Творчество

Ураган (Глава 22. Часть 2)
27.02.2017   07:32    
Глава 22

Часть 2



Где бьются зеркала,
Боль правду искажает...
Я так тебя ждала.
Молчанье оглушает.



Пластический хирург, в очередной раз осмотрев шрам, который именовал «рубцом», сказал, что операция не понадобится. Все можно убрать лазерной шлифовкой. Через две недели я смогу покинуть больницу – а там молодой, здоровый организм возьмет свое, восполнив нанесенный ему ущерб. Ему лишь нужно помочь. Свежий воздух, правильное питание, позитивные эмоции. Любовь...
Любовь была со мной. Всегда. Молчаливой тенью, нежным пожатием, обеспокоенным взглядом. Я попробовала втолковать ему, что могу обойтись без постоянного присмотра, что нельзя бросать обязательства – все впустую.
Я каждый раз вспоминала слова Франко, глядя в обожаемое лицо. Невольно удерживала руку Роберта, когда он что-то подавал мне. Иногда он притягивал ее к губам и легонько целовал кончики пальцев. Иногда...
Что-то во всем этом смущало, настораживало меня. Как будто он стал избегать физического контакта.

- Роб, когда меня выпишут, ты вернешься к работе, хорошо?
- Хорошо, если ты мне кое-что пообещаешь.
Я чуть нахмурилась, но неуверенно кивнула.
- Тебе надо побыть вдали от всего. И я знаю, куда можно поехать. Это в Мексике. Неприметное, уединенное место, неподалеку лишь маленькая деревушка. Вокруг невероятно хорошо, тихо... Удивительная природа. Иногда я скрываюсь там от всего мира.
- У тебя есть дом в Мексике? - удивилась я.
- Не у меня, у одного знакомого. Сам он живет в городе и лишь время от времени выбирается на отдых. Он никому ничего не скажет.
- Это его не затруднит?
- Нет. Доверься мне. Я привезу все необходимое. И всегда буду на связи.
- Привези мне Миху. Ему там будет хорошо...
Роб улыбнулся. Впервые за долгое время улыбка скользнула и в его глаза.
- Конечно, привезу. Вместе вы не соскучитесь.
Он уже шел к двери, когда я неловко затронула давно закрытую тему.
- Что происходит по ту сторону? Все очень плохо? У тебя неприятности?
- Ничего ужасного не произошло, - ответил Роберт отрывисто, и свет в его глазах потух.
- Что посоветовали агенты?
- Более агрессивный пиар, как ширму...
- Тебя это угнетает?
- Для меня важна только ты.
Сказав это, он вышел. Необъяснимая тяжесть снова легла мне на грудь.

Медсестра улыбнулась, убирая капельницу.
- Ну вот, ваша последняя «подпитка». Для общего тонуса.
- Спасибо. Даже не верится, что завтра я буду засыпать в другом месте.
- Да, в больнице время всегда тянется намного дольше... Хоть для работников оно летит со скоростью света. Принести вам что-нибудь?
Я покачала головой, взволнованно спросив:
- Можете позвать его?
- Ваш друг как раз в столовой вместе с синьором Франко. Кажется, они готовят вам сюрприз. Ах да, пришел еще один мужчина, просил на минутку впустить его.
Неприятное предчувствие подсказывало, кто бы это мог быть...
- Хорошо, пусть войдет.
Зачем я так рискую? Уже неважно. Выясним раз и навсегда. Врагам надо смотреть в лицо. И пусть он смотрит в мое.

- Здравствуй.
- Отложим любезности. Почему пришел?
- Сказать, что оставлю тебя в покое.
Он избегал моего взгляда, смотрел куда-то в подоконник.
- Да ладно, можешь насладиться зрелищем. Вид уже терпимый.
- Думаешь, этим можно наслаждаться?
- Если не видом, то местью. Я ведь не вчера родилась, Ричи. Ты мог получить деньги, но тебе было мало, всегда мало! Ты хотел меня задеть, унизить. Теперь удовлетворен? Рад?
Наконец, Ричард посмотрел мне в глаза.
- Представляешь... нет. Мне казалось, мы оба змеиной натуры. Но ты избрала другой путь. Ты так неистово цеплялась за этого парня. Все бросила ради него. Я презирал тебя за это, но в то же время понимал, что никогда бы так не смог. На самом деле, наверное, завидовал.
- Что я слышу! Ты откровенничаешь...
- Я, конечно, гад, но, поверь, не желал тебе такого.
Как ни странно, я ему верила. И почему-то не злилась.
- Не мучай остатки совести, Ричи. Наверное, так должно было случиться. Иди, пока не вернулись защитники.
- Он здесь, правда?
- А ты сомневался?
- Нет. Когда он разукрашивал мою физиономию там, у черного хода в галерею, главным было не возмущение оттого, что я тебя оскорбил. В нем преобладала ревность, обычная ревность. Породнились, в общем.
- Что?
- Выздоравливай.

