Творчество

Лондон-Лондон-Лондон! Глава 10
24.05.2017   09:00    
Глава 10. Моя…

Роберт

Какое странное чувство легкости и эйфории на душе. В машине уютно, пахнет ее духами, из динамиков доносится тихая музыка, а впереди бесконечная дорога, убегающая вдаль между полей и маленьких рощ. Но главное, что рядом сидит она, тихонько подпевает Крису Исааку и вертит головой по сторонам, стараясь запечатлеть в памяти английский пейзаж. Глядя на нее, трудно удержаться от улыбки. Она с таким живым интересом рассматривает каменные дома, утопающие в золоте осени и каждое дерево провожает таким печальным взглядом, будто знакома с ним лично. Она непосредственная, близкая и такая задорная. Рядом с ней хочется дышать полной грудью, смеяться и верить, что нет никаких проблем. Мы их просто выдумали, чтобы усложнить такую простую и увлекательную жизнь.
Она повернулась ко мне и одарила таким счастливым взглядом голубых глаз, что я чуть не выпустил руль и не полез к ней обниматься. Почему-то до дрожи хотелось прижать ее к себе, как тогда, в машине, или во время нашего танца. С ней было интересно говорить, но еще лучше с ней было молчать. Общаться мысленно, вот так, при помощи глаз:
«Мне хорошо с тобой»
«Ты видишь этот мир вокруг нас?»
«Глупенькая, ты для меня вдруг стала целым миром. Непостоянным, вертким и веселым. Откуда ты взялась такая?»
«Может, из страны твоих снов?»
«Там живут только феи».
«Значит, я одна из них».
«Да, ты одна из них, моя фея осени».
«Осени? Пусть будет осени, главное – твоя»
«Всего три дня назад я и не подозревал о твоем существовании»
«Брось, я всегда была рядом, в твоих снах, и вот теперь решила показаться наяву»
«Может, я сплю?»
«Нет, я тебя разбудила»
«Вернула к жизни?»
«Еще нет. Заколдованных принцев возвращают к жизни поцелуем»
«А что потом? Долго и счастливо?»
«А как хочешь ты?»
«Я хочу навсегда»
«Значит, так оно и будет. Только верь мне»

