Творчество

La venganza
20.09.2017   19:35    
Глава 2
- Эй, Итан, ты опоздал! Останешься на час, – проорал главный в смене.
- Да, я понял, - ответил Итан, взваливая себе на плечи огромный мешок. Сегодня придётся попотеть, пришла огромная баржа со строительными смесями, они не были пока расфасованы в бумажные пакеты, а мешки с ними были просто неприподъёмными, потому что пока баржа стояла на нескольких стоянках, порошок впитал влажность и стал втрое тяжелее, чем был. После часа работы мышцы у него на руках онемели, наконец, их бригадир дал сигнал на перекур. Солнце вновь нещадно палило и, казалось, прожигало кожу до костей. Все ушли в тень, ребята курили, смеялись, травили похабные анекдоты. Итан курил и улыбался шуткам ребят. День был простым, как медный грош – еда, работа, нет, не такая, к которой все привыкли в больших городах, а настоящая работа – когда требуется сила и выносливость, и после такого вот рабочего дня кусок хлеба не просто куплен, он заработан, он как награда и вкуснее… Здесь не надо было думать, надо было просто приходить во время, просто таскать, просто вечером получать деньги, здесь ничто не отвлекало от своих мыслей, никто не лез в душу с разговорами, никому не было дела до того, кто ты. Со временем его руки стали крепче, он стал выносливей, и однажды, в уличной драке он понял, что может выплёскивать весь свой накопившийся гнев. Сначала его терзало чувство вины, ведь бил он отнюдь не манекенов, но тут же оправдывал себя – и его били. Так, когда в одной из драк вдруг кто-то крикнул «ставлю на Итана», у него от прилива адреналина затокала кровь в висках, а силы словно удвоились. В тот первый раз он получил всего лишь сто баксов, но понял – он может зарабатывать и на собственном гневе. Со временем один предприимчивый малый расчистил от хлама подвал в баре Мигеля и начал проводить бои на ставки. Через месяц после первых схваток Итан стал тренироваться, сначала просто дубасил набитую тряпьём старую камеру, притащенную Лукасом, позже купил себе небольшую грушу, которую подвесил на потолочный крюк в углу своей комнаты. Но было в этих схватках не только желание заработать, не только жажда потешить собственный гнев… В моменты, когда противник был уже достаточно вымотан, но ещё способен наносить жёсткие удары, Итан начинал уступать, тем самым приводя противника сначала в совершенное замешательство, а затем в неописуемый восторг. Он позволял избивать себя, и когда лёжа на спине сквозь пелену боли он видел, как от него оттаскивают победителя, он жалел, что схватка закончилась, а он всё ещё дышит… Иногда его сознание услужливо отключалось, принося с собой темноту и тишину. Он сам хотел этого, он искал этого, потому что искренне считал, что так должно быть. Деньги просто прилагались, кто-то решил оплачивать эту его возможность - быть почти мёртвым…
Через два часа после полудня ребята разложили в тени на большом ящике принесённую с собой еду. Итан тоже достал свой свёрток, это был сыр, пара яиц и три кукурузные лепёшки. Запивая свой перекус водой из пластикового стаканчика, он вспоминал о вчерашнем вечере, он вспоминал то, чего вспоминать было бы не надо, но оно само лезло в голову, вытесняя всё другое. Он пытался объяснить самому себе, оправдать свои же воспоминания. Просто он зачем-то помнил большие синие, как море глаза, которые смотрели на него без отвращения и тревоги… Дожевав последний кусок лепёшки, он стряхнул на землю крошки, достал из пачки сигарету, закурил, было ещё полчаса на отдых. Итан сел прямо на землю, прислонился спиной к ящику и прикрыл глаза, выдыхая дым. В какой точке этого грёбаного временного континуума Вселенная дала маху, и провидение притащило его вчера в бар? Скрестив руки и положив их на согнутые колени, он опустил на руки голову, назойливая муха кружилась над ухом, норовя сесть на открытую шею. Где-то неподалёку слышались крики чаек, гудки причаливших барж, матерные выкрики моряков – порт Мунчэпуэрто жил своей обычной жизнью. День был на излёте.
