Творчество

Хэппи-энд до востребования. Глава 24. На пороге двух дверей
23.02.2017   03:15    
POV Том
Прошло ни так много времени с того момента, как мы расстались в зале отлета. Но за этот короткий период жизнь повернулась на сто восемьдесят градусов и теперь явно не стоит к нам лицом. Наше расставание, казавшееся чем-то правильным и естественным, теперь утратило смысл, после того как первый запал прошел. Решение далось мне просто, можно сказать - спонтанно, за то последствия накрыли с головой. Одна часть меня была намертво приклеена к ней, а другая, как оказалось, более сильная или наоборот слабая, но гораздо более рациональная, считала расставание необходимой мерой. Необходимой для меня, для Ольги и, как ни странно, Паттинсона, который тогда прибывал где-то в далеко от реальности.
Я знал его почти всю жизнь и понимал увлеченность ею. Для Роберта эта девочка глоток свежего воздуха, что-то совершенно иное из параллельной вселенной, не имеющее ничего общего с его, надо отметить, временами весьма паршивой жизнью. В какой-то момент я, возможно, завидовал ему, но осознавал, что свались все это на меня, то скатился бы раньше. Ольга могла дать ему иллюзию нормальности, не обращая внимания на всю шумиху вокруг его звездной персоны, спуская с небес на землю, порой очень жестко. Маленький кусок прошлого, приятное воспоминание, за которое он все время хватался. В конце концов, они оба хотели одного и того же - нормальных отношений, где он и она отдельно от всего мира, только еще не знали что их желания полностью совподают.
Это не гребаное благородство, нет! В нашей связи с ней все просто и в тоже время сложно. Будь Ольга девочкой с улицы, все было бы совершенно иначе, шло своим путем. Но она дочка Владжемира, данный факт накладывал множество обязательств и нюансов на наши отношения. Даже слишком много обязательств. Это несколько напрягало, а порой просто сводило с ума. Нет, я знал, что Ольга никогда не побежит жаловаться родителям на то, что я ее бросил или каким-либо образом обидел, но ведь другим язык не отрежешь. Отец всегда умел задавать вопрос так, что я непременно отвечал ему правду. А дальше начнутся упреки, почему, зачем.… Когда мы начали встречаться, он вздохнул облегченно, словно она могла исправить меня или наставить на путь истинный. И Влад тоже. Такое странное противоестественное ощущение, что все уже решили за тебя, остается только соглашаться и кивать головой. Хотя, по сути, так и есть.
С Питером мы знакомы на много дольше чем с его беспутной сестрой, но до недавнего времени наше общение нельзя было назвать близким или хоть сколько приятельским. В детстве мы пару раз пересекались на дружеских вечерах во время стремительных набегов Владжемира в Лондон, которые всегда ассоциировались с праздником, когда почти весь дом стоял на ушах. Отец весьма ценил своего русского друга, наверное, это обусловлено их редкими встречами, но того, что Владжемир Бознански яркая и харизматичная личность, было не отнять. Питер был старше меня и гораздо заносчивей, как мне тогда казалось, но в то же время отличался от всех моих приятелей с необсохшим молоком на губах. В то время пока мы с Матильдой воровали конфеты со стола, он уже вовсю ухлестывал за моей кузиной Бетти.
Имя Ольги тоже всплывало с завидным постоянством. Влад, или в то время дядя Влад, гордился своей дочкой как-то по-особенному, выделяя ее из всех своих детей. Он запоем говорил о том какая она умная, талантливая и какие большие надежды подает. Золото, а не девочка. Но тогда мне несведущему десятилетки было абсолютно наплевать на далеких мифических девочек, пусть и золотых. Единственным четким воспоминанием о ней было то, что у нас день рождения в один день.
Когда три года назад Роберт привел ее в клуб в качестве своей девушки, ничто не предвещало того, что мы можем быть как-то связаны. Просто русская смазливая туристка, вечно болтающая без умолку, на которую он просто не мог не запасть. Потом она уехала, как и должна была. У него рвало крышу, а мы просто смеясь, наблюдая за его стенаниями, считая, что скоро все закончиться.
