Творчество

Абсолютная несовместимость. Глава 14. Ловушка для "пиявок"
21.04.2018   02:54    

Не знаю, как я удержалась от слез, ведь в последнее время, кажется, плакала чаще, чем когда-либо еще. Возможно, подсознательно мне просто хотелось иметь предлог, чтобы сбежать в свою комнату… вернее, в комнату Джейкоба, своей у меня здесь не было. «И теперь уже не будет, – молниеносно пронеслась мысль. – Меня просто убьют прямо сегодня. Зато главный “защитник” останется доволен: и приманка сработала, и обузы больше нет». Но тут я услышала невозмутимую реплику Блэка: 
– Не вздумай согласиться, Белла. А ты, командир, не зыркай на меня, сам знаешь, что я прав. У девчонки вот-вот истерика случится, не видишь? Такое предложение нужно как минимум обмозговать хорошенько, а то сейчас она согласится вот так, с бухты-барахты, просто потому, что не захочет выглядеть неблагодарной, ты же такой удачный подход нашел, поздравляю, – он лениво поаплодировал, с иронией глядя на Сэма. – А потом постесняется отказаться, чтобы тебя не расстроить. Да и время терпит, никакой спешки, – Джейк снова повернулся ко мне. – Сейчас мы спокойно переселим тебя в гостевой домик и всё как следует обсудим без участия этого парового пресса, – последовал небрежный кивок в сторону мрачного главы «пограничников». – А он, пока суд да дело, прогуляется до Эмили, успокоится, подумает… 

Продолжая говорить, Джейкоб легко поднялся, по-дружески обхватил меня одной рукой за плечи, вывел из кухни и шутливо подтолкнул к двери в гостиную, откуда, как водится, доносились шум трибун и скороговорка телекомментатора. 
– Зайди к Билли попрощаться, он ведь волнуется за тебя – в Сэма чуть пультом не запустил, так разозлился, услышав о его планах. А может, всё-таки поживешь здесь? Мои парни под впечатлением от ужина, остальные команды тоже рвутся попробовать. И отцу будет повеселее, меня же вечно дома нет. Ну а ночевать я спокойно могу и в караулке, тем более что далеко не каждую ночь удается поспать, – он оживленно сыпал словами, а я всё еще не могла прийти в себя. Наверное, поняв это, Джейк похлопал меня по плечу: – Ладно, давай так: сейчас я тебя отведу в гостевой домик, ты посмотришь, что там и как, и, если не передумаешь переселяться, сходишь за вещами, их ведь у тебя немного, даже носильщики не понадобятся. Хотя желающие нашлись бы, – игриво подмигнул он. – Вот только сейчас кто в лазарете, кто просто отсыпается без задних ног. Отдельные герои даже в школу вроде бы потащились. Ну и патрули на своих местах, конечно, – уже серьезно добавил Блэк. 

Я почувствовала, как паника потихоньку унимается – не в последнюю очередь из-за слов Джейка о том, что с решением можно не торопиться. И с усилием улыбнулась: 
– Тогда скажу Билли, что еще вернусь – по крайней мере, за вещами. А ужин устроим на днях. Наверное, лучше бы на свежем воздухе, вот только как будет с погодой?.. 

– Ничего, – беспечно отмахнулся Джейк. – На случай дождя у нас тут рядышком оборудовано специальное место – под навесом, и скалы от ветра закрывают. Стол такой, что полплемени поместится. 

– Заметано! – с напускной бодростью отозвалась я. – Барбекю – отличное решение, а то на вашей кухне, когда пятый гость входит, первому надо в окно выпрыгивать, чтобы не раздавили. 

Джейкоб театрально нахмурился: 
– Обижаешь! Рекорд вместимости был установлен в прошлое Рождество – восемь человек, слово квилета! 

– Дай угадаю, – я хихикнула. – Парни были с девушками, и те сидели у них на коленях. 

– Ты знала! – «возмутился» он. – Так нечестно! 

Я пожала плечами: 
– Элементарная логика. Восьмерых парней на вашей кухне можно разместить только стоя, причем вплотную, да и то хозяйское кресло пришлось бы на стол водрузить. 

– На самом деле его просто вынесли, – хохоча, признался Джейк. – Но в остальном ты права. Взрослые праздновали в гостиной, а мы оккупировали кухню, и было очень весело. 

– И просторно! – подхватила я, уже улыбаясь без малейшей натуги. Надо отдать должное Джейкобу, умеет он поднять настроение и успокоить. И без всякой эмпатии, исключительно за счет природной жизнерадостности. 

Билли, к которому я зашла сразу после разговора с его сыном, тоже принялся уговаривать меня не переезжать и явно повеселел, когда услышал, что я уже почти готова согласиться, хочу только для очистки совести посмотреть выделенное мне жилье. По правде говоря, представлять себе ночи в пустом доме, где рядом не будет ни единой живой души, было страшновато. Охрана охраной, но мыслям не прикажешь, и вздрагивать от каждого шороха я не перестану и уснуть наверняка не смогу, даже зная, что где-то снаружи дежурят «защитники». 

