда-то, в Амстердаме. Но я понимал, что ко мне приковано внимание общества, значит просто не имею права на различного рода провокации. А открытое проявление наших с Калленом чувств расценят именно так.

- Брось, Джас, - прошептал Эдвард, обнимая меня и зарываясь лицом в мои волосы. – Просто не обращай на все это внимание. Поверь, большинству людей абсолютно все равно, с кем ты спишь. Они любят тебя за твой талант, за твои песни. А если кому-то не нравится, что ты делишь постель с парнем, а не с девушкой, то это их трудности. – Каллен отстранился и заглянул мне в лицо. – К тому же мы слишком многое пережили и заслужили то, что у нас есть сейчас. Не стоит тратить драгоценное время на всякую ерунду.

- Па! – звонкий голосок прервал немного пафосный монолог Эдварда. – Па!

- Ты слышал это? – воскликнул я, присев перед коляской и уставившись на улыбающуюся во все свои восемь зубов Эбби. – Она сказала «папа»!

- Нет, она сказала «па», - поправил меня Каллен, но мне было все равно. Девочка сказала свое первое слово!

- Скажи еще раз, малышка, - взмолился я. – Ну? Скажи «па-па».

- Па! – снова взвизгнула Эбби.

- Па-па, - по слогам произнес я, взяв девочку за ручки, одетые в ярко-розовые перчатки.

- Па! – выкрикнула она и весело захохотала. Ей и самой безумно нравилось то, что и она теперь может говорить. По крайней мере, по восторженному взгляду Эбби мне именно так и показалось. Я взял ее на руки и закружил, от чего малышка засмеялась еще звонче.

- Джас, ты сам как ребенок, - немного снисходительно к такому проявлению щенячьего восторга проговорил Эдвард. – Смотри в штаны не наделай от радости.

- Отстань, - отмахнулся я, усадив Эбби в коляску, но девочка, видимо, не ожидала такого развития событий, потому что протянула ко мне ручки и снова крикнула:

- Па!

Я опять взял Эбби на руки, поцеловав в раскрасневшуюся от зимнего воздуха щечку.

- Ты слишком балуешь ее, - буркнул Каллен, насупившись как замерзший воробей.

- Дети для того и существуют, чтобы их баловали, - поучительно заявил я, возомнив себя специалистом по детской психологии.

- Ну да, только отдуваюсь потом я, - продолжал ворчать Эдвард. – Это же я часами ношу ее на руках, пока ты развлекаешься на сцене.

- Ну ничего себе заявочки, - хохотнул я, уставившись на недовольного Каллена. – Первые семейные разборки?

- Видимо, да.

- Что ж, тогда жду не дождусь, когда мы доберемся до постели, чтобы помириться.

Я с наслаждением заметил, как во взгляде Эдварда загорелась страсть при одном лишь упоминании о постели.

«Похотливый засранец!» - чуть прищурившись, подумал я.

- На себя посмотри, - ухмыльнувшись, ответил Каллен на мое беззвучное замечание.

Я уже не раз ловил себя на мысли, что нам с Эдвардом и вовсе не нужны слова. Мы понимаем друг друга с полувзгляда. Поначалу это было непривычно: казалось, что Каллен слышит все, о чем я думаю, словно произношу вслух. Но потом понял, что в этом есть огромные плюсы, особенно когда мы среди людей, которым вовсе не обязательно знать все, что мы с Эдвардом хотим сказать друг другу. Это только наше.

Эдвард

В такие минуты мне казалось, что это не я, а Джаспер настоящий отец Эбби. И это не могло не радовать. Еще до того, как мы с Хейлом окончательно выяснили все и помирились, я часто думал о том, примет ли Джаспер моего ребенка. Ведь Эбби навсегда останется живым напоминанием о моем предательстве, обо всем, что случилось. Но мои опасения не оправдались. Джас относилась к малышке так, будто она была не только моей, но и его дочерью. Однажды переступив через свой страх, еще тогда, в Беркли, он навсегда отдал этой девчушке свое сердце. Все свободное время он проводил с девочкой: гулял с ней, читал книжки, пел колыбельные. И лишь когда малышка засыпала, Джас уделял внимание мне. И что самое удивительное для меня – я не испытывал ревности или раздражения по этому поводу. Видимо, я действительно повзрослел и осознал, что мир не вертится вокруг меня одного.

- Ладно, сладкая парочка, идем домой, - все еще с умилением глядя, как Джаспер поправляет на Эбби воротник курточки и шарфик, сказал я. – Не знаю как некоторые, а я точно скоро отморожу себе зад.

