Творчество

FUCKING PERFEKT. Глава 6. Часть 2
17.01.2017   14:02    
FUCKING PERFEKT
ГЛАВА 6. ИТАЛ
Часть 2

Роберт


Пока Вероника шла на поправку, я всё думал – куда нам отправиться – в Эйдон или сразу в Итал? Я внимательно наблюдал за ней – физически она уже вполне, но вот с головой – полагаю, тут есть море проблем! Она уже неделю, как гуляет по замку и в его пределах, мы с ней мило разговариваем, я трепетно держу её за ручку, умиляя своим ангельским поведением миледи и ебанутую невестку, которая смотрит на меня хоть и с некоторым подозрением, но явно побаивается. На днях должен вернуться Аарон, и мы можем отправляться отсюда, только куда? Она, конечно, льнёт ко мне, как течная кошка, но спим мы всё равно в разных комнатах! Стесняется? Боится? Не хочет? Насчёт последнего – очень сильно сомневаюсь! Ладно, тут у меня под боком Нэн, к которой я пару раз в неделю езжу днём расслабиться в её умелых руках, ну и несколько давних подружек-служанок, которые всегда, по первому свистку готовы скрасить мой утренний досуг вынужденно холостого мужчины, но я всё же жду, когда эта гордячка сама откроет мою дверь и предложит мне своё тело!
Решено – мы едем в Эйдон! Направлю записку домоправительнице в Итал, чтобы подготовила комнаты для меня и моей жены и ждала нас, о более точном времени приезда я сообщу позже. Вот ведь чёрт! Я могу взять любую понравившуюся мне женщину, но никак не могу заполучить в постель собственную жену! Абсурд! Но это очень заводит! К тому же я каждый вечер стал думать о Веронике почему-то не как о бабе, с которой можно переспать в своё удовольствие, а как о человеке, об отдельной личности, чего со мной отродясь в отношении женщин не случалось… Нет, вру! Моя мама и Нэн – вот целых две личности в женском обличии! И к ним я уже начинаю причислять Веронику! Мою маленькую наивную Нику…
Сегодня прибыл Аарон со своим отрядом и рыцарями Итала. Братец любезно сообщил мне, что все приграничные поселения шотландцев полностью сожжены и вырезаны, МакДугласа захватил Ланкастер, заявив, что отправит его на суд к Эдуарду, но на самом деле тихо отравил его и потом ходил и всё вздыхал, что - как же так? И чего такое приключилось со вполне здоровым мужиком? Сердце, наверное, не выдержало, как сказал его милость. Лекарь, блядь, со стажем! Я вообще всегда валяюсь с его заявлений после подобных случаев! Оксфорд, с его непомерным рыцарством, окрысился было, но потом, когда ему напомнили, что МакДуглас посмел покуситься на мою жену, сменил свой благородный гнев на милость и так же благополучно «забыл» о безвременно почившем приграничном лерде. Потом Аарон, краснея, извинился передо мной за поведение его, как он выразился, «неразумной» жены. Нет, дорогой мой, она у тебя как раз очень разумная! Прям, ума девать некуда! Чуть позже, уже в присутствии всех, брат с очень любезным видом подхватил свою драгоценную под локоток и повёл наверх – в их комнаты. На всякий случай я тоже поднялся в тот край замка – мало ли? Аарон только немного отошёл от жестокостей войны, как бы он свою дурищу не прибил случайно, с порыве-то вроде как нежности, уж больно «добрый» у него был взгляд, когда он выпил второй заздравный кубок. Нет, не зря я отправился наверх прогуляться! Я видел, как Аарон буквально втолкнул Андреа в их общую спальню и захлопнул за собой тяжёлую дубовую дверь. Я подошёл поближе и встал рядом с их комнатой – ну нет, я же не полнейшая скотина, чтобы подслушивать, как они трахаются (я и так знаю, что мой брат, когда не в настроении, или немного перебрал, может быть грубой скотиной), но я что-то сомневаюсь, что Аарон возжелал свою жену так внезапно – шлюх на пути войск всегда хоть отбавляй! И я не ошибся. Пиздец, что там началось, они орали, как сумасшедшие. Точнее, орала Андреа, а брат только время от времени вставлял какие-то реплики, но потом всё резко изменилось – Аарон резко громко гаркнул, что она – сука продажная, ни в грош не ставящая честь семьи и рода! А потом я услышал удар – точнее, звук пощёчины. Ну, это ещё ерунда – пусть немного ей дурь-то повыбивает! Я самодовольно усмехнулся – милые бранятся, только тешатся! О! Аарон пригрозил ей тем самым монастырём, в который по её же сплетням, я вскорости отправлю Веронику, если она, то есть Андреа, не изволит разродиться в ближайшее время младенцем мужского полу! А вот это ты правильно – так её, суку! Ещё одна звонкая оплеуха! Потом – гулкая тишина. Вот это мне уже не нравится, я подошёл ближе, подпёр дверь собственной спиной и весь обратился в слух. Брат что-то шипел, его жена только как-то полупридушенно всхлипывала и постоянно повторяла: «Прости, любимый!». Думаю, я могу уходить – ничего страшного с невесткой не случится, сейчас он её трахнет самым грубым образом, на который способен, и, оставив тут рыдать и умываться соплями, спустится в большой зал, где вовсю идёт пьянка! Чёрт, нажраться, что ли тоже? И я спустился вниз к своим друзьям – ну, что, ребята, как тут у нас дела? Я быстро нашёл глазами папашу, который тоже с великой настороженностью смотрел на уходящего из зала Аарона с женой, я улыбнулся ему краешком губ и вежливо кивнул, давая понять, что ничего страшного – ваш наследник с женой делают вам внука! Его трижды драгоценная светлость облегчённо улыбнулся и приветственно поднял в мою сторону свой кубок. Я сел на своё место рядом с женой, она тоже настороженно посмотрела на меня:
- Всё отлично, дорогая! – заверил я и её. - Ты не устала? – какой я вежливый, аж самому противно, но женщины такое обращение просто обожают. - Тебя проводить в твою комнату?