Весело переговариваясь, мы с Джейком довольно быстро дошли под накрапывающим дождем до гостевого домика, очень похожего на бунгало Блэков, только свежевыкрашенного в ярко-зеленый цвет. Едва заглянув внутрь, я поняла, что не горю желанием сюда переселяться, уж очень казенной была обстановка. Может быть, позже… ведь не век же Джейкобу ночевать в караулке. Я торопливо вышла и объявила, что признаю его правоту и собираюсь еще некоторое время злоупотреблять гостеприимством Блэков, выселяя одного из хозяев в таинственное помещение под названием «караулка». Заодно поинтересовалась, где находится это загадочное место, а узнав, что всего в десяти минутах ходьбы, постаралась как можно умильнее посмотреть на Джейка, и тот сам предложил прогуляться. 

«Караулкой» оказалась комната в доме «защитников», который они гордо именовали «заставой». По словам моего гида, помещение им не больно-то и нужно, но раз уж Совет выделил, отказываться не стали, тем более что жить в такой близости от границы не рекомендовалось и дом всё равно пустовал бы. В большой комнате «пограничники» обедали, там же проводили собрания, особенно в плохую погоду, а в маленькой – той самой «караулке» – ночевали те, кому не хотелось или не было смысла идти домой. На этот случай там стояли два потертых дивана. Сейчас во всём доме никого не было. 

Удивительно, но я не заметила на «заставе» никакого оружия. Размышляя об этом, уже по дороге к дому Эмили, я сообразила вдруг, что и Сэм в рассказе о сегодняшних стычках с «пиявками» ни разу не упомянул о стрельбе. Но, даже если допустить, что эти огромные индейцы достаточно сильны, чтобы справиться с полукровками, для победы над вампиром наверняка требуется что-то более эффективное, чем увесистые кулаки… по меньшей мере крупнокалиберный пистолет. Я напряженно раздумывала, как задать интересующий меня вопрос, чтобы не выглядеть наивной дурочкой, и в конце концов рассердилась на себя. Учитывая пугающий план Сэма, в котором мне отводилась роль приманки, я определённо имею право узнать, с помощью чего они собираются меня защищать. Придя к такому выводу, я выпалила невпопад, перебив начавшего рассказывать очередную байку Джейкоба: 
– Скажи, пожалуйста, а как вы вооружены? 

Такой, казалось бы, простой вопрос явно ошарашил парня. Блэк замер с приоткрытым ртом, потом озадаченно почесал в затылке и только через пару секунд нашелся: 
– Э… видишь ли, Белла. Наше… хм… вооружение – часть той самой священной тайны квилетов. Для меня говорить об этом – что-то вроде табу. И рад бы, но попросту не получится. 

– Что? – недоверчиво переспросила я. – Хочешь сказать, что для тебя это физически невозможно? 

Он неловко повел могучими плечами и смущенно кивнул: 
– Представь себе. Хуже гипноза. Зато даже случайно не проговорюсь, и это вроде как хорошо. 

Всё еще не до конца поверив, я покачала головой: 
– Да… Полезная штука… Ладно, а если я спрошу по-другому? 

– Спрашивай, – обреченно согласился Джейк. 

– Вы пользуетесь огнестрельным оружием? 

– Нет, никогда. 

– Неужели холодным? – удивилась я. 

– Ну… можно, наверное, и так сказать, – нерешительно ответил Блэк. – В какой-то мере наше оружие действительно… такое… колюще-режущее. Хотя скорее можно назвать его традиционным… э… этническим… Да какая разница! – внезапно обрёл он уверенность. – Важно, что оно способно прикончить «пиявку». С полукровками самые сильные из нас справляются и один на один, ну а на «хладного» наваливаемся кучей, тут уж одному не совладать, конечно. 

– Но всё-таки как-то странно, – продолжала я недоумевать. – Почти безоружными вступать в бой с таким сильным противником. Тем более, ты же сам говорил – их укусы опасны… В таком случае разве не логичнее было бы не подпускать их на близкую дистанцию? 

Джейк уже окончательно взял себя в руки, его губы снова растягивала снисходительная ухмылка: 
– Да не забивай себе голову, Беллз. Ты же умная девушка. Прикинь: сколько было стычек, а наши все живы, в отличие от кровососов. Подумаешь, укусы! Мы тоже, между прочим, не лыком шиты… нет, всё, больше ни слова! 

Я попробовала последовать совету Джейкоба, однако последняя его оговорка вызвала новый виток раздумий. Опустив голову, я машинально следила за тем, как он укорачивает шаги, идя со мной рядом по влажной дорожке, и усиленно пыталась понять, что могут означать слова «мы тоже не лыком шиты»? Как назло, в голову не приходило ничего не только умного, но хотя бы нового. Перед глазами снова встала пугающая картина: вампиры, молча сжимающие кольцо вокруг редкой цепочки моих защитников. Представить себе их «этническое» оружие я тоже не могла, ну не томагавками же они отбиваются от этих неуязвимых созданий? Или он подразумевал луки? Я воспрянула духом. Лук в умелых руках – опасное оружие. И бьет на приличное расстояние, а если еще смазать наконечник стрелы чем-нибудь ядовитым… 

Тут я с досадой вспомнила, что лук – оружие не только опасное, но и довольно громоздкое, а на «заставе» мне не попалось на глаза ни одного лука или колчана со стрелами. Снова одолевать Джейка расспросами не хотелось, ибо я не могла не почувствовать, как неприятно ему уходить от прямых ответов. Похоже, умение виртуозно врать не входит в список достоинств молодого квилета. Успокоив себя тем, что тир и оружейный склад могут находиться где-то в другом месте, я решила сменить тему: 
– Джейк, может, расскажешь подробнее, что я должна буду делать, если соглашусь на предложение Сэма? Мне ведь и правда неловко: вы рискуете, а от меня никакой пользы. 