Можно было до бесконечности сочинять этот странный, слегка сумасшедший диалог, но глаза – ее глаза – они утверждали, что все это происходит на самом деле, и вот сейчас мы с ней говорим. Языком жестов, улыбок и света глаз.
Прошло всего три дня, а мне казалось, я знаю тебя всю жизнь и, не хочется расставаться с тобой. Но… Постой, есть ведь Интернет, почта, мы сможем общаться. Видеть и слышать тебя – вот что мне теперь всегда будет нужно.
– Подожди, я еще не уезжаю. – Она вдруг рассмеялась и, я понял, что последнюю фразу произнес вслух. – Можем погулять завтра. Если ты хочешь, конечно.
– Конечно, хочу.
– Тогда договорились. Кстати, что это за место, куда ты меня везешь?
– Увидишь, – загадочно отозвался я, но эта рыжая непоседа повернулась ко мне и, сделав больше глаза, протянула:
– Пожа-а-алуйста.
Ну и как тут сдержать улыбку?
– Хорошо. Это аббатство четырнадцатого века, разрушенное временем и погодными явлениями. Но вот совсем недавно, лет пятьдесят назад, его взяло под свою опеку государство. Хотели сначала восстановить, но поняли, что эта груда камней смотрится живописнее, растянутая на несколько миль вперед. Но это еще не все. С того самого четырнадцатого века на территории аббатства Санта-Анна сохранилась часовня, в своем, так сказать, первозданном виде. Вот ее-то и реставрировали. И часовня эта непростая, окутанная легендами. – Я понизил голос, придав ему нужный в данной ситуации трагизм.
– Там кто-то погиб? А как?
Я фыркнул: уж очень радостно она об этом спросила, будто ей лично посчастливилось побывать при этих событиях, а потом отразить их на страницах свой книги.
– Нет, там никто не погиб, – разочаровал я ее, – просто поговаривают, что в той часовне стояла статуя, привезенная римлянами из самой Александрии. То была девушка, вырезанная из прочного белого камня. И была она столь прекрасна, что христиане тотчас обрядили ее в шелковые одежды, поставили в часовне и нарекли Анной. И вот случилось так, что аббатство попало во владения герцога Хоука. В те времена постоянно случались какие-то войны, вот за заслуги ему король и отделил изрядный кусок святой земли. Герцог был молод, горяч и смел, но его отослали в новоприобретенный замок, наводить там порядок. Ослушаться короля значило сложить голову на плаху и хорошо, если у палача будет острый меч, а не тупая железяка, которой он перепилит позвонки.
– Ого, да ты меня удивляешь, я наслаждаюсь рассказом! – Воскликнула она, а я постарался не отвлекаться от дороги.
– Так вот, этот герцог, боясь ослушаться прямого приказа, вернулся в замок и стал объезжать свои владения, присматриваясь и оценивая, как долго ему придется здесь пробыть. И вот однажды случилось ему в знойный июльский день остановиться у ручья, чтобы отдохнуть и напоить коня. И только ступил он на скользкий берег, как из ручья выпрыгнула водяная дева и пригрозила, чтобы не мутил он воду. Рыцарь согласился, все-таки он был мужчиной, и отказать прекрасной, тем более обнаженной девушке не мог, даже если эта девушка целиком состояла из воды. В те времена верили во всякую нечисть, хотя причиной ее появления скорее всего было плохое вино и коварное солнце. Но, так или иначе, рыцарь взобрался на коня и продолжил путь. Водяная дева, видя такую покладистость, сжалилась и направила его под сень аббатства, предсказав, что если он будет терпелив, то встретит там свое счастье. Рыцарь поверил, и к ночи оказался возле часовни, где и решил заночевать. Встречать его вышел старый священник, и герцог Хоук усомнился в словах водяной. Как-то не походил пастор на его долгожданное счастье.
Яра рассмеялась, шутливо ткнув меня в плечо.
– Эй, подожди, это еще не конец. Увидев усталого путника, святой отец предложил ему заночевать в часовне. Дескать, полезно для молодого организма провести ночь в молениях с благочестивыми мыслями. Вот только благочестивых мыслей у герцога Хоука не случилось. В мерцающем свете свечей на него поглядывала статуя Святой Анны. В Греции вообще уважали красоту обнаженного тела, и не было ничего удивительного, что это самое тело вырезали из камня со всеми соблазнительными подробностями и даже прикрытое целомудренными шелками, оно будоражило молодой, неизбалованный женским вниманием разум Хоука. Рыцарь потерял голову. Ему мерещилась прекрасная дева и он, упав на колени, молил Господа, чтобы тот подарил ему прекрасное видение в жены. Видно, в тот момент Хоука не смущало, что дева каменная. Но как бы ни была горяча и неистова молитва, усталость и весь день, проведенный на солнцепеке, взяли свое, и рыцаря сморил сон. Поэтому он и не заметил, как каменная статуя повернула голову, расправила нежные плечи, потянулась всем своим гибким телом, сбросила шелка и спустилась с постамента живой девушкой, только с очень белой кожей. Рыцаря разбудили поцелуи и, наутро их обвенчал заспанный и удивленный до крайности священник. Рыцарь нашел свое счастье, и вместе с девой они прожили счастливую, полную радости жизнь. А когда рыцарь умер, его супруга покинула замок, оставив все наследство детям, и ушла в вечные леса Авалона, чтобы ждать своего супруга там. Поговаривают, что когда будет найден этот загадочный остров, на его берегу будет стоять прекрасная статуя из белого камня, целомудренно прикрытая шелками.
Я закончил рассказ и прислушался, не отрывая взгляда от дороги. В салоне было тихо и лишь редкие всхлипы нарушали эту тишину. Я недоуменно повернулся и посмотрел на Яру, которая шмыгала носом и безуспешно вытирала слезы рукавом куртки.
– Эй, ты чего? – Я боялся женских слез, поскольку не представлял, как вести себя в подобной ситуации: начинать просить за что– то прощения или утешать? А если утешать, то как?
– Жалко их, – всхлипнув, сказала она и поспешно отвернулась от меня, чтобы утереть нос. Я вспомнил о носовом платке, достал из кармана скомканный клочок ткани и усомнился в своей чистоплотности. Но Яра не обратила на это внимания, ухватила за краешек и аккуратно привела глаза в порядок. Ну, вот теперь они сияют лучше всяких драгоценных камней.
– Да брось, они обязательно встретятся, а иначе для чего существуют легенды? О, смотри, мы уже подъезжаем.
– Знаешь, ты потрясающий рассказчик. У тебя талант.
– Спасибо. – Я смутился и никогда бы ей не признался, что задействовал все свое актерское мастерство, чтобы история многовековой давности заинтересовала и увлекла ее. Похоже, это удалось, и мне в награду досталась ее немного печальная улыбка, что была лучше всяких «Оскаров».