Она согласилась, что уже поздно и да, она хотела бы отдохнуть, я поддержал её в этом порыве, сказав, что завтра надо собрать вещи, а послезавтра с утра мы отправимся в Эйдон. Вероника немного растерялась, но, согласилась с тем, что нам пора домой. Я кинул в рот горстку орешков, поднялся и подал ей руку. Мы поднялись наверх, я проводил её прямо до кровати. Ну, что? Хочешь, я останусь? Молчит. Хорошо. Пойду тупо пить со своими ребятами! Увидимся завтра вечером, дорогая жена, мать твою! Я развернулся и молча вышел из её спальни. И чего я, собственно, расстроился? До утра я могу делать всё, что придёт в голову, и никто не посмеет меня остановить!
Полдень следующего дня встретил меня крайне неприветливо – но мой Лари всегда знает, когда я изволю очнуться, и он, как обычно, для начала подставил мне медный тазик, после чего умыл и накормил горячим куриным бульоном… Жесть, а ведь я полностью голый! Я был с женщиной? Тут?! Я хмуро глянул на камердинера, он понял меня без слов:
- С двумя, - тихо доложил он.
Уй, бляяя…Удивлён, что тут до сих пор нет папаши с душеспасительной речью!
- Ванну! – скомандовал я, - Срочно, хоть холодную!
Оказалось, и ванну мой Лари уже приготовил, и она даже тёплая! Господи, как же болит голова… Но сначала обязательно надо тщательно вымыться! Чёрт, у меня на левом предплечье охеренный засос… Камердинер старательно вымыл меня, сменил простыни в постели, и я прямо мордой вниз рухнул в мягкую, свежевзбитую, перину. Спать! Не трогайте меня!
К ужину меня разбудил Аарон, пришедший навестить мою очень страдающую от похмелья личность. Лари любезно оставил нас втроём – меня, моего брата и чашку крепкого куриного бульона. Лучше бы он оставил мне кружку мерзкого тёплого вина с кардамоном и цитронами! Аарон внимательно проследил, как я с величайшим отвращением выпил бульон, и только после этого выдал классическую фразу о том, что мне совершенно нельзя пить! Можно подумать, я об этом не знаю? А чего мне вчера-то ещё было делать?
- Отъебись, - проворчал я, - и так муторно…
- Ты должен спуститься к ужину через час, отец его даёт в честь вас с Вероникой, и ты просто обязан на нём присутствовать! Твой отряд уже убыл в Итал, если тебя это интересует, конечно, - хмыкнул он.
Вот чёрт, ещё и ржёт над моими страданиями! Хорошо ему, коню стоялому – у него никогда не бывает такого жестокого похмелья, как у меня! Короче, я обиделся!
Он подсел ко мне на постель:
- Слушай, я с тебя удивляюсь, Роб! Вот сколько раз я не пытался сразу с двумя девками – ну, в смысле, когда дело доходит уже до этого самого, я просто не представляю – что делать? Что ты с ними делаешь?
Пришла моя очередь презрительно хмыкать. Чего я с ними делаю? Да ничего особенного! Если бы мне не было так мерзко, я бы рассмеялся.
- Трахаю!
- Догадываюсь, что не ручки целуешь! Я тебя о практической стороне спрашиваю! – фыркнул Аарон.
Ой, ну неужели мой образцово-показательный братец, наконец, сообразил, что его тело – не только боевая машина, но и источник невероятного удовольствия? От такой мысли меня даже стало меньше мутить! Или просто я уже отхожу от вчерашней попойки?
- А как же христианская мораль, дорогой мой? Ладно, - вроде как сжалился я над старшим братом, - если честно, я не знаю, как это получается, я просто разрешаю им делать со мной всё, что им вздумается! Эти сучки такие изобретательные, когда им хочется! Конечно, надо их подвести к состоянию абсолютного желания, но это опять же зависит от женщины – от того, что ей нравится! Бабы любят ласку, Аарон, и чем нежнее и бесстыдней ты ведёшь себя с ними, тем они сильнее хотят более интимного продолжения! Просто будь смелее в своих фантазиях, а всё остальное они сделают сами!
Всё. Доклад окончил! Не объяснять же старшему брату, который лично отвёл тебя к первой девке, которая учила тебя сиськи правильно держать, что и куда совать?
- Если хочешь, при случае в Честере встретимся я тебя к таким шалавам отведу – закачаешься, - коварно пообещал я. Интересно, он хоть раз видел, как лесбийские стервы трахают мужчину? Они ж хоть и любят друг друга, но мужика-то им тоже хочется для разнообразия, так сказать! Они такое вытворяют, что уму непостижимо, обязательно надо Аарона с ними познакомить. - Я дам тебе знать, когда туда поеду!
- Ты уверен? – с подозрением спросил он.
- Ещё как, такого удовольствия ты точно ни с кем не получишь! Девки так отжигают, что к утру у тебя такое ощущения, что ты неделю из седла не вылезал! – Ещё бы, эти сучки знают, что не каждый месяц им мужчина достаётся! - Не волнуйся, дорогой, - рассмеялся я, - Они здоровые, и даже считаются в городе приличными вдовыми леди!
- И где ты только находишь таких шлюх? – удивлённо протянул Аарон.
- Они сами меня находят, - фыркнул я. - Подай мне штаны, будь так любезен! – я получил своё нижнее бельё, - Не смотри на меня так, я, может, смущаюсь, - хмыкнул я, заметив, что он уставился на ярко красный засос на предплечье. - Если ты думаешь, что Вероника это заметит, то нифига! Мы с ней так и не спим вместе до сих пор! А к тому времени, как она изволит снизойти до меня, думаю, всё уже пройдёт! Лучше скажи, ты поговорил со своей женой?
Аарон откровенно смутился:
- А то ты не знаешь? Поговорил! И не только поговорил… Если что-то подобное ещё вякнет – не жди меня, выпори её сам, я её уже предупредил!
Я усмехнулся:
- После вчерашнего, - я подмигнул ему, - думаю, твоя жена забудет даже думать совать нос с мою постель! А её постель я советую тебе сильно расширить! А кем и где это сделать – я тебе всегда подскажу, обращайся, братец, я теперь всех блядей Честера знаю лично, спасибо собственной супруге!
На его лице на миг отразилось недоумение, и чего? Нет, а я что должен делать, когда хочу бабу? Сам себя трахать? А смысл, когда вокруг полно женщин, которые за несколько монет всегда готовы раздвинуть ноги?
- Как могу, так и живу, и нехрен меня учить, подай лучше одежду, чего я тут перед тобой в неглиже дефилирую?!
