Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 23
29.05.2017   01:25    
Глава 23. Извинения

POV Роберт


Я долго думал, как мне поговорить с Майклом, генеральным продюсером нашего проекта. Посещала малодушная мысль ничего ему не говорить о предложении боссов проекта Вероники. И что теперь делать? Я не хочу, не хочу, не хочу пиариться на отношениях! Но отказаться от предложения было бы глупо. Денежные вливания нашему фильму ох как не помешают. С точки зрения пользы предложение было идеальным. Для всех сторон. И только мои сомнения, которые, конечно же, будут расценены как капризы, могли ему помешать осуществиться. Так и не придя ни к какому решению, я просто выложил все Майклу. И то, каким было предложение, и свои соображения на этот счет. И свое нежелание в этом участвовать. Майкл, крупный, рыхлый, но с удивительно внимательным взглядом и живой реакцией, почему-то вдруг усмехнулся, глядя на меня. Потом его лицо приняло серьезное выражение.
– Роб, ты понимаешь, что даже если ты скажешь, что не встречаешься с Вероникой, публика тебе не поверит? Ты уже в этом экспрессе, который несется на бешеной скорости, и тебе даже ничего не нужно делать. Все сделают, скажут и решат за тебя. Ты понимаешь это?
– Нет ситуаций, которые не имеют выхода. С поезда можно спрыгнуть, – не согласился я.
– Вот как! – опять улыбнулся Майкл, от чего его обычно строгое лицо приняло забавное выражение. – Ты готов убиться, лишь бы отказаться от Вероники? Роб, я не первый день на свете живу. И я тебя хорошо знаю. В чем проблема? Дело не в твоем вдруг возникшем моральном нежелании участвовать в пиаре. В чем?
«Вот прям все меня знают! Да я сам себя не знаю, а все вокруг читают меня, словно открытую книгу!» – закипел я.
– Я бы не хотел говорить о своих проблемах личного характера. Но допустим – чисто гипотетически – что существует ситуация, из-за которой я вынужден буду расстаться с Вероникой. Я не хочу подставить проект из-за своих личных проблем, но и гарантировать, что я сумею до конца его отработать, тоже не могу.
– Вот как! – задумчиво повторил Майкл, сложив кончики пальцев вместе. – «Вынужден расстаться». Другая девушка?
– Без комментариев.
– «Вынужден». Она тебя чем-то шантажирует? Или ты так сильно влюблен? Ты удивительно скрытен в том, что касается твоей личной жизни. Кто она? И что, она не может потерпеть полгода? Ты мог бы поговорить с ней, убедить. Хочешь, я с ней поговорю?
В глазах вечно строгого Майкла сквозила ехидца. Что это на него нашло?
– Нет никакой девушки.
Майкл побарабанил пальцами по столу.
– Я подумаю, как решить эту проблему.
Все понятно, разговор окончен.
– Спасибо, Майкл, – искренне сказал я, поднимаясь.
– Пока не за что, но я действительно постараюсь учесть твои пожелания, – и Майкл опять улыбнулся. Количество улыбок на квадратный миллиметр пространства явно было превышено. По пути я даже взглянул на себя в зеркало, пытаясь понять, что такого смешного есть в моем облике, но ничего необычного не заметил.

– Домой? – лаконично спросил Дин.
Я очень устал. И я хотел домой. Но еще одна проблема не давала мне покоя, и когда я разделался с одной, рассказав Майклу о предложении Ника Как Его Там, другая встала передо мной во всей своей остроте. Я так и не извинился перед Кирой за свои бездумные слова, и это непременно нужно было сделать. Сегодня я сознательно избегал мисс Помощницу Декоратора, так как заводить разговор на съемочной площадке под пристальным взглядом толпы народа, на бегу и второпях не хотелось. И оставался только один выход: поговорить с ней с глазу на глаз, там, где нам никто не помешает. То есть, приехать к ней. Сначала я хотел позвонить Кире и договориться о встрече, но побоялся, что она просто откажет мне. А просить прощения по телефону не хотелось. Какие-то неудачные у меня телефонные разговоры получаются последнее время. Приехать без предупреждения? А если у нее опять Сэм? Ничего, потерпит.

