Творчество

Голос. Глава 2
11.12.2018   23:35    

- Да, Дорис. Десять… Пять в приют имени Лилиан Трэшер и пять в детское отделение. Это все пока, спасибо. – Эдвард отсоединился, вытер лоб. Оглянувшись на дверь своего кабинета, где оставил Джессику, повёл плечами. Он понимал, что ведёт себя не так, как надо… Надо? А надо ли вообще… Он слышал судорожные всхлипы за дверью, подошёл к ней вплотную, положил руку на ручку. Убрал руку, отвернулся и медленно поднялся по лестнице в свою спальню. 

- Успокойся. Оно того не стоит… Он тебя не стоит… 
Слёзы все текли. Джесс смотрела в другие глаза. Светло-голубые, внимательные. Действие их взгляда напоминало приём обезболивающего средства после приступа жестокой боли. Страдание отступает, становится легче, хочется просто выспаться, отдохнуть. Джесс глубоко вздохнула, один раз, другой. Стало действительно легче. 
- Я люблю его. Так, что ненавижу порой. 
- Ненавидишь? – Тихий, спокойный голос. 
- Да… Нет… Не знаю… Иногда мне кажется, что я что-то значу для него, и мне так легко, так хорошо. Но потом… он снова закрывается, и я понимаю… Он никогда не был и не будет моим… Даже если я проведу всю жизнь рядом с ним. Ну да ладно.
Она встала, вытерла лицо рукой. – Я ненадолго, знаешь. Просто не могла больше. Прости, я не должна была снова выплескивать на тебя все это. Просто мне не с кем больше поговорить. Ты же друг мне, единственный друг… - Джесс вопросительно, ласково заглянула в глаза. Друг…
- Конечно. Я твой друг, и ты знаешь это. И ты знаешь, что может быть и по-другому? Что ты можешь быть любима, взаимно? Что ты не должна жить так? – Голос дрогнул, правильные черты лица чуть исказились, сильнее проступил ненавистный кокни – отголосок прошлой жизни, которую следовало забыть, похоронить. Навсегда. Вместе с пощечинами, пьяными воплями, босыми ногами круглый год. Вместе с полуголодным существованием, учебой до обморока, обиванием порогов. 
Джаспер Уитлок делил свою жизнь на две части. О первой он забыл. Выжег из памяти каленым железом все, что могло напомнить о ней. Своим вторым днём рождения он считал день, когда познакомился с Карлайлом Калленом. 
Тогда уже в третий раз безуспешно добивался субсидии для обучения на юридическом факультете. Он бредил учебой, читал ночи напролет, с отчаянием думая, что, возможно, все это бессмысленно. Сына алкоголички из Блэкпула не примут в Оксбридж, в сердце английской юриспруденции и снобизма. Джасперу чудом удалось блестяще закончить школу, занимаясь под крики и звуки бьющейся дешёвой посуды. Не вспоминать, только не вспоминать… В шестнадцать удрал в Лондон. Работал за стол и койку, одновременно посещая курсы подготовки к университету. Он смог попасть туда благодаря блестяще законченной школе, отказать ему права не имели. А затем…  Узнав о том, сколько стоит обучение, он впервые в жизни заплакал. 
Кто-то сказал ему о возможности получения субсидии. Два раза поданные им документы отклоняли. На третий раз его вызвали на какую-то очередную комиссию, закончившуюся так же безрезультатно. Выйдя из старого здания, Джаспер сел на ступеньки каменной лестницы и долго сидел, не обращая внимания на проливной дождь. Кто-то окликнул его, когда он уже совсем закоченел. 
- Мистер Уитлок! 
Он помнил этого блондина, председателя комиссии, адвоката Карлайла Каллена, который за все время заседания не произнёс ни слова. Джаспер не шелохнулся. – Мистер Уитлок! 
- Что Вы хотите? – Джаспер вскочил на ноги. Желчь подступала к горлу, хотелось выть, орать, ударить кулаком по этому идеальному лицу напротив. – Вы уже вынесли решение!
- Да, я вынес решение, - невозмутимо ответил Каллен. 