Но жизнь странная штука, порой дрянная и жестокая, никогда не знаешь, что она выкинет в следующую секунду. Она связала наши судьбы с этой далекой русской девочкой, чтобы однажды столкнуть лбами, при этом сбив с ног.
Мне нравилась Ольга. Очень нравилась,… но отсутствие выбора, заставляло идти в противоположную от нее сторону. Чем больше мы встречались, тем больше это затягивало. Сегодня мы живем вместе, а завтра мы женаты с детьми. И нет других вариантов. Ольга права - все распланировали за нас. И если сначала ситуация воспринималась как шутка на семейном обеде, то с каждым днем нас все больше и больше загоняли в определенные рамки. Лучше разорвать все сейчас, пока это еще возможно и безболезненно для нас обоих. Когда Ольга решила вернуться в Россию, я вздохнул с облегчением. Мне нужен был перерыв. Это тот самый выбор, в котором я нуждался. Возможно не верный, но он мой.
Мы не разговаривали с нашего дня рождения, после моей пьяной выходки, о которой сто раз пожалел, и вот я снова в Хитроу встречаю ее.
Время остановилось к какой-то определенно точки «g», замерло, а я никак не мог увидеть ее лицо среди толпы вновь прибывших на Туманный Альбион. Наконец, заметил тоненькую фигурку, закутанную в шарф почти до самых ушей с растрепанной косой. Даже с этого расстояния можно разглядеть, как подрагивает ее нижняя губа и как отчаянно она пытается убрать с лица выбившуюся челку, не уронив при этом ручку чемодана зажатого в другой руке. Улыбнувшись, я сделал три шага вперед, подхватывая падающий багаж.
- Привет.
Ольга подняла глаза, под которыми залегли темные тени, изумленно глядя на меня:
- Привет. А где мой брат?
Я пожал плечами:
- Не знаю, Божена не дозвонилась до него утром. Она сейчас у нас, отец попросил встретить тебя. Твоя неделя растянулась слишком надолго...
- А ты так и не вкинул этот дурацкий свитер, - она невесело улыбнулась, поводов для радости у нее сейчас мало.
- Я ждал твоего возращения, только повод должен был быть другой, - ответил я, наконец, обнимая ее за плечи. Ольга слегка отстранилась, держа между нами дистанцию. Это было ее право. - Как долетела?
- Наверное, хорошо. Настойка валерьяны уже не помогает. - Видно было, что ее нервы натянуты до предела, я никогда не видел ее такой прежде, как струна, которая вот-вот лопнет. - Жаль, что в Лондон не ходят поезда, я бы воспользовалась их услугами. Как мой отец? – наконец спросила она, следуя по пятам за мной, все еще пытаясь усмирить свою челку.
- Вы ведь говорили по телефону с сестрой и моим отцом, или ты им не веришь? – я улыбнулся, стараясь поддержать ее. – Владу повезло, но в следующий раз сердце может не выдержать.
Она нахмурилась, как обычно, сведя брови на переносице, так что между ними залегала глубокая складка, мне хотелось стереть пальцем это выражение с ее лица, чтобы потом нарисовать там безмятежную улыбку.
- Он много пил в последнее время. Хорошо, что Божена сейчас у вас, ей не следует оставаться одной дома, пока мой брат где-то пропадает, отец и так сильно перепугал ее, - Ольга замолчала о чем-то напряженно думая, - я хочу уговорить его вернуться домой. Мне не разорваться между Россией и Англией. Все это слишком для меня.
- Так почему бы тебе не обосноваться тут в Лондоне? – это было пустое предположение, я знал наверняка, что она не собирается возвращаться, и у нее заказан обратный билет. Наша встреча сейчас напоминала свидание двух паралитиков, один слепой другой глухой.
- Том, я не останусь в Лондоне ни на минуту дольше, чем того потребуют обстоятельства. Если бы папа не заболел, я бы не вернулась обратно. Моя стрессоустойчивость с годами падает, жизненные колебания весьма вредны для детской психики. - Хоть самоирония никуда не делась и то хорошо. - К тому же мои тараканы совсем пропадут без меня, за это время мы неплохо с ними сжились.
- Тараканы? – слегка улыбнувшись, спросил я, даже не заметив, как мы подошли к парковке.