Но ехать к Кире вместе с Дином и Харди? Что-то придется объяснять? Или попросить отвезти меня домой, а потом ехать к ней на такси? Но уже поздно, она может лечь спать. И я решился:
– Мне нужно заехать в одно место. Вы оставите меня там и поедете домой. Я доберусь домой на такси.
– Ник знает? – поинтересовался Дин, имея ввиду моего менеджера. – Или Стефани?
– Нет. И надеюсь, не узнают, – я не сводил с Дина глаз.
– Уверен?
– В том, что не узнают?
– В том, что тебе нужно ехать туда.
– Уверен.
– Что ж, – флегматично качнул головой мой телохранитель. – Едем.
В окнах Киры не было света. Спит? Или ее вообще нет дома? Я размышлял, позвонить ли ей или отложить разговор до завтра. Мои спутники молчали. И когда я уже было совсем решился ехать домой, в ее окнах вспыхнул свет, пустив мое сердце вскачь.
– Ну, я пошел, – пробормотал я.
– Будь осторожен, – напутствовал меня Дин.
– Ладно, – отмахнулся я. – Спокойной ночи.
– Удачи, – не меняя выражения лица, ответил Дин, когда я уже стоял на тротуаре. Но почему-то мне показалось, что он улыбнулся.
Кира открыла дверь и застыла на пороге, одетая в короткую юбку и футболку – будто из моего сна.
– Ты не одна? – осторожно спросил я.
Кира отрицательно покачала головой.
– Пустишь?
Она молча отступила в сторону.
Я шагнул внутрь, закрывая за собой дверь.
– К тебе должны придти?
Кира опять покачала головой.
Эх, не так представлял я нашу встречу. Она обижена на меня. И как я смогу исправить ситуацию?
– Проходи, – сказала она и, не оборачиваясь, пошла в кухню.
Я вошел следом за ней и по привычке уселся на свой стул. Девушка, стоя спиной ко мне, что-то резала на доске.
– Кира, можно с тобой поговорить? – Нервы звенели натянутой тетивой.
Она коротко взглянула на меня и отвернулась:
– Говори.
Типа «давай скорей и уматывай».
– Я просто хотел расставить все точки над «и». Во-первых, прости меня за то, что я сказал по телефону. Я не хотел тебя обидеть, просто неправильно выразился.
Кира, не поворачиваясь, глухо сказала:
– Я не обиделась.
Значит, не простила. Говорить дальше было тяжело, но я все-таки заставил себя:
– Насчет ребенка. Если вдруг на самом деле окажется, что ты беременна, я надеюсь, что ты мне сообщишь?
Кира обернулась, и ее огромные глазищи опять вцепились в меня. Кажется, я все-таки привлек ее внимание.
– Зачем? – она настороженно меня изучала.
– Я имею право принимать решения на его счет.
– Это если ребенок твой. Но ты ведь, кажется, в этом сомневаешься?
Я поморщился. Поделом мне.
– Пока ты не предоставишь доказательств, что он не мой, буду считать его своим.
Выражение лица Киры изменилось и описанию оно не поддавалось.
– Например, я сейчас скажу, что беременна от тебя. И что дальше? Какие решения на счет этого ребенка ты захочешь принять?
«Господи, она говорит так, будто уже уверена, что носит моего ребенка. А я все еще надеюсь, что это неправда!» Мне было стыдно за свои мысли, ужасно не хотелось такой обузы, и в то же время хотелось поступить правильно.
– Кира, я не знаю. У меня никогда еще не было такой ситуации. Думаю, мы вместе будем решать, если ты вдруг окажешься беременна.
Она нахмурилась:
– Не понимаю, почему ты так нервничаешь. Сделаю мини-аборт, и нет проблемы.
– Ты хочешь сделать аборт? – спросил я, прислушиваясь к своим ощущениям. Одна часть меня возликовала, а другая, совсем маленькая часть, вспомнила глазенки девочки из сна.

