Творчество

Far Away Flame | Далекое пламя. Глава 17
26.05.2018   18:41    

Я наскоро умываюсь, уже в пижаме чищу зубы и втираю щепотку присыпки в кожу под грудью. Сразу же чувствую облегчение. Они потеют, как… ну, наверное, как любая женская грудь в августовской Аризоне. То есть каждая женщина, живущая здесь, должна это делать, да? При постоянном пребывании на такой жаре наверняка требуется щепотка присыпки для комфорта. А то, что я появилась на пороге моей давно-потерянной-влюбленности-на-всю-жизнь, только добавило еще один слой тревоги и потливости. Если бы присыпка лежала у меня в сумочке, я еще раньше позаботилась бы об этом, но пришлось просто терпеть и молиться, чтобы под моими девочками не появились мокрые пятна. Думаю… надеюсь… Эдвард ничего не заметил. 

Забравшись на кровать с телефоном в руке, просматриваю пропущенные сообщения. Их семь, и шесть из них – от Розали, что заставляет меня фыркнуть. От Джаспера только одно, простое: Рад, что у тебя всё благополучно. Повеселись. Будь умницей. Люблю тебя. 

Читая сообщения Розали, давлюсь смехом, помня, что Эдвард в одной из соседних комнат и нуждается в отдыхе перед рабочим днем, который начнется ни свет ни заря. В любом случае Роуз нельзя не любить. То же самое было после ее первого свидания с Эмметом. Поток нарастающего безумия, так типично для нее. 
5:02 p.m. Ладно, прошел час. Полагаю, он тебя не выгнал. УРА! Как вы встретились? 

7:11 p.m. Слушай, девочка. Три часа от тебя ничего нет. В чем дело? Вы еще голые? 

7:48 p.m. Ты убиваешь меня, Смоллз1

8:23 p.m. Изабелла, на моих часах уже почти пол-одиннадцатого по североамериканскому восточному времени, ты на месте уже больше четырех часов! Мне нравится, что ты ко мне больше не обращаешься, но я это еще и ненавижу. ПОЗВОНИ МНЕ! Почему т… 

8:24 p.m. Извини, Эм выхватил мобильник и нажал на «отправить». Говорит, что я тебя преследую, но мы-то понимаем ситуацию. Хотя бы набери 1, если да, или 2, если нет. 

9:09 p.m. Глаза закрываются. Дети вымотали нас сегодня в Сезам Плэйс2. Я люблю тебя и прощаю игнорирование моих мольб. Просто не надо так больше, ЛОЛ. Позвони мне, когда проснешься, сестра Кристиан3. xo
 

Теперь «Night Ranger» будет звучать у меня в голове, пока не удастся уснуть. Что не так уж и плохо, поскольку это одна из моих любимых песен. Я решаю избавить подругу от страданий и послать ей ответное сообщение. Прошло почти полчаса, и она, должно быть, уже в отключке. 

Я жива, и всё идет хорошо, то есть очень хорошо. О, и я шлю тебе это сообщение из его кровати. 

Я хихикаю, зная, что эта строчка сведет Розали с ума, но всё-таки заканчиваю обещанием хорошего рассказа утром: 
Обязуюсь позвонить завтра. Люблю тебя. 

Кладу телефон на тумбочку и ворочаюсь, а в голове пляшут видения нашего с Эдвардом детства. 



«Stop the madness 
Make it go away».4 
Я резко вздрагиваю и приоткрываю один глаз при звуках этой самбы – сработал будильник моего сотового. Мелодия напоминает мне о клавиатуре «Casio», которая была у меня в детстве. Мы с Джаспером делали целую танцевальную программу под демо-музыку и смешили родителей до колик. Сегодня эти звуки, мягко говоря, не доставляют удовольствия. Не верится, что я не отключила свой рассветный будильник, который будит меня сейчас на два часа раньше из-за чертовой разницы во времени. На нем шесть часов утра, но мой организм считает, что четыре. То есть, черт побери… кто-нибудь запомнил номер грузовика, который меня переехал? 

В голове пульсирует боль, я вымотана до предела, но ухитряюсь найти силы, чтобы убрать звук. Не отрывая головы от мягкой подушки, дотягиваюсь до своей сумочки, стоящей на полу, и нащупываю пузырек с Тайленолом. Надеюсь, он сдержит свое обещание быстрого обезболивания. Я не была такой уж пьяной, когда отправилась спать. Да, днем и ранним вечером чувствовала себя слегка под хмельком, но резко протрезвела, когда мы приступили к регистрации скелетов и их изгнанию из наших шкафов. 

Стоящий на тумбочке стакан с водой позволяет мне остаться лежать, а не плестись в ванную, чтобы проглотить таблетки. Я поднимаю голову и шею всего градусов на сорок пять, принимаю лекарство и незамедлительно возвращаю тело в комфорт детской кровати Эдварда. 

И резко открываю глаза. 

Эдвард. 

О Господи, я на его кровати, в его доме… в его присутствии. Разумеется, сейчас его нет в этой комнате… должно быть, он уже ушел на работу… но ощущений это не меняет, он же вернется! Быстрая проверка реальности заставляет меня перевернуться и зарыться лицом в матрац, брыкаясь и визжа, словно семнадцатилетняя девчонка. 

