Творчество

Голос. Глава 22
22.04.2019   15:51    

- Марта? Можно вас на секунду? 
- Конечно. Простите, я задержалась немного. 
- Все в порядке. Марта... у меня к вам просьба. 
Марта смотрела на своего пациента во все глаза. Его лицо все ещё несло отпечаток болезни, но Эдвард словно светился изнутри. 
- Конечно. Чем могу помочь? 
- Я понимаю, что все это слишком поспешно, и, в принципе, не входит в ваши обязанности... 
- Эдвард, вы меня пугаете, - улыбнулась Марта. 
- Нет... нет, что вы... В общем... Через три дня мы с Беллой поженимся. И я бы просил вас оказать нам честь и присутствовать на церемонии. Все будет очень просто, только для близких...
Марта не могла сдержать слез. Просто не могла; она настолько прикипела душой к этому молодому человеку, чувствуя почти материнскую привязанность к нему, а Белла завоевала ее сердце той безграничной любовью, которую она дарила Эдварду и окружающим. А теперь ей стало понятно, что и он причисляет ее к кругу близких людей.
Она вытирала льющиеся слезы ладонью, радуясь, что Эдвард не видит ее. 
- Марта, ну что вы... Не нужно плакать, - сказал он мягко, протягивая ей руку. Как будто что-то могло укрыться от него... 
- Простите... Я так рада за вас обоих... Вы заслужили все счастье на этой земле, Эдвард. Конечно, я все организую.
- И ещё... Я прошу вас, помогите Белле. У неё... в такие моменты нужна мать, но... 
- Не волнуйтесь ни о чем, мой дорогой. 
***
- Эдвард? Здравствуй. Что-то случилось? 
Карлайл крепче сжал трубку телефона, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. Он сближался с сыном, но сближение это было настолько осторожным, словно оба шли по минному полю. Им обоим необходимо было преодолеть все, что случилось в прошлом и найти в себе мужество простить полностью, до конца. 
- Нет. Нет, все в порядке. Я... послушай... у тебя запланированы какие-то важные дела на двадцать шестое апреля?
- Эдвард, в чем дело?! 
В этом весь Карлайл. Все ещё нетерпелив и непримирим. Эдвард глубоко вздохнул. 
- Мы с Беллой... Мы поженимся через три дня. И я бы хотел просить тебя присоединиться к нам в этот день. 
Карлайл молчал. 
«Слишком рано», - подумал Эдвард горько. «А, быть может, слишком поздно. Но я не мог не сказать ему... Я хочу, чтобы он был там в этот день...»
- Извини, - сказал Эдвард, нарушая затянувшееся молчание. 
- Подожди! Я... Я просто не знаю, что сказать... Ты хочешь видеть меня на своей свадьбе? 
- Да. 
Карлайл вздрогнул. В этом коротком слове, в этом приглашении было все, на что он не смел и надеяться. 
- Почему? - вырвалось у него; он устыдился этого вопроса, но не мог не задать его. 
- Потому что ты мой отец. Я никогда и ее думал иначе о тебе, - сказал Эдвард. - И хочу, чтобы ты разделил со мной этот момент. 
Вот так просто. 
- Я буду, Эдвард. Спасибо. - Голос Карлайла звучал хрипло, срывался, и Эдвард понял, что для них не может быть ни слишком рано, ни слишком поздно. 
***
Белла вернулась в отцовский дом. Нужно взять кое-какие вещи, документы. Поговорить с Сетом. Белла была удивлена тем, насколько изменилось ее отношение к брату и его образу жизни за это время. Она всегда будет любить его как часть семьи, часть родителей, как общую кровь, но он не сможет больше помешать ей жить самой. 

Миссис Салливан хлопотала в крошечной кухне. Сета видно не было, но из его комнаты доносилась музыка, хотя и тише, чем обычно. 
- Как у вас это получается? - спросила Белла, обнимая женщину. 
Миссис Салливан улыбнулась. - Нам удаётся сосуществовать. Он не выходит почти, сидит над книгами. Ты хочешь собраться? Я помогу. Выпьешь чаю сначала? 
- Да, спасибо. Мне все равно нужно сказать вам кое-что. 
- Я слушаю, детка. 
Миссис Салливан поставила перед Беллой чашку с чаем, присела рядом. 
- Миссис Салливан, через три дня я выхожу замуж. И прошу вас присутствовать на церемонии. Все будет очень скромно, в мэрии, только семья. 
- Белла, девочка... Господи, я так рада! Конечно... если вы хотите, чтобы я была там...
- Вы стали мне близким человеком, миссис Салливан. И Эдвард будет счастлив, если вы присоединитесь к нам в этот день... 
- Ты выходишь замуж?! За Каллена?! 
В голосе незаметно подошедшего Сета разочарование смешивалось со злобой, с горечью. 
Белла встала. От прекрасного настроения не осталось и следа. 
- Да, Сет. Я не заслуживаю счастья, по-твоему? 
Только не плакать. Хватит. Она сделала все возможное, чтобы Сет не стал таким, каким стал. Больше нет сил. 
- Эдвард дал и тебе шанс в корне изменить свою жизнь. Без него ты бы... Ладно. Все это бесполезно. Я бы хотела, чтобы ты был с нами в этот день, но...
Сет вскинул голову, в его глазах сверкал вызов. - Я должен смотреть на то, как ты отдаёшь себя в рабство инвалиду?! 
- Сет! Замолчи немедленно! 
- Ничего, миссис Салливан. Все хорошо. - Белла действительно была спокойна. - Тебе хотелось бы, чтобы я пожизненно была в твоём рабстве, Сет? Ну да ладно. Я желаю тебе удачи в университете. Надеюсь, у тебя получится все, что ты задумал. 


