Творчество

Верни меня к жизни. Глава 25
19.08.2018   18:18    

POV Эдвард 

Пока Эммет поехал в город за врачом, мы с Розали помогли Белле лечь в постель, после чего совместными усилиями избавили ее от костюма. Моя девочка периодически вскрикивала, но отмечала, что схватки пока очень редкие, и еще есть несколько часов до родов. С одной стороны это меня радовало, я мог не беспокоиться, что врач вдруг не успеет. Но в тоже время я вздрагивал от каждого болезненного стона любимой. Розали, как могла, помогала ей справиться с первыми схватками. Она успокаивающе тихо говорила с ней и периодически проводила влажным полотенцем по ее лицу. Я метался взад и вперед по нашей спальне, ощущая себя абсолютно бесполезным в данный момент. 
— Прекрати метаться, — выдохнула Розали, — ты только все усугубляешь. 
Белла отчаянно громко простонала и открыла глаза, поймав мой взгляд. В ее глазах я видел страх с вкраплениями боли. 
— Со мной все прекрасно, малыш, — шепнула она, пересохшими губами. — Успокойся. 
Я чуть не сорвался на нее в ответ, но сдержался, понимая, что если я сейчас поддамся панике, то только все испорчу. Поэтому я вздохнул и, проведя рукой по волосам, подошел ближе, усаживаясь справа от нее. Я спрятал ее хрупкую руку в своих ладонях и поцеловал каждый ее пальчик. 
Громкий раскат грома сотряс всю округу, и мы все услышали хлопок входной двери. Белла постаралась приподнять голову от подушки, желая увидеть, кто пришел. Я молил всех богов, чтобы это оказался Эммет и врач. Когда брат появился в комнате, насквозь промокший в своем костюме и с камерой наперевес, он слегка хмурился. 
— Где доктор Симонс? — спросил я, вскочив на ноги. 
— Его нет. — Буркнул Эммет, схватил полотенце, лежавшее на комоде, и начал сушить им свои волосы. — В баре все празднуют уже с обеда, и ваш уважаемый доктор пьян в стельку. 
— Что? — Розали вскочила с места, а Белла громко простонала. Я же смотрел на брата с открытым ртом. — Как это пьян? 
— Он вообще, по-моему, уже на другой планете, — ответил Эммет. — Так что извини, крошка Беллз, но придется немного потерпеть. 
— Я, мать твою, не могу терпеть! — взорвалась Белла. — Я рожаю ребенка, а не сижу в туалете, где можно потерпеть, черт тебя побери. 
Сотни вариантов проносились в моей голове. Но лишь одна фраза стучала как набат: врача нет, он не придет. Не приедет. 
— Что нам делать? — спросила Розали, когда мой перепуганный взгляд встретился с ее. — Мы не успеем довезти ее до ближайшего города. Не в таком состоянии и не при такой погоде. 
— Так, — Эммет хлопнул себя по бедрам, — тащите горячую воду, полотенца и веревки. 
— Что? — Белла без сил упала на подушки, скривившись от очередной схватки. 
— Будем принимать роды. — Ответил брат, когда мы с его женой покачали головами, он нахмурился: — А что, у вас есть другие варианты? 
— Бросай смотреть вестерны, Эммет, — рявкнул я, — мы понятия не имеем, что делать. 
— Роуз же женщина, — ответил он. 
— Но я, блин, не рожала, — вскрикнула она, — откуда я знаю, что делать? Черт! 
— Эдвард Каллен! — Прикрикнула любимая, обрывая наш спор, и мы трое повернулись к кровати. — Если ты не придумаешь, как вытащить нашего ребенка, я сама рожу и потом тебя со свету сживу. Твою мать. — Она сжала губы, и Розали тут же подскочила к ней. — Сделай что-нибудь, Эдвард, — проскулила любимая. 
— Давайте позовем этого вашего, — начал Эммет, — ну, как зовут того парня, что принимает роды у твоих лошадей. 
— Ты с ума сошел, — ответил я. 
— Господи! — простонала Белла. 
— Какая разница, — продолжил брат, — жеребенок или ребенок, смысл родов один и тот же. 