Он бесстыдно уставился на меня и заявил:
- Всё никак не пойму – чего в тебе женщины находят? Ни мускулатуры, ни в общем-то мужской красоты в тебе нет… Тощий, поджарый, лощёный какой-то! Опять же – не воин ни одним местом! А любая, на какую ты только не обратишь внимание, пойдёт с тобой!
Любая, говоришь? Да меня собственная жена к себе не подпускает! Эх, да чего уж тут говорить… Семейная жизнь у меня – не приведи Господи! Жена любит только себя и свой замок, ну, а мне приходится любить всё подряд, я же не импотент!
- Ты не знаешь, Вероника вещи упаковала?
- Да! Она и к тебе сюда заходила, но Лари ей сказал, что ты спишь, она не стала тебя будить.
- Какая заботливая супруга! – хмыкнул я. - Ну, я готов! Пошли, что ли?
…На утро мы с небольшим отрядом рыцарей Алнвика отправились в Эйдон. К вечеру острые башни замка были уже видны, сопровождающие нас распрощались и повернули обратно, а мы несколько ускорились – не хочется мне что-то напороться практически под воротами собственного замка на каких-нибудь недобитых Ланкастером придурков! Мы уже были на расстоянии выпущенной стрелы, когда ворота Эйдона распахнулись и из них нам навстречу побежали люди. Я сначала испугался и хотел поворачивать обратно – догонять папашиных вояк, но разглядел среди этих сумасшедших ребят с конюшен, и, собственно, стражников, которые должны сидеть на своих точках у бойниц и следить за округой! Суки! Они тут вообще распоясались в мое отсутствие! Я посмотрел на жену – та выглядела очень счастливой – ладно, сегодня я им прощу, но завтра я не обещаю, что буду таким добрым! Въехав в замок я быстро оглядел территорию – ну вот! Умеют же убирать! Чисто. Аккуратно. Строительный мусор убран. Крыша покрыта. Я – доволен! Чёрт, радость моя была не долгой. Слуги с какого-то перепугу решили, что мне будет приятно сидеть с ними за одним столом. Охренели, что ли? Я глянул на миссис Маршалл – что за хуйня? Вид у неё был, мягко говоря, расстроенный. Зато Вероника выглядит совершенно счастливой! Хорошо ей, блядь! Придётся терпеть и это! И я честно вытерпел этот ужин! Невыносимо сидеть за одним столом с прислугой! Как она этого не понимает? Короче, я оставил её там одну – с этими её драгоценными конюхами и служанками! Я поднялся наверх, хотел было зайти в её комнату, но передумал – буду твёрдым до конца! Сказала – не смей ко мне прикасаться без моего разрешения – да и не буду! Я разделся, Лари облил меня тёплой водой, хорошенько обтёр и оставил одного. Я лёг на свою узкую кровать и уставился на свечу… В дверь тихонько поскреблись. Вероника?!
…Да уж, после такой ночи, как эта, я кардинально изменил своё мнение о Веронике! Моя жена очень горячая штучка, если её растормошить! И мне очень хорошо с ней! А когда она вцепилась в мои плечи ногтями, я вообще чуть не кончил, еле сдержался, пришлось поменять позу, но эти её ногти… Уфф… Я не могу больше не о чём думать, кроме, как о небольшой лёгкой игре с ней в моей комнате в Итале! Промучившись целые сутки с неконтролируемым стояком, я дал указание управляющему начинать работы по ремонту в жилых помещениях Эйдона, тщательно просчитал сколько времени может занять реконструкция внутренних помещений замка и в какую сумму мне это дело выльется. Как я и полагал, честно полученная за продажу моего драгоценного тела Эйдону сумма от папаши и дяди, полностью компенсировала и эти расходы. Всё! Всё и вся нахер! Я занят! Я делаю наследника! Я хорошо запомнил – дети получаются только от любви! А, уж, коль моя любовь несколько своеобразная (скажем так!) – мы с женой едем делать детей в Итал! Думаю, мы к этому готовы! Я велел Веронике собираться, она в рекордно быстрое время собралась, чем приятно порадовала меня, и мы в спешном порядке уехали в Итал. По дороге она ни на что не жаловалась, и с огромным интересом разглядывала бесконечные виноградники земель Итала. Да, дорогая, земля у меня не айс – сплошной камень, за то виноград растёт зашибенный! Арендаторы делают из него отличное белое вино, которое с успехом уходит не только ко Двору, но и к франкам по морю… Мне нравится, как она с восхищением смотрит на порядок, царящий на моих землях!
Доставив её в замок, я быстро распорядился насчёт того, чтобы все пожелания молодой хозяйки выполнялись в полном объёме, подхватил под толстенькие бочка своего управляющего и урыл с ним в кабинет – проверять бумаги, за последний месяц все поместья Итала должны были дать неплохой доход, и я хочу убедиться, что мои деньги поступили именно ко мне, а не к третьему, не совсем ясному лицу (ещё будучи в Эйдоне, я получил записку от одного из арендаторов, в которой говорилось о том, что мой управляющий возомнил себя как минимум хозяином, вот сейчас я и верну его на грешную землю!). Проваландавшись с этим стервецом до позднего вечера, но всё же найдя, где он меня обманывает, я посадил его в одну из бесчисленных подземных камер Итала, приставил к нему охрану и на прощание велел «вспомнить» где мои деньги до моего следующего визита в каземат. Поднявшись наверх, я посетил поварню, где быстро поужинал и узнал от Пейдж, что моя жена от ужина отказалась. Нормально. Неужели опять дурить начинает? Чего я опять-то не то сделал? Чем провинился? Я спустился в винный погреб – а мне тут нравится! Я прошёлся по рядам деревянных полок, на которых мирно лежали сотни пыльных бутылок, как с моим вином, так и с аквитанским. А это идея – напою-ка я свою жену! И я подошёл к центральным стеллажам, где лежало старое, пятнадцатилетнее вино с виноградников Итала. Я взял четыре разные бутылки – вскрыл их, попробовал из каждой. Вот в этой сладкое вино, такое женщины любят, даже не догадываясь, что именно оно бьёт в голову наиболее сильно! А вот это – терпкое, полностью сухое – для меня! Я поставил крестик на пыльном боку крайней бутылки, чтобы мне на ужин подавали именно с этой партии. Поднявшись наверх, я оставил в поварне две не совсем понравившиеся мне бутылки и прихватил с собой сладкое и терпкое вино. Пока я поднимался наверх, в своё крыло замка, сухое вино я оприходовал и оставил пустую бутылку на лестнице – завтра утром при уборке её уберут. Блядь, а оно тоже оказалось крепким – в голове чуть зашумело, не так, чтобы уж очень, но всё же! Теперь – к Веронике! Уже в коридоре я тупо споткнулся о какой-то коврик и чуть не загремел, матерясь на все лады на себя и на всех, кого удалось припомнить! Она, видимо, услышала это и выглянула. Лучшая защита, это нападение:
- Вот ты где! – воскликнул я, чтобы хоть как-то смягчить своё не слишком эффектное явление.