Белла поднялась к себе. Полчаса ей понадобилось на то, чтобы собрать вещи, взять сумку с документами. Мэри присмотрит за домом, пока Белла не решит, как с ним поступить. Больше ее здесь не держит ничего. 
Спустившись вниз, она застала миссис Салливан одну. Женщина выглядела подавленной. 
- Я пойду. Спасибо вам за все. 
- Позвони мне, девочка. Многое нужно подготовить, но мы справимся. Этот день будет великолепным. Ни о чем не думай. 
***
Джеральд сжал смущенную Беллу в медвежьих объятиях. - Беллз, у меня нет слов... Подумать только... 
- Я сама ещё не верю, - тихо сказала она. - Но я не могу больше быть без него. И он тоже... 
Белла покраснела. - Он заслуживает так много... Я счастлива дать ему всю любовь, которая живет во мне. А ты спас его. Будь с нами в этот день...
***
К концу второго из трёх остававшихся до свадьбы дней женщины организовали абсолютно все. Растерянная Белла примеряла перед зеркалом в одной из комнат второго этажа купленный вместе с Мартой костюм цвета слоновой кости. Марта опекала девушку на свой лад: по-матерински ласково, с искренней нежностью, но не принуждая ни к чему. Белла то и дело начинала плакать, одновременно улыбаясь и не уставая благодарить миссис Доэрти. В огромной гардеробной ожидал темно-синий костюм, предназначенный для Эдварда. 
Погружённая до этого в полумрак квартира наполнилась голосами, светом, пакетами, коробками. Эдвард был ошеломлён таким энтузиазмом и той любовью, которой был, казалось, напоен воздух. 
Был запланирован небольшой ужин для гостей после церемонии. Белла порывалась помогать, чувствуя себя неловко, но Мэри, Марта и миссис Салливан умело взяли дело в свои руки. 
Вечером, когда суета немного улеглась, Белла присела на край постели рядом с Эдвардом, уснувшим в разгар всей этой суматохи. 
Она ласково провела пальцем по точеному лицу, такому спокойному, умиротворенному. Губы слегка приоткрыты, он спокойно дышал. «Я так люблю тебя», - подумала Белла. В Эдварде было столько силы, смелости, способности отдавать окружающим эту силу, несмотря на собственные трагедии. Белла знала, что он готов на предстоящие длительное лечение, на операцию только ради них обоих. Но сейчас... На ближайшие дни можно просто постараться забыть об этом. Отпраздновать свою любовь вместе с близкими. Сколько бы она отдала за то, чтобы Эдвард смог увидеть все это, чтобы смотреть на то, как вспыхнут радостью его глаза. Но... У них есть жизнь впереди, вместе, и есть шанс. 

Веки дрогнули, он смешно наморщил нос. - Я все проспал? 
- Нет. Все хорошо, тебе нужен отдых. 
- Мы одни? - Эдвард потянулся, грациозно выгнув спину. Одним незаметным движением привлёк Беллу к себе, поцеловал в щеку, скользнул тёплыми губами по шее, плечу. Его проворные пальцы нашли пуговицы ее рубашки. Она была нежной, обжигающей, податливой, когда он поддержал ладонями ее спину, слушая сдавленный стон, прикусывая, целуя, лаская все исступлённее. 
Сигнал сообщил о том, что у двери - посетители. Эдвард прорычал что-то невразумительное, пряча лицо на обнаженной груди Беллы. Она легко потянула его за волосы. 
- После свадьбы я запру дверь, и помоги бог тому, кто постучится сюда. Я не шучу, детка. - Он был настолько очарователен, что Белла не выдержала и рассмеялась, вставая и застёгивая блузку. 
- Не знаю почему, но я верю тебе, Эдвард Каллен. - Она взъерошила его волосы и вышла в холл. 
Открыла дверь и бросилась на шею стоявшему на пороге. 
***
- Эдвард! Эдвард! Сейчас, я приведу его! Эдвард! Эммет приехал! 
Белла влетела в спальню, потянула Эдварда за руку. - Там Эммет! 

- Как я мог пропустить твою свадьбу, выскочка. - Эммет обнял друга, с силой хлопнул по плечу. - Я скучал, Эд, хочешь - верь, хочешь -нет. 
- Я думал, что успел так достать тебя, что ты и дорогу сюда забудешь. 
- Ты придурок, брат. И потом, теперь с тобой будет возиться эта очаровательная девушка. Беллз, мне жаль тебя, он - зануда, каких поискать. 
Эммет и не представлял себе, насколько скучал по своим друзьям. Он смотрел на Беллу, чувствуя лишь щемящую нежность, гордость за Эдварда и за эту отважную девушку. У двери снова раздался сигнал. 
- Кого ещё черт несет? 
- Это... Это Лиз. 
Белла встала, заметив, как вспыхнул этот почти двухметровый богатырь. 
- Лиз?
На пороге - девушка одного роста с Беллой. В растрёпанных светлых волосах - солнцезащитные очки, потертая кожаная куртка, кеды разного цвета. 
- Элизабет Ривз, - хрипло сказала она, протягивая Белле руку. 
- Белла Свон, - Белла ответила на крепкое, уверенное рукопожатие. 