- Эдвард, - возмущенно рыкнул Джас, поднявшись. – Прекрати так говорить при дочери.

Я засмеялся, но все же прикусил язык. Хейл прав. Эбби скоро вовсю начнет повторять все, что будет слышать. И я же первый не обрадуюсь, если услышу от своей годовалой дочери слово «зад».

Когда мы пришли домой, Тина как раз приготовила обед. Девушка уже смирилась с тем, что ей приходится нянчиться не только с Эбби, но и с двумя великовозрастными балбесами, которые, в общем-то, и могут о себе позаботиться, только не особо любят это делать. Мы с Джасом были не против. В нашей просторной квартире, которую я снял почти сразу по приезду в Торонто, всегда были прибрано, вещи постираны и наглажены, и пицца появлялась на нашем столе не чаще одного раза в неделю, когда у девушки был выходной. Да и Тина была не против. Жалования, которого я ей платил, хватало и на оплату учебы сестры в Беркли, и на непогашенный кредит за свое обучение, и на регулярное пополнение гардероба. Подозреваю, что у девушки вполне еще оставались средства, которые она откладывала на будущее. Все были довольны. А я наконец почувствовал, что жизнь устоялась, и совершенно не ожидал никаких сюрпризов.

До сегодняшнего вечера.

Эбби уже мирно посапывала в своей кроватке. Тина ушла в клуб со своими новыми подругами – девушками из подтанцовки «SS», с которыми познакомилась на вечеринке по поводу выхода нового видеоклипа. А мы с Джасом намеревались устроить себе романтическую ночь с вином, шоколадом и долгожданным сексом. Недели две до этого Джаспер приползал домой едва живой и засыпал, как только его голова касалась подушки. Работа над новым альбомом и видеоклипами шла полным ходом. Но два дня назад наконец был записан последний трек, а это означало несколько недель свободы перед предстоящим гастрольным туром, который начнется сразу после рождественских каникул.

Мы уже лежали в постели, когда мой телефон ожил и с настырным жужжанием запрыгал по гладкой поверхности прикроватной тумбочки.

- Эдвард, у тебя телефон… - разочарованно вздохнув, проговорил Джас, нехотя прервав поцелуй.

- Я уже сплю, - со сбившимся от возбуждения дыханием ответил я и снова припал к припухшим от поцелуев губам Хейла.

Через несколько секунд телефон смолк, но тут же снова зажужжал.

- Вот черт, - прошипел я. – Кому-то явно не спится.

- Глянь, может что-то срочное.

- Не двигайся! – приказал я, легонько ткнув Джаса в обнаженную грудь, и взял мобильный. На дисплее высветился номер отца. – Это Карлайл, – в моем голосе прозвучало неприкрытое волнение.

После выздоровления мы с папой виделись всего один раз. Перед его отлетом в Форкс я приехал в Лос-Анджелес, но нам удалось поговорить всего несколько минут. Да и неловкость ощущалась почти на физическом уровне. Карлайл винил себя за поступок Эсми, а я себя – за то, что случилось с отцом. Если бы не мои проблемы, он никогда бы не оказался на пути придурка-водителя, сбившего его.

Однако со временем мы начали все чаще созваниваться. Карлайл постоянно интересовался Эбби и нашими с Джасом отношениями. Напряжение между мной и отцом практически сошло на нет. Только оба мы знали одно: никогда уже отношения в нашей семье не станут такими, как прежде. Мать до сих пор не только отказывалась принимать тот факт, что ее сын живет с другим парнем, она даже не попыталась со мной поговорить, попросить прощения. Да я и не уверен, что когда-нибудь смогу ее простить.

Однако в любом случае если папа звонит так поздно, значит что-то случилось, а потому я принял вызов и постарался сдержать дрожь в голосе.

- Привет, па.

- Здравствуй, сынок, - прозвучал в трубке ровный голос Карлайла. Это немного успокоило меня, но я все еще продолжал гадать, что заставило папу позвонить мне именно сейчас. –Извини, что так поздно. Я не разбудил тебя?

- Нет, па, мы еще не спали. Что-то случилось?

- Нет-нет, ничего не случилось, - поспешил успокоить меня отец, видимо догадавшись, что поздний звонок вызвал у меня волнение. – Просто я только что вернулся со смены. Вот решил позвонить тебе и узнать, какие у вас планы на Рождество.

Я был совершенно сбит с толку. Папа звонит мне посреди ночи, чтобы узнать планы на Рождество? Помотав головой, я поднялся с постели и одной рукой кое-как натянул халат.

