Творчество

Невеста Дракона. Часть 2
25.06.2017   22:06    
Невеста Дракона. Часть 2

«Какой же он гадкий, – думала я, кутаясь в покрывало. – Чем я ему так не угодила? Что я такого спросила, что ему не понравился мой вопрос? О детстве? Какие-то неприятные воспоминания?»
Спустя какое-то время я начала различать предметы в неверном лунном свете, проникающем в окно.
В этой комнате даже нет камина. Наверное, она была предназначена для слуг или совсем неважных гостей. Я крутилась с места на место, мысленно проклиная и свое желание поиграть в эту дурацкую игру, и Джейка, который не мог сразу отбить меня у дракона, и Эдварда, который был недоволен буквально всем.
И вдруг я услышала рев. Он звучал приглушенно, так как шел откуда-то издалека, но от него моя грудная клетка завибрировала, а сердце пропустило удар.
Я выбралась из кровати и насколько могла быстро доковыляла до окна. Сначала ничего не было видно, но наконец, приглядевшись, я различила огромную тень, удаляющуюся от замка. И если верить тем рисункам, которые я когда-либо рассматривала в книгах о мифических звероящерах, эта тень была именно им. Огнедышащим летающим драконом.

***

Мы стремительно неслись к земле. Наверное, Джеймс потерял восходящий поток или что-то в этом роде. Скорость хоть и падала, все же была огромной, и даже я, абсолютно не разбирающаяся во всем, связанном с полетами, понимала, что костей мы не соберем.
– Обидно заканчивать так жизнь, – пробормотала я.
– Не хнычь, мы справимся, – сквозь зубы произнес он, делая вираж и пытаясь увеличить скорость.
– Я люблю тебя, Джеймс. Я никогда не говорила тебе этого, скажу сейчас.
– Стоило устроить полет хотя бы ради этого, – ответил муж. Я видела только его затылок, так как практически лежала на его спине, но подумала, что он сейчас ехидно усмехается по своему обыкновению.
Дельтаплан сорвался вниз. Я закричала.
– Виктория, прости меня, – глухо заговорил Джеймс, и я поразилась боли, зазвучавшей в его голосе. – Я обещал тебе, что ничего опасного не случится, и я нарушил свое обещание. Переоценил свои силы. Мы слишком тяжелы, поток нас не держит, я не рассчитал баланс. Но раз я виноват, мне и исправлять ошибку. – Он взглянул на меня через плечо.
– Так не хочется умирать, – вздохнула я. – Зато как романтично, умрем в один день.
– Прости, но и романтики я тебе не предоставлю, – он снова ухмыльнулся. – Ты останешься жить. Пообещай, что проживешь за нас двоих.
– Обещаю, – машинально сказала я, а потом завопила: – Что?
Джеймс расстегнул страховочный ремень, соединяющий нас.
– Что ты делаешь? – с ужасом прохрипела я.
– Я сейчас отпущу руки. Дельтаплан с такой скоростью выдержит вес тебя одной. Как воздух подхватит, планируй, как я тебя учил, и приземляйся.
– Джеймс, нет, я не хочу! – закричала я. – Как я буду жить, если ты умрешь? Не хочу!
Я стала дергать руки, пытаясь отвязать ремни, которыми муж прицепил меня перед полетом, но у меня не получалось освободиться.
– Прощай, любимая! Смотри, ты обещала, – сказал Джеймс и разжал пальцы, сразу камнем рухнув вниз. Мне показалось, что он расправил руки как крылья и наслаждался свободным падением, как полетом. Ему надо было родиться не человеком.
Дельтаплан вошел в поворот и стал подниматься, а я кричала, кричала и кричала, отказываясь смириться с действительностью.


***

Утром мой сторож, как я и ожидала, зашел в комнату и поставил поднос с завтраком на кровать.
– Доброе утро, Эдвард! – заулыбалась я во все тридцать два.
Он с подозрением посмотрел, как я старательно скалилась, и потом спокойно мне сообщил:
– Не пройдет. Но так и быть, доброе утро, принцесса!
– Надо было попытаться, – пожала я плечами, усаживаясь поудобнее и берясь за ложку. – Чем черт не шутит, вдруг ты решишь, что чужая невеста с подпаленными волосами и совсем без бровей мечта всей твоей жизни, – я показала ему язык.
Эдвард покачал головой:
– Ты бываешь серьезной? Хоть когда-нибудь?
– Нет. С тех пор, как один человек попросил меня прожить жизнь и за него тоже, – я зачерпнула ложкой кашу.
Миска опустела уже наполовину, когда медноволосый красавчик заговорил.
– Почему ты так несерьезно относишься к смерти?
– А что, серьезное отношение как-то спасало от нее? – я приподняла то место, где у меня когда-то была бровь. – Мне и так отвалили жизни полной горстью. Прямо не знаю, как и расхлебать, – я подмигнула ему, облизывая ложку.
– Ты… – Эдвард запнулся.
– Я? – попыталась я поощрить его к продолжению.
Он еще немного погипнотизировал меня своими золотистыми глазами, потом резко встал и вышел. Мне показалось, или я не услышала, что в замке повернулся ключ?