Неужели вчерашний день действительно был? Я хватаю телефон, готовая позвонить Розали, и вижу, что меня снова ожидают два извещения о текстовых сообщениях. Первое с незнакомого номера, а второе – от Роуз, с цифрой три в круглых скобках. Бедняжка пыталась поймать меня даже после того, как, по ее собственным словам, легла спать. Держу пари, она хочет содрать с меня шкуру, но я решаю притормозить и первым читаю другое сообщение. 

Оно поступило двадцать пять минут назад с номера, который начинается с «480»: 
Доброе утро. Тебе наверняка интересно, как я узнал твой телефон. Позвонил своему брату, потому что не хотел будить тебя, и он прислал мне номер. Надеюсь, ты неплохо отдохнула за ночь. Как и говорил вчера вечером, собираюсь вернуться в два с небольшим. На кухне тебя ждет записка – если ты ее еще не видела. 

Неудивительно, что я всё еще улыбаюсь, в четвертый раз перечитав это. У него есть мой номер телефона, а теперь и у меня есть его. Может показаться странным, что этот обмен номерами происходит после того, как я спала на его кровати, но за тридцать семь лет мы так и не научились общепринятому образу действий, поэтому для нас вполне приемлемо необычное и несвоевременное. 

Привет. Только что проснулась. Вероятно, приведу себя в порядок и уеду, чтобы осмотреться на местности, в том числе найти свой отель. Правда, ты упоминал о местах, которые находятся поближе, возможно, я загляну и туда. В любом случае, позвони мне, когда придешь домой. Пойду поищу твою записку. Надеюсь, у тебя всё хорошо.:) 

Читаю и перечитываю текст, чтобы убедиться, что он не выглядит так, словно я слишком старалась или старалась недостаточно. Вставив пару запятых, потом, добавив, удалив и снова добавив смайлик в конце, отправляю сообщение и перевожу дыхание. Ты не ведешь переговоры о мире во всем мире, Изабелла. Возьми себя в руки, черт побери. 

Теперь очередь сообщений Розали. 
9:58 p.m. Ты ГДЕ? 
10:00 p.m. НЕ СМЕЙ ЗАСЫПАТЬ, СВОН! 
10.04 p.m. Не могу поверить, что ты, черт возьми, всё-таки уснула. Ты должна мне звонок утром и еще что-нибудь приятное Эммету. Я разбудила его своим криком, прочитав твое сообщение, и он обвиняет меня, но это на твоей совести. Пришлось удовлетворить его ртом, чтобы успокоить. И это второй раз за ночь, сестренка. Проклятье, теперь мне нужны обезболивающие таблетки для ВНЧС5! Ох, как же ты оплатишь счет, когда мы все пойдем в «Пикадилли». Звонок. Завтра. Я не шучу.
 

Зная, что дети наверняка уже не меньше часа назад разбудили Розали и подняли с постели, я нажимаю на кнопку «позвонить» и жду начала головомойки. 

«Оооох, девочка, ну и везучая же ты. Я собиралась подождать до восьми по твоему времени, а потом дерьмо с эпическим размахом посыпалось бы на вентилятор». 

Я хихикаю: 
– Убери свои испачканные подгузники. Я здесь и могу разговаривать. 

«Ладно, начнем с ночевки в его кровати: ты это серьезно? То есть… уже?» – Розали заметно обеспокоена. Возможно, мое двусмысленное послание было не таким забавным, как мне казалось. 

– Нет, расслабься, у нас не было секса. И вообще ничего такого. Я спала в его гостевой комнате, дальше по коридору, в его детской кровати. 

«Фу, это та, в которой он писался?» 

Мое лицо кривится от отвращения: 
– Нет, дурочка. Это не кроватка и не подростковая кровать. Они переехали на другой конец города, когда Эдварду было тринадцать. Наверное, тогда и купили ее. 

«Ладно, значит, это та, на которой он спал во время своих “влажных фантазий”. Еще лучше». 

Ох, Розали. Я закрываю глаза ладонью и смеюсь, а она продолжает: 
«Но следующий вопрос: мне казалось, ты собиралась остановиться в отеле. Что изменилось?» 

– Мы выпили, и он не хотел, чтобы я садилась за руль, не говоря уже о такой дальней поездке. Отель, в котором я зарезервировала комнату, вроде бы почти в сорока пяти минутах отсюда. 

«Ох, это отстой». 

Я тру глаза пальцами: 
– Да, поэтому Эдвард чуть ли не умолял меня остаться, и я подумала: а почему бы и нет, черт возьми? 

«Правда?» – взвизгивает Розали. 

– Но я собираюсь присмотреться к городу и поглядеть, можно ли найти на сегодняшнюю ночь что-нибудь поближе к дому Эдварда. Не хочу безосновательно предполагать, что это здорово – поселиться здесь. Он хочет, чтобы мы провели вместе больше времени. – Розали снова визжит, опередив мое пояснение: – Как друзья. 

«Может быть, не только?» 

– Не знаю. В любом случае, это будет медленно. Со скоростью больной улитки, что очень хорошо, если ему нужно именно это… как-то так. 