- Что? – чуть слышно спросил Джас, но я пожал плечами, давая понять, что и сам ничего пока не понимаю.

- А почему ты вдруг решил поинтересоваться нашими планами? – недоуменно спросил я, выходя из комнаты и направляясь в кухню. Пара глотков пусть и остывшего уже кофе мне явно не помешает.

- Подумал, может, вы приедете в Форкс на праздники? – неуверенно проговорил Карлайл, и я понимал его чувства – он просил о невозможном.

- Это исключено, - отрезал я, наливая кофе. – Ты сам должен понимать.

- Эдвард, все же я думаю, нам всем надо собраться и поговорить. Нельзя же до конца жизни вот так, врозь…

- Папа, я уже говорил, ты – всегда желанный гость в нашем доме. Приезжай сюда в любое время. Но что касается Форкса – ноги моей больше не будет в этом чертовом городе. И тем более я не собираюсь ни минуты проводить под одной крышей с Эсме.

- Сынок, пожалуйста, выслушай меня.

- Если ты опять будешь пытаться оправдать ее, не старайся. Ничего этим не изменишь. Она отказалась от меня. Не принимает моего любимого человека. О чем мне с ней говорить? Да о каком вообще примирении может идти речь! – я начал выходить из себя, повышая голос. – Она запретила мне и близко подходить к тебе, пока ты был без сознания. А это мог быть последний шанс попрощаться с тобой, если бы…

- Но все обошлось! – перебил меня отец. – Со мной все нормально, а мама… - небольшая пауза означала, что Карлайл тщательно обдумывал каждое сказанное слово. – Мама многое поняла.

- Неужели? – с нескрываемым сарказмом бросил я. – Тогда почему именно ты мне звонишь? У нее не хватило на это духу?

- А ты бы стал с ней говорить? – парировал отец.

- Ты прав, - вынужден был согласиться я. – Не стал бы.

- Поверь, Эдвард, нам всем есть что сказать друг другу, - спокойно произнес отец. – Настало время.

Я грустно усмехнулся, понимая, что в какой-то степени папа прав. Он в силу своих возможностей пытался сохранить то, что осталось от нашей некогда крепкой и дружной семьи. Вот только как переступить через обиду и пойти на примирение с женщиной, которую я возненавидел за ее отношение к моему любимому человеку?

- Нет, папа, пока не время, - выдохнул я. – Не сейчас. Не хочу портить Рождество.

- Элис приедет, - быстро, пока я не успел положить трубку, сказал отец, и его расчет был верным – сердце дрогнуло и замерло на мгновение. – Я очень хочу, чтобы это Рождество мы провели как раньше, всей семьей.

- И давно она объявилась?

- Сегодня.

- Теперь понятно…

- Что понятно? – недоуменно спросил Карлайл.

- Понятно, почему вот так вдруг у тебя возникло это желание собрать всех под одной крышей, - раздраженно ответил я. – Только не думаю, что из этой затеи может получиться что-то толковое. Зря ты все это затеял. Наша семья уже никогда не станет такой, как раньше. Ничто уже не будет так, как раньше. Понимаешь? Я не приеду.

- Но почему, Эдвард? – в голосе отца отчетливо сквозила паника.

- У меня есть своя семья, и я не собираюсь ее бросать ради того чтобы попытаться склеить разбитую когда-то.

- А тебе и не надо никого бросать, - Карлайл все еще пытался убедить меня.

- То есть ты хочешь, чтобы я привез Джаса туда, где его считают грязным извращенцем и будут смотреть на него, как на нечто омерзительное? Никогда я не пойду на это.

- Сынок, я же сказал, что мама многое поняла.

- И что, изменила свое отношение к геям? – недоверчиво хмыкнул я. – Не поверю. Только не Эсме. Она всегда верила только в свою правду. Не помню ни одного случая, когда она поменяла бы свое мнение.

- Все когда-то бывает в первый раз, сынок.

Я сделал глубокий вдох, пытаясь сдержать раздражение, и выдавил:

- Хорошо, я подумаю.

- Подумай, Эдвард. Только очень хорошо подумай.

- Я перезвоню, - сказал я и отключился.

Положив телефон на стол, несколько минут я стоял, упершись ладонями в мраморную поверхность и прокручивая в памяти не только разговор с отцом, но и воспоминания из прошлого. Слова матери, неоднократно выдававшие ее неприятие геев, ранили тогда и впивались острыми иглами в сердце сейчас. Но сейчас было гораздо больнее – осознавать, что моя ориентация, мой выбор любимого человека определили для Эсме отношение ко мне. И мне уже сложно было думать о ней, как о матери. Я, скорее, воспринимал ее, как просто женщину, выносившую и родившую меня, не более.