Как всегда незаметно, вкрадчиво, будто на цыпочках наступил вечер. Прихватив из сарая удочку, Итан шёл к причалу номер шесть, зачем он это делал он и сам не знал. Он шел по кромке твердого песка прямо у самой воды. А в воде, прямо у берега мальки вились стайками, солнце, клонившееся к закату, серебрило их маленькие спинки, просвечивая сквозь воду. Был полный штиль и маленькие, еле заметные волны уже сделали в воде крошечные песчаные рифы. Он устроился на привычном месте, забросил леску. Прошёл час, но клёва сегодня не было, даже одной маленькой поклёвки. Ему бы свернуть всё и уйти, плюнуть на всю эту возню, но с приближением более глубокого вечера цвет моря всё больше становился похожим на цвет её глаз… Рыбная лавка доньи Карлы работала до восьми.
В половине восьмого он уже развёл костер, два полена превратились в отличные угли. Завернутая в листья кукурузы дорада уже почти была готова. Придёт-не придёт - будет ему ужин, остатки достанутся Скифу. Оставив рыбу «доходить до ума» он подошёл к воде, сполоснул руки, умылся, когда он выпрямился, то увидел, что вдалеке появился силуэт. Ужин в одиночестве отменился.
- Доброго вечера, - она была в простом джинсовом сарафанчике и босая, волосы были заплетены в неплотную косу, так что пару прядей уже успело выбиться.
- Привет, - он явно смутился, но с чего ему смущаться от вида простой босоногой девчонки, у которой, наверное, не так давно были ободраны коленки.
- Твой причал было не трудно найти.
- Он не мой, - буркнул Итан в ответ и подошёл к огню. Хотя огня уже и не было, угли дотлевали, и сверток из кукурузных листьев явно был готов.
- Что-то сгорело? – Невис видела истлевшие первые листья.
- Надеюсь, что нет.
- А что это?
- Сейчас узнаешь. Только надо подождать пока немного остынет, - Итан подошёл к своей сумке, вынул из неё небольшой плед и расстелил его на песке.
- Можно присесть? – в ответ он только кивнул. - Ты сказал, что почти местный – как это?
- Я живу здесь двенадцать лет, поэтому и почти.
- Понятно. А я бывала здесь, ну почти здесь, в пятидесяти километрах отсюда живёт мой дядя, и я часто приезжала к нему на каникулы.
- Я вырос не здесь.
- Моя семья живёт сейчас в Форт-Уэрте, а я год живу и учусь в Лондоне, очень скучаю по ним. Завтра днём мы уезжаем, и прежде чем вернуться, я заеду повидаться со своими.
- Хорошо, семья – это хорошо.
- А твоя семья сейчас далеко от тебя?
- Да, - он нахмурился. Меньше всего она хотела его обидеть. Он поднялся, подошёл к кромке воды, и, отгрёб сырой песок, извлёк две бутылки пива. – Будешь?
- Да, конечно.
- Только бокалов нет. Кстати, приборов нет тоже.
- Это ничего, я справлюсь, - и она расхохоталась, да так весело, что и Итан не выдержал – тоже рассмеялся. Он открыл бутылку и протянул ей. После долгого таскания тяжеленных мешков мышцы ещё не пришли в норму, и его рука немного дрожала, когда он протягивал ей напиток. Невис заметила это.
- А на кого ты учишься? – он спросил просто из вежливости, почему-то думал, что она ещё должна учиться в школе.
- Я учусь на факультете клинической медицины, - он отнял бутылку пива ото рта, сощурился и присвистнул.
- Ух ты! Маленький доктор! – он улыбался, а её, похоже, задела его не серьёзность.
