Творчество

Kicks-2. Новая партия
28.05.2017   11:23    
Глава 19

Джаспер


- Черт, Каллен, где тебя носит, когда ты так нужен, - прошипел я, выходя на крыльцо и доставая сигарету. Едва удалось прикурить дрожащими от злости руками. Всего полчаса… Приветствия с Карлайлом и Элис, знакомство с ее мужем и ребенком… Эти полчаса стали для меня настоящей пыткой, особенно учитывая реакцию моей матери на малыша. Пристально вглядываясь в улыбающееся личико, обрамленное светлым пушком кудряшек, я запрещал себе вспоминать о той ночи после свадьбы Эдварда, проведенной в полном беспамятстве. Но сейчас, оставшись наедине с собой, я больше не мог сопротивляться собственному сознанию. В памяти всплывали слова Элис, будоражили кровь картинки со смятыми простынями и девчонкой с подносом в руках, одетой лишь в мою рубашку. Тогда мне казалось… Нет, я убеждал себя, что она все придумала, надеясь таким образом заполучить свою мечту, которой жила со дня нашего знакомства. Однако теперь с каждой минутой я все больше склонен был поверить в то, что секс между мной и сестрой Каллена не являлся лишь плодом ее воображения или же хитрой уловкой, направленной против меня.

Зажмурившись, я сдавил ладонями виски, силясь вспомнить хоть что-нибудь из той ночи, хотя бы малейшие намеки на секс, но нет, ничего. Последним более или менее ясным воспоминанием являлась моя отвратительная выходка у микрофона, когда я был полон решимости выложить всю правду про наши с Эдвардом отношения. А дальше… Все как в тумане. Ни слова, ни жеста, ни прикосновения. Как я добрался до дома? Кто меня раздел и уложил в постель? На эти вопросы ответов не было, по крайней мере, в моем сознании.

- Вообще-то, побег – это в духе моего брата. За тобой я такого раньше не замечала, - негромкий голосок за спиной вывел меня из оцепенения, и я обернулся, наткнувшись на пронзительный взгляд карих глаз.

- А с чего ты решила, что я сбежал? – проворчал я, пытаясь сдержать нарастающее в душе раздражение. И, черт возьми, это было сложно. С каждой секундой я все больше осознавал случившееся, и ярость моя становилась осязаемой, физически ощутимой. Хотелось кричать, ругаться. А еще эти беспочвенные обвинения в побеге!

- Ну а как еще можно назвать твое исчезновение? – поинтересовалась чертовка, подливая масла в огонь.

- Захотелось покурить. – Я слушал свой голос словно со стороны. Как будто это говорил кто-то другой, совершенно незнакомый человек, а я всего лишь сторонний наблюдатель, не имеющий к происходящему никакого отношения. И только это немного сдерживало кипевшую во мне злость.

- Не ври, у тебя это плохо получается, - с нескрываемым вызовом бросила девчонка.

- Зато ты в этом преуспела, - в тон ей ответил я. Еще немного, и мои нервы сдали бы. Понимая это, лишь сильнее стиснул зубы, чтобы не сорваться.

- Джас, только не надо на меня нападать с обвинениями во лжи, - закатив глаза, проговорила Элис и выхватила у меня из кармана пачку сигарет. Достав одну, она зажала ее зубами и вернула пачку, выжидательно посмотрев мне в глаза. Прикурив от протянутой мной зажигалки, девушка затянулась, выпустила струйку дыма и продолжила: - Я никогда не обманывала тебя. Ни в чем. Это вы с Эдвардом водили всех за нос, скрывая свои отношения.

Эти слова подействовали на меня лучше ледяного душа. Как ни крути, а девчонка была права. Как я могу обвинять Элис во вранье, если сам не один год скрывал от нее свою сущность, давая ложную надежду? В груди вновь появилось ощутимое давление чувства вины, которое мне захотелось стряхнуть, освободиться от него.

- Элис…

- Да знаю я, - прервала она. – Это было давно, я была глупая и совершенно обезумевшая от первой влюбленности. Но, согласись, я ни разу не солгала тебе.

- Конечно, - фыркнул я, слишком поздно понимая, что прибегнул к лучшему средству защиты - нападению. – Просто тактично умолчала о последствиях той ночи.

- Ну извини, что, узнав о беременности, не примчалась из Италии и не предприняла попытку женить тебя на себе, - саркастически улыбаясь, произнесла Элис. – Или все же надо было так поступить, чтобы ты не чувствовал себя обделенным жизнью, в отличие от Эда? Белла-то не упустила свой шанс.

- По крайней мере, Белла не залазила в постель с пьяным до потери сознания парнем. – Я и сам был не рад своим словам, однако произнес их раньше, чем успел подумать о последствиях.

