Творчество

Король и пешка. Глава 9
11.12.2017   14:10    
Глава 9. Победоносно

Код от сейфа... Код от сейфа? Код от сейфа! Блядь! Мерзавец собрался умирать? Я взглянула на него и открыла рот, чтобы что-то сказать, но вместо этого наполнила легкие воздухом и отвернулась. Мерзавец не выглядел разозленным. Почему? Ведь это-то из-за меня, из-за моего языка у нас теперь будут проблемы? Хотя, что я такого сказала? Я ведь не назвала Розали курицей. Я сказала: «Если бы ты была курицей...», а это, согласитесь, не одно и то же. Я что, оправдываюсь перед самой собой? Ладно, без разницы.

Эммет сверлил Эдварда многозначительным взглядом. Розали, продолжая слегка щуриться, сохраняла молчание. Настоящее противостояние супружеских пар. На ринге: Мейсены против... Мейсенов. Должно быть, со стороны это выглядело даже комично... но во мне все происходящее не будило и десятой доли смешливости, потому что, будь я букмекером, на нас с Эдвардом ставить бы не стала наверняка. Срочно нужно было что-то менять. И раз уж я заварила всю эту кашу, мне и расхлебывать... главное, не подавиться.

- Розали, у тебя чертовски красивые кольца, - я и впрямь находила их изумительными, поэтому надеялась, что мой комплимент не прозвучал слишком фальшиво. Она снисходительно улыбнулась в ответ и горделиво приподняла подбородок. До этого момента я и не подозревала, что, оказывается, люблю иметь дело с тщеславными суками – насколько же просто их сбить с толку. Кто бы мог подумать?
- Спасибо. К сожалению, я не могу вернуть комплимент, - вот стерва! Мне пришлось занять рот едой, чтобы не выпалить что-нибудь оскорбительное в ответ. Я тщательно пережевывала свой салат, размышляя о том, что Эммет, наверняка, дарит ей все эти побрякушки, потому что не может просто по-человечески трахнуть. Ха! Да я, в отличие от некоторых, имею что-то покруче красивых колец... точнее, меня имеют... Эдвард поперхнулся водкой. Вот черт. Когда-нибудь я точно стану причиной его кончины.
Не получив от меня ответной реплики, Розали продолжила:
- Хорошие мужья балуют своих жен шикарными мелочами. Это естественно.
И прежде чем я успела заткнуть себя порцией салата, мой рот вызывающе показал мне фак и положил гигантский болт на благоразумие:
- Хорошие мужья балуют своих жен шикарным сексом. Вот что естественно, - прямо сейчас мне хотелось воткнуть себе вилку в глаз. Но я лишь вытерла уголки рта салфеткой и улыбнулась всем сидящим за столом. Мерзавец закрыл глаза и покачал головой – в переводе на человеческий язык это означало: «Господи, какая же ты идиотка». И с этим, в принципе, не особенно-то поспоришь.
То ли Розали не поняла намека, то ли решила сделать вид, что не поняла, но, так или иначе, она оставила мою пошлую колкость безответной. И слава Богу! Я едва не перекрестилась.
Клятвенно пообещав самой себе больше не позволить рту взять верх над моим определенно поврежденным мозгом, я села прямее и взяла в руки вилку. Свон, да это элементарно, просто представь, что ты немая или глухая... или слепоглухонемая. Ох, черт, да я ведь больше не Свон! Мейсен. Миссис Мейсен. Бонд. Джеймс Бонд. Я засмеялась – просто ничего не смогла с собой поделать. Три пары глаз недоуменно уставились на меня. Мамочки...
- Простите, - я зажала рот рукой и отчаянно пыталась взять себя в руки. Вдох. Выдох.

Если удача в кои-то веки мне улыбнется, то Эммет не застрелит меня прямо на этом стуле и прямо за этим столом. Но, безусловно, никакая, даже самая охуительная удача, не спасет меня от разборок, которые дома учинит мне мерзавец. Крепись, миссис Мейсен.

Дыхательная гимнастика помогла мне взять себя в руки, и я действительно поверила в то, что вести себя более или менее прилично весь остаток вечера мне в самом деле по зубам.

Атмосфера за столом была удручающей. Никто из нас не заговаривал друг с другом. Единственным звуком, сопутствующим нашему ужину, был звон серебряных приборов о керамические тарелки. Тарелки... Это были совершенно не те огромные тарелки, из которых Эдвард уже несколько раз кормил меня итальянской едой. Разве это не странно? Зачем мерзавцу заказывать для меня еду где-то еще, если его брат владеет своим итальянским рестораном? Нас могли отравить? Я повернула голову в сторону Эдварда и с ужасом для себя отметила, что он ничего не ест. Его стейк остался нетронутым, а сам мерзавец вальяжно развалился на стуле, откинувшись на спинку. Почему он не ест? Это опасно? Черт возьми, тогда почему ем я? Вилка выскользнула из моей руки и, звонко задев край керамической тарелки, упала на стол. Прикрыв глаза, я прислушивалась к своим ощущениям...

