Творчество

Седьмой барон Менгель и Его Прелесть
17.01.2017   03:50    
Седьмой барон Менгель и Его Прелесть. Глава 4. Часть 2

Кухонный труженик с величайшим почтением плеснул водки на дно белоснежной, тонкого фарфора, чашки, и застыл с умилением глядя на принюхивающуюся к ней Магдалене Эдуардовне.
- Чего её нюхать, матушка, кушай, не бойся, пан барон «палёной» отродясь не держали! – с придыханием просипел он, продолжая глазами буквально пожирать расхрабрившуюся хозяйку.
- А мне, пожалуй, лучше сегодня пивка! – неожиданно заявил Барон Мрака, - Желательно светлого! Да, дорогая? – на всякий случай поинтересовался он у жены.
- Да, Иван, выдай барону Менгелю одну бутылку безалкогольного пива, а чашку мне другую принеси, что-то мне твоя водка как-то не нравится, цвет и запах у неё какой-то не правильный! А селёдку не тронь, она мне вполне даже понравилась! – Магдалена Эдуардовна придвинула к себе узкую тарелочку и принялась с аппетитом лопать рыбу.
- Матушка! – неожиданно взмолился куховик и молитвенно сложил ручонки, - Не вели казнить! Но нету у нас безалкогольного пива!
Роберто встрепенулся и уставился на труженика общепита со стажем:
- Вот очень похожее заявление я сегодня уже слышал, и закончилось дело весьма плачевно! – туманно поведал он не всем понятную истину, - Василий! – обратился ведьмак в упырю, - А, может, нам вот этого Ваньку Жукова назначить пасти коров на Лысом Пригорке? Они там с Ануфрием быстро найдут общий язык! Что у одного, что у другого – ничего нету, кроме дурости!
- Барин! - затрясся от страха куховик, - Только не коров пасти! Не губи!!!! – и бухнулся седьмому барону Менгелю в ноги, - Чем я тебя прогневал?! – страстно всхлипнул он и начал старательно хлюпать носом и выдавливать из глаз слёзки, - А что нету пивка безалкогольного, так не виноватый же я! Мы ж его отродясь не закупали – чего зря тугрики-то на ветер бросать? От безалкогольного пиву одна беготня по туалетам из удовольствий!
- Сгинь! – в один голос закричали седьмые барон и баронесса Менгель.
Многоопытный куховик Иван Жуков мигом сообразил, что ещё чуть-чуть и его точно отправят пасти загадочное коровье стадо! При этом предварительно, зная крутой нрав Барона Мрака, возможно, даже начистят морду, и, не факт, что эта самая чистка будет выполнена в косметических целях! И с поклоном натурально сгинул с глаз долой.
- Роберто…, - удивлённо протянула Маголя, - Что я слышу? Да ты ли это, друг мой любезный? – она поднялась со своего места и направилась к нежно порозовевшему от смущения супругу, - А ну, посмотри мне в глаза! – приказала она и внимательно, с минуту, не меньше, вглядывалась в непоколебимо наглые глаза Эджвуда, - Странно, - пробормотала она, - Вроде, в себе…
- Мы с Ареем посоветовались, - внезапно решил пояснить сей невероятный казус Барон Мрака, - И решили, что пора «завязывать» с выпивкой!
- А с чего бы это вдруг так… внезапненько? – настороженно поинтересовалась окончательно сбитая с толку Магдалена.
- Понимаешь, зая, тут мы вот только что, когда собирались сейчас спускаться…
- Ты давай покороче, я пойму! – пообещала молодая ведьма с тревогой глядя на собственного мужа и на всякий случай потрогав его лоб, - Вроде, не горячий…, - прошептала она сама себе.
- Короче – глянул я в окошко из своей комнаты! А там шуршики при прожекторах завершают украшение яблоневого сада мандаринами! Ну такая фигня получается – аж тошно делается! А у меня аллергия, между прочим! На цитрусовые, - пояснил он, - А тут Арей, мол «пить меньше надо!», злорадно так, и ржёт при этом, типа «скоро такими темпами ваще лапухоидом заделаешься!». Я, естественно, обиделся, ну сама посуди – какой-то придурок бестелесный мне, Барону Мрака, последней надежде Лысагорья, такое высказывает?! – праведно возмутился Роберто, - В общем, поспорили мы с ним…
- И? Арей-то где?
- Арей где и был! – заверил Магдалену молодой ведьмак, - Но я теперь практически не пью!
- А на долго? – настороженно спросила Магдалена Эдуардовна, возвращаясь на своё место за столом.
- Не знаю, - беспечно развёл руками Менгель, - Но если что – он меня обещал «направить на путь истинный»!
- Это как ещё? – встрял Блинов.
- Этого он не уточнил, но я бы не хотел это выяснять опытным путём…
- А курить тебе Арей не посоветовал прекращать? – на всякий случай поинтересовалась Маголя, - А то вон, сколько футболок попрожигал! А за них, между прочим, деньги уплочены! И часто не малые!