- Ты где это так напился? – она посчитала меня пьяным? А это идея! Хочешь считать меня пьяным – всё для тебя, дорогая! - И в честь чего этот праздник души? – Ути, какие мы строгие! Уже боюсь, короче!
Бесцеремонно отодвинув её вглубь комнаты, я буквально ввалился в её спальню.
- Там, где я был, меня уж нет! – думаю, это исчерпывающий ответ.
На этот раз я уже специально споткнулся и буквально упал на неё. Чёрт, какие у неё мягкие сиськи! Уже хочу!
- Ну, это-то я вижу!- сказала она, перехватывая у меня из рук бутылку, которую я и без того держал крепко.
Половина дела сделана – девушка и бутылка вина, конечно, вещи не совместимые, но ведь и я с понятием «рыцарь» так себе сочетаюсь сейчас! Вероника немного поломалась, но всё же послушно выпила почти три четверти, а когда её окончательно развезло, я отобрал у неё бутылку – ещё разобьет и порежется на осколках! Одним глотком допил остатки вина, отшвырнул бутылку в сторону. Отлично – нет, я не пьян, я несколько навеселе, как раз в том состоянии, когда всё функционирует с удвоенной силой, а чувства обострены до придела! И тут:
- Роб, а можно тебя спросить? – а я тебе разрешал называть меня Робом? Чего-то не помню…Но чего возьмёшь с пьяной женщины? Что в голове, то и на языке ведь! Да и приятно слышать, если честно!
- Спрашивай, - мягко улыбнулся я, поощряя её неожиданный порыв.
- Когда ты мне перестанешь изменять? – честно? Да никогда! Но это мой секрет! -Ой, ик..., - твою бабушку, да она «никакая»! Сидит, улыбается мне, вся такая счастливая. Может, именно это её постоянно мучает? - Что во мне не так, почему ты постоянно сбегаешь от меня к другим?.. Ик... Ты мменя совсем не… не любишь?... Ик..
Да, девушка не просто «готова»! Девушка окончательно «вызрела»! Я рассмеялся и сказал ей, что она очень смешная сейчас, она даже попыталась обидеться, но махнула на меня рукой и спросила насчёт моей комнаты. Значит, желание никуда не делось, и она хочет меня! Со слегка и не совсем слегка нетрезвыми дамами я имею дело очень часто, потому я подхватил её и повёл к себе – сейчас ты немного протрезвеешь, моя маленькая наивная девочка! Причём протрезвеешь как раз до той степени, когда любопытство и похоть перехлестнут любые проблески морали!
Я подвёл Веронику к своей комнате, открыл её, вошёл туда первым, зажёг там несколько свечей и только потом завёл свою леди. Она с удивлением посмотрела вокруг – да, тут есть чему удивиться, дорогая! Тут нет кровати, ты права! Так это и не спальня вовсе! Спальня дальше и она заперта, чтобы кому любопытному не вздумалось совать в неё свой длинный нос! За то в этой комнате есть мягкая восточная тахта и за ширмой огромная медная ванна, под которую накладываются горячие угли для подогрева. Очень удобно. Я оставил Веронику рассматривать коллекцию полумасок для ролевых игр, а сам пошёл проверить – набрана ли вода в ванну. Лари воды натаскал – отлично. В большом камине уже прогорели дрова, и я лопаткой перекинул угли оттуда в жаровню под ней – пускай вода медленно подогревается. После того, что я хочу чтобы моя жена со мной сделала, мне обязательно надо немного полежать в тёплой воде.
Когда я вернулся обратно в комнату, я обнаружил, что Вероника примеряет на себя кружевные чёрные полумаски. А ей очень идёт! Ей срочно надо раздеться!
- Раздевайся! – выдохнул я, чувствуя, что всё сильнее возбуждаюсь от одного её присутствия в этом месте.
Она испугано вздрогнула и уронила маску, которую до этого прикладывала к своему лицу, подняла её:
- Ты хочешь, чтобы я голенькая и вот в этом? – хихикнула она.
- Да! – как можно вежливее улыбнулся я, раздевайся же, овца живее! – Я хочу тебя в этой маске!
- Но тут нет кровати…, - растерянно промямлила она.
О, чёрт! Раздевайся! Нахена тебе кровать, когда есть я? При некоторой ловкости можно трахаться в любом месте! Я подошёл к ней, ласково потёрся об её плечико, ну же, милая, сделай так, как я говорю! Она всё продолжала удивлённо хлопать ресницами:
- Но почему маски?
Достала! Моё далеко не ангельское терпение начало трещать по всем швам.
- Ты хочешь узнать, почему я постоянно от тебя ухожу? Да или нет, Вероника? – я двумя пальцами поднял её лицо за подбородок, - Сказать тебе, что в тебе не так?
Она смотрела на меня глазами кролика, загипнотизированного удавом:
- Да, - шепнула она, - Но я не понимаю, зачем тебе эти красивые маски? Ты же и без них красивый!
- Вероника, ты слишком много думаешь! – рыкнул я, - Если ты сегодня, сейчас же не прекратишь заморачиваться дурацкими вопросами, я больше никогда не приведу тебя сюда и не буду даже пытаться быть относительно верным мужем!
- Нет, Роберт, я сделаю всё-всё, как ты скажешь, только не бросай меня! - она всхлипнула, ёпт, сейчас мне только твоих пьяных слёз и признаний не хватает!
- Раздевайся! – повторил я и вручил ей чёрную кружевную полумаску.