Эдвард дернул мой стул, разворачивая его к себе. Теперь Розали могла досконально изучить мой профиль.
- Что не так? - он смотрел в мои глаза, не моргая.
Я покачала головой. Что я могла сказать? Что у меня разыгралась паранойя?
- Тебе больно? - он наклонился ближе, и я снова покачала головой. Так глупо...
Эдвард взял меня за руку, замаскировав проверку пульса супружеской лаской. Большой палец мерзавца выводил аккуратные круги по внутренней стороне моего запястья, когда он закончил, мой стул рывком вернулся в нормальное положение.
Розали удивленно приподняла брови, но вместо разъяснений я хлебнула из своего стакана апельсинового сока с привкусом водки. Взяла в руки вилку и отправила в рот кусочек курицы. Мерзавец не позволил бы мне есть, окажись еда отравленной. Я верила ему.

- Эдвард, скольких ты убил, если начать отсчет с этой пятницы? - Эммет опирался локтем о стол и в этой же руке держал широкий стакан с виски, он немного покачивал им, заставляя рыжевато-коричневую жидкость биться о стеклянные стенки. Когда я наконец смогла оторвать взгляд от его гипнотизирующих манипуляций, до меня внезапно дошла суть вопроса... и я вновь уронила свою вилку.
- Эммет, мы ужинаем, - если бы мерзавец говорил со мной таким тоном, я бы наверняка уже страдала заиканием, нервным тиком и частичным параличом.
- Без тебя знаю, отвечай на вопрос, - если бы босс мерзавца разговаривал со мной таким тоном, я бы... я бы лучше помучилась с заиканием, нервным тиком и параличом. Но Эдварда, по всей видимости, его тон не беспокоил, мерзавец продолжал расслабленно сидеть, лениво переводя взгляд с Эммета на Розали, с Розали на водку, с водки на вилку, с вилки на свое обручальное кольцо...
- За мной следят твои люди, ты прекрасно знаешь, скольких я убил.
- Если я задаю вопрос, значит, я хочу получить точный ответ!!! - Эммет ударил по столу, распространяя мощную вибрацию. Моя вилка упала на пол. - Принесите ей гребанную вилку! - очевидно, он обращался к кому-то из официантов, но убивал взглядом при этом меня. Он так и продолжал сверлить во мне дыру, говоря: - Не нужно показывать мне свои молочные зубы, Эдвард. Если не хочешь, чтобы я их выбил, к чертовой матери. - Он, наконец, перевел взгляд на Эдварда, и я облегченно выдохнула.
- Четверых. Я убил четверых. - Мерзавец повернулся ко мне и, глядя в мои глаза, продолжил: - Можешь выбить мои молочные зубы, Эммет. Не беда. - Он отвернулся от меня, возвращаясь взглядом к своему боссу. - Ты, главное, за своими коренными следи.
Эммет опрокинул стакан с виски себе в глотку и громко опустил его на стол.
- Четверых. А скольких должен был?
- Скольких должен был, стольких и убил.
- Должен кому? - Не дав мерзавцу ответить, Эммет продолжил: - Ты должен мне, Эдвард. Это значит, что озвученное мною число должно совпадать с количеством трупов. И это, блядь, не четыре!
- Тебе лично я ничего не должен, Эммет. Я клялся служить во благо организации. Но не тебе. Ты чувствуешь разницу? - Эдвард выпрямил спину и положил обе руки на стол.
За столом воцарилась гробовая тишина. Воспользовавшись моментом, худенький официант резво юркнул ко мне, положил рядом со мной вилку, красиво упакованную в салфетку, и отскочил в сторону. Ужасно хотелось взять с него пример.

Любопытно, Эдвард знает, что делает? Или просто не может засунуть свой язык в задницу?
Ясно, как день, еще немного, и Эммет перестреляет тут всех до единого.
Хм. Похоронят ли нас с Эдвардом вместе? Мы теперь муж и жена...
Ебать, Джессика Стенли удавится от зависти, загуглив имя моего супруга.
Ебать, а папа... в общем, хорошо, что я буду уже мертва.