- Ну конечно, скажи еще, что я такая стервозная сука, что, не моргнув глазом, изнасиловала бедного несчастного гея. – Элис злобно швырнула окурок на подъездную дорожку и тут же прошептала, выдавая собственные бессилие и разочарование: – Черт, я же просто хотела поговорить.

Несколько минут мы молчали, уставившись в темноту зимнего леса. Я пытался найти оправдание своему взрыву, но чем больше думал, тем отчетливее понимал, что мои обвинения в сторону Элис совершенно беспочвенны. Едва протрезвев, я уехал из Штатов. Даже не попытался еще раз встретиться и поговорить с ней. А потом жизнь так закрутила, что я и вовсе забыл о той ночи. И теперь пытаюсь взвалить на хрупкие плечи Элис груз вины за случившееся. Это несправедливо, даже учитывая то, что девчонка скрыла от меня рождение ребенка, моего сына. Наконец-то здравый смысл пересилил эмоции. Я сдался и прошептал, обнимая Элис за плечи:

- Прости. Я не должен был так набрасываться на тебя.

- Ты тоже прости, Джас, - прижавшись щекой к моей груди и обняв за талию, ответила она. – Знаю, что виновата перед тобой. Просто раньше у меня действительно не было возможности… - она запнулась, но, сделав глубокий вдох, договорила: - У меня просто не было сил для этого разговора.

- У меня тоже, - тихо проговорил я, признаваясь самому себе, что год назад просто не в состоянии был адекватно воспринять информацию о том, что у меня есть сын. – А твой муж?.. Он знает, кто я?

- Джеймс? – переспросила девушка, все еще прижимаясь ко мне. – Да, знает. Он очень хороший, - поспешила убедить меня Элис. – Если бы не он, я вообще не знаю, как справилась бы со всем этим. – Она на несколько минут замолчала, и мне оставалось лишь прислушиваться к сбивчивому дыханию. – Да и приезд сюда - это его заслуга. Не уверена, что я сама решилась бы.

- Видимо, пришло время, - проговорил я, облегченно вздохнув. – Для всех нас.

Эдвард

- Зайдем? – спросил Эммет, кивнув в сторону бара, некогда нашего любимого места для посиделок.

- Ностальгия замучила? – усмехнулся я, но все же направился в сторону небольшого, но уютного здания.

- Если честно, - пробормотал Маккарти, усаживаясь за барную стойку, – мне действительно не хватает вас: тебя, Джаспера. – Друг заказал пиво, а когда бармен поставил перед нами два бокала, провел пальцем по запотевшему стеклу, оставляя прозрачную дорожку на матовой поверхности. – Я уже забыл, когда мы в последний раз нормально разговаривали. То проблемы, то банально не хватает времени…

- Это жизнь, брат, - немного поучительно проговорил я. – К сожалению, нельзя навсегда остаться беззаботными подростками.

- Понимаю, но иногда так хочется послать все к чертям и просто завалиться в какую-нибудь забегаловку, пропустить пару бокалов пива, снять девчонок и славно погудеть как в старые добрые времена.

- Эй, ты чего? – спросил я, положив руку на плечо Эммета, понуро уставившегося в свой бокал. – Ты счастлив в браке, у вас с Рози скоро родится ребенок…

- Как ты не понимаешь, Эдвард? – перебил меня парень. – Все, что произошло с нами… Все это иногда кажется слишком тяжелым грузом! Хочется забыть, избавиться от этих воспоминаний! Хоть на час опять стать тем мальчишкой, которому было плевать, пусть хоть весь мир перевернется вверх дном. Вспомни, какими мы были, и что с нами стало теперь…

Эммет сделал паузу, отпил немного из своего бокала и посмотрел на меня.

- Рози до сих пор просыпается по ночам в холодном поту, а я не знаю, как ее успокоить. Просто прижимаю к себе в надежде, что она ощутит мою защиту и не будет больше бояться. – Эммет перевел дыхание и продолжил: - Лили так и не приходит в себя до конца. Иногда мне становится жутко, когда смотрю на нее. Она похожа на зомби из ужастика Спилберга: сидит, молча уставившись в одну точку, не реагирует ни на что. И только изредка как будто выходит из транса. Рози радуется, что есть хотя бы такие краткие моменты просветления, но на самом деле… - Эммет не договорил, но я и сам не раз думал об этом. - А Джас? – выдохнул Маккарти. - Боюсь даже думать о том, что ему пришлось пережить. А те ублюдки до сих пор гуляют на свободе как ни в чем не бывало.

- Вот это тебя понесло… - не выдержав, протянул я чуть слышно, поражаясь тому, насколько сильно события последних двух лет повлияли на Эммета. А ведь он был всего лишь сторонним наблюдателем. Что тогда говорить про самих Джаспера и Розали?

- Не понесло, Эдвард, - покачав головой, пробормотал парень. – Просто мне не с кем поговорить. С тех пор как родители уехали в Европу, я остался один.