- Что случилось? – тихо спросил Джас, обняв меня со спины. – Что хотел Карлайл?

В двух словах я пересказал ему разговор с отцом и хотел уже закрыть тему как решенную для себя – не решаясь подставлять под удар дорогого для меня человека. Но у Хейла, как всегда, было свое мнение на этот счет. Он внимательно посмотрел на меня и сказал:

- Карлайл прав. Настало время вам всем собраться в одном месте и выяснить все, поговорить, простить…

- Ха! Поговорить? Я прекрасно помню несколько последних разговоров с матерью и Элис. И если честно, у меня нет никакого желания проходить через это снова. Слышать постоянные обвинения, видеть ненависть в их взглядах. Не хочу…

- Прошло время, - не унимался Джас. – Все вы немного остыли.

Я лишь хмыкнул в ответ на эти слова, а Хейл продолжал:

- Если бы в свое время я не переступил через обиду и не прислушался к словам Дэма, если бы не приехал в Беркли… - Джас осекся, не решаясь продолжить, а потому я завершил фразу за него:

- Знаю. Я бы сейчас не стоял здесь. Но это другое!

- Научись признавать свои ошибки. И прощать.

- Допустим, - бросил я. – Но я не хочу, чтобы ты снова оказался на линии огня. Кто знает, что еще взбредет в голову моей матери, когда она увидит нас вместе? А ехать без тебя я не хочу.

Джаспер засмеялся и уткнулся лбом в мое плечо.

- Господи, Каллен, когда же ты уже предоставишь мне самому право решать, что делать? – голос Хейла звучал немного приглушенно, но и это не могло скрыть снисходительных ноток. В сердце кольнуло чувство вины. Я так ничему и не научился. По-прежнему пытаюсь опекать и оберегать Джаспера. Ведь он – взрослый мужчина, в состоянии сам за себя постоять, а я все так же стараюсь закрыть его от неприятностей своей спиной, как когда-то в школе. – Поверь, после всего, что со мной случилось, меня не смогут обидеть слова. Все это мелочи, с которыми надо просто смириться. Всегда найдутся люди, не принимающие мою сущность, но я не собираюсь тратить свои нервы на гневные выпады. Я давно выше этого…

- Но я не такой, - моему упрямству не было предела. – Я не смогу молчать, если она снова…

- Хотя бы попытайся, - перебил меня Джас. – Никто не говорит, что ты должен будешь смиренно молчать, если вдруг Эсме вновь станет кричать и обвинять тебя в чем-то. Но ты хотя бы попробуешь.

Мне безумно надоел этот разговор. От мыслей голова раскалывалась, а в душе сочились старые, еще не зажившие раны от нанесенных матерью обид. И мне хотелось отгородиться от всего этого, забыться в страсти и любви.

- Пойдем в постель, - прошептал я.

- Э нет, Каллен, - усмехнулся Джас. – Тебе не удастся снова спрятаться от проблем. Это не выход, неужели ты еще не понял?

- Неужели ты выгонишь меня на диван? – жалобно проскулил я.

- Нет, - покачал головой Хейл. – Я переночую в комнате Эбби.

- Я хочу тебя, - выдохнул я, припадая к губам Хейла поцелуем. – Пожалуйста…

- Я тоже хочу тебя, - в тон мне ответил парень. – Но сегодня тебе лучше побыть одному. Ты должен принять решение. Сам. – Джаспер потрепал меня по волосам и быстро поцеловал. – Спокойной ночи.

Джаспер

До утра мне так и не удалось уснуть. Я переживал за Эдварда. Прислушивался к каждому шороху, доносившемуся из-за закрытой двери. Мне было тяжело оставаться в стороне, но я понимал, что это необходимо. Эдвард сам должен принять решение, что делать дальше со своей жизнью. Хочет ли он наладить отношения с матерью и сестрой или же окончательно разрушить все? Я готов был принять любое его решение, но оно должно быть взвешенным и обдуманным, с осознанием всех последствий.

Под утро Каллен в который раз за ночь прошел в кухню, и через несколько минут до меня донесся слабый аромат кофе. Я пересек комнату, стараясь не разбудить Эбби, но так и не решился открыть дверь. Прислушивался к звукам извне, прислонившись лбом к деревянной поверхности.

- Па? Привет, это я. Не разбудил? – раздался приглушенный голос Каллена. – Мы приедем. – Только сейчас я с облегчением выдохнул. – До встречи.