- Отец? - Знакомый мальчишеский голос донесся откуда-то из-за моей спины.
Эммет вдохновенно выругался по-итальянски. Губы мерзавца растянулись в улыбке.
- Отец. Мама, - теперь голос был совсем близко, прямо над моим ухом.
Розали натянуто улыбнулась своему сыночку:
- Джаспер, твой отец занят.
- Он всегда занят!
Я слегка повернула голову... Джаспер с незнакомой мне молодой девушкой стояли позади наших с Эдвардом стульев. Мерзавец все еще улыбался, наверное, он даже сдерживал смех. И выглядел при этом абсолютно обезоруживающе. Я и сама невольно улыбнулась.
Джаспер взял девушку за руку, и они подошли ближе к Эммету, остановившись у бокового ребра столешницы. Эта была та еще парочка... Они были примерно одного роста, у обоих огромные полные решимости голубые глаза, они даже стрижки носили практически одинаковые, только лишь с тем отличием, что Джаспер унаследовал блондинистость от матери, а девушка была стопроцентной брюнеткой. Они оба оказались носителями тонких черт лица, их даже роднило телосложение: худенькие и гибкие. Пальцы длинные, запястья узкие. Осанка идеальная. Он был одет в белую рубашку и черный костюм, она - в белую рубашку и черный сарафан. Просто разнополые близнецы. Я несколько раз моргнула. Зрелище попахивало сюрреализмом.
- Папа, это Элис. И я ее люблю.
- Добрый вечер. - Элис смело улыбнулась.
- Джаспер, мы поговорим об этом позже. Идите прогуляйтесь, - устало и сипло выдохнул Эммет.
- Нет, папа! Я уже достаточное количество раз слышал это на протяжении двух месяцев. Элис будет со мной. Если ты не дашь своего согласия, я женюсь на ней, как дядя Эдвард женился на Изабелле. И набью себе обручальное кольцо. Тебе придется отрезать мне палец! - Джаспер выпалил все это на одном дыхании. Видать, репетировал.
Упомянутый выше дядя Эдвард пытался замаскировать смех под кашель.
У Розали от ужаса расширились глаза.
- Джаспер, папа освободится через час, подождите нас дома.
- Нет, мы подождем его здесь. Он ведь наплюет на обещание, как всегда. - Джаспер и Элис крепко держались друг за друга и, очевидно, так просто сдаваться не собиралась. - Я все рассказал Элис. Она знает столько же, сколько и я. Папа, и если с ней что-нибудь случится... я буду материться в присутствии дяди Эдварда до тех пор, пока он меня не пристрелит. Или... я отрежу усы его кошке. Ты знаешь, что он со мной сделает. - Эммет пораженно откинулся на спинку своего стула. Глаза его сына загорелись, Джаспер понял, что одержал кратковременную победу. - Так что, я пойду попрошу, чтобы накрыли стол на шестерых... - Парочка несколько секунд ждала ответной реакции, но, так и не дождавшись, отчалила в сторону кухни. Какое-то время, пока их не было, за столом сохранялась звенящая тишина. Затем Розали встрепенулась, растеряв свое циничное спокойствие, она нервно постукивала пальцем по скатерти, ее возбужденный взгляд бегал из стороны в сторону. Эммет закурил, часто откашливаясь и стряхивая пепел прямо на пол. Я же не понимала, что, черт возьми, происходит, и бесконечно переводила взгляд с Эммета на Розали, с Розали на Эммета. Бля, можно подумать, будто их сын заявил, что обрюхатил несовершеннолетнюю девчонку... подумаешь, любит. Да его «люблю» за последующие лет пять поменяется еще сотню раз. Разве нет?
И только мерзавец из всей нашей компании, похоже, получал удовольствие от происходящего. Он поерзал на стуле, взял в руки нож с вилкой и принялся с энтузиазмом нарезать свой остывший стейк. Отправив несколько кусочков мяса себе в рот, он взглядом спросил разрешения выпить мой апельсиновый сок, и я отстраненно кивнула. Когда Джаспер вместе с Элис показались из-за дверей кухни и направились в нашу сторону, все начало происходить слишком быстро...

Эдвард подвинул свой стул ближе ко мне, при этом случайно толкнув стол.
Десертный нож Розали полетел на пол.
Эммет автоматически наклонился, чтобы его поднять.
Мерзавец ловко схватил мою кисть и устроил ее аккурат на своем паху.
Я разинула рот и чокнулась в конец.
Супруг мне похотливо подмигнул.
Я чокнулась еще разочек и сжала рукой содержимое его брюк.
Эммет под столом прокашлялся, поднял голову и свирепо на меня уставился.
К нашему столику подошли Джаспер и Элис.
Мерзавец прильнул к моим губам, я почувствовала привкус жареного мяса.
И сжала свою руку покрепче...

- Эдвард! У меня тут несовершеннолетний влюбленный сын. Который, блядь, копирует все твои гребанные выходки. Они еще слишком молоды, чтобы становиться родителями, - голос Эммета распространял опасность, но мне было все равно, потому что мерзавец продолжал меня целовать. Мягко, медленно и нежно. Совсем как в тот раз, когда раздел на благотворительном вечере на виду у сотен пар глаз. - Эдвард! У меня тут несовершеннолетний сын! - краем глаза я заметила, что Эммет поднялся со стула.
- А у меня тут медовый месяц... - Хрипло, но достаточно громко проговорил мерзавец в мои губы и снова прильнул к ним. - Amore mio, мы будем гореть в аду за это... - Его ладонь крепко сжала мое бедро.
- Мне все равно... - И в отличие от него, я не лукавила. Мне было все равно.
- ВОН ИЗ-ЗА СТОЛА ОБА! - Последнее слово Эммета проглотил приступ кашля.
Эдвард отреагировал моментально. Порывисто отстранился, отодвинул свой стул и решительно поднялся. Затем резковато отодвинул мой стул, схватил меня за руку и потащил прочь. Я едва поспевала за ним. Мы даже ни с кем не попрощались. И как только за нами закрылась дверь ресторана, мерзавец разжал руку, без сожаления роняя из нее мою ладонь. Секундой спустя сработала сигнализация, и мигнули фары автомобиля.