Ярослава

Стоило нам только выйти из машины и вдохнуть этот лесной запах, в котором мне отчетливо слышались нотки вереска, как Роберт извлек из кармана куртки шарф и завязал мне глаза.
– Зачем это? – недоуменно спросила я, проводя рукой по тонкому кашемиру. Интересно, он сильно обидится, если я потом сопру его кашне? Или не стоит потакать своим фетишам?
– Я хочу тебя удивить, – последовал тихий ответ, и я невольно подчинилась, позволив туже затянуть узел. – Идем.
Я покорно вложила пальцы в его теплую ладонь, отчего сотни тысяч электрических разрядов устремились вверх по руке. Знал бы он, как мне трудно не замечать реакции моего организма на его прикосновения.
– Не боишься? – с придыханием спросил он. – Уверен, здесь есть приведения.
– Где? – тотчас спросила я. – Я хочу их увидеть!
Роберт рассмеялся и отнял мою вторую руку от повязки, а потом и вовсе обнял и повел вперед. Не знаю, сколько мы шли, да и где мы шли, тоже не знаю, но под кроссовками однозначно шуршали камни и пару раз мы поднимались по лестнице. Роб с трепетной нежностью поддерживал меня, я млела, совершенно не обращая внимания на то, что ни черта не вижу. Это казалось такой мелочью по сравнению с его обжигающими руками, которые придерживали меня за плечи.
Единственное, что я поняла, так это то, что мы вошли в помещение, воздух которого пропитался запахом гари и теплого воска. Аббатство! Но Роберт вновь не дал мне снять повязку, чтобы убедиться в правоте своих мыслей. Но вот мы прошли еще один виток, вероятно, поднимаясь выше и, в лицо ударил теплый осенний ветерок. Мне сразу стало легче, и я вдохнула полной грудью, чувствуя, как губы растягиваются в предательской улыбке.
– Готова? – Голос у самого уха.
– Спрашиваешь?! Конечно! – И яркий свет просто ослепил. Утерев слезы, я только тогда смогла рассмотреть, куда привел меня этот ненормальный англичанин. От увиденной картины просто захватывало дух, и я восторженно прижалась к каменным перилам.
Прямо передо мной раскинулась потрясающая панорама осеннего леса. Охряные, золотые, рубиновые и малахитовые краски смешивались, и в тоже время вспыхивали отдельными искорками. Здесь были бархатные ели, укрытые едва приметной дымкой, резные клены, что огромными золотыми листья закрывали осины, которые дрожали в кроваво-красном тумане своей листвы, и густые непролазные заросли орешника. Могучие исполины – дубы, что притаились по краям рощи, как рыцари в старинных, огрубевших кирасах, хранили покой этого волшебного места. Но там, вдалеке, у линии горизонта, едва угадывался суетливый город, и я отчетливо понимала, что не хочу туда возвращаться. Опустив голову, я погладила серые камни, по которым полз зеленый пушистый мох.
– Тебе понравилось? – Роберт на миг прижался ко мне, а потом и вовсе заключил в объятия, устроив свой колючий подбородок на моей макушке. Я замерла, не в силах пошевелиться, но непоседа- ветер, словно забавляясь, закрутил мои волосы и бросил их мне в лицо. Роб нежно отвел их и заправил мне за ухо, а я в это время судорожно вспоминала его вопрос.
– Роберт, это потрясающе! Ничего не видела красивее! – Призналась я. – Это похоже на сказку!
«Это чересчур похоже на сказку, пора бы уже искать волшебный клубок и бодро топать домой, подальше от обольстительного Кащея Бессмертного!» – От мысленной аллегории, где я сравнила Эдварда Каллена со своим любимым сказочным персонажем, стало смешно, и напряжение покинуло меня.
– Кстати, где мы?
– Мы на крыше аббатства. Это мое любимое место.
– Здесь великолепно.
– Рад, что тебе понравилось. А где твое любимое место? Где тебе хорошо?
Я на миг задумалась. Мне было хорошо на своей уютной кухне, с кружкой горячего кофе, дымящей сигаретой и включенным ноутбуком, но Роберт явно ждал другого ответа, а мне как назло ничего не приходило на ум, ровно до тех пор, пока я не вспомнила о родителях.
