Творчество

Маленькие американские горки. Глава 7. Прежде, чем я упаду
30.07.2021   22:54    
Глава 7. Прежде, чем я упаду

Наверное, все расставания подобны прыжку с обрыва.
Самое сложное – решиться.

«Прежде, чем я упаду». Оливер


Мне снился сон, что мы, крепко держась за руки, прыгаем с отвесной скалы в серый бурлящий океан. Остервенелый ветер трепал нашу одежду и мои волосы. И это не было плохо. Мы летели рядом, вместе… я открыла глаза до того, как наши ноги почувствовали холодные брызги.

Я открыла глаза и увидела перед собой другой серый океан. Он смотрел на меня.

- Почему ты проснулась? – Его голос как обычно отдавал хрипотцой.

- Я не знаю. Я тебя люблю.

- Поспишь еще? – Он наклонился и провел сухими губами по моей ключичной косточке.

Я скинула тонкое одеяло, к моей спине липла мятая белая простынь, а живот был немного скользким от пота. Ему тоже было жарко, его верхняя губа была соленой.

- Не сейчас. Потом.

- Хорошо.

Он накрыл мое голое тело своим, и я почувствовала свой собственный запах, уткнувшись носом в его шею. Он тоже нюхал меня, и я знала, что пахну им.

- Я проснулся за десять секунд до тебя. – Его шепот. И первый глубокий толчок.

- Зачем? – Голос звучит надрывно, будто я сдерживаю кашель.

- За тем же, зачем и ты. За этим. – Шепот. Толчок.

- Если бы я не проснулась?

- Это была бы не ты. – Шепот. Толчок. Толчок. Толчок.

На улице было еще темно, небо без единого намека на рассвет.

Мы сидели во дворе, на неудобной лавочке с жесткой спинкой, оба в его старой свободной одежде. И клянусь, я знала, о чем он думает. Как бы мы жили, если бы не встретили друг друга? Сейчас я бы еще спала, но через несколько часов зазвонил бы мой будильник, напоминая о работе. Вечером я бы пришла домой, познакомилась с новым кавалером Сэм и ушла в свою комнату, крошить шоколадное печенье на ковер и диван. А потом снова будильник. Так странно. Та жизнь была чужой, не моей.

- Чем бы ты сейчас занимался, если бы мы не знали друг друга?

Я всматривалась в его красивый профиль, и он немного приподнял голову, чтобы посмотреть в небо. Сегодня не было звезд.

- Повесился бы?

- Нет.

- Тогда не знаю.

- Чем ты занимался, пока не появился на той остановке?

- Я не помню.

И я поверила ему. Но теперь не могла понять, почему помню я? Значило ли это что-то?

- Почему помню я?

- Потому что у тебя еще есть выбор. Остаться здесь или вернуться назад. – Он посмотрел на меня, опустив голову, чтобы его глаза оказались на уровне моих. – Есть выбор, Адели.

- Иногда кажется, что выбор есть, но, на самом деле, его никогда и не было.

Он закурил, выпуская густые объемные струи дыма.

- Я не хочу, чтобы ты уходила, но…

- Я не уйду.

- Я знаю. Только поэтому и играю в благородство. – Левый уголок твоих губ пополз вверх. Сердце от чего-то защемило. – Сходим в магазин, купим много еды? Меня пугает вид твоих ребер.

- Идем.

Он держал меня за руку, как и всегда. Мы шли очень долго, небо стало темно-серым, а в некоторых окнах уже горел свет. Хотя наш дом и круглосуточный магазин разделял всего один квартал. Не знаю, как нам удалось выйти еще ночью, а прийти только к утру. Но мы часто терялись во времени.

Магазин был пуст. Одинокие, мы бродили между стеллажей, наполняя большую металлическую тележку. Просто кидали продукты на ее дно, не думая о том, что будем с ними делать.

- Если мы купим посуду, я могу что-нибудь приготовить?

- Хорошо. Что нам нужно?

- Что ты хочешь съесть?

- Мясной пирог.

- Ладно. Нам нужен острый нож и форма для пирога.