Он опустил стекла до упора и гнал как сумасшедший. Ветер остервенело бил прямо в лицо.
Через несколько минут я начала замерзать и, чтобы помочь телу сохранить тепло, обхватила себя руками. Мерзавец поднял стекло с моей стороны, а через минуту и со своей тоже. Он настукивал незамысловатую мелодию пальцем по кожаному подлокотнику своего сидения.
- Эдвард?
- Да, Изабелла? - Он повернул голову и вопросительно приподнял бровь. Его губы до сих пор сохраняли тень улыбки.
- У тебя хорошее настроение? - Я не понимала, чему тут радоваться? Я и раньше не была любимицей Эммета, а что уж будет теперь... просто страшно представить.
- С чего ты взяла? - мерзавец смотрел на меня, чуть прищурившись.
- Ну-у... ты улыбаешься.
- Нет, я не улыбаюсь. Тебе показалось. - Он ухмыльнулся. Это выглядело так, будто он со мной флиртовал. Эдвард Мейсен мог бы с легкостью снять любую девушку даже в самом скверном настроении, наверняка, ему никогда не приходилось просить их дважды... ну а в хорошем настроении Эдвард Мейсен мог бы... черт, он мог бы снять и любого мужчину. Наверное.
- Выглядишь так, будто у нас есть повод для радости... или он действительно есть?
- Мы едем домой, - мерзавец пожал плечами.
- А могли бы... не ехать?
- Могли бы и не ехать, - равнодушно признал он.
- Эммет хотел нас убить?
- Я уже говорил тебе, я не могу читать Эммета.
- А Розали?
- Ее могу, - Я ждала продолжения, но проблема была в том, что мерзавец продолжать не собирался.
- А ты не очень-то разговорчив, да? - Я раздраженно перекинула волосы через плечо.
- Не рановато ли примерять на себя образ сварливой жены?
- Можно подумать, у нас есть время...
- До утра есть наверняка. Как хочешь им распорядиться? – блуждающий по моему телу взгляд мерзавца оставлял слишком мало простора для фантазий. У меня на уме было только одно. Но ему об этом, конечно, знать необязательно.
- Я хочу спать.
- Я раньше говорил, что ты лицемерка?
- А я раньше говорила, что ты мерзавец? - Он помолчал несколько секунд, и мое сердце отреагировало на это слишком бурно. Я все еще опасалась своего супруга, да и вряд ли когда-нибудь перестану.
- Твой рот определенно нуждается в воспитании. И я обещаю поработать над этим, - тут уж я не нашлась с ответом. И вот так всегда. Когда нужно промолчать, со мной непременно случается словарная диарея. А когда лучше бы ответить – словесный запор.

Мы въехали на парковку, и я приготовилась бежать как можно быстрее. Не то чтобы я не хотела, чтобы Мейсен... воспитал мой рот, суть была в том, что обыкновенным «воспитанием» дело вряд ли бы закончилось. Его странное настроение не на шутку пугало. Неизвестно, что взбредет в его еще более больную, чем у меня, голову. А на сегодня адреналина с меня, пожалуй, хватит. Мерзавец остановил машину, и я выскочила наружу, короткими перебежками доставляя свою задницу к лифту, пока его задница парковала автомобиль. Хватило бы у меня духу оставить его здесь и воспользоваться лифтом в гордом одиночестве? Не знаю. Эдвард Мейсен не дал мне шанса проверить.