А вдруг у меня действительно могла бы быть дочка? При этой мысли сжалось сердце. А Кира ответила:
– Ну, ведь это будет наиболее разумным решением, так? Мы даже не знаем друг друга, не любим друг друга. Ты не сможешь признать ребенка, у тебя есть другая девушка, у тебя карьера. А я? Что я должна буду говорить ребенку? Кто его папа и где он?
Ее глаза действительно наполнились слезами, хоть она и прикладывала огромные усилия, не давая влаге перелиться через край.
А я еще на нее злился. Вот придурок! У нее проблем будет больше, чем у меня. Захотелось прижать ее к себе, утешить, сказать, что все будет хорошо. Я уже встал, но прикасаться к ней не решился, считая, что не имею на это права, и поэтому постарался вложить всю свою нежность в голос:
– Кира, я понимаю, что это все тяжело. И понимаю, что виноват. Прости, если можешь. Но неужели мы вдвоем не найдем правильного решения? Я знаю, что из меня никчемный отец, и не с моим образом жизни им становиться. Но я много думал об этом. И может, я даже эгоистично рассуждаю… Но если ты все же беременна, мне бы не хотелось лишать нашего ребенка едва зародившейся жизни…
– Роб! – ахнула она, и опять на ее лице появилось непонятное выражение. Она словно колебалась, потом шагнула ко мне и положила руки мне на грудь:
– Прости меня. Я знаю, ты сейчас меня возненавидишь и правильно сделаешь. Поэтому я заранее еще раз прошу прощения за то, что заставила тебя все это пережить. Но мне даже в голову не пришло, что ты можешь это принять всерьез.
«О чем она? Это все-таки не мой ребенок?»
– закрутились в голове испуганные мысли.
– Я не беременна. Я это знаю точно.
– Что? – выдохнул я, и веря, и не веря, и радуясь, что проблемы нет, и… сожалея. Пусть на секунду, но сердце кольнуло при мысли, что маленькой девочки с темными глазенками не будет. Потом пришло чувство эйфории. Как здорово! Все останется по-прежнему, не нужно принимать никаких сложных решений, не нужно ломать свою жизнь. Все будет, как было!
– Ты уверена? – все же переспросил я.
– Да, уверена.
– Откуда ты знаешь?
– Ох, Роб, – вздохнула смущенно Кира, но ответила: – У меня месячные начались. Вчера.
– А почему ты говорила со мной так, словно уже беременна?
Она опять вздохнула:
– Я именно за это и попросила прощения. Мне было интересно узнать, как ты отреагируешь. Я не подумала, что ты воспримешь это так близко к сердцу.
– Ну, ты и засранка!
Кира испуганно посмотрела на меня и тут же расхохоталась вместе со мной.
– Да, – покаянно кивнула она. – Получается, я такая. Простишь?
– Ну, уж нет. Какое там твое прегрешение по счету? Список все пополняется!
Она, все так же продолжая прижимать ладони к моей груди, долго и пристально смотрела мне в глаза, а потом тихо сказала:
– К телефону подходил Сэм. Он приезжал ко мне в гости. Он мой друг.
Я накрыл ее руки своими:
– Прости, но я буду вынужден встречаться с Вероникой.
– Я понимаю, – кивнула она, отводя глаза. – Я ни на что и не претендую. Просто объяснила про Сэма, потому что мне не хочется, чтобы ты думал, что я сплю со всеми подряд.
Она потянула свои руки, но я их задержал.
– Прости, я вел себя как идиот.
Она улыбнулась и покачала головой.
– Но мы ведь можем остаться друзьями? – неожиданно для самого себя спросил я. Безумно испугался, что сейчас она меня просто выгонит.
Она опять пытливо посмотрела на меня, по своей привычке пытаясь что-то разглядеть в моем лице.
– Да, конечно.
– И ты даже сможешь напоить друга кофе?
Уголок ее губ пополз вверх:
– Придется заглаживать свою вину.