Мы все купили. И еще он купил тележку, и мы катили ее, наполненную до краев продуктами, по утренней улице, сбивая с толку спешащих на работу прохожих.

Мы много смеялись до боли в животе, пытаясь поднять ее на наш этаж. Наверное, мы перебудили всю округу. На втором этаже тележка с грохотом завалилась на бок, когда мы отпустили ее, чтобы держаться за животы. Яркие цветные упаковки покатились вниз по лестнице.

Позже нам удалось доставить все в квартиру, совершив головокружительное число подъемов и спусков. Мы тяжело дышали и все еще изредка взрывались смехом. И мы занялись любовью на полу, среди разбросанных повсюду покупок, прежде чем приступить к готовке мясного пирога. Он всегда входил в меня уверено и сильно, но сейчас, по особенному тяжело дыша, он делал это еще резче. А я просто исчезала, где-то терялась, пыталась задержаться, цепляясь за его горячие плечи.

Потом он надел фартук на практически голое тело, и мы опять смеялись. Я месила тесто в его лучшей рубашке, перепачкав ее мукой. Он пробовал сырое тесто, аккуратно беря его губами из моих пальцев. Его длинные пальцы медленно смешивали фарш со специями, и, похоже, от этого он испытывал какое-то извращенное наслаждение. Я не могла оторвать глаз, запоминая каждое движение губ и бровей.

Когда все было готово, оказалось, что у нас нет духовки. Это был чудесный день.

Иногда мы ходили в ночные клубы с его странными, но веселыми друзьями. Помещения всегда были шумными, темными и прокуренными. Но я безошибочно определяла, о чем он говорит, точно видела его глаза и четко ощущала его запах. Я могла чувствовать его, даже когда он отходил в другой конец зала за порцией чего-нибудь алкогольного. Я чувствовала его одинаково хорошо, когда мы прятались в нашей квартире, неделями оставаясь наедине, или когда мы устраивали загулы по барам и дискотекам, окруженные толпой шумящих пьяных людей. Он менялся для восприятия других, был то весел, то угрюм, но для меня он всегда был одним и тем же. Он был моей постоянной, моей константой.

Под любую музыку мы танцевали только медленные танцы. Двигаясь плавно, как будто нехотя, оставаясь равнодушными к скачущей и кричащей массе вокруг, они неосторожно пихали нас, но нам не было до этого дела.

Его друзья часто смеялись над нами. Они говорили, что он никогда не танцует, хотя занимался балетом, если не пьян вдрызг. Но у нас не получалось напиться… Бывает так, что человек в стельку пьян, но вот случается что-то приводящее в шок, и он моментально трезвеет. Адреналин блокирует алкогольное воздействие. Не знаю, возможно, мы с ним находились в постоянном шоковом состоянии? Возбужденные эйфорией до предела?

Часто мы выходили из дома ранним утром и возвращались, когда было уже темно.

Весна практически избавила хмурый Лондон от тумана и дождей, и одела его в светло-зеленую сочную шапку. Мы просто гуляли, увлеченно рассматривая мир вокруг, смеялись над маленькими детьми, наблюдая за ними играющими на детских площадках, иногда знакомились с ними и угощали сладостями. Ели много мороженого, сладкой ваты и хрустящих вафельных трубочек. Тратили кучу денег на всякую ерунду. Покупали забавные мягкие игрушки, которые не стоили тех денег, которые за них просили, смешные воздушные шарики, от которых электризовались мои волосы, катались на аттракционах для совсем маленьких или для бесстрашных взрослых, стреляли в тире, сотрясаемые счастливым смехом не попадали даже в самые крупные мишени. Покупали лотерейные билеты, даже не надеясь на выигрыш. Позволяли уличным художникам рисовать с нас шаржи. Гуляли по зоомагазинам, беря на руки всех щенков подряд. Кидали монетки в фонтан, хотя не были туристами. Кормили глупых голубей…

Люди смотрели на нас и совершенно точно знали, что мы счастливы.