Он подтолкнул меня к едва открывшимся дверям лифта и вошел следом. Его левая ладонь обхватила мою челюсть, указательный и большой палец сдавливали щеки. И в это время его правая рука непринужденно набирала код лифта. Когда створки закрылись, и мы начали поднимать вверх, он толкнул меня к стенке, прижимая своим телом. Его рука все еще сжимала мою челюсть так, будто бы я была маленькой девочкой, которая должна была выплюнуть запретную конфету. Взгляд мерзавца ощутимо отдавал холодком.
- Если ты имеешь наглость дерзить, имей смелость и отвечать за свою дерзость. - Он тщательно проговаривал слова, акцентируя мое внимание на слове «иметь» и одновременно заправляя выбившуюся прядь волос мне за ухо.
- Не то что? Ты отымеешь меня? – сдавливающая щеки рука мешала нормально говорить, но я постаралась ответить вкрадчиво, подражая его интонациям.
- Я отымею тебя в любом случае. Проблема в том, что в моем мире за твой острый язык тебя может отмыть и кто-то другой. А мне бы этого не хотелось.
- Ревнуешь?
- Не люблю делиться. Моё – это моё.
Часть меня трепетала оттого, что он назвал меня своей. Но другая часть... блядь, и она тоже трепетала.
- С каких это пор я твоя, Мейсен?
Мерзавец разжал ладонь, сжимающую мою челюсть, оставив ее на уровне моих глаз. Склонив голову набок и криво улыбнувшись, он ответил:
- С этих самых... - под его безымянным пальцем красовалось мое имя, - Миссис Мейсен.
Лифт с толчком остановился, створки разошлись в стороны. Мерзавец взял меня за локоть и потащил в квартиру. Внутри было темно, но мой поводырь отлично ориентировался. Мы остановились в коридоре, где он снова прижал меня к стене.
- Так что, займемся воспитанием? - Его губы на мгновение мягко обхватили кончик моего подбородка. Он стер большим пальцем влажный след. Все еще придерживая меня за подбородок, он повернул мою голову немного в сторону и провел своим носом по моей скуле, вдыхая запах. Чуть позже, нарочно задевая губами мочку моего уха, он зашептал: - Иногда тебе сложно держать свой рот закрытым, верно? Может быть, если мы подержим его открытым достаточное количество времени, это сможет избавить тебя от дурной привычки? Как думаешь? - свободная рука мерзавца нырнула под платье, бесцеремонно стягивая трусики с бедер. Инстинктивно я поддалась чуть вперед, помогая ему. - Я вижу, ты не против моих методов. - В его голосе звучала улыбка. Матерь Божья, он из меня веревки вьет. Стервец... что за стервец...
Спустив мои трусики до середины бедер, мерзавец провел двумя пальцами по тому самому месту, которые эти трусики по идее должны были скрывать. Блядь, но от Эдварда Мейсена невозможно скрыться... Непроизвольно приоткрыв рот, я почувствовала, как большой палец его руки, которая до сих пор придерживал подбородок, прошелся по моей нижней губе. Мозг и до этого работал с перебоями, но теперь уже безнадежно заглох. Я обхватила губами его палец.
- У нас проблемы, Изабелла. Когда тебе говорят держать рот закрытым, ты норовишь его открыть. Когда же тебе велят открыть его, ты крепко смыкаешь губы. Раньше замечала? - очевидно, ему не требовался мой ответ, потому что, резко повернув мою голову, он заткнул меня грубым поцелуем. И одновременно его пальцы оказались внутри меня. Тело на секунду свело судорогой. Может быть, Мейсен был неважным мужем, зато свой супружеский долг отдавал сполна... Пусть Розали получит в подарок хоть целый ювелирный магазин – мне ничего не нужно. Только эти пальцы. Ну и, возможно, что-то еще, помимо них...
Мерзавец опустился на одно колено и снял с меня сначала туфли, а потом трусики... жаль, из-за темноты мне не удалось разглядеть эту картину достаточно ясно... очень жаль... что-то мне подсказывало, что мерзавец, стоящий на коленях, зрелище столь же редкое, как и семейство негров-альбиносов, проживающих в сибирской глубинке. Выпрямившись, Эдвард прижался ко мне, определенно, чтобы похвастать своим возбуждением... он взял мою левую ногу под коленкой и закинул себе за пояс, точно также он поступил и с моей правой ногой. Я крепко обхватила его за талию. Придерживая одной рукой мою задницу, второй – он расстегивал ширинку.
- Подожди... - Я пыталась дышать потише.
- С какой стати мне ждать? - Его рука подо мной не прекратила движение, подозреваю, что он высвобождал себя на свободу... Господи, действительно, с какой стати ему ждать? Лучше бы ему поторопиться. Или нет? Что я, собственно, хотела сказать? Черт... Мысли разбегались. Ох, кажется, вспомнила.
- Я хочу быть сверху. Остановись, пойдем в кровать. - Я поцеловала его в напряженную шею.
- Нет. - Я уже чувствовала его головку у своего входа. У меня вообще нет права выбора? Ну, погоди, мерзавец. Собрав всю свою волю в кулак, я перестала обнимать его талию ногами, опуская правую на пол.
- Нет, значит, нет. - И я уверенно толкнула его в грудь раскрытой ладонью.
Теперь наши тела разделяло несколько сантиметров, но моя левая нога все еще частично обнимала его талию, потому что он держал ее. Он держал ее и смотрел в мои глаза. Так мы и стояли в темноте и тишине, и никак не могли поделить мою ногу.
- Хорошо, - его голос звучал ровно. - Ты умеешь играть в покер? - Он что, вместо секса собрался играть в карты? Знала бы я, чем это обернется, точно бы помалкивала...
- Да, умею, - мерзавец все еще удерживал мою ногу.
Свободной рукой он полез в карман и достал телефон. Включилась подсветка, и я увидела его лицо... эти гладко выбритые скулы, о которые, кажется, можно даже порезаться... Боже, лучше бы я помалкивала... мерзавец нажал несколько клавиш и прижал телефон к уху.
- Мне нужны карты. Сейчас! - резко, будто отрепетировано проговорил он. - К черту Америку и Европу. Игральные карты для покера! - Моя нога уже начала затекать, но он, похоже, не собирался ее отпускать. Сунув телефон в карман, он наклонился к моему уху...
- Ты будешь сверху... если выиграешь. Идет? - Его зубы прикусили мою мочку.
- Идет, Эдвард, - Он отпустил мою ногу и ушел в сторону кухни.