«Наверное, это не так уж плохо. В последнее время твоя жизнь напоминала дерьмовый ураган». 

Я киваю, слыша ее размышления: 
– Верно. 

«Хорошо, выкладывай. Как всё было?» 



После тщательного тридцатипятиминутного препарирования моего общения с Эдвардом (причем не забыта была и сомнительная соседка, и жаждавшие поздороваться с ним моделеобразные дамы) я готова отключить свой мозг и пойти соскребать вчерашнюю въевшуюся грязь. 

– Ладно. Мне нужно начинать день. Чувствую себя немножко странно, находясь без Эдварда в его доме, – я упорно не признаюсь в отчаянном стремлении своей безумной стороны заглянуть в спальню хозяина, понюхать его подушку, узнать, предпочитает он боксеры или брифы. 

Подавив это глупое желание, качаю головой. 

«Ну да, понимаю. Слушай, я ужасно рада, что вчерашний день прошел для тебя лучше, чем ожидалось. Похоже, Эдвард на этом жизненном этапе готов к некоторым позитивным изменениям и знает, как и все мы, что, когда Белла Свон на твоей стороне, жизнь становится гораздо более забавной и счастливой». 

– Спасибо, сестренка. Я ценю это. Обещаю больше не посылать тебе сообщений, из-за которых мы можем влипнуть в неприятности с Эмметом, что, в свою очередь, обернется обострением для твоего ВНЧС, – заверяю я. – С меня крылышки и пиво, когда приеду домой на День Благодарения. 

«Договорились. Как только поймешь, сколько еще времени собираешься оставаться там и где именно будешь жить, проинформируй меня. Я просто хочу знать, где ты в пространстве и времени». 

– Будет сделано. Спасибо, что ты моя родственная душа. Без тебя у меня ничего не получилось бы. 

«Разумеется, получилось бы… просто не было бы так весело, – говорит она со смехом, и я соглашаюсь. – Люблю тебя. Передай Эдварду, что он официально на крючке, пока не свяжется с Эмметом». 

– Передам. До скорого! 

Мы прощаемся, и я на цыпочках иду к выходу из комнаты. Не совсем уверена, зачем так делаю. Знаю, Эдвард на работе, но очень странно быть в незнакомом месте без сопровождения хозяина. К тому же я не хочу свести с ума щенков. Если они поймут, что в доме кто-то есть, то наверняка захотят, чтобы их выпустили из вольера, где они находятся в течение дня. 

В рекордно короткое время принимаю душ, брею все важные места, а после вытирания не забываю воспользоваться присыпкой. Смеюсь, заметив в сумке свой компактный фен. Ни за что добровольно не направлю горячий воздух на свою голову. Уверена, волосы моментально высохнут, как только я снова окажусь вне дома. Скручиваю и закалываю пряди, радуясь, что их не будет на моей шее, когда по мне ударит стена жары. 

Застелив кровать и убрав все следы своего ночного пребывания в гостевой комнате, я иду вниз, чтобы взять в дорогу бутылку воды. На кухонном столе, рядом с коробкой черничного печенья «Поп-Тартс» нахожу записку, о которой упоминал Эдвард. 

Белла, 
Надеюсь, к этому моменту ты уже получила сообщение, которое я собираюсь послать тебе в ближайшие несколько минут. День и вечер, проведенные с тобой, значат для меня больше, чем ты можешь вообразить. Я очень благодарен тебе за пережитое нами вместе много лет назад, и хочу верить, что отсюда мы можем начать новую страницу. Не собираюсь вдаваться в подробности в пять двадцать утра, достаточно сказать, что я долго ворочался без сна, зная, что ты у меня дома, совсем рядом. 
Будь сегодня осторожнее за рулем. Если у тебя не появится других планов, с удовольствием приглашу тебя на ужин в мой любимый мексиканский ресторан. Да, Эдвард Каллен только что пригласил тебя на свидание. Подожду, пока ты заполнишь соответствующую страничку в своей тетради для анкет. 
В любом случае скоро ты получишь от меня сообщение. Всего хорошего. 
Эдвард 
P.S. Взял на себя смелость предложить этот «Поп-Тартс» для твоего завтрака чемпионов. Я непоколебимо люблю его с самого детства, поэтому подумал, что, возможно, ты тоже его не разлюбила. Не нужно никакой глазури. Простое всегда лучше. И не позволяй щенкам вынудить тебя выпустить их. Тебе ни за что не загнать их обратно! 


Я хихикаю над его честной оценкой Люси и Лайнуса, которые неотступно следят за мной, высунув носы из вольера, с того самого момента, как я вошла на кухню. 

– Простите, ребятки, – бормочу я в их направлении, открывая коробку с печеньем и нетерпеливо хватая пакетик, как будто нашла золотой билет Вилли Вонки6. Замечаю тостер рядом с плитой и подхожу к устройству, всё еще не чувствуя под собой ног и испытывая настоящий кайф после чтения первой любовной записки от Эдварда. Конечно, слова «любовь» там нет, но это нормально. То, что он сказал, на мой взгляд, просто идеально. Мы на одной волне друг с другом – впервые чуть ли не за тридцать лет. Это несомненно нужно отпраздновать. 