Она начала послушно стягивать с себя ночную сорочку прямо через голову. Зашибись, какая эротичная картина! Мне нравится её нагота – очень даже складненькая фигурка, кругленькая попочка, тонкая талия, груди, правда, не очень большие, но, думаю, после того, как она родит мне ребёнка, они станут побольше…Так. Теперь одень маску… Бля… Стой и не двигайся, или мы с тобой так тут и останемся! Она, как всё равно услышав меня, застыла на месте. Я кивнул ей, развернулся, подошёл к другому сундуку, открыл его, вытащил из него мужскую полумаску, одел и завязал ленточки на затылке. Одежду ты снимешь с меня сама, так что я готов.
- Пошли, - я подал руку своей начинающей даме полусвета, - Сегодня ночью ты – моя Королева! – она робко улыбнулась, ну что за фигня?!
- Постой! – ну, что ещё? – А там что? – она указала на комнатку с ванной.
Я молча открыл перед ней дверь.
- Какая прелесть! – восхитилась моя любопытная супружница, - Ты для меня приготовил ванну! – она чуть не хлопала в ладоши от восторга, сейчас ты немного приземлишься:
- Нет, дорогая, ванна приготовлена для меня, а не для тебя, - моему терпению приходит конец! Но, я всё же нашёл в себе силы пояснить, - Твоя задача – забеременеть, а потому вымывать из тебя моё семя никак нельзя! – для снятия напряжения я игриво погрозил ей пальцем, на который она уставилась, как голодная собака на кусок мяса, - А мне, после того, что я очень надеюсь ты со мной сделаешь, это будет просто необходимо! Ты же хочешь знать, почему мне тебя крайне мало?! – ещё один дурацкий вопрос, и я вытолкаю её отсюда нахрен обратно в её спальню, трахну её там по-быстрому и уеду к Нэн! Сегодня мне очень нужна игра! А она меня бесит! И зачем я послушал Нэн? За всё время, пока я вроде бы женат, я ни разу не видел, чтобы она наказывала слуг! Она вообще знает, с какого конца держать плеть?
Так. Я должен успокоиться. В конце-концов, мне нужен наследник, а лучше – наследница! А для этого, как все бабы в один голос утверждают, нужна эта пресловутая любовь! Моя настоящая любовь находится за вот этой дубовой дверью. Моя жена стоит рядом со мной и уж очень доверчиво держит меня за руку. Чёрт, лучше бы она прижалась ко мне и хоть раз сама поцеловала! Ну, или послала ко всем чертям со всеми моими заморочками!
- Ещё вопросы будут? – усмехнулся я, зная наперёд, что сейчас она скажет, что нет, а как только мы войдём в мою спальню, эти самые вопросы посыплются, как из Рога Изобилия!
- Я не знаю, Роб, - пробормотало это создание, предназначенное мне в жёны, - Когда тебя нет рядом у меня очень много вопросов, но когда ты рядом со мной, у меня в голове совершенно пусто. Я забываю обо всём! Там, - она указала рукой на дверь, - Там то, что делает тебя таким загадочным, да? – Мамочки, её наивность граничит с дуростью! – Ты не только принц, но и настоящий друид? – Я чуть не упал, сравнила член с морковкой!
- Нет, дорогая, ты сильно ошибаешься! – и я одним движением втолкнул её в спальню, - Я люблю вот это всё! А теперь скажи мне, тебе бы хватило фантазии дать мне всё это, - я обвёл рукой комнату, - самостоятельно? Ты хоть знаешь, какая любовь для меня самая приятная?
Я толкнул её в огромное широкое кресло, она упала в него и попыталась снять с себя полумаску.
- Не смей её трогать, женщина! – зашипел я, - Помнишь, что случилось с Пандорой, когда она открыла ящик? Так что сиди пока тут, я расскажу, что от тебя требуется в этой комнате, а там уж решай сама –ты со мной или со мной другие женщины!
По её глазам я понял, что хмель с неё как рукой сняло – она смотрела очень настороженно. Ну, естественно, спальня у меня примечательная во всех отношениях! Во-первых, моя кровать. Если её можно так назвать, конечно, ведь я тут никогда не сплю! Она ярко красная, круглая, очень большая и выполнена в виде корзины или люльки – спинки высокие, кованные, чёрные, увитые различной толщины верёвками и мягкими шёлковыми лентами, которыми меня Нэн привязывает к ложу, чтобы я не мог двигаться, когда она колдует над моим телом. Над кроватью с крюка, откуда, по идее, должен ниспадать балдахин, свисают различной длины кожаные ремни, они висят на разных уровнях, но подстроены строго под мой рост – я могу накручивать их на запястья, стоя на цыпочках или стоя на коленях – это уж как скажет моя Королева. Во-вторых, все стены тут обиты тёмно-бордовой мягкой кожей, и к ним прибиты крюки, на которых болтаются тяжёлые кандалы, петли для рук которых обёрнуты мягкими бархатистыми тканями, что не позволяет оставлять следов на тонкой коже запястий. Ну, и, в-третьих, то, что меня и самого иногда, когда я сильно выпивши, пугает – огромный, выполненный из чёрного гранитного камня, камин с ярко пылающим в его недрах ярко-желтым пламенем, похожим на огненный взгляд дракона из Преисподней!
Я достал из прикроватного ларца две очень богато изукрашенные плети – одну короткую с семью мягкими меховыми «жалами» и одну более длинную – с широким и значительно более жёстким «языком».
- Вот, - сказал я ей, протянув плети, - Это мои любимые игрушки! Есть другие, но эти для меня предпочтительнее!
Моя бледная овечка затряслась:
- Ты будешь меня бить? – пролепетала она.
Дура! Если бы я любил делать больно, ты бы у меня вся в синяках давно уже ходила и рассказывала всем, что регулярно падаешь с лестницы! Я даже рассмеялся:
- Нет, моя Королева, это будешь делать со мной ты! Причём, в любой форме, какая взбредёт тебе в голову, но исключительно по спине, это уже моё к тебе пожелание… Ты можешь выместить на мне всю свою обиду за моё отношение к тебе, можешь привязать меня к спинкам кровати и делать со мной всё, что тебе захочется, даже изнасиловать, но для этого ты должна распалить во мне желание для всего этого, - она смотрела дикими глазами то на меня, то на плётки в своих руках и молча внимала моим словам, уже хорошо, что не бьётся с перепугу в истерике! – Когда мы вернулись в Эйдон, моя Королева, ты была так любезна ночью, придя ко мне…
- Что тебе особенно в тот раз понравилось? – прошептала она. Ха, да девушка, похоже, понимает кое что, только строит из себя святую невинность! И это обнадёживает.