- Зая, - робко улыбнулся ведьмак, - Так я ж и так-то практически не курю! Ну, разве что когда выпью или там со хмеля… А что иногда прожигаю майки, так то случайно, по недоразумению…
Крайне бережливая в отношении мужниных шмоток Магдалена Эдуардовна уже собралась сообщить законному супругу, что он алкаш со всеми проистекающими из этого, но в разговор вступил многоопытный вурдалак Блинов:
- Логично, - кивнул Василь Василич, отставляя в сторону свой спец-прибор для упырей, - Так где, говоришь, коровки-то у нас появились? На Лысом Пригорке в районе Поганого Болота? – ловко перевёл он разговор на более спокойную тему.
Барон Мрака с достоинством кивнул:
- Примерно в том районе, где Зябликовы обитают! Возможно, уже мигрировали в Центральную Зону…
- С чего ты так решил? – удивилась Маголя.
- Уж очень тоскливыми взглядами они нас провожали, когда мы с сосны стартовали! – пояснил ей с самодовольной улыбочкой Роберто.
- А ты, барин, не скалься! – быстро поставил его на место престарелый упырь, - Ещё неизвестно чем разродятся эти твои зверюги! – и, чтобы окончательно добить подопечного и его супругу, добавил, - Кстати, а сегодня у вас приёмный день, голубки мои! – и с гадливенькой улыбочной направился на выход.
- Вась, а кто секретарём-то сядет, если ты сейчас смоешься? – крикнула ему вдогонку ведьма.
- Петров сядет! – бодро ответил Блинов, плотно закрыл за собой дверь и вздохнул, - Такого бюрократа, как Серёга, на Лысой Горе ещё ни разу не было! Эх! – опять вздохнул он и направился по какому-то одному ему известному маршруту разыскивать несчастных пеструх.
Внезапно оставшись наедине, седьмые барон и баронесса Менгель тупо уставились друг на друга.
- Кушай, дорогой, - нарушила гробовую тишину Маголя, - А то остынет!
Барон Мрака послушно кивнул и приступил к позднему ужину. Тщательно прожевав последний вареник с творогом и запив его литровым кувшинчиком молока, он, наконец, решился задать жене мучивший его последние полчаса вопрос:
- А что, Петров у нас в Резиденции постоянно обитает?
- Ну, - скромно протянула Магдалена Эдуардовна, - Как тебе сказать? - замялась она, тщательно подбирая слова, - Не так чтобы уж и постоянно, но периодически бывает! – кивнула она.
- И в качестве кого, стесняюсь поинтересоваться? – ревниво сузив глаза, прошипел Роберто.
- Да понятия не имею, дорогой! Они там всё что-то с Василь Василичем перетирают! Бизнес у них какой-то на Синь Море, я толком не знаю! А чо? – она невинно захлопала ресницами на законного супруга.
- Да так, - повёл могучими плечами, как бы разминаясь, Менгель, - Это я так, для порядка интересуюсь, типо, как муж твой! Ты только ничего такого не подумай, зая, я всегда был и остаюсь сугубо традиционной ориентации! – заверил он молодую ведьму и почему-то тоскливо вздохнул.
- Ну, раз так, то нечего и спрашивать! – с облегчением выдохнула Магдалена Эдуардовна, - Поел что ли, детинушка? Теперь поднимайся, и – марш-марш работать на благо Лысагорья, а то за последние три месяца кляуз скопилось – вагон и маленькая тележка!
Роберто, с обречённым видом поднялся из-за стола, помог подняться Маголе и тихо у неё спросил:
- Слушай, а если мы сегодня «забудем» о приёмном дне?
- Да ты что?! – праведно возмутилась Магдалена, - Да завтра Дневные Гении нас с потрохами сожрут с формулировкой «за профнепригодность»!
- Зая, - Роберто ласково потёрся лбом о лоб молодой ведьмы, - Какая ты у меня предусмотрительная!
- Ну кто-то же из нас должен думать головой, милый, - Маголя нежно улыбнулась мужу, - Слушай, я вот всё забываю спросить тебя – а что это ты за чемоданчик привёз, полосатенький такой, что никакими заклятьями не отпирается?
- С синими и чёрными полосками? – уточнил Барон Мрака.
- Он! – кивнула любопытная Магдалена Эдуардовна.
- С такой серебристой змейкой на правом замке?
- Да! – нетерпеливо проговорила молодая ведьма.
- Ещё у него одна ножка оторвалась?
- Ну хватит выёживаться! Что там?! Почему магия на него не действует? – вскричала уже взбешённая Маголя.
- Да костюм там у меня на завтрашний день припасён, от Гуччи! Сам выбирал! – похвалился он перед женой, - А чего магия не действует? – озадачился и полез по привычке почесать затылок, после чего неожиданно просиял, - Зая! Какая там, нафиг, магия? Там же обычный лапухоидный кодовый замок! Китайского производства!
- Кодовый замок? Китайского производства? - пискнула та, но быстро оправилась от перенесённого шока, - Надеюсь, в костюме нет ничего лишнего?
- Так ить Гуччи же! – хмыкнул Роберто.