Со временем Джаспер понял, что двигало тогда Карлайлом. Он увидел в Джаспере того, кем не стал его собственный сын. Блестящего, горящего за своё дело юриста. Продолжателя дела. Человека с общими интересами. 
После знакомства с Эдвардом, сыном Карлайла, Джаспера охватили чувства, страшно напугавшие его, обескуражившие. Он не мог подумать, что способен на такие чувства. Недоумение… ненависть… зависть. Чёрная, поднявшаяся с самого дна души. Эдвард Каллен, высокий, хмурый красавец, получил все, о чем Джаспер мог лишь мечтать, просто появившись на свет. Родителей, прекрасное настоящее, блестящее будущее. В то время, когда Джасперу подчас нечего было есть, Эдвард начал мечтать… о чем?! О Японии. Отказавшись продолжать дело отца, он все равно преуспел. 
Наступая на горло самому себе, Джаспер пытался наладить отношения с сыном своих благодетелей – безуспешно. Странные глаза Эдварда словно видели его насквозь. Они видели не блестящего юриста, а провинциала, с потом и кровью пытавшегося привить себе манеры истинного джентльмена. Эдвард ровно общался с Джаспером, практически жившем у Калленов, не позволяя себе ничего, что могло бы оскорбить его. Но в каждом слове, каждом взгляде Джасперу виделось то, чего он жаждал  и что ускользало от него.  Джаспер не понимал Эдварда. И молился за его родителей. За Карлайла Каллена он мог умереть. Или убить. 

- Ты будешь сегодня на приёме? – Джессика успокоилась, деловито искала что-то в сумке, собираясь уходить. 
- Естественно. – Как он мог пропустить такое? – А… ты? 
- Мы будем, конечно. – Джесс горько усмехнулась. – Я буду сопровождать Эдварда. 
- А не наоборот? – Джаспер улыбнулся, скрывая тяжелую, удушливую волну, накрывшую его уже в который раз за эти полчаса. 
- Прости меня. – Она мягко улыбнулась, направляясь к двери. 
- Прекрати. Друзья для этого и нужны, - отозвался Джаспер беспечно. – До вечера. 
Джесс поцеловала его в щеку и вышла. – До вечера.