В полдевятого утра я уже сижу на парковке «Hilton Doubletree»7 и не могу решить, стоит ли вообще туда заходить. Отель красивый, но выглядит не просто фешенебельным, а почти претенциозным. Я и так чувствую себя не в своей тарелке, разъезжая в арендованном «Hyundai Elantra» среди роскошных «Кадиллаков», «BMV» и открытых «Мерседесов». От «Carefree Resort»8, который я видела по дороге, до дома Эдварда можно доехать минут за десять, да и вообще тот отель подходит мне гораздо больше. 

Забежав в здание, чтобы отменить бронирование номера на оставшиеся двое суток, я решаю вернуться к «Carefree» и всю дорогу слушаю спутниковое радио. Мое внимание привлекает огромная ярко-красная надпись «У Гарри» на биллборде, рекламирующем какую-то бензоколонку и автомастерскую. Отсюда меньше четверти часа езды до дома Эдварда, и он упоминал, что его босса зовут Гарри. Мои брови удивленно поднимаются, а присущие мне внутренние инстинкты «Энциклопедии Брауна»9 подсказывают, что, вероятно, это место работы Эдварда. 

Колебания длятся еще целую милю – пока я не замечаю справа эту бензоколонку. «А почему бы и нет, черт возьми?» Впервые за тридцать лет не изображаю недотрогу. Не будет никакого вреда, если я заеду, чтобы поздороваться. 

Эдвард 

– Эй, Эд! К тебе пришли! – кричит Сет возле моего бокса. 

Мне очень интересно, о ком это он, но я уже сломал голову и шею, пытаясь отсоединить чертов зубчатый привод. 
– Дай мне минутку. 

Разложив детали, как хороший автохирург, которым я и являюсь, отступаю на шаг, чтобы размять шею и плечи. Честное слово, сейчас у меня самые трудоемкие операции. По крайней мере, когда с ними будет покончено, до выполнения дневного задания останется только пара аккумуляторов и регулировка. А Гарри и Майк могут поспорить, кто из них займется каталитическим нейтрализатором, который поступил поздно ночью. 

Снова нацепив темные очки, иду к передней части мастерской. Там чертовски яркий свет, особенно по сравнению с чревом автомобиля. 

Когда я вижу Беллу, сердце подпрыгивает. Кроме шуток, подпрыгивает, черт возьми. 

Вытираю грязные руки о задние карманы джинсов и встречаю ее у дверей цеха: 
– Вот это сюрприз! 

– Доброе утро, – нерешительно говорит Белла, а пылающий вокруг нее солнечный свет подчеркивает неземную красоту этой женщины. Черт побери, она словно послана небесами. – Надеюсь, у тебя не будет неприятностей из-за того, что я заехала. 

Я машу рукой и насмешливо улыбаюсь: 
– Никаких. Я практически управляю этой мастерской вместе с Гарри и никогда не делаю перерывов в работе. Он и бровью не поведет, если я поболтаю с тобой несколько минут. 

Она улыбается: 
– Спасибо за «Поп-Тартс». 

– О, тебе тоже такие нравились? – пожимаю плечами, улыбаясь в ответ. – Я рискнул. 

– Разумеется. Кое-что не меняется, – посмеиваясь, говорит она, – И простые «Поп-Тартс» – наилучший выбор. 

А теперь настоящая проверка: 
– Ты их подрумянила? 

Белла ухмыляется, и я немедленно понимаю, что она ела их точно так же, как всегда ем я, как едим мы оба с самого детства: 
– Только один пакетик. Второй остается сырым, конечно. 

– Конечно, – я довольно киваю и берусь правой рукой за левое плечо, чтобы растянуть ее. – Ну и какие у тебя планы на этот день? 

– Я нашла «Doubletree», но не остановилась там. Наверное, вернусь к твоей части города и выберу «Carefree Resort». 

На долю секунды мне кажется, что она говорит о возвращении в мой дом, и у меня учащается дыхание. Я не стал бы возражать. Совершенно. Но теперь она хотя бы будет в десяти минутах езды от меня. 

– Отлично. Слышал, как клиенты говорили, что это хорошее место. 

Она кивает. И я киваю. И нам чуть-чуть неловко. Но я понимаю, что мы всё еще не привыкли друг к другу, и не собираюсь впадать в панику. 

– Ты… у тебя бывает обеденный перерыв? – неуверенно спрашивает Белла, ее голос заметно дрожит. 

Слегка смутившись, морщу нос. Давненько не доводилось в таком признаваться: 
– Э… обычно да, но я сказал Гарри, что собираюсь работать без перерыва, поскольку хотел попасть домой на час раньше, чтобы увидеть тебя. 

– Правда? 

– Да, правда, – заверяю я, удивленный тем, что она еще не поняла, до какой степени я воодушевлен ее приездом. – Хочу иметь возможность провести с тобой как можно больше времени. Ты так и не сказала, надолго ли задержишься здесь. 

Она заправляет за ухо прядку, выбившуюся из-под заколки: 
– Наверное, собиралась жить одним днем, но это еще зависит от твоей работы. Не хочу тебя отвлекать. 