- Знаю, что Гуччи! – успокоила его Магдалена, - Но когда ты что-то делаешь сам, мне как-то беспокойно на душе становится… Ведь я так волнуюсь за тебя, дорогой! – пояснила она своё странное поведение.
Роберто от таких слов расцвёл, как маков цвет:
- Я тебя тоже очень-очень люблю, моя Прелесть! – и крепко прижал сердитую супружницу к своему горячему телу.
Маголя на миг оскорблено замерла, осмысливая – что бы это значило, но быстро вспомнила про утрешний презент от Эджвуда, и даже позволила ему корректно поцеловать себя в щёчку…
Тщательно отполированная массивная дверь Приёмной была, как впрочем, и сто лет назад, аккуратно закрыта и обманчиво не подавала никаких признаков жизни за ней.
- Может, и нету сегодня никого? – с надеждой во взгляде сам у себя спросил Роберто, осторожно приложив ухо к тёмно-вишнёвому дверному полотну.
- И не надейся, - грустно вздохнула Магдалена, - Твоё явление в Резиденцию не прошло незамеченным для широких масс общественности… Ну, не умеешь ты незаметно проскальзывать в собственный дом!
- А чего я такого сделал-то? – недоумённо пожал своими далеко не хилыми плечами ведьмак.
- Ничего особенного, успокойся, - ласково погладила его по небритой щеке Магдалена, - Всё было практически как всегда, с небольшими вариациями… Открывай, что ли? – решилась она.
- А надо? – опять засомневался Барон Мрака, - А то у меня предчувствия какие-то…
- Они у тебя всегда, как только дело касается работы! Открывай! – решительно прошептала она и слегка толкнула мужа под ребро.
Благородный седьмой барон Менгель стойко перенёс рукоприкладство и решительно дёрнул ручку двери на себя.
Первое, что он увидел в собственной Приёмной, оказалось сердито надувшееся лицо феи Люськи, второе – заплаканную половину физиономии какой-то бледной Дневной…
- Давно не виделись! – вместо здрасьти гигикнул в сторону Принцессы Фей Эджвуд, после чего торжественно кивнул слегка привставшему со своего секретарского места в приветствии Серёге Петрову, царственно махнул остальным собравшимся, которые тоже повскакивали со своих мест и начали истово, но молча, пожирать глазами своего благодетеля, - Сергей Владимирович – на цугундер, а остальных я попрошу оставаться на местах до выяснения! – сообщил он собравшимся, и, подхватив под белы рученьки жену, бегом ринулся за вторую страшно официального виду дверь со строгой табличкой, гласящей:
«КАБИНЕТ.
Приём ведут:
БАРОН МРАКА.
СЛИШКОМ ПОЗДНО СУМЕРЕЧНАЯ.
ВХОД СТРОГО ПО ПРОПУСКАМ.
Пропуска – у секретаря.
Секретарь – за стойкой.
Стойка – прямо по центру.
Центр – напротив расписания.
Расписание – за дверью.
Вопросы – письменно.
Ответы – устно.»
Серёга лихо козырнул, подхватил целлофановый пакетик с регалиями, выданный ему под расписку Блиновым, и с очень озабоченным видом проскользнул в Кабинет, где уже с озадаченным видом стоял Роберто и взирал на почему-то синее и бордовое, вместо розового и бирюзового, кресла, а так же на свеже вывешенные и ещё попахивающие масляной краской плакаты, растянутые над вышеозначенными креслами, гласившие: «Сделал дело – гуляй смело!», «Тише – работают люди!» и «Болтун – находка для шпиона!».
- А это ещё что за новая мебель? – вопросил он, строго глядя на Петрова.
Бывший мент ничуть не смутился:
- Вводим помаленьку новшества – надо начинать менять Ваш грозный имидж в сторону демократизации и близости к массам…
- Да пошёл ты со своей «демократизацией» и массами! На Лысой Горе было, есть и будет только одно мнение и оно принадлежит нам с моей дорогой заей! – рявкнул Барон Мрака, - Снимай свои писульки и давай сюда регалии! – и вырвал из рук опешившего Серёги мешочек, - И кофейку нам организуй пока мы тут устраиваться будем! – строго приказал он.
- Слушаюсь! – по-военному чётко козырнул бывший майор милиции, на даже не рыпнулся снимать кумачовые плакаты.
- Серёж, - подала голос Магдалена, - Ты мне пряничков имбирных с чаем закажи, а Роберто эклеров и кофе, хорошо? А списочек кляузников ты оставь – я гляну краем глаза.
- Мадмуазель! – по-гусарски приклонил голову Петров и вручил своей бывшей жене свиточек, - Рекомендую читать через пятую на десятую строку!
- Разберёмся как-нибудь! – махнул на него рукой Эджвуд, - Иди, Сергей Владимирович, развлекай пока аудиторию! И плакатики свои не забудь!
Как только Петров вымелся в обнимку с плакатами, Роберто обернулся к жене:
- Маголя, а нахрена ты кресла сменила? Те были веселее как-то!