- Пока маленький, вот выучусь…
- Конечно, будешь солидной, непременно в очках и прикольных зелёных штанах, - он снова улыбался, и от этой его непринуждённой улыбки ей стало очень уютно рядом с ним. Он поднялся с пледа, расшвырял палкой угли и, прихватив все ещё горячий свёрток свежими листьями кукурузы, положил его на два камня, которые припрятал здесь ещё с прошлой своей рыбалки. Осторожно отворачивая листья, он поглядывал на Невис. Она с любопытством смотрела на его действия. Наконец, он развернул листья, и аромат запечённой дорады донёсся до носа Невис.
- О!
- Что?
- Вкусно пахнет.
- Осторожно, не обожгись, - и он отодвинулся чуть в сторону.
Невис взяла пальцами кусочек запечённого мяса, осторожно подула на него и положила себе в рот.
- А я и не знала, что рыба может быть приготовлена настолько вкусно, - сказала она, беря следующий кусочек. Он снова улыбался, а Невис облизала пальцы и смотрела на него с восхищением.
- Почему ты выбрала медицину? – спросил Итан.
- Очень просто – мама была врачом.
- Понятно, значит - родители настояли.
- Нет, они никогда не принуждали меня в выборе, каком бы то ни было, ни меня, ни брата никогда, ни от чего не отговаривали. Я сама захотела.
- Избалованные вы детки.
- Нет, нас не баловали, хотя могли бы, просто родители знали, что если сразу начнут отговаривать и настаивать – мы назло сделаем по-своему. Они у нас умные – исподволь гнули нас, а мы и не замечали.
- Как же тебе разрешили уехать учиться?
- Пришлось, я поступила, вот отцу и пришлось смириться. А мамы нет вот уже три года как, - очень тихо добавила она.
- Извини.
- Ничего… А ты? Ты как здесь оказался и где жил раньше?
- Так много вопросов, мисс, а ответов не будет.
- Почему? – она повернулась и пристально посмотрела на него. Уже почти стемнело и на столбе у причала зажглись два небольших прожектора. Они слабо освещали окрестность, делая все вокруг чуть более таинственным.
- Так сложились звёзды, - более серьёзные ответы не входили в его планы.
Он повернулся к морю и Невис, думая, что он не замечает, украдкой стала разглядывать его. Высокий лоб, коротко стриженые волосы, густые брови, на той щеке, что была ей видна – шрам, давнишний, но глубокий, широкие скулы. Ей от чего-то показалось, что он никому никогда не говорил кто он и откуда, и вообще , он казался одиноким, как скала в открытом море, попавшая туда совершенно случайно… А ещё его почти идеальный английский, в котором угадывался лишь только лёгкий налёт акцента здешних мест. Итан повернулся, и их взгляды встретились, было слышно, как вода тихо плещется о столбы причала. Он всматривался в её лицо, большие – немного раскосые глаза, чуть вздёрнутый носик и губы… Он тихо выдохнул – она всего лишь девчонка, и она явно не то, чтобы не для него, она просто из другого мира, с другой планеты, с другой орбиты, из другой Галактики.
- У тебя вот тут грязно, - он показал на своей щеке.
- Где? Тут? – она потёрла ладошкой свою щёку, но сажа где была там и осталась.
- Да нет же вот, - и протянув руку, он провёл пальцами по её щеке, убирая сажу. Потом его пальцы замерли, приблизились к верхней губе и лёгкими прикосновениями очертили её контур. Секунда, миг и он отдёрнул руку, словно обжёгшись.
- Спасибо, - слова были сказаны одними губами, беззвучно. Её глаза были так близко, и они казались почти чёрными, как море самой тёмной ночью.
- Уже совсем стемнело, твой дружок наверное уже ищет тебя, - зачем он пытался оттолкнуть её…
- Наверное, - Невис буквально вскочила с пледа. – Но я не уйду, пока не искупаюсь.
- Что?
- Что слышал!
- Но уже ночь.