- Ну да насекомые такие с длинными усами. Слышал? Они устроили не плохой притон ночью на моей кухне, и я никак не могу их вытравить. Представляешь?
- Сумасшедшая, - засмеялся я, открывая перед ней дверь. – Я рад, что ты вернулась.
- Я не вернулась, - напомнила Ольга, садясь спереди на пассажирское сиденье.

В больнице удушливо пахло лекарствами и болезнью. Ненавижу больницы с детства, после того как в семь провалялся в ней почти месяц простудой перешедшей в воспаление легких, после того как умудрился наесться сосулек, которые тогда мне казались чем-то диковинным, вроде леденцов, выросших на зданиях. Бесплатный бонус за хорошее поведение. Помню, мама долго кричала о бестолковости старшего сына, а Паттинсон, который в то время сам не отличался особым умом, все время ржал. Наверное, я больше никогда не выставлял себя большим клоуном. Позже, когда мне было пятнадцать, заболела бабушка, и мы навещали ее, в меня просто впитался этот удушливый запах. Чем пахнет больница? Хлоркой и лекарствами, тревогой и страхом, старостью и смертью, одиночеством.
- Никогда не хотел стать врачом, - шепнул я Ольге на ухе, после того как мы отошли от справочной стойки.
- Тебя бы и не взяли, желудок слишком слабый, чтобы препарировать лягушек. Я умею мерить давление и укол тоже могу. Если что обращайся, когда достанет белая горячка, могу вколоть дозу галоперидола в зад, - он засмеялась, явно издеваясь надо мной.
- Ты сама любезность. Откуда у тебя такие глубочайшие познания?
- В школе ходила на медицину, вместо уроков труда. Строчить передники точно не мое. Не заговаривай мне зубы, пытаясь отвлечь. Я совершенно спокойна, валерьянка все же подействовала.
Влад лежал в отдельной палате цена проживания в которой, наверняка, приближалась к номеру в хорошем отеле. Все белое и стерильное до рези в глазах. Сам он выглядел гораздо лучше, чем за несколько дней до сердечного приступа, когда заходил к нам в гости.
Капельницы и отказ от алкоголя пошли ему на пользу, но вот обреченность во взгляде никуда не делась. И Ольга это видела это тоже. Я сжал ее руку сильней, она провела пальцем по тыльной стороне ладони, словно говоря спасибо. Разорвав прикосновение, подошла к отцу и присев на краешек кровати заговорила с ним то на русском. Оказывается, я раньше никогда не слышал, как она говорит на родном языке, казалось, что ее голос звучит совершенно иначе. Более мелодично и протяжно, немного нараспев, как музыка. Хотя скорей всего она ругалась на Владжемира. Все время чем-то недовольна, но в ее ворчании всегда была доля истины.
Вволю отчитав своего родителя, Ольга вышла из палаты поговорить с врачом, мы с Владом остались одни. Мне почему-то стало неловко, перед этим человеком, которого я с детства безгранично уважал.
- Я рад, что вы зашли вдвоем, - сказал он, поднимаясь с кровати и подходя ко мне.
- Да, я встречал ее в аэропорту, рейс немного задержался.
– Хочу тебя кое о чем попросить, Том. - Я напрягся, ожидая его вердикта. – Уговори мою дочь остаться в Лондоне. Почему в этой чертовой больнице не разрешают курить? – Он начал нервно заламывать пальцы, на которых все еще остались, казалось, навечно несмываемые следы краски. От него всегда пахло дорогим алкоголем, тем, что не купишь в дешевом Лондонском пабе и тем, что подчивал отца во время своих визитов, и скипидаром, которым разбавляли масленые краски.
- Я думал, вы не курите? – усмехнулся я. Владжемир дружелюбно похлопал меня по плечу, хрипло рассмеявшись. – Не думаю, что Ольга меня послушаться, но я попробую…
Вот и все, попался. Потом он начал спрашивать меня о работе, театре, давал какие-то мудрые советы, то, же самое что делал и всегда.
