Творчество

Верни меня к жизни. Глава 23
19.08.2018   18:19    

POV Эдвард 

Ранняя весна 

— Ты уверен, что хочешь это сделать? 
Я даже не посмотрел в сторону Пола, все мое внимание привлекала выросшая Белоснежка. Она тыкалась в мою раскрытую ладонь большими губами, пытаясь найти еще кусочек ее любимого сахара. 
— Ты такая сладкоежка, — улыбнулся ей я. — Да, я действительно готов, Пол, — бросил я ему. 
Легкий ветерок теребил мои волосы и гриву лошади, пока она смотрела на меня своими огромными глазами. Пол стал объяснять мне, как общаться с лошадью, когда собираешься сесть на нее верхом. 
— Будь с ней ласков, но в тоже время покажи ей, кто хозяин положения, однако не дави на нее сильно. И никогда не подходи к лошади сзади, она может испугаться. 
— Я понял, ты мне уже не раз обо всем рассказывал. 
— Просто не хочу потом получить от Беллы по голове, если с тобой что-то случится. 
Я улыбнулся, отчасти соглашаясь с ним, тем более сейчас, когда я мог потихоньку медленно ходить, Белла окрыленная моими успехами парила всегда рядом. И казалось, все хотели принести ей только радость, ограждая ее от негативных эмоций. Я был полностью согласен, зная, что она и так много вынесла от меня на начальном этапе нашего брака. 
— Давай, красавица, иди погуляй, я мы оседлаем твою мамочку. — Я погладил свою любимицу по ухоженной шерстке на боку, и она убежала, видимо, поняв, что больше от меня она сегодня не получит. 
Передо мной оказалась высокая кобыла, которую ребята Пола оседлали специально для меня. 
— Она очень спокойна и хорошо объезжена, с ней не будет никаких проблем. 
— Ты бы меня еще на клячу старую посадил, Пол, — я улыбнулся, откидывая с колен клетчатый плед и медленно встал. 
— Для первого раза тебе подошла бы и старая кляча, Эдвард, — он покачал головой. — Сначала тебе нужно научиться держаться в седле, а уж потом, когда ты будешь чувствовать себя на ней свободно и уловишь все азы управления лошадью, мы поговорим о чем-то более дерзком, и то… если Белла позволит, — пробурчал он. 
Я медленно подошел к кобыле и поднес руку к ее морде. Она фыркнула и стала принюхиваться ко мне. 
— Ты очень красивая, Тесс, — обратился я к ней. 
Дальше моя рука скользнула с ее морды на шею и дальше — на мощный круп, Пол одобрительно кивая головой, отмечая тем самым, что я поступаю правильно. Лошадь, видимо, действительно была самой спокойной и тут же приняла меня. Так что я медленными шагами подошел еще ближе и с помощью Пола оказался на ее спине. 
— Ох, так высоко, — хмыкнул я, оказавшись в седле. 
— Уверен, тебе понравится, — ответил он, помогая мне поставить ноги в стремена. 
Я взял в руки уздечку и слегка потянул. Кобыла подо мной тут же фыркнула и переступила с ноги на ногу. 
— Легким шагом по кругу загона, — бросил Пол и сжал пальцами нижнюю часть уздечки. — Ну, Тесс, не подведи. 
Медленно он вел кобылу по кругу, давая мне время приспособиться к тому, что я в седле. Лошадь на самом деле вела себя спокойно, она размеренным шагом двигалась вперед. Когда мы вернулись на исходную точку, сделав полный круг, Пол одобряюще похлопал меня по голени, и отошел в сторону. Помня все его рекомендации, я слегка потянул на себя поводья и сжал ногами лоснящиеся бока животного. Тесс тут же медленно двинулась вперед, и меня охватила радость от того, что я смог сделать это. Я был на все сто процентов уверен, что Беллу мои успехи не только обрадуют, но и заставят гордиться. Ведь она всегда гордилась даже самыми малыми моими достижениями. 
Услышав звук ее грузовика вблизи, я подвернул голову, отмечая, что она быстро вышла из пикапа и направилась к нам. 
— Эдвард, — разнесся ее крик по округе, и лошадь подо мной тут же заволновалась. 
— Не ори, — шикнул на нее Пол, когда она оказалась достаточно близко, — ты что, с ума сошла? 
— Как ты позволил ему сесть на лошадь? Ты в своем уме? — заголосила она. — А если он упадет и поранится? 
— Со мной все в порядке, Белла, — ответил я, слегка повысив голос. Она приподняла ладошку и подставила ее над глазами, что бы солнце в них не било. 
После нескольких кругов, я стал чувствовать, что мое тело расслабляется. Мне на самом деле понравилось быть в седле. На губах заиграла улыбка, когда я посмотрел на любимую. Она так и стояла у края загона, я мог заметить, как шевелились ее губы. С такого расстояния я, конечно же, не мог понять, что именно она шептала. Она была права, сказав однажды, что я полюблю этих животных. 
— Белла, — я рассмеялся, — это так прекрасно, ты была права. Лошади — удивительные создания. 
Я немного отвлекся, поэтому даже не заметил, как Белоснежка, видимо соскучившись по своей мамочке, игриво выскочила наперерез нам, встав на дыбы. Я попытался успокоить Тесс, сжимая ногами ее бока и сильнее натягивая уздечку. Подняв голову, я уже хотел крикнуть, что все хорошо, но только беспомощно открыл рот. Белла, покачнувшись, схватилась за горло, ее тело стало медленно оседать. 

POV Белла 

Темная хибара старушки выглядела так же, как и всегда. Да и сама ее хозяйка сидела на деревянных ступенях, монотонно поглаживая черную кошку, умостившуюся на ее коленях. 
— Ах, Изабелла деточка, это ты, — она улыбнулась, и ее взгляд на миг остекленел, после чего она скользнула глазами по моей фигуре. 
— Я за мазями, как обычно, — бодро сказала я, присаживаясь рядом. 
— Слышала, что твоему мужу в скором времени они будут совсем не нужны? — Она хитро усмехнулась, и когда черная хищница, томно потянувшись, спрыгнула с ее колен, потянулась в недра своего балахона за сигаретой. 
— Я все еще каждый вечер делаю ему массаж, — ответила я. — Его мышцы долгое время были в застое, и то, что сейчас он дает им такую нагрузку, снова начиная ходить, меня беспокоит. Вдруг эта нагрузка окажется слишком велика, ведь я вижу, что он не жалеет себя, тренируется, все чаще и чаще ходить многие часы туда и обратно. Это меня, конечно, радует, но я боюсь, что он слишком усердствует в своем стремлении скорее встать на ноги, я просто переживаю. 
— Все будет прекрасно, не волнуйся, — ответила она, похлопав меня по коленке. — Иди, в задней комнате стоит коробка на столе. Я уже все давно приготовила. 
Я только кивнула и пошла внутрь. Когда я уже выходила назад, она снова окинула меня пристальным взглядом и усмехнулась. 
— Уже сказала ему? — бросила она мне вслед. 
— Сказала о чем?— переспросила я, обернувшись к ней. 
Она только снисходительно покачала головой, и легкая ухмылка тронула ее губы. 
— До встречи, детка, езжай, — она махнула мне рукой и прикрыла глаза, давая понять, что наша маленькая встреча подошла к концу. 
Я только улыбнулась, понимая, что если она не хочет что-либо говорить, то из нее этого не вытянуть и клещами. Поэтому села в пикап и, совершенно счастливая, поехала домой, так как мне не терпелось увидеть любимого. Стоило мне приблизиться к ранчо, как сердце бешено заколотилось в груди. 
— Эдвард, — взволнованно вскрикнула я. 
— Не ори, — возле меня тут же оказался Пол. — Ты что, с ума сошла? 
— Как ты позволил ему сесть на лошадь? Ты в своем уме? — спросила она. — А если он упадет и поранится? 
— Со мной все в порядке, Белла, — ответил Эдвард, слегка повысив голос. 
Сердце взволнованно колотилось в груди, я и тихо молилась всем известным высшим силам, чтобы он не упал. Солнце ярко било в глаза из-за его спины, и Эдвард в этот момент казался неземным ангелом. Я подставила ладошку ко лбу, чтобы прикрыться от столь ярких лучей. 
— Спокойно, Тесс, спокойно, — еле шевелились мои губы, пытаясь уговорить кобылу вести себя спокойнее. 
Честно сказать, Эдвард после третьего круга достаточно уверенно держался в седле, и яркая улыбка освещала его лицо. Но, несмотря на это, мое тело все равно было сковано напряжением и страхом за него. 
— Белла, — счастливо рассмеялся он, — это так прекрасно, ты была права. Лошади — удивительные создания. 
В следующее мгновение случилось то, что я вообще не могла никак ожидать. Белоснежка выскочила наперерез лошади, и Тесс шарахнулась в сторону, улыбка слетела с лица любимого, и я видела, как он сильнее сжал ногами ее бока. Мне вдруг стало плохо, голова закружилась, и в глазах стало темнеть. Я не понимала что происходит, будто это происходило не со мной, я поняла, что покачнувшись, падаю на теплый песок под крики Эдварда, хрип лошади и взволнованные голос Пола. 

POV Эдвард 

— Белла! — вскрикнул я. 
Пол тут же подбежал к ней, я же попытался как можно аккуратнее спешиться с лошади и скорее оказаться возле любимой. Когда я смог ступить на землю, Пол слегка похлопывал Беллу по щекам, стараясь привести ее в чувства. 
— Что с ней? — спросил его я, медленно опускаясь рядом с ними на колени. Мышцы ног тут же запульсировали при нагрузке, которую я им сегодня дал, но я старался, стиснув зубы, не обращать на все это внимания, так как сейчас главным приоритетом для меня являлось состояние моей девочки. 
— Никогда такого не было, — потрясенно прошептал Пол, повернувшись ко мне. — Она же утром прекрасно себя чувствовала. 
— Надо отнести ее в дом, — я погладил ее по ладошке и попытался просунуть руки под ее спину. 
— Нет, — Пол тут же перекрыл доступ к ее телу, — я сам. Тебе лучше сесть в коляску. 
— Я в состоянии отнести жену в дом, — нахмурился я. 
Но он только отрицательно покачал головой. 
— Для твоих ног такая нагрузка еще слишком велика. 
Без лишних слов он подхватил ее на руки и зашагал в сторону дома, я же, на самом деле еле разогнув колени, опустился в кресло и блаженно выдохнул. Помощники Пола тут же повели в сторону Белоснежку и Тесс. Направляя кресло следом за Полом, я понял, что он был прав: если бы я сейчас нес на руках Беллу, то это только бы либо усугубило состояние, либо помешало выздоровлению, да и сейчас я даже не мог быть уверен в том, что поднялся бы с ней на руках с земли. 
Когда я оказался в гостиной, Белла уже лежала на мягком диване, а вокруг нее суетилась Марта, пытаясь привести ее в чувство с помощью нашатыря. Любимая дернулась и тут же ее ресницы затрепетали. Я оказался рядом с ней, осторожно пересаживаясь на диван и заключая ее ладошку в свои руки. 
— Эдвард, — прохрипела она. 
— Я здесь, Белла, — я поцеловал ее пальчики, и она наконец-то распахнула глаза, глядя на меня в смущении. 
— Что с тобой? — спросила она. 
— Я в порядке, — ответил я, — это с тобой что? Ты упала в обморок ни с того ни с сего средь бела дня. Как ты себя чувствуешь? 
— Хорошо. Прекрасно, — сказала она. 
Мы все переглянулись, и я, нахмурившись, покачал головой, вновь встречая ее взгляд. 
— Я на самом деле в порядке, малыш, — она подняла руку и погладила меня по щеке. — Просто переволновалась и испугалась за тебя. Белоснежка выбежала, Тесс испугалась, и я… 
— Все было прекрасно. Тесс вела себя идеально. Я слегка сжал ее бока, и она тут же остановилась. Тебе не зачем было так меня пугать. 
— Я в порядке. Прости, — шепнула она. 
Я только согласно кивнул, предпочитая сейчас не спорить с ней ни о чем, но сам прекрасно понимал, что Белла не такая. Она не падает в обморок от трудностей и переживаний. Она всегда была стойкой, и что бы ни происходило, она все воспринимала спокойно и адекватно. 
— А как ты? — спросила она, поглядывая на меня с улыбкой. — Как первый опыт? 
Я улыбнулся, понимая, что она хочет отвлечь меня от переживаний о ее состоянии и решил, что выполню ее просьбу. Поэтому я просто приподнял ее и, убедившись, что мы остались наедине, удобней расположил нас на диване и принялся во всех красках описывать ей свою первую маленькую поездку на лошади. 

POV Белла 

Две недели спустя 

Горячие губы любимого скользили по моим плечам, периодически переходя на лопатки и заднюю часть шеи. Я прикрыла глаза и провела кончиком пальцев по его рукам, что притягивали к своей груди мое обнаженное тело. 
— Только не останавливайся, — прохрипела я, откидывая голову назад и чувствуя, как он вжимается в мою поясницу своей эрекцией. 
— Я и не собирался, — простонал он, слегка потершись об меня. 
В последние несколько недель страсть охватывала нас все чаще и чаще, но это был первый раз, когда мы оказались в кабинете перед столом забросанным бумагами. Несколько минут назад бретельки моего сарафана были опущены, и сейчас легкая ткань облаком лежала у наших ног. Расстегнутая рубашка Эдварда давала мне возможность почувствовать спиной поросль волосков на его крепкой груди. 
— Раздвинь ноги, — хрипло приказал он, возбуждая меня еще больше. Я тут же выполнила его приказ, и тонкие пальцы скользнули между моих бедер. 
— Эдвард, — простонала я, выгибаясь в его руках. 
— Боже, как сильно я тебя люблю, девочка моя, — простонал он в ответ и слегка толкнул меня вперед. Руками я уперлась в стол, замечая, как мои ладошки распластались на горе бумаг и отчетов. 
— Твои ноги, — только успела выдохнуть я, когда он слегка шлепнул меня по ягодицам. 
— Я слишком долго ждал момента, когда я буду главным, — со смешком сказал он. — Когда именно я буду тебя трахать. 
Его слова вырвали из меня еще один громкий стон, поэтому я обернулась через плечо и послала ему соблазнительную улыбку. 
— Так сделай это. — Сказала я, как мне показалось, умоляющим голосом, потому что у меня уже не было сил выносить эту пытку. Мне безумно хотелось ощутить его в себе. 
— Уверена? — Ослепительная улыбка тронула его губы, а глаза светились любовью.
Я не могла вымолвить и слова и лишь как завороженная видела краем глаза, как он принялся поглаживать себя. Только я открыла рот, что бы наконец-то рявкнуть на него и заставить войти в меня, как мое дыхание перехватило, от того, что он резко вошел внутрь моего тела на всю длину. Громкий стон любимого раздался в комнате, я же просто вернулась в исходное положение, роняя голову на стол. Волосы тут же упали вокруг меня, и я тоже простонала, когда Эдвард стал быстро двигаться. 
— Осторожно, — удалось выдохнуть мне, — не напрягай ноги. 
Даже в моменты близости я не могла не волноваться и не думать пусть даже крошечным уголком своего затуманенного страстью разума о его здоровье. 
— Я хочу оттрахать свою жену, — прохрипел он, и пальцами сжал мои бедра. — Так что просто наслаждайся и не думай ни о чем. 
Отбрасывая все свои мысли, которые не относились к нашему действу, я стала подмахивать ему попкой, встречая каждый сильный выпад с его стороны. Спустя пару минут кабинет наполнили наши громкие стоны, хрипы и тихие слова обожания и любви. От очередного его сильного точка я распахнула глаза, понимая, что в этой позе он задевал самые дальние уголки моего тела, чего не было раньше. Я вскрикнула, а губы любимого прижались к моей спине, для чего он склонился надо мной, прижимая меня своим телом ближе к столу. Я, задыхаясь, чувствовала приближение разрядки, слегка хихикнула, когда заметила, как мои пальцы сжимают важные бумаги по хозяйству ранчо, но в данный момент это было не важно. Я со всей страстью отдавалась любимому мужчине. 
— Черт, — выругался он сквозь зубы, — девочка? 
— Да, сейчас, — то ли простонала, то ли выдохнула я, начиная сжимать его внутренними мышцами. 
Гортанный стон Эдварда коснулся моего уха, посылая мурашки наслаждения по всему телу. Я громко вскрикнула, стараясь замереть на месте, когда оргазм накрыл меня с головой. Я как будто парила, и только завершающие яростные толчки Эдварда, удерживали меня здесь. Кончив, он громко выдохнул и еще сильнее навалился на меня. Я рассмеялась, пытаясь в этой неудобной позе сдуть упавшие пряди волос с лица. Он только тихо хихикнул и, сдвинувшись, дрожащей рукой убрал непослушные влажные пряди с моих глаз, чтобы я смогла насладиться его потрясающими ярко горящими зелеными омутами. 
— Люблю тебя, — шепнул он и горячими губами коснулся моего рта. 
— Так же, как и я тебя, малыш, — шепнула я прикрывая глаза.— Как ноги? 
— Слегка дрожат, но все нормально, — ответил он, на что я приподняла бровь. — Это просто последствия шикарного секса с любимой женой, — добавил он, хитро прищурившись. 
Я переместилась на столе, опираясь теперь на один локоть, и погладила его по взмокшим волосам на шее. 
— Мммм, за такой шикарный секс вы заслужили поощрение, мистер Каллен, — шепнула я игриво. 
— Кто-то вроде спешил на северное поле, чтобы проследить за высадкой новых культур, — так же игриво напомнил он мне. В принципе, он был прав, ведь именно за бумагами на расходы я зашла сюда полчаса назад и встретила здесь его, а затем после одного поцелуя все мысли о делах улетели на задний план. 
— Это было некоторое время назад, — я приподнялась и притянула его за распахнутую рубашку ближе к себе. — Теперь у меня другие планы на день. 
Он приподнял бровь и охотно поднялся следом за мной, слегка хромая на одну ногу. Чтобы не портить момент, так как я знала, что он не примет моего нытья по поводу его состояния, я толкнула его на кожаный диван, а сама опустилась на колени. Эдвард тут же понял, что я хотела сделать, и только откинул голову назад. Я усмехнулась, понимая, что на сегодня все остальные планы отменяются. Когда мои губы коснулись его головки, он запустил пальцы в мои волосы и на протяжении следующих двадцати минут перебирал мои пряди, иногда с благоговением касаясь моих скул и шепча слова любви, пока я с радостью дарила ему наслаждение своим ртом. 

******
Я проснулась рано утром, чего в последнее время со мной не случалось. И это меня озадачило. Я всегда была жаворонком, и вставала ни свет ни заря, но в последние недели усталость настигала меня все чаще и чаще. Эдвард мирно посапывал рядом со мной в нашей постели. Я повернула голову и посмотрела на него. Любимый, как это обычно бывало, спал, повернув голову ко мне, его щека покоилась практически на моей подушке, он объяснял это тем, что любил чувствовать меня с собой так близко. Погладив его по заросшей щетиной скуле, я осторожно вылезла из-под одеяла и, накинув халат, двинулась в ванную. Там я провела все утренние процедуры как можно тише и, переодевшись, пошла на первый этаж. Марта тихо подпевала какой-то радиостанции, готовила завтрак, а заметив меня, улыбнулась. 
— Готовы твои любимые вафли, детка, — она придвинула ко мне тарелку с моим любимым лакомством и большую кружку кофе. 
— Добро утро, — я так же улыбнулась и поцеловала ее в щеку. — Сэм уже встал? 
Она покачала головой, отмечая тем самым, что он сегодня вообще не ночевал дома, а остался у Эмили. После новогодних праздников мы вернулись в Техас только втроем. Я, Эдвард и Сэм. Теперь любимый не нуждался в услугах Тани, а одного Сэма вполне хватало для их утренних тренировок и растяжек, когда я была занята. Тане и Джеймсу были даны отличные рекомендации, и из последнего разговора с Эсми я поняла, что они нашли себе новую работу. 
— Ну ладно, — я усмехнулась, — как думаешь, как скоро он совсем переедет к ней? 
Марта рассмеялась. 
— Он уже практически там осел. Мне кажется, что он останется здесь даже после полного выздоровления Эдварда. 
— Ты права, — я кивнула, — они с Эмили очень подходят друг другу. 
— Согласна. — Марта села напротив меня, помешивая в тарелке овсяную кашу, которую она ела на завтрак столько лет, сколько я себя помнила. 
Я почему-то засмотрелась на то, как на поверхности тает кусочек сливочного масла. Он таял и таял под действием ее монотонных помешиваний. Желтоватый слой растекался по краям, я раньше никогда не замечала, какой слизкой и клейком массой была эта каша. Почему это волновало меня именно сейчас? Ответа я не могла найти. От этого мне стало не по себе, я видела, как шевелились ее губы, понимала, что Марта что-то мне говорила, но не могла разобрать ни слова. Все мое внимание было приковано к ее тарелке. К чертовой овсяной каше, которую я на дух не переносила с самого детства. Так почему же мне сейчас так отчаянно хотелось попробовать ее? И снова пришло то странное чувство, словно я смотрю на все со стороны. Как во сне я наблюдала за собственной рукой, которая помимо моей воли потянулась через стол. Марта удивленно смотрела на меня. 
— Детка, с тобой все в порядке? — услышала я словно сквозь толщу воды. 
Не отвечая на ее вопрос, я двинула к себе ее тарелку и, зачерпнув ложку, тут же отправила себе в рот. Первое чувство было прекрасным, именно этого хотели мои вкусовые рецепторы, я прикрыла глаза, с наслаждением глотая. Я облизнулась и запихнула в рот вторую ложку под недоумевающим взглядом Марты. 
В следующий момент я оказалась у раковины, где меня вырвало тем, что я только что в себя запихнула. Слезы выступили на глазах от болезненных сокращений желудка, и пока я собирала на одно плечо волосы, меня снова вырвало. 
— Ох, милая, — прошептала Марта, поглаживая меня по спине круговыми движеньями. 
Она протянула мне стакан охлажденной воды, но уже после пары глотков вода попросилась обратно, окрашенная желтоватой желчью моего желудка. Рвотные позывы все еще сотрясали мое тело, но желудок был уже пуст. Так я простояла несколько минут, пока Марта поддерживала меня за локоть. Вскоре я выпрямилась и, пошатываясь, снова опустилась на стул, теперь уже с презрением поглядывая на пресловутую кашу, любимые вафли и ароматную кружку кофе. 
— И зачем я только попробовала? — Под нос себе прошептал я, стараясь глубоко дышать через рот, пытаясь не чувствовать запахов. Марта тут же убрала все подальше от меня. — С детства ненавидела ее, почему сейчас захотела. 
— Детка, — Марта покачала головой и взяла меня за руки, усевшись рядом. 
— В последнее время мой чертов желудок расшалился, — я попыталась рассмеяться, но быстро затихла, увидев серьезное выражение на лице женщины. — Что? 
— Не думаю, что это проблемы с желудком, милая, — она покачала головой, продолжая после этого пристально прожигать меня взглядом. 
— Ерунда, — я усмехнулась. 
— Сколько уже? — шепнула она. 
— Ты о чем? 
— Я о твоей тошноте, эмоциональной усталости, непонятных обмороках, — она на миг замолчала. 
— Я… — В голове летали картинки всех моих проблем, внезапно настигших меня в последние недели. Руки автоматически оказались свободными от ее ладоней и порхнули на живот. — Ты думаешь, я… ох… 
— Сколько у тебя уже задержка, милая? 
— Я, я не знаю. — Пробормотала я, ведь в последнее время я была так поглощена успехами Эдварда, новыми посевными работами, что совершенно не обращала внимания на женские проблемы. — Не помню, может еще в Нью-Йорке, после Рождества, или до… ох, я не знаю. 
Слезы застыли в уголках глаз, и я разозлилась на саму себя, что не могла собраться и нормально мыслить. В памяти внезапно всплыл задорный взгляд старушки, когда я была у нее в последний раз. «Уже сказала ему?» — спросила она тогда меня, а я только недоуменно переспросила, что она имеет в виду. А ведь она уже тогда знала. Чертова старуха знала все еще тогда, пристально глядя на мой живот. И почему я раньше не могла этого понять? Я громко рассмеялась, а слезы все-таки сорвались с ресниц, прокладывая себе дорожку на моих щеках. 
— Белла, детка, ты в порядке? — испуганно спросила Марта. 
Я прикрыла рот ладошкой, и теперь на смену смеху пришли рыдания. Я склонилась к ее плечу и плакала, плакала и плакала. Марта убаюкивала меня в своих объятьях, приговаривая, что все будет хорошо. Отдельным уголком своего разума я и сама понимала, что все будет хорошо, но почему-то не могла взять себя в руки. 
— Ты должна сказать Эдварду, — прошептала она и поцеловала меня в висок, когда мои рыдания стали тише. 
Я резко подняла голову и улыбнулась, снова погладив свой живот. Я могла себе только представить реакцию любимого. Ох, пожалуйста, пусть это будет девочка. Девочка, только девочка. Мне отчаянно хотелось подарить именно ее Эдварду. Моему сломленному, ранимому и любимому мужу. 
— Скажу, — кивнула, вытирая со щек ненужные слезы, — обязательно скажу. 

POV Эдвард 

Последние несколько дней Белла вела себя, мягко говоря, странно. Она то раздраженно огрызалась, то улыбалась без причины, уходя, куда-то глубоко в себя, то плакала по пустякам. Пол посмеиваясь говорил, что начался весенний авитаминоз и моей жене просто нужно попить витаминов. Марта только покачивала головой на такое поведение моей супруги, иногда с укором глядя на нее. Я не знал, что мне нужно сделать, чтобы вернуть назад свою игривую девочку, которую я так сильно любил. И вот сегодня она решила устроить пикник, что, честно говоря, меня слегка пугало. Я не знал, что делать, если опять что-то расстроит ее. Все эти дни я был вымотан эмоционально и физически, так как Сэм продолжал тренировки со мной, Белла каждый вечер делала нужный массаж, да еще и ее сексуальный аппетит рос с каждым днем все сильнее и сильнее. Она будто с цепи сорвалась, конечно, мы и раньше с ней часто занимались любовью, но сейчас… 
— Малыш? — я обернулся на звук ее голоса, отмечая, как легко развивается вокруг ее длинных ножек желтоватый сарафан. Она несла в руке плетеную корзину с провизией. Вдвоем мы собирались прокатиться на лошадях до небольшого ручья, что был в несколько милях от дома. 
— Ты готова? — я улыбнулся, видя, что она вроде бы в отличном настроении сегодня. 
— Да, — ее глаза сияли. 
Спустя полчаса мы уже приближались к месту нашего назначения, и я всю дорогу с удовольствием осматривал окружающие пейзажи. Белла загадочно улыбалась, восседая на черной кобылке, подо мной же была милая спокойная Тесс, с которой мы подружились не меньше, чем с Белоснежкой, которая, не отставая ни на шаг от своей мамочки, трусила где-то то позади, то рядом. Когда мы оказались у живописного ручья, берег которого был покрыт песком, а дальше травой, я спустился вниз и расстелил покрывало на земле, пока любимая доставала всякие вкусности из корзинки. Все было готово, и она уселась рядом со мной, прижимаясь к моему боку. Я с большим удовольствием обнял ее, и мы стали кормить друг друга. 
— Совсем не похоже на тот пикник, что был у нас в Нью-Йорке, — сказал я. 
— Тот первый пикник тоже был прекрасным, — шепнула она и поцеловала мою ладошку. 
Я погладил ее по волосам и, медленно переместившись, полулежа уперся лопатками в ствол дерева. Белла тут же примостилась на моей груди, сложив под подбородком ладошки. 
— Эдвард, я хотела, чтобы мы провели этот день вместе не просто так, — начала она. 
— Мммм, — я усмехнулся, — я уверен на все сто процентов, что не забыл никакую дату. 
Она игриво рассмеялась, и покачала головой. 
— Нет, ты ничего не забыл. 
— Соскучилась? — улыбнулся я, зная, что порой ей просто хотелось уехать от всего и побыть где-то за пределами ранчо наедине и в тишине. 
— Возможно, — она прикрыла на миг глаза. — У меня кое-что для тебя есть. Закрой глаза. 
Я усмехнулся, но выполнил ее просьбу, отмечая про себя, что она зашевелилась на мне, стараясь дотянуться до корзины и что-то, по-видимому, достать оттуда. 
— Это подарок? — энтузиазм погадать, что же там, охватил меня. 
— В некотором роде, — хихикнула она. 
— Почему ты не сказала, что мы будем обмениваться подарками, — нахмурился я, по-прежнему не открывая глаз, — я бы тоже что-нибудь тебе купил. 
— Ты уже подарил мне подарок, малыш. 
Белла снова вернулась в исходное положение, только слегка сдвинувшись вниз, а на месте, где раньше покоились ее ладони, что-то явно лежало. 
— Мне уже можно открыть глаза? — разрываемый интересом и нетерпением, спросил я. 
— Да. — В ее голосе слышалась нервозность, и я решил, что она волнуется по поводу моей реакции на ее презент. Я очень ее любил и знал, что бы это ни было, подарку я буду рад. 
Мои ресницы дрогнули, и я сначала слегка зажмурился от того, что после темноты снова увидел палящее солнце. Потом мои глаза встретились с любимыми шоколадными омутами, затем скользнули ниже, я отметил, что она прикусила нижнюю губку. Белла слегка прикрыла глаза и наблюдала теперь за мной сквозь ресницы. Я опустил взгляд еще ниже, замечая наконец-то, что же она положила на мою грудь. Сердце на миг запнулось в моей груди, а потом понеслось вскачь как бешеное, пока я разглядывал крошеные пинетки желтого цвета, украшенные синими ленточками по краям. Моя голова взметнулась назад к ее лицу. 
— Белла, что… ты… 
Голос будто покинул меня вслед за моими мыслями, в которых билась лишь одна догадка: беременна. 
— Вы хорошо старались, мистер Каллен, — игривая улыбка украсила ее губы, а глаза счастливо сияли. 
— Ты беременна? — наконец озвучил я свой вопрос. 
— Да, Эдвард, у нас будет ребенок, — прошептала она, и в следующее мгновение я потянул ее наверх и прижал к себе, уткнувшись в ее волосы. 
— Боже, девочка моя, ох... ты… как давно? — я слегка отодвинул ее личико, чтобы иметь возможность видеть все эмоции, что сейчас, я был уверен, переполняли ее так же, как и меня. 
— Точно, конечно, сказать нельзя, но доктор сказал, что примерно шесть недель, может, чуть больше. 
— Я так люблю тебя, — прошептал я, чувствуя, что эмоции переполняют меня. Пара слезинок скользнула по щеке любимой, и я тут же стер их. 
— Я знаю, как ты хотел ребенка, Эдвард, — сказала она, — и я так рада, что мы станем настоящей семьей теперь. 
— Мы и до этого были настоящей, — ответил я, — всегда. Самой настоящей, девочка. 
— Да, так и было всегда, — подтвердила она и подарила мне нежный поцелуй. 
Затем Белла сдвинулась ко мне под бок, утягивая меня еще ниже, мы оба теперь лежали на покрывале и смотрели друг на друга. Она обводила кончиками пальцев края маленькой детской детали гардероба и улыбнулась. 
— Такие крошечные, — пробормотал я и засунул внутрь каждого по пальчику, пошевелил ими, делая маленькие шажочки на пледе между нами. 
— Да, крошечные, — подтвердила она. 
Несколько минут мы вместе наблюдали за моими манипуляциями, пока я имитировал детские шаги. 
— Прости меня, — шепнула она внезапно. 
— За что? — спросил я, удивленно глядя на нее. 
— Я была такой... такой нервной в последнее время, — пробубнила любимая себе под нос, будто злясь на саму себя. 
— Это все гормоны, — я улыбнулся, и сделал шажочки пинетками вверх по ее руке. 