– У моей мамы потрясающий сад. Там очень много роз и больших лилий, а еще там огромный куст белой сирени, а под ним стоит лавочка, которую папа спёр…э-э-э… то есть позаимствовал в своей военной части. Так вот, весной, когда распускаются мелкие пахучие цветы, я люблю сидеть на скамейке, читать книгу и слушать, как тихонько в камышах у реки выводит свои трели соловей. В такие минуты я по-настоящему счастлива.
Я улыбнулась, продолжая любоваться невероятно красивым пейзажем, а потом спросила:
– А что любишь ты?
– Кофе. Сигареты. Ночь и гитару. А место… место не имеет значения. – В его тихом голосе прозвучала нотка горечи, и я вдруг отчетливо поняла: он был одинок. Страшно, болезненно, как-то по-звериному одинок. У меня был Лекс, который прочно занимал позиции лучшего друга и худшего парня. Но он был со мной и после тяжелого рабочего дня, и даже тогда, когда глава писалась наравне с родовыми потугами. Я всегда могла придти на кухню, забрать у него наушники и наябедничать и на своего начальника, и на главного героя. Были еще и девчонки, которым я могла позвонить в любое время суток, если Леша не соглашался отдавать наушники или прятался от меня в ванной. Была у меня еще и мама, которой я также могла позвонить и настучать на Лекса, что до этого сбежал от меня, и услышать в трубке не только мамин задорный голос, но и бас папы - бывшего дальнобойщика, а ныне успешного бизнесмена. Они все были у меня, были моим миром, за который я могла смело выйти против целого батальона врагов; были моей баррикадой, где я могла укрыться от бед, и были теми, благодаря кому я стала такой, какая есть, не ломая и не перестраивая себя.
Однако у Роберта все было иначе. Весь мир знал его. Женская половина сходила по нему с ума, иногда ненавидела, а часть и вообще не обращала на него внимания, мужская – милостиво терпела кумира миллионов, но при всем при этом у него не было своего места, где бы отдыхала душа, не было того, с кем бы можно делиться сомнениями, страхами и радостью побед. Он был на виду у всех, и в тоже время один.
Наверное, я не осознавала, что делаю, а может это воинственная крошка-пикси, ткнула меня своим копьем, но я повернулась в кольце его рук, чтобы в следующий миг оцепенеть под его взглядом, а после медленно раствориться в этой непередаваемой нежности.
Меня, конечно, и раньше целовали. Первый раз в шестом классе, за что потом влюбленный в меня мальчишка получил по башке портфелем, причем от Штепика, который потом всем нам рассказывал, как нагло домогался меня этот извращенец. И второй раз (эх, и все последующие – не особый– то получился списочек, хвастать нечем!) это уже был взрослый Лекс. Его поцелуй отличался от поцелуя шестиклассника, и ни в какое сравнение не шел с тем, что я испытывала теперь. Буря чувств, безумный водоворот желания захлестнули меня, накрывая с головой волнами жаркой страсти. По-мужски твердые губы не давали мне ни единого шанса выбраться, заставляя подчиняться их напору. Я жадно зарылась в его волосы на затылке, поглаживая и прижимая Роба ближе, а для этого мне пришлось встать на носочки.
Мощно и уверенно билось его сердце, с каждым моим прикосновением наращивая темп. Я теряла голову и ни капли об этом не жалела. Мне стало наплевать на вчера, сегодня и завтра. Было только сейчас, этот миг, застывший и растянувшийся во времени. Во всей Вселенной остались только я и он, и это чувство невесомости, что окутало нас двоих, не давая ни малейшего шанса вырваться, и лишь спасительная тьма, что поглотила меня, осталась единственным выходом из этой западни. Увы, в середине самого лучшего поцелуя в моей жизни я упала в обморок.