- Плевать, море тёплое, - и она, расстегнув пуговицы на сарафане, сняла его, оставшись крохотном купальнике. Итан сглотнул и опустил глаза, затем снова поднял голову и смотрел вслед удаляющейся фигурке. Как там говориться – «Господь изощрён, но не злонамерен»?
Он видел, как она вошла в воду, было темно, а прожектора плохо освещали воду, и он, повинуясь внутреннему инстинкту опекать, поднялся и пошёл к морю. Маленькие девочки, с ними столько хлопот. Поднялся небольшой ветер, и старый прожектор, подмигнув дважды своим жёлтым глазом, погас. Итан не видел теперь её голову в воде. Так прошло пару минут, ему становилось тревожно. Вот же, чёрт!
- Невис! – позвал он.
Тишина. Ещё через пару минут он позвал громче:
- Невис!
Тихо, медленные волны как плескались у причала, так и плещутся. Он стащил через голову футболку.
- Невис! – она не отзывалась. Он сбросил джинсы и с разбегу бросился в воду. Сделав несколько больших гребков – он снова позвал её – никто не ответил. Вдруг по его бедру что-то скользнуло, вцепилось в ногу и потянуло вниз. От неожиданности он не успел увернуться и ушёл с головой под воду. Вынырнув, он услышал смех:
- Что, испугался?
- Посмотрим, как испугаешься ты, когда я тебя поймаю и устрою тебе… - он попытался схватить её за руку, но она ускользнула.
- А ты попробуй, поймай! – и она снова нырнула.
Он нырял за ней, а она ускользала, причём под водой было почти ничего не видно, оставшийся прожектор очень тускло освещал округу. Но вот ему удалось вовремя просчитать, куда она ринется, и он перехватил её, а чтобы не упустить крепко прижал к себе. Она визжала и извивалась, колотила его маленькими кулачками по плечам, смеялась… Вдруг смех-колокольчик стих, их взгляды снова встретились и почти мгновенно возникла густая, как мёд, невесомая, как воздух, тянущая где-то под ложечкой, завораживающая нежность. Пугающая и необходимая. Итан почти не дышал, а Невис перевела свой взгляд на его полураскрытые губы. Погасший прожектор, мигнув, снова включил свой глаз – Итан словно очнулся.
- Нам… пора, - слова ему давались с трудом. Её руки соскользнули с его плеч, и она поплыла к берегу.
Зашвыряв тлеющие угли, он собрал плед, положил его в сумку, он ни разу не посмотрел на неё, как вышел из моря. А она никак не могла собраться - сарафан застегнула наперекосяк, так что одна пола была выше другой, потеряла резинку для волос, кое-как заплела косу…
- Пойдём, я провожу, - он стоял позади неё, а она боялась обернуться.
- Я и сама…
- Я провожу, - такому тону возражать было бесполезно. Невис наконец обернулась – его видавшая виды футболка была переброшена через плечо, джинсы он закатал до колен, его волосы были мокрые, и он почему-то избегал её взгляда.
- Пошли, - и она медленно поплелась за ним.
Не доходя пару домов до её гостиницы, он остановился.
- Не хочу маячить перед окнами, - он всё ещё не смотрел на неё.
- Я понимаю, спасибо за вечер и за ужин.
- Не за что.
- Мы уезжаем завтра в пять вечера.
Он, наконец, решился поднять на неё свой взгляд – растрёпанная, сарафан перекосился, и на его ткани проступили мокрые круги от верха бикини. Он невольно улыбнулся – эта девочка заставила его сегодня улыбаться больше, чем он улыбался за последние лет десять.
- Мы… я… я, наверное, приеду на свадьбу через месяц, если меня отпустят. Начинается сессия, поэтому… но я постараюсь. Извини, я задерживаю тебя. Пока, - и она протянула ему свою руку. Её тонкие пальчики были холодными, и как только их ладони соприкоснулись – это повторилось – та самая невесомая необходимость возникла вновь и тут же пропала.