Я не сказала об этом визите ни Робу, ни Франко. Они, конечно, не поверили бы ни единому слову зачинщика всей этой скандальной истории. Но это был первый выплеск эмоций за все время, что я общалась с Ричи. Теперь я заплатила по его счетам – долг отдан. Не знаю, что именно я ему задолжала, каких чувств он мог ожидать, и было уже неинтересно. Главное, Ричард исчезнет из моей жизни.

На следующее утро, спустившись по ступеням клиники к машине, в багажник которой Роб уложил мою дорожную сумку, я на миг замерла, глядя на пасмурное небо. Поежилась, поправляя шарфик, натянула шапку на уши и, встретив внимательный взгляд, улыбнулась.
- Хорошо на улице, правда?
- Тут холодно. А я заберу тебя в тепло, в лето. Хочешь?
- Конечно, хочу. Только надо заехать...
- Не надо, я собрал вещи. Устраивайся. Рейс через полчаса.
Пожав плечами, я послушалась, открывая дверцу. Неожиданно раздавшийся звонкий лай заставил дернуться. Из-за спинки сидения высунулась узкая мордашка непонятного цвета.
- Миха, веди себя культурно.
- Какая прелесть!
Я открыла другую дверцу и уселась на заднее сидение. Уже довольно увесистый щенок забрался мне на колени, обнюхал, облизал руки, лицо. Я засмеялась.
- Культурно, просил же, - вздохнул Роб. – Прости его, манеры хромают.
- Можно, я буду сидеть здесь? Пусть поластится.
- Кому-то повезло, - хмыкнув, заметил Роберт.

Из зимы мы, и правда, попали в лето. Горячий воздух полыхнул в лицо, стоило оказаться на улице. Долгий перелет, короткое прощание в аэропорту с телохранителями, сопроводившими нас к заранее арендованному автомобилю... А дальше началось путешествие, каждая минута которого приносила непередаваемое удовольствие. Не знаю, сколько мы проехали, сколько еще оставалось... Роб следовал по лишь ему известному маршруту, мы с Михой, расположившись рядом с ним – потому что в машине с откидным верхом было лишь два пассажирских сидения – радовались встречному ветерку. Пес высунул язык, потягивая носом воздух, я завороженно смотрела по сторонам, очарованная пейзажем. Каньоны, от вида которых захватывало дух, песчаные плато, шум водопадов вдали, величественные развалины древних поселений, а рядом уютные современные городки с разноцветными постройками в цветочных узорах... То кактусы, то яркая зелень, то пустыня, то влажные тропики.
Когда машина съехала с шоссе на небольшую каменистую дорогу, день уже клонился к закату. Колеса шуршали по гравию, пока раскинувшийся неподалеку лес не принял нас под свою сень. Песчаный настил под шинами, удивительная тишина, нарушаемая лишь шелестом листьев и вечерними переговорами птиц... А потом мы выехали на большой участок, отведенный под ранчо – огороженный деревянной изгородью, усаженный деревьями, он был окружен ухоженными полями. Только в центре виднелся не добротный дом землевладельца, а небольшое строение с треугольной крышей.
Видимо, поймав мой удивленный взгляд, Роберт пояснил:
- Домик непритязательный, но уютный. Там есть санузел, бойлер, электричество. Это не совсем дикий край.
- Мне и дикий не страшен, - улыбнулась я.
Выбралась из автомобиля, медленно обошла его спереди... Потом, остановившись рядом с дверцей водителя, чмокнула Роба в щеку, заглянув под опущенный козырек бейсболки, и шепнула:
- Спасибо.