______________________________________________________________________________

POV Кира

– Разумеется, я очень многое делаю специально на публику, чтобы произвести впечатление, – продолжал Роб. – Я, конечно же, читаю интернет и знаю, каким меня представляют. Этаким английским воспитанным джентльменом. Умным, внимательным, заботливым, нежным… – Роб усмехнулся. – А также неуклюжим, милым, наивным, беспомощным в бытовых вопросах. А еще уверенным в себе, жестким, умеющим настаивать на своем и переть напролом к поставленной цели. А еще для всех я потрясающий любовник! – Роб расхохотался. – Я иногда сам себе завидую! Точнее, тому образу, который есть в головах у людей. Они просто берут все те черты, которые им нравятся, и наделяют ими меня. Иногда это полностью взаимоисключающие черты, которые никак не могут присутствовать в одном человеке. А я ведь совсем не такой на самом деле. И думаю, все они разочаруются, если узнают меня настоящего. Я говорю об этом в интервью, но все только умиляются и не верят мне. Просто считают, что я такой скромный. И поэтому мне приходится соответствовать тому образу, который они придумали, пытаясь изобразить то, что они хотят видеть. Это довольно затруднительно, так как все хотят видеть разное.
– То есть ты попросту обманываешь людей? – усмехнулась я.
– Это серьезное обвинение! – скорчил рожицу Роб. Потом задумчиво сказал: – Нет, я не стал бы говорить об обмане. Ведь и в обычной жизни, когда хотим кому-то понравиться, хотим произвести хорошее впечатление, мы показываем только самые хорошие свои стороны. Это же не обман, это естественная реакция. – И вдруг он ухмыльнулся. – А потом, когда начинаешь жить с этим человеком, вскрываются все его самые неприглядные стороны, которые ранее тщательно скрывались. И ведь это повсеместная практика.
– Неужели тебе не хотелось бы, чтобы люди любили тебя самого? А не тот образ, который ты им демонстрируешь?
– Странный вопрос. Да кому этого не хочется? Чтобы не нужно было постоянно что-то из себя изображать, чтобы быть просто собой, расслабиться и не напрягаться. Только есть небольшая проблемка. Сомневаюсь, что меня настоящего люди будут любить. Даже более того. Я уверен, что людям и не нужен я настоящий. И они были бы очень разочарованы и обижены, если бы я вдруг начал быть самим собой. Им нужна сказка, и я им ее предоставляю.
– А почему ты мне это рассказываешь? Не боишься, что я тебя выдам?
– Нет, не боюсь. Тебе все равно никто не поверит! – Роб улыбнулся. – Потому что не захотят верить.
«Ну, Сэм считает, что если я напишу статью, мне поверят. По его мнению, я умею писать так, что, читая мои заметки, люди верят даже в самое невероятное».

Я улыбнулась своим мыслям, но вслух произнесла совсем другое:
– Ты не ответил на первую часть моего вопроса. Почему ты мне это рассказываешь? Мне, значит, не хочешь понравиться, раз не считаешь необходимым и мне демонстрировать свои положительные стороны? – лукаво взглянула я на него.
– Как это? – наигранно возмутился Роб. – Я тебе сейчас демонстрирую одно из самых лучших своих качеств – честность! – и он принял нарочито горделивый вид. Но, не выдержав, рассмеялся вслед за мной и добавил: – Ну, или может, я провожу эксперимент? Хочу понять границы, после которых может начаться твое неприятие меня.
– Зачем тебе это? – удивилась я.
– Любому человеку хочется хотя бы иногда быть самим собой, и чтобы его принимали таким, какой он есть, – вдруг абсолютно серьезно ответил Роб. Я была не готова к такой внезапной смене его настроения и переводу разговора в серьезное русло, а потому ляпнула:
– А как же таинственность? Ты же сам говорил, чтобы быть долго интересным, нужно, чтобы оставалась загадка, которую хочется разгадать.
– То есть ты предпочтешь не знать, какой я настоящий? Я оказался прав: людям нужна сказка?
Я растерялась и не знала, что ответить. Конечно, мне очень-очень-очень хочется знать, какой он настоящий. И в то же время я боюсь, что, когда я узнаю его до конца, он просто перестанет быть мне интересен, как, допустим, перестал быть интересным Сэм. Конечно, я очень нежно люблю своего бывшего парня, он мой друг, самый лучший. Но он именно просто хороший надежный товарищ, я в нем уверена, я знаю, что он может быть опорой для меня, он просто есть. И я долгое время была уверена, что этого достаточно для отношений, что это и есть любовь. Но теперь я понимаю, что это не так. Этого мало. Просто дружбы в отношениях мало. И просто секса мало. Дружбы и секса вместе – мало тоже. Отношения должны развиваться. Как только их развитие останавливается, можно сказать, что вашей любви пришел конец. И я поняла это сейчас. Человек должен быть тебе постоянно интересен. Он должен тебя удивлять. Тебе постоянно должно хотеться его разгадать. Только до той поры в ваших отношениях будет жить любовь. Наверное, любовь – это и есть страстное желание понять другого, и оно должно быть недостижимо. Как и счастье. Ты стремишься к нему, но как только получаешь, к нему привыкаешь, и оно становится обыденностью. А значит по определению уже не может являться счастьем.
Роб, так и не дождавшись моего ответа, нервно провел рукой по волосам и сказал, что очень хочет курить.
– Ладно, кури здесь, не пойдешь же ты на улицу. Вдруг кто-нибудь сфотографирует, – разрешила я.
Он затянулся, погрузившись в свои мысли. Судя по всему, они были невеселыми. Я понимала, что мне нужно было что-то сказать в ответ на его вопрос, разубедить, объяснить, что я готова видеть его настоящим и мне точно не нужна сказка, не нужен придуманный образ. Но момент был упущен, и я знала, что любые мои слова он сейчас воспримет как ложь, как желание быть вежливой и не расстраивать его. А потому смысла произносить их не было. Поэтому мне только оставалось любоваться, как он держит сигарету, как подносит к своим губам, затягиваясь так сексуально, что хотелось оказаться на месте этой вредной штуковины.