– Что за ерунда! – внезапно вспылил Блэк. – Даже думать ни о чем таком не смей! Мы защитники, это наша работа. К тому же нам нравится такая жизнь. Знаешь, как здорово чувствовать, что можешь что-то такое… что никому другому не под силу? Прикрывать более слабых, не давать спуску хищным тварям? Честно говоря, напрягает только пресловутая конспирация. Мы не можем раскрыть себя, а значит, не имеем права никому сообщать о «пиявках». 

– И всё племя помалкивает? – уважительно переспросила я. 

Джейкоб невесело усмехнулся: 
– Помалкивает, но не только из-за того, о чем ты подумала. Квилеты, конечно, осведомлены лучше других, ведь легенды о кровососах с незапамятных времен передаются от дедов к внукам, однако многие даже в нашем народе считают всё это старыми сказками, не имеющими под собой реальной основы. Так что четко осознают угрозу только члены Совета и защитники… ну и кое-кто из ближнего круга. Когда-нибудь ты, возможно, поймёшь, кого я имею в виду. 

– Ким знает, – уверенно сказала я. 

Он кивнул: 
– Ким, Эмили, некоторые из спасённых, кому удалось увидеть что-то лишнее и сделать выводы… 

– Понятно… Но всё-таки еще раз прошу: расскажи мне, пожалуйста, о вашем плане. 

Джейк провел рукой по волосам, а я вспомнила, как Эдвард чуть что машинально приводил в полный беспорядок свою рыжеватую шевелюру, и тихонько вздохнула, сама не зная почему. Хотя… что уж там кривить душой – я всё еще беспокоилась, благополучно ли закончился мой побег для зеленоглазого полукровки. Ведь его могли обвинить в пособничестве Хантеры, и это, пожалуй, самое меньшее. В глазах Инквизиции его поступок наверняка тоже не имел оправданий, поскольку шел вразрез с главным законом вампирского мира… 

В этот момент Блэк заговорил, и я отвлеклась от тревожных мыслей. 
– План довольно прост: поужинать большой компанией у Эмили и сделать вид, что все девушки остались ночевать в ее доме. А что? Нам с ребятами пора будет на смену, не ходить же вам среди ночи по поселку. 

Я кивнула. Действительно, предполагаемому соглядатаю такой расклад показался бы вполне логичным. И всё-таки напрашивалось сразу два уточнения. 
– Да, но, во-первых, это значит, что за домом будет следить кто-то из… 

– Ну да, – безмятежно подтвердил Джейкоб. – Наняли они вчера аж в Олимпии частного детектива, искать якобы похищенную девушку. С твоими приметами. Вот только не учли, что Эд начеку – видать, ожидал от них чего-то в этом духе – и тут же меня предупредил. 

– Эдвард? – переспросила я. Значит, с ним всё в порядке, ничего плохого не случилось. И, неумело скрывая охватившее меня облегчение, продолжила: – А я подумала, это у Элис было видение. Обрадовалась, что ее, возможно, еще не увезли. 

Блэк с сожалением покачал головой: 
– Увы, эта коротышка совсем нас не «видит». 

– Не видит квилетов? 

– Насчет всех квилетов не знаю, только защитников, – уточнил Джейкоб. – Больше того, для нее исчезает и любой, кто с нами контачит. Она ведь тогда примчалась по следам Эда на границу… ну, когда он нёс меня сюда после той стычки с бандитами – а для нее, оказывается, «исчез с радаров», как только включился в драку, но место она засечь успела. Прибежала туда, а там полиция, трупы, лужи крови, прикинь, что она могла вообразить. И вот, представляешь, догоняет нас, глазищи черные горят, кулачки сжала… Увидела Эда, оттаяла немножко и говорит: мол, испугалась, ведь его «завтра» вдруг исчезло. Я было подумал, каюсь, что у нее не все дома… Короче, на Элис рассчитывать не приходится. Благо Эд после того случая в курсе, а то был бы у нас еще один нарушитель, – Джейк хрипловато хохотнул. – Но ты права, Джаспера и Элис еще не увезли. Наоборот, чуть не весь клан Хантеров сюда подтянулся – как же, их основоположнику кайф обломали. И кто – какая-то «жалкая смертная»! Это всё мне Эд поведал сегодня, – объяснил он. – Поэтому я и задержался, а Сэм решил воспользоваться моментом. 

Я слушала и, чтобы не забыть задать свой второй вопрос, старалась не отвлекаться на мысли о необычных отношениях, связывающих Джейкоба с Эдвардом и «вегетарианцами» клана Калленов. Мне нравилась независимость суждений огромного квилета – невзирая на племенные предрассудки, он сумел разглядеть хорошее даже в исконных врагах. И, судя по тому, что Эдвард безбоязненно появлялся на границе земель резервации, остальные «защитники» тоже не предпринимали попыток его уничтожить. Это радовало. Неприятно было бы очутиться среди упертых типов, ненавидящих всех полукровок без разбору. 