Через секунду в его кухне загорелся свет. Поправив подол платья, я последовала за ним.
Мерзавец избавился от пиджака, бросив его на пол, рядом с холодильником. Вероятнее всего, мы будем играть здесь. Присев за стол, я сложила руки перед собой.
- Хочешь что-нибудь выпить? Могу предложить розовое шампанское.
- Да, спасибо.
Он открыл дверцу холодильника и удивленно уставился на полки. Мерзавец не двигался, молча изучая устроенный мною порядок. Я еще и за это отхвачу?
- Мм... я рассортировала бутылки... в зависимости от градуса...
- Я вижу. - И он безошибочно нашел красивую пузатую бутылку шампанского. Захлопнув холодильник, он принялся искать бокалы, без разбора открывая дверцы шкафчиков...
- Эдвард, верхний слева. - Я хорошо запомнила те высокие узкие бокалы, когда проводила ревизию, пока мерзавцу зашивали грудь.
Поставив на стол два изящных бокала, он ловко откупорил бутылку с приглушенным хлопком. Разлив шампанское по бокалам, он поднял свой и, чокнувшись с моим, продекламировал:
- За мою победу, - криво улыбнувшись, мерзавец залпом выпил все содержимое, складывалось ощущение, что его мучила дичайшая жажда.