– Это не будет проблемой, – сую руки в карманы и прислоняюсь к стене. – Я поговорил с Гарри о своем графике и теперь свободен до конца недели. А еще он сказал, что я могу взять и следующую неделю, если захочу. 

Она сердито хмыкает и прикусывает губу: 
– Использовать столько отгулов, только чтобы развлекать меня? 

– Эй, в этом не может быть никакого «только». Ты… здесь? – я развожу руками. – Приехала в Аризону, чтобы найти меня? Это возможность восстановить связь с тобой, причем такая, о какой я даже подумать не мог. Ни за что не позволю этому моменту проскользнуть сквозь мои пальцы… сквозь наши пальцы. 

– Хорошо, – соглашается Белла, застенчиво улыбаясь. – Ты не услышишь от меня возражений. 

Я киваю: 
– Отлично. Слушай, мне нужно вернуться, – мотаю головой в сторону гаража, – но я позвоню тебе, когда приду домой, ладно? 

– Конечно. Я собираюсь взять номер в «Carefree» и, возможно, вздремнуть. Позволить организму приспособиться. 

Даю ей дорогу, подняв ладонь: 
– Звучит разумно. До скорого! 

Белла прощается и уходит, а я возвращаюсь и у дверей бокса встречаю Сэма, вытирающего ветошью замасленные руки. 
– Ну и женщину ты себе отхватил, Эд. 

Отвешиваю ему шутливую затрещину: 
– Глаза прочь, но да… она что-то особенное. Правда, не знаю, отхватил ли я ее, – я смотрю, как Белла выезжает с парковки и поворачивает на север, к отелю. – Над этим мне еще придется поработать. 



– Здесь меня никогда плохо не кормили, думаю, тебе понравится, – тихо говорю я, идя рядом с Беллой за распорядительницей к нашему столику в углу. В «Blue Adobe Grille»10 сегодня вечером людно. Мы пробираемся сквозь толпу преуспевающей пригородной молодежи, и моя рука лежит на пояснице Беллы. Мне очень нравится, что несколько секунд назад она не напряглась при моем прикосновении. На самом деле вроде даже слегка изогнулась ко мне. Мало кто уловил бы это движение, но я заметил. 

– Ваша официантка скоро подойдет, – сообщает администратор, подавая меню вначале Белле, потом мне. 

– Спасибо, – я смотрю на Беллу. – Как ты? 

Она заправляет прядку за ухо: 
– Со мной всё хорошо, Эдвард. Ты спрашиваешь в четвертый раз, – она наклоняет голову к плечу. – А с тобой? 

Я глубоко дышу: 
– Всё в порядке. Просто немного нервничаю, честно говоря. 

– Давно не ходил на свидания? 

Я качаю головой: 
– Это всё из-за того, с кем я сегодня, – тянусь за своим стаканом воды со льдом и начинаю быстро пить, а Белла хмурит брови: 

– Ты нервничаешь из-за меня? – ошеломленно переспрашивает она, хихикнув между словами? – Из-за меня. Как… как такое вообще возможно? 

– Ты по-прежнему не видишь себя отчетливо. Или, по крайней мере, не видишь себя так, как вижу я. 

Наш разговор прерывается, когда официантка торопливо проходит мимо нашего столика и ставит на него вазу с чипсами и сальсу. 

Я подаюсь вперед, положив руки на стол, а Белла наклоняет голову, чтобы лучше слышать: 
– Кажется, вчера вечером мы уже обнаружили серьезные различия в наших представлениях о том, что происходило, когда мы были детьми, – я стираю пальцем каплю, стекающую по стакану для воды. – Нам ничего не поделать с тем, что случилось тогда. Но я пытаюсь быть как можно более откровенным с тобой. Твое вчерашнее появление на моем пороге подействовало как всплеск электричества на мой разум… и сердце, – отвожу взгляд, пытаясь выразить мысли словами. – Не знаю, это словно найти под елкой подарок, о котором долго и безнадежно просил. 

Она смотрит на меня сквозь ресницы, едва заметно улыбаясь в ответ на мою аналогию. 

– Несколько месяцев назад я пообещал себе стать более открытым. Приготовиться впустить кого-то в свою жизнь, но никогда… – горло сжимается от радостного волнения, и я останавливаюсь, чтобы откашляться. – …никогда не представлял, что получу шанс быть здесь с тобой, – я прикусываю щеку изнутри и машинально царапаю затяжку на синей скатерти. – Я просто счастлив, по-настоящему счастлив, что ты приехала. И хочу, чтобы ты знала: я планирую как можно эффективнее использовать время, которое мы проведем вместе. 

Белла пытается скрыть улыбку, и это побуждает меня признаться еще кое в чем: 
– Помнишь угощение, которое было у нас на выпускном после восьмого класса? 

Судя по испытующему взгляду, она пытается уследить за ходом моих мыслей: 
– Ну да. 

Качаю головой, уйдя в воспоминания: 
– Я его ненавидел. 

– Почему? Уверена, еда была вполне приличная, хоть и подзабыла, – Белла смеется. – Разве ее доставили не из «Chez Robert»11

Я пожимаю плечами: 
– Возможно. Просто до сих пор свежо воспоминание, как разочарован я был тем, что мы не сможем пригласить девочек поужинать. Я хотел пригласить тебя

Она выпячивает подбородок: 
– Но ты пошел на этот бал с Трейси Пирсон. 