Заметив, что молчание затянулось, я вернулась к обсуждаемой теме: 
– И этот детектив… он полукровка? 

Джейкоб снисходительно посмотрел на меня: 
– Белла, ну зачем им детектив-полукровка? Он ведь тоже не смог бы к нам подобраться. В том-то и дело, что он из наших… то есть до какой-то степени. Из резервации Мака, однако здесь у него тоже есть родственники – седьмая вода на киселе, но это неважно. В общем, если бы не информация Эда, мы на этого наймита «пиявок» и внимания не обратили бы. Подумаешь, приехал погостить к какому-нибудь троюродному кузену, бывает. 

– Но он же не знает! – заступилась я за неведомого детектива. 

– Да я понимаю, – отмахнулся Блэк. – И всё-таки как-то неприятно. Хотя нам это даже на руку – обычный человек ни за что не заметит, что тебя уже нет в доме Эмили. Собственно, там никого не будет: мы уведем вас через заднюю дверь. По запаху даже кровопийцам будет трудно что-то понять – на то и существует мексиканская кухня. Впрочем, для особо нюхастых мы оставим в спальне твою ношеную одежду. Надеюсь, подробностей хватит? 

Я молча кивнула, снова погружаясь в раздумья, но Джейк, оказывается, еще не закончил: 
– Имей в виду, я не шутил, когда сказал, что не согласен с этим планом. На мой взгляд, у него есть очень слабые стороны. Вся история с детективом может оказаться отвлекающим маневром – они же понимают, что мы наверняка заметим шастающего возле дома постороннего, – или вообще сознательной дезинформацией… хотя это маловероятно. Особенно не нравится мне тот пункт, который касается перехода в другой дом: во-первых, кровососы могут напасть именно в этот момент, что чревато свалкой. Во-вторых, «другой дом» – тоже отнюдь не крепость. А если мы допустим хоть крошечную ошибку, то «пиявки» вполне способны сделать выводы и пройтись по соседям – и тут уже в-третьих: хотя бунгало Эмили на отшибе, надежного способа избежать жертв, допустив вампиров в поселок, я не нахожу. 

У меня в голове вертелась какая-то не слишком отчетливая, зато назойливая мысль. Изловчившись, я сумела-таки ее отловить: 
– Джейк, но ведь то, что наблюдать будет обычный человек без сверхспособностей, как раз и может сыграть нам на руку. 

– И каким же образом? – он недоверчиво прищурился. 

– Ну, он ведь не сумеет почуять мое присутствие, а должен будет действовать по-человечески: расспрашивать, подсматривать, подслушивать… В таком случае в доме этой Эмили могут изначально находиться не три беззащитных лакомых кусочка, а группа «защитников». 

Джейкоб мгновенно возразил: 
– Хоть он и не защитник, но глаза и уши всё же при нём. Допустим, к нужному дому его направят наши люди, но как он увидит и услышит вас, если на вечеринке не будет девушек? 

Я постаралась, чтобы следующая реплика прозвучала со спокойной уверенностью: 
– Джейк, на дворе двадцать первый век. Неужели мы не справимся с такой простой задачей? К тому же видеть нас ему совсем не обязательно, а вот что касается слуха, отважусь напомнить: магнитофон изобретен давным-давно, почему бы не использовать его в наших целях? Если этот детектив еще не проник на охраняемую территорию, нужно быстренько записать наши голоса, а уж обеспечить прочие звуки и движение за занавесками вполне способны участники группы захвата, ведь так? 

– Ну… так. Сыщика ждут, но, раз уж парни не докладывали о его прибытии, значит, он еще не приехал. А немножко пошуметь у Эмили нам труда не составит. Тем более что и по первоначальному плану мы должны были находиться там, а потом демонстративно уйти и незаметно вернуться. 

– Вот! Так и сделаете. А мы будем в это время совсем в другом месте. 

– Под охраной! – упрямо буркнул Джейкоб. – Чтобы без неожиданностей. Всегда есть шанс выхода ситуации из-под контроля. Не хочу потом локти кусать, если какая-нибудь отбившаяся от группы «пиявка» случайно наткнется на тебя… или выместит злость на ком-то еще. 

Мне пришлось согласиться, что такая мера, видимо, будет совсем не лишней. 

Блэк картинно вытер со лба несуществующую испарину: 
– Ффух, наконец-то вроде договорились. Ну ты и мастерица спорить! – усмехнулся он. – Пошли расскажем Сэму, он ведь еще и о частном детективе не знает. И надо быстренько приготовить нашу «радиокомпозицию», пока можно не бояться, что этот ушлый сыщик нас застукает в процессе записи. Собственно, мы уже почти на месте, – заметил он и, вдруг посерьезнев, наклонился к моему уху: – Слушай, Белла, хочу тебя предупредить: у Эмили с лицом… ну… не всё в порядке. Так ты старайся не больно-то обращать внимание, хорошо? Особенно при Сэме. 

– Спасибо, что предупредил, – так же тихо ответила я. Действительно, о таком лучше знать заранее, хотя бы в общих чертах, чтобы не уставиться на человека просто от неожиданности. 