- Но Рози…

- Что Рози? – переспросил друг. – Думаешь, я посмею завести подобный разговор с моей женой? Буду плакаться на ее плече? – В словах Эммета сквозили страх и отчаяние. – Я пытался забыть, не думать, но не могу.

- Почему ты ни разу не позвонил мне, не сказал, что тебе нужна помощь? – недоуменно произнес я.

- У тебя своя жизнь. Не хватало еще свои проблемы вешать на твою шею. К тому же ты ведь не будешь срываться с места всякий раз, когда на меня нападет очередной приступ хандры, и лететь сюда из Канады. У тебя дочь, о которой ты должен заботиться. Ты больше не можешь бросить все и умчаться за тысячи миль.

- Но можно поговорить по телефону.

- Можно, - подтвердил Эммет, кивнув. – Только я не настолько конченый эгоист, чтобы не понимать, каково будет потом тебе – думать о моих проблемах, когда у тебя своих по горло.

- Ну знаешь, - возмутился я. – Если так рассуждать, то и мне не стоило тебя вмешивать в наши с Джасом дела, еще тогда, когда все только начиналось. А что, надо было забить на все и оградить тебя от лишнего мозготраха.

- Ну ты и придурок, Каллен, - усмехнулся Маккарти, осознав, насколько все, сказанное им до этой минуты, казалось чушью. – Вот только попробуй когда-нибудь так поступить, и я разобью тебе нос.

- А что прикажешь разбить тебе сейчас? – ехидно поинтересовался я.

- Да понял я, - сдался Эммет. – Главное, надо запомнить, какая у нас разница во времени, чтобы ночью не позвонить. Не думаю, что ты обрадуешься, если я вдруг прерву вас с Джасом на самом интересном месте.

Вот теперь я узнавал Маккарти с его пошлыми шуточками и приколами.

- Не переживай, максимум, что тебе светит в этом случае - парочка матов, да и то не очень громких. Все-таки мы с Джасом не одни в квартире.

- Что ж, ловлю на слове, - усмехнулся друг. – И обязательно воспользуюсь твоим предложением, если станет совсем хреново.

- Вот так-то лучше, - фыркнул я, ухмыльнувшись. – А то развел тут: не могу, не буду…

- Забыли, - предложил Маккарти, и я был с ним полностью согласен. – Поехали за елкой.

Джаспер

- Если честно, я настолько сильно хотела тебе рассказать про Дэнни, - проскулила Элис, когда мы немного успокоились и смогли нормально говорить, без истерик, скандалов, почти физического ощущения вины. – С первой секунды я поняла, что он будет очень похож на тебя. И не ошиблась.

- Жаль только, что папой он будет называть другого, - с нескрываемым сожалением проговорил я.

- Джас, - начала было Элис, но я прервал ее.

- Я все понимаю. Джеймс не так уж плох, по крайней мере, на первый взгляд. – Это было явным преуменьшением. Одного взгляда на парня и его отношение к Элис было достаточно, чтобы не возникало ни малейшего сомнения в том, что он любит и ее, и малыша. Но все же я не мог подавить в себе отчаянную зависть. – И, наверное, для Дэнни лучше, чтобы у него была настоящая семья.

- Гетеросексуальная? – насмешливо поинтересовалась Элис, точно поняв, что я хотел сказать. Мне оставалось лишь кивнуть. Однако в который раз малышке Каллен, хотя теперь она сменила фамилию и стала миссис Мэтьюз, удалось удивить меня. – Знаешь, Джас, в нашей семье уже никогда ничего не будет так, как у обычных людей. У моей племянницы два папы, так чем мой сын хуже?

Я недоуменно уставился на девчонку, которая на несколько мгновений из остепенившейся взрослой женщины вновь превратилась в эльфа-сорванца.

- Я не стану запрещать тебе общаться с сыном. И тем более не намерена скрывать, кто его настоящий отец. – Она замялась, опустив взгляд, потом снова посмотрела на меня и, приподняв одну бровь, добавила: - Если ты, конечно, захочешь этого.

Черт! Неужели она хотя бы на одну гребаную секунду могла допустить мысль о том, что я не захочу общаться со своим родным сыном?! Особенно учитывая то, что я и вовсе мечтать не смел о таком счастье. Видимо, мой ошалелый взгляд и без слов пояснил все, потому что Элис засмеялась, обняла меня за шею и, заставив наклониться пониже, звонко расцеловала в обе щеки, завизжав:

- Я знала! Я не ошиблась в тебе! Ты самый лучший, Джаспер Хейл!

- Кхм-кхм… - послышался голос из темноты, и мы с Элис одновременно повернулись, виновато уставившись на Каллена, грозно хмурившего брови, и ухмыляющегося Маккарти. – Надеюсь, мы не сильно помешали? – поинтересовался Эдвард довольно строгим тоном, от которого мне почему-то захотелось смеяться, однако я не рискнул. Отступив на шаг от Элис, я сунул руки в карманы и покачал головой.