Я любовалась, одновременно пытаясь задержать дыхание и морщась, когда все же приходилось вздохнуть, и едкий дым подпадал в легкие. Помучившись так некоторое время, я все же не выдержала и спросила:
– Ты же пытался бросить курить? Кажется, во время премьеры «Космополиса» в Каннах, еще все зубочистки жевал. И мне казалось, что бросил. Что случилось? Почему ты опять начал?
Роб посмотрел на меня заинтересованно:
– Ты следила за премьерой в Каннах? И «Космополис» смотрела?
Я чуть не ляпнула, что перечитала огромное количество статей про эти премьеры, и про сам фильм, пересмотрела ужас сколько интервью, и самое главное, что и сама пыталась как-то задать ему вопрос на пресс-конференции «Космополиса». Но спохватилась в самый последний момент. Роб, наверняка, меня не помнит, вот и хорошо. И совсем не нужно, чтобы он знал, что я журналистка. Поэтому я ответила нейтрально:
– Да, смотрела. И за премьерой следила.
– И как тебе фильм?
– Ты опять не ответил на мой вопрос! Почему ты все время уводишь разговор в сторону?
– Я не специально! – начал оправдываться Роб очень горячо, и я поняла, что его задел мой упрек. – Просто мысли бегут, приходят новые, и я не успеваю все их ухватить за хвост. Извини, я забыл, что ты меня спрашивала?
– Про курение.
– А, да. Видишь ли, дело в том, что я и не пытался всерьез бросить курить. Это было одной из фишек ради привлечения внимания публики. Ты права была, когда спросила про загадку. Постоянно привлекать к себе внимание, быть интересным для людей очень сложно. Особенно, когда они и так знают о тебе все. Ну, или думают, что знают. Поэтому людей нужно удивлять, делать что-то, что они от тебя не ждут. Так как все знают, что я курю постоянно, было бы очень удачным вдруг заявить, что я бросил курить. Опять же положительный образ мой укрепился бы, – Роб невесело усмехнулся. – И я действительно некоторое время не курил, усиленно жевал зубочистки или демонстративно сосал леденцы во время промо, чтобы любой журналист спросил, зачем я это делаю, а я мог бы ответить, что бросаю курить. Это ужасно, но людей на самом деле почти не интересуют фильмы. Заманить людей в кинотеатр – это уже сродни подвигу. А вот актером заинтересоваться могут, его личной жизнью и каким-то скандальными подробностями из нее. И из интереса к его персоне могут и в кинотеатр сходить, это будет как побочный эффект любопытства. Кому интересен «Космополис» с его заумными диалогами? А вот обсудить, почему Паттинсон решил бросить курить – чрезвычайно занимательное занятие, – Роб слишком агрессивно ткнул окурком в пепельницу. – В принципе, я не против, и если бы получилось, я на самом деле бросил бы курить. Но тогда был очень сложный период в моей жизни, и… Я опять вернулся к старой привычке.
– А если тебе попробовать бросить курить сейчас?
– Второй раз это уже не будет так интересно народу.
Я невольно рассмеялась:
– Роб, я говорю о тебе, а не о людях. Ты можешь вообще не афишировать, что бросаешь курить. Ты просто перестанешь. Для себя.
Он молча смотрел на меня, а потом вдруг спросил:
– Ты бы хотела, чтобы я бросил курить?
Я решила перевести разговор в шутку:
– Конечно! А то дышать невозможно в комнате!
Роб улыбнулся и ответил:
– Обещаю подумать над твоим предложением.