Не знаю, зачем я это обещал ему, но что-то было в его лице заставившее меня согласиться. В тот момент я понял Ольгу, как не понимал ранее. Понял, почему она слушается его, почему так зависима от его мнения, почему Питер так старается убежать от семьи. При внешней казалось открытости и простодушности, он располагает тебя к себе, давя своим авторитетом, что ты уже не в силах отказать этому человеку. Мой отец временами мог быть диктатором, но при вечной занятости он частенько спускал выходки своих троих отпрысков на тормоза. Влад же полностью и безоговорочно, порой незаметно для них самих, контролировал жизнь своих детей. То где они учились, с кем дружили и общались, места которые посещали…. И если где-то они шли против его воли, то, мнимо соглашаясь с их мнением, подстраивал под себя другие аспекты их жизни. Владжемир не был однозначно хорошим или плохим, мое устоявшееся мнение о нем ни сколько не пошатнулось, но все что касалось его пятерых детей, то он был и останется всегда безусловным диктатором.
В палату вернулась Ольга, с подозрением посмотрев на нас. В голове тут же возник наш разговор перед ее отлетом, и знал, что буду делать дальше. Выйдя из палаты, набрал номер Артура, зная что он мне откажет, памятуя о том, что он мне должен, после того как я забирал его пьяного в хлам из полицейского участка ничего при этом, не сказав матери с отцом.
Когда мы, наконец, вышли вдвоем из больницы, я выдохнул с облегчением, вдыхая свежий воздух и тут же доставая пачку сигарет.
- Ты не сказала отцу, что мы расстались? – напрямик спросил я ее, вспомнив об очевидном.
Ольга слегка побледнела:
- Это так важно? Сказала, что собираюсь некоторое время пожить в России. Прости, но как-то не представилось возможности вдаваться в подробности. Не говорить же ему сейчас.
- Это обман, - напомнил я.
- Не обман, а всего лишь полуправда, от которой в данный момент никому хуже не будет. Через неделю - две приедет мама, когда уладит все вопросы с просроченным паспортом, и я смогу вернуться домой. Все вопросы отпадут сами собой. У меня, знаешь ли, работа, я не могу тут торчать вечно.
- Какая? Ты ничего не говорила про работу? – напомнил я, открывая перед ней переднюю дверь автомобиля.
- Ты не спрашивал. Обыкновенная работа, на которую надо ходить утром и возвращаться домой вечером. Меня взяли менеджером в одну из торговых компаний, им точно не понравиться мое долгое отсутствие после всего трех недель работы.
Выкинув окурок, я изумленно посмотрел на нее:
- Какой из тебя менеджер? Ты даже компьютер включать не умеешь, – никогда не представлял ее офисным работником.
Похоже мои слова ее не на шутку разозлили, Ольга возмущенно смотрела на меня, а глаза горели каким-то непонятным лихорадочным блеском:
- Вообще-то, смею напомнить, что у меня есть экономическое образование, и я всего лишь нашла работу по специальности! К тому же ты не представляешь, сколько сжирают денег коммунальные счета. У меня просто нет возможности ждать с моря погоды, пока кто-то обратит внимание на мой ничем не подтвержденный талант и не вложит деньги в мой, возможно, полностью не окупаемый проект. Я не хочу, и не буду жить чужими подачками или напрасными мечтами...
В Лондоне я жил с родителями, считая нецелесообразным снимать квартиру. Не завернутый на тачках или дорогих тряпках, вполне обходился теми деньгами, что мне платили за очередные съемки. Как правило, гонорара хватало, чтобы дотянуть до участия в следующем проекте, а часто еще и оставалось. Но я прекрасно понимал тех, кому этих денег совсем не хватало. Наверное, больше всего мне нравилось в Ольге, что успех и финансовое благополучие ее родителей никак не относилось к ней самой. Я знал, что если понадобиться, то она наплюет на все, и будет торговать пончиками в ближайшей закусочной, считая такое занятие менее зазорным, чем просить денег у родителей. Это вызывало во мне уважение, потому что я бы не смог торговать пончиками.
- Поужинай со мной? Родители будут рады тебя видеть, - спросил я, не зная зачем. Просто хотелось провести время вместе.
- Решил задобрить меня, Старридж?
- Может быть. У меня есть обещанный подарок к прошедшему дню рождения.
- Не подлизывайся, я думала, что уже получила свой подарок, - рассмеялась она, откинув голову на подголовник. – Ладно, заодно заберу Божену от вас, пока они с Артуром не убили друг друга.