– Только потому, что девочка, с которой я хотел пойти, уже приняла приглашение от другого. 

Белла непонимающе смотрит на меня: 
– Ты говоришь, что хотел пойти со мной на выпускной бал. 

Я вздыхаю: 
– Неужели в это так трудно поверить? 

Она округляет глаза и берет чипс: 
– Зная обо всем, что я сделала вчера? Нет, поверить нетрудно. Мне просто интересно, почему ты меня не пригласил. 

– Пригласил бы, но мой план развалился, а я даже не знал, – сердито хмыкаю. – В январе того года я уехал на длинный уикенд. Моя тетя выходила замуж в Южной Каролине, – тоже беру чипс и кручу его в сальсе. – К моменту моего возвращения я, естественно, уже пропустил объявление и половина класса успела получить приглашения, в том числе и ты. 

Вздох, постукивание пальцами по столу, взгляд мне в глаза: 
– Никогда и ничего у нас не получалось легко и просто, да? 

– Ага. И я не сомневаюсь, что наша неуверенность всё очень усложняла. 

Белла печально кивает: 
– А как насчет того, чтобы пообещать друг другу или хотя бы вместе постараться отныне высказывать свои мысли и чувства? Жизнь коротка, и мы потратили зря десятилетия, упустив возможность быть прекрасными друзьями детства, – она улыбается и тянется за своей водой. – Что если между нами возможна прекрасная взрослая дружба? 

Я поднимаю свой стакан и чокаюсь с ней: 
– А может быть, что-то лучшее… что-то большее, – тяжело сглатываю перед тем, как продолжить: – То есть… есть ли шанс, что ты могла бы увидеть нас так? Захотела бы этого? Была бы к этому готова? – мои губы сжимаются, пока я подавляю волнение и смягчаю свой вопрос: – Когда-нибудь? 

– Здравствуйте, я Кэссиди, сегодня я буду вас обслуживать. Ну что, готовы заказывать? 

Хотя появление Кэссиди-кайфоломщицы подобно ведру ледяной воды, опрокинутому на наши горячие головы, я смотрю, вопросительно изогнув бровь, на Беллу, наши взгляды встречаются, и я вижу в ее глазах молчаливый ответ: «Более чем готова». 



– Феноменальный ужин, – Белла прижимает ладонь к животу. – Возможно, стоит еще раз побывать здесь до моего отъезда. 

Я отключаю сигнализацию и открываю для Беллы пассажирскую дверцу своего пикапа. – Это наверняка можно будет устроить, – а закрыв дверь, обхожу вокруг машины и сажусь за руль: – Ко мне, выпьем кофе? 

– Ну да, это гораздо лучше, чем пакетик растворимого, который я могу предложить тебе в своем номере, – говорит она, хихикнув. 

– Значит, завтра остаемся на месте, даем тебе еще раз отоспаться, а в четверг едем в Большой Каньон. Вначале можно отправиться на Западный Обод, побывать на Небесной Тропе12, если захочешь. 

– Ты когда-нибудь был там? – спрашивает она. 

– Да, один раз. Но мне нравится забираться немного севернее и просто устраивать одиночный пикник. 

– Тогда давай так и сделаем. Я доверяю твоему выбору маршрута. 

Я киваю, постукивая большими пальцами по рулевому колесу: 
– Будет чертова уйма езды, но оно того стоит. На обратном пути можем найти площадку для кемпинга и в пятницу посетить Седону. 

– Мне это подходит, – соглашается Белла, откидываясь на подголовник. 

Остаток пути до моего дома мы обмениваемся историями типа «а помнишь?..» о наводнении две тысячи четвертого. После того как за сутки выпало больше фута осадков, в Медфорде и других городках Южного Джерси прорвало двенадцать дамб. Это вызвало настоящий потоп, который смыл огромное количество разного имущества, автомобилей, причалов и даже несколько домов, чем совершенно выбил из колеи наше население. Ошарашены были даже метеорологи, назвавшие это «штормом тысячелетия». 

– Слава Богу, никто не погиб. Мои родители к тому времени уже переехали в Аризону, но я пригласил их хороших друзей пожить у меня вместе с детьми, – рассказываю я. – К ним в подвал натекло восемь футов воды (Прим.пер.: около 2,4 м), а в доме не было электричества. 

– Это было безумие. Папа той весной как раз ушел на пенсию, но несколько недель каждый день ходил в полицию, помогал проводить спасательные работы и очистку, – вспоминает Белла. – Я приехала из Атланты примерно месяц спустя и поездила по округе, чтобы узнать, что пострадало, – она качает головой. – Никогда не видела ничего подобного. Погоди… – она хлопает себя по бедру, – …а то каноэ, которое было обернуто вокруг дерева в Джексон-Парке? Представляешь, какой силой должен был обладать поток, чтобы намотать чертово алюминиевое каноэ на ствол дерева? 