- Нет, Эдвард, ты не помешал. Мы тут просто…

- Да-да, я прекрасно видел, чем вы тут занимались, - проворчал Каллен и прошел между нами, раздраженно сопя. – Помоги Эммету с елкой.

- Конечно, любимый, - сладким голоском пропел я, едва сдерживая хохот.

- Не ерничай, - услышал я перед тем, как захлопнулась дверь.

- И это он еще ничего не знает про Дэнни, - заговорщически проговорила Элис.

- А кто такой Дэнни? – вмешался Маккарти.

- Мой сын, - в один голос ответили мы с новоявленной миссис Мэтьюз.

- Ну вы и шутники, - отмахнулся Эммет и принялся отвязывать огромную пушистую елку от багажника.

- Вообще-то мы и не думали шутить, - проговорил я, помогая распутывать веревку.

- И когда это вы успели обзавестись общим ребенком? – поинтересовался друг.

- Месяцев десять назад, если не ошибаюсь в подсчетах.

- Не ошибаешься, - подтвердила Элис.

И тут до Эммета, наконец, дошла вся серьезность сложившейся ситуации. Прекратив возиться с колючим символом Рождества, он уставился сначала на меня, потом на сестру Эдварда и пробормотал:

- То есть тогда ты все-таки воспользовалась моментом?

- Я бы не была столь категорична в определениях… Однако да, суть верна.

- Вот черт! – воскликнул Маккарти. – Хочу видеть рожу Каллена, когда он узнает! – с этими словами Эммет напрочь забыл про елку и побежал в дом.

- А я вот напротив не хотел бы оказаться в радиусе ста миль, - в пустоту проговорил я, на что Элис негромко засмеялась.

- Брось, Джас, ничего страшного не произойдет.

- Ну да, ничего страшного, - согласился я. – Такой маленький ядерный взрыв. С такими же разрушительными последствиями.

- Неужели он все такой же несдержанный? – недоверчиво спросила Элис.

- Знаешь, с годами такие качества только усугубляются.

Мне с трудом удавалось оставаться серьезным, однако перспектива оказаться рядом с Эдвардом в момент, когда он узнает правду, немного пугала, хоть и выглядела до нелепости смешной.

- Ты ведь никогда не был трусом, Хейл, – ткнув меня локтем под ребра, констатировала девчонка. – А теперь уже слишком стар, чтобы начинать. Так что смелее в бой. В конце концов, Эдвард - не самое страшное. – Я удивленно посмотрел на Элис. – Еще предстоит пережить разговор с моей мамочкой. Не думаю, что она сильно обрадуется, узнав, что не только ее внучка, но и внук от гея.

Господи, мне никогда не понять эту девчонку. Даже в такой ситуации у нее хватает нервов веселиться!

***

Однако, вопреки моим опасениям, на протяжении всего вечера Эдвард проявлял чудеса самоконтроля и сдержанности. По плотно сжатым губам и взгляду, устремленному по большей части в никуда, я понимал, что внутри Каллена происходит нешуточная борьба с самим собой, только вот повод для такого состояния любимого мужчины оставался для меня неясен. То ли Эдвард приревновал меня к Элис, то ли пытался понять, кто настоящий отец Дэнни, поскольку в открытую эта тема не затрагивалась, и присутствующие могли лишь догадываться о том, какова правда. Ну, кроме Эммета, естественно. К слову сказать, Маккарти казался самым беспечным. Он постоянно подшучивал над сверхсерьезностью Эдварда, хотя тот и не обращал на друга внимания. Или просто делал вид, что ему безразлично. Эммет мило сюсюкал с Эбби и Дэнни, когда малыши помогали ему наряжать елку, подавая блестящие шарики и звездочки; не обделял вниманием свою беременную жену, и при этом его прямо распирало от гордости, что и он вскоре станет отцом. Однако мне было за что благодарить Маккарти: он никак не комментировал вслух мои отношения с сестрой Эдварда и новость о нашем совместном сыне.

Единственным человеком, не удостоившимся внимания Эммета, стал Джеймс. В общем-то, все, кроме меня и, конечно же, Элис, пока относились к новому члену семьи довольно настороженно. А я даже сам не понимал, почему настолько потянулся к парню, который фактически занял мое место в жизни сына. Я просто доверял ему. В какой-то момент мне даже показалось, что Мэтьюз чем-то напоминает мне Деметрия. Он стал для Элис тем самым спасательным кругом, каким для меня когда-то был Дэм.

И вроде все было спокойно и ровно, однако для меня вечер тянулся раздражительно медленно. С одной стороны, мне хотелось как можно скорее остаться с Эдвардом наедине, поговорить с ним, узнать его истинные мысли по поводу того, что теперь у меня есть сын, наш с Элис общий сын. Но с другой стороны, именно это меня и пугало – момент, когда мы с Калленом останемся вдвоем. Я понимал, что мне не удастся избежать серьезного разговора. И также я отчетливо осознавал, что спокойствие и даже где-то безразличие, скорее всего, напускные. Я не знал чего ожидать от Каллена, и это пугало меня.