Лиз бросилось в глаза, насколько изменился Эммет здесь, в роскошной квартире, принадлежавшей Эдварду Каллену - высокому молодому человеку с красивым, специфическим лицом. Лиз знала от Эммета о произошедшем и о том, какие последствия эта катастрофа возымела для Эдварда. И насколько важно было для Эммета быть здесь. 
- Я рада знакомству, мистер Каллен, - сказала она, пожимая его крепкую ладонь. 
- Эдвард, прошу, Элизабет. 
- Конечно, Эдвард. Надеюсь, вы не возражаете против моего присутствия? 
- Лиз, ну что вы. Эм, ты мог бы предупредить...
- А зачем? - Эммет пожал плечами. - Удался сюрприз? 
- Лиз, ты поможешь мне с ужином? - Белла улыбнулась так ласково и искренне, что Лиз почувствовала, как начинает расслабляться в этом доме, чересчур роскошном на ее вкус, но переполненном любовью. - Давай оставим их. Эммет, ты выпьешь пива? 
- Я люблю тебя, Беллз, - отозвался тот шутливо. 

- Эд, так поспешно? Я знаю, что между вами все по-другому, но...
- Я понимаю. Но... ни я, ни Белла не можем больше быть порознь. А этот шаг - лишь закономерный финал. И потом... мне предстоят ещё операции, лечение... Я иду на это только ради неё. И еще... Возможно, я трус, но если что-то ещё произойдёт... Она никогда больше не будет бедствовать, Эммет. Дженкс подготовит все необходимое. 
- Не неси чушь, - тихо сказал Эммет, в душе понимая, что друг прав. - Неужели ты думаешь, что ей хоть что-то нужно будет без тебя? 
- Она не будет нуждаться ни в чем, Эммет. И я все же не перестаю верить... В то, что увижу ее... 
- Эд... Я счастлив за вас. Брось ты эти мысли, хоть ненадолго. 
- Все. Бросаю. Я безумно рад, что ты здесь, Эм. И... Лиз? 
Эммет помолчал. - Здесь все по-другому. И она - другая. Мы схожи в чём-то. Она столько пережила и переживает до сих пор. И также знает, что значит засыпать, слыша звуки бомбежек... Я пропал, друг. Вот так-то. Эд... Ты расскажешь мне, что происходило в мое отсутствие? 
Эдвард встал, медленно подошёл к Эммету. Положил руку на его плечо. - Уитлок нанял кого-то, чтобы убить меня, Эм. Джесс нашла у него мои часы. 

Не веря в услышанное, Эммет перевёл взгляд на запястье Эдварда, перечёркнутое толстым, неровным шрамом. 
- И где эта тварь? Что ты намерен...
- Тише, Эммет. Он погиб. 
Эммет сник, словно из него выпустили воздух. - Господи...
- Он и отца пытался... - Пальцы Эдварда слегка вздрагивали. 
- Почему?! 
- Эммет, я не знаю, как рассказать тебе все это...

После того, как Эдвард закончил говорить, мутилось в голове и хотелось заорать. Эммет сдерживался лишь ради девушек. Из столовой доносилась их тихая речь, смех. 
- Ты начнёшь все сначала, Эд. Я знаю, что ты не забудешь этот ужас, но тебе есть ради кого жить. 
- Ты совершенно прав. Ладно. Где вы остановились? 
- В отеле недалеко отсюда. 
- Сейчас будет ужин. - Белла вошла в гостиную. Подошла к Эдварду, обняла его, прижалась на мгновение. 
- Спасибо, детка. - Он поцеловал ее в лоб. 
Следом тихонько вошла Лиз, остановилась рядом с Эмметом. 
- Все в порядке? - Он взял ее за руку, привлёк ближе. 
- Да. Да, все чудесно. Давайте ужинать. 
***
- Белла... Белла, дыши глубже. Все хорошо. Все по плану. Ты прекрасно выглядишь. 
- Да... да, все хорошо.
Белла смотрела на себя в зеркало, не узнавая ту, которую видела в нем. - Ты красавица. 
Марта вытерла глаза. Как же несправедливо... Что Эдвард не увидит ее такой... 
- Тебя ждут, Белла. 


- Вот так. - Карлайл откашлялся, поправил лацкан пиджака Эдварда. 
- Спасибо. 
- Я... думаю, так хорошо. 
Карлайл коснулся локтя Эдварда, предлагая ему опереться на его руку. - Готов? 
- Да. 

Холл был украшен цветами, скромно, но со вкусом. Все было подготовлено для небольшого приема после церемонии. 

- Ты сделаешь то, о чем я тебя просил, отец? - тихо спросил Эдвард, спускаясь с Карлайлом по лестнице. 
- Конечно. Это... это большая честь и знак доверия для меня. Не волнуйся. 

Белла смотрела, как Эдвард спускается в сопровождении отца. Словно и не было всей этой трагедии, боли, потерь. Не было жизни без него. Прямая спина, развёрнутые плечи. Темно-синий костюм, так шедший ему. Улыбка на одухотворенном лице. Он - звезда на ее небосклоне. 

- Ты... ты такой красивый, - смущенно прошептала Белла, притягивая его к себе за отвороты пиджака и целуя, не обращая внимания ни на кого. 
Его руки скользнули по ее плечам, пропустили сквозь пальцы локоны. - Ты вся - как шёлк. Мое счастье...