- Эдвард?
Он отозвался не сразу. В тёмном салоне автомобиля его лицо напоминало жесткую театральную маску. До боли красивую, неподвижную.
- Эдвард… бесчувственный…
- Насакэнай... ( прим.автора: яп: бесчувственный ) - машинально отозвался он. – Что?! Ты о чем?! 
- Рада, что ты услышал меня! – Слезы снова подступали к горлу. - Только работа… Ты можешь забыть о работе хоть на минуту?
- Зачем? – Он поднял на неё тяжёлый взгляд. 
- Ты мне нужен, Эдвард. Как ты видишь нашу жизнь? 
- Тебе не кажется, что сейчас не время и не место для такого разговора? 
- А когда?! Когда будет время и место?! – Она все больше повышала голос, хотя знала, что криком она не добьётся ничего. 
- Мы уже приехали. Пожалуйста, давай не сейчас. 
Джессика наблюдала, как Эдвард вышел из машины. Каждый раз, когда он бывал здесь, в доме родителей, он вел себя так, словно шёл босиком по осколкам стекла. Сдерживая дыхание, осторожно обходил самые крупные, но мелкие все равно впивались в кожу, причиняя боль. 
- Эдвард, здравствуй. Джесс! – Эсме появилась на пороге, ласково обняла Джессику, коснулась рукава сына. – Рада вас видеть, проходите. Джаспер, Карлайл, Эдвард и Джессика здесь! 
Гости уже сходились; в дальнем углу гостиной Карлайл и Джаспер склонились над письменным столом, читая какие-то документы и негромко переговариваясь. Джаспер сказал что-то, указав пальцем место в документе; просияв, Карлайл обнял его. – Молодец. Я что-то теряю хватку. 
Эдвард застыл на пороге; Джессика почувствовала, как он словно сжался, тихо, часто задышал, словно стараясь перетерпеть. – Что с тобой? Эдвард… дорогой…
- Все хорошо, прости. – Он вдруг поднес её руку к губам. Ошеломленная этим нежным, несвойственным ему жестом, Джесс замерла. Все исчезло, она видела только его… 
- Джесс! – Карлайл заметил их, подошёл вместе с Джаспером, все ещё обнимая его за плечи. – привет, дорогая! Ты слышала, что Джаспер предложил по делу Стенфорда?  Это просто блестяще! Мне почти жаль, что я не додумался до этого сам, но пора уступать дорогу одаренной молодёжи! – Карлайл рассмеялся. 
- Добрый вечер, отец. 
- Здравствуй, Эдвард. У тебя все в порядке?
- Да. – Джессика с тревогой вгляделась в бледное до синевы лицо. – Ну и прекрасно. Джесс, пойдём. Ты должна увидеть это. 
- Милый, ты в порядке? 
- Конечно, он в порядке и обойдётся без тебя несколько минут. Развлекайся, сын. А я украду твою девушку. 
Взяв стакан с виски, предложенный одним из легиона сновавших между гостями официантов, Эдвард сел в кресло, стоявшее в оконной нише. Голова болела все сильнее. Работа не клеилась; он слишком эмоционально относился к этому роману. Цугуми сводила с ума своими проказами не только своих родителей, но и Эдварда. Он пытался найти слова, чтобы точнее передать то щемящее чувство, с которыми родители смотрели на эту девочку, не решаясь ругать её, не зная, как долго ещё смогут позволить себе эту роскошь – наблюдать за шалостями собственного ребёнка. 
- …представить вам моего нового партнёра. Человека, с которым меня связывает нежная дружба и родственные отношения! Джаспер, не красней,ты же знаешь, как я отношусь к тебе. 
Эдвард вскинул голову. Все присутствующие собрались тесным кругом вокруг отца и Джаспера, сияющих, сплоченных. Он встал, подошёл ближе. Гости взорвались аплодисментами. 