- Вот именно, что - веселее! Мы ж тут с тобой не на арене, у нас таки Кабинет, регалии и все дела, как у взрослых, а тут такое… К тому же с прошлого разу пришлось тут косметический ремонтик проводить силами местного персонала… Всё на мне! – внезапно запричитала ведьма, - Весь дом, весь подвал, всё поместье, родственники твои, опять же! А ты всё по своим делам, по работе, будь она не ладна…
- Моя ж ты зая! – растрогался молодой ведьмак и с величайшим почтением выдал супруге её атрибуты и оба маркера, - Только без надобности не давай их мне! – предупредил он её, - Вася всегда так говорит, - грустно вздохнул Роберто, - Скучно как-то приём без него проходит, да?
- Да как обычно, вроде…
В дверь громко постучали и, не дожидаясь ответа, ввалились Петров и Ночная Фея Нюрашка с тележкой:
- Откушайте, родненькие, чайку-кофейку! – с порога запричитала полоумная Дневная.
- Ты чо, обморочная? – культурно поздоровался с дамой Менгель, - Белены объелась или нынче посевы на конопляных полях подожгли?
- Что вы, миленькие! Откель у нас такие чудеса? – продолжала умиляться обладательница облезлого ромашкового веночка, - Мы тут все так волновались, вернётесь ли вы, драгоценные наши, от Морфея в здравом уме и при твёрдой памяти! Некоторые даже ставки делали, - доверительно прошептала она.
- Ну, у нас это завсегда! – благожелательно улыбнулся ведьмак Нюрашке, - Ты-то хоть выиграла? – и лихо подмигнул раскрасневшейся от удовольствия гражданке.
- А то! – гордо похвалилась Ночная Фея, - Я поставила, что вам лично точно терять нечего – ни ума, ни памяти! – заверила она хозяина.
- И то верно! – похвалил её Роберто, Маголя же только фыркнула и знаком велела всем лишним уматывать, мол, после, всё после чаю!
Седьмые барон и баронесса Менгель с удобством устроились попить чайку, когда из-за двери раздались какие-то странные звуки назревающего скандала.
- Опять Люське неймётся! Ну чо за баба? - вздохнул Барон Мрака, - Кстати, чего она припёрлась-то? Не могла утром все свои проблемы утрясти… Дорогая, ты там глянь в бумажке-то…, - попросил он жену.
Маголя покривилась и сунула свиток в боковой карман домашних тренировочных штанишек:
- Когда я ем – я глух и нем! – сообщила она мужу.
- И то верно! – согласился и с ней Роберто.
Но шуму от этого за дверями меньше не стало, даже наоборот – к визгливому похрюкиванию Принцессы Фей присоединились голоса наиболее нетерпеливых кляузников, но их всех перекрыл зычный, годами в казармах отрабатывавшийся вопль Серёги Петрова:
- Молчать! – от неожиданности у Магдалены из рук выскользнула чайная ложечка с вареньем, описала замысловатую загогулину и приземлилась в аккурат на левую штанину Барона Мрака.
- Круто! – похвалил Роберто то ли жену за меткость, то ли Серёгу за умение успокаивать разгневанную толпу.
- Я нечаянно, - пролепетала Магдалена Эдуардовна и ринулась вытирать липкий черничный джем со светлых винтажных джинсов ведьмака.
- Три сильнее! - нагло посоветовал тот, сверкнув на Маголю гулящим суккубьим глазом.
Не успела молодая баронесса окончательно мысленно сформулировать свои рекомендации в отношении куда именно и каким образом засунуть Эджвуду его суккубий язык вслед за треклятыми джинсами, как в Приёмной продолжилась эпопея по водворению конституционного порядка, а именно – раздался милицейский визгливый свисток, а за ним строгий, но уверенный в своей правоте, голос Петрова объявил собравшимся вердикт:
- Прекратить базар! Ещё один вяк и – на пятнадцать суток общественных работ в подвалы Резиденции! Все! – и в Приёмной воцарила мёртвая тишина.
- Однако, умеет работать мужик с массами! – похвалил Серёгу за находчивость Роберто, уже с аппетитом поглощая заварные с кофе.
- Бывает! – со знанием дела кивнула молодая ведьма с хитрой ухмылочкой намазывая имбирный пряник черничным джемом, - Мент – это как татуировка, один раз сделаешь, а потом всю жизнь мучаешься и другим покоя не даёшь!
- А штанам всё равно - писец! – констатировал Барон Мрака, разглядывая ставшее совершенно некультурным пятно и настырненько добавил, как бы между делом, - Пятнадцать штук баксов…
- Да ты что? – опешила мигом сообразившая о чём идёт речь Магдалена, - И ты, дрянь такая грязномазая, по дому в таких дорогих портках шалавишься?
- Ну, да, - кивнул Менгель, - А чо?
- Блин, - окончательно расстроилась Магдалена Эдуардовна, представив пятнадцать аккуратных стопочек американских денег, которые теперь натурально всем скопом пошли Дону Михею под его короткий чёрный хвост, - И что теперь делать? – задумалась она и ещё разок потрогала пятно, - А если обрезать и сделать шорты? – предложила она мужу.