Выйдя из спальни Эбби, я прошел в кухню и с волнением посмотрел на Эдварда. Темные тени залегли под его глазами – свидетельство бессонной ночи. Но в его взгляде больше не было мучительной ненависти. Ее заменила надежда.

- Заказать билеты? – негромко спросил я и улыбнулся, когда Каллен кивнул.

***

Спустя три дня мы уже были в Сиэтле. И сразу же, покинув терминал аэропорта, оказались в медвежьих объятиях Эммета.

- Эх, черти! Как же я скучал по вам! – проревел Маккарти, стискивая нас, но предварительно заставив Рози забрать у меня Эбби.

- Пусти, раздавишь, - прошипел я, понимая, что еще немного, и мои ребра не выдержат такого натиска.

- Ну хватит, Эм, - сквозь смех проговорила Розали. – Я соскучилась по этим паршивцам не меньше тебя.

- Привет, сестренка, - поцеловав Рози в щеку, прошептал я. – Выглядишь великолепно.

- Ну да, примерно так же, как бегемот в городском зоопарке, - погладив огромный живот, ответила сестра.

Я засмеялся и, когда Эдвард забрал Эбби, осторожно обнял Розали, чтобы не придавить племянника… Или племянницу. Вот уже в течение семи месяцев супруги Маккарти готовились стать родителями.

- Мы так и будем тут обниматься или все же поедем домой? – недовольно проворчал Каллен, который терпеть не мог таких эмоциональных проявлений чувств на людях. И этот человек постоянно читает мне лекции о том, как спокойно относиться к повышенному вниманию к моей персоне!

Вечером, когда мама, Рози и Эбби уже спали, мы втроем с Эдвардом и Эмметом сидели на кухне, потягивая коньяк, привезенный Маккарти из Франции, где уже полгода жили его родители, с тех пор как отцу Эммета предложили должность в крупной компании.

- Какие планы на завтра? – спросил Эм.

- Мы с Эбби пока останемся здесь, - ответил я. – А Эдвард поедет в Форкс.

- Кто сказал? – возмутился Каллен.

- Я. Так будет лучше. А через пару дней и мы приедем.

- Можешь взять мой внедорожник, - предложил Эммет.

- А вы на велосипедах поедете? – огрызнулся Эдвард, которому явно не понравилась идея оказаться один на один со своими проблемами.

- Не дождешься! – хохотнул Маккарти. – Я на днях прикупил новенький минивен. Готовлюсь возить на пикник большую семью.

В голосе друга слышалась невероятная гордость. Сказал бы мне кто-то несколько лет назад, что Эммет станет примерным семьянином, разъезжающим на минивене, я бы рассмеялся в лицо этому человеку. Но сейчас я понимал, что изменились не только мы с Эдвардом. Маккарти стал совершенно другим. И этот новый Маккарти нравился мне гораздо больше прежнего. По крайней мере, как муж моей сестры. Я был абсолютно спокоен за Рози. Эммет никогда не посмеет обидеть ее. А для меня это было главным.

- Ну вот видишь, - усмехнулся я, глядя на недовольно нахмурившегося Каллена. – Все как всегда – ты сам создаешь себе проблемы.

Однако Эдвард не оценил моей шутки и, недовольно фыркнув, ушел в гостевую спальню, приготовленную Розали специально для нас. Причем Эбби она забрала в их с Эмметом комнату, заявив, что ее муженьку не помешает небольшая тренировка, прежде чем он станет отцом. Эм, конечно, не был особенно рад такому положению вещей, но спорить с беременной женой, которая то и дело начинала капризничать и хныкать как обиженная маленькая девочка, не решился, а потому согласился без лишних разговоров. Лишь когда мы остались с ним наедине, парень позволил себе пожаловаться на судьбу. Я слушал Эммета и только улыбался, понимая, что все эти жалобы на самом деле не более чем повод похвастаться передо мной тем, что скоро в семье Маккарти появится долгожданное пополнение.

Эдвард

До утра мне так и не удалось нормально поспать. Мысли о предстоящей встрече с родителями и последующим за ней неприятным разговором не отпускали ни на минуту. И если раньше я надеялся на поддержку Джаспера, то сегодня паршивец ясно дал понять, что не собирается вмешиваться в мои разборки с родней. Я снова остался один на один со своими проблемами. Разница лишь в том, что в любую минуту я могу вернуться к тому, кто примет любое мое решение.