Я отставила поднос в сторону и потихоньку сползла с кровати. Эдвард забыл меня закрыть? Или он решил больше меня не запирать? Не став надевать тапочки, чтобы не шаркать ими, я на цыпочках подошла к двери. Некоторое время прислушивалась, потом взялась за ручку и начала открывать дверь. Она заскрипела, и я замерла. Не услышав ничего подозрительного, я медленно и осторожно тянула ее на себя, пока она не приотворилась достаточно, чтобы я могла проскользнуть. Я так и сделала. И увидела Эдварда. Он стоял, сложив руки на груди и опираясь плечом на стену.
– Упс, – усмехнулась я. – Сегодня не мой день, однозначно.
– Тапки? – указал Эдвард глазами на мои ноги.
– Не пристало невесте дракона в тапочках по дворцу разгуливать! – я задрала нос, попытавшись придать себе величественный вид.
– Твое предложение денег еще в силе? – перебил меня парень.
– Да, – осторожно ответила я, боясь спугнуть удачу. С чего он вдруг решил изменить свое мнение?
– Я решил, что замок все же мне отремонтировать нужно. Так что я согласен в обмен на сто тысяч не запирать твою комнату и дать тебе одежду.
– Сто тысяч не хватит на ремонт, – заметила я.
– Не хватит. Но я ведь тебе и не даю ничего существенного. Большие траты у тебя еще впереди. Ну, так как?
– Я согласна, – торопливо произнесла я. – Интернет тут есть? Я бы прямо сейчас перевела деньги на твой счет.
– Нет. Какой тебе интернет? Мы очень далеко от цивилизации. Напишешь расписку.
– Хорошо, – кивнула я.
– Заходи в комнату и жди. Сейчас принесу одежду.
Он буквально втолкнул меня в комнату и запер дверь. Наверное, чтобы я не сбежала в одной рубашке, не заплатив.
Раз уж мне так подфартило, надо как следует подкрепиться. Я доела кашу, всунула ноги в тапки и, чинно сложив руки на коленях, уселась ждать Эдварда. Он довольно быстро вернулся.
Окинув взглядом мой благопристойный внешний вид, он чуть скривил губы, но ничего не сказал. Подошел, кинул ворох одежды на кровать, затем положил на стол лист и поставил самую настоящую чернильницу с гусиным пером.
Когда я поставила свою подпись, Эдвард выхватил лист, затем сделал широкий жест рукой:
– Ну что же, наслаждайся свободой. Если сможешь, – он ухмыльнулся и кажется, весьма довольный собой, вышел из комнаты. В последний момент я подумала, что он вот сейчас захлопнет дверь и снова закроет меня. Но нет, путь к мнимой свободе остался открытым.

Одежда оказалась средневековой, очень простой, похожей на одежду служанки. Я запуталась в шнурках, попутно размышляя, насколько современная одежда удобнее, но все же справилась с этим испытанием. Я всунула ноги в деревянные башмаки и была готова к новым приключениям.
Замок оказался огромным. Конечно, я и так это знала, но одно дело – окинуть взглядом величественное строение, а совсем другое – карабкаться по винтовым лестницам и бродить по запутанным темным переходам.
Он был построен довольно сумбурно, и это навевало мысль о том, что строился он и достраивался в течение многих столетий. Замок был действительно очень древним, и даже если Эдвард и не был его владельцем, значит, «Корпорация» арендовала старое здание у кого-то еще.

Я стала спускаться по узкой винтовой лестнице и на следующей площадке обнаружила комнату. Она казалась обжитой, а так как Эдвард сказал, что он в замке один, не составляло труда догадаться, что эта комната принадлежит ему. В отличие от моей, его комната, хоть и была примерно такая же по размерам, выглядела неизмеримо лучше. Она была отделана деревянными панелями, что, несомненно, делало ее теплее, на полу были ковры. Над кроватью был балдахин, который тоже наверняка спасал от холода, и главное там был камин!
Но я была не в обиде. Я не сомневалась, что задачей Эдварда стояло специально поставить меня в тяжелые условия, ведь игра была рассчитана на это, так что он просто выполнял свою работу.
Потом я вспомнила его кривую усмешку и откровенное раздражение и засомневалась. А может, ему реально нравится надо мной издеваться, кто знает?