- Да ты что?! – Роберто аж подавился пирожным, - Не буду я шорты носить! У меня ноги волосатые!
- Так у тебя и голова, и руки, и… ну всё, короче покрыто шерстью! – пошла в наступление молодая ведьма, - И чего теперь?
- Всё равно не буду! – закапризничал тот в ответ.
- А ну, встань! – приказала Маголя, ведьмак, сопя, повиновался и встал перед супругой, - Так…, - она с интересом посмотрела на злополучное пятно и положила обе руки на бёдра Барона Мрака, - Так-так…, - повторила она, тщательно ощупав строчку на задней части штанов, - И, вот это…, - руки молодой ведьмы заботливо ощупали пояс джинсов, расстегнули пуговку…
- А если сейчас кто-нибудь ввалится? – прервал её загадочные действия тихий шёпот Роберто.
- И чего? – не поняла его Магдалена, - Знаешь, мне кажется, мне эти шорты тоже не подойдут – в поясе широко, в заднице – в обтяг будут! Так что сделаем на пятне, если останется после магической стирки, вышивку люриксом со стразами!
- А, может, так прожечь - кислотой? – предложил свой вариант решения проблемы Эджвуд.
- Можно и прожечь, - кивнула седьмая баронесса Менгель, - А сейчас ты майку из штанов выпусти и на коленки натяни! – приказала она.
- И на кого я буду похож? – возмутился Барон Мрака, - Лучше уж с пятном на … ну ты сама видишь, где! Чем в юбке!
- Майка – не юбка! – рявкнула на него молодая ведьма.
- Я лучше сяду и ногу за ногу закину, хоть это и крайне неудобно…
- Это ещё почему неудобно? – озадачилась Маголя.
Роберто образцово-показательно покраснел и, скромно потупившись на свои музыкальные пальцы, пробурчал:
- Ну, я же не девочка…
Магдалена, внезапно сообразила, что своим пристальным вниманием к никчёмному пятну она поставила в буквальном смысле этого слова барона-суккуба в крайне непростую жизненную ситуацию…
- Ой, - она культурно прикрыла ладошкой рот, - Прошу пардонить…
- Да ладно уж, - ещё больше рассмущялся Эджвуд, - Дай, что ли я тебя, моя Прелесть, поцелую за всё это!
- А, может, не надо? – еле успела пискнуть ведьма за тот краткий миг, пока наглый Барон Мрака сгрёб её в охапку.
- Поздно! – безапиляционно сообщил он жене и, властно по-хозяйски обняв, начал её целовать прямо в перепачканные вареньем губы.
- Здрасьти вам, приплыли! Люди там волнуются, дела стоят, а они, блин – целуются! – раздался противный писклявый голосок откуда-то непойми откель.
- А кому завидно, могут завидовать молча! – заявил Роберто, с тяжким вздохом отрываясь от Магдалены, - Ты как, зая? Приём-то у нас сегодня всё же состоится? Давай, помогу на креслице взобраться…
- Руки! – резко отшатнулась Магдалена Эдуардовна, - Это кто у нас тут сейчас вякал насчёт приплыли? – она с подозрением осмотрела совершенно пустой, за исключением двух тронов на возвышении, тронный зал, работающий этой ночью по совместительству Приёмным Кабинетом.
- Похоже, болотные огоньки борзеть начинают, - улыбнулся Роберто, - Они всегда, как Блинова нету, пытаются права качать! – он задрал голову и гаркнул в сторону монументальной люстры, - Ещё раз услышу критику сверху – все отправятся обратно Поганое Болото освещать!
Среди хрустальных слезинок началось хаотичное шевеление, окончившееся тем, что в протянутую вверх руку Барона Мрака упал маленький поблескивающий комочек и робко сжался в ожидании вердикта грозного хозяина.
- И что мне с тобой делать? – вздохнув, спросил у него Эджвуд.
Болотный огонёк начал виновато подмигивать и буквально на глазах тускнеть, осознавая с каждым мгновением своей никчёмной жизни всё больше и больше глубину собственного падения в глазах благородных седьмых барона и баронессы Менгель.
- Ой, какой маленький! – восхитилась Маголя.
- Ога, мал клоп, да вонюч! – хмыкнул ведьмак, - Что, мелкая пакость, довыпендривался? – злорадно поинтересовался он.
Огонёк ещё тоскливее мигнул и попытался совсем погаснуть.
- Ладно, - сжалился Роберто, - Но только поскольку моя зая тебя пожалела! Ищи себе новую колонию на территории Резиденции! Но, если опять что – тогда точно – на Болото жабам осоку освещать в пасмурный день! – Барон Мрака силой магии распахнул тяжёлую дубовую дверь Кабинета, Болотный огонёк не стал себя упрашивать и лихо в неё вылетел, вслед ему раздался зычный голос ведьмака, - Эй, ну что там? Заходи по одному! Мы готовы! – обернулся к Магдалене, протянул ей руку, - Понеслось, что ли?