Я смеюсь, сворачивая на свою улицу: 
– Да, серьезно, это было безумие. Мне нравится, что каноэ так и не убрали. Оно стало чем-то вроде маленького памятника этому потопу, – с усмешкой говорю я. – Но, по крайней мере, все дамбы сейчас усилены. Полагаю, нет худа без добра, – кивнув, пожимаю плечами. – Долгое время их хватало, но тот ливень оказался достаточно мощным, чтобы разнести дамбы вдребезги. Теперь, после их усовершенствования и остальных мер по улучшению защитных сооружений, беспокоиться не о чем. 

Белла поворачивается ко мне, на лице понимающая улыбка: 
– Наверное, время от времени всё нуждается в перестройке. 

Я улыбаюсь и продолжаю смотреть на дорогу, но бросаю взгляд на Беллу, чтобы подмигнуть ей. Мы оба знаем, о чем говорим… и мне нравится, что мы на одной волне. 

Мои глаза изумленно округляются, когда мы подъезжаем ближе к дому. На дорожке стоит красная «Тойота Камри». О Боже. 
– Хм… похоже, у меня неожиданная гостья, – я повожу головой в сторону силуэта в дверях. – Моя мама. 

Белла молчит, но улыбается, а я выключаю зажигание. 

– Привет, солнышко! – кричит мама, когда я выхожу из машины. – Извини, я без звонка. Просто нашла в продаже этот щенячий корм и решила, что могу запастись им для нас обоих, – она продолжает говорить, пока ее не останавливает появление моей пассажирки, обходящей пикап. 

– Мам… 

– О, прости. Я не знала… – мама замолкает, качая головой: – Белла? 

Я улыбаюсь, наблюдая за обменом приветствиями между двумя дамами: 
– Здравствуйте, миссис Каллен. 

Моя мать хватается за щеки, потом бежит к Белле: 
– О Господи! Что, ради всего святого, ты здесь делаешь? 

Не могу удержаться от ухмылки, мельком подумав, не попытается ли Белла дать маме то же объяснение, что и мне. 

– Приехала повидаться со старым другом, – отвечает она, показывая на меня. 

– Что ж, я очень рада, что ты это сделала. Мы очень рады! – мама оглядывается на меня, сияя как безумная. – Ну, как ты вообще? То есть я знаю, что, должно быть, не слишком прекрасно. Грустно было узнать о твоем разводе, – она прищелкивает языком. – Какая гадость! Как ты держишься? 

– Ма… хватит, – заставить маму замолчать и воздержаться от бестактных расспросов оказывается гораздо легче, чем я ожидал, и она немедленно отходит на шаг от Беллы. 

– Ох, понимаю. Мне надо успокоиться. И уже поздно, а у вас… – она показывает большим пальцем себе за плечо, – …еще много дел, я уверена… то есть «Ночь только начинается»13, – поет она и умолкает. 

Боже. Я с силой зажмуриваюсь: 
– Ма. Наверное, будет лучше, если ты прекратишь, пока не поздно. 

Мама кивает и подходит, чтобы поцеловать меня, выпустив смеющуюся Беллу из своего захвата в стиле Кун-фу: 
– Правильно, прекращаю. Вот она я, прекращающая. Но… обязательно приезжайте ужинать, пожалуйста! – она выворачивается из моих объятий и снова обращается к Белле: – Приедете оба завтра вечером? 

Не знаю, готов ли я уже чем-то поделиться с кем-нибудь. Вчера всё было замечательно. Сегодняшний ужин тоже прошел потрясающе. Мы говорили обо всем, что нас затронуло за все эти годы, хорошем и плохом. Но Белла всё еще не видела меня… не видела мою голову. Этим вечером я в своей любимой кепке для гольфа, надетой козырьком назад, и Белла сказала, что мне так идет. Знаю, что для нее это не станет вопросом огромной важности. Но для меня да. И мне нужно одолеть эту следующую ступеньку, какой бы она ни казалась остальным – высокой или не очень. 

Белла непрерывно улыбается и кивает, а у меня в этот момент не хватает духа испортить мамино приподнятое настроение, поэтому я соглашаюсь. После еще нескольких объятий и поцелуев вежливо подталкиваю маму к ее машине, а потом мы с Беллой идем в дом. 

– Только мне нужно в ванную, – говорит она, входя вслед за мной. 

– Конечно. А я начну варить кофе. Сегодня никакой выпивки, – смеюсь я. – Обещаю доставить тебя в отель в целости и сохранности и вернуться достаточно рано, чтобы выспаться. 

– Договорились. 



Когда кофе уже капает, я решаю всё-таки отважиться снять кепку. Больше нет необходимости прятаться за головным убором. Если мы собираемся провести вместе несколько дней, путешествуя, купаясь, разбивая лагерь… она рано или поздно меня увидит. Поэтому можно сорвать этот пластырь прямо сейчас. Многие мужчины моего возраста теряют волосы – вероятно, уже не первый год… мне просто нужно напомнить себе, что теперь я влился в эту возрастную группу, и преодолеть шок и ощущение позорного клейма, с которыми приходилось иметь дело более пятнадцати лет. 