Из утопающего в кустах сирени крошечного бунгало, почти такого же обшарпанного, как домик Блэков, доносились взрывы жизнерадостного мужского хохота. 

– Ну вот… – недовольно проворчал Джейк, – велено отсыпаться, а они вместо этого тут зажигают. Будут потом ползать сонными мухами, пока втык не получат. Сейчас всех разгоню, – грозно пообещал он, опережая меня, и одним прыжком взлетел на крыльцо. Внутри тут же стало тихо. Видимо, начальственный разнос производился шепотом, потому что я ничего не услышала. Впрочем, возможно, весельчакам-нарушителям хватило одного лишь появления на пороге рассерженного заместителя командира. Навстречу мне, как ни странно, никто не выскочил, зато за домом раздался громкий треск и кто-то досадливо чертыхнулся – вероятно, поспешная эвакуация проштрафившихся патрульных через окно или заднюю террасу прошла не вполне гладко. 

Представив себе картину этого бегства, я тихо хихикнула. И продолжала улыбаться, даже услышав ехидную реплику распахнувшего передо мной дверь Сэма: 
– Вижу, настроение бодрое? Заходи, чувствуй себя как дома. Знать бы еще, до чего вы договорились с моим замом-перестраховщиком. 

– Ох, Сэм, опять ты за своё! – ловко проскользнув мимо парня, на крыльцо вышла стройная девушка в легком платье, вытирающая руки кухонным полотенцем. Она доброжелательно улыбнулась мне: – Ты ведь Белла? А я Эмили. Вы с Джейком как раз вовремя – еще немного, и парни уничтожили бы всю выпечку, пришлось бы ждать, пока следующая партия подоспеет. А так всё готово – и чай горячий, и пирожков на всех хватит. Проходи, не стой на пороге, – радушно пригласила она. Я же, улыбаясь и здороваясь, думала о том, как хорошо, что Джейк меня предупредил и я могу, хоть и не без усилия над собой, спокойно смотреть на хозяйку дома, словно не замечая страшных шрамов, уродующих левую половину ее красивого лица. 

Я снимала куртку, устраивалась за столом в небольшой чистенькой гостиной, пыталась вникнуть в шутливую перепалку Сэма и Джейкоба, но никак не могла избавиться от мыслей о том, какое жуткое ранение могло привести к столь печальному результату, тем более в наше время, когда даже очень тяжелые травмы лица успешно лечатся пластическими хирургами. 

Если бы не шрамы, Эмили можно было бы назвать красавицей. Черный шелк волос, идеальные полукружия бровей и большие карие глаза с длинными густыми ресницами оттеняли необычно светлую для коренной американки кожу. Притягивали взгляд высокие скулы, точеный носик, четко очерченные темно-вишневые губы… Но стягивающие кожу рубцы резко меняли впечатление, заставляя испытывать острую жалость к этой девушке. Почему-то казалось, что здесь не обошлось без «пиявок», как презрительно именовали парни вампиров и полукровок… 

От этих неуместных раздумий меня оторвал приход Ким и Леа. Если с первой мы просто обменялись приветливыми кивками и улыбками, то вторая всецело завладела моим вниманием, и не только потому, что я наконец-то увидела единственную «защитницу». Эта рослая крепкая девушка с короткой стрижкой по неизвестной мне причине сразу начала прожигать меня враждебным взглядом. Правда, стоит признать, что я была не единственным объектом этой неприязни – досталось и Эмили, и Сэму, даже Джейк удостоился сердитого фырканья. Но я всё-таки несомненно была в этом смысле вне конкуренции. Едва процедив сквозь зубы формальное приветствие, Леа молча заняла дальний угол у окна и демонстративно устранилась от обсуждения предстоящей операции. 

Под пристальным взглядом этой мегеры мне буквально кусок не лез в горло. Я заметила, что Джейкоб пару раз укоризненно посмотрел на «боевую подругу», но, видимо, не желая скандала, не стал ничего говорить. Постепенно мне удалось заставить себя не обращать внимания на явную враждебность Леа – сейчас гораздо важнее было окончательно разобраться с детальным планом подготовки ловушки. 

Ежеминутно обзывая Джейка перестраховщиком, Сэм пытался настоять на своем упрощенном варианте, но, узнав об ожидаемом лазутчике, вынужден был согласиться на предложенные мной изменения. Леа презрительно скривилась, но всё-таки кивнула и неохотно буркнула, что, хотя не собирается принимать участие в «этом фарсе с магнитофоном», но поможет парням создать видимость вечеринки. Эмили и Ким охотно согласились сделать всё, что от них требуется, и я порадовалась, что на этом наше «общение» с Леа заканчивается. Вскоре Ким убежала домой за своим лэптопом и сменной одеждой для себя и для меня, чтобы принести всё к Блэкам, где решено было собраться для записи. Мы с Джейком не спеша направились туда же, а Эмили пообещала присоединиться к нам, как только вытащит из духовки последнюю порцию выпечки. 

Когда мы отошли от дома, я, ругая себя за неуместное любопытство, всё-таки не удержалась и спросила Джейкоба, что у Эмили с лицом. 

– Да так… не повезло ей, – нахмурившись, ответил он. И неохотно объяснил: – Года три назад встретилась с волком. 