Эдвард заинтриговал меня. Как все неизведанное и опасное, он привлекал, мне хотелось его разгадать и понять.
Молодой мужчина… А кстати, сколько ему может быть лет? Я задумалась. Иногда он казался сущим мальчишкой, лет двадцати не больше. А порой казался уже умудренным годами мужчиной, скажем, лет сорока.
Ему по наследству достался замок, значит, он из какого-то древнего и знатного рода, но видимо, у него нет денег не только содержать родовое гнездо, но даже нанять прислугу. Хотя, конечно, все, что он мне говорил, могло быть обычной легендой, а он просто служащий корпорации, играющий свою роль.
Несколько раз заблудившись и вернувшись к одному и тому же месту, я решила, что мне стоит нарисовать план замка. Некоторое время я заглядывала во все попадавшиеся мне комнаты, пока не нашла лист бумаги. Взяв уголь из камина, я почувствовала себя практически картографом, и отправилась в новый поход по замку. Я смогла нанести на план проходы к кухне, к средневековому нужнику (бр-р!), к прачечной, где я так же могла и помыться, так как тут была вода и лохань, и на этом все. Все остальные проходы и комнаты, и даже лестницы, казалось, постоянно меняли свое расположение. Я не смогла найти даже нечто отдаленное похожее на выход наружу, и спустя несколько дней по-прежнему не представляла устройства замка.
Я не верила в колдовство и магию, а потому предположила, что в замке существует возможность перекрывать проходы по своему усмотрению, чем, видимо, и пользовался Эдвард, чтобы меня запутать.
За эти несколько дней мы практически не встречались. Я иногда видела его издали, но он сразу же куда-то исчезал. Готовила я себе сама. Готовка на открытом огне была мною давно освоена, так что не вызвала никаких проблем. Я оставляла часть еды и для Эдварда, и он, возможно, ее и пробовал, так как вернувшись на кухню, я ее не находила, но так же существовала вероятность, что он просто выкидывал ее или скармливал кому-то еще. Например, дракону.
Дракона я видела в окно каждую ночь. Видимо, ночные полеты были для него обычным делом.
Однажды я наткнулась на комнату, которая выглядела как настоящая научная лаборатория. По-моему, Эдвард темнит, и в замке есть электричество, по крайней мере, генератор. Но лаборатория выглядела запущенной, так что может быть, электричество существовало раньше, а сейчас замок вернулся к более древнему способу существования. Больше я никогда не натыкалась на эту комнату.
Я поняла, что здесь никогда не бывает солнца. Сколько я ни выглядывала в окно, я все время видела пасмурное небо и туман, настолько плотный, что никогда нельзя было разглядеть горизонта.
В один из дней я наткнулась на лестницу, которая вела куда-то вниз, где я еще не была. Я взяла факел и решила исследовать ее. Довольно долго я спускалась по ней. Становилось все холоднее и холоднее.
И вдруг я поняла, что вокруг меня не сложенные человеком стены, а натуральный камень. Видимо выходы из здания вели напрямую в скалу, где были вырублены пещеры и переходы. А вдруг я найду тот подземный ход, который выведет меня за пределы замка?
По мере продвижения я оставляла на стенах пещеры метки, чтобы потом можно было по ним выбраться. Углубляясь все дальше и спускаясь все ниже, я довольно долго блуждала и, наконец, решила, что все это бессмысленно. Я могла ходить тут не только часами, но и днями, и сил уже не оставалось.
Я уж совсем было решила повернуть назад, как вдруг услышала журчание воды. Если есть речка, то теоретически она куда-то выходит. И я решила проверить.
Сделав несколько поворотов и ориентируясь на слух, я вдруг почувствовала, что в пещерах становится теплее и светлее. Свернув за очередной поворот, я ахнула. Была речка, но самое главное, был выход из пещеры. Я вышла наружу и оказалась на небольшой площадке, с которой низвергался небольшой водопад. У меня забилось сердце. Это ведь реальный способ сбежать. Я занималась альпинизмом и смогла бы спуститься с отвесной скалы. Надо только найти подходящее снаряжение.
Любуясь открывавшимся видом, я вдруг почувствовала за собой движение. Обернувшись, я замерла, а мое дыхание остановилось.
Передом мной стоял дракон. Он не был настолько велик, как мне представлялось, но все же был огромным. Его змеиные глаза уставились на меня, и мне стало страшно. «Он питается сырым мясом», – некстати вспомнились слова Эдварда.
Дракон клацнул зубами и двинулся ко мне, я непроизвольно попятилась, сделала шаг назад, который оказался роковым. Под ногами поползли камни, я взмахнула руками и полетела в пропасть.
Я всегда боялась летать. Словно подсознательно чувствовала, что погибну именно так. В прошлый раз Джеймс спас мою жизнь ценой своей. Я задержалась на этом свете, но видимо, пора и честь знать. Я вздохнула и зажмурилась, смиряясь со своей участью. Вдруг меня словно подбросило вверх потоком воздуха. Я от неожиданности открыла глаза, но так как я падала спиной, то увидела только тяжелые рваные облака. Дежавю. И в тот миг я почувствовала, что мою многострадальную грудную клетку снова что-то сжимает будто в тисках, не позволяя вздохнуть, не позволяя вскрикнуть, и я начинаю тормозить, точнее продолжаю падать, но уже с меньшей скоростью. Я перевела взгляд на свою грудь и поняла, что меня держат огромные лапы…
Мы все-таки хорошо приложились. Точнее приложился дракон, а я самортизировала в его вытянутых лапах. Он не стал переворачиваться и приземляться на ноги, видимо, не желая меня травмировать, и упал прямо на спину.
Затем лапы разжались, и я скатилась по его чешуйчатому брюху на землю.
Я стояла рядом с лежащим драконом и не знала, что мне теперь думать. Дракон меня спас. Спас в прямом смысле слова от смерти, при этом изрядно пострадав сам. Снова меня спасает… кто-то, жертвуя собой.