…Через час, когда маразм кляузников и злость Менгеля уже достигли своего апогея, в Кабинет, робко прикрывая лицо широкополой шляпкой, осторожно вошла Принцесса Фей.
- А я уж надеялся, что ты нас по-английски покинула, - как от зубной боли покривился Эджвуд, - Ну чо там у тебя опять?
- Роберто, - заскулила Фея Люська, - Я в отчаянии!
- Я тоже! – поддержал её молодой ведьмак, - При виде тебя как не впасть в отчаяние? Или как там у этого, как там его? Пушкина что ли? – поинтересовался он у начавшей мирно подрёмывать жены.
- А фиг его знает, - безнадёжно махнула скипетром та, - Люсь, ты чего шапочку-то на ушки натягиваешь? Тебе так не идёт! Тебе надо, чтобы лобик был открытый! У тебя просто шикарный лобик, как у Маркса, когда ему было под сорок!
- А это ещё кто такой? – заволновался ревнивый барон-суккуб.
- Да один сказочник из Лапухляндии! – отмахнулась Маголя.
- Где живёт? Что конкретно про нас врёт? – уже детально заинтересовался лапухоидом Роберто.
- Да ничего уже не врёт! И вообще – помер он давно, царство ему Небесное! – истово выговорила Магдалена Эдуардовна.
- Ааа, - протянул разочарованно седьмой барон Менгель, - Ну, что ж…, - он повернулся обратно к Принцессе Фей и застыл от удивления, - Люся…, - протянул Барон Мрака, проказливо потирая свои шаловливые ручки, - Это кто ж тебя так изукрасил-то прямо за два дня до свадьбы с дядей? – еле сдерживая смех, выдавил он из себя.
Магдалена от таких его слов аж проснулась и тоже уставилась на снявшую с головы шляпку Фею Люську.
- Мама…, - только и смогла выговорить молодая ведьма, с не меньшим, чем муж, удовольствием любуясь здоровенным багровым шишаком в аккурат посреди такого ценного для Сообщества лба Принцессы Фей, - Мне кажется, у тебя что-то не так с головой, Люся! Не, в таком виде выходить замуж никак нельзя! – заявила она, - Можешь мне поверить – я точно знаю!
- Тебе видней, - всхлипнула Дневная ведьма, - Ты, вон, мужей меняешь регулярно! Один, вон – настоящий, блин, помощник – сидит в Приёмной, народ запугивает своими лапухоидными ментовскими замашками, другой вообще дубина стоеросовая – тут сидит и тоже всех шугает своей, - она всхлипнула, - Не знаю даже чем! – истерично вскрикнула она и бросилась на колени к еле сдерживающему рвущийся из груди хохот Барону Мрака, - Роберто! – Принцесса Фей прижалась своим выдающимся «рогом» прямо в вырез облезлой футболки Менгеля, - Помоги избавиться от этой напасти!
- Тише, барышня! – культурно стряхнул с себя Люську молодой ведьмак, - Мы не на съёмках финальной части долгожданной смерти любимой Белки! Расскажи нам всё поподробнее – что за напасть с тобой приключилась и почему сама не можешь от неё избавиться? И вообще – тут не больничка, прошу свидетелей это запротоколировать, а то случаи бывают разные, а то мед. образование у меня чисто киношное, а потому читай - игрушечное! Могу, конечно, посмотреть, но я не доктор! У меня тут не богадельня, а серьёзное заведение! И сядь ты, наконец, не мельтеши! – высказался Менгель и материализовал для посетительницы массивный дубовый табурет прямо напротив возвышения с тронами (а в это время, где-то в Воронеже, в подвальной кондейке на улице Лизюкова, уважаемый всеми многоопытный слесарь Толян, который буквально на миг приподнял свой зад с табуреточки, с воплем: «Коззззёл!!!!» - забил доминошину и с грохотом со всей дури рухнул на век не мытый пол родной теплушки).
Принцесса же Фей, находясь на Лысой Горе в Резиденции грозного Наследника Мрака, несказанно удивилась такой любезности со стороны достопочтенного седьмого барона Менгеля и с сомнением потрогала табуретку…
- Не боись! Из лапухоидного мира спёрта! Настоящая! – заверил Фею Люську Роберто, разъясняя свою досель неслыханную гостеприимность и щедрость, - Таки мы ж с тобой почти родственники!
От таких слов несчастная Дневная ведьма разрыдалась уже в голос:
- Я пятьсот лет ждала этого дня, а какая-то падла летучая мне вон чо сделала!
- В смысле? – насторожилась Магдалена Эдуардовна и украдкой глянула на совершенно невинно взирающего на рыдающую с подвываниями Принцессу Фей мужа.
- Да вот я репетировала, как буду в Хрустальном Гробу лежать…, - прорыдала безутешная Люсьена.
- Что – натурально Хрустальный Гроб взяла в прокат для подготовки? – с великим сочувствием поинтересовался Барон Мрака.
- Нет, - отмахнулась Фея Люська, - Я так, на пригорочке одеялко постелила и залегла у кустов! Только глаза закрыла, оно кааак на меня тогоснется! И вот – шишка на лбу! – она потыкала пальцем в лилово-багровай выпуклый фонарь.