И, конечно, мы делали фотографии. Они были повсюду в нашей квартире. Разбросанные по полу, прикрепленные к холодильнику и окнам, вставленные в раму зеркала, забытые в карманах курток и джинс, оставленные просто лежать на нашей кровати. Мы с ним были везде, повсюду.

Ужиная или обедая в ресторанах, мы никогда не садились напротив друг друга, всегда только совсем близко, цепляя друг друга локтями, соприкасаясь коленями. Ели нездоровую, но вкусную пищу. И каждый раз я застывала, завороженная его привычкой облизывать губы.

Часто мы ходили в малюсенькие кинотеатры, смотреть старые фильмы, сидя на пыльных креслах. Раньше, без него я не бывала в подобных местах, но теперь и не думала смотреть что-то в современных гигантских залах, надевая уродливые специальные очки для просмотра объемного изображения. Все это было лишним. Куда более бессмысленным, чем старое черно-белое кино.

В начале лета он повез меня на знаменитое в определенных кругах английское побережье.

Мы поехали на поезде, везя с собой одну-единственную небольшую сумку.

Вода была еще слишком холодная, но, конечно, он купался. С синими пугающими губами выходил из воды и жался ко мне как маленький. Целовал мои плечи, пока его зубы постукивали от холода. Он был мокрым, совершенно ледяным, но я обхватывала его руками и ногами, крепко прижимая к себе. Согревшись, он закуривал, изредка обхватывая горлышко зеленой стеклянной бутылки губами, смакуя терпкий вкус местного живого пива. И обычно мы разговаривали, пока темно-оранжевое солнце садилось.

- Ты так хотела на море, но ни разу не зашла в воду хотя бы по колено.

- Слишком холодная.

- Так кажется. Стоит окунуться, и быстро привыкаешь, Адели.

- Может быть, завтра?

Он засмеялся: - Ты говоришь так каждый вечер!

- Потому что в каждый новый день вода кажется еще холоднее, чем я запомнила.

- Хочешь, я отвезу тебя куда-нибудь, где вода – парное молоко? – Его губы скользили по задней части моей шеи.

- Мне нравится здесь… Думаю, я завтра искупаюсь. Да.

- Я буду ждать тебя на берегу с шерстяным пледом. – Опять смех.

- Не веришь мне?! Я завтра точно окунусь!

- Намочишь пятки и побежишь на берег…

Я ударила его по ноге. И расслабила спину, прислонившись к его груди. Он крепко обнял меня обеими руками. Солнце уже почти скрылось, осталась лишь яркая тонкая дуга. Мы сидели близко к воде, на ноги изредка попадали колючие брызги накатывающих волн. Каменистый пляж был соблазнительно пуст. Только сейчас я поняла, что ни разу не плавала с ним в море, а мне просто жизненно необходимо нужно было успеть попробовать всё. Или как можно больше.

- Пойдем искупаемся сейчас?

- Ты же струсишь в последний момент.

- Нет. Я хочу.

Как только я зашла в воду по щиколотку, кожа моментально покрылась мурашками. Он стоял чуть позади меня, и я шагнула назад, прижимаясь спиной к его телу. Прошло много времени, прежде чем мы погрузились по пояс. Он не любил тянуть, но не торопил меня. Только когда солнце окончательно зашло, я наконец уговорила себя окунуться с головой. Один раз, второй, третий… Это было легче, чем казалось с берега. Он плавал вокруг меня, хватая под водой за ноги. И мы много обнимались. В воде его тело было до смешного легким, и я носила его на руках. Он смеялся и просил отнести его на берег, тогда я опускала руки, и он уходил под воду. Его губы были холодными и солеными. А отросшие волосы полностью мокрыми, и я делала ему забавные прически. Мы выяснили, что ему не идет ни прямой пробор, ни даже ирокез.

Вместе мы плавали каждый раз, когда заходило солнце.
Спустя много-много дней мы вернулись домой.
Маленькие темные птички кружили в большом светлом небе.
Где-то близко к горизонту пышными завитками клубились белоснежные облака.
Яркое далекое солнце оставляло свои теплые прикосновения на моих плечах.
Я не думала о том, что будет после, я наслаждалась тем, что имела сейчас.