Дракон вздохнул. Мне показалось, будто бы застонал. Приоткрыл глаза и посмотрел на меня. Его взгляд был… осмысленным. Его золотистые глаза с коричневыми крапинками, немного вытянутые по форме, казалось, хотели что-то мне сказать. Где-то я уже видела такие глаза… В голове вдруг всплыли тексты прочитанных мною легенд. Дракон часто оборачивался красивым юношей и приходил к выбранной им женщине.
– Эдвард? – нерешительно произнесла я.
Дракон снова шумно вздохнул и закрыл глаза. Под ним таял снег.
– Что мне сделать? Как мне тебе помочь? – я подошла, нерешительно протянула руку и коснулась его морды.
Он молчал, может быть, потерял сознание.
– Прости меня. От меня вечно один неприятности, – пробормотала я, обняв его за шею и поцеловав чешуйчатую морду.
Дракон вновь открыл глаза и как будто нахмурился. Затем поднял лапу и тихонько оттолкнул меня.
– Что? – не поняла я. – Ты меня прогоняешь? Куда?
Дракон лапой указал на замок.
– Мне уйти в замок?
Дракон прикрыл глаза, словно соглашаясь.
– Я же не заберусь туда по скале! И я не знаю, где вход. Я ведь так его и не нашла.
Дракон зарычал, как будто злился, толкнул меня сильнее и снова показал лапой на замок.
– Хорошо, хорошо, я пойду. А ты? С тобой все будет в порядке?
Дракон снова прикрыл глаза, как будто устал.
– Ну ладно, я пошла.
Дракон никак не прореагировал, и я стала медленно пятиться, глядя на него, думая, что может быть, он сейчас остановит меня. Затем повернулась и пошла быстрее, но периодически оглядывалась. Ящер лежал с закрытыми глазами и шумно дышал.
Я только сейчас осознала, что я в одном платье, и что на улице вообще-то зима.
– Я вернусь, – пообещала я. – Сейчас только оденусь. Я обязательно вернусь!
Я стала карабкаться по скале, пытаясь найти более-менее удобные проходы, и удивительно, но мне это удавалось. Я даже не успела замерзнуть, потому что достаточно быстро двигалась. Через некоторое время я все же добралась до подножия замка. Стала обходить его вокруг, чтобы найти вход, но безрезультатно. Вдруг за моей спиной раздался скрежет. Я повернулась и увидела в стене, мимо которой проходила, открытую дверь, которой, я могла бы поклясться, тут только что не было. Я подошла к ней и, шагнув в проход, увидела Эдварда.
– Заходи, – буркнул он.
«Значит, все же он не дракон?» – подумала я.
– Эдвард, там… – начала я.
– Я знаю, – отрывисто бросил он. – Заходи же!
– Но дракону надо помочь! Он… Он спас меня, но наверное сильно пострадал. Мы должны ему помочь!
– Ничего с ним не станет, – зарычал Эдвард, и мне послышались в звуке его голоса интонации дракона. – Он самовосстанавливается. И я тебе просил не подходить к нему.
– Но…
Эдвард рванул меня за руку внутрь так сильно, что я не удержалась и рухнула на колени. Дверь захлопнулась.
– Свалилась ты мне на голову! – рыкнул мужчина и пошел прочь, пошатываясь и тяжело опираясь о стены.
– Эдвард, – с тревогой спросила я, – что с тобой?
– Ничего. Плохо себя чувствую. Отравился, наверное, – буркнул он и скрылся за поворотом.
Я бросилась за ним, но когда повернула, в проходе его уже не было.
Вечером я оделась в более красивое платье, найденное мною в одной из комнат, и спустилась в кухню, заблудившись всего пару раз.
Эдвард уже был там, сидел в кресле, положив ноги на другой стул ближе к очагу.
– Отрезать тебе мяса? – тихо и смирно спросила я, боясь, что он меня прогонит.
Он только вяло кивнул.
Я отрезала от туши барана кусок, положила на тарелку и подала Эдварду. Он поставил ее себе на колени и словно забыл про нее.
– Вина?
Кивок.
Я подала ему чарку. Он выпил и протянул мне снова.
Приговорив около двух бутылок, он все же взялся за мясо. Я успокоилась и тоже принялась за еду.
Через некоторое время мне показалось, что Эдвард смотрит на мир уже не таким суровым взглядом, и решила с ним поговорить.
– Как твое отравление? Уже лучше себя чувствуешь?
– Да.
– Эдвард, можно я тебя спрошу?
– Валяй, все равно же не отстанешь, – вздохнул он.
– Ты дракон?
Эдвард перевел взгляд на меня, но не было похоже, чтобы он удивился.
– А что, похож? – он вытянул вперед руки и как бы продемонстрировал свое тело.
– Сейчас ты человек, но, наверное, можешь превращаться в дракона? Я читала легенды о таких случаях. Именно так драконы и оплодотворяли женщин.
– То вообще в драконов не верила, а тут уже и в оборотней веришь, – усмехнулся Эдвард. – С чего ты вдруг взяла, что я могу превращаться в дракона?
– У него глаза такие же, как у тебя.
Эдвард помолчал, а потом буркнул:
– Тебе показалось.
– Нет, не показалось!
– Значит, случайное сходство. Если бы хорошо изучала физику, то знала бы, что такое невозможно в принципе.
– Причем тут физика? – удивилась я.
– Размеры человека и дракона разные, наверное, заметила? – терпеливо начал Эдвард, разговаривая со мной как с маленьким ребенком.
– Ну?
– В процессе метаморфоз дракон должен сильно потерять в весе, превращаясь в меня. Как думаешь, куда денется остаток? Выделится энергия, и ее будет столько, что испепелит все вокруг… сейчас лень считать, но думаю, что в очень большом радиусе. А, соответственно, где я возьму столько материала, чтобы «вырасти» до размеров дракона, когда мне захочется превратиться в него?
– Но легенды…
– Конец двадцать первого века на дворе. Какие легенды?
– Угу, – хмыкнула я. – Несколько дней назад я тоже так думала. Но я увидела дракона, и он реально существует. Откуда он взялся?
Эдвард несколько десятков секунд буравил меня взглядом, потом махнул рукой.
– Думай, что хочешь.
– Нет, ответь!
– Отвали! – зарычал Эдвард. – Какая же надоедливая стерва, – пробурчал он себе под нос, поднялся и поковылял из кухни.