Однако тень обиды на Джаса все еще теплилась в душе, а потому, когда он пришел в спальню, вдоволь наговорившись с Маккарти, я притворился спящим и никак не отреагировал на теплое прикосновение влажных губ к шее. Однако не смог сдержать улыбки, когда Джас, обняв, всем телом прижался ко мне. Ощущение тепла его кожи – ничто не успокаивало меня лучше. Из таких мелочей я и черпал жизненные силы.

Немного полежав, наслаждаясь близостью любимого мужчины, я поднялся, понимая, что уснуть мне не удастся. Быстро приняв душ, я оделся, поцеловал на прощанье сладко посапывавшего Джаса и вышел из квартиры. Мне очень хотелось попрощаться и с дочкой, но решил, что вломиться рано утром в спальню к Эммету и Рози будет верхом наглости.

Спустившись в лифте на подземную парковку, я отыскал старый внедорожник Маккарти и выехал в Форкс.

Дорога выдалась непростой. Усиливающийся снегопад не позволял сильно разгоняться, разве что я решил бы покончить с собой. Вот с этим сейчас не возникло бы никаких проблем. Но с некоторых пор я стал ценить жизнь как никогда и ничто ранее. Теперь мне было что терять. В итоге поездка, которая обычно занимала не более четырех часов, растянулась почти на семь. Уже подъезжая к Форксу, я позвонил Джасу, узнал, как Эбби, и сообщил, что скоро буду на месте. Хейл пожелал мне удачи, но даже несмотря на немного шутливый тон, я слышал в его голосе нотки волнения. Он переживал не меньше меня, и я понимал почему. В какой-то степени и Джаспер зависел от того, как пройдет моя встреча с матерью.

Проезжая мимо полицейского участка, я в который раз за последние несколько месяцев подумал, каким же безразличным к судьбе собственной дочери должен быть Чарли Свон, который ни разу даже не поинтересовался здоровьем Беллы. Неужели и он, подобно моей матери, отказался от своего ребенка лишь потому, что она связала свою жизнь с геем?! Осознание этого вызвало такую волну негодования, что мне срочно понадобилось излить на кого-то скопившийся яд. И хотя я понимал, что мои действия продиктованы скорее страхом перед разговором с родителями, все же не устоял и припарковался напротив участка.

Однако внутри меня ждал сюрприз. На дверях кабинета Чарли Свона висела табличка «Нэйл Паркинс. Шериф». Удивленно уставившись на совершенно незнакомое имя, я попытался выяснить, что случилось с прежним шерифом, но Паркинс, довольно внушительных размеров мужчина, попросту послал меня подальше и продолжил беседовать с кем-то по телефону. Дежурный офицер, отец моей бывшей одноклассницы, тоже не стал со мной разговаривать, не скрывая неприязни. Видимо то, что я гей, до сих пор не давало покоя горожанам.

В который раз обрадовавшись тому, что больше не являюсь жителем Форкса, я заткнул поглубже свою обиду и вышел на улицу. Но на крыльце столкнулся с Аро Вольтури.

- Эдвард? – удивленно воскликнул мужчина. - Что ты здесь делаешь?

- Приехал к родителям на Рождество.

- Давненько тебя здесь не было.

- Не похоже, чтобы по мне сильно скучали, - не скрывая сарказма, ответил я, пожав плечами.

- Ну извини, что к твоему приезду не развесили флаги и шарики по главной улице Форкса, - засмеялся Аро. – А Джаспер тоже приехал? Я слышал, вы снова вместе.

- Слышали? – удивился я. – От кого?

- Извини, сейчас не вспомню имя журналиста, написавшего ту статью, - шутливо проговорил мужчина.

- Увлекаетесь чтением желтой прессы? – фыркнул я.

- Не особо. Просто увидел вашу с Джаспером фотографию на обложке, и стало интересно почитать про бывших соседей.

- Уверен, большая часть того, что там было написано – вранье.

- Ну не знаю, - пожал плечами мужчина. – Сама статья была небольшая. Зато фотографий... – Аро даже присвистнул. – Ты, Джас и очаровательная малышка. Эбби, кажется?

Я кивнул.

- Кстати, Чарли часто спрашивает меня про нее и… про Беллу. А я даже не знаю, что ему сказать. И сам не в курсе, что произошло. Особенно после того как увидел те снимки. Про твою жену там даже не упоминалось

Я с омерзением скривился, слушая монолог Вольтури, а когда мужчина замолчал, натянуто проговорил:

- Передайте Свону, что с Беллой все в порядке. Даже несмотря на то, что она все еще жена гея. Только вот тогда узнайте, почему он ни разу не поинтересовался здоровьем дочери, не говоря уже о том, чтобы навестить ее, пока она почти год была в коме.