Когда женщины, включая и мою мать, удалились в кухню, чтобы накрыть стол к ужину, обстановка в гостиной немного накалилась. Эммет подозрительно поглядывал на Джеймса, Эдвард напротив избегал смотреть на своего нового родственника, старательно занимаясь Эбби. Карлайл наверстывал упущенное, общаясь с обоими внуками. А я воспользовался моментом и решил поближе познакомиться с человеком, который заменил моему сыну отца.

- Куришь? – поинтересовался я и, когда Джеймс кивнул, предложил выйти на улицу. Уже стоя на крыльце, я спросил: - Вы давно знакомы с Элис?

- Впервые мы встретились за пару месяцев до рождения Дэнни. Случайно столкнулись на улице.

Мне показалось, Джеймс что-то скрывал, однако я и не рассчитывал на особую искренность с его стороны, ведь мы едва были знакомы. К тому же я причинил боль его любимой женщине, а это серьезный повод для ревности и злости. Однако и особой неприязни я не заметил. Мы немного поговорили на отвлеченные темы, я узнал, что Джеймс занимался тем же, что и Элис – дизайном и оформлением. Поженились они совсем недавно, уже после рождения малыша, хотя начали жить вместе почти сразу после знакомства.

С каждой минутой я все больше убеждался, что этот парень искренне любит Элис и Дэнни, и это стало для меня главным аргументом в пользу Джеймса. В итоге я пришел к выводу, что Мэтьюз мне нравится и вполне заслуживает быть отцом моему ребенку. В конце концов, как бы мне ни хотелось, мое место в жизни сына слишком ограниченно, в первую очередь тем, что мы живем на разных континентах. Элис не собиралась возвращаться в Штаты, это и понятно: в Риме они с Джеймсом открыли небольшую дизайнерскую студию, купили домик в пригороде. У них была своя жизнь. Я тоже не собирался менять свои устои даже в свете новых событий. Ведь у нас с Эдвардом тоже семья. Мы слишком долго шли к тому, что есть между нами сейчас, и платили порой слишком высокую цену. Рушить все только ради того, чтобы потешить свое самолюбие и стать настоящим отцом своего ребенка, было бы слишком эгоистично с моей стороны.

Я как мог дал понять Джеймсу, что не собираюсь влезать в их с Элис жизнь, а парень в свою очередь заверил, что в любое время будет рад мне и не станет препятствовать общению с сыном. Нас обоих такое соглашение вполне устраивало.

Праздничный ужин прошел уже в менее напряженной обстановке, хотя Каллен по-прежнему был молчалив и избегал даже смотреть на меня. А при первой же возможности сослался на то, что Эбби пора спать, и удалился с дочкой на руках. Этот побег не сулил ничего хорошего, а потому я попытался немного оттянуть момент, когда останусь с Эдвардом наедине.

Я курил на крыльце, когда дверь открылась, и на пороге показалась Розали. Эммет заботливо укутывал ее в куртку и сетовал на то, что погода совершенно не для прогулок. Но сестра четко знала, как урезонить своего порой не в меру заботливого муженька, оказав достойный отпор и приказав помочь Эсме прибраться после ужина. Тот вздохнул, но перечить не стал, однако посмотрел на меня угрожающе и попросил не курить в присутствии Розали. Я усмехнулся и выбросил окурок.

- Что происходит? – негромко поинтересовалась сестра, когда мы, наконец, остались наедине. – Вы с Эдвардом поссорились?

- Пока не знаю, - невесело усмехнулся я. – Вполне возможно, что совсем скоро произойдет именно это.

- Его можно понять, Джас, - сестра заботливо погладила меня по руке. – Вдруг откуда ни возьмись появляется его соперница, да еще и с ребенком. Согласись, сложно было ожидать, что такая новость не вызовет у него ревности.

- Ты уже знаешь? – фыркнул я, удивляясь тому, насколько все оказались проницательными.

- Сложно не узнать, когда он так похож на тебя, - пояснила Розали, ободряюще улыбнувшись. – Вот только почему ты мне ничего не сказал?

- Потому что сам узнал только сегодня.

- Я имею в виду вашу с Элис… связь…

- Да не было никакой связи. Просто одна ночь, - бросил я, все еще испытывая некоторое раздражение. – Я вообще ничего не помню.

- Зато теперь у тебя есть сын, - проговорила сестра, освобождая меня от необходимости еще раз проходить через неприятные воспоминания. - Если бы не та ночь… Знаешь, я ведь и не надеялась, что когда-нибудь у меня появится племянник.