- Пока, - ответил он, и первый выпустил её руку.
Дома уже был Лукас, он накормил Скифа и ждал, когда Итан сядет за стол.
- Почему ты не ешь? – спросил Лукас.
- Я не голоден.
- Да? И где же ел?
- На пляже, пожарил рыбу.
- Опять рыбачил? А я думал тебя накормила Роза.
«Роза? Ах да, Роза… Надо зайти к ней завтра», - подумал Итан. «Или не надо…»
Этой ночь в подвале бара было многолюдно. Странно чувство было сегодня – он не хотел драться, его инстинкты ярости спали глубоким сном. Он был не здесь, не в подвале, он был там, на пляже, на стареньком пледе…
- Ну же, Итан, давай! – крики не стихали. Он пытался, он честно пытался отвечать, но на него сыпались ещё более яростные удары. А боль не ожесточала его, сегодня – нет. Когда его оттащили в сторону в очередной раз, он слышал, как его, так называемый менеджер, орал ему в ухо:
- Сука! Мать твою! Ты будешь сегодня сопротивляться или нет? Я не заплачу тебе ни гроша, грёбаный придурок!
Он плохо помнил, что было потом. Он кое-как поднялся и постарался всё же продолжать, но ему тут же рассекли бровь, и кровь заливала всё его лицо. Спасающая темнота.
- Лежи уже, - Лукас поднёс к его губам кружку с водой.
- Который сейчас час?
- Ни который. Лежи, сказал!
- Мне нужно идти…
- Сдурел? Повязка вся опять пропиталась.
- Мне нужно… Который час? Скажи!
- Ну половина пятого, ты проспал почти весь день, теперь надо поесть. Садись, я принесу тарелку. Итан! Прекрати! – Итан пытался сесть, и это ему удалось, спустил ноги с кровати и встал.
- Я приду, я сейчас приду, мой добрый самаритянин, видишь, я почти в норме, - и, не успев сказать эти слова, Итан пошатнулся так, что если бы не спинка стула, он бы упал прямо ничком.
- В конце концов, я тебе не сиделка, хочешь – иди, потеряешь сознание – скорая подберёт.
- Не потеряю, - и с этими словами Итан прошёл к выходу. Правый бок сильно болел, скорее всего, сломали ребро, голова раскалывалась и ныла рана на лбу. Он заглянул в маленькое круглое зеркало, которое болталось на гвозде у входа – правая сторона лица опухла и превратилась в один сиреневый кровоподтёк, делая его лицо то ли комичным, то ли невозможно страшным. Он попытался улыбнуться – ужас! Дикая гримаса.
Все уже сели в микроавтобус, а Невис топталась на мостовой. Она ждала, вертелась по сторонам и ждала.
- Нев, мы опоздаем на рейс из-за тебя, - как же ей хотелось ответить – ну и пусть. Вдруг ей показалось, что нет ничего важнее, чем снова увидеть его тёмно-серые глаза и улыбку. Но его не было. Ждать больше не было возможности, и она шагнула в открытую дверь автомобиля.
Он видел, как она стояла на улице у открытой двери автобуса и медлила, все уже сели, а она – нет… Итан стоял всего лишь за углом и все видел. Она ждала его и от осознания того, что она хотела его видеть – он улыбался. Нет, он, конечно же, не выйдет к ней, чтобы не пугать, пусть это и немного жестоко. Он просто будет ждать, он терпеливый. Он от чего-то точно знал, что ещё увидит её или просто хотел так думать. Нет, он знал точно.

 
Источник: http://only-r.com/forum/36-278-2#110108
Собственные произведения. Evita Evita 545 28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Король и пешка
Герои Саги - люди (16+)
❖ What would you do for ...
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 2...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 1...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 236
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 12
Гостей: 9
Пользователей: 3
Marishka GASA Ivetta


Изображение
Вверх