- После третьей ссоры с применением холодного оружия - они поладили. Она довольно таки забавная, - я завел мотор, выруливая с больничной парковки.
- Даже и не думай, о чем ты сейчас думаешь, ей через месяц будет только восемнадцать, - Ольга расплела растрепанную косу и скрутила волосы узлом на затылке.
- Никогда не думал что ты ханжа.
- Просто не хочу, чтобы она повторяла мои ошибки.
- Ты не хочешь или Влад? – я краем глаза наблюдал за ее реакцией.
- Мне не нравится тон твоей речи. Даже и не думай, Том, - подвела итог нашего разговора Ольга, отворачиваясь к окну.
Родителей, как и Матильды дома не оказалось. Мой братец вместе с Боженой смотрели телевизор в гостиной. Судя по их лицам, они еще не успели разругаться. На самом деле, у них было много общего. Они были одногодки и учились в одной параллели, даже имели каких-то общих друзей, но при этом постоянно не ладили.
- Привет.
- А вот и они, - поприветствовал нас Артур. Ольга, усмехнувшись, покосилась на меня, но я только пожал плечами. – Как долетела, родственница?
- Без потерь для здоровья, - засмеялась она.
- Мы уходим,- заявила Божена, смерив нас многозначным взглядом. – Ты ночуешь сегодня дома?
- А есть сомнения? Не хочешь спросить как отец? – Ольга скептически подняла бровь, рассматривая сестру, что-то прикидывая в голове.
- Я была у него утром или может мне объявить траур и запереться в четырех стенах? Нас вообще-то ждут, - ей не терпелось завершить этот разговор как можно скорей.
- Идите куда хотите. Я что нянька тебе? - Ольга махнула рукой, полностью капитулируя.
- Ты чудо, увидимся дома, - Божена чмокнула сестру в щеку и выпорхнула вслед за Артуром. - Том, ты придешь позже?
Я только пожал плечами, ничего не обещая.
- Я что-то пропустила за этот месяц? – спросила она меня, снимая пальто.
- Давай ужинать, - позвал я, не желая вступать в долгие диалоги, которые ничем не закончатся. Спорить с ней бесполезное занятие, особенно если это девчонка на самом деле праваа.
Пока я разогревал в микроволновке холодный ужин, а Ольга расставляла, тарелки мы молчали. Это глупо и тем для разговоров было много, но мы молчали.
- Пить будешь? – спросил я, разрывая гнетущую тишину.
- А повод?
- Отметим прошедший день рождения.
- Значит, ты меня еще и споить хочешь? Отлично, это именно то, что мне сейчас нужно. Как прошло твое празднованье сего знаменательного события?
- Как обычно. Сохо, Паб, дешевый виски… - улыбнулся я, наливая ей бокал вина, потому что ничего другого в запасе не оказалось, - А твое?
- Дом, салаты, водка.… В этот раз я даже на столе не танцевала. Роберт не рассказывал? - мы вдвоем рассмеялись, разрежая обстановку.
Я усмехнулся, потому что он на самом деле не рассказывал, а я не спрашивал.
- А до этого танцевала?
- Что-то типа того. Тебе лучше этого не знать, все закончилось печально.
И снова глупое молчание.
- Что между вами опять происходит? Паттинсон ходит мрачнее тучи, ушел с головой в работу. Ты не вернулась, хотя должна была. Я думал, что вы должны были, наконец, прийти к мирному соглашению. Все было так задумано.
Ольга отложила вилку, а потом на ее лице появилось странное задумчивое выражение:
- Ты отвратительный сводник, Том. Бросаешь меня, подсылаешь Паттинсона... Я вот хочу понять твои мотивы, но никак не могу. Может, дело вовсе не во мне? Почему бы тебе сейчас не пойти и не присоединится к Артуру с Боженой.
Я усмехнулся, подливая ей вина, понимая, как мне не хватало ее и этих бесконечных диалогов и словесных поединков:
- Я за мир во всем мире, а ты уходишь от темы. Что опять не так?