Миха не скрывал оправданного щенячьего восторга. Он пулей носился по окресностям, гоняя припозднившихся птиц, громко лаял, пока, в конце концов, не примчался весь мокрый, обдав нас мириадами теплых брызг.
- Тут есть озеро?
- Небольшая речушка. Наверное, уже обмелела, - почесывая пса за ушами, ответил Роб. И добавил:
- Скучаю по нему. Может быть, неправильно брать щенка при моей работе, но...
- Ты любишь его, это главное. А он в восторге от тебя.
Я с нежностью смотрела на эту умилительную парочку, пока Миха, поев, не удрал в очередной раз в неизвестном направлении.
- И как тебе дом изнутри?
- Тут так хорошо, прохладно.
- Я оставил твои вещи в комнате с более удобной кроватью. Там есть письменный стол, телевизор. И ты всегда можешь мне позвонить.
- Позвонить? – внезапное разочарование сдавило горло. – Ты что, не останешься?
- Не могу. В городе ждут несколько прослушиваний, дела в студии и прочее. Я вырвусь, как только получится, обещаю. И еще мне кажется, что сейчас тебе лучше побыть одной.
Я никак не могла справиться с шоком от неожиданного известия. Надеялась остаться с ним, поговорить... Разобраться с тем, что не переставало тревожить.
Роберт подошел ко мне, обнял. Я обхватила его руками за пояс, уткнувшись носом в шею, как любила. Родной запах, прикосновение вызвали во мне острую тоску. Не так, все должно быть не так...
На прощание он поцеловал меня в... лоб. Я так и осталась стоять в проходе, словно приросла пятками к дощатому полу.
- Миха по ту сторону холма, только что видел его уши! - донеслось с улицы.

Роберта не было долго, около месяца. А без него я не могла прийти к гармонии даже в самом райском уголке... Он звонил каждый день, только это не заменяло присутствия. Иногда казалось, что он избегает меня – и становилось страшно. Не хотелось мешать ему, о чем-то просить... Только, в конце концов, я не выдержала.
Набрала номер и выдохнула вместо приветствия:
- Я очень скучаю по тебе. Мне одиноко...
- Хочешь, чтобы я приехал?
- Да, если это возможно.

Он вернулся, чтобы стать моей ненавязчивой нянькой. То есть... делал все, чего не успевал раньше – гулял со мной, обняв за плечи поверх накинутой на них куртки, пел песни под гитару, делил закаты, угощал неумелыми блюдами собственного приготовления, цитировал интересные мысли из книг, которые читал, даже смотрел телевизор... Все было б замечательно, если бы не интим. Точнее, его отсутствие. Сложные, противоречивые чувства не давали покоя - ведь я сама еще не знала, готова или нет, получится ли переступить психологический барьер... Но то, что Роб даже не пробовал приблизиться, почти не целовал, начинало мучить все сильнее. А хочет ли он меня еще? Если его рядом держит не жалость, не вина, то почему он не делает шагов навстречу?
Мы ни разу не заговорили о происшедшем. Иногда я случайно встречала взгляд Роберта. Долгий...
Но наш сокровенный язык, самый прекрасный – язык бесконечной близости – молчал. Оттого и души не могли найти покоя.

В тот день ничто не предвещало надвигающейся грозы. Солнце привычно парило, и, устроившись на одеяле у большого дерева, дарившего хоть какую-то тень, мы тихо переговаривались. Роб, по уже сложившейся традиции, выбирал интересные отрывки из очередной книги и пересказывал мне. Сплетая собранные цветы в венок, я сидела, упираясь спиной в его полусогнутые ноги. То вслушивалась в произносимые слова, то просто наслаждалась звуками голоса...
- А дальше?
Я даже не заметила, когда Роберт задремал. Повернув голову, задержала дыхание, боясь шевельнуться. Это был один из тех волшебных моментов, которые остаются в вечности памяти. Уронив голову на сложенные за шеей руки, по-детски приоткрыв рот, он спал. Едва различимо сопел, пока лучи солнца касались ресниц позолотой. Меня затопила такая сумасшедшая нежность, что не осталось сил сдерживаться. Я протянула руку, деля счастье с солнцем. Только мои губы тоже хотели его разделить... Они скользнули по теплой щеке Роба, прикрытым векам, обвели профиль, спускаясь к шее. Кончики пальцев погладили ключицы.
И тут он шевельнулся. Словно застуканная на месте преступления, я попробовала отстраниться, чувствуя, как щеки полыхнули жаром. У нас так давно не было близости. Отчаянное желание, невольный страх, внезапно накатившее волнение – до слабости, до тошноты...
Роберт притянул мое лицо к своему и жадно приник губами к губам. Его легкий стон, прерывистое дыхание... Я всхлипнула, когда настойчивый язык, заставляя ответить, раскрыться еще больше, властно завладел моим ртом – от его откровенно-эротичных движений тело вспыхнуло, мозг затуманился. Роберт прижимал к себе так неистово, сильно. Его колени сдавили мои бедра, захватив в любовный плен, его ладони прошлись по спине, лаская. Скользнули по шее, выше... И тут странное, непривычное ощущение вернуло меня с небес на землю. Он так любил зарываться пальцами мне в волосы.
Волосы...
- Не могу... не сейчас, - пробормотала я.
Вскочила, пряча лицо, стараясь не смотреть на Роба, и, пошатываясь, побрела к дому. Тело ныло от желания, ноги не хотели слушаться.