- В коме?! Почти год?

- Хорош папаша. Даже не удосужился узнать…

- Подожди, Эдвард, - прервал меня Аро. – Ты что, не в курсе?

- Не в курсе чего? – прищурившись, переспросил я.

- Того, что тут произошло после… случая с Джаспером.

- Конечно в курсе. Весь город узнал о том, что я педик, и мир перевернулся.

- Не ерничай, молодой человек. Ты знаешь, что Чарли Свон уже одиннадцать месяцев в окружной тюрьме?

- В тюрьме?

- Угу, - подтвердил Вольтури. – По обвинению в убийстве.

- Вы шутите, - хмыкнул я. – Какое убийство?

- Убийство Пола Террона. Одного из тех подонков… Ты его знаешь, дружок Блэка.

- Вы хотите сказать, что шериф Свон убил человека?

- Он уже давно не шериф, - произнес Аро. – Так ты действительно ничего не знаешь… У тебя есть время? Думаю, нам стоит поговорить.

- В принципе, я не спешу. Можем и поговорить. Только предупрежу отца, что задержусь.

- Хорошо, - согласился Вольтури. – Мне надо заскочить в участок на пять минут, забрать кое-какие документы как раз по делу Чарли. Подожди меня возле машины. Поедем ко мне домой, там можно спокойно побеседовать.

Я кивнул, а когда мужчина скрылся в помещении, достал телефон и набрал номер Карлайла.

- Ты знал, что Чарли Свон в тюрьме? – тут же спросил я, когда в трубке раздался голос папы.

- Привет, Эдвард. Да, знал.

- А почему мне ничего не сказал? – меня возмутило то, что отец скрыл от меня такую немаловажную информацию.

- Извини, наверное, я действительно должен был сказать, но тогда мне казалось, что у тебя и без того достаточно неприятностей.

Я стиснул зубы от злости, но заставил себя остыть и подумать хоть пару секунд. Вернувшись мысленно в то время, я осознал, что Карлайл прав. Тогда мне не хватало только подобного рода известий.

- Прости, па, - бросил я. – Я уже в Форксе, - мне показалось целесообразным сменить тему. – Но немного задержусь. Встретил Аро Вольтури, хочу узнать у него подробности дела Чарли Свона.

- Зачем, Эдвард? – отозвался Карлайл. – Не стоит ворошить прошлое.

- Мне надо, папа.

Карлайл вздохнул, но все же не стал больше противиться.

- Приезжай, когда освободишься. Мы будем ждать тебя.

- Я постараюсь поскорее, - пообещал я и отключился. Как раз в это время из участка вышел Аро.

***

- Выпьешь что-нибудь? – спросил адвокат, когда мы уже были в его доме.

- Я за рулем.

- Тогда, может, кофе? Или содовой?

- Кофе.

- Хорошо, сейчас сварю.

- Аро, не тяните кота за хвост. Расскажите все с самого начала, – я даже не пытался скрыть раздражение на нелепые попытки Вольтури оттянуть разговор.

- Это произошло через пару недель после того случая, – начал Аро, засыпая кофе и наливая воду в кофеварку. – Джаспера тогда только перевезли из больницы Форкса. Тебя уже не было. Розали тоже уехала. Горожане вздохнули с облегчением.

Мужчина замолчал, и я воспользовался этой внезапной паузой.

- Можно закурить?

- Пожалуйста, - кивнул Аро и поставил передо мной пепельницу. – Я как раз занимался делом об изнасиловании Джаспера. Розали как ближайшая родственница передала мне все полномочия, потому я первым узнал о том, что тех ублюдков выпустили под залог.

- Что?! – воскликнул я. – Какой залог?! Они такое сотворили!

- Успокойся, Эдвард, - ровным голосом попросил Аро. – Дай мне договорить. – А когда я замолчал, мужчина продолжил: – Так вот, Блэка и компанию выпустили под залог. Суммы были немаленькие. С Джейкобом все понятно, там семейка небедная. А вот откуда родители Пола и Эмбри взяли такие деньги, да и Сэм тоже, не знаю. Но суть не в этом. Когда эта четверка снова появилась в Форксе, город словно с ума сошел. Люди были возмущены тем, что эти ублюдки на свободе, пусть и только до суда. Поползли слухи о том, что их вообще оправдают. Правда, не знаю, как это можно было провернуть – оправдать насильников, явно действовавших по сговору. Я как юрист в принципе не допускаю такого. – В голосе Аро было такое возмущение, что я в который раз почувствовал искреннее уважение к этому человеку, для которого в первую очередь были важны истина и справедливость. – А где-то через неделю после того как этих… - мужчина скривился от омерзения, - освободили, Пола нашли застреленным неподалеку от дома его родителей. В участок позвонил неизвестный и сообщил, что видел машину шерифа, отъезжавшую от места преступления.