Ее смех эхом разнесся по кухне:
- Старридж, почему ты такой, что мне на тебя даже толком разозлиться не выходит? Все хорошо, у кого-то просто очередной приступ амнезии. Это ничего, бывает. Мальчик получил игрушку, поиграл и бросил. Но не надо меня сейчас жалеть... - Она остановила мою невысказанную речь, легким движением руки, положив свою ладонь на мою. Она казалась холодной как лед в данный момент. - Все в порядке, правда. Режим "наплевать" работает как надо.
- Сейчас приду, подожди.
Когда я вернулся, Ольга сидела на том же месте, тщательно размазывая салат по тарелке. Подняв глаза, она удивленно взглянула на меня, чуть не выронив вилку из рук:
- Что это?
- Рыба в аквариуме. Прости, канареек не было.
- Издеваешься? – Девушка все еще продолжала недоверчиво смотреть в мою сторону.
- Ничуть. Ты хотела о ком-то заботиться, вот, пожалуйста. Не нравится рыба, могу позвать Паттинсона, но учти он гораздо прожорливей.
Не выдержав, Ольга расхохоталась:
- Том, по-моему, ты перепутал день дурака с днем сурка.
- Вообще-то это еще не все, - напомнил я, про себя отмечая, что стоит придушить Артура с его золотой рыбкой.
- К рыбке прилагается корм? – она никак не могла успокоиться, все еще сгибаясь пополам от смеха.
- Надеюсь, ты не будешь кормить этим ее, - я протянул ей сверток, смотря, как она разрывает оберточную бумагу маленькими пальчиками. А потом замерла по-особому, любовно глядя на подарок.
- Где ты это нашел? Невероятно… запомнил... - Никогда не думал, что обычная книга может вызвать у кого-то столько восторга на лице. Книги для меня были просто книгами, порой интересными, порой нет.
- Продавец сказал, что это какое-то коллекционное издание, выпущенное для юбилея «Русского дома». Такие обычно покупают только коллекционеры.
- Сказки Пушкина с иллюстрациями Билибина. Я тебя обожаю, - она кинулась мне на шею, но тут, же отстранилась, - Целоваться не будем.
Я кивнул, признавая это как истину, присаживаясь рядом с ней.
- Послезавтра концерт у Маркуса и его группы, пойдешь со мной?
- Пригласи Божену.
- Она и так будет. Так ты пойдешь?
Ольга замялась, обдумывая решение:
- В качестве кого я там буду? У тебя, кажется, есть девушка? – Ее безразличный том немного раздражал, наряду с хитрым прищуром глаз.
- Не говори ерунды, - возразил я.
- Она так не думает, - просто ответила Ольга, налив себе еще вина. – Твое здоровье.
- Откуда ты все знаешь? – теперь мы стояли друг напротив друга и смотрели в глаза, словно бросая друг другу вызов.
- Сорока на хвосте принесла, - она ухмыльнулась, продолжая играть в гляделки.
- Твоя сорока ввела тебя в заблуждение.… Так ты пойдешь? - я первый отвернулся, потому что со стороны мы скорей всего напоминали двух придурков.
- Прекрати заниматься сводничеством, если кому-то от этого полегчает - я пойду. А теперь отвези нас с Флаундером домой, у меня чемодан не распакован, а тебя, кажется, ждет моя сестра, - она сделала невинные глаза, что я просто не смог ей отказать.
- С кем?
- Флаундером. Рыбой короче. Ты что Русалочку не смотрел? - я покачал головой. – Ну, ты даешь! Даже я ее смотрела в свое трудное светское детство. Позор тебе, Старридж.
- Я этого не переживу. Теперь ты не сможешь оставить рыбу одну на произвол судьбы.
- Конечно, конечно, - пропела Ольга, доставая что-то из своего чемодана. – Лови.
- Что это? – спросил я.
- Свитер, конечно. Я обещала, что стяну с тебя это безобразие.
Я рассмеялся, беря подмышку аквариум с Флаундором:
- Не легкая тебя ждет судьба, брат, с такой хозяйкой.