Я не знала, как показаться ему на глаза, что сказать. Наконец, решилась – и нашла в комнате, пакующим сумку.
- Ты... уезжаешь?
- Да, так будет лучше.
- Лучше?
- Прости, я не смогу сегодня с тобой поужинать, иначе опоздаю на рейс. Позвоню, как только буду в ЛА.
Поужинать?! Да кого волнует ужин?
Я разрывалась от внутренней муки, но не представляла, с чего начать разговор. Куда подевалась моя уверенность? Но как же признаться, что я чувствую себя униженной из-за того случая, неженственной? Что, избегая смотреть ему в глаза, перестала видеть там отражение желанной себя, боясь найти жалость. Зеркала жестоки... Да, их здесь нет, но любая отражающая поверхность напоминает о том дне, когда я очнулась в больнице.
Я так ничего и не сказала, лишь, замерев у порога, молча смотрела, как Роб садится в машину. Отъезжает...

С порога дома не видно заходящего солнца. Оно там, где-то за спиной. Но в любовании закатом без Роберта нет чуда.
Я плакала, снова плакала, а Миха сидел рядом и не сводил с меня печальных глаз, поскуливая. По-собачьи поддерживая, лизнул руку, и я потрепала пса за ушами.
- Он уехал.
Войдя в дом, я увидела на столе какой-то листок бумаги. Развернула... Строчки стали расплываться перед глазами. Я любила один рассказ больше других и часто перечитывала именно этот абзац... А потом прятала под подушкой драматично-сентиментальную книгу Вишневского, стесняясь показать Робу – он любил другую литературу. Но, может, я ошибалась?
«Я внезапно начинаю думать о твоей верхней губе, либо о том, что ты написала недавно мне, или о твоих глазах, таких красивых, или о юбке, на которую я наступил в темноте у нашей кровати, или о твоих сосках, или о белизне твоего живота, или о стихотворении, которое я еще не прошептал тебе на ухо, или о музыке, которую мне хотелось бы послушать с тобой, или попросту о дожде, который бы лил на нас, а мы сидели бы под деревом, и я мог бы укрывать тебя от него…»

Я все еще сжимала в руке исписанный тетрадный лист, когда зазвонил телефон.
- Ты еще едешь? Роб, все в порядке? Кажется, начинается гроза.
- Я вел себя очень грубо с тобой.
- Грубо? О чем ты?
- Ты все мне прощаешь, правда? Не надо, так нельзя. Я же набросился на тебя, как последний...
Набросился?!
- Просто знай – я буду ждать столько времени, сколько тебе нужно.
- Не надо ждать. Вернись.
Он молчал.
- Вернись ко мне, прошу.
Я так и не узнала, пропала ли связь или это Роб прервал разговор. Раскаты грома звучали все более грозно, убедительно. А потом хлынул дождь. Сильный, неистовый. Словно кто-то там, на небесах, раскрыл все краны, позволив стихии буйствовать. Порыв ветра распахнул и снова захлопнул створки окна, крупные капли стучались в крышу, отбивая свой собственный ритм. Какое-то необъяснимое чувство заставило меня встать и пойти навстречу сумасшествию природы. Босые ноги ступали по теплой влажной земле, которую исступленно любил ливень. Она ждала его, проникавший все глубже... Я тоже ждала.