Я знала, что дома меня ждут красные маки, украденные им со столика ресторана, в котором мы заказали только два стакана колы и громко смеялись.

Я знала, что он вернется ко мне сразу, как только закончит свои дела, которые он называл «пустой тратой времени». Он сказал, что хочет тратить свое время только на меня. И лишь от этого я была счастлива.

Он придет с бутылкой дешевого вина и головкой самого обыкновенного сыра. Посмеется над моими красными маками и откроет окно настежь, заставляя наши занавески легонько танцевать.

И мы вместе будем радоваться тому, что имеем сейчас, не задумываясь о том, что станет с нами после. И мне будет легко, потому что я смогла это пережить.

Он полностью разденется перед тем, как лечь в постель. Его длинное худое тело вытянется на наших белых простынях. И он будет наблюдать, не отрывая глаз, как я допиваю наше дешевое красное вино. Он никогда не укрывается одеялом, но всегда накрывает меня собой. Днём, вечером и ночью он пахнет как утро, а с утра он пахнет мной.

Он пришел, и всё было точно так, как я себе представляла и как полюбила. Почти.

- Адели?

- Мне нравится это вино. Я хочу его завтра тоже.

- Я просил тебя снять со стены календарь.

- В нашем магазине такого вина нет. Где ты был?

- Я разговариваю с тобой, Адели.

- И я разговариваю с тобой.

- Я просил тебя снять со стены календарь.

- Я не буду. Я хочу знать, сколько прошло дней.

Он поднял с пола наш будильник и в приступе гнева бросил его в стену.

Будильник вдребезги, но время не тронуто.

Я уже привыкла, поэтому не вздрагивала.

- Зачем так нервничать? Я все равно буду считать. По солнцу, если уберем календарь.

- Будешь считать в любом случае. – Он кивал головой своим мыслям.

- Да.

- Тогда поженимся?

- Когда? – Я была загипнотизирована этим словом. Мое тело отказывалось двигаться, каждая моя клеточка отчаянно боялась спугнуть момент. Я была готова убить, чтобы услышать это снова.

- Завтра? Я вызову такси, не забудь паспорта.

- В Лас-Вегас?

- Да. Не хочу ждать. И… не будем никому говорить?

Я представила на празднике его маму, я представила, что скажет мне Сэм, и готова была признать, что это верное решение, или облегчающее жизнь решение.

Возможно, мы поступали жестоко с нашими близкими? Но эта свадьба была только для нас. Такая свадьба двух влюбленных эгоистов.

Мы летели в самолете, одетые как жених и невеста. Почти. На мне был обыкновенный белый сарафан до колена, и я даже накрасила ресницы, смешно подергивая губами и вспоминая при этом Кармен. На нем белая рубашка с длинным рукавом и черные джинсы, жаль не нашлось туфель… но кроссовки – были совершенно не той вещью, которая могла меня расстроить сейчас.

Казалось, что мы летим уже вечность. Мне мог бы помочь сон, но какая женщина способна уснуть накануне своей свадьбы?

Он тоже выглядел возбужденным, его щеки покрылись алыми пятнами, как и всегда, когда он переживал сильные эмоции. Он держал меня за руку, и я не могла разобрать, чья ладонь потеет, его или моя? Или обе?

Три квартала от аэропорта бегом, все еще держась за руки…

Крошечный ювелирный магазин, открытый здесь специально для таких, как мы.

Два тонких обручальных кольца. Таких простых, которые сейчас уже никто не носит.

Мы не покупаем цветов и не делаем причесок.

Берем напрокат черную пыльную и очень старую БМВ, мчимся в ту часть города, где нас ждут. Где всегда ждут таких, как мы. Смеемся. Он как обычно роняет сигарету, и шарит рукой, отыскивая ее на ощупь. И я не могу оторвать глаз от его руки, потому что на ней обручальное кольцо. И на моей тоже. Одели их друг на друга еще в магазине, еще не успев расплатиться. И так слишком долго тянули.

Нас мог бы поженить Элвис Прэсли или Френк Синатра, даже Барак Обама, кто угодно.