- А ты вообще, хоть что-нибудь видела? – для проформы попыталась хоть до чего-нибудь допытаться Магдалена.
- Да чего тут увидишь-то? У меня искры сразу из глаз, слёзы! Вот чем этот хулиган в меня запустил! – она, очередной раз всхлипнув, вытащила из своей шапочки тщательно обгрызенную кедровую шишку, - Вот скажи мне, как будущий племянник, - она опять всхлипнула, и строго воззрилась на Роберто, - Твоих ведь рук дело-то?
- Да с чего ты взяла-то?! – праведно возмутился Эджвуд, - Мы с заей сегодня вообще из Резиденции носа не высовывали! Кто угодно докажет! – заверил он Принцессу Фей.
- Странно! – ещё больше расстроилась Люська, - А мне, когда этой фиговиной в лоб-то засветило, вместе с искрами видение было! Будто вы с драгоценной Магдаленой Эдуардовной по Царству Морфея путешествуете! Несанкционированно, естественно!
- Бессовестно лгут твои видения! Так им и передай, что не видения они, а натуральные глюки! – с совершенно честным видом заверил её молодой ведьмак с чувством глубокого удовлетворения любуясь на дело рук своих.
- И что ж мне теперь делать? – скорбно вопросила Фея, - Коша сказал, что не может на мне в таком виде жениться, у него от одного моего вида истерика начинается…
- Полностью солидарен с дядей! – сообщил Люсьене Барон Мрака, - Придётся тебе, видимо, по методу Конька-Горбунка попытаться освежить личико-то… Да и тельце, надо полагать, тоже не помешает…
- Меня в молоке варить?! – возмутилась Принцесса Фей, - Я ж не клёцки! И у меня формы! Фигура опять же!
- Фигура и формы – это у меня! – твёрдо объявил ей нахальный барон-суккуб.
- А что ж тогда у меня? – опешила Фея Люська.
- А у тебя, госпожа ПроХвессор, сложный набор субпродуктов в натуральной оболочке! Потому и рекомендую тебе метод Конька-Горбунка, а раз ты против – иди на фиг, не мешай работать!
- А замуж послезавтра? – пискнула Дневная ведьма.
- Через месячишко, Люсь, когда отёк полностью сойдёт! – доверительно улыбнулась ей Маголя, - Примочки пока поделай с ромашкой там, огурчик свежий накроши, пакетик испитого чаю опять же пригодится в таком случае может…
- Сомневаюсь, - авторитетно высказался Барон Мрака, - Дядя на такой подвиг если и решится еще, то не раньше, чем ещё через пятьсот лет!
- Неееет! – зарыдала несчастная Принцесса Фей, - Я ж уже и платье подвенечное пошила на два размера меньше с корсетом под него аж от самого Храброго Портняжки, и гостей пригласила, и торт заказала девятиэтажный с белыми розочками, как Коша любит!!!!
- Дядя любит не с розочками, а с хорошей коньячной пропиткой! – не преминул сообщить Роберто, - Спокойно, мать, гости твои никуда не денутся! Припрутся, как не отговаривай! И торт твой тоже сожрут за милую душу, у нас халявшиков дофига и больше! Ты только свистни! А платье твоё я могу забрать для Шалуна, у вас размер примерно одинаковый, а у него опять попона вчера малость прогорела, - внёс конструктивные предложения не в меру разлюбезничавшийся ведьмак.
Принцесса Фей с подозрением посмотрела на Барона Мрака:
- Ты чо, обкурился, что ли, Роберто? Или опять эксперименты в своём грибном хозяйстве проводишь? По противоядиям опять, надо думать?
- Ну…, - неопределённо высказался ведьмак, - А, собственно, чего? Я, может, собираюсь годков через триста-четыреста ПроХфессором в Ведьмфорде заделаться! Туда, как я точно знаю, любого идиота берут, лишь бы хоть в чём разбирался!
Фея Люська истово, по православному размашисто, перекрестилась:
- Господь с тобой, мальчик мой! Ты лучше с этим делом завязывай – в Ведьмфорде ещё от твоей учёбы не отошли, а учёные – они ведь нервные, могут и чего-нить не того изобрести с перепугу-то…
Озорные до сего момента глазки Эджвуда-младшего от таких слов в очень уже дальней перспективе предполагаемой родственницы начали резко темнеть – беззаботный суккуб стал приобретать вид грозного Барона Мрака. Опытная в таких метаморфозах Маголя мигом сообразила, чем может закончится данный пердимонокль, но именно сегодня ей совершенно не хотелось в очередной раз «отмазывать» Принцессу Фей и она постаралась забыть, что она вроде как Сумеречная, призванная поддерживать мир между явно противоборствующими сторонами Дня и Ночи. А тем временем Роберто окончательно передал бразды правления своему антиподу Арею, чего Люсьена, находящаяся в глубоко стрессовом состоянии, даже и не заметила, и Магдалена Эдуардовна, движимая повадками далёкого пионерского отрочества, всё же решила намекнуть Дневной ведьме на некоторые весьма толстые обстоятельства:
- Уважаемая Принцесса Фей! – официальным тоном диктора вечерних бредовых новостей выговорила она, - Вынуждена напомнить Вам, что наш драгоценный седьмой барон Менгель всего три дня, как вернулся из длительной лапухоидной командировки, и по моим личным данным ещё крайне не стабилен!