- Поехали, Эд... Опоздаем. Двадцать минут осталось, пробки кругом... - Эммет нетерпеливо звенел ключами от машины и пытаясь оправиться от полученного недавно шока, когда он впервые увидел Лиз в юбке из нежной, лёгкой ткани и в туфлях на убийственно высоких каблуках. Лишь ее напоминание о том, для чего они здесь, помешало ему затащить ее в пустую гостевую и...
- Эммет... 
- Да, иду. 


У входа в мэрию Карлайл подошёл к Белле. 
- Белла, я могу поговорить с тобой? 
- Да... да, мистер Каллен. 
- Белла... Мне нелегко просить тебя, но... Я бы хотел сделать это... Я так благодарен тебе. Если бы не ты тогда... 
- Мистер Каллен, мне очень приятно, но... О чем вы? 
- Позволь мне вести тебя... Проводить туда, как... как отец... Марта работает с Эдвардом, она поведёт его. Ты разрешишь? 
Белла протянула руку Карлайлу. - Спасибо вам, Карлайл. 

Белла не помнила ни слова из короткой, суховатой церемонии. Она смотрела в лица близких людей, стоявших в стороне. Марта, снова вытирающая слезы, Мэри, миссис Салливан. Джеральд, Эммет, обнявший за плечи Элизабет. Карлайл, выглядевший растроганным. Белла думала о том, что когда-нибудь они снова поклянутся любить друг друга вечно. В церкви, и Эдвард увидит все своими глазами. Он увидит, сколько любви вокруг, увидит радость в глазах друзей. Увидит ее. Белла твёрдо верила в это. 
Она поставила в книге свою подпись; Дженкс, как адвокат и представитель Эдварда, подписал также, вложил в ладонь Эдварда кольца. 
- Люблю тебя, - тихо сказала она, беря из его ладони широкое кольцо и надевая на его палец. Кольца были элегантными, но неброскими. Эдвард позаботился обо всем. 
- Навсегда. - Эдвард нащупал ее дрожащие, тёплые пальцы, осторожно надел кольцо. 
- Вы можете поцеловать невесту. 
Эдвард взял лицо Беллы в руки, безошибочно находя центр своей вселенной. - Теперь ты моя. Не могу и не хочу больше быть без тебя и секунды. Прости меня...


На выходе из мэрии Эммет отвёл Беллу и Эдварда в сторону. - Поехали. 
У отеля Marriott он остановил машину. 
Эдвард молча улыбнулся, поднося ладонь Беллы к губам. 
- Эммет, что происходит? Эдвард?! Нас ждут гости дома...
- Беллз, не кричи. Я лишь исполнитель, к тому же совершенно недавно введённый в курс дела. Все вопросы - к твоему мужу. 

На рецепции Эммет перебросился парой слов с сотрудницей отеля. Вручил Белле полученные от неё ключи. 
- Номер 315, Беллз. Дальше вы сами. Наслаждайтесь. - Он рассмеялся. 
- Спасибо, Эм. И приятного вечера всем. 
- Эдвард, ты объяснишь мне, наконец?! 
- Детка... Этот день и эта ночь - наши. Только наши. Никого, кроме нас. Завтра днём мы сможем поблагодарить наших друзей за все. А пока...

В номере Эдвард прислонился спиной к двери. Белла прижалась к нему, столкнула с его плеч пиджак, рванула полы рубашки, обжигая его кожу горячими ладонями. - Ты нужен мне. Запри дверь и никому не открывай. 
Шорох упавшего на пол шелкового костюма отозвался грохотом крови в висках. Под ним - что-то ещё нежнее шелка, теплее летнего ветра. Она. Его жена. Его личный рай.

***

Эдвард понимал теперь, что «начать новую жизнь» - это не просто оборот речи. 
Новая жизнь - это просыпаться под дыхание той, которая стала его второй половиной. Больше не было кошмаров по ночам или сна, схожего со смертью. Иногда, очень редко, когда он вздрагивал от накатывавшей во сне паники, Белла инстинктивно придвигалась ближе, обвивала тёплыми руками, целовала в лоб, отгоняя призраков. Рядом с ней все отступало, оставляя место лишь любви, безусловной, счастливой. 

Марта ещё жила вместе с четой Каллен; через месяц Эдварду предстояла операция, и было целесообразно продлить договор с ней до окончания периода реабилитации. А пока Марта помогала Белле вести дом, полностью передав ей заботу о муже. 

В этот дом, который Эдвард ранее воспринимал как тюрьму, как жестокое напоминание о потерях, пришло счастье. Тихое, глубокое, абсолютное счастье, скрывавшееся в деталях. 
В совместном завтраке, в прогулках. В нежных прикосновениях, в страсти, в слиянии тел и душ, в чём-то, что придавало сладость будням. 

Белла видела, насколько сложно Эдварду принимать ее помощь в ежедневных действиях, которые были все ещё неподвластны ему, и была благодарна за то, что он больше не испытывает ложного стыда. Он уже мог многое, хорошо ориентируясь в доме, но такие элементарные действия, как бритьё или душ, могли быть опасны без присмотра. И она буквально проклинала себя за то, что втайне наслаждалась, проводя бритвой по точёной челюсти мужа, иногда не выдерживая и прокладывая дорожку поцелуев следом. Он перехватывал ее руку, заставлял отложить все в сторону. Белла прятала лицо на его плече, приглушенно стонала, погружаясь в этот водоворот жара и свежести. 

Они узнавали друг друга. Стремительное знакомство посреди боли и трагедий, стремительная любовь не должны были помешать им найти связь на ещё более глубоком уровне. Что любит она, что не нравится ему; книги, события, взгляды на жизнь, отношение к элементарному и сложному - все то, через что проходят сотни, тысячи пар, лишь потом понимая, как нужны друг другу. 