— Боже, почему это происходит со мной? 
Я посмотрел в измученные глаза жены, заметив краем глаза, как Розали сверяется с часами, считая, сколько минут проходит между схватками. 
— Я не подпущу Пола к своей жене. Ты рехнулся, — взорвался я, снова начиная метаться по комнате. 
— У тебя что, есть другие варианты? — он нахмурился. 
Что-то щелкнуло в моем мозгу, и я понял, что именно нужно сделать. Я подбежал к любимой и нежно поцеловал ее в лоб. 
— Держись, девочка моя, я сейчас все устрою, — шепнул я и выбежал из спальни. 
Эммет спустился со мной на первый этаж, что-то бурча себе под нос. 
— Куда ты собрался? — Спросил он, когда я распахнул входную дверь. Дождь лил стеной, казалось, что в ближайшие пару дней он вообще не прекратится. 
— Будь с ними, я знаю, кто нам поможет. 
— Кто? 
Я бежал к старому пикапу Беллы. 
— Эдвард, кто? — я лишь махнул рукой на брата и, включив дворники, тронулся с места. 
В кромешной тьме, освещаемой изредка вспышками молнии, я ехал на запад от нашего ранчо. Я смутно помнил, как Белла рассказывала о странном жилище старушки. Видя, что дворники совершенно не справляются с потоками воды на лобовом стекле, я впервые задумался о том, что в такую погоду я могу попросту заблудиться здесь и вернуться к Белле ни с чем. Внезапный раскат грома заставил меня выругаться, и в следующее мгновение свет фар осветил на дороге сгорбившуюся фигурку, укутанную во все черное. Я резко ударил по тормозам и на мокром асфальте машина, с визгом проехав еще несколько метров, остановилась. Я вышел и тут же промок до нитки. Старушка шла мне на встречу весьма энергичной походкой для женщины ее возраста. 
— Я уж думала, мне придется все дорогу идти пешком, — усмехнулась она. — Чего так долго? 
Я только покачал головой, привыкший уже за все это время к ее странностям, и быстро усадил бабульку в машину. По дороге она все выспрашивала у меня о состоянии Беллы, я же путался в словах, так как не мог все еще взять себя в руки. Я понимал, что именно она — всезнающая старая женщина — поможет моей девочке. 
Когда мы уже подъезжали в дому, она положила свою тонкую ладонь мне на предплечье и легонько сжала. 
— Все будет хорошо, Эдвард. Тебе нужно успокоиться. 
Я встретился с ней взглядом, в ее глазах была уверенность в себе, в силах Беллы и в положительном исходе всей этой ночи. 
— Конечно, — я кивнул, — так и будет. 

Внутри она скинула с себя промокшую черную накидку, под которой оказался безразмерного вида балахон. Со второго этажа доносились тихие стоны Беллы, иногда перемежающиеся с ее же яростным криком. 
— Клянусь всеми святыми, Эммет, если ты не прекратишь я... я не знаю, что я с тобой сделаю, когда все это закончится. 
— Да ты чего? Такое событие, — смеялся брат, — мы должны все заснять и показать семье. 
— Эммет, — прикрикнула Розали, когда мы оказались на пороге. 
— Эдвард. — Выдохнула любимая и, когда из-за моей спины возникла маленькая старушка, она улыбнулась. — Вы пришли. 
— Ну, этот малыш вздумал появиться очень не вовремя, я не могла остаться в стороне, деточка. 
Розали вскочила со своего места возле Беллы, даже Эммет на миг застыл с камерой в руках, после чего хихикнул. 
— Я ни за что не прекращу снимать эту ночь. 
Старушка поняла голову и, окинув взглядом Розали и ее мужа, только покачала головой. 
— У твоей жены прекрасная задница, Супермен, — сказала она. 
Розали округлила глаза еще больше, мы с Беллой хихикнули, уже привыкшие к ее шуточкам, Эммет же гордо ударил себя в грудь. 
— Да, это моя детка. 
— Итак, Изабелла, деточка, к утру твой малыш будет с нами. 
— Что нам делать? — спросил я, делая шаг к постели жены. 
— Несите горячую воду, чистые полотенца, — начала перечислять она. 