Мы могли бы пожениться в декорациях Диснея или роскошной средневековой сказки, в стиле 60-х, 70-х, будто бы в космосе или на дне океана… любые изыски.

Но мы выбрали маленькую церковь, которая никогда не пользовалась большой популярностью, потому что она – не то чудо, за которым люди летят в Лас-Вегас.

И человек, который должен был принять наши клятвы, не выглядел как-то по особенному – обычный, когда-то черный, но теперь выцветший костюм.

Но ничего из этого в наших глазах не выглядело недостаточным или неполноценным.
Теперь я знала, что всегда мечтала только об этом.

Я шла по проходу без музыки, между абсолютно пустых лавочек для гостей, без цветов в руках, и мое лицо не закрывала красивейшая фата. Но он ждал меня в конце. И никакое торжество не могло сравниться с этим. Ничто не могло сравниться.

Я знала совершенно точно, что многие люди не испытывают такого количества сильных чувств за всю свою жизнь, но с ним я получила и получаю всё это за очень короткий срок. Короткий срок. Было ли это плохо? Теперь я не знала. Может быть, судьба дала нам слишком много счастья… и чтобы сохранить равновесие, оно должно было продолжаться недолго? Упаковку мороженого можно смаковать, растягивая, неделю. А можно, съесть все за один вечер, получив полное удовлетворение.

Мы с ним съедим свою упаковку за вечер.

В наших клятвах было всего три слова.

Мы не целовались слишком долго или слишком страстно.

Нас не стало друг у друга больше, чем уже было, мы не могли любить сильнее, чем уже случилось… Просто теперь о нас должен был знать Бог?

Существовала ли возможность, что Он передумает и не заберет его теперь?

Получив красивый сертификат, он свернул его и засунул в задний карман штанов.

Солнце уже давно село, и город просыпался. Город, который живет ночью.

- Купим вина и уедем туда, где тихо?

- Да.

Мы медленно выезжали из города, яркие мигающие вывески слепили глаза.

Люди махали нам руками, возможно, они знали, что почти все девушки в белых платьях здесь, скорее всего, невесты. Он улыбался и приветливо махал им в ответ.

Я чувствовала себя сытой, удовлетворенной, спокойной… сама не знаю, почему.

Выехав на свободную трассу, мы опустили окна. Теплый ветер влетал в мое окно и вылетал через его. Я сжимала его свободную руку, а он повторял, что любит меня. Сигарета, зажатая в зубах, выпала на последнем произнесенном слове в этой фразе. Я смеялась, потому что он совсем не менялся, и это успокаивало меня. Ища свою сигарету, он наклонил голову, высматривая ее в своих ногах. Я все еще смеялась.

Резкий пронзительный сигнал фуры ударил по ушам, я посмотрела в лобовое стекло, но не увидела ничего, кроме яркого желтого света. Я могла или закричать, или крепче ухватиться за его руку. Я выбрала второе. Больно не было.

Меня успело зацепить странное чувство… облегчение?
От того, что не придется плакать на его похоронах?
Или это просто моя душа отделилась от тела?

________________

От автора:
Это не совсем конец.
Но то, что я еще напишу, не будет главой от лица Роберта.



Источник: http://www.only-r.com/forum/38-589-1
Из жизни Роберта Kатастрõфа Солнышко 75 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Вселенная Роба - 12
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ Мнения, высказывания, ...
Интервью разобранные на "кусочки"
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Festival de Cannes
Opposite
❖ ROBsessiON Будуар
Только мысли все о нем и о нем.
Последнее в фф
❖ Завтра в одиннадцать н...
Собственные произведения.
❖ Завтра в одиннадцать н...
Собственные произведения.
❖ Маленькие американские...
Из жизни Роберта
❖ Любовь начинается (не)...
Собственные произведения.
❖ Маленькие американские...
Из жизни Роберта
❖ Любовь начинается (не)...
Собственные произведения.
❖ Маленькие американские...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 242
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 16
Гостей: 13
Пользователей: 3
Lidiya Maiya Солнышко


Изображение
Вверх