Нет, пусть он мне что хочет говорит, но он точно обращается в дракона. Не знаю, как, но вот же он еле идет, а, наверное, потому, что сильно расшибся, упав вместе со мной со скалы.
Решив ему больше не надоедать, я удалилась в свою комнату. Лежа в кровати, я представляла себе моего сурового, но такого заботливого хозяина. А потом подумала, что на меня это совсем не похоже. Ну, подумаешь, он рычит на меня. Я что, боюсь? Ничего, не переломится, ответит на мои вопросы. Я в одной ночной рубашке вышла из своей комнаты и направилась в его, надеясь не заблудиться. Удивительно, но его комната была на месте. Свет не пробивался, так что, наверное, Эдвард спал. Я приоткрыла дверь и увидела в неясном свете луны, едва выглядывающей сквозь облака, темный силуэт, лежащий на кровати. Я тихо подошла к нему, сомневаясь, стоит ли его будить. И вдруг услышала далекий рев, от которого снова заходила ходуном грудная клетка. Повернувшись к окну, я успела увидеть удаляющийся силуэт дракона, сделавшего вираж над замком. Значит, Эдвард все же не дракон? Или в постели не он?
Я обернулась и наткнулась на взгляд мужчины, светящийся в темноте желтым светом.

Или драконов два.

– Ты что-то забыла? – холодно осведомился тот, что лежал в кровати.

***

Джеймс остался жив. Это было невероятно, но когда его нашли, он хоть и не имел ни одной целой кости, сердце его еще билось. Но он впал в кому.
Его поместили в самый лучший медицинский центр, благо деньги позволяли. Я приглашала к мужу светил медицины со всего мира, но их вердикт был неутешителен. Маловероятно, что когда-то он придет в сознание. Я не могла отключить его от аппарата жизнеобеспечения. Не могла дать разрешение на это. Мне позволяли деньги держать его в таком состоянии хоть всю жизнь в надежде на то, что за это время медицина разовьется настолько, чтобы суметь ему помочь. Все вокруг говорили мне, что я поступаю неправильно, не желая отпускать Джеймса, что его душа просится на тот свет. Но я знала, что Джеймс не верил во всю эту, как он говорил, галиматью, и откуда мне было знать, чего на самом деле хочет он? Джеймс обладал огромной жаждой жизни, может быть именно это не позволило ему умереть, и, безусловно, я не вправе лишать его жизни своей волей. Я сидела возле его постели, держала его руку и разговаривала с ним, спрашивая, чего бы он хотел, но муж по-прежнему оставался безучастным.
Как-то я поделилась своими сомнениями с друзьями Джеймса, Джейком и Эриком. И последний, немного погодя, сказал, что уверен, что может сделать так, чтобы я могла общаться со своим мужем. Я удивленно воззрилась на него, думая, что он предлагает нечто вроде спиритического сеанса, но он как всегда подошел к делу с научной точки зрения. Он сконструировал какой-то аппарат, от которого тянулись провода с присосками к шлемам. Оба шлема одевались на головы мне и Джеймсу, и … первое время ничего не происходило. Эрик не унывал, постоянно регулируя что-то на аппарате и объясняя, что он хочет подобрать длину волны или что-то в этом роде. Мне было все равно, я старательно лежала часами рядом с Джеймсом, считая своим долгом делать хоть что-то ради него, потому что, в любом случае я не смогла бы с ним расплатиться никогда за то, что он подарил мне. За жизнь.
Но вот однажды в хаос моих ленивых мыслей, когда я практически задремывала, ворвалась картинка моего смеющегося лица. Я выглядела красивой, не такой, какой я обычно видела себя в зеркале. Рыжие волосы взлетали вокруг головы, и я поняла, что качаюсь на качелях. Я визжала от восторга, а потом посмотрела прямо себе в глаза и крикнула во весь голос:
– Ну, так и быть, Джеймс! Я выйду за тебя замуж!
Тогда я испугалась и сорвала с себя шлем, потеряв сознание. Эрик потом долго ругался на меня, объясняя, что нельзя резко разрывать контакт. Именно в тот раз я поняла, что впервые увидела воспоминания мужа. А потом мы научились общаться.
Джеймс не хотел умирать. Он не был уверен, что когда-нибудь его смогут привести в сознание, которое сможет управлять его телом. Но он согласен был жить даже так. Правда, ему было скучно. И он напомнил мне о моем обещании. С тех пор я начала жить за двоих. Я ввязывалась в самые опасные авантюры, но не для удовлетворения собственных желаний. Я делала это только для того, чтобы потом Эрик подключил меня к аппарату, и Джеймс мог увидеть и почувствовать все то, что видела и чувствовала я. Таким способом он жил.