- Неизвестный? – переспросил я.

- Следствие так и не установило, кто звонил, но, думаю, никто особо и не расследовал. Машина шерифа и правда была там, камера наблюдения на перекрестке зафиксировала ее примерно в то время, когда Пол был застрелен. Точное время убийства установить не удалось, выстрела никто не слышал.

- Вы хотите сказать, что Чарли Свона обвинили в убийстве только на основании того, что его машина проезжала неподалеку?

- Не только, - прервал меня Аро. – Выстрел был сделан из револьвера Чарли. Коллекционного, который он купил несколько лет назад.

- «Смит энд Вессон» времен второй мировой?! – Чарли гордился им, показывал всем подряд. – Он же не боевой.

- Как выяснилось, боевой. Чарли восстановил его пару лет назад, зарегистрировал, все как положено.

- Бросьте, Аро, шериф далеко не дурак, чтобы застрелить кого-то из своего же оружия, - усмехнулся я бредовости ситуации. - Он не первый год в полиции, чтобы так проколоться. К тому же я не верю, что Чарли вообще способен кого-то убить. Да он лишний раз пистолет из кобуры не вынимал!

- Ты это понимаешь, я это понимаю. А вот суду хватило улик, чтобы приговорить Свона к пяти годам. И то, такой маленький срок ему дали только потому, что убийство, по мнению присяжных, было непреднамеренным. По версии обвинения, шериф был сильно впечатлен тем, что насильники на свободе, и выстрелил в одного из них, случайно встретив того на улице, – последняя фраза была произнесена с нескрываемым отвращением к произошедшему.

- Ну да, - протянул я. – Как будто шериф всегда носил с собой коллекционное оружие…

- Никто не стал даже слушать мои доводы. Револьвер так и не нашли, обвинитель убедил суд, что Свон избавился от оружия, чтобы скрыть улики.

- А что шериф говорит?

- Он не знает, - сказал Аро. – Говорит, что не держал револьвер в руках несколько месяцев. Он даже не знал, что оружие пропало из дома. И я верю ему. Я знаю Чарли не один год. Он бы в жизни не стал стрелять в человека, несмотря на степень вины. Этот человек уважает закон. Даже слишком. Частенько доходит до фанатизма.

Я полностью разделял мнение Аро о Чарли Своне. Не мог шериф вот так просто застрелить парня, даже если тот и был преступником.

- А что говорит семья Пола? – поинтересовался я.

- Да ничего. Они исчезли сразу после суда. Никто не знает, куда они переехали. Были подозрения, что они в Сиэтле, но как я ни старался, так и не смог разыскать Терронов.

- Да уж… - прошептал я, совершенно пораженный полученной информацией. – Может, оно и к лучшему, что я ничего не знал. И Белла тоже…

- Кстати, где она сейчас?

- За границей. На лечении.

- Я скажу Чарли, что с ней все нормально, - неуверенно, словно спрашивая моего разрешения, проговорил Аро, а когда я согласно кивнул, добавил: - У тебя случайно нет фотографии дочки? В журнале были не очень качественные снимки, по крайней мере, малышку там плохо видно, а Чарли…

- Конечно, Аро, - перебил я мужчину. – С собой у меня нет, но Джас привезет Эбби завтра, мы обязательно сделаем несколько фотографий, и я передам их вам.

- Спасибо, Эдвард.

- За что? – недоуменно спросил я.

- Что не держишь зла на Чарли. Он очень переживал, что тогда так отреагировал на известие о твоей… ориентации, – мужчина немного замялся. – Все собирался позвонить, чтобы извиниться, но… Сам понимаешь. Да и не хотел он, чтобы Белла знала о его… неприятностях. Иногда неведение намного лучше.

- Понимаю, - эхом отозвался я. – И действительно не сержусь на него. Больше не сержусь.

- Научился прощать? – предположил Аро.

- Жизнь научила, - ответил я, невесело усмехнувшись.

*************
Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-10
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 681 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Данила Козловский
Парней так много...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Сальвадор/Отголоски прошлого
5. Якоб/Воды слонам!
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Дэниел/Дневник плохой мамаши
9. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 495
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 14
Гостей: 10
Пользователей: 4
kEnza GASA LeLia777 Elfo4ka


Изображение
Вверх