Я вздрогнула: 
– Ужас какой! 

Джейк совсем помрачнел и явно через силу добавил: 
– Сразу пластическую операцию сделать не смогли – рваная рана… долго не заживала из-за инфекции. Врачи сказали, нужно радоваться, что удалось сохранить глаз. Сэм тогда весь извёлся. 

– А теперь? 

– Теперь… Теперь он, конечно, копит на операцию, но при его доходах… Мы все готовы помочь, только вот Эмили даже слышать об этом не хочет. Да и что мы можем… 

Я вздохнула. 
– Молодец Сэм, что не отказался от нее. Далеко не каждый на такое способен. 

– Не отказался? – с каким-то непонятным ужасом переспросил Блэк. Он явно хотел добавить что-то еще, но закашлялся и только махнул рукой. Потом всё же продолжил: – Знаешь, здесь всё сложно, когда-нибудь ты, возможно, поймешь… 

– Неужели это тоже имеет отношение к священной тайне квилетов? – шутливо поинтересовалась я, однако Джейк даже не улыбнулся. 

– Имеет, – угрюмо буркнул он. И ускорил шаги, явно не желая больше разговаривать на эту тему. 

Подготовительные мероприятия проходили неожиданно весело. Мы с Эмили и Ким придумывали и сразу наговаривали во встроенный микрофон лэптопа разные «тематические» фразы – зачастую задыхаясь от смеха, особенно когда пристроившийся в углу кухни Джейк дополнительно «озвучивал» наши реплики, картинно чокаясь сам с собой двумя бокалами или звонко тюкая по тарелке вилкой и ножом. Ким оказалась очень остроумной и находчивой девчонкой, к тому же ей явно нравилось наше занятие. Мне поначалу было не до веселья, всё перекрывала тревога, но потом новые знакомые расшевелили и меня. Не скрою, приятно было видеть, как Джейкоб покатывается от хохота над моими шутками и поглядывает на меня с нескрываемым одобрением. 

К середине дня запись «вечеринки» была готова. Мы с Ким очень натурально изобразили не вполне трезвую усталость, а Эмили с готовностью предложила нам переночевать у нее. Джейк кивнул и, беззвучно вздохнув с облегчением, выключил лэптоп. 

Во время ланча в окно кухни кто-то коротко постучал, и Джейкоб вскочил, едва не опрокинув столик. 
– Это за мной, – бросил он нам. – Сейчас вернусь. 

Я понимала, что до вечера еще далеко, поэтому беспокоиться не о чем, а стучал просто какой-нибудь гонец с донесением… но страх мгновенно занял привычное место в груди, а аппетит испарился, хотя всего минуту назад я хищно поглядывала на соблазнительные маффины, которые принесла с собой Эмили. 

Однако Джейк и правда не заставил себя ждать. Весело ввалился обратно на кухню, на ходу подцепил сразу два маффина и, энергично жуя, сообщил: 
– Девочки, всё идёт по плану. Не торопитесь, не волнуйтесь, ведите себя естественно. Разумеется, о наших намерениях – ни слова. Эмили, сейчас Сэм проводит тебя домой – он уже ждет на крыльце. Ты же хозяйка, должна приготовиться к «приему гостей». А вы, – Блэк повернулся к нам с Ким, – будьте готовы часам к шести. Наряжайтесь, чистите пёрышки, я сам за вами зайду. Болтайте на здоровье, только не ляпните лишнего – помните, вас могут услышать. Белла, сложи в пакет ту одежду, в которой ты сейчас, мы прихватим ее с собой. Бельё обязательно, – добавил он, забавно смутившись. Я тоже покраснела, из-за чего моё невозмутимое «хорошо» прозвучало, вероятно, не слишком натурально. Во всяком случае, Ким и Эмили слаженно хихикнули. 

Смущение, как ни странно, пришло на помощь, на время вытеснив страх. После ухода Джейка, забравшего лэптоп, я даже смогла допить чай, и мы с Ким занялись принесенными ею нарядами. Дружно решили, что удобство прежде всего, поэтому сразу отложили в сторону нарядные платья. К тому же, хотя фигуры у нас были почти одинаковыми, обувь Ким мне не подошла – я, в отличие от этой милой смуглянки, не вхожу в число «золушек», поэтому в ее крошечные туфельки не смогла бы втиснуть ноги даже под страхом смерти. Так что выбор был невелик, и в результате я осталась в собственных джинсах, позаимствовав из принесенного Ким баула только синюю шелковую блузку и нежно-голубой шерстяной кардиган, красиво отделанный синей тесьмой и бисером. Ким одобрила мой наряд, сама она тоже решила пойти в джинсах, только в черных. К ее смуглой коже и темно-карим глазам очень шел пушистый вишневый пуловер. 

Одевшись, мы сели рядом на тахту Джейкоба и примолкли. Не знаю, о чем думала Ким, а мне снова стало страшно. Несмотря на то, что я сама приняла такое решение, меня мучили сомнения. Мы так хорошо всё спланировали, но ведь на противоположной стороне тоже не дураки и вполне способны задумать какую-то изощренную хитрость, предусмотреть которую практически невозможно. А вдруг всё пойдет совсем не так, как предполагается? И кто-нибудь пострадает… или даже погибнет? Что если «защитники» не сумеют выстоять против целого клана? Ведь я даже не спросила Джейка, какими силами располагают Хантеры. Да и знает ли он сам? Чем закончится этот день? Не окажусь ли я снова в плену у вампира, причем более жестокого, чем Каллен-старший, да еще и разозленного из-за потерь в семье? 