***

Эдвард сверкал своими змеиными глазами и не шевелился, но в неверном лунном свете я видела его вздымающуюся грудь и чувствовала, что он не так спокоен, как пытается изобразить.
Не знаю, что послужило причиной, то ли таинственность ночи, то ли красота обнаженного мужского тела, то ли моя закрепившаяся в последние годы привычка брать от жизни все, что она предлагает.
Может быть, я подумала, что даже если он дракон, то его человеческое тело – тело мужчины, у которого давно не было женщины.
Может быть, я подумала, что и сама давно не была с мужчиной.
Может быть, я решила, что можно попробовать сыграть на этом и пробить твердую шкуру Эдварда. Может быть…
Возможно, все эти мысли роились у меня в голове. И я не знаю, какая именно послужила толчком. Порой человек и сам не может объяснить, почему он поступил так или иначе. Я подняла подол рубашки и сняла ее через голову. А потом полностью обнаженная скользнула под покрывало к замершему мужчине.
Некоторое время ничего не происходило. Я уже подумала, что сглупила. Может быть, Эдвард не находит меня привлекательной, и даже длительное воздержание не может подтолкнуть его к связи со мной. Стараясь не показать своей растерянности, я произнесла:
– Я знаю, что я некрасивая. Но ты говорил, что драконам не так важна внешность женщины, как обычному мужчине. А мне захотелось переспать с драконом. Так что вот она я – в твоем распоряжении. Если хочешь, конечно. Но смотри, предложение действует один раз. Откажешься сейчас, больше не получишь никогда, – и я подмигнула ему, хотя и не была уверена, что он хорошо видит меня в темноте.
– Что, и даже за секс готова заплатить? – зло усмехнулся он.
Я какое-то время мужественно старалась подавить боль, которая вдруг проткнула грудную клетку и стала выжигать все внутри, распространяясь как цунами, но проиграла битву с ней. Непроизвольно всхлипнув, я выскочила из кровати и бросилась к двери, даже не пытаясь задержаться, чтобы поднять брошенную на пол рубашку. В мозгу билась только одна мысль, одно желание: убежать отсюда на край света и спрятаться, чтобы меня больше никто не видел.
Он перехватил меня у двери. Он налетел на меня как ураган, и я почувствовала его сразу всюду. Его горячее тело, прижимающееся ко мне, его руки, обхватывающие меня, его поцелуи везде, и его голос, сбивающийся на хриплый шепот:
– Нет, нет, не слушай меня. Прости меня. Драконы всегда так: обижают своих маленьких наивных принцесс, потому что просто не умеют любить по человечески. Ты же простишь меня? Потому что я не хочу, чтобы ты ушла. Я не знаю, что я буду делать, если ты оставишь меня. Ты нужна мне.

Он не дал мне ответить. Он подхватил меня на руки и отнес туда, откуда я так позорно бежала минуту назад.

***

Изобретение Эрика не осталось без внимания. Про него пронюхали журналисты, затем ученые. Многие захотели испытать его на себе.
Проблема была только в одном: прибор работал только, когда к нему был подключен Джеймс. И видения Джеймса передавались только мне, Эрику и Джейку. Больше никому. В чем была причина, никто не мог объяснить. Так продолжалось недолго.
Когда я подключилась к сознанию мужа на очередном сеансе, он вполне определенно и очень жестко выразил свое желание о том, чтобы это прекратилось.
Мы увезли Джеймса и спрятали, а общественность прочитала некролог о его смерти.
Эрик же не оставил своих исследований. Спустя некоторое время он научился подключать Джеймса к компьютеру, и мой муж с тех пор проводил много времени, в прямом смысле находясь внутри мировой сети.
Это Джеймс по обрывкам сведений, витающих в интернете, сделал вывод о разработке беспрецедентной игры «Корпорацией развлечений», недавно появившейся на игровом рынке. Это он узнал, что под страшным секретом набираются люди, желающие поучаствовать в апробации игры. Это он рассказал мне об этой игре, и по его эмоциям я догадалась, что ему захотелось поучаствовать. Этого было достаточно, чтобы я заставила Эрика и Джейка найти возможность для меня попасть в число играющих.
Так получилось, что Джеймс невольно привел меня к Эдварду.