Но строгий голос разума Слишком Поздно Сумеречной ведьмы не возымел никакого действия на убитую личным горем Дневную ведьму, и та начала припоминать Барону Мрака то, что на утреннем Заседании было попросту похерено из-за внезапной истерики Эшки.
- Какой из тебя ПроХфессор, дитя моё? – вещала она, - Ты и так до сих пор не научился точно выполнять задания, возложенные на тебя Сообществом! Согласно разработанного и утверждённого сверху плану, ты за приделами Лысагорья должен любить и лелеять Дневную ведьму Стюшку, а ты что творишь? Ладно, история с Эшкой уже не в счёт, тут, похоже, просто суккубья кровь взыграла, плюс плохая наследственность и полное отсутствие воспитания, а интрижка с анимагом Теем?! Его-то ты нафига прилюдно расцеловывал?! Не, на такое способен только чистый суккуб! Но, я ж смолчала – не стала выносить на Заседание сей вопиющий факт явного беззакония!..
- Так, - оборвал её на самом интересном для любознательной Маголи месте Барон Мрака, - Люська, ты чего вообще припёрлась? Последнее тебе китайское предупреждение, а апосля я уже ни за что не ручаюсь! – предупредил он для блезиру Принцессу Фей, - Магдалена Эдуардовна! – официально обратился Менгель к собственной супруге, - Прошу Вас запротоколировать, что я эту недоделанную будущую родственницу не подстрекал, не провоцировал, а даже корректно в завуалированной форме предупреждал о возможных последствиях!
- Конечно, дорогой! – преданно закивала Магдалена, - Как скажешь, любимый! – смело объявила она, - Люсь, давай свой плакатик, мы его сейчас подмахнём и топай делать примочки и компрессы! А там народу скажи, что приём окончен до выяснения его следующей даты!
- Нету у меня никакого плакатика! – возмутилась Принцесса Фей, - Нафига мне его автограф? Я его каракули двести лет расшифровывала и то до конца так и не знаю, чего он там накорябал в этой своей типо дипломной работе!
- Ну, не знаю, чего ты там расшифровывала, - протянул внезапно развеселившийся барон Мрака, - Только я ж вообще никакого диплома не писал даже во сне! Приснился он тебе, лапуля моя, пить тебе меньше надо!
- Да ты на себя посмотри, алкаш конченный! – взвизгнула Фея Люська, - И все у вас в роду алкаши и придурки! Вон чо с деревьями велел вытворить! Мандаринов ему, полудурку, на яблонях вишь ли подавай!
- Вот бы дядя-то тебя сейчас послушал…, - обманчиво ласково, с очень счастливой кривенькой полуулыбочкой, проурчал себе под нос ведьмак, - И чего ж ты, овца курдючная, пятьсот лет виснешь горючим камнем на нашем Коше?
- Что бы ты понимал в любви, молокосос! – пафосно вздохнула Дневная ведьма.
- Ты много в ней понимаешь, мегера контуженная! – ухмыльнулся барон-суккуб, на минутку выглянувший из-за грозного плеча Арея.
Принцесса Фей с тоской вздохнула, и, с грустью глядя почему-то на Маголю, сообщила:
- Любовь зла, полюбишь и козла… Такова жизнь, девочка моя…
- Это точно, - посочувствовала ей сердобольная девушка Магдалена Эдуардовна, - Тем более в твои-то годы, Люся!...
- Всё! – решительно прекратил загадочные для нормального мужика прения Барон Мрака, - Приём окончен! Принимающая сторона отбывает спать в полном составе! А принимаемая сторона, - он изобразил на лице нечто, позиционируемое Ареем, как вежливая улыбка, на самом деле больше похожее на оскал хищника перед решающим броском на жертву, - Валит в свою нору в темпе вальса и не высовывает оттуда даже своего жала, пока не получит на то официального разрешения от соответствующих органов!
Глава фракции Дневных Гениев почувствовала себя несколько оскорблённой, но посмотрев на делающую «большие и страшные» глаза седьмую баронессу Менгель, спохватилась, культурно расшаркалась и вымелась в указанном ранее направлении от греха подальше.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-466-1
Из жизни Роберта Фифти Солнышко 161 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда ты действительно кого-то любишь, такие вещи, как богатый он или бедный, хороший или плохой, не имеют значения."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Наши любимые сериалы
Фильм,фильм,фильм.
❖ Флудилка
Anti
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Я буду ждать...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Сказ о том, как Онли Р...
Стихи.
❖ Накануне Рождества...
Стихи.
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Помнишь?..
Стихи.
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 300
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 11
Гостей: 10
Пользователей: 1
Ivetta


Изображение
Вверх