Они были разными; разными были и исходные условия жизни. Но судьба преподнесла урок им обоим, заставив многое переосмыслить. Теперь можно было расти вдвоём, дополняя друг друга, понимая, что на самом деле важно. 

Чем ближе подходил срок операции, тем спокойнее и решительнее становился Эдвард и тем сильнее нервничала Белла. Слишком свежи были воспоминания о больничной палате, о его боли и муках, о собственном бессилии. Ей все сложнее было оставить его даже на секунду. Белла возвращалась с работы и приникала к встречавшему ее Эдварду надолго, забывая порой даже снять пальто. Просто бросала в холле сумку и падала в его объятия, не говоря ни слова. 

- Детка... Ну что с тобой... Поговори со мной, Белла, прошу... 
Сегодня ей было особенно тяжело. До операции оставалось несколько дней. В ординаторской она услышала разговор двух врачей, потерявших пациента во время элементарного вмешательства. У молодого мужчины остановилось сердце. Белла понимала, что ведёт себя нерационально, но едва доработала до конца рабочего дня. 
- Белла, я не могу так. - Ее пальцы, судорожно вцепившиеся в его предплечья, тяжелое дыхание и упорное молчание говорили Эдварду о том, что она борется с чем-то страшным. - Неужели я не заслужил и капли доверия? 
- Я боюсь, - едва слышно сказала Белла. - Очень. 
- Что так пугает тебя? Поделись со мной, малышка... - Этот голос, эта нежность... Счастье, просто чувствовать его...
- Это так глупо, Эдвард... Я не хочу беспокоить тебя этим... Тебе есть о чем думать...
Эдвард молча снял с Беллы пальто, легко потянул за руку. В их спальне она легла рядом, положила голову ему на грудь. Под стук его сердца было легче засыпать, но сегодня переизбыток эмоций вызвал лишь слезы, неудержимые, катившиеся градом. 
- Белла, ты скажешь мне, что с тобой? 
- Я боюсь твоей операции. - Вот она и произнесла это. - Боюсь снова увидеть тебя на больничной койке, боюсь, что может произойти что-то непредвиденное. 
- Белла, ты... Боже... Почему ты не сказала мне раньше?!
- Просто сегодня... Сегодня в больнице... Эдвард, я даже вслух не могу произнести это... Я не смогу, если... 
Белла плакала все сильнее. 
- Я откажусь. Ничего не стоит такой твоей реакции. Я позвоню Джеральду и отменю все. Я умоляю, успокойся...
- Нет, Эдвард. - Белла глубоко вздохнула, вытерла рукой лицо. - Это твой шанс. Ты сможешь снова стать собой. Прости меня, прошу. 
Ее горячие от слез губы коснулись его лица. 
- Я все понимаю, детка... Я не знаю, как бы вёл себя, если бы был на твоём месте... - Эдвард поцеловал ее, глубоко, нежно, вкладывая в этот поцелуй все, что рвало его душу и что он пытался скрыть. - Все будет хорошо. Я обещаю. Я говорил с врачами. Никакой опасности нет. Есть только маленький шанс, что когда-нибудь... Я увижу тебя. Твои глаза, твою улыбку. Наконец увижу, как ты краснеешь, когда я целую тебя... вот так... 
- Эдвард... - Белла задохнулась, прижимая к себе его голову, не давая ему и на секунду остановить то, что он начал. Она понимала, что Эдвард отвлекает ее. Не даёт думать о плохом, хотя ему, наверное, так же страшно, как и ей самой. Но она понимала также и его мотивы. Слишком сильно желание, искушение вернуть самого себя. Для неё. Для них.
- Постарайся не бояться ничего, - сказал он тихо позднее, когда Белла тихонько перебирала его волосы. - Ты замёрзла. 
Эдвард протянул руку, нащупывая плед. Белла застонала, когда его ладонь скользнула по ее груди. - Ты не даёшь мне думать... 
- Я подумал обо всем, - сказал Эдвард невпопад. - Дженкс подготовил необходимые документы, и...
- Ты о чем? - Белла сбросила его руку, села, мгновенно отстранившись. - Ты ни черта не понял, Эдвард! 
Дьявол... Как он мог... Боже... 
- Неужели ты думаешь, что мне... - Она тяжело дышала; оцепеневший Эдвард слышал шорох одежды. 
- Белла, не надо... Я не...
Звук захлопнувшейся двери заставил его замолчать. 

 

- Да, отец. Все в порядке. - Звонки Карлайла все ещё были для Эдварда чем-то, чему он не мог дать определения. Они разговаривали все чаще, но была тема, которую и тот, и другой обходили молчанием. 
Эсме. 
Она словно исчезла с лица земли, предварительно успев опустошить два из трёх счетов, ведшихся на имя Каллен. Финансовый крах убивал Карлайла, пытавшегося встать на ноги, но последнее время он ловил себя на мысли, что это - не самое страшное. А самым страшным было выражение лица Эдварда, когда он понял до конца, что сделала его мать. Словно в нем умерло что-то, что уже не возродится. Он попросил отца не говорить больше об этом; ничего из этого яда не должно было испортить предстоящее бракосочетание с Беллой. Но мать убила в сыне ещё одну частицу его самого, ещё державшуюся за прошлое. 