- Твои ногти, вцепившиеся в мою спину, дорогая, - я встал перед ней на одно колено и спросил, - Я могу надеяться, что всё это останется строго между нами?
- Ты любишь боль, - задумчиво пробормотала она, - Я слышала про таких, как ты…
- Это громко сказано, я люблю незначительную боль, которую причиняют мне женщины, причём только определённым образом… Если хочешь, я могу причинить такую же боль и тебе, - я улыбнулся, заметив, как она испуганно дёрнулась, - Для разнообразия… Если захочешь узнать, что меня в этом привлекает… Простое приятное жжение кожи…, - шептал я, распаляясь от собственных слов.
- Возвращаясь от своих диких девок, - продолжила она всё так же задумчиво, - ты всегда очень нежен и ласков со мной… Ты таким образом освобождаешь свой разум? Справляешься со своей агрессией? Я ведь помню, как ты был груб со мной в тот наш первый раз! – Блядь, Вероника! Ты даже не представляешь себе, что такое настоящая грубость! А она продолжила, - Тебе нравится, когда женщина злится на тебя, тебя это возбуждает? Ты питаешься чужими эмоциями, Роберт?
Умная ты моя! Естественно – да! И, кроме того, я обожаю, когда женщина отзывается на мои ласки и в порыве страсти начинает сама забавляться с моим телом! И в тебе это иногда проскальзывает, пока что ещё редко – но бывает!
- Что ты хочешь, чтобы я сделал сейчас? – Я уставился в её глаза, я знаю, что женщины просто плывут, когда я так на них смотрю.
Она смутилась, продолжая разглядывать плети:
- Сними, пожалуйста, рубашку…
Я поднялся на ноги. Она пристально уставилась на меня, и я начал медленно снимать с себя тонкий белый шёлк. Теперь она может увидеть, до какой степени я уже возбуждён – в определённом месте лосины натянули шнуровку, ощущения от чего из-за тесноты уже болезненные. Мне снять их или ты – сама? Молчит и пялится то на мой торс, то на мой пах. Её грудь стала вздыматься более часто и рвано – она возбуждена, я это чувствую…Я глубоко втянул носом воздух - чёрт, я уже чувствую её запах! Ну, же! Что мне дальше делать? Чего ты хочешь? Говори, блядь такая!
- Я не знаю с чего начать, - пролепетала она, - Прости… Не мог бы ты мне немного подсказать?
Легко! Сегодня, возможно, это и к лучшему! Надо проверить силу её руки.
- Туда! – указал я на стену с различными кандалами, - Я люблю, когда меня наказывают в подвешенном или распятом состоянии, - пояснил я, - И никогда лёжа, запомни, лежа наказывают только слуг или рабов! А я не то и не другое, милая, - я подмигнул ей и указал не семихвостую плётку, - Вот этим ты будешь с разной силой хлестать по моей спине, стараясь попадать в разные точки… Я понятно объяснил? – она смотрела сосредоточенно, явно запоминая мои «пожелания», - Потом, когда я скажу стоп-слово, ты поможешь мне освободиться…
- Какое слово ты мне скажешь? – бля, вот ведь примерный школяр! Жаль, что не делает памятных записей на бумаге!
- Моё стоп-слово очень простое, - усмехнулся я, - просто ХВАТИТ!
- А потом, что потом мне делать?
- Потом я тебе скажу по своим ощущениям, – пообещал я, ну откуда мне знать, насколько у тебя сильная рука? Смогу я после этого подпрыгнуть, чтобы хорошенько закрепиться на верхних лямках «качелей» или только стоя на коленях внизу? – Приступим? Или ты имеешь ещё какие-нибудь пожелания ко мне? Не стесняйся, говори всё! Я выполню любые! – Она отрицательно помотала головой, и я встал лицом к мягкой стене, продёл кисти рук в тяжёлые кольца кандалов, - Закрепи мои ноги и руки, моя Королева, - попросил я, она послушно затянула нежную ткань на моих запястьях и щиколотках, - Теперь я полностью твой до стоп-слова!
Наступила тишина, в которой слышалось только её прерывистое дыхание и потрескивание поленьев в этом дурацком камине. Потом она решилась – потрогала мою спину пальцами:
- У тебя очень нежная кожа, Роберт, на ней нет никаких следов… Почему?
- Я потом полежу в тёплой воде, затем ты разотрёшь меня специальным травяным маслом…, - промурлыкал самым нежным голосом я, - Не думай сейчас, милая, отдайся своим ощущениям и доставь мне удовольствие…
Не успел я договорить, как почувствовал, как все семь язычков нежно лизнули моё правое плечо – и почему все начинают именно с него?! На нём что – написано «ударь, ущипни, укуси и поцелуй в первую очередь»? Я повёл плечами – как же приятно…
- Больно? – испугалась Вероника.
- Продолжай! – сквозь зубы прорычал я, - И жди стоп-слово!
- Да-да, конечно! – спохватилась она и начала очень старательно, с примерно одинаковой силой, то есть еле-еле поглаживая, покрывать мою спину ударами…
- Сильнее! Вспомни же, что я тебе изменяю! – прошипел я, устав от ожидания прилива ощущений, - ДА! – Твою ж мать, вот это уже удар! Умопомрачительное жжение! Ещё! Я даже застонал от чувственного прилива к паху. Так вот что тебе надо было, всего лишь напомнить… Ещё! - Мало, давай ещё сильнее! – выкрикнул я, блядь, я теряю ясность мысли, разум улетает вслед за телом… Только не останавливайся, умаляю, продолжай!
…Покалывание и жжение, наконец, сменились тупой болью… Боль становится навязчивой, надо поменять позу, но я не могу – мои ноги и руки строго зафиксированы. Я практически распят.
- Хватит! – выдохнул я и уткнулся лбом в мягкую кожу стены.
Она моментально прекратила хлестать меня и прижалась сзади к моей разгорячённой спине своим влажным нагим телом. Боже, как хорошо! Лёгкое покалывание и эти её мягкие мячики грудей… Поцелуй мои плечи! Я легонько повёл ими, и она меня поняла – горячие влажные губы обрушились опять же на моё правое плечо… Невольный стон вырвался из моего горла и я слегка выгнулся. Она испугалась и отпрянула. Нет! Стой!
- Продолжай! – выкрикнул я, чёрт, в паху уже болит от стянутости, когда же ты разрешишь мне полностью раздеться?