— Я же говорил, — ухмыльнулся Эммет. 
— Ты, — она ткнула своим корявым пальцем в Розали, — будешь помогать. Перчатки есть? 
— Я в этом ничего не понимаю, — ответила Роуз, покачав головой. 
— Мне нужна лишняя пара рук, — возразила она, и Розали пришлось кивнуть. 
— Эдвард. — Пискнула Белла, и я тут же оказался рядом с ней, упираясь коленями в кровать. 
— Не бойся, — ответил я, — все будет хорошо. 
— Спасибо, что привез ее, — шепнула она, — я люблю тебя. 
— И я тебя люблю, моя девочка, — ответил я. 
Следующие несколько часов, наверное, навсегда запечалятся в моем сознании. По-моему, веселей всех было Эммету: он бегал с камерой туда-сюда и смеялся под хриплые окрики Беллы в его адрес. Я, как мог, пытался быть рядом с любимой, поддерживал ее во время очередной схватки, поил водой и обтирал полотенцем. Даже теплый летний дождь за окном не разбавлял духоту в помещении. Белла вся была покрыта потом, старушка, слегка раскачиваясь и прикрыв глаза, что-то бормотала себе под нос. Розали готовила все, что только могло понадобиться. 
Белла зажмурилась и часто задышала, и я уже мог понять, что сейчас она снова закричит. 
— Дыши, любимая, я с тобой, — я сжал ее ладошку, и она распахнула глаза. 
— Ох, мать твою, Эдвард, заткнись Бога ради, ты меня так бесишь сейчас-с-с-с… ах… 
— Как скажешь любимая, — я улыбнулся. 
Схватка прошла, и она расслабилась. 
— Ох, малыш… — Ее рука слабо потянулась к моему лицу, и я приблизился к ней. — Прости меня, я так тебя люблю. 
Я улыбнулся и, погладив по щеке, оставил поцелуй в уголке ее глаза. 
— Я знаю, это все от боли. Можешь ругаться, сколько душе угодно, если тебе так будет легче. 
— Это худший Хэллоуин в истории человечества, — пробормотала она, пока мы отдыхали перед очередным раундом схваток. 
— Это самый лучший Хэллоуин, — возразил ей я. — Мы с тобой вместе, и уже скоро у нас родится малыш. Это лучший праздник в мире для меня. 
— Ох… — Слезы заструились из ее глаз, и я осушил их легкими поцелуями. — Я так тебя люблю. Прости, что я была такой стервой в эти месяцы. 
— Все в порядке, я понимаю, — ответил я.— Правда. Я люблю тебя любой, даже если ты в гневе, девочка моя. 
Она закусила губу, и я понял, что снова пришло наше время. Белла на этот раз сосредоточила весь свой гнев на Эммете. 
— Клянусь, я оставлю твою жену вдовой, Эммет, если ты не выключишь камеру-у-у-у… 
— Больше страсти, Беллз, — хихикнул он, — фильм выйдет идеальным. 
— Эммет, прекрати, — фыркнула Розали, поглаживающая все это время живот Беллы. — Я слишком молода и красива, чтобы становиться вдовой. 
Она подмигнула нам с Беллой и весело рассмеялась, когда Эммет навел камеру на ее лицо. 
— Не ревнуй, крошка, рождение нашего малыша я тоже буду снимать, — ответил он. — Эх, жаль, что меня не пустили, когда рожала Элис. 
— Ты идиот, — выкрикнула Белла, после чего глубоко задышала. 
— Сосредоточься на мне, девочка, — я поймал ее взгляд, — на мне. Успокойся и выдохни. Вдох-выдох. Давай, — шептал я, — повторяй за мной. 
Вместе мы начали делать неторопливые размеренные вдохи. 
— Вы сейчас похожи на двух ежиков-фырчунов, — хихикнул брат, отчего на него вновь обрушился весь гнев рожающей женщины. В этот раз Белла, не сдержавшись, обматерила его такими словами, что даже мы с Роуз рассмеялись. 
Старушка внезапно открыла глаза, и мы все замолчали. 
— Пора, деточка, — твердо сказал она. 