***

Утром Эдвард разбудил меня. Я проснулась от того, что он весьма бесцеремонно тряс меня за плечо.
– Виктория, вставай!
Ух, ты, он даже помнит, как меня зовут!
– Что случилось? – подскочила я на кровати, мгновенно просыпаясь.
– Не знаю, как, но твой парень нашел замок.
– Какой парень? – не поняла я, подумав про Джеймса и зная, что он никак не мог быть здесь.
– У тебя их много? – раздраженно осведомился Эдвард. – Тот, который играл с тобой в эту дурацкую игру.
Он снова был тем самым отстраненным и недовольным мужчиной, каким был всегда. Словно не было этой ночи, словно это не он покрывал поцелуями мое тело и шептал, что никогда не встречал женщины прекраснее. Словно не он стонал, погружаясь в мое тело, и не он благоговейно повторял мое имя.
– Джейкоб?
– Да.
– А, так он мне не парень. Просто друг.
– Вот как? – поднял брови Эдвард. – Ладно, сейчас не до выяснения отношений. Он через пять часов доберется до замка. И это совершенно не в моих интересах. И самое странное, я не понимаю, как он мог его найти. Это невозможно. Ты не связывалась ни с кем отсюда?
– Как бы я это сделала? – удивленно воскликнула я. – Тут даже интернета нет.
– В тебе нет маяка? Только честно?
Я растерянно покачала головой:
– Во всяком случае, мне ничего об этом неизвестно. Думаешь, «Корпорация»…
Но Эдвард меня уже не слушал.
– Отправить тебя ему навстречу? – размышлял он вслух. – Ты вряд ли успеешь добраться до него, прежде чем он наткнется на замок. Эх, придется рискнуть. Полетишь на драконе?
– Что? – опешила я. И тут же твердо ответила: – Нет!
– Я привяжу тебя, не свалишься.
Где-то я это уже слышала. Ужасное чувство дежавю накрывало меня, словно волной, и душило.
– Не ты ли мне говорил, чтобы я к нему не приближалась?
– Сейчас все будет в порядке, обещаю.
Угу, и такое я тоже уже как-то слышала.
– Даже не думай! Лучше спрыгну в пропасть.
– Я бы не раздумывая столкнул тебя, если бы это помешало твоему дружку добраться до замка. Но, увы. Тебе придется лететь.
– Нет!
Эдвард резко обхватил меня и поцеловал. Грубо, с какой-то животной страстью.
– Виктория, пожалуйста. Этот замок – все, что у меня есть. И его защита в том, что о нем никто не знает. Это единственное, чем я владею. Помоги мне сохранить тайну.
– Оказывается, ты и вежливым умеешь быть? – усмехнулась я, пытаясь не показать, как я ошеломлена теми эмоциями, что пробудил во мне его поцелуй.
– Что хочешь взамен? – глухо проговорил Эдвард.
– Скажи мне правду хоть сейчас. Ты дракон?
– Нет. И да. Я не превращаюсь в него, если ты об этом.
– Объясняй.
– Некогда.
– Я никуда не тороплюсь! – заявила я и уселась поудобнее на кровати.
– Стерва! – прорычал Эдвард.
– Да? – подняла я бровь. – А ночью ты называл меня своей маленькой принцессой.
– Трахаться хотел.
Я попыталась скрыть боль и безмятежно улыбнулась:
– За удовольствие надо платить. Рассказывай.
Мой желтоглазый дракон вздохнул:
– Мы с ним, – он ткнул пальцем в окно, – одно целое. Почти как близнецы, которые рождаются из одной яйцеклетки. Два организма, один разум. Но я молод. Мне всего тридцать. Я еще не научился управлять двумя телами одновременно. К тому же в свое время я был настолько шокирован осознанием, что я не такой, как другие, и не мог с этим смириться, поэтому сбежал из дома и долгое время жил вдалеке от… своей второй половинки. – Он горько усмехнулся. – Что не способствовало совершенствованию моего умения.
Я как завороженная слушала его. Смотрела, как он взъерошивает непослушные медные волосы, как хмурится, и как вспыхивают его глаза, когда он дает волю эмоциям, и понимала, что только он и мог оказаться не таким, как все люди.
– Но почему ты не такой как все? Откуда взялся… взялась твоя вторая половинка? – тихонько спросила я.
– Я принадлежу расе драконов. Странно звучит, правда? – чуть поднял уголки губ Эдвард. – Мы живем среди людей и приспособились к такому существованию. Откуда мы взялись, неизвестно, так как исторические источники обросли легендами, и выделить разумное зерно представляется затруднительным. Кроме того, еще в средние века было принято решение уничтожать в младенческом возрасте ту часть, которая отвечает за полет. Оставшиеся части растут обычными детьми, играют со сверстниками, даже не подозревая о том, что они не такие как все. Потом, если они сходятся с женщиной из расы драконов, их посвящают в особенности их происхождения. Дело в том, что от такой женщины у них рождается настоящий дракон… Ну, в общем, понимаешь, тогда ведь приходится принимать специальные меры. С обычной женщиной ничего не происходит, у них, как правило, не рождаются дети от дракона.
Но мой отец был ученым. Таким, знаешь, типичным сумасшедшим, – Эдвард грустно улыбнулся. – Он решил, что не стоит уничтожать половину меня. Ему хотелось узнать, каким образом осуществляется ментальная и прочая связь между двумя организмами, даже если они находятся на большом расстоянии друг от друга. Так что… я единственный во всем мире целый дракон, – Эдвард ухмыльнулся. А потом посерьезнел. – Я всегда принимал очень жесткие меры, чтобы моя тайна не раскрылась. Твой… друг не должен увидеть замок, он не должен знать, как найти логово дракона.
– Ты убьешь его? – ахнула я.
– В твоих силах его спасти.
– Поедем со мной?
Боже, что я творю.
Эдвард, казалось, колебался.
– Нет, прости, не могу.
Мы некоторое время сидели в кровати, молча глядя в окно, где далеко за пеленой тумана шел Джейкоб.
– Я боюсь летать, – сказала я.
– Я знаю, – кивнул он.
– Два миллиона хватит? – спросила я.
Эдвард вопросительно посмотрел на меня.
– На ремонт замка хватит?
– Я не возьму, – глухо ответил Эдвард.
– Я полечу на драконе при условии, что ты возьмешь от меня деньги.
– Но зачем? – изумился Эдвард.
– В своей дурацкой жизни я никому не приносила пользы, один только вред. Может хоть деньги… – и я заревела.
Эдвард схватил меня в охапку, стал шептать что-то в волосы, чего я не понимала, да мне и не было это нужно.