- Я могу тебя освободить? – слегка задыхаясь, от явно охватившего её возбуждения, хрипловато проговорила она.
- Всё в твоей власти, моя Королева! – быстро ответил я.
Её нежные руки сразу оказались на моих щиколотках. Жаль, что не на шнурках лосин! Но и это хорошо. Я с облегчением немного переступил с ноги на ногу, мышцы уже начали затекать – хреново, если она прямо сейчас отстегнёт руки и развернёт меня, я могу упасть… Отстегнула… Твою мать! Я с облегчением согнул руки в локтях и упёрся ими в мягкую стену…
- Подожди, - прошептал я, - Только не пугайся, со мной всё нормально… Мне очень хорошо… Что я должен делать? Приказывай!
В ответ её горячие губы и руки начали самым бесстыдным образом путешествовать по моей сладко покалывающей коже… Прощения она так, что ли, просит? Я хочу повернуться к ней и поцеловать эти мягкие сладкие губки…Хочу заглянуть в её глаза… Она осторожно тронула меня за бока:
- Можно тебя повернуть?
Нужно! Я с готовностью развернулся к ней лицом и прижался спиной к мягкой коже стены. Она робко подняла на меня глаза, в который плескалась откровенная похоть:
- Мне так стыдно…, - Не смей просить у меня прощения!
- А мне – хорошо! – заявил я, - Поцелуй меня, ты же этого хочешь, - прошептал я, - Ты чувствуешь дикое желание прикоснуться ко мне? Не стесняйся – делай всё, что взбредёт в голову, повторяю, тут ты вольна делать со мной всё, что захочешь! – и, чёрт тебя, дери, вели мне снять штаны, наконец, или стащи их сама!
Сука! Даже не разрешила их расшнуровать! Да к тому же прижалась своим горячим телом ко мне. Мой драгоценный друг запульсировал от желания уткнуться головкой в её пупок! Нет, я больше так не могу:
- Ты разрешишь мне когда-нибудь полностью раздеться, моя Королева? – мягко проговорил я между её жаркими поцелуями.
- Ой! – спохватилась она, - Извини…
- Не смей тут извиняться! – рыкнул я.
- Прости…, - ёёёёёпт, она неисправима! Я даже рассмеялся, это её воодушевило, - Я сейчас! – она трясущимися руками начала тянуть за кожаные ремешки, - Чёрт! – я ухмыльнулся, и это девушка, получившая воспитание в монастыре! Воистину, с кем поведёшься!
Я глянул вниз и расхохотался – моя неумеха исхитрилась запутать шнурок ширинки! И что делать будешь, курица? Я продолжал смотреть на неё и посмеиваться. А она рассердилась! Прям таки злобно глянула на меня, а я-то в чём тут виноват? Сама запутала – сама и распутывай! Жена ты или где? Штаны с мужа стащить не умеешь! И я с мудрым видом воззрился на потолок. А как приятно-то! Она так мило поглаживает мой член через тонкую шерсть лосин! Продолжай… Оппаньки! Что-то новенькое! Я посмотрел вниз – догадалась! Я аж рассмеялся – она зубами пытается разобрать узел! Прикольно, мне очень нравится, как она старательно пыхтит, пытаясь освободить меня от одежды! Тренироваться раньше надо было, а не халявничать месяцами!
- Не смейся! – проскулила она, зубами растаскивая узел, - А то сам сейчас будешь раздеваться!
Щаз, прям разбежался, нахалка какая! Думаешь, раз я решил поиграть с тобой в покорность, я тебя не поставлю на место? Я усмехнулся, ухватил её за волосы и ткнул обратно в свой пах:
- Не отвлекайся! – хмыкнул я.
Она фыркнула, и начала усиленно раздирать проклятый шнурок. Кое как расшнуровав мою ширинку, она начала нервно стаскивать с моей задницы лосины. Они, естественно, снимались с трудом – в комнате жарко и я уже порядком взмок, прижимаясь к коже стены! Наша игра сегодня просто необыкновенная! И не только из-за того, что она это делает впервые, но и по её характеру! Профессионалки – это профессионалки, а вот эта конкретная молодая любительница – это нечто! Мне нравится её способ меня трахать!
…Через час с небольшим, по моим подсчётам, мы окончили нашу игру, и, совершенно довольные друг другом, лежали на кровати – она на спине, я на животе соответственно. Сил нет даже подняться, ну она и стерва! Она всё же заставила меня подтянуться к верхним лямкам и весьма не хило отходила широкой плёткой, а потом, уже внизу, на ложе, так раздирала ногтями мою бедную горящую адским пламенем шкуру, что, боюсь, у меня там кровь… Во всяком случае, я чувствую её запах, хорошо, что хоть не вижу! Я повернул голову в её сторону – она лежит и пристально смотрит на меня. Ну, чего уставилась? Вот такая я скотина, терпи, ты – моя жена перед Богом и людьми!
- Как ты? – прошептала она.
- Чудесно! – откровенно признался я, - И мне надо добраться до ванны. Помоги мне.
Она послушно поднялась, помогла мне встать с кровати. Чёрт знает что! Я на самом деле дико устал! И я нагло облокотился на неё – не хрена, дорогая, вытащишь, не такой уж я и тяжёлый! Она честно довела меня до ванны, помогла в неё плюхнуться, брызги, хлынувшие вокруг, с шипением затушили тлеющие угли и поднялся пар… Отлично! Вода как раз такая, как мне сейчас и надо – не горячая и не холодная.
- Засеки время, - я ткнул пальцем в сторону песочных часов, она поняла меня и быстро перевернула их, после чего уставилась на меня честными, преданными и страшно виноватыми глазами, - Прекрати так на меня смотреть! Мне сейчас так хорошо, что даже твой кислый вид ничего не испортит! – проворчал я и усмехнулся, - Ну, правда, я сейчас испытываю величайший кайф! Лучше достань масло, постели на тахте простынь! Короче – дай мне расслабиться в одиночестве и насладиться моментом!
- Мне правда, очень жаль…, - начала она лепетать.
Я устало брызнул в её сторону водой:
- Сгинь! И оденься, наконец, а то ещё простудишься! Я позову тебя, когда истечёт время! – и я, с наслаждением прикрыв глаза, откинулся на спинку ванной. Как же мне сейчас хорошо! Это была одна из лучших моих игр, однозначно! И я заставлю, вынужу её, повторить это!