— Эммет, выметайся отсюда со своей камерой, — сказала Розали, вставая с кровати. 
— Ни за какие коврижки. 
Я покачал головой, понимая, что никто и ничто не заставит его покинуть эту комнату. 
— Не смей подходить тогда сюда, стой там, — Розали кинула на него предостерегающий взгляд, — у окна. И ни шагу оттуда в сторону Беллы. 
— Бог ты мой, — выкрикнула любимая, — когда мне можно тужиться? 
— Сейчас, деточка. Сейчас начнешь. — Старушка вместе с Розали помогла принять Белле нужное положение, я сел спиной к ее согнутым в коленям ногах, сосредоточившись на ее лице. 
— Я буду с тобой, — шепнул я. 
— Не оставляй меня, ладно? — Ее хриплый голос был слабым, выдавая все ее эмоции. 
— Никогда, — твердо сказал я. 
За спиной раздался характерный шлепок от надевания перчаток. 
— Давай, Изабелла, — твердо и уверенно произнесла старушка. 
Любимая крепко зажмурилась, и началось, на мой взгляд, самое ужасное. Она тужилась, отдыхала. Потом кричала, обзывала нас всех, на чем свет стоит, после чего слезы бежали из ее глаз и она извинялась. Снова отдыхала, и все начиналось сначала. Мне казалось, что еще немного, и я сойду с ума от ее криков. Запах крови витал в душной комнате, и даже шумящий над головой кондиционер не спасал от всего этого. Мельком глянув в сторону Эммета, я увидел, как он, наконец-то отложив камеру на подоконник и отвернувшись к окну, глубоко дышал. Перед его лицом все еще бушевала гроза, раскаты грома сотрясали все вокруг, а яркая молния, порой казалось, могла ослепить. Я уже начал подумывать, что наш малыш будет истинным дьяволенком, раз решил появиться на свет в такой жуткий день да еще и при такой погоде. 
— Отдохни, деточка, — меня отвлек голос старушки, — все хорошо, уже появляется головка. 
— Боже. — Прохрипела Розали и, обернувшись через плечо, я заметил, как она прикрыла на миг глаза, после чего подняла затянутую в перчатку руку и провела по лбу тыльной стороной ладони, оставляя кровавый развод у кромки своих белокурых волос. 
Я сглотнул и отвернулся, теперь не только чувствуя запах крови, но и видя ее на руках Роуз, мне было страшно. А вдруг что-то пойдет сейчас не так, и я потеряю Беллу? Я наклонился к ней и, пока она глубоко дышала, принялся покрывать ее личико легкими нежнейшими поцелуям. 
— Только не уходи, — шепнул я, еле шевеля губами, отчаянно надеясь, что она этого не услышит. 
— Изабелла, — старушка вновь обратила внимание Беллы к ребенку. 
Любимая, в очередной раз зажмурив глаза, стала толкать ребенка, при этом ее пальцы мертвой хваткой впились в мои руки, и она громко прокричала. 
— Ох, Белла, — радостно воскликнула Розали, — здесь головка. 
Она подняла глаза на меня и улыбнулась. Я смотрел в ее покрасневшее, залитое потом и слезами лицо и понимал, как сильно я ее люблю. Понимал, какая она все-таки у меня сильная. Моя любимая девочка. 
— У нас уже видна головка. — Услышал я голос Эммета и повернулся в его сторону, надеясь, что он не додумался подойти к расставленным ногам Беллы, где находились Розали и старушка. Но нет, он так же стоял у окна и, наведя камеру на свое собственное лицо, разговаривал то ли сам собой, то ли с теми, кто после увидит эту съемку. 
Белла снова стала тужиться, в этот раз мои барабанные перепонки чуть не лопнули от ее громкого крика. Она принималась тужиться несколько раз без отдыха, приподняв голову и плечи от подушки, и я помогал ей находиться в таком положении. Тут она громко простонала и резко упала на подушки. 
— Боже, — прошептала Розали, и я тут же обернулся к ней. 
По ее лицу текли слезы, а старушка держала на руках маленького сморщенного ребенка, покрытого слизью, кровью и еще черт знает чем. 
— Твою мать, — выдохнул Эммет. — Родила, — счастливо закончил он. 