Я едва сдержал смех. Какая ирония судьбы: гей, несколько лет спавший со своей сестрой, в итоге стал отцом племянника своего партнера. Вся моя жизнь внезапно показалась мне перевернутой с ног на голову.

- Все будет хорошо, Джас. – Рози попыталась меня обнять, но из-за огромного живота ей едва удалось обхватить меня за шею. – Он поймет, - продолжала сестра успокаивать меня. – Обязательно поймет. Ему просто нужно время.

- Я устал, - внезапно выдохнул я и уткнулся в макушку Рози, делая глубокий вдох. Я, как раньше, хотел найти в этом человечке поддержку, как давно, много лет назад, эта маленькая девочка вытаскивала меня из пропасти, хотя ей самой едва удавалось удержаться на краю. Но вдруг осознал, что нас прежних больше нет. Розали даже пахла не так, как раньше. Где этот сладковатый аромат фиалок? Где та маленькая девочка, которую я узнал много лет назад? Теперь рядом со мной стояла взрослая женщина, которая вот-вот станет матерью. Мысли цеплялись одна за другую, выползая из глубины сознания. Все изменилось, окончательно, бесповоротно. Наши жизни разошлись, как бы ни больно это было признавать. Я даже не заметил того момента, когда это произошло. У каждого из нас теперь своя дорога. Все, что ждет нас в будущем – редкие встречи по большим праздникам.

- Рози, иди в дом, простудишься, - виноватый, что помешал нашему разговору, проскулил Эммет, высунувшись из-за двери.

- Ты что, все это время стоял тут и подслушивал? – недовольно проворчала Розали, нахмурившись. Но я видел, насколько приятна ей такая забота.

- Действительно, здесь холодно, - подтвердил я. – Да и поздно уже, пора спать.

- Ничего не поздно, - недовольно буркнула сестра, но все же вошла в дом. – И вообще, я скоро сама стану мамой, так что хватит меня опекать.

- Ну не ворчи, милая, - улыбнулся Эммет, помогая Розали снять ботинки. – Ты же знаешь, как я люблю тебя. И не хочу, чтобы ты заболела.

- Знаю, знаю.

- Спокойной ночи, - вслед влюбленной парочке бросил я, улыбаясь их отношениям, от которых веяло семейным теплом.

Сняв куртку и повесив ее на вешалку, я уже собрался подняться в спальню, но вдруг из кухни до меня донеслись едва различимые всхлипы.

- Миссис Каллен? – удивленно произнес я, замерев на пороге и увидев мать Эдварда. Она стояла спиной ко мне, упершись ладонями в мраморную столешницу. Однако, услышав мой голос, женщина обернулась. – Вы плакали? Что случилось?

Но Эсме промолчала, лишь вытерла слезы и помотала головой. Тогда я подошел ближе и вгляделся в покрасневшие глаза.

- Если вам неприятно видеть нас с Эдвардом вместе, я уеду, - начал я, предполагая, что именно это расстроило женщину. Но она снова помотала головой и вцепилась мне в руку, будто искала поддержки.

- Нет, Джаспер, дело не в этом. Ты тут ни при чем.

- Тогда что? Я могу что-то сделать для вас? – Мне действительно хотелось помочь миссис Каллен. Все-таки она не чужая, в свое время так поддерживала меня, а я отплатил тем, что совратил ее сына, а теперь, как выяснилось, и дочь.

- Спасибо тебе, Джаспер, - осипшим голосом проговорила она. – Ты и так сделал слишком много для нашей семьи.

Я пытался различить в голосе миссис Каллен сарказм или презрение, но ничего подобного не услышал. Только искреннее раскаяние.

- Я ведь даже не подозревала, что у Элис есть ребенок. Карлайл ничего не говорил, хотя знал. Она звонила ему. – Голос Эсми то и дело срывался на хрип, но она продолжала: - Знаю, что сама виновата. Мои дети ненавидят меня.

- Это не так, миссис Каллен, - попытался успокоить я. – Элис просто…

- Боялась, - прервала меня женщина. – И я знаю почему. Это ведь ты… - Эсме подняла на меня растерянный взгляд. – Ты настоящий отец Дэнни.

- Она сказала вам? – немного испуганно спросил я.

- Нет. Мы с Элис вообще не разговаривали сегодня. С глазу на глаз, я имею в виду, - поправилась Эсме. – И без слов все стало ясно, когда твоя мама назвала малыша Джаспером. – Я промолчал, не зная, то ли оправдываться за свой поступок, то ли извиняться. – А Элис все правильно сделала. Если бы я узнала об этом пару месяцев назад, то…

- Но теперь все по-другому, – я сознательно не дал ей договорить. Это было уже ни к чему. Человек, признающий свои ошибки, заслуживает прощения.