Она, наконец, вымелась и я выгнулся от боли, буквально пронизывающей всё моё тело – у неё тяжёлая рука, пока она лупила этого не было, но, как только я во второй раз кончил, на меня свалилась просто непередаваемая усталость – не уснуть бы в воде, а то ведь эта правильная, так и будет сидеть ждать, пока её пригласят, а я простужусь! И я уставился на песочные часы – ещё половина… Помню когда-то очень давно, когда я ещё был юн и слишком наивен в отношении жизни и женщин, я спросил у Ланкастера, стоит ли говорить женщине «спасибо», подкрепляя его звонкой монетой? Он рассмеялся, и сказал, что не вздумай добавить, что любишь, а то совсем пропадёшь – если девка услышит от тебя слова любви, она возомнит о себе Бог весть что, и ты будешь у неё вечно на побегушках! Нет, уж чего-чего, а свою волю я даже жене не отдам! И я искренне не понимаю Аарона, который прислушивается к словам своей глупой пронырливой жены! Моя Вероника тоже умеет читать, считать, вышивать, и чего там им ещё положено, но допускать её до мужских дел? Увольте! Женщина должна хранить очаг, рожать детей и ублажать своего мужчину – для этого её и создал Господь из Адамова Ребра, и не стоит ей выпячивать себе впереди собственного мужа! Да и указывать ему – тоже не её дело! Я повёл плечами – как больно! У меня, скорее всего вся спина в клочья изодрана! Сейчас бы нежные руки Нэн… А меня будет растирать эта неумёха! И мне вдруг вспомнилось, как она зубами раздирала узел шнуровки на моих лосинах – забавная она у меня всё же! Но, если она плохо разотрёт меня – Лари придётся всю неделю выслушивать мои стоны и растирать меня по утрам и вечером…
- Вероника! – позвал я, - Подай мне халат, я выхожу!
Она, как под дверями стояла – сразу вбежала, вся перепуганная, правда, одела уже сорочку с тоненьким льняным халатиком и протянула мне тяжёлый, подбитый мехом, халат.
- Ты издеваешься? – спросил я, указывая на него, - Ты мою спину видела? – она густо покраснела, на глазах её появились слёзы.
- Я не думала… Я не знала, что так получится, - пролепетала она.
Хрен с тобой, дитя моё! Я же не жалуюсь! Пришлось так подниматься и выходить из воды:
- Не ной, ты всё сделала просто идеально! – заверил я её, - Ты масло нашла? Сейчас вытрешь меня тщательно и старательнейшим образом, не обращая внимания на моё возможное шипение, вотрёшь мне в спину две пригоршни! Осознала?
Она кивнула, стащила с себя халат и накинула на меня, осторожно промакивая капли. Молодец! Вот ведь не дура же, а только прикидывается!
Я буквально упал на низкий восточный диванчик.
- Растирай! – приказал я и зубами вцепился в валик, чтобы не закричать от той дикой боли, которая пронзила всё моё тело, как только она начала очень осторожно втирать в мою шкуру лечебное масло, приготовленное с добавлением драгоценной мирры.
Боже мой, как же мне больно! Первые минут пять показались мне настоящим Адом! Но потом благотворное действие масел начало действовать, жуткая боль начала отступать и сменилась очень приятным жжением и покалыванием в местах, где, скорее всего, содрана кожа.
- Мни сильнее, - приказал я, - А то останутся синяки и кровоподтёки. И прошу, в следующий раз постарайся не раздирать кожу ногтями, а только цеплять!
- А?... – это вроде как вопрос, надо понимать, будет ли ещё игра? Естественно, будет!
- Неужели тебе не понравилось? – я постарался вложить в свой голос как можно больше удивления и участия.
- Но тебе сейчас так больно, - пролепетала она и всхлипнула, вот только слёз мне не хватает!
- Прекрати ныть! И запомни раз и навсегда: мне это необходимо, я от этого получаю удовольствие, а за удовольствия всегда надо платить! Я за них рассчитываюсь бессонной ночью, а ты сегодня была просто обязана залететь, что является твоей платой за удовольствие отстегать меня!
- Чего я обязана? – прошептала она удивлённо.
Вот чёрт!
- Забеременеть, дорогая, забеременеть! – проворчал я и добавил, - Сильнее пальцами проминай, или мне Лари пригласить, чтобы научил тебя?
- Нет! Я сама! Роберт, я всё сделаю, как ты скажешь! – воскликнула она и с удвоенной силой начала мять мою спину.
Жжение стало таким ласковым, что я незаметно для себя уснул. Проснулся я от ощущения, что кто-то очень внимательно смотрит на меня. Я открыл глаза. Точно. Сидит рядом, по-турецки сложив ноги, и смотрит. Чего уставилась? Ни хвоста, ни рогов у меня нет! И, между прочим, мой порок ещё ничего по отношению с тем безобразием, что процветает сейчас при Дворе Его Величества! Я у тебя хоть только с бабами сплю, а сейчас в моде садомия, прости Господи! Когда я за тобой в Лондон попёрся, мне пришлось представиться Эдуарду, так я потом задолбался отказывать подставить свою, пардон, задницу местным пидорам! Ну, так что – я у тебя душка, не правда ли?
- Привет, - хмыкнул я и поднялся, - Ты чего такая задумчивая? – я легонько тронул пальцами её подбородок.
- Это удивительно, Роберт, - пролепетала она, глядя мне в глаза своими безумно синими глазами, - На твоей спине остались только царапины…
- Вот и отлично! Значит, ты хорошо меня размяла, выношу тебе благодарность, дорогая! – Я так чего-то расчувствовался, что даже поцеловал её в лоб! – Ты чем-то расстроена?
- Нет, - врёт! Я же вижу, что сидит и копается в своей голове!
- Прекрати думать, это не женское занятие! – усмехнулся я, - Лучше подай мне тот большой халат и пошли к тебе – надо привести себя в порядок и спускаться завтракать, я очень хочу есть!

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-480-1#315312
Собственные произведения. Фифти Солнышко 172 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Наши любимые сериалы
Фильм,фильм,фильм.
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Я буду ждать...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Сказ о том, как Онли Р...
Стихи.
❖ Накануне Рождества...
Стихи.
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Помнишь?..
Стихи.
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 300
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 8
Гостей: 5
Пользователей: 3
Maiya Ginger Ivetta


Изображение
Вверх