От подобных мыслей меня бросало то в жар, то в холод. Я уже плохо слышала легкомысленный щебет постепенно развеселившейся Ким, которая словно не сознавала, что нам предстоит, хотя рисковала не меньше, чем я. Может быть, она и правда не вполне понимала, что при неблагоприятном раскладе охотники и дичь легко могут поменяться местами? Или настолько хорошо владела собой, что, прекрасно представляя наши перспективы, просто пыталась успокоить меня? 

Вошедший без стука в приоткрытую дверь Джейкоб явно с первого взгляда заметил, что со мной творится, и неодобрительно покачал головой, но заговорил громко и весело: 
– Ну вот, так и знал, уже почти шесть, а вы не готовы! Меня же Эмили и Леа без горчицы съедят, если я вас через десять минут не доставлю. Там народ давным-давно за столом слюной истекает, нельзя же так издеваться над голодающими! – говоря всё это, он плотно завязал и засунул под куртку пакет с моей одеждой, незаметно повел подбородком в сторону окна, давая понять, что за нами уже наблюдают. Потом обхватил меня за плечи и на секунду сжал, как будто пытался добавить мне храбрости. 

Я бледно улыбнулась и встала: 
– Подумаешь, всего на минутку задержались, – на первом слове голос слегка надломился, но потом мне удалось собраться. – И вообще, дамы имеют право на опоздание. 

– Точно! – с энтузиазмом поддержала меня Ким, надевая куртку. 

– Так то дамы, – хохотнул Блэк. – Причем при условии, что их ждут кавалеры. А не пять голодных обормотов. – Он повернулся в сторону гостиной и громко позвал: – Пап! Мы уходим. Ложись спать, не жди, раньше двенадцати не вернемся. 

Билли довольно сварливым тоном пожелал нам хорошо повеселиться. Я вопросительно посмотрела на Джейка, пытаясь понять, насколько его отец в курсе нашей затеи. Парень невозмутимо кивнул и открыл для нас с Ким входную дверь. Очень хотелось спросить, не боится ли он оставлять Билли одного в доме, но, помня о том, что нас могут услышать, я сдержалась, уговорив себя, что всё наверняка предусмотрено. 

Всю дорогу до дома Эмили я безуспешно старалась расслышать чужие шаги и изо всех сил боролась с желанием оглянуться, чтобы проверить, не идет ли кто-нибудь за нами. Джейкоб, кажется, чувствовал это и всячески отвлекал меня, рассказывая весёлые байки из жизни «защитников» – в основном о недоразумениях, случавшихся с неопытными патрульными, которых он называл щенками. К моему удивлению, это звучало не презрительно, а слегка покровительственно. Ким то и дело хихикала, хотя наверняка слышала эти истории не впервые, я тоже время от времени не могла удержаться от смеха и беспокоилась только, не звучит ли он несколько истерически. Но, судя по довольной физиономии Блэка, всё было в порядке. 

Перед крыльцом дома Эмили Джейк окончательно вошел в образ и, с молодецким гиканьем обхватив нас с Ким за талии, оторвал обеих от земли и буквально взлетел по пологим ступенькам. Дверь тут же распахнулась. На пороге стоял молодой квилет уже привычных для меня габаритов, присущих «защитникам». Раньше я его не видела. Джейкоб скороговоркой представил нас друг другу. Джаред, так звали нового знакомого, посторонился, пропуская нас в дом, а я, случайно бросив взгляд на Ким, заметила, как она смотрит на этого парня – с какой-то восторженной надеждой, раскрасневшись и теребя тонкими пальцами переброшенную вперед косу. 

В крошечной прихожей больше никого не было, зато из глубины дома доносились звяканье посуды и смех. Нас с Ким Джейкоб потянул за собой в гостиную, а Джаред молча остался у входа. Видимо, именно там ему полагалось находиться, пока остальные шумно изображают вечеринку. 

Я с удовольствием отметила, что уже знакома со всеми присутствующими. Не считая Эмили, здесь были Квил, Эмбри и Леа. С нашим приходом за столом стало тесно. Джейк жестом показал нам с Ким, что нужно быстро поесть. Тем временем парни, бросая на тарелки завистливые взгляды, шумно обсуждали наше опоздание и «предстоящее веселье». По правде говоря, аппетита у меня не было совершенно, но я героически затолкала в себя несколько кусочков гуляша и с жадностью выпила большой стакан сока, даже не заметив, из какого он фрукта. 

Пользуясь тем, что все как раз смеялись над шуткой Квила, которую я толком не поняла, Блэк наклонился к моему уху и тихо выдохнул: 
– Уходим. 

Потом кивнул Леа, которая уже выжидательно смотрела на него, открыв лэптоп, и знаком поманил нас с Ким и Эмили за собой. 