Оставшись с непокрытой головой, чувствую одновременно освобождение и приступ тошноты. Бросаю кепку на кухонный стол и сажусь на пол с Люси и Лайнусом, которые с готовностью начинают прыгать через меня. Слышу, как открывается дверь ванной, и внутри меня всё переворачивается. Вот оно… обратного пути уже нет. 

– Ну вот, теперь передо мной самый идеальный семейный портрет, какой мне когда-либо приходилось видеть. 

Слова Беллы заставляют меня улыбнуться. Встречаю ее взгляд, а она просто подмигивает мне. И я понимаю, что всё в порядке. 

Бояться нечего… с Беллой всегда так было. 

Она без промедления садится на пол рядом со мной, всего в нескольких дюймах. И начинает хихикать над тем, как Лайнус прыгает и ковыляет по ее коленям, прикусывая, облизывая и толкая носом ее руки и лицо, когда она наклоняется. 

– Кофе почти готов, – сообщаю я среди всех этих мини-воплей и повизгиваний. 

– Отлично, – Белла хихикает, когда Люси бросает меня и присоединяется к Лайнусу. – Для меня это лучшее завершение вечера. Спасибо за прекрасно проведенное время, Эдвард… и за то, что доверяешь мне, – она слегка подталкивает меня ногой. 

Я проглатываю комок в горле и еще раз с облегчением вздыхаю: 
– Спасибо тебе, – искренне говорю я, откашлявшись и стукнув кулаками по коленям, – за… – качаю головой, – …За всё. 

 



1 – Ты убиваешь меня, Смоллз (англ. You're killin' me, Smalls) – дословная цитата из фильма «Площадка» (англ. The Sandlot, США, 1993 г., режиссер Д.М.Эванс); так Бенни Родригес (предводитель дворовой бейсбольной команды, актер Майк Витар, англ. Michael Anthony "Mike" Vitar) не раз сердито говорит главному герою, Скотти Смоллзу (актер Том Гайри, англ. Thomas John «Tom» Guiry). Фраза стала очень популярной, встречается даже в виде принта на футболках. Обычно ее используют, чтобы полушутливо выразить крайнее раздражение по отношению к собеседнику: https://www.youtube.com/watch?v=xs73-eVBu6I ; 
2 – Сезам Плэйс (англ. Sesame Place) – детский тематический парк в Мидлтауне, Пенсильвания; создан на основе международной детской телевизионной образовательной программы «Улица Сезам» (англ. Sesame Street); 
3 – Сестра Кристиан (англ. Sister Christian) – название композиции группы «Night Ranger» из альбома «Midnight Madness», 1984 г.; эта рок-баллада написана лидером группы Келли Киги (англ. Kelly Keagy) для его сестры и стала хитом группы; 
4 – «Stop the madness. Make it go away» (рус. «Остановите безумие. Прогоните его») – песню с таким текстом найти не удалось. Буду благодарна, если кто-нибудь поделится знаниями; 
5 – ВНЧС (англ. TMJ) – височно-нижнечелюстной сустав; 
6 – Золотой билет Вилли Вонки – персонаж фильма «Вилли Вонка и шоколадная фабрика» (англ. Willy Wonka & the Chocolate Factory, США, 1971г., режиссер Мел Стюарт) кондитер Вилли Вонка спрятал золотые билеты в шоколадные батончики; 
7 – «Hilton Doubletree» – четырехзвездочный фешенебельный отель в центре Скотсдейла; 
8 – «Carefree Resort» – тоже отель на четыре звезды, но действительно находится всего в десяти минутах езды от дома Эдварда на East Cavalry Drive и выглядит чуть скромнее: вот так
9 – «Энциклопедия Браун» (англ. Encyclopedia Brown) – название серии детских книг писателя Дональда Соболя о приключениях мальчика-детектива по имени Лерой Браун, которого прозвали «Энциклопедией» за его ум и эрудицию; 
10 – «Blue Adobe Grille» – бар и ресторан мексиканской кухни в Скотсдейле, Аризона. 
11 – «Chez Robert» – ресторан, реально существовавший неподалеку от Медфорд-Лэйкса, в тауншипе Хаддон (англ. Haddon Township, NJ), теперь на его месте находится ресторан итальянской кухни «Giumarello's»; 
12 – «Небесная тропа» (англ. Skywalk) – смотровая площадка над Большим Каньоном; 
13 – «Ночь только начинается» (англ. The night is young) – видимо, мама Эдварда цитирует одноименную песню канадской певицы Нелли Фуртадо (название часто переводят как «Еще не вечер»), хотя возможны варианты.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/66-539-1
Переводы O_Q (Ольга) Маришель 39 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Нельзя быть верным на сколько-то процентов, только на все сто."
Жизнь форума
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Вселенная Роба - 9
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Зверодети
Поболтаем?
❖ Damsel/Девица
Фильмография.
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
Последнее в фф
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
❖ Абсолютная несовместим...
Альтернатива
❖ Far Away Flame | ...
Переводы
❖ Новолунье не придёт ни...
Альтернатива
❖ Его Любовница. Глава 9
СЛЭШ и НЦ
❖ Ангел для Майкла. Спас...
Собственные произведения.
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Yahoo
7. Aol
Всего ответов: 175
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 14
Гостей: 12
Пользователей: 2
masha7777 Маришель


Изображение
Вверх