Зашумел приближающийся лифт, затем раздались уверенные звучные шаги.
- Сэр, ваши карты. - Я не стала оборачиваться, просто посчитала это неуместным.
- Положи на стол и можешь быть свободен. - Эдвард повторно наполнил свой бокал.
- Да, сэр, - крупный мужчина в черном пиджаке аккуратно опустил коробочку с картами на стол, при этом держась как можно дальше от меня, будто я была чумной, и ушел.
Мерзавец сел напротив, снял запонки и закатал рукава рубашки по локоть.
- Не против, если я сдам? - Он приподнял одну бровь.
- Можно подумать, мое слово действительно что-то решает.
Он усмехнулся: - А ты неплохо меня узнала, да?
- Вообще-то, плохо, Эдвард. - Он ничего не ответил, и я продолжила: - Эммет твой родной брат? - Мерзавец деловито тасовал карты.
- Почему ты спрашиваешь?
- Потому что вы не похожи внешне и... отношения между вами не слишком родственные.
- Он мой родной брат, просто мы пошли в разных родителей, - мерзавец вынул из колоды двух джокеров и отложил их в сторону.
- А что насчет отношений? - Я склонила голову набок.
- Эммет хочет, чтобы после него кресло босса занял его сын.
Немного поразмыслив и сделав глоток шампанского, я спросила:
- Значит, ты конкурент? Ты хочешь стать боссом?
Он посмотрел прямо в мои глаза, да так, будто я его оскорбила.
- Нет. Джаспер не хочет становиться боссом. И, смотря правде в глаза, он и не может стать боссом, чтобы там себе не выдумывал его папаша.
- Тогда... причем здесь ты? Я не понимаю.
- Притом, что Джаспер не может сказать об этом своему отцу. Ему оказывают честь, уважение, доверие... от таких предложений нельзя отказываться, - одна карта красной рубашкой вверх легла передо мной, другую он положил перед собой. - Несколько лет назад Джаспер попросил меня занять это место, когда его отец отойдет от дел. Мальчишка смышленый, он не хочет тратить свою жизнь понапрасну. Проблема в том, что в открытую рокировку провернуть мы не можем. Играем в темную. Джаспер умышленно совершает ошибки, отодвигая от себя кресло босса как можно дальше, а я... а я держу удар. - Еще одна карта, проскользив по гладкой поверхности стола, остановилась передо мной. Взяв и себе вторую карту, мерзавец отложил колоду чуть в сторону.
- Джаспер не хочет тратить жизнь понапрасну... а ты хочешь?
Уголки его губ приподнялись.
- Я и так по горло в этом дерьме. Ничего не изменится. А мальчишке есть, что терять.
- Ты не думаешь, что Эммет тебя убьет?
- Пока я слишком полезен для организации. - Он постучал указательным пальцем по лбу. - Но когда-нибудь, конечно, убьет. Если его не пришьют раньше.
- И ты... не боишься?
- Я уже видел смерть. В ней нет ничего страшного. - Он глотнул из бокала.
- Имеешь в виду смерть своей мамы? - Я рисковала, играла с огнем... но было слишком соблазнительно узнать о нем как можно больше.
- Откуда ты знаешь? - Он замер, вглядываясь в мои глаза.
- Интуиция. Так, я права?
- Нет, детка, ты не права. Чужая смерть – это другое. Она намного страшнее, чем своя собственная. Можно практически безболезненно пережить свою смерть, но не смерть близких людей. - Боже, как же я верила ему. Я отчетливо помнила, что значила для меня смерть Джейка. Больнее быть просто не может. Смерть – это легкость... Жизнь сложнее.
- Так значит, ты уже умирал.
- Да, детка, клиническая смерть. Шесть секунд. - Он сдал флоп. Пока что три карты смотрели рубашками вверх. Но мне было не до каких-то дурацких игр.
- И после этого ты начал читать мысли, так? - Я знала, что у людей, переживших клиническую смерть, иногда открываются какие-то экстрасенсорные способности.
- Тебе сегодня везет, детка. - Он улыбнулся и мельком глянул на свои карты.
- Как умерла твоя мать? - Я взяла в руки две свои карты.
- Как и клялась перед Богом – вместе с отцом. По-моему, замечательная смерть. Они избавили друг друга от боли. Только мне не повезло.
- Я не это имела в виду...
- Я знаю. Я не хочу об этом говорить. Может, ты взглянешь на свои карты?
Послушно опустив глаза, я обнаружила, что мне выпало два красных короля. Надо же, мерзавец прав, детке сегодня определенно везет.
- Играем одну раздачу?
- Плохая рука? Надеешься отыграться в следующей партии?
- Нет. Я просто спросила. - Он ухмыльнулся. - Постой! С тобой же невозможно играть в карты, ты подглядываешь в мои мысли, шулер.
- Ты думаешь, я просто так заливаюсь шампанским? Я уже достаточно пьян, мои фокусы не работают. - Он улыбнулся и снова приложился к бокалу.
- Уверен?
- Разве я когда-нибудь тебя обманывал?
- Да откуда мне знать... ладно, играем. - Мерзавец засмеялся. Странно, но алкоголь делал его более... нормальным. Часто улыбающимся и практически... практически близким.
- Я думаю, будет совсем неинтересно, если мы просто вскроем все карты. Конечно, у нас есть банк – мы боремся за право быть сверху... но для азарта, лучше бы повысить ставки.
- Может, для начала ты откроешь хотя бы флоп?
- Ты играешь как девчонка. - Он почесал бровь, но флоп вскрыл. Девятка пик, шестерка пик и король пик. Вау, у меня уже сет королей! Я постаралась выкинуть эту мысль из головы, мало ли что он там выпил... шулер. К тому же, на столе однородная масть, которая, к слову, мерзавцу ой как к лицу... если у него на руках еще две пики – это флеш. - Ну так что, детка? Твое слово.
- Я не знаю... что я могу поставить? - Вряд ли его устроят деньги... по крайней мере, те деньги, что есть на моем счету.
- Минет? - Он совершенно бесстыдно уставился на меня.
- Ты серьезно? Это пошло...
- Брось, мы и так уже играем на секс. - В его глазах загорелся азартный огонек.
- Ладно. А что насчет твоей стороны?
- Хочешь машину? Любую машину. - Он поставил локти на стол, сцепил пальцы в замок и положил на них подбородок.
- Эдвард, я не думаю, что это равноценно... и, если вспомнить твое лицо, там в лифте... и твои стоны... ты тоже так не думаешь. - Я отпила немного шампанского.
- Мои стоны? - Он поднял голову и с любопытством на меня уставился.
- Да. Твои стоны. Твои эротичные хриплые стоны. Ты говорил, что у тебя фотографическая память... так вот, у меня отличная память на голоса.
- И какое место мои стоны занимают в рейтинге лучших стонов, которые тебе доводилось слышать?
- Ставку, Эдвард. Сделай свою ставку. - Мои щеки отчего-то пылали.
- Раз уж ты поставила минет... я думаю, справедливо будет, если я поставлю свои ответные услуги. - Господи! Теперь я просто обязана выиграть.
- Отлично. Вскрывай тёрн. - Он выложил на стол четвертую карту и медленно ее перевернул. Двойка червей. По большому счету ничего не изменилось. По крайней мере, для меня. Он в выигрыше только в том случае, если у него на руках две пики. Флеш. Плакал тогда мой королевский сет...
Я подняла глаза на мерзавца, пытаясь прочитать его настроение, но наткнулась на абсолютный покер-фейс. Ноль эмоций. Закусив щеку, я раздумывала о том, что, собственно, теряю? Ну, трахнет он меня, будучи сверху... это, в принципе-то, и проигрышем назвать сложно. Ну, сделаю я ему минет... делала ведь уже, причем, совершенно безвозмездно, то есть даром. К черту.
- Что скажешь? - Мерзавец хищно ухмыльнулся. Блефует? Бля... ну как с таким играть.
- Я открыта для предложений.
- Вот как... даже не знаю, что еще с тебя можно взять. - Он постучал пластиковыми картами по столешнице.
- Ты серьезно? То есть секс и минет – это все, что ты во мне видишь?
- О, детка, не обижайся. Я бы просил твоей руки на кон, но она и так уже моя. - Он мне подмигнул. И я против воли рассмеялась. Каков мерзавец, а? - Постой, я знаю, чего хочу.
- Я вся внимание, Эдвард.
- Стриптиз. - Он допил содержимое своего бокала.
- А что ты можешь предложить взамен? Имей в виду, что я хорошо танцую стриптиз...
- Ни секунды в этом не сомневался. Чего ты хочешь, Изабелла? - Он откинулся на спинку своего стула.
- В следующий раз, когда мы вместе куда-нибудь поедем, я буду за рулем.
- Ты уверена, что твой стриптиз настолько хорош?
- Моё дело – предложить... - Я пожала плечами. Эдвард Мейсен был у меня на крючке.
- По рукам, детка. - Мерзавец потянулся к колоде, и заключительная, пятая, карта легла на стол. Мое сердце азартно отстукивало чечетку. Давай, давай, давай же... ЕСТЬ! Это был трефовый король! У меня каре. Мерзавец сосет.
- Увеличим ставки, прежде чем вскрыться, Эдвард?
- Не думаю, что в этом есть смысл. - Он ухмыльнулся.
- Ты трусишь? - Я притворно ужаснулась. Сердце гулко стучало.
- Мне просто больше нечего с тебя взять. Сама рассуди, - сейчас я не была в состоянии рассуждать. Я жаждала хлеба и зрелищ!
- Как скажешь. Ты первый.
Прежде чем выложить карты на стол, он загадочно улыбнулся. Подозревал ли он о своем проигрыше? У него на руках оказались две красные девятки. На столе еще одна девятка и два короля. Это фулл-хауз. Я плотоядно улыбнулась. Меня просто распирало. Я могла взорваться и испачкать его кухню в любую секунду. На его белоснежной рубашке остались бы кровавые подтеки, а в его вороных волосах застряли бы кусочки меня...
- Эдвард?
- Да? - Он приподнял брови.
- Сегодня я буду сверху. - И я шлепнула обе карты на стол.
Он сосредоточенно на них уставился, будто я могла под столом нарисовать этих двух королей.
- Можно мне еще шампанского, пожалуйста? - оторвав взгляд от карт, он взял в руки бутылку.
- Конечно, детка. - Разлив игристое по бокалам, он чокнулся со мной. - За твою победу, amore mio. - Его улыбка была немного снисходительной, но какая разница? Сегодня девочки сверху! Вот, что имеет смысл.
- Grazie, mio re.