В чувство меня привел тихий смех в макушку и горячие ладони у меня на талии. А еще было очень тепло спине. Над стеной, увитой мхом и плющом проносился ветер, что бесконечно трепал мои волосы, которые я не уподобилась завязать в хвост. Роберт легко поймал одну прядку и накрутил ее на палец. Кольцо червонного золота, мое рыжее наказание, которое никак не закрашивалось даже черной, смоляной краской. Уже через две недели корни начинали полыхать пожаром, который широкой полосой расходился буквально за месяц. И вот теперь нашелся человек, который любовался этой ошибкой природы, что досталась мне в наследство от папы.
– Рыжая, непоседливая и непредсказуемая, как ты вообще ухитрилась дожить на этой жестокой Земле до своего возраста? – Роб рассмеялся, целуя меня в макушку. А что я? Я просто пожала плечами и прижалась к нему посильнее. Мы сидели на деревянной скамье, которая нашлась в углу широкого балкона.
– Когда заканчивается твой отпуск? – Я поудобнее устроилась, привалившись к его плечу. Он тут же прижался свой подбородком к моей макушке.
– Где-то через неделю, но может и раньше. Все зависит от того, когда я буду нужен своему директору. Но у нас есть три дня.
– А как же Лекс? – Я решила его подразнить.
– Ну, думаю, Лекс здесь будет лишним, – пробурчал Роберт и – зуб даю – с недовольной физиономией. – Где бы ты хотела еще побывать и что увидеть?
– Эльфа, это однозначно! А ты думал, зачем я еще сюда приехала?! Потом побывать на острове короля Артура, подергать за бороду колдуна Мерлина, прокатиться на единороге и найти философский камень. В общем, я приехала сюда, чтобы убедиться в достоверности легенд, – нагло врала я, продолжая улыбаться.
– Всего лишь! – Он фыркнул. – А я думал, ты моя фанатка и приехала на поиски меня.
– Была такая идея, но в тот момент меня интересовал больше усопший король Артур. Во встречу с ним я, по крайней мере, верила, а вот что увижу тебя – нет.
– Я что – такой нереальный?! – И столько возмущения в голосе, что я невольно запрокинула лицо и встретилась с его горящим взглядом. Поколебавшись, я привстала и просто чмокнула его в губы. Роберт этим не ограничился, и минут на пять я выпала из действительности.
– Реальный, даже очень, – заверила я его, после того как отдышалась и немного пришла в себя.
– Ты кофе хочешь, сказочница? – С нежностью спросил он.
– Да и сигарету. – Сказала я, решив не изменять привычке. Мне тотчас протянули горячий бокал, я натянула рукава свитера и обхватила его импровизированными перчатками. Стало еще уютнее. Ветерок проносился над башней, а мы сидели на скамейке и вели тихую непринужденную беседу, будто не виделись сотни лет, и вот вновь встретились, и столько накопилось новостей, что не хватит времени все их пересказать. Когда начало темнеть, мы неспешно спустились по каменной лестнице вниз, и там, в небольшом зале, где было прекрасное витражное окно, на котором сверкали блики нескольких свечей, я увидела белоснежный постамент. На нем было выбито «Anna».
– Да, именно с этого пьедестала она и сошла, когда рыцарь неистово произносил свои молитвы, – прошептал Роб, обнимая меня за плечи. И я вдруг поверила в эту историю. Нашей Земле миллионы лет, и кто знает, какие могущественные силы ее создали и какими существами населили.
– Наверное, она была красавицей.
– Скорее, она походила на тебя. – И нежный поцелуй.
Роберт привез меня в отель поздно вечером и, условившись встретиться завтра утром, мы расстались. А я с замиранием сердца прошла мимо портье, открыла дверь своим ключом и остановилась, удивленно рассматривая пустой номер. Лекса еще не было, чему я была несказанно рада. Я не знала, как буду смотреть в эти черные, осуждающие меня глаза. Вздохнув, я потопала в ванную, а после, решив, что все равно не усну, устроилась на кровати с нэтбуком, где открыв файл с недописанной главой, попыталась сосредоточиться на тексте. Но у меня это не получилось. Наоборот, душа требовала чего– то прекрасного, а так как у меня не было с собой любимых книг (все они остались на флэшке), мне пришлось начать пролог своего первого любовного романа, в который я начинала верить.