- Поговоришь со мной… Эдвард?
- О чем?
- Ты не произнёс ни слова с тех пор, как…
- Ты знала? 
Эдвард повернул голову, ровно удерживая машину на дороге. В его глазах не было холода, которого так боялась Джессика. Просто усталость и… покорность, что ли. Джесс любила Эдварда, но до сих пор не понимала. Не могла предсказать его реакцию на то или иное событие. Он был для неё книгой, полной иероглифов, которые представляли собой в её глазах красивую, таинственную вязь знаков, чей смысл был ей недоступен. Она иногда с горькой усмешкой думала о том, насколько подходит Эдварду тот род деятельности, которым он с таким блеском занимался.  И он всегда умел задавать неудобные вопросы.
- О чем? – спросила Джессика, осторожно касаясь его руки, легко скользя пальцами по коже вверх, под рукав рубашки, пытаясь отвлечь его, чувствуя горячую кожу и думая, насколько силён контраст между этим гладким жаром его тела и ледяным холодом, сквозившем в глазах и голосе. 
- Об объявлении, которое недавно сделал мой отец, - тихо, терпеливо ответил Эдвард. – Об изменениях в бюро. 
- Эдвард… это же ничего не меняет. Ты все равно никогда не интересовался… - сказала Джессика и осеклась. 
- Ты права, извини. Меня это не касается. Просто было бы неплохо, если бы ты предупредила меня о том, что будет происходить. 
- Джас давно работает с твоим отцом, они очень близки… в профессиональном смысле… И поэтому он принял такое решение. 
- Понимаю. – Эдвард мягко высвободил руку из пальцев Джессики. – Джас? 
- Что ты имеешь в виду? Мы друзья, Эдвард! Ты же знаешь, я люблю тебя. 
- Все хорошо, Джесс. – Эдвард поднес её руку к губам, не отрывая глаз от тёмного шоссе. Его губы были теплыми, но Джессике показалось, что он приложил к её руке кусок льда. Её охватила ярость, смешанная со страстью. Ей отчаянно захотелось, чтобы эти зелёные глаза смотрели на неё, как те, бледно-голубые, накануне. 
Она подозревала, что Джаспер относится к ней не как другу. Она чувствовала, как он буквально вибрировал, утешая её, когда она рыдала в его квартире. Теперь, словно во внезапном озарении, она поняла, что означали слова Джаса о том, что она заслуживает лучшего. Она видела, как сверкали его глаза, с каким нескрываемым торжеством он смотрел на неё, и только на неё, когда Карлайл произносил свою речь, словно пригнувшую Эдварда к земле. 
Джессика очень уважала Карлайла Каллена, но сегодня ей показалось, что он играл. Осознанно играл на публику, точнее, на одного зрителя в ней. Обьятия, громкие комплименты Джасперу, действительно нашедшему гениальное решение для дела, над которым они все бились уже не один месяц. Джас и раньше прекрасно работал, поражая порой нетривиальностью своих мыслей. Но Карлайл всегда спокойно реагировал на это, ничем не выделяя привилегированного положения Джаспера, а, наоборот, критикуя, порой больше других, заставляя превосходить самого себя. И Джессика поначалу не смогла объяснить себе этот спектакль. Но увидев боль и недоумение в глазах Эдварда, стиснувшего свой стакан в руке, она задумалась. Вечеринка завертелась, Джаспера поздравляли, хлопали по плечу, Карлайл рассказывал забавные истории из практики, Джессику втянул в разговор очаровательный пожилой профессор университета. Эсме блистала, как всегда. Джесс видела Эдварда, вернувшегося на своё место у окна. Его вежливо приветствовали, но быстро оставляли одного. Иногда Джессика замечала один, другой косой взгляд, брошенный в сторону Каллена – младшего; ей отчаянно хотелось вовлечь Эдварда в общий разговор, заставить говорить о своих успехах. Но она знала также, что никогда не сделает ничего подобного. 


Как только первые гости начали расходиться, она подошла к Эдварду, погруженному в свои мысли, и достаточно громко сказала ему, что устала. И с восторгом увидела благодарность во взгляде Эдварда. Она приблизилась к нему вплотную, подала руку, которую он с полуулыбкой принял и поднялся. 
- Вы уже уходите? – спросила Эсме, подходя к ним. 
- Эсме, дорогая, простите, я уже не стою на ногах, - сказала Джесс.- Все было просто потрясающе, великолепный вечер. 
- Не забудь попрощаться с Карлайлом, дорогая. Эдвард, я рада, что ты нашёл для нас время, - уже сдержаннее произнесла Эсме, обращаясь к сыну. 
- Мама, - произнёс Эдвард тихо, целуя мать в щеку. 
Когда он находился так близко к матери, на мраморной маске, в которую превратилось его лицо этим вечером, словно появились тонкие, но заметные трещины, сквозь которые просачивалась любовь, тепло, что-то, что превращало его в того, кем он был на самом деле: молодого человека, страстного, увлечённого, остро переживающего все, что происходит вокруг. 
- Попрощайся и ты с отцом и не забудь поздравить Джаспера, - произнесла Эсме сдержанно. Джессике показалось, что она слышит звук захлопнувшейся двери. Маска вернулась, Эдвард выпрямился во весь рост. 
- Непременно. – Губы чуть дрогнули, но для стороннего наблюдателя Эдвард был таким же, как всегда, спокойным и бесстрастным. 
Они не успели отойти, как герои вечера сами присоединились к ним. 
- Эдвард, жаль, что мы не смогли пообщаться, - произнёс Карлайл чуть громче обычного, глядя на сына в упор. 
- Очень жаль, отец. Джаспер, позволь поздравить тебя. – Эдвард уже полностью владел собой и протянул Джасперу руку. 
- Спасибо, Эдвард. Это назначение очень много значит для меня. –  Джас излучал вызов, отвечая на рукопожатие. 
- Не сомневаюсь. – Джессика видела, как на глазах сгущается воздух между молодыми людьми. – Эдвард, милый, я хочу домой. Пойдём, пожалуйста. Эдвард! 
- Да, дорогая. – Эдвард улыбнулся Джессике, обнял за талию и повлек к выходу. Джессика с благодарностью прижалась к нему, но этот жест не смог обмануть её. 
Уходя, она не заметила, как полыхнули ненавистью бледно-голубые глаза. 