***

Эдвард

Эта женщина бесила меня. С самого первого момента, когда она со своим парнем подписалась на игру, и я взял на изучение их анкеты, я возненавидел ее. Меня вообще раздражали все люди, собравшиеся участвовать в игре. Вот такое вот противоречие. Мне было необходимо сотрудничество с «Корпорацией», мне были необходимы эти клиенты и их деньги, чтобы я мог подлатать замок, который давно уже нуждался в ремонте. И в то же время я ненавидел саму необходимость общаться с ними, ненавидел, что я вынужден пользоваться их деньгами, меня приводили в негодование эти люди, способные расстаться с огромными суммами денег ради того, чтобы просто пощекотать себе нервы.
Ее броская красота и рыжие волосы только добавляли масла в огонь. Я смотрел на ее голограмму в полный рост и думал: «Ну что, дорогая, тебе хочется приключений на свою привлекательную задницу? Ты их получишь!»
С другими «невестами» я не сильно напрягался, позволяя их «рыцарям» догнать меня и отбить свою даму. Но Виктория вызывала у меня такое сильное раздражение, что я решил как следует помучить и ее саму, и ее парня, так некстати согласившегося быть ее рыцарем в этой игре, чтобы им в следующий раз было неповадно ввязываться в такие авантюры.
Конечно же, я уже знал, кого выберу, когда подлетал к месту ритуального действа на озере. И когда все девушки закричали, а она – молчала, зажмуриваясь и кусая губы, меня разозлило это еще больше. Думаешь, ты такая терпеливая и смелая? Сейчас я докажу тебе, что это не так. Когда я уже почти опустился над лодкой, девушка тоже закричала, но ее вопрос «Зачем?» сбил меня с толку. Мне показалось, будто она спрашивает у меня, зачем я решил так сильно издеваться именно над ней. От неожиданности я растерялся и промахнулся, зацепив края лодки, которая под моим весом сразу же пошла на дно. Я выхватил Викторию из воды, но, кажется, она уже была без сознания, возможно, от испуга, а может быть, наглотавшись воды. Быстро поднимаясь в воздух, я сжимал когти и тряс ее, пытаясь таким образом выдавить из ее легких воду. Она не подавала признаков жизни, и мелькнула мысль спуститься на землю и оставить ее, потому что не смерти ее я добивался. Но тут Джейкоб метнул в меня копье. Здоровый, черт! Я еле увернулся и поднялся повыше, чтобы его сил не хватило достать до меня. От злости я сильнее тряхнул Викторию, она закашлялась, и из нее полилась вода. Она задышала.
Вот и отлично! Дамочка жива, и я могу продолжать игру. Она ведь этого хотела?
Из-за особенностей организма дракона я привык летать высоко, чтобы не перегреваться. Конечно, для игры мне приходилось опускаться пониже, чтобы герои могли сражаться со мной, и поэтому не случайно временем проведения игры избрали зиму. Сейчас, возвращаясь в свой замок, я по привычке забрался повыше, совсем забыв, что в моих когтях человеческое существо, не приспособленное для таких температур, к тому же мокрое после купания в ледяной воде.
Удивительно, как я не заморозил ее насмерть. Удивительно, каким образом ей удалось придти в себя, но когда она затрепыхалась в моих когтях и засипела что-то наподобие: «Дай мне умереть!», я испытал нечто похожее на укор совести. Лететь было еще далеко, и мне оставался один способ: я стал дышать огнем. Конечно, не на нее, а в сторону, но так, чтобы жар от огня согревал ее. Никогда не думал, что буду работать обогревателем.
Как потом выяснилось, я все же опалил ее, и мне пришлось обрабатывать ее ожоги, но это было уже делом поправимым.
Виктория бесила меня. Продолжала злить всем, что только ни делала. Когда она упала на пол от бессилия, меня разозлила ее беспомощность и халатное отношение к своему здоровью. Когда она начинала предлагать мне деньги за то, чтобы я тайком показал ей замок, меня бесило ее потребительское отношение ко всему и ее снобизм. Меня бесили ее неуемное любопытство и неожиданная податливость, и ее странная ранимость. Меня бесило даже ее имя. «Виктория, ишь ты! Победа! Но она не победит меня, ей это не удастся», – думал я.
Меня смутило ее высказывание про смерть. Странно слышать такое из уст человека, который всю свою жизнь посвятил играм со смертью. Ее муж разбился, пытаясь спасти ее, а потом, не приходя в сознание, умер. Хотя бы из уважения к его памяти она могла бы более бережно относиться к жизни, подаренной ей.
И это взбесило меня еще больше.
Меня бесило, что она, вопреки здравому смыслу, бродила по замку, полному опасности для нее, и совала свой нос туда, куда не следует. Меня бесило, что она чуть не разбилась, вывалившись из пещеры, и я едва смог подхватить ее, попутно чуть не разбившись сам. Какого черта мне вздумалось ее спасать?
Но когда она решила, что я оборотень, и начала целовать морду дракона, зовя меня по имени… я сдался. Я рычал на нее, а у самого что-то сладко сжималось в груди. Только эта сумасшедшая могла бы начать целовать дракона, рассмотрев в нем человека. Я не верил, что такое возможно в принципе, а эта рыжая бестия каждым своим словом, каждым своим действием разбивала мою возведенную за многие годы броню и давала надежду на счастье.
Дай ей волю, она бы вполне и с драконом могла переспать. Я сам чувствовал себя странно, когда мое сознание было в теле ящера, а она все принимала как должное. Мне кажется, для нее вообще ни в чем не было границ. Правда, она боялась летать. Так забавно, потому что именно это умение единственное примиряло меня с тем, что я рожден драконом.
Я не мог ее отпустить. Я искренне подумывал о том, чтобы убить Джейкоба.
Но если ты любишь, ты становишься человеком. Таким чувствительным, сентиментальным, без брони и без панциря. Таким сумасшедшим, нелогичным и неправильным.
И ты, такой мягкий, как воск, растаявший от прикосновений любимой женщины, грубо говоришь ей, чтобы она убиралась прочь. Чтобы жила своей жизнью. Потому что это единственное, что ты можешь ей подарить.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-512-1
Герои Саги - люди Светлана Солнышко 265 33
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Фредерик. Глава 10
Собственные произведения.
❖ Часть II. Переспать с ...
Из жизни Роберта
❖ Часть II. Переспать с ...
Из жизни Роберта
❖ Часть II. Переспать с ...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 248
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 7
Гостей: 4
Пользователей: 3
natlav76 annie23 Ivetta


Изображение
Вверх