— Кто? — Еле слышный голос любимой отвлек меня, выводя из ступора. 
— Мальчик, — ответила женщина. 
Я улыбнулся, поворачиваясь к своей девочке. На ее губах тоже сияла улыбка, а по ее щекам бежали слезы. Я наклонился, целуя ее. 
За нашей спиной Розали помогала старушке привести малыша в порядок, и я понимал, что люблю не только свою жену, но и свою семью, которая сегодня была со мной, помогая нам все это перенести. Я уткнулся лбом в ключицу любимой, чувствуя, как первые слезы радости бегут по щекам. Она, без слов понимая меня, подняла слабую руку и гладила меня по голове. 
— Эдвард, Белла, — тихий голос Розали раздался над нами. 
Я поднял голову, она опустилась на колени на постели, держа в руках закутанного в большое белое покрывало малыша. 
— Ты молодец, — шепнула она, отдавай малыша мне на руки. Белла подняла руки и сжала пальца Розали. 
— Спасибо, что помогла, — еле слышно выдохнула любимая. 
Роуз кивнула и оставила нас одних с нашим ребенком. Я понимал, что они еще должны помочь Белле со всеми послеродовыми делами, но у меня не было сил уйти отсюда сейчас. Мне нужен был хотя бы этот крошечный миг, чтобы насладиться нашим счастьем с любимой. 
— Эй, привет, — шепнул я, глядя в крошечное личико маленького человечка, что мы с Беллой создали. 
— Это мальчик, — сказала Белла, улыбаясь мне. — Знаю, ты хотел девочку. 
— Мальчику я тоже рад, любимая. — Я наклонился к ней, кладя младенца на ее грудь, Белла тут же расслабилась, обнимая его одной рукой, пока вторую я целовал. 
— Мы должны дать ему имя, малыш, — сказала она. 
— Я думаю, это должна сделать ты, — ответил я. 
— Тогда Филипп, — сказала она, прикрывая глаза, — мы назовем его Филипп. 
— Прекрасное имя, — за моей спиной раздался голос старушки, — Филипп — любитель лошадей. 
— Да, и правда, идеально, — сказала я. 
— Эдвард, сейчас ты должен взять Эммета и уйти, — сказала Розали. — Нам надо закончить с Беллой. 
Я поцеловал любимую, еще раз заглянул в ее счастливые, но уставшие глаза и, взяв сына, вместе с Эмметом покинул нашу спальню. 

POV Белла 

Несколько месяцев спустя 

Слыша за спиной размеренное дыхание мужа, я, стараясь не разбудить его, приложила сынишку к своей груди, и он с тихим причмокиванием стал кушать. К нам снова пришло лето, скоро мы будем отмечать вторую годовщину нашего брака. Сегодня вся семья должна была приехать к нам из Нью-Йорка. Эдвард готовил мне какой-то сюрприз, что само по себе было глупостью, ведь он прекрасно знал, как я не любила всю эту суету. Но он был так счастлив все эти месяцы, поэтому я молчала.
Легкое как перышко касание опалило мою кожу по всей длине позвоночника. Я от наслаждения прикрыла глаза, а через мгновенье теплые губы любимого оставили поцелуй на моем плече. 
— Доброе утро, — хрипло прошептал он. 
— Привет, — ответила я тихонько, видя, что сын прикрыл глазки, явно намереваясь уснуть в процессе кормления. 
Эдвард поднялся, опираясь на локоть, и заглянул через меня на Филиппа. 
— Этот везунчик опять атаковал мою любимую грудь. 
— Теперь она не только твоя, — хихикнула я и медленно отодвинула ребенка от себя. Его крошечные кулачки расслабились, и он размеренно засопел. Я подняла на место сдвинутый ворот рубашки и легла на спину. 
— Поспи. — Шепнул муж, зная что я просыпалась несколько раз за ночь, потому что наш малыш был ненасытным. 
— У меня много дел, — ответила я так же тихо, чувствуя, как глаза сами по себе закрываются. 