***

После разговора с Эсме я все же набрался смелости и поднялся наверх. Эдвард сидел возле кроватки Эбби, установленной здесь Карлайлом, и тихо напевал какую-то мелодию. Лишь прислушавшись, я узнал одну из моих песен. Я написал ее еще в клинике, вложив всю свою боль. Но мне было непривычно слышать ее из уст любимого мужчины. Внезапно я осознал, что для Эдварда все случившееся за последние годы оказалось слишком тяжелым грузом. Нам едва перевалило за двадцать, но меня не покидало ощущение, что мы прожили длинную жизнь, слишком длинную.

Подойдя к Эдварду, я положил ладонь на его плечо. От неожиданности парень едва заметно вздрогнул, однако промолчал и даже не повернулся.

- Может, поговорим? – шепотом спросил я, наклонившись к Каллену.

- Мне нужно в душ, - голосом, лишенным всяких эмоций, ответил он, поднялся и направился в ванную. Я помешал ему закрыть дверь прямо перед моим носом и вошел следом. Но Эдвард делал вид, что меня просто нет. Он быстро разделся и шагнул в кабинку, задвинув за собой створку.

- Эд, не надо повторять прежних ошибок. Давай поговорим, - настойчиво попросил я, надеясь, что парень услышит меня сквозь шум воды. Но мои усилия были напрасны. Из-за матового стекла не донеслось ни слова в ответ. Тогда я решил пойти на радикальные меры. И пусть это не совсем честно – в который раз решать проблемы через постель – но, по крайней мере, так у меня появлялся хоть какой-то шанс быть услышанным.

Быстро раздевшись, я открыл створку и вошел в душевую. Эдвард стоял спиной ко мне, упершись ладонями в белоснежный кафель и подставив голову под мощные струи воды. Капли стекали по гладкой коже спины, под которой отчетливо выделялись твердые рельефные мышцы. Я поднял руку, чтобы коснуться ложбинки между лопатками, но замер в нескольких дюймах, услышав голос:

- Не надо.

- Почему?

- Запрещенный прием, - последовал довольно жесткий ответ.

Я понимал, что это значит. Эдвард не мог устоять против таких прикосновений. Но я все же переступил через запретную в данный момент грань и провел указательным пальцем по влажной коже, собирая прозрачные капли воды. Каллен напрягся, по его телу прокатилась волна дрожи, а кожа покрылась мурашками. Наклонившись вперед, я прошелся языком по основанию шеи, где тоненькими прядками прилипли бронзовые волосы. А когда моя грудь коснулась спины парня, тот застонал и чуть подался назад, требуя продолжения. Мои руки тут же обогнули талию Эдварда, и ладони принялись ласкать грудь любимого, спускаясь ниже.

Я знал, что происходит сейчас с Калленом: внизу живота нарастает тяжесть, загорается пламя желания, скручивая внутренности в тугой узел. Сердце начинает биться быстрее, отдаваясь каждым ударом в висках. Жажда наслаждения становится непреодолимо сильной и ненасытной, порождая сильнейшие ощущения. И больше не остается мыслей, никаких. Не хочется разговаривать или думать. Желание тянущей болью отдается в каждой клеточке, и боль эта захватывает все тело. Кожу покалывает от прикосновений, она словно горит под моими ладонями, языком. И с каждым мгновением хочется большего.

- Я люблю тебя, - прошептал я, когда Эдвард откинул голову на мое плечо, и, обхватив зубами мочку уха, слегка прикусил чувствительную кожу. – Люблю, - снова прошептал, прежде чем провести языком по шее, ощущая, как бьется пульс.

Бессознательный стон, сорвавшийся с губ любимого, отчетливо выдал полную капитуляцию. Потом будет разговор, серьезный, возможно даже болезненный, но это будет потом. А сейчас важна только наша близость, единение не только тел, но и душ. Желание сменится наслаждением, срывающееся дыхание превратится в стоны, мелкая дрожь перейдет в волны экстаза, принося долгожданное удовлетворение. И лишь когда биение сердец вновь станет равномерным, а дыхание глубоким, мы вернемся в реальность…

***

А в реальности нас ждал поистине неприятный разговор. И самым неприятным было то, что я понятия не имел, как его начать. Подойти и спросить у Эдварда, что с его настроением, казалось мне не просто неправильным, а глупым. Каллен вел себя немного не так, как обычно, но не более. Он не кричал, не ругался. Просто был непривычно тихим.

Можно было бы начать с признания, заговорить про Дэнни, но и в этом я не видел реального выхода из сложившегося положения – не хотел, чтобы у Эдварда сложилось впечатление, что внезапно обретенный ребенок стал для меня самым главным в жизни. И хотя отчасти все так и было, но я бы ни за что не отказался от любимого мужчины. Мы оба заплатили слишком высокую цену за то, чтобы быть вместе.

Я лежал в кровати, прислушиваясь к размеренному дыханию Эдварда. Выйдя из ванной, мы ни слова не сказали друг другу, а потому негромкий голос показался мне раскатом грома:

- И что ты намерен делать теперь?