По голосу Эдварда Карлайл слышал, что сын подавлен. 
- Волнуешься перед операцией? - осторожно спросил он, все ещё боясь, что Эдвард закроется, оборвёт разговор. 
- Немного. Мне больно за Беллу. Она нервничает намного сильнее. А я допустил только что непростительную оплошность. 
- Что случилось? 
- Я составил завещание. Все, чем я владею, авторские права на переводы, тантьемы, эта квартира, деньги, - абсолютно все останется Белле. Не бог весть что, но даже если... Я не хочу, чтобы она даже один день жила так, как жила раньше. Достаточно того, что она вкалывает в больнице, в то время, как... Ладно, прости меня. 
- Я понимаю, Эдвард. Не проси прощения. Нам... нам многое нужно наверстать. 
- Спасибо. Ты... ты выяснил что-то? - Вот он и задал этот вопрос. 
Карлайл долго молчал. - Пока нет, Эдвард. Я ищу ее. Просто чтобы понять, почему.... Я сообщу тебе. Обещаю. 

 

Боль, терзавшую Эдварда после бегства матери, он похоронил так глубоко в себе, что никто, даже Белла, не мог заподозрить, что сделали с ним последние события с участием Эсме. В минуты, когда что-то напоминало ему об этом он метался между яростью и печалью, выбивавшей почву из-под ног. 
Эдвард все чаще думал о собственном ребёнке. Белла мечтала об этом, и он был готов отдать ей все, даже жизнь свою. А был ли он готов к этому... Слепой отец, неспособный ни поддержать, ни даже увидеть малыша. Ещё одно бремя на плечах Беллы... Если только...
- Должно... должно сработать... Господи, помоги мне, помоги... Последний раз... 
Эдвард лежал в темноте, закрыв лицо локтем и сквозь зубы выталкивая из себя отчаянную, яростную молитву. 

Белла вошла, присела рядом. Отвела его руку от лица; от его вида сжалось сердце. 
- Прости меня, - прошептала она, склоняясь к мужу. - Эдвард... слышишь? Я просто не могла выдержать... когда ты заговорил об этом... Ты - моя жизнь, Эдвард. 
- Я не должен был вот так бросать это тебе под ноги. - Он оперся на локти, приподнимаясь, чтобы Белла могла устроиться в его объятиях. - Мы впервые поссорились? 
Улыбка тронула уголок его губ; потянувшись, Белла поймала ее, целуя. 
- Получается, что так. 
- Эдвард... Я знаю, что ты сделал и делаешь для меня. Я обещаю тебе быть с тобой каждую секунду... Я молю бога о благополучном исходе ради тебя самого. Ведь я обладаю уже этим даром - открывать глаза по утрам и видеть рядом с собой того, кого люблю всем сердцем. Я хочу, чтобы ты стал собой. Думай о себе, милый. Хотя бы эти дни. 

 

Белла мерила шагами опостылевший больничный коридор. Марта застыла у окна, сжав в кулаке носовой платок. На другом конце коридора появился Карлайл с пластиковыми стаканами в руках. 
- Кофе здесь омерзительный, - сказал он тихо, подавая стаканы Белле и Марте. - Но я не могу сидеть на месте. 
- Спасибо. - Белла придерживала стакан двумя руками. Ее била дрожь; она почти не спала ночью. Эдвард приехал в клинику накануне вечером для окончательного обследования; лаской и уговорами он заставил Беллу вернуться домой. 
- Ты приедешь завтра. Я буду ждать тебя, - шептал он, целуя ее. - Мне пора, детка. 
- Я так люблю тебя. Все будет хорошо. Держись. 
- Конечно. Люблю тебя. До завтра, малышка. 

Находиться одной в их спальне было просто невыносимо. Без Эдварда, без его голоса, просто без того, чтобы ощущать его рядом. Марта приготовила что-то, к чему обе едва прикоснулись, умирая от тревоги. Белла видела, как Марта украдкой утирает глаза. 
- Глупо, да? - сказала она Белле. - Я понимаю. Извини, дорогая. 
- Нет. Марта, нет. Он... он сразу становится частью сердца. Эммет звонил уже три раза. Его отец не находит себе места. И мы... Вокруг Эдварда столько любви. Эта операция сложная... А он едва окреп. Снова наркоз, снова восстанавливаться. Но ему нужен этот шанс. Я повторяю себе это. 

Они ждали около трёх часов. К исходу третьего часа к ним подбежал запыхавшийся Джеральд. 
- Скоро закончат. Все будет хорошо, Беллз. Осталось совсем немного, я говорил с коллегами. 

Ещё через полчаса все закончилось. 
- К вечеру вы сможете навестить его, - сказал пожилой профессор-нейрохирург. - Мистер Каллен останется здесь на десять дней. Вы его жена? 
- Да, профессор. 
Тот улыбнулся. - Шансы высоки. Если все пойдёт так, как мы рассчитываем. 


Вечером Белла тихонько открыла дверь палаты, погружённой в полумрак. Эдвард лежал спокойно; его дыхание было ровным. Верхнюю часть лица закрывала повязка. 
Присев на стул, Белла взяла его руку. По привычке приложила пальцы к запястью, измеряя пульс. 
- Мой хороший... Я люблю тебя.
- Привет. - Его голос звучал чуть хрипло. Губы дрогнули в улыбке. 
- Я разбудила тебя? 
- Нет. Белла... - Эдвард чуть сжал ее пальцы. - Как ты? Ты не плачешь больше? Все хорошо, детка. 
- Я знаю. Все прошло прекрасно. Я так рада, Эдвард. Прости меня, пожалуйста. 
- Я не знаю, как выдержу здесь десять дней без тебя. - Ладонь Эдварда легла на ее колено, чуть сжала. - Я буду просить бога, малышка. Умолять. Требовать. Лишь бы увидеть когда-нибудь твои глаза... Твоё лицо... Я могу попросить тебя? 
- Все, что хочешь. Принести воды? Тебе плохо? 
- Нет. Все прекрасно. Белла... Поцелуй меня... 

 

- Как он? - Лиз замерла на пороге, приоткрыв дверь в кабинет Эммета. 
- Я только что говорил с Беллой. Все прошло хорошо. Эд в порядке. 
- Я так рада. За них обоих. Знаешь... Глядя на твоих друзей, понимаешь, что в этом мире... Есть за что бороться... Я не верила в такое, если честно. 
- Я тоже. - Эммет встал, подошел к двери. Взяв Элизабет за руку, привлёк к себе. - Поговори со мной. Ты сама не своя со времени поездки домой. Я сделал что-то не так? Все слишком быстро? Лиз... Послушай... 
Эммету было страшно. Эта девушка стала настолько дорога ему за это короткое время. Во время перелёта она рассказывала ему о своей жизни, о работе. Она, как и Эммет, рвалась в горячие точки мира, налаживая новостную работу. Как и он, пострадала во время перестрелки. У Эммета разрывалось сердце, но он понимал, что Лиз не потерпит сентиментальности. Она спокойно излагала факты - в этом была вся она. И все же они стали близки. Она оттаяла на торжестве в гостеприимном доме Эдварда. Под оглушительные аплодисменты она наголову разбила Дженкса в шахматы, с жаром обсуждала что-то с Карлайлом. На следующий день все встретились снова на ланч, уже в компании новоиспечённых молодожёнов. Крепко обняла Беллу, и они совершенно одинаково закатили глаза, слушая шутливую перепалку Эммета и Эдварда. 
Вернувшись в отель, Эммет молча опустил ее на постель; о том, чтобы снять с неё эту непривычную одежду, он мечтал двое суток. И вот тогда и случилось то, что, очевидно, и стало причиной ее изменившегося поведения. 

В полумраке гостиничного номера ее глаза мерцали; она низко наклонилась над Эмметом, тяжело дыша. Лиз была легкой и сильной; от ее прикосновений горела кожа. Она прошлась губами по его шее, чуть прикусила плечо. 
- Только не останавливайся... Не оставляй меня. - Эммет обхватил ее спину, прижимая крепче. - Я уже не смогу... без тебя... 


И вот сегодня она смотрела на него в упор. - Эммет, я не из тех, кто... Кто играет с чем-то важным... Поэтому... Скажи мне - что это? Ты и я? 
- Я сказал тебе то, что хотел сказать и вне постели, Элизабет. - От неприятного предчувствия сжалось сердце. - Я влюблён в тебя. 
Она вскинула голову. Ее губы чуть вздрагивали. - Ты... ты нужен мне, Эммет. Но...
- Что «но», Лиз? Ты несвободна? 
- Я совершенно одна. Просто, прежде чем продолжать, хочу, чтобы ты знал... Кроме панических атак и прочего... Я бесплодна, Эммет. У меня никогда не будет детей. Подумай, нужно ли тебе это. 
Эммет молчал; молчала и Элизабет. Когда она встала, чтобы уйти, он перехватил ее руку. - Я верен своему слову, Лиз. Не оставляй меня, прошу...

 

Как быстро бежит время...

 

Белла до сих пор не могла до конца привыкнуть к тому, что происходило в их жизни за  последний год.

Эдвард выдержал. Абсолютно все. Ещё одну операцию, давшую все же окончательный эффект. Медикаментозное лечение. Наградой им стали его слёзы, когда стало ясно, что серая пелена перед глазами, ставшая частью его жизни - в прошлом. Эдвард видел все ещё очень плохо; к вечеру зрение падало почти полностью, оставляя ему лишь смутные, размытые очертания, но он видел. 

А Белла видела того Эдварда, которого не знала до сих пор. В его глаза, на его великолепное, странное лицо вернулась жизнь. 
- Это ты... все только ты, - твердил он, не веря, когда впервые смог достаточно чётко увидеть свою жену. 

Это не меняло ничего. Невозможно было больше, чем любил он, любить эти глаза, это лицо со светлой кожей и ярким румянцем, появлявшимся от его прикосновений. Эту тёмную волну волос, тонкое, легкое тело. Эдвард знал ее, и для этого ему не нужны были глаза. И все же... 

Марта закончила свою службу в семье Каллен; прощаясь с ними, она смеялась и плакала, обнимая своего любимого подопечного и его жену, с восторгом глядя в глаза Эдварда. Они улыбались; тонкие лучики морщинок разбегались вокруг, а в них словно отражалась его щедрая, любящая душа. 
- Марта... Я не знаю, как отблагодарить вас. Вы не просто работали со мной... Вы спасли мне жизнь. Прошу вас, не забывайте нас. Вы - друг, член семьи. 
- Никогда, мой дорогой. Но теперь вы будете вдвоём. Вы заслужили все счастье на этой земле. 

В эти месяцы Эдварду казалось, что он просыпается после затяжного кошмара. А проснувшись, видит другой мир. Больше не было лжи, фальши, боли. Были операции, были моменты отчаяния, но он был счастлив, полон любви. Окружён любовью. 
Но все чаще в его сознании мелькало одно желание, сохранившееся из прошлой жизни. 

- Белла? Послушай, детка... Я хочу спросить тебя...
Они лежали в постели, но сна не было. Так часто просто обсуждали что-то. Белла повернула голову; Эдвард смотрел на неё в полумраке. Она знала, что муж почти ничего не видит сейчас, но его глаза искрились теплом и каким-то... нетерпением. 
- Что-то случилось? 
- Нет... нет, все прекрасно... Знаешь... Я хочу снова работать. 
- Работать? - Белла приподнялась, приблизила лицо к Эдварду. - Эдвард... Это так неожиданно... Мой хороший... Ты хочешь снова заниматься переводами? Но... ты недавно восстановился...
- Есть программы, которые помогут мне работать. И я буду обсуждать это со своим врачом. Я давно уже хотел освоить компьютер заново... но теперь у меня больше возможностей. А насчёт переводов... Я закончу одну книгу, над которой работал до... до несчастного случая. Потому что мне кажется, что лишь теперь я смогу понять то, чего априори не мог понять тогда. Я не чувствовал ничего тогда... Как я мог понять то, что переживают эти люди... 
- А потом? 
Эдвард улыбнулся. - Я хочу попробовать написать свою книгу. 

- Снова в действии? - Эммет сделал глоток из бутылки, глядя на рабочий стол Эдварда. Он вернулся в Лондон месяц назад, но лишь сейчас нашёл в себе силы встретиться с другом. 
- Да. Очень медленно. - Эдвард снял очки, крепко потёр ладонями лицо. - Работать по ночам я больше не могу. Да и днём многое приходится делать на слух. 
- Как тебе это удаётся? 
- Дорис не помнила себя от счастья, когда я позвонил ей, - сказал Эдвард мрачно, но его губы тронула полуулыбка. - Она связалась с миссис Кайто, автором книги. Она ждала моего возвращения. 
Эдвард покачал головой. - В этом - весь менталитет этого удивительного народа. Не сдаваться, надеяться, уповать на все возможные силы. Миссис Кайто прислала мне новейшую компьютерную программу для слабовидящих. 
- И Цугуми снова сводит тебя с ума. 
Эдвард улыбнулся снова, уже широко, ярко.
- Есть такое. Но мы снова станем друзьями. Осталось немного, Эм. 
- А потом? 
- Не знаю. Я больше ничего не загадываю. Хочу просто жить, любить. Видеть близких. 
Эдвард помолчал секунду, затем вскинул глаза, посмотрел на Эммета в упор. 
- Что случилось? 
- Почему что-то должно было случиться? Мой контракт истёк, Эд. Его и так уже продлевали. Теперь все. Вернусь в редакцию. 
- А Лиз? 
Лицо Эммета исказилось от боли. - Эд... Не надо...
- Она не смогла вернуться с тобой? 
- Не захотела. Я... твою мать... Эдвард, я сделал ей предложение... Я остался бы в Африке, в Китае, хрен знает где, только бы с ней. А она... Она не хочет быть мне в тягость. 
- Почему? 
- Она не может иметь детей. И считает, что не имеет права мешать мне иметь нормальную  семью. А я… Мне нужно… К черту все…
Эммет смотрел другу в глаза, зная точно, о чем он думает. Встал, отставил бутылку. 
- Прости меня. Я пойду. Если понадоблюсь, ты знаешь, где меня искать. Целуй Беллу от меня. 


Звонок телефона на рабочем столе заставил Элизабет Ривз вздрогнуть. Английский номер. Сердце тяжело ударило, ладони вспотели. 
Она поступила правильно. Абсолютно. Отпустить Эммета было практически невозможно. Но дать ему совершить ошибку было бы преступлением. Ему нужна полноценная семья. А ее жизнь - это ее жизнь. Одной. 
Она и так достаточно долго узурпировала его чувства. И позволила себе полюбить. Только вот....
Телефон не умолкал. Лиз подняла трубку. 
- Элизабет? Здравствуйте. Это Эдвард Каллен. Вы помните меня? 
- Эдвард... Конечно, помню, что вы... Как вы себя чувствуете?
- Все прекрасно, благодарю. 
- Как Белла? 
- Спасибо, хорошо. Лиз, вы не уделите мне несколько минут? 

 

- Эдвард... Я не знаю...
- Детка, я не мог иначе. Если бы не Эммет, тебя бы не было рядом. Вспомни... Он помогал тебе. Это же Эммет впустил тебя тогда, когда ты впервые приехала к нам... Когда готовила паэлью... Он ведь говорил с тобой... о нас...
Белла обняла Эдварда, уткнувшись лицом ему в плечо, покачала головой. - Я помню. 
- Он не уставал твердить мне, что я не имею права решать за нас... И был прав. Я должен был попытаться поговорить с Лиз, потому что знаю, насколько плохо обоим. 
- Может, ты и прав. 
- Не знаю, Белла. Не знаю...

 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-571-1
Герои Саги - люди irina_vingurt Маришель 64 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Я ненавижу отсутствие стыдливости. Мне становится скучно, когда люди хвастаются своим телом. Секс и чувства идут у меня рука об руку."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 11
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Higth Life / Высшее об...
Фильмография.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
Последнее в фф
❖ Водохлёбчик
Стихи.
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Голос. Эпилог.
Герои Саги - люди
❖ Голос. Глава 23. Заклю...
Герои Саги - люди
❖ Голос. Глава 22
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. "Под ноль+"/Берлинале
4. Эрик/Космополис
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 251
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 7
Пользователей: 3
elen5796 Camille Olga5974


Изображение
Вверх