Эдвард щелкнул языком и, перегнувшись через меня, взял сына, кладя себе его на грудь. Я улыбнулась ему сонной улыбкой. Мне нравилось смотреть на моих любимых мужчин вместе. Эдвард часто клал ребенка на свою широкую грудь, где сын казался еще таким крошечным. Филиппу явно нравилось такое расположение, потому что так он всегда дольше и лучше спал. 
— Я сказал, поспи, любимая, — строго, но все тем же шепотом сказал Эдвард. 
Я согласно кивнула, практически мгновенно погружаясь в сладкий сон. 
В следующий раз, когда я открыла глаза за окном во всю сияло летнее солнце. Накинув на тонкую рубашку легкий халат, я собрала волосы в хвост и, умывшись, спустилась на первый этаж. На террасе, в легкой тени от кустарников и деревьев, на деревянном полу с расстеленным на нем одеялом лежал наш сын, а рядом с ним опираясь на локоть — Эдвард. Малыш смотрел на своего отца, а любимый ворковал с ним, нежно улыбаясь. Пару мгновений я постояла в стороне, наблюдая за ним, в очередной раз убеждаясь, что Эдварду суждено было стать отцом. Он боготворил мальчика, любил его и практически не спускал с рук. Все заботы о Филиппе были для него только в радость. Лучшего мужа и отца своему ребенку я не могла и пожелать. 
— Вот вы где. — Я шагнула, обнаружив себя, и увидела сначала ослепительную, наполненную любовью и теплом, улыбку мужа, а когда опустилась на одеяло, то и своего маленького мужчины. Он улыбнулся и залепетал на своем детском языке. 
— Выспалась? — Эдвард, прижал ладошку к моей щеке. 
— Да, спасибо тебе. 
Любимый кивнул, гордый собой. 
— Звонила Розали, они будут через час, — сказал он. 
Я кивнула, уверенная, что Марта обо всем позаботилась еще вчера. Комнаты для них были готовы, и я надеялась, что они смогут погостить у нас подольше, так как всем это было бы полезно. 

Уже ближе к ужину мы стояли на крыльце, встречая родных. Эдвард держал на руках маленького Филиппа, который прижался щекой к его ключице и смотрел на окружающих его людей. 
— Ох! — Эсми прижала руки к груди. — Как же он вырос! Такой милый. 
— Я тоже принимал во всем том участие. — Радостно воскликнул Эммет и крепко обнял меня, после чего я попала в руки Розали. Элис держала сынишку на руках и помогала Джасперу выгружать вещи из своей машины. 
— Эммет. — Карлайл покачал головой, усмехаясь, видимо, вспомнил тот идиотский фильм, который Эммет показал всей семье. 
— Да что здесь такого? — шутливо возмутился тот. — Белла была в ударе. 
— Смотри, как бы она тебя не пришибла, — рассмеялась Розали. — Сейчас у нее больше сил и возможностей, чем в ту ночь. 
— О, дай мне его подержать, милый, — обратилась Эсми к Эдварду. 
Когда наш сын перекочевал на руки к своей бабушке, его явно заинтересовали ее висячие серьги, которые он пытался поймать своими крошечными пальчиками. 
— Мама, аккуратно. — Эдвард погладил малыша по спине, и я видела его взволнованный взгляд. 
Мой муж был самым прекрасным отцом в мире, это я не устану повторять всем окружающим и ему до конца своей жизни. То, как он заботился о ребенке, словно курица-наседка, кому-то могло показаться странным и навязчивым, но только не мне. Я знала, как сильно он мечтал об этом, особенно во время болезни, когда думал, что у него больше нет шанса на семейное счастье. Но все изменилось, мы любили друг друга, и у нас было наше маленькое сокровище. 
— Бе. — Я улыбнулась, заметив, как старший из внуков Калленов протянул ко мне ручки. 
Я прижала к себе малыша, целуя в пухлую щечку. 
— Привет, приятель. — Малыш рассмеялся, когда Эдвард пощекотал его. 
Я была очень рада тому, что вся семья собралась у нас, так как я видела, как Эдвард по всем соскучился, да и я тоже. Поэтому, когда все расположились в комнатах и мы легко поужинали, то собрались в гостиной, где почти до полуночи играли в настольные игры и снова смотрели очередной фильм под режиссурой Эммета. Я была только рада тому, что в этот раз это были не мои роды, а первый день рождения Кайла, который мы пропустили в декабре. 