- Эдвард… Ты ложишься? – Вытирая мокрые после душа волосы, Джессика появилась в дверях кабинета. Эдвард сидел за письменным столом, пиджак был переброшен через спинку стула. Он распустил галстук, засучил рукава рубашки и что-то стремительно набирал на клавиатуре компьютера. 
- Эдвард! 
Он, наконец, услышал. – Что случилось, Джесс? 
Джесс уже едва сдерживала слёзы; она не могла объяснить самой себе, почему ей так плохо. 
– Ты идёшь в постель? Уже почти два часа ночи. У тебя усталый вид… Прошу, пойдём…
Джесс подошла вплотную, положила руки на плечи Эдварда, не чувствуя ничего, кроме жёстких, как камень, мышц, словно сведенных судорогой. Её пронзил приступ непрошенной нежности, когда она коснулась губами его затылка. Эдвард поднялся, повернулся к Джессике лицом. Она видела гладкую кожу, скулы, казавшиеся в полумраке комнаты ещё резче, чуть нахмуренные тёмные брови. И глаза, завораживавшие её и по сей день. Эдвард наклонился голову, коснулся лёгким поцелуем её губ. Джессика потянула его ближе, осмелев, потянув за густые волосы на затылке, жалея, что у неё всего две руки, чтобы держать, удерживать, привязать к себе то, что, как она в глубине души знала, ей не принадлежит и никогда принадлежать не будет. Она целовала его, когда ощутила, как тёплые ладони охватили её запястья. Эдвард осторожно убрал её руки со своих плеч. 
- Прости. Мне необходимо поработать ещё. Прошу, пойми меня. Я знаю теперь, как…
- Иди к черту, Каллен! – Не удержала. Джесс хотелось ударить его. Размахнуться, нанести удар по этому идеальному лицу, увидеть, как это невозмутимо выражение покинет его. Увидеть ярость, гнев, но только не спокойствие или эту снисходительную доброту. Выцарапать эти глаза цвета влажной листвы, чтобы он не смог больше… 
- Джессика, прошу. – Голос стал тверже, в нём зазвенела сталь. – Я подойду через полчаса. Иди в постель. 
Джесс хлопнула дверью так, что та едва не слетела с петель. 
Войдя в спальню, она бросилась на постель; от долго сдерживаемых рыданий болело горло. Через четверть часа, немного взяв себя в руки, Джессика вынула из сумки телефон. Одно пропущенное сообщение. «Если я понадоблюсь тебе…»
Джессика вытерла лицо, глубоко вздохнула и набрала номер. 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-571-1
Герои Саги - люди irina_vingurt Маришель 81 9
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Зверодети
Поболтаем?
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Сумерки. Сага. Рассвет...
Фильмография.
❖ LONDON inside
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ London inside. Глава 3...
Из жизни Роберта
❖ Голос. Глава 5
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Голос. Глава 4. Часть ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 225
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 19
Гостей: 15
Пользователей: 4
elen5796 dolli groknak86 nbrp


Изображение
Вверх