______________________________________________________________________________

POV Роберт

Затягиваясь и выпуская дым из легких, я любовался изгибом ее шеи, когда она, хохоча, откидывала голову. Я честно пытался вслушиваться в ее слова, но пропускал добрую половину. Она схватила ложечку и стала поигрывать ею, заплетая между пальцев, как всегда, когда задумывалась, а я не мог оторвать взгляд от изящных ноготков, покрытых алым лаком. Я уже заметил ее привычку что-то крутить в руках, когда она пыталась подобрать слова, чтобы выразить мысль точнее, а если под рукой ничего не оказывалось, то она начинала бурно жестикулировать, как будто дирижировала. Это было так забавно и так мило, что у меня в который раз уже щемило в животе от смеха и непрошеной нежности. Она закатывала глаза, выражая недоумение моей тупостью, или приподнимала брови и что-то говорила-говорила, а я покатывался со смеху или едва сдерживал слезы, потому что в умении выжимать эмоции словами ей не было равных. Она ерзала на стуле, иногда подкладывая ладошки под бедра, и футболка натягивалась на ее груди. И вдруг я отчетливо понял, что моя одержимость Кирой переходит все границы. Нет, так нельзя. У меня есть Вероника. Мне все равно от нее никуда не деться. А играть на два фронта нечестно. Я не хочу обидеть Киру. Я не хочу делать ей больно. Я отвел глаза от ткани, обхватившей ее бедра, и пробормотал предложение переместиться в комнату, сославшись на то, что задница уже болит от сидения на стуле. Кира согласилась, и я вежливо пропустил ее перед собой, чтобы в очередной раз безнаказанно полюбоваться на ее попку.
Кира, продвигаясь вперед, на ходу пыталась навести в комнате порядок. Схватила с кресла брошенные джинсы и сунула в шкаф. Несколько книг, хаотично валявшихся на столике, сложила ровной стопкой. Подняла гитару, лежавшую на диване, освобождая мне место.
– Ты играешь? – удивился я.
– Так себе.
– Я не видел раньше у тебя гитары.
– Сэм привез. Он любит играть, и ему нравится, когда играю я. Мне на эту съемную квартиру лень было ее тащить, вот он и…

______________________________________________________________________________

POV Кира

Роб нахмурился, а я упрямо сжала губы. «Не буду я врать и щадить твое эго. Сэм привез мне гитару, и ревновать тут не к чему», – подумала я, направляясь в угол, чтобы поставить инструмент.
– Подожди, не убирай, – вдруг подал голос Роб. – Поиграй мне тоже. Я ведь не слышал ни разу.
Я обернулась, собираясь отказаться, но Роб состроил щенячье выражение лица и уморительно протянул:
– Пожа-алуйста!
Разве можно отказать такой просьбе?
Рассмеявшись, я уселась на стул.
– Только сразу предупреждаю, пою я неважно.

(От автора: Разумеется, наша героиня пела не так хорошо, как Адель. ;) Да и из аккомпанемента у нее была одна гитара. Но можете послушать песню, прочитать слова и посмотреть это мое видео, чтобы представить чувства Киры)



Чтобы ты почувствовал мою любовь (перевод )




Make You Feel My Love (оригинал Adele)




______________________________________________________________________________

POV Роберт

Кира провела последний раз по струнам. Склонившись над гитарой, ждала, пока затихнет последний звук. А я пытался перевести дыхание, чтобы, начав говорить, не выдать голосом наплыва чувств. Свалилась же эта засранка на мою голову!
Кира, смотрела в никуда еще затуманенным взором, возвращаясь из своих эмоций. И вдруг, усмехнувшись, протянула гитару мне:
– Ваша очередь, мистер Паттинсон.
– Ой, нет, Кира, прости! Я не буду.
– Здесь никого нет, кроме меня, – мягко улыбнулась она.
– В смысле, о моем позоре никто не узнает? – отшутился я.
Кира легко засмеялась, запрокинув голову, а потом еще раз повторила:
– Пожалуйста, Роб!
Ее тихий голос приласкал мое сердце. Ну что ж…
– Я давно не играл. Боюсь, что не вспомню… – пробормотал я, проводя по струнам.



(От автора: Это видео смотреть не обязательно. Достаточно представить, как Роб сидит на диване в комнате Киры и смотрит на нее так, как умеет только он один… И просто слушать, как он поет ей песню. Слова песни имеют значение. ;) )



I'll Be Your Lover Too (оригинал в исполнении Роберта Паттинсона)



Я буду твоей любовью(перевод)



 
Источник: http://only-r.com/forum/36-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1354 59
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ И все это о нем...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 172
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 7
Пользователей: 3
ocantare yuk Ivetta


Изображение
Вверх