*****
Позже объявился Питер, перехвативший меня на полпути к дому, встречу с Артуром и его компанией, я намеренно пропустил. Косые взгляды Божены порой сводили с ума. Она смотрела на меня так, словно я ее самый лучший подарок на Рождество, перевязанный красной лентой. Какого черта, меня понесло к ней целоваться в бессознательном состоянии? Ни к Нетти, ни к кому-то другому... Большего идиотизма представить себе невозможно. Нет, ничего утомительней влюбленных девочек, к которым не испытываешь ничего подобного. Она милая, молоденькая и красивая, но нет. Я точно знал что делаю, когда выбирал из двух сестер, и не ошибся. Придурок - это диагноз. Компания Пита, в этот вечер, меня устраивала как никакая другая. Можно было позвонить Бредли или Маркусу, но есть шанс, что с ними будет Роберт, а встречаться с ним сегодня особенно не хотелось.
- Что мне делать, Пит? – спросил я, сидя с ним в одном из притонов Истхэма. – Что мне делать с твоей сестрой? Ты знаешь ее лучше меня.
Он закурил, смотря куда-то вдаль, слово римский легионер:
- Какой именно?
- Обоими, - мрачно отозвался я.
- Божене семнадцать, у нее каждая трагедия как последняя, не воспринимай ее озабоченность серьезно. Пройдет. А Ольга... Ваша дружба не помешала ему переспать с ней. - Я нахмурился. - Не думаешь, что они все это время играли в нарды? Дружба дружбой, а игрушки врозь. Потом просто может быть поздно. Ты сам бросил ее, смею напомнить. Это только твой выбор.
- Это было правильно.
- Это не правильно, это называется неуверенность, друг мой. Именно поэтому я не завожу длительных отношений. Не можешь взять ответственность, просто уходи не оглядываясь! Не знаю, что каждый из вас хочет добиться, но Ольга как змея, которая хочет ужалить, но вместо этого кусает себя за хвост.
- Он мой друг…Он любит ее, и она его, наверное. Вот сейчас кажется, что все правильно, завтра все с точностью наоборот. Я сходу с ума. Еще Божена, мне не хотелось бы ее обидеть... Слишком много женщин.
Схватившись за голову, мне хотелось снять ее с плеч и поставить новую.
Моя сестра часто говорит мне, что я лишен эгоизма, по крайней мере, это позволяло им с Артуром в детстве безнаказанно таскать мои игрушки, не спросив разрешения. Кажется, она добавляла, что это плохо, особенно для мужчины. Когда в моей жизни появилась Ольга, я изначально ничего не планировал, встречи с ней были чем-то естественным, не выходящим за рамки комфортной зоны. Все не должно было выйти за рамки приятельских отношений, но потом по-другому просто не могло быть. Ей не нужны были конфеты, цветы и романтичные признания, она просто была рядом, приучая к себе, въедаясь под кожу и растворяясь во мне.
Когда я ушел, то неожиданно понял, что не могу дышать, словно у меня пробито легкое, потому что в моей системе жизнеобеспечения она оказалась именно этим жизненно важным органом. Без нее наступало кислородное голодание, сердце переставало качать кровь и медленно останавливалось. И тогда я вновь и вновь начинал искать встречи. Отдать ее Роберту означало то же самое, что продать свое легкое на донорский орган, дело благое, но заставляет задумываться, смогу ли я полноценно дышать. Но, ему она была нужней, как неизлечимо больному. Самый непростой выбор в жизни, о котором я могу сотни раз пожалеть.
Уже жалел, понимая, что благими намерениями выслана дорога в ад. Кто сейчас из нас троих счастлив? Никто.
- Я идиот, - это все что пришло мне на ум в данный момент. Пит криво улыбнулся, как бы соглашаясь.
Я словно находился в помещении с двумя запертыми дверьми и не знал, в какую из них войти, так и оставаясь в пограничном состоянии. Я не хотел выбирать между ними. Однажды попробовал, но не смог.
Недоверие породило целую череду бестолковых событий. Это напоминало игру, давай сделаем друг другу больнее. Причем мы играли в нее втроем. Только в этой игре нет победителей и проигравших, в конце по заслугам получили мы все. Жизнь не спортивное соревнование. Она похожа на дорогу, просто так получилось что нам с Ольгой по пути, но и с Паттинсоном тоже.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-82-1
Из жизни Роберта Pretty-in-red Pretty-in-red 476 19
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Данила Козловский
Парней так много...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Изображение
Вверх