Я думала, что мы будем удирать через черный ход, и заранее нервничала, боясь засады. Но Джейк не шутил, утверждая, что всё предусмотрено. Беззвучно открыл люк, обнаружившийся под домотканым половиком на кухне, и по очереди спустил нас в неосвещенный подвал. Я прикусила губу, пытаясь болью заглушить безрассудный страх и напоминая себе, что «защитники» видят в темноте не хуже вампиров. Блэк действительно двигался очень уверенно, увлекая меня за собой куда-то направо. Я чуть не вскрикнула, почувствовав на своем локте чью-то горячую хватку, но вовремя поняла, что в подвале, вероятно, тоже находится пост – на всякий случай, чтобы избежать неприятных неожиданностей. 

Потом мы долго пробирались по узкому и низкому подземному ходу, где даже мне приходилось пригибаться, и я недоумевала, как здесь протиснулся огромный Джейкоб, но он не жаловался и продвигался вперед довольно быстро. К моменту, когда мы очутились в подвале другого дома, я уже сбилась со счета шагов, кажется, на шестой сотне. 

Я предполагала, что мы поднимемся на поверхность, однако Джейк, осторожно принюхавшись, чуть слышно прошептал, что придется подождать в подвале, но такая возможность тоже учитывалась, поэтому здесь есть ящики и одеяла. Предупредил, чтобы мы не шумели и ни в коем случае не высовывались, и беззвучно растворился в темноте. Эмили потянула меня за руку – оказывается, Блэк успел показать ей, в каком углу нам устроиться. 

Меня несказанно радовало, что я не одна. Испуганное воображение, разумеется, успело нарисовать притаившихся по углам вампиров, хотя я понимала, что Джейкоб с легкостью их заметил бы, поэтому самое страшное, с чем можно столкнуться в этом «мрачном подземелье» – это мыши или крысы. Да и то, судя по затхлому запаху, нам это вряд ли угрожало – дом явно пустовал, а значит, в подвале не хранилось ничего съедобного. Впрочем, по сравнению с «пиявками» даже крысы, которых я обычно панически боялась, казались довольно безобидными существами. 

Моим подругам по «заточению», наверное, тоже было страшно, но, поскольку разговаривать было нельзя, мы вначале просто молча сидели на импровизированном ложе, а потом, шепотом посовещавшись, на ощупь разобрались с внушительной стопкой одеял и улеглись. Конечно, трудно было ожидать, что в такой ситуации кто-нибудь из нас сможет уснуть, однако даже я, безусловно, самая трусливая из нашей троицы, через некоторое время задремала. И, казалось, почти сразу очнулась от детского крика. 

Ребенок заливался плачем где-то совсем рядом. Не младенец, судя по голосу, а малыш лет трех-четырех. Я дернулась, чтобы вскочить, но кто-то из девушек удержал меня. 
– Парни разберутся, – дрожащим шепотом пообещала Ким. – Всё будет в порядке. 

Но пресловутое шестое чувство уже подсказывало: что-то пошло не так. Над головой прошелестели чьи-то легкие шаги и послышался холодный голос: 

– Я знаю, что она здесь, однако это может оказаться очередной ловушкой. Предлагаю решить дело миром. Вы отдаете ее и не препятствуете нашему уходу, а мы оставляем живого и невредимого детеныша на границе. Но не раньше, чем наша добыча будет доставлена по назначению. Иначе… человеческие дети такие хрупкие. 

Я обмерла от ужаса уже при первых словах незнакомца. Не возникало ни малейших сомнений в том, что его требования придется выполнить. Я знала, что и сама не позволю, чтобы из-за меня погиб ребенок. Просто не смогу жить после такого. Нужно было что-то сказать, но горло сжал нестерпимо болезненный спазм. Мою попытку встать снова решительно пресекли, и я беспомощно забилась в руках Эмили и Ким. 

Снаружи раздался еще один голос, на этот раз знакомый. Эмили с надеждой выдохнула: «Сэм!» Слов квилета я не различала, зато ясно расслышала презрительный ответ неизвестного: 
– Такая замена мне не подходит. Даю пять минут на размышление. На шестой минуте жизнь этой малышки оборвется весьма болезненным образом, а мы примем бой. 

Я отчаянно рвалась из удерживающих меня рук, не слушая горячего шепота девушек. Внезапно издали донесся безумный вопль: «Клэр!» – и хватка на моих запястьях ослабла. 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/35-538-1
Альтернатива O_Q (Ольга) Маришель 25 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Когда я работаю – я полностью погружаюсь в своего персонажа. Я больше ничем другим не интересуюсь. Актерство – моя жизнь!"
Жизнь форума
❖ Полюбившиеся дорамы
Дорамы
❖ Вселенная Роба - 9
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ Дорамное наше творчест...
Дорамы
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
❖ Ли Мин Хо / Lee Min Ho
Дорамы
❖ Абсолютная несовместим...
Альтернатива
Последнее в фф
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
❖ Абсолютная несовместим...
Альтернатива
❖ Far Away Flame | ...
Переводы
❖ Новолунье не придет ни...
Альтернатива
❖ Его любовница. Глава 4
СЛЭШ и НЦ
❖ Ангел для Майкла. Глав...
Собственные произведения.
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 303
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 6
Гостей: 3
Пользователей: 3
nbrp барон kolomar


Изображение
Вверх