Я сел, обхватив колени руками, и, чуть повернув голову, посмотрел на Каллена, лежавшего на спине. Полоска яркого лунного света, пробивавшаяся сквозь неплотно задернутые шторы, падала на все еще влажные после душа волосы, отливавшие медью.

- А что я должен делать? – недоуменно поинтересовался я, понимая, однако, что вот оно – то, чего боялся.

- Собираешься переехать в Европу, чтобы быть ближе к нему?

- Если ты о нашем с Элис сыне… - начал я, но замолчал, когда Каллен, резко вскочив с постели, схватил джинсы и начал судорожно натягивать их. Затем последовала рубашка. Я усмехнулся про себя, узнавая прежнего Эдварда: эмоционального, не умеющего скрывать свои чувства, вспыхивающего, словно спичка. Чтобы не засмеяться вслух, я выпалил первое, что пришло в голову: - И куда ты намылился?

- Курить, - рявкнул Эдвард.

- С мокрой головой? Не пущу, и не надейся, - предупредил я.

Тогда Каллен уставился на меня и развел руки в стороны.

- А что прикажешь? Лежать и слушать романтическую историю о внезапно обретенном сыне? – прошипел он.

- Ты сам завел этот разговор.

- Да, - подтвердил упрямец. – Поскольку ты, видимо, не собирался оповещать меня о своих планах на будущее.

Эдвард развернулся и направился к двери, однако у порога остановился и спросил:

- Знаешь, что мне интересно?

- И?..

- Ты бы хоть попрощался со мной и Эбби или просто сбежал бы при первом удобном случае?

Слава Богу, что Эдвард стоял спиной и не мог видеть улыбки, которая расплылась на моих губах в тот момент, когда я осознал, что Каллен ревнует. Вот уж не ожидал, что известие о моем сыне вызовет у него такую бурную реакцию. Но, черт возьми, мне было безумно приятно понимать, что Эдвард боится меня потерять. Пусть это и казалось эгоистичным с моей стороны.

- Да, - неожиданно для самого себя ответил я.

- Что «да»? – переспросил Каллен, не веря своим ушам.

- Попрощался бы, - все еще стараясь оставаться невозмутимым, проговорил я.

- Ты серьезно? – В воздухе запахло озоном, как перед грозой. Да и не удивительно: я почти физически ощущал искры, отскакивавшие от напряженного до предела Эдварда.

- Конечно серьезно.

Я медленно поднялся с кровати, все еще не сводя с Эдварда пристального взгляда, медленно подошел к нему и остановился всего в паре дюймов. Протянул руку и коснулся теплой кожи в вырезе наполовину застегнутой рубашки.

- Хочешь расскажу, как это будет? - Каллен помотал головой, но ничего не ответил, словно боялся услышать правду. Однако я продолжил, несмотря ни на что: - Я устрою прощальный ужин, только для нас троих. Приготовлю что-нибудь безумно вкусное, например, мясо в медовом соусе. – Каллен сильнее стиснул зубы при упоминании своего любимого блюда. – А потом уложу Эбби в кроватку, прочитаю рассказ про медвежонка Тедди. – Я точно знал, что ударяю по самому больному месту, и делал это намеренно. – А когда малышка уснет, мы с тобой уйдем в спальню, закроем дверь и будем любить друг друга, долго, страстно, пока не останется сил даже на то, чтобы целоваться, – шепча это, я скользил кончиком пальца по теплой коже Каллена, наслаждаясь тем, как его тело дрожало от моих прикосновений, и при этом не сводил взгляда с лица Эдварда, на котором отражалась боль. – А утром… - вновь заговорил я, но тут же замолчал, давая фантазии Каллена развить мою мысль.

- Уйдешь, оставив скупую записку на столе, - завершил парень.

- Из тебя выйдет чертовски… паршивый предсказатель, Каллен, - прошептал я на ухо Эдварду и пощекотал языком его шею. – Утром я заставлю тебя готовить завтрак, пока сам буду отсыпаться. – Я отклонился, чтобы видеть его лицо, отражавшее сотни эмоций. Но, видимо, Каллен еще не до конца осознал услышанное, потому я отступил на пару шагов назад и проговорил: - А вообще, нет. Ты сам будешь готовить ужин. Каждый день. В течение месяца. В качестве наказания за глупые мысли о том, что я могу бросить вас с Эбби.

Я наслаждался растерянностью на лице Эдварда, который не знал, что делать: расцеловать меня или же удушить. Решение, последовавшее минуту спустя, оказалось приятным для нас обоих.

************


Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-11
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 596 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ И все это о нем...
Очумелые ручки.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Пиар, Голливуд и РТП
Anti
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения (16+)
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 172
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 13
Гостей: 8
Пользователей: 5
natlav76 helena77777 барон Lauras belikt5913


Изображение
Вверх