***
— Белла, где у тебя мука? — Я обернулась на голос Розали. 
Вся семья гостила у нас почти неделю. Сегодня был день рождения Эдварда, и мы решили устроить совместный пикник. Элис вместе с Эсми занимались с Филлипом и Кайлом, пока мужчины во главе с Карлайлом куда-то уехали. 
— В правом шкафчике, — ответила я, вернув свое внимание к готовке. 
Нашему малышу было уже восемь месяцев, и не только мы с любимым, но и все вокруг не могли нарадоваться на этого мальчугана. Сейчас в нем, несомненно, можно было увидеть черты Эдварда. Только глазки, прежде голубые, стали темнеть, и, как мне казалось, в будущем они будут похожими на мои. 
— Что ты сегодня наденешь? 
Я повернулась к Роуз, отмечая, как сосредоточенно она готовила тесто для детского печенья. 
— Я как-то не думала об этом. Это ведь пикник, так что явно что-то удобное. 
— Хм, — только протянула она задумчиво. 
После рождения Филиппа я почему-то думала, что мы станем ближе с Элис, так как обе были матерями, но несмотря на то, что я любила всю семью мужа и у меня были прекрасные отношения со всеми, блондинка стала мне как сестра. Возможно, нас сблизила та прошлогодняя октябрьская ночь, когда она помогла нашему ребенку появиться на свет. Они с Эмметом стали его крестными родителями, мы с Эдвардом оказались перед этим выбором, то даже не тратили время на раздумья. Все было очевидно. Старушка также принимала активное участие в нашей жизни. Она делала какие-то обереги для защиты малыша от всяких сглазов, болезней и других вещей. Когда все эти бирюльки увидели родные, то были настроены весьма скептически, но идиотский фильм Эммета, а также рассказ Розали убедили их, что она в очередной раз помогла нашей семье. Эдвард, который страстно желал заняться каким-то делом, решил открыть маленький магазинчик в центре города, который подарил ей. Сначала старая женщина не хотела принимать такой дар, но любимый убедил ее, что там она сможет обустроить все так, как ей хочется, и продавать свои снадобья тем, кто нуждался в ее помощи. Честно говоря, она превратила этот магазин из светлого офиса в практически точную копию своей хижины. Все было зловеще, заставлено всякими склянками и кучей сушащихся букетов только ей понятной травы. Но, на мой взгляд, даже обстановка не была важна, так как она делала все это от души, беря за это деньги, которые по ее настоянию Эдвард переводил в фонд помощи детям. Я же до конца своих дней буду благодарна ей за то, что у меня сейчас есть. За эту прекрасную семью, за любимого мужчину и за мое сокровище — сына. 

После обеда, когда практически все было готово, мы с Розали упаковали еду в корзины. Мужчины уже вернулись, и я видела, как ворковал с Филиппом Эдвард. Малыш клал свою голову Эдварду на ключицу, а тот всегда целовал его в макушку. Так было и сейчас. 
— Ну что, все готовы? — с энтузиазмом спросил Эммет, настраивая опции своей камеры. 
Эдвард отдал сына Розали на руки и подошел ко мне. 
— Пойдем. — Он взял меня за руку, и я слегка нахмурилась. 
— А Филипп? 
Эдвард уже уводил меня на улицу. 
— Розали и мама о нем позаботятся, — начал он, — мы с тобой сделаем небольшой крюк к месту нашего пикника. 
— Но… 
— Никаких но, девочка. — Он развернул меня к себе и поцеловал в губы. — Идем. 
Переплетя наши пальцы, любимый повел меня к конюшням, где нас ждал улыбающийся Пол с двумя готовыми для езды кобылами. Я приподняла бровь, уже начиная понимать, что он решил устроить для нас маленькую прогулку на моих любимицах. 
— Когда мы приедем, — сказал Эдвард, — все уже будут там. 
— Хорошо, — ответила я, усаживаясь в седле удобней и одаряя его улыбкой. 
Я смотрела на него искоса, отмечая, что с каждым разом он все уверенней чувствует себя на лошадях. Его навыки езды заметно улучшились за прошедшие месяцы. Но все равно иногда я испытывала тревогу, зная, что колено так и беспокоит его периодически. 
Я поправила на голове шляпу, полностью готовая начать нашу прогулку. Мы пустили лошадей легким галопом и уже через каких-то десять минут оказались вблизи небольшой поляны. Когда мы вплотную приблизились к ней, я удивленно ахнула. Поляна была красиво украшена, на клетчатых одеялах располагалась вся наша семья, а также Анжела и Бен с детьми, Пол, Квил. Филипп, увидев нас, радостно взвизгнул и протянул ручки. Я повернула голову к мужу, заметив его улыбку. 
— Сюрприз. — Прошептал он и поцеловал меня, после чего слез и помог мне спуститься на землю. 
— Что это? — Я указала на небольшую арку из разноцветных цветов. 
— Наша годовщина, девочка моя. 
— Она была в прошлом месяце, — я хихикнула. 
— Не порть все. Мы отпразднуем сейчас, когда все смогли собраться. 
— Ох, малыш, не стоило так утруждать всех, — покачала я головой. 
Эдвард развернул меня к себе и обхватил ладонями мои щеки. 
— Ты — самое важное в моей жизни, Белла. Я люблю тебя сильнее, чем кто-либо когда-либо любил кого-то на этом свете. Ты подарила мне свет, новую жизнь. Ты вернула мне мою семью и помогла создать новую. Ты подарила мне сына, в котором я вижу нашу любовь. — Я чувствовала первые слезинки, повисшие на ресницах. — Ты всегда отказывалась от того мира и благ, что я хотел тебе подарить. Я знал, что ты не согласишься на что-то помпезное, поэтому устроил все это с помощью отца и парней. Смотри. — Его губы коснулись моего лба, и он развернул нас. — Здесь только самые близкие нам люди. 
— Но ты говорил ничего тебе не дарить, — буркнула я игриво. 
— Ты уже подарила мне все, что мне было нужно, — совершенно серьезно ответил он. 
Я согласно кивнула и поцеловала его, но услышав улюлюканье парней, тут же оторвалась. Розали передала мне Филиппа, который отчаянно рвался к нам с любимым. Когда я вдохнула родной запах своего маленького мужчины, то поняла, что любимый все сделал идеально. Он знал, что я люблю и не прогадал. Именно о таком я и мечтала. Тихо, мило, по-семейному и, что самое главное — на природе. Все время, пока мы веселились, поглощая приготовленную нами с Роуз еду, я чувствовала себя комфортно. Эдвард не отпускал с рук нашего сына и постоянно касался меня, либо легко целовал в висок. Эммет в этот день, я думаю, отснял кучу материала для своего следующего фильма, а Анжела, я была уверена, подарит нам после множество красивых фотографий. Это был идеальный день, идеальный праздник нашей с Эдвардом любви. 
— Я люблю тебя, — наклонившись, прошептала я мужу. 
— И я тебя люблю, девочка моя, — ответил он. 
Мы несколько мгновений смотрели в глаза друг другу, но, будучи прерванными визгом нашего сокровища, улыбнулись, возвращая внимание плоду нашей большой и чистой любви. 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-541-1
СЛЭШ и НЦ PONKA Маришель 34 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Мой отец отправил меня в театральный кружок. Я немного помогал за сценой. Однажды исполнитель главной роли не пришел и поэтому мне дали его роль, по стечению обстоятельств, в этот вечер туда же пришел агент."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Маяк
Из жизни Роберта (18+)
❖ Пиар, Голливуд и РТП
Opposite
❖ TIFF. Международный ки...
Opposite
❖ Ровер /The Rover
Фильмография.
Последнее в фф
❖ Верни меня к жизни. Эп...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Бонус
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Эпилог
СЛЭШ и НЦ
❖ The Flower Girl |...
Переводы
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Глава 1...
СЛЭШ и НЦ
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 224
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 6
Гостей: 1
Пользователей: 5
elen5796 Lena87 Маришель Pups_riescha_2707 natlav76


Изображение
Вверх