Я шла за ним... и меня слегка качало. То ли меня так опьянила победа, то ли баснословно дорогое шампанское, не знаю, но чувствовала я себя прекрасно, даже лучше, чем просто прекрасно. Он открыл дверь своей спальни и, пропустив меня внутрь, размашисто захлопнул ее. Обернувшись, я увидела, что он расправляет манжеты своей рубашки, затем выправляет ее из-за пояса и медленно расстегивает пуговицы. Рубашка летит на пол. Пройдя чуть вперед и оперевшись о раму у изножья кровати, он снимает носки. Выпрямляется. Руки мерзавца ложатся на ремень, чтобы его расстегнуть. Брюки ухают вниз. И я узнаю, что на нем нет белья. Как в тот день, когда мы впервые встретились. Мерзавец возбужден. Он обходит меня, останавливаясь за спиной, аккуратно перекладывает мои волосы со спины на плечо и расстегивает скрытую молнию платья. Платье все еще остается на мне, упасть ему мешают узкие облегающие рукава. Мерзавец уходит, ложится на кровать и укладывает обе руки под голову.
- И ни в чем себе не отказывай, детка. - Даже проиграв, он умудряется быть победителем.
Я стаскивая тугое платье через голову, оно сопротивляется... но вряд ли меня сейчас возможно остановить. Подойдя к кровати, я перекидываю одну ногу через таз мерзавца и оказываюсь верхом... Мы полностью обнажены. И я смотрю на него сверху вниз. И только этого достаточно, чтобы я могла кончить. Волосы падают на лицо, но я вижу его глаза... глубокие... какие-то нечеловеческие. Инопланетные. Мерзавец больше не улыбается. Обхватив его мощную шею руками, наклоняюсь для поцелуя. Ничего не могу с собой поделать, не могу поймать выскальзывающие на свободу стоны, глаза закатываются. Его руки исчезают из-под головы, материализуясь на моей талии. Держит так крепко. Настолько, что я могу почувствовать себя ценной, нужной. Очень нужной. Внутренней стороной бедра чувствую касание его влажного и горячего члена. Мой живот уже практически прижимается к его прессу, руки никак не могут оставить в покое его шею. Губы, губы, губы... Он заправляет мешающие нам волосы мне за уши. Проводит рукой по спине и приподнимают мою задницу... В следующее мгновение я вскрикиваю. Он во мне. И это отвлекает меня, я забываю про его губы, упираюсь руками в его грудь и двигаюсь... Дьявол. Это так приятно, что практически больно. Это так хорошо, что практически плохо.

Вижу его пьяные глаза... и чуть приоткрытый рот... его нижняя губа дергается.
Ощущение, будто я занимаюсь сексом в Раю. Оу. А занимаются ли сексом в Раю?

Мерзавец дышит неровно, его сердце быстро бьется прямо под моей ладонью.
И когда мне кажется, что для него уже все кончено, он резко переворачивает нас, прижимая меня к матрацу...
- Покаталась и хватит, детка... - двигает бедрами сильно и резко. Резко и сильно.
Обнимаю его ногами так крепко, что кажется, вот-вот и треснут суставы.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-525-1#409320
Герои Саги - люди Kатастрõфа Солнышко 57 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Полюбившиеся дорамы
Дорамы
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Ли Мин Хо / Lee Min Ho
Дорамы
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Ким Хён Джун / Kim Hyu...
Дорамы
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
Последнее в фф
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
❖ Пусть утро начинается ...
Стихи.
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 175
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 2
Пользователей: 8
GASA natlav76 annie23 Галина Солнышко elen5796 zoya Lidiya


Изображение
Вверх