На другом конце города…

Руки обжигают грудь, скользят по телу, очерчивая силуэт, касаются, воспламеняют, заводят и кажется, что после каждого прикосновения чуть шершавых, таких сильных мужских рук по телу проносятся разряды молний. Эти умелые и смелые прикосновения доводят до неистовства, и так трудно удержать стон. Губы, словно тавро, оставляют на гладкой шелковистой коже метки, которые тоже полыхают. Прикосновения порой легки как лепестки роз, а порой дерзки как колючий шиповник, и не понять, что заводит и нравиться больше: вот эта нежность, которой горит его взор, или эта страсть, которая сжигает тело в огне. Ангел или демон, что затаились в этом сильном мускулистом мужчине, и неизвестно, кому из них ты подаришь или продашь свою душу. А ведь так хочется, чтобы он владел тобой всей без остатка, без компромисса и без сомнения. Когда еще случится такая буря, когда еще ты начнешь стонать лишь от одного его взгляда или мимолетного прикосновения? Когда еще ты так неистово жаждала начать этот древний танец мужчины и женщины? Казалось ли когда-нибудь, что если он не прикоснется, если он не обнимет, ты просто умрешь? Что вообще творится? Эти безумные шальные звезды, что бесстыдно заглядываются на твое белоснежное обнаженное тело в объятиях бронзовой красоты, сошли с ума?! Или ты вдруг потеряла свою голову, что до этого выдвигала лишь трезвые рациональные идеи? Ведь стоило появиться ему, этому загадочному мужчине, в простой серой футболке, с руками, измазанными мазутом, и таким пылким и пленительным взглядом, как ты забыла все свои догмы, в которые верила и отдалась, не глядя, отдалась вся без сомнений. И пусть для него это будет лишь секс, увлечение на несколько дней, для тебя это останется чувством на всю жизнь и счастьем, которое пусть и длится всего лишь миг, но для тебя оно растянется в вечность. И пускай будет то, что должно быть, и ледяная королева на час превратиться в бесшабашную девушку, которая так жаждет любви и хочет отогреть в пылких объятиях того, кто исчезнет через несколько дней и больше никогда не появиться в ее жизни. И вновь придется приклеить маску надменности и неприступности, обувать туфли с ледяными шипами и затягивать трепетное тело в жесткий корсет выдуманного образа. Но это будет потом, а сейчас она тает в объятиях и продает душу страстному демону, и в тоже время дарит нежному чувственному ангелу, который, целуя, делает ее самой счастливой под вечным сиянием древних звезд.

Ярослава

Лекс вернулся в номер часов в пять утра. Я только уснула, оставив третью главу нового романа недописанной (мой убойный Главный герой неоконченного боевика наверняка обиделся и не пошлет ко мне Муза еще долго). Услышав его осторожные шаги, я открыла глаза в кромешной тьме. Леха наклонился ко мне, нос тотчас защекотал цветочный аромат «Shalimar» от Герлен, которым пользовалась дизайнерша. Поцеловав меня в висок, он, думая, что я сплю, тихо, на пределе слышимости прошептал: «Прости, Яра» и, шаркая ногами как человек, на плечах которого мирно расположилась гора, отправился в ванную. Я же счастливо улыбнулась, искренне радуясь тому, что и Лекс смог прикоснуться к мечте. А точнее даже переспать с ней. И утро вдруг показалось не таким страшным. С этими мыслями я и заснула, не дожидаясь пока затюканный собственными страхами Лекс прекратит попытки утопиться под душем и придет спать.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-318-1
Из жизни Роберта Karmel (Ирина) Солнышко 501 14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Влюбиться в Роберта Па...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 172
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 6
Пользователей: 3
Elfo4ka GASA ljuvi


Изображение
Вверх