Звук шагов смыла вода. Но я все равно оглянулась, будто знала. Он вернулся.
Роберт ничего не говорил. Просто подошел и притянул к себе, обжигая поцелуем. Одна его рука обхватила шею, другая сжала талию, и уже через мгновение, покачнувшись, я ощутила бедрами опору деревянной изгороди.
Его влажная кожа пахла свежестью дождя, прозрачные капельки срывались с ресниц мне на щеки. Я обводила ладонями контуры широких плеч под прилипшей рубашкой, ощущала обнаженными ногами тяжелую от воды ткань джинсов. Наша одежда промокла насквозь...
Мое тело вздрагивало от ночной прохлады и приятного томления. Нежные музыкальные пальцы блуждали по его изгибам, то поглаживая, то жадно впиваясь. Бретельки сарафана съехали вместе с лифом, когда губы Роберта принялись ласкать груди. Соски сладко ныли от малейшего прикосновения. Он отбирал дыхание, подкашивал колени...
Слизывая дорожки дождя с кожи, Роб чуть прикусил твердую вершинку, и перед моими глазами поплыли разноцветные пятна. В животе все скрутилось, между ног стало горячо и влажно. Я больше не владела собой. Он так настойчиво вжимал меня в ограду своими бедрами. Он будто... входил, не входя, был во мне, не проникая – сквозь преграды одежды. Напор его плоти через жесткую ткань, мои груди в его ладонях, неспешные движения то вверх, то вниз... Не выдержав, я застонала и, просунув пальцы под пояс его джинсов, стала расстегивать ширинку. Каждое касание отзывалось трепетом в ладонях. Желание сводило с ума.
Роберт мягко задержал мою руку, вызвав легкое разочарование – только через мгновение его волшебные пальцы оказались там, где я хотела их ощутить до умопомрачения.
- Посмотри на меня.
Тяжело дыша, я вцепилась в его плечи и с огромным трудом раскрыла глаза. Он касался меня, доводя до чувственного исступления, вызывая жар, дрожь, нехватку кислорода. Он не отводил потемневшего взгляда, с трудом владея собой. Ресницы слиплись длинными иголочками, с которых стекала вода, легкая щетина подчеркивала идеальную линию подбородка, губы безупречной формы даже в ночи казались спелыми, сочными.
Можно ли быть таким соблазнительным? И можно ли так естественно, так неминуемо соблазнять одним своим видом? Роберту можно все...
Опустив взгляд ниже, я увидела его руку, ее напрягшиеся вены, темные волоски... Почему-то от мысли, где эта рука, что она со мной делает, кровь прилила в тот самый уголок тела, острое наслаждение пронизало меня, заставив задрожать, стиснуть в сомкнутых кулаках рубашку Роба, потеряться в беззвучном стоне...

Мокрый сарафан сбился на талии. Трусики отлетели в сторону. Раздвинув мои ноги шире, Роберт прижался плотнее, потерся, вызывая болезненно-сладкие ощущения. Самый интимный момент – всего мгновение, и...
- Я так хочу быть в тебе. Позволь мне, малыш, - хрипло выдохнул он. Меня словно подбило током.
Призыв любви... Мольба любви...
- Хочу... хочу чувствовать тебя снова, - шепнула я еле слышно.
Он погладил мои бедра с внутренней стороны, так мягко, почти невесомо, подушечками пальцев – и я забыла, как дышать. А потом, отбирая остатки разума, взял одним резким толчком, впечатывая в ограду, заставляя ухватиться за нее руками. Мне почудилось, что она пошатнулась вместе со мной или это земля уплывала из-под ног? Казалось, я пылаю, разрываюсь. Заново привыкаю к этому возбуждающему чувству наполненности, горячей пульсации внутри...
Кисти Роберта накрыли мои, лоб приник ко лбу. Каждое встречное движение – более настойчивое, более несдержанное – дурманило все сильней. Я напрягала руки, ноги, тянулась на цыпочках выше. К нему, к звездам... Мой крик утонул в безумии природы, когда с последним рывком Роберт мучительно выгнулся, замирая, сдавленно дыша. Вода все еще лилась с небес бесконечным потоком, словно стремилась смыть все лишнее, пока его бедра до боли вжимались в мои.

......................................................................................................................................

В повествовании использована цитата из книги Януша Леона Вишневского "Любовница", рассказ Аnorexia nervosa

То, что ЕЕ окружало...


(...)И разные роли я любил играть.
Ты прощала всё, но разве можно всё прощать?
И в небе так долго что же я искал?
Я вернулся навсегда, в мире неба ты и я.

Люби, люби, как солнце,
Как вечно грустная луна и не отпускай меня...
Люби, пусть льются слёзы,
Ведь в сердце вечная весна, так не отпускай меня, люби!

Люби...

Сколько нежности и сколько счастья.
Были вместе в один вечер, сколько страсти.

Люби... (с) Dan Balan





 
Источник: http://only-r.com/forum/38-261-3
Из жизни Роберта Марина Гулько gulmarina 568 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 3
Пользователей: 7
маруська Alisa annie23 dunya zoya Ivetta барон


Изображение
Вверх