Творчество

FUCKING PERFEKT. Глава 7. Часть 3
06.12.2016   19:02    
FUCKING PERFEKT
ГЛАВА 7. ЭЙДОН
Часть 3

Роберт


Прибыв к прудам, я первым делом направился к своему любимому раскидистому дубу – указал своему камердинеру, что именно тут у меня и будет проходить сегодняшняя «рыбалка». Пока Лари раскладывал и подготавливал, я с некоторым интересом сделал пару шагов в сторону братца и его слуги, эти двое особо правильных в натуре раскладывали снасти! Во больные-то, какой же нормальный мужик на рыбалке рыбу удит?! Этим занимаются или дети, или если уж совсем хреново и хочется в одиночестве пожалеть себя ненаглядного. Правда, есть ещё вариант – такой подвид мужчин, как мой брат, то есть совершенный придурок по жизни, который упёрто делает то, что пообещал своей супруге! Посмотрел я на этот бурно цветущий идиотизм и вернулся к Лари, который уже всё подготовил и смирно ожидал моих дальнейших указаний.
- Наливай и садись со мной! – чёрт побери, но, похоже, это единственный человек из прислуги с которым я могу спокойно сидеть за одним столом, и меня при этом не подташнивает!
Лари почтительно поклонился, разлил вино по большим глиняным кружкам, подал одну из них мне, очень осторожно присел на краешек покрывала (он прекрасно знает, что я не большой любитель дружеских отношений с прислугой, хотя его это в общем и в целом не сильно касается, для меня он практически член семьи, хоть и не равный!), осторожно раскрыл один из хорошенько укутанных горшков (мама моя! - какое ароматное мясо! Мара сегодня превзошла сама себя!), на чистую миску выложил хороший кусок свежего хлеба и только после этого сам поднял свою кружку и застыл, в ожидании моей реакции. Я благожелательно улыбнулся:
- За рыбалку! – я подмигнул ему, - Глядя на этих двоих, думаю, мы вернёмся с отличным уловом!
И я натурально накаркал. Форель в этом пруду, похоже, очень давно соскучилась по благородным удочкам! Всего через какой-то часок-полтора Аарон наловил с дюжину крупных рыбин.
- Куда нам столько рыбы, Аарон? – рассмеялся я, мне было смешно просто до безумия! Молодое вино Итала всегда очень крепкое, хоть и быстро выветривается, а я уже успел влить в себя четыре не слабого размера кружки и медленно отхлёбывал из пятой.
- О! – братец, наконец, повернулся в мою сторону, его брови удивлённо поползли вверх при виде меня и сидящего рядом со мной слуги, - Может и хватит! Тем более, - он сунул удило слуге и огромными шагами направился ко мне, - Если я не пригляжу за тобой, у нас возникнут сильные проблемы с твоей транспортировкой!
Я опять расхохотался:
- Это тебя с места не сдвинешь! А меня даже женщина поднимет, я же «изящный»! – я отсалютовал ему и сделал ещё один большой глоток, Лари сразу сунул мне в руку здоровенный кусок пирога с мясом, - Вот, заметь, Аарон, я закусываю! – и образцово-показательно откусил от пирога, - Вкусно, кстати!
- С ума сойти! – усмехнулся он, усаживаясь рядом со мной, и указывая пальцем на пустую кружку, - Полную, - кивнул он моему камердинеру.
Мой слуга выполнил его приказ и с весьма почтительным видом отодвинулся от нас подальше.
- Джо! – крикнул мой правильный братец своему облезлого вида прихвостню, - Сматывай снасти, пакуй рыбу и можешь с Лари устроиться на ужин вон там! – он указал на весьма впечатляющие своей пушистостью кусты ивы, что находились и близко и одновременно не очень от моего излюбленного дуба.
Мой камердинер для верности (вот что значит порода настоящих слуг!) посмотрел на меня, я кивнул ему, согласившись таким образом, что он свободен на некоторое время, и только после этого Лари убыл раскладывать для себя уже второй, а для этого парня Джо, первый ужин! Эдакий пикник для плебеев! Забавно! Но мой Лари так себе плебей…
- Тебе хватит! – оборвал мои мысли Аарон и грубо отобрал у меня кружку с вином, - Я обещал твоей жене, что ты на самом деле будешь рыбачить! Будет несколько неудобно, если я привезу тебя в виде хрен пойми чего, но только не мужа!
Вот гад! Вечер, плавно переходящий в ночь стал совершенно не томным и скучным. Я откинулся спиной к дереву и удобно раскинул ноги – хрен с тобой, пей в одно лицо, раз тебе так больше нравится! Чёрт, даже я один пить не могу, а этому – хоть бы хрен! Бездонная, здоровенная, амбаловидная груда мяса – вот кто ты такой!
- Ты обиделся? – усмехнулся этот изверг и подмигнул мне.
Если честно признался, то да, я, в конце-то концов, уже давно не мальчик и как бы норму свою примерно знаю!
- Если ты боишься, спешу успокоить – со мной всё нормально! Со мной был Лари, а уж он-то ничего бы не допустил! – надеюсь, сказал я это язвительно.
- Не дуйся, - улыбнулся мне этот Иуда, - Мы все знаем, каким ты бываешь умницей, если захочешь! – глумливо рассмеялся он.
Достал подкалывать, здоровенный буйвол! Бля, и чего это я вдруг такой обидчивый стал? И я просто так, по братски, послал его по всем известному адресу:
- Пошёл ты на хер!
- Во! Узнаю своего младшего братишку! – обрадовался Аарон, - А то гляжу на тебя и собственным глазам не верю – ты это или не ты?
- Хочешь сказать, ещё больше похудел, да? – хмыкнул я.
- Нет! – еле выговорил он с набитым ртом, - Классная у тебя повариха! И где ты их таких только находишь? – он проглотил, запил вином и тихо добавил, - Ты сильно изменился за эти три месяца, Роб. Ты стал каким-то, - он начал усиленно подбирать слова и морщить лоб.
Ну, живее же, каким я стал таким, что не таким? Я обратно взял свою кружку с вином и сделал из неё порядочный глоток. Думай живее – мне же интересно! Наконец, он разродился:
- Если бы ты был женщиной, я бы сказал – томным!
Я поперхнулся печёным яблоком. Томный?! Я?! То изящным обзовут, теперь вот ещё хлеще – томный! Это на что, интересно, эта наглая рыжая морда намекает? Что я – садомит?!
- Если что, я мужиков не люблю! И не надейся! – выпалил я в оправдание своей новой загадочности.
- Да я не об этом… Ну не про это я, короче! Не сбивай меня с мысли! – ётп, да у тебя ещё и мысли есть? Так изрекай! - Ты не то что как чужой стал, но вот что-то в тебе такое появилось, чего я никак понять не могу, - начал он опять насиловать собственные мозги, - Твои глаза, Роб, - да чёрт тебя дери, глаза-то мои тебе на кой сдались? – Тебя что-то мучает? – и замолчал, родил, похоже, свою гениальную мысль! – У вас с Вероникой опять проблемы? Знаешь, мне она показалась вполне довольной, у вас наладилось или я не прав?
Да хрен её знает – довольна она или нет? Я такие вопросы себе не задаю, а ей – тем более! Во всяком случае, в постели она ведёт себя очень даже! Не думаю, что я её не удовлетворяю, а вот она меня… Нет, не совсем… Жить постоянно с одной женщиной скучно, за последний месяц я в этом убедился на личном опыте! Как бы не была горяча подружка – мне всё равно требуется разнообразие. И пусть я прекрасно знаю, что все бабы устроены примерно одинаково – ну не вставляет меня каждый день одна и та же «малышка»! И насчёт наладилось – это да!
- Наладилось, - кивнул я, - Она перестала ерепениться и смирно сидит на том стуле, на который указал ей я!
- Роб? – он слегка толкнул мою ногу своей, - Я спросил тебя о том, что тебя мучает? Какая новая блажь завелась в твоей голове?
- Да никакой! – на полном серьёзе наврал я.
- Я не верю тебе.
- Твоё право! – буркнул я.
- Ты спишь с кухаркой…, - тихо сказал Аарон.
- Я с ней не сплю! – усмехнулся я, - Сплю я со своей женой, как и полагается, а с кухаркой я тупо трахаюсь для разнообразия!
- Вероника любит тебя, - проговорил Аарон, внимательно наблюдая за мной.
Я хренею, какая проницательность! И вообще – к чему этот разговор? Очередная попытка призвать к знаменитой совести Маннерсов? Да имел я её во всех позах, эту вашу совесть!
- Ты это всё к чему, Аарон? – главное говорить ровно, без раздражения, - Хочешь воззвать к совести и чести? Да в пизду их обоих! Когда я буду стар, и мой дружок откажется вставать даже при виде самой расчудесной киски, мне будет очень больно вспоминать об упущенных возможностях! Полагаю, ты тоже начал задумываться об этом, не так ли? Ну вот такой вот я! Ну не сошёлся для меня клином Свет на моей жене!
- Ты сильно недооцениваешь Веронику! – вставил он уже не так патетично, скорее уже, чтобы сразу не сдаться.
- О, да! Все знают мою жену! Но живу-то с ней я! – я сделал ещё глоток вина, - И, поверь мне, у неё есть недостатки, она вовсе не такая ангелоподобная, как кажется со стороны!
- Единственный её недостаток – это глупая любовь к тебе! – фыркнул он.
- Это самый незаметный её недостаток! – рассмеялся я, - У неё есть и похлеще! Все девки имеют недостатки! К примеру, твоя Андреа, - я усмехнулся, - Она чудесная жена и мать, но её длинный язык – это нечто! А что Вероника? Она слишком много думает о том, о чём ей, как женщине, думать не положено! Да и хозяйка она, мягко говоря, никакая. Замок держится исключительно на таланте домоуправительницы, - я вздохнул и с виноватым видом развёл руками, - Вот такая она у меня звезда, но уж что есть, тем и пользуюсь! Как-то так.
Ну вот, я это сказал! Спасибо, брат, мне действительно стало легче! Теперь и ты знаешь – что конкретно я никогда не приемлю в собственной жене. Меня бесят женщины, сующие свои длинные носы в мужские дела, да ещё рассуждающие о том, как эти дела должны делаться! Всё. Хватит. Я подхватил кувшин с вином, подлил себе и Аарону:
- Довольно о грустном! Давай выпьем за то, чтобы задуманное на завтра сбылось! – предложил я и подмигнул ему, - Ты мило развлечёшься, а я улажу кое-какие дела…
- Отлично! – кивнул он, - Единственное, я никак не могу взять в толк, так это – какие у тебя могут быть дела в Честере, ну, кроме очевидных, - он тоже подмигнул, - Ведь все, кто тебе нужен, сами приезжают в Эйдон к тебе?
Нет, на этот вопрос я тебе точно не отвечу – меньше знаешь, крепче спишь, дорогой мой! А потому я отсалютовал своей кружкой:
- Успокойся, честь и совесть Маннерсов не пострадает! За нас! И за твоих чудесных девочек!
…Вернулись в Эйдон мы где-то в районе полуночи – Вероника и Андреа всё ещё сидели в большом зале около камина, тихонько о чём-то переговаривались и что-то вышивали. Услышав нас, обе с большим подозрением уставились в нашу сторону – что не ожидали нас с рыбой увидеть? Да я сам бы не ожидал себя с этой холодной скользкой дрянью увидеть после рыбалки! Сюрприз, девки! Мужчины с рыбалки вернулись с уловом и на своих двоих! Можете бежать свечки ставить кому там полагается в таких случаях!
- Почему ты до сих пор не в постели, дорогая? – я, стараясь не дышать, быстро «клюнул» жену в волосы, - Как наш малыш? – потом я сразу обернулся к невестке, - Леди Андреа! – легкий наклон головы и сразу в сторону.
Умница, Роберт, они, вроде не заметили, что ты слегка порядочно выпивши! А вот и пиздец, который подкрался незаметно – Аарона качнуло, когда он удумал поцеловать ручку моей супружницы! Не, вы как хотите, а я – баиньки! У меня завтра очень насыщенный день будет, если мне повезёт, и я окажусь прав!
- Дорогая! – я, как мог, галантно, но на самом деле, скорее всего, грубовато, потянул Веронику, - Тебе давно пора отдыхать! – и потянул её за собой.
Что-то меня сильно завела эта её сегодняшняя покорность – как только мы поднялись в её спальню, я не сдержался, вышвырнул буквально за шкирдяк эту настырную Пейдж:
- Я хочу тебя…
…С первыми лучами солнца я, как обычно, проснулся – Вероника спала рядом, крепко уцепившись за мою руку. Блин, как бы её отодрать и не разбудить при этом? Этой ночью она была просто великолепна! Но я всё равно хочу встретиться с Нэн в чудесном лесном коттедже, который недавно закончил оборудовать для нас с ней совсем рядом с Эйдоном. Мне не терпится! Я хочу «большую игру»! Я устал…Устал был таким до дури правильным! Видит Бог, я пытался, но это сильнее меня! Моя душа, как обычно, терпит полное поражение от моего бренного тела! Да и хрен с ним! Всё равно я хочу быть уверенным, что не за так просто варюсь в кипящем масле Ада! И я попытался осторожно отобрать свою руку у жены. Вот и славно! Аревуар, милая! Я легонько поцеловал её губы – сейчас бы её трахнуть самое то, пока она такая вся «пушистая» со сна, но – мне надо спешить, а то вдруг нужный мне человек успел уйти из Честера и мне придётся гнаться за ним хрен знает куда?
- Мы вернёмся к ночи, распорядись, чтобы Мара приготовила пирог с ягодами, как я люблю!
- Ты точно сегодня вернёшься? – блин, она выглядит натурально удивлённой, я её что, разочаровал таким заявлением?
- А ты хочешь, чтобы я задержался в Честере? – я игриво прикусил мизинчик на её ручке, - Моё аппетитное яблочко не хочет видеть своего мужа?
- Роберт, прости меня! – испуганно пролепетала она.
У, блядь, когда она прекратит передо мной извиняться? Но я сдержался:
- Ну что ты? Я же не сержусь, моя маленькая! – рука сама потянулась погладить этот чудесных округлый животик, в котором растёт мой малыш, моя доченька, моё солнышко…И почему все хотят, чтобы ты, моя золотая девочка, оказалась мальчиком?
…В Честер мы с братом прибыли до полудня, там я отправил Лари снять для меня в таверне «Красный Бык» самую лучшую комнату, после чего он может считать себя совершенно свободным до вечера. Аарон с удивлением посмотрел на меня, но спрашивать ничего не стал, надо думать, до него дошло, что я всё равно ничего ему путного не скажу! Леди Роксалана и её подружка леди Ингрид встретили нас очень радушно, но я сразу, прямо с порога, заявил, что не останусь даже попить чаю! Ингрид, нахалка такая, всё же оттащила меня в уютный уголочек и попыталась пособлазнять, но, я, как сам не знаю какой мудила, был твёрд не только в лосинах, но и в своём намерении покинуть этот гостеприимный дом!
- Мой лорд, - проворковала эта высококлассная шлюха, - Неужели в нашем городке появилась женщина, укравшая тебя у нас?
- Нет! – рассмеялся я и помял пальцами её подбородок, - Я просто немного занят сегодня, милая моя!
- Неужели достопочтенная графиня Эйдон своим интересным положением уняла твой пыл, мой мальчик? – продолжила она допытываться.
Это она зря сказала. Всё, что угодно, но моя семейная жизнь – не твоё свинячье дело!
- Отъебись, - незлобливо проурчал я и мило ей улыбнулся, - Я приеду к вам через пару недель, когда буду свободен! – пообещал я и одарил слегка ошалевшую леди весьма горячим и многообещающим, на мой взгляд, поцелуем.
- Какой ты сегодня сердитый хам! - надула губки Ингрид, - Но я тебя, как всегда, прощаю! – и сунула мне для прощального поцелуя свою тщательно ухоженную когтисную лапку, - Мой Снежный Барс! – она игриво провела по моей шее ногтями.
Блядь, как я хочу остаться!!! Но я действительно не могу! Не могу! Он может уйти в любой момент и неизвестно, когда я смогу вновь напасть на его след!
- До встречи, моя королева! – прошептал я и довольно грубовато отпихнул начинающую надоедать мне женщину, - Аарон! – я уже был в гостиной, где братец с очень целомудренным видом пил чай с леди Роксаланой, - Ты знаешь, где меня найти вечером! Я оставляю тебе Нортуга! – я повернулся всем корпусом к шалавам и изобразил на губах что-то вроде вежливой светской улыбки, - Леди! – и, быстро развернувшись, чтобы однозначно не передумать, выскочил из дома.
Я остановил коня брата у церкви святого Бартоломео, спрыгнул с него, одной рукой бросил поводья какому-то местному служке, другой ему же всучил кошель с серебром:
- Граф Эйдон жертвует братии на дрова на зиму!
Монах попытался поцеловать мою руку, но я ловко увернулся – ну не люблю я, когда мужчина целует меня! Даже руку!
- Отец Себастиан ещё тут? – спросил я, он молча кивнул, - Будьте так любезны, святой отче, найдите его, я хочу ему исповедоваться, - я смиренно приклонил голову, монах перекрестил меня, кивнул и быстро пошёл куда-то в сторону колокольни.
Он тут! Я со вздохом перекрестился, поцеловал крест на своём перстне и смело шагнул под своды церкви. Как же тут холодно и темно! На свечи им, что ли, ещё сделать пожертвование? Я огляделся по сторонам, удивительно, но глаза быстро привыкли к серому полумраку, царившему вокруг. Так, мне – туда! И я бодро, не обращая внимания на сидящих на лавочках прихожан, направился к призывно открытой дверце в исповедальную кабинку. Я плотно прикрыл эту чёрную, маслянисто поблескивающую дверь, уселся на узкую жесткую лавочку и уставился в мелкие дырочки, проделанные в дереве… Как долго тянется время… Я ждал целых девять лет, но эти минуты куда длиннее! Нет, я не хочу видеть, как он приближается! Я опустил голову на руки… Боже! Я так часто представлял себе эту встречу и вот теперь не знаю – что я ему скажу? Как мне покаяться в моих грехах?
- Слушаю тебя, сын мой! – этот тихий голос буквально ударил меня, как всё равно хлыстом поперёк спины! Это он! Мой первый духовный наставник, отец Иоахим…
Чёрт! О, Господи, прости! Я перекрестился. У меня пропал голос и я с трудом выдавил из себя:
- Отец Иоахим, это я…, - мне, наконец, хватило духа поднять голову и посмотреть в дырочки. Как он изменился! Он совсем старик! Худой, седой, маленький старичок!
Видимо, он почувствовал на себе мой взгляд и тоже поднял голову, чтобы посмотреть в мои глаза… А глаза у него всё такие же – теплые, карие, слегка смешливые… Он с удивлением некоторое время смотрел на меня, потом на его глазах появились слёзы:
- Это ты, мой маленький мальчик? – одними губами проговорил он.
Он всегда, сколько я себя помню, называл меня «маленьким мальчиком»! Помню, я очень на это сердился, а он в ответ смеялся и в наказание сажал меня переписывать очередной лист Святого Писания…
- Я… Я хочу всё знать…, - шепнул я.
- Не здесь, - тихо ответил он.
- Таверна «Красный Бык», я буду ждать вас там, святой отец!
Он усмехнулся:
- А как же исповедь? Граф Эйдон дорого заплатил за неё!
- Графа Эйдона от Гиены Огненной навряд ли спасёт исповедь! – ответил я.
- Но Роберту Томасу Маннерсу она явно не повредит! Исповедуйся, скверный мальчишка! – строго проговорил он, но глаза его продолжали как бы смеяться, - Мне ты можешь сказать всё, я тебя внимательно слушаю! Тебе сразу станет легче…
Я некоторое время помолчал, собираясь с мыслями, а потом меня как всё равно прорвало, и я начал буквально взахлёб рассказывать ему о себе всё подряд – и про отца с мачехой, и про мою беременную Веронику, и про Аарона с его дочками и придурочной женой, начал было про Ланкастера, но он меня остановил и велел говорить о душевном, тогда я, заикаясь и с трудом подбирая слова, чтобы они не были матерными, попытался поведать ему о своих связях с женщинами, в частности, с Нэн, которая, как не крути, но одной крови со мной… Кое как выдавив из себя кое-какие признания и на этот счёт, я на самом деле почувствовал себя значительно лучше – дикое напряжение, преследовавшее меня с того злополучного дня, когда мне объявили, что теперь я жених, как рукой сняло! Внезапно осознав это, я с каким-то непонятным облегчением заткнулся на полуслове… Так, в общем-то ничего толком и не рассказав…
- Достаточно, мой мальчик, - он вздохнул, - Ты всё-таки нашёл меня… Видимо, Господу нашему так надо, мы не можем противиться Его Промыслу…, - он ещё раз вздохнул, - Господь прощает тебе твои грехи и прегрешения, сын мой! – и перекрестил сначала себя, а затем и исповедальную кабинку, - Я сейчас же отправлюсь в таверну, - и поднялся.
Я ещё немного посидел внутри кабинки, потом вышел из неё – блин, сколько народу сегодня приволоклось в церковь! Массовое желание получить разрешение на Райское блаженство? Я молча вышел в огромные ворота на улицу, как же тут светло! Я вздохнул полной грудью – Господи, ты услышал меня, я нашёл его! Это действительно мой старик-духовник, с которым я, глупый обиженный мальчишка, не захотел даже попрощаться, когда он в ночь ушёл из Алнвика девять лет назад…
Получив поводья коня Аарона от того же монашка, я сунул ему ещё один кошель:
- Граф Эйдон жертвует братии на свечи! – и добавил, уже забравшись в седло, уже себе под нос, - Темно у вас в Храме Божьем, как в моей душе…
Служка поклонился, перекрестил меня вместе с конём, начал бормотать какие-то молитвы, но я не стал выслушивать его – я должен быть в «Красном Быке» как можно скорее! Хотя, отец Иоахим навряд ли отправится туда на лошади… Всё равно я должен быть там раньше него! Не знаю почему, но что-то меня туда гонит со страшной силой, задницей чувствую какую-то засаду! А своей заднице я привык доверять!
Прибыв в таверну, я первым делом направился к стойке, к хозяину – старому жадному козлу, который за лишний шиллинг при случае мать родную продаст.
- Милорд! – расплылся этот жирный боров, увидев меня, - Ваш слуга был так любезен заказать для Вас лучшую комнату моего скромного заведения! Смею надеяться, Вы и в этот раз не будете разочарованы нашим гостеприимством! Ванна уже поднята в комнаты! – он поклонился мне и подмигнул, - Какие будут распоряжения?
- Эль, хлеб, сыр и фрукты! И никого ко мне не пускать! И можешь не трудиться, я знаю, куда мне идти и как мне сегодня развлечься! – я развернулся, и направился к лестнице, ведущей на верхний этаж этого курятника, претендующего на звание приличного заведения.
Лари ждал меня в натурально самой лучшей комнате таверны – тут действительно есть не сильно большая, но чистая ванна, в окна вставлено настоящее стекло и даже есть занавески. Кроме того – стол, два хороших мягких стула и большая расправленная кровать с чистым бельём. Эдакая попытка изобразить знатный, дорогой бордель! И это при наличии в самом строении огромного количества крыс! Чёрт, впервые в жизни мне вдруг стало противно, я как будто со стороны посмотрел на свою жизнь – какая же я блядь! Я ни чуть не лучше тех шлюх, которым я плачу за сомнительно удовольствие иметь их потасканные тела! И как этот человек (я хмуро глянул на Лари) терпит меня столько лет?
- У тебя никогда не возникало желания уйти от меня? – спросил я камердинера.
- Вы хотите меня уволить?! – искренне удивился он.
- Нет, я просто хочу знать, каково это служить нянькой при таком раздолбае, как я? Ты ещё не устал от меня?
- Мне обидно слышать от Вас такие слова, милорд! – да он откровенно обрадовался, что я не собираюсь его вышвырнуть, - Это величайшая часть для меня быть Вам полезным! Клянусь, пока я жив, я буду рядом с Вами! – он встал на колени и опустил голову.
Блядь, поразительная верность! И чем я заслуживаю такой преданности? Может, просто плебейская кровь и ему пофигу перед кем прыгать? Но ведь и Том постоянно ворчит на меня, но всё мне прощает… И Аарон тоже всегда готов поддержать и понять… Мама… Нэн… Хитрый и беспринципный лис Ланкастер…Вероника, эта наивная дурочка… А я? Кому предан я? Я сам себе усмехнулся – а ты предан исключительно себе ненаглядному и горячо любимому! Да что ж это такое? Что за мысли, Роберт? Ты ведёшь себя, как беременная баба!
- Лари, - я поднял его с колен, - Извини… Это я так, чего-то вдруг нашло на меня непонятное… Направишь ко мне снизу монаха, - я подробно описал внешность отца Иоахима, - Закажешь в булочной пончиков полную большую корзину, купишь на рынке деревянного кролика, всё это сюда, а сам – свободен до вечера! Надо полагать, у тебя тоже должна когда-нибудь появиться личная жизнь! – я усмехнулся, - Когда ты у меня, наконец, женишься?
Он что-то невнятное начал бормотать про занятость и что не встретил подходящую женщину.
- Я приказываю тебе к Рождеству жениться! Свободен! – и указал ему на дверь, - И напомни этому жирному хряку, местному хозяину, чтобы никого ко мне не пускал! Я дико занят! – и я прямо в верховой одежде завалился на расстеленную кровать.
Лари со смущенной улыбкой поклонился:
- Ваша воля, милорд! – и вышел из комнаты, тихо прикрыв за собою дверь.
Я с чувством потянулся. Хорошо-то как! После долгой верховой езды так приятно расслабиться… И почему-то я абсолютно уверен, что он обязательно придёт – он никогда мне не врал (в отличие от меня). Я закинул руки под голову и закрыл глаза…
В дверь тихонько поскреблись. Что за чёрт? Я же ясно сказал – никого ко мне не пускать! А отец Иоахим навряд ли уже пришёл, да и не стал бы он так виновато скрестить!
- Какого дьявола? – довольно внятно и сердито пробурчал я.
- Ваш заказ, милорд, - раздался полупридушенный от страха девичий голосок.
Уйяяя, точно! Мой заказ! Надеюсь, мой духовник оценит его – я заказал только то, что они, эти святые люди, позволяют себе из пищи! Какой я внимательный – самому страшно!
- Давай! – крикнул я.
Дверь осторожно приоткрылась, в неё бочком, очень осторожно, стараясь не уронить тяжёлый поднос, вошла конопатая девчушка лет одиннадцати-двенадцати. Она с ужасом уставилась на меня, самым наглым образом возлежащего в одежде на огромной кровати. Новая служанка? Во всяком случае такой я тут ещё не видел – слишком уж мелкая! Хозяин обычно берёт девок постарше, чтобы и в постели клиентов развлекли, и по хозяйству могли помочь!
- Туда! - я указал одной рукой на стол.
Она, вся красная, потащила свой тяжеленный поднос к столу, осторожно поставила его, разложила принесённую еду, потом опустила голову, вцепилась в края своего передника и застыла там, как статуя, блин! Я дождался, когда ей хватило смелости поднять на меня глаза.
- Лови! – я бросил девчонке монетку, она её ловко поймала и сразу спрятала в карманчик передника.
И чего дальше? Чего она ждёт? Почему не уходит? Неужели это мелкое конопатое недоразумение – новая местная шлюха? Ох, бля, ебическая сила! Она меня что – соблазнить хочет? Чем?! Да у неё ещё даже сисек толком нету, и задница с кулачёк даже в широкой юбке!
- Чего тебе, девочка? – я еле сдерживал смех.
- Милорд, - еле выговорила она, - Хозяин велел мне…, - она ещё сильнее покраснела и вообще уткнулась лицом в собственный передник.
- Чего тебе велел хозяин? – я больше не могу, это нечто!
Я сейчас начну натурально ржать над этой ситуацией! Я - весь такой правильный, жду святого отца, морально готовлюсь к этому, а тут приходит малолетняя блядь и тупо пытается меня оттрахать!
- Скрасить Ваш досуг…, - еле расслышал я шёпот, за которым последовал всхлип.
Чего? Досуг мой скрасить? Ты?! Мне что, делать больше нечего, кроме как ебать малолеток? Я хоть и извращенец в некотором роде, но чтобы - детей? Нет, это точно не для меня! Я хотел уже выставить за дверь эту эротическую фантазию педофила, но она так быстро подскочила ко мне и сразу поцеловала в щёку – ну совсем, как меня чмокают мои племяшки при встрече… Однако… Я сел посреди кровати и внимательно посмотрел на девчонку:
- Тебе сколько лет, гетера недоделанная?
- Четырнадцать, милорд, - краснея, со слезами на глазах, ответила она.
- Не ври! Тебе от силы двенадцать! – резко бросил я и перебрался на край постели, чтобы быть рядом с ней, она буквально шарахнулась от меня в сторону.
Профессионалки так себя не ведут…И тут меня осенило! Она же девственница скорее всего! Мать твою! Она же ещё совсем ребёнок! В её годы есть девки рослые, как мои племяшки, а она-то – мелкая, недокормленная какая-то, что ли? Или болеет какой дрянью непотребной?
- У тебя уже были клиенты? – с подозрением спросил я.
- Нет, милорд, вы – первый…, - еле выговорила она.
- Почему ты тут? – она посмотрела на меня с величайшим подозрением.
- Сьюзи умерла, - пролепетала она.
Чёрт! Какая, к хренам собачьим, Сьюзи? О ком она?
- Кто такая Сьюзи? – строго спросил я и хлопнул по кровати рядом с собой, - Садись и перестань трястись, учти, меня твои прелести не прельщают!
Она робко присела на краешек и преданно уставилась на меня.
- Ну? – блин, я что, каждое слово клещами из неё тянуть должен? – Кто такая Сьюзи? – повторил я свой вопрос.
- Моя старшая сестра… Когда умерла мама, она нас кормила…, - и опять тишина, боится она меня, что ли?
- Нас – это кого? – пришлось задать наводящий вопрос.
- Меня и моего младшего брата Билли, ему восемь, милорд, но он сильный! Он с любой работой справится! – она с надеждой глянула на меня, - И он здоровый, милорд, совершенно здоровый и очень сильный! – повторила она, как монах мантру.
- От чего умерла Сьюзи? – спросил я и без того уже догадываясь, что сестра её была шлюхой в одной из честерских таверн, возможно, даже в этой, и я её, возможно, тоже когда-то имел, но совершенно не помню. Всё должно быть так! Или я ничего в этой жизни блядской не смыслю!
- Её позавчера случайно придушил клиент, - чуть не плача прошептала девчонка.
- Ясно. Не хнычь! – приказал я. Всё же я прав! - Значит, ты решила занять освободившееся место? Тебя саму-то как зовут?
- Сара, милорд, - чуть слышно выдохнула она, - Вы правда совсем не хотите меня, милорд? – и столько ужаса в глазах, что мне аж поплохело, выпорют её, что ли, если я её не трахну?
- Правда, девочка, я совершенно не интересуюсь маленькими девственницами!
И тут она разрыдалась! Да так, блядь, отчаянно – почти без голоса, просто буквально захлёбываясь слезами и трясясь всем телом! Я осторожно тронул её плечико – чёрт знает что! Телом назвать эти косточки можно с большой натяжкой!
- Не ной! – она попыталась кулачком зажать рот, но слёзы из её глаз так и продолжали литься сплошным потоком, - Заткнись, я сказал! – моё ангельское терпение на исходе!
Я резко поднялся с кровати. И что мне делать с этим тощим цыплёнком, на руках у которого ещё и «очень сильный» братец? Представляю себе этот силача! А она такая тощая, что первый же извращенец порвёт её, нахрен, пополам и она просто истечёт кровью! Фу! Кровь! Меня аж передёрнуло от отвращения. Я обернулся, и ещё раз посмотрел на девчонку…Она с ужасом смотрела на меня и старательно сдерживала буквально рвущиеся наружу всхлипы. А что? По рассказам отца, миссис Маршалл, которая была когда-то просто Мери, тоже пришла к воротам Итала почти полудохлым заморышем, но моя мама оставила её на птичнике, а теперь – что бы я делал без этой мудрой женщины?
- Что ты умеешь делать? – спросил я.
- Всё, милорд!
- Конкретнее! У меня предвидится большой окот у овец. Ты умеешь ходить за ягнятами?
- Да, милорд! Я умею, я всё умею! И мы с Билли очень мало едим, нам можно одну чашку супа на двоих давать! И спать мы можем прямо в овине! – она часто-часто закивала головой и поднялась с краешка кровати.
- Ну это ты уж загнула! Одну чашку супа на двоих! – рассмеялся я, - А как же твой сильный Билли? Сильному мужчине надо много еды! – она опять испугалась, да не трясись, дурёха! – В общем так. Сейчас спускаешься вниз, находишь там моего слугу. Моего слугу знаешь?
- Господина Роланда? Да, милорд, господин Роланд очень добрый человек! Он никогда не напивается и не дерётся!
Ещё бы мой Лари напивался и дрался! А кто бы меня, точнее, моё тело, отсюда вывозил, если бы мой камердинер тоже был в хлам?
Я кивнул, мол, молодец, и продолжил:
- Скажешь ему, что я велел тебя и твоего брата накормить и отправить в Эйдон к миссис Маршалл. Запомнила куда и к кому? – она кивнула, - Завтра в полдень, ты с Билли и миссис Маршалл явитесь ко мне в кабинет и я распоряжусь – кто и куда отправится! Осознала? – она опять кивнула и кинулась ко мне в ноги, начала обнимать колени, нести какую-то чушь о том, что я никогда не пожалею о своём решении, что Господь Всемогущий мне в помощь и всё такое, - Иди же, у меня и без тебя есть дела!- я слегка отпихнул девчонку, - Тряпки свои можешь не собирать, я всё равно велю всё сжечь, мне вши в замке не нужны!
Она опять часто-часто закивала, поднялась на ноги и бегом кинулась из комнаты:
- Милорд, Вы никогда не пожалеете, что взяли нас с Билли на услужение! Никогда, милорд!
Чёрт, меня это начинает напрягать, я махнул ей рукой:
- Иди, девочка, пока я не передумал!
Она сразу скрылась за дверью и я с облегчением вздохнул. А что? Только что я, совершенно за бесценок получил сразу двоих преданных слуг! И дело, надо думать – богоугодное… Отец Иоахим и мама должны мною гордиться! И, может, Господь Бог увидит это и поможет моей жене благополучно разродиться первенцем? Всё же девушка она у меня не совсем первой молодости – всякое может случиться… Могу и овдоветь внезапно – кто знает? Я к этому готов! Главное – чтобы всё было хорошо с ребёнком, в обратном случае – к чему выёживаться и пытаться «встать на путь истинный»? Один хрен, я же прекрасно понимаю, что моя жена уже в том возрасте, когда первые роды могут завершиться и не совсем положительно… Почти шестнадцать… А я бы хотел ещё детей! Один ребёнок – это не ребёнок, а наследник, детей должно быть много! Только тогда твой род никогда не прервётся! Иногда мне кажется, что я люблю свою жену, но, если поразмыслить хорошенько – она мне скорее любовница, чем любимая женщина. Это не правильно, но так уж получилось! Прости, Вероника, но свою настоящую и единственную любовь я встретил задолго до знакомства с тобой! А жениться на Нэн, к сожалению, я никогда не смогу – она не только старше меня, но и слишком, слишком родная! Да и не согласится она, даже если я опять ей это предложу, тем более теперь, когда я всё ей рассказал…Чёрт! Как же я её люблю! Мою дорогую Нэнси…Такую необыкновенно изысканную красавицу и умницу…
- Роберт, кто тебе разрешил в обуви лечь на кровать? – я даже вздрогнул от неожиданности, похоже, я задремал, растекаясь приятными мечтами о встрече с моей любимой подружкой.
Я быстро поднялся с кровати:
- Отец Иоахим! – и самый вежливый поклон головой, на который я спросонья бываю способен.
- Ты вырос в очень красивого мужчину, мой маленький мальчик, - улыбнулся он мне, - Красивого, умного и очень опасного мужчину, Роберт! Я предупреждал тебя, когда ты был маленьким, чтобы ты всегда соизмерял свою силу и возможности других людей!
- Святой отец, - я изобразил искреннее удивление и обеими руками указал на своё поджарое тело, - В моём теле не так уж и много силы!
- Не хитри, ты прекрасно меня понял! Твоя сила не в теле! Хотя, оно у тебя тоже даже излишне привлекательно и грешно для женщин! Твоя сила в разуме, в силе твоего несгибаемого духа истинного принца крови! И не перебивай меня, у меня крайне мало времени – ищейки Нортумберленда никогда не дремлют – уже завтра твой так называемый отец будет знать, что мы с тобой некоторое время находились в одной таверне! А я так за всю жизнь и не нажил себе высокого покровителя – за меня некому заступиться…
Это, надо думать, намёк? Моё предложение, надо полагать, будет принято?
- Можешь успокоиться – сегодня папенькиных тружеников в Честере нет! Он приставил ко мне Аарона и свято верит, что тот ничего не упустит! – усмехнулся я, - Но мой брат меня никогда не предаст! Я в нём абсолютно уверен. Да и, собственно, не знает он зачем я сегодня приехал в Честер!
- Аарон… Он всё такой же благородный и честный? И всё так же верит всем и вся? – тихо спросил он.
- Что благородный – это да! Аарон чтит своё происхождение! К сожалению, у него нет наследника… Но они с женой ещё не потеряли надежду, и я в них тоже верю…
- Сомневаюсь, - тихо усмехнулся отец Иоахим, - Зная тебя, твои амбиции… Роберт, ты согласился на этот свой так называемый брак, чтобы отобрать у Нортумберленда герцогскую корону? Если у Аарона так и не будет наследника мужского пола, то ты или твой законный сын получит её, ты всё ещё ненавидишь лорда Персиваля?
- Нет, ты не прав… Бери выше, святой отец! Зачем мне какое-то северное герцогство, когда в скором времени моим станет богатый и плодородный Корнуолл? А мой сын может получить значительно больше, у него точно не будет вопросов к происхождению!
Святой отец истово перекрестился и сел на один из стульев:
- Ты подтвердил мои самые худшие предположения, мой мальчик, - прошептал он, - До меня доходили некоторые слухи…
Как же, доходили до тебя слухи, старый пройдоха! Да ты лучше всех знаешь, что Эдуард болен, а Генрих уже спит и видит себя на престоле! Ну уж нет, я не упущу своего шанса сделать своих потомков хозяевами этого грёбаного острова! И не надо меня упрашивать простить Нортумберленда за его скотское поведение в отношении моей мамы, которое привело к тому, что мне в отцы прочат хрен пойми кого, чуть ли не его же оруженосца! Мне! Истинному наследнику Эдуарда! Боюсь, на моём лице что-то отразилось не слишком покорное, и отец Иоахим строго постучал пальцами по столу:
- Прекрати злиться, Роберт! Только твой холодный разум и твоё вечно холодное сердце могут помочь тебе осуществить задуманное! И не говори мне, что ты задумал – я догадываюсь! Ты слишком умён, чтобы сейчас вклиниться в борьбу за Корону! Я уверен, что ты уже давно всё для себя решил, и твой дядя навряд ли без твоей поддержки что-либо сможет сделать… Он хоть и хитёр, но в нём нет твоей наглости, Роберт, той прыти, с которой ты ввязываешься в очень мутные дела, из которых всегда получаешь хорошую прибыль! Думаю, он часто обращается к тебе по всяким запутанным вопросам?
- Бывает, - кивнул я, и быстро сменил тему разговора, - А почему ты решил, что мой брак не настоящий, а именно «так называемый»? Я люблю свою жену! У нас к зиме будет ребёнок!
- Думаю говорить о том, что ты любишь свою жену тебе не стоит… Во всяком случае, мне, мой мальчик! – опять усмехнулся он, - Это ты специально для меня заказал обед? – он улыбнулся, - Я знал, что ты не оставишь меня голодным! – он отломал кусок хлеба и положил на него сыр, - Ты ещё помнишь, что я люблю козий сыр, хитрый мальчишка! Да и не собирался ты исповедоваться! Я же тебя знаю! Ты и половины не сказал из того, что успел или собираешься натворить! – рассмеялся он, - Чего ты хочешь от меня? Ты же не зря гонялся за мной столько лет? У тебя явно есть какая-то цель. Говори.
Вот и настал тот самый момент, про который я могу сказать – ипать! Я дождался! Сейчас моё любопытство и упрямство будут вознаграждены сполна!
- Почему ты ушёл от меня? – выпалил я и уселся напротив него, - Ты исчез в тот же вечер, когда произошёл тот несчастный случай с мачехой…
Он быстро глянул на меня, потом долго жевал свой хлеб с сыром, я налил ему эля, он с благодарностью кивнул мне, отпил из кружки… Ну же! Я весь в нетерпении! Неужели ты знал?
- Милорд потребовал от меня, чтобы я пересказал ему твою последнюю исповедь, Роберт, - наконец, сказал он, - Я отказался, - он грустно улыбнулся, - А ты, стервец, ты даже мне не сказал, что собирался сделать! А если бы она насмерть разбилась? Нортумберленд землю носом рыл, чтобы найти того, кто натянул на лестнице тонкую конскую нить, да ещё в таком месте, ведь он посчитал, что это было покушение на его жизнь!
Ну, да… Скромно молча признаюсь – это была моя работа! Но нить была натянута не для сэра Персиваля! Нет! Я её натянул именно для Элизабет – этой сучки, из-за которой меня лишили матери!
- Он отправил мою маму в монастырь, чтобы жениться на этой шлюхе! – чёрт, я опять не сдержался!
Он с удивлением уставился на меня:
- Что? Роберт! Леди Элизабет всегда относилась к вам с Аароном, как к собственным детям!
- Я ей не сын! – прошипел я, - И мне плевать, как она ко мне относится, главное, как к ней отношусь я!
- Ты чуть не убил её, мальчик! – воскликнул этот святоша.
Что бы ты понимал?! Да когда я увидел, как папаша стоит на коленях перед ней, целует её руки, говорит, как он её любит и смотрит на неё такими глазами, я чуть не сдох от злости! Боже! Он никогда не смотрел так на маму! Какими он смотрел на эту полуобморочную глазами! Я никогда не забуду этого! Он специально опозорил и отправил маму в монастырь, чтобы жениться на её сестре!
- Сэр Персиваль ухаживал за леди Элизабет ещё до венчания с леди Шарлоттой! – быстро выговорил отец Иоахим.
Я не хочу этого слышать! Кажется, я закрыл уши обеими руками.
- Ты же хотел знать, мальчик, чего же ты вдруг испугался? – усмехнулся монах и тронул мои руки, - Открой глаза и слушай, - твёрдо приказал он, - Я знаю – в душе ты очень добрый мальчик!
- Нет, святой отец, я никогда не был добрым мальчиком! – прорычал я, - Ты даже не представляешь, до какой степени я ненавижу её до сих пор! Он мне безразличен, а вот она… Нет, я никогда не поверю в то, что она искренне любит нас с Аароном! Бог даже не дал им детей! Он не благословил их брак! Даже нас с Вероникой Бог увидел и дал нам ребёнка, а им – нет! Их брак – не от Бога!
- Глупость! Их брак был благословлен Небесами! – оборвал меня отец Иоахим, - Когда она упала с лестницы, она потеряла ребёнка! Ты убил его, Роберт!
Даже так? Чёрт! Я с облегчением выдохнул. Нет! Мне ничего не жаль! Может это и ужасно, но я – счастлив! Да! Я – счастлив! Счастлив тем, что эта тварь, из-за которой я и моя мама приняли столько оскорблений и унижений, была наказана! Пусть случайно, но я сделал это! Я отомстил ей за нас, мама!
Я с усмешкой посмотрел на монаха:
- Ты думаешь, я раскаиваюсь? – я рассмеялся, - Нет! Я просто невероятно счастлив слышать, что моя мама отомщена! Господь Бог есть! И Он – справедлив!
Отец Иоахим с грустью посмотрел на меня:
- Леди Шарлотта этого бы не одобрила, если бы узнала…
- А она и не узнает, об этом знаем только мы с тобой, святой отец, - улыбнулся ему я, - И я хочу, чтобы ты поселился в деревне рядом с моим замком Эйдон, там есть хорошенький маленький приход святого Бенедикта, там тепло, уютно, а священнику нужен помощник, - я ещё раз улыбнулся, - Ты нужен мне, отец Иоахим! Ты единственный, кто может придерживать меня… У меня много пороков и грехов, о которых я не могу сказать даже собственному духовнику! Я точно знаю, что каждое моё слово в исповедальне моей часовни заносится на бумагу и сразу отправляется в Алнвик! Милорд следит за каждым моим шагом… Теперь я знаю – почему! – я с облегчением глубоко вдохнул полной грудью, - Он до сих пор считает, что ту нить на лестнице натянул тогда я, либо кто-то по моей указке, но с целью убить его! – я рассмеялся, - Какой же он наивный! Если бы я хотел его… устранить, я бы этого добился несмотря ни на какие предосторожности с его стороны! Так ты вернёшься ко мне, чтобы молиться за мою грешную душу?
- Роберт! – остановил меня старый монах, - Ты говоришь страшные вещи! Услышь себя! Мне страшно представить, что творится в твоем сердце и в твоей душе! И я боюсь вновь стать твоим духовником, но, видимо, Господь того желает, раз уж Он свёл нас вновь, - он тяжело вздохнул, и это отличный признак, он явно согласен! - Когда-то я крестил тебя, - продолжил он, - Такого маленького, беззащитного…Ты был очень тих, даже ни разу не вскрикнул во время таинства, только сердито кряхтел время от времени… Да… Как быстро летит время! Кажется, это было вчера! А сегодня мой маленький мальчик уже взрослый мужчина, знатный, богатый лорд! – понеслось! Сейчас начнёт вспоминать сколько раз меня тошнило от его нравоучений! Как я спал над Святым Писанием! – Хорошо, я поеду с тобой, мне нечего терять, сэр Персиваль, конечно, будет в бешенстве, но я старый человек, мне нужен покой… И не думай, что я это делаю ради тебя, просто я уже стар, и мне трудно ходить по городам и сёлам от церкви к церкви! К тому же я просто не могу отказаться от покровительства самого графа Эйдон!
Естественно! Он меня прекрасно понял. Ну что, старый лис, ты выбрал жизнь? Я с улыбкой кивнул хитрецу:
- Будем считать, что это моя тебе благодарность за наставничество во времена моего младенчества, отец Иоахим! – я подхватил его тонкую сухую руку и поцеловал её, - Я тебя правильно понял? – в ответ он только тонко улыбнулся, он явно меня понял.
Вот и славно! Когда ты рядом – мне спокойнее, мои тайны должны быть рядом со мной! В обратном случае – они должны просто уйти в мир иной, случайно уйти, без покаяния! Прости, отец Иоахим, но уж слишком многое стоит на кону, я не могу рисковать будущим своих детей! А тебе действительно будет хорошо в деревенской церквушке, я позабочусь об этом, будь уверен. Я подлил эля в его кружку и налил себе.
- А ловко ты, отче, водил за нос моих ищеек! Надо же так обозваться – Себастиян! Мои ребята мозги свернули, пока до них допёрло, что ты взял имя прихода Алнвика! Уважаю! – я отсалютовал своему новому-старому духовнику и залпом выпил эль.
Чёрт, жаль, что ему нельзя вино! Мы бы с ним не хило посидели…
- Отче, я могу послать за твоими вещами?
- Всё, что у меня есть, я всегда ношу с собой! – рассмеялся он в ответ.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-480-1#315312
Собственные произведения. Фифти Солнышко 145 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...На необитаемый остров я бы взял книгу «Улисс» — потому что только там я бы ее прочитал."
Жизнь форума
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Флудилка
Anti
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 13
Гостей: 6
Пользователей: 7
natlav76 Ginger GASA LeLia777 Constanta nbrp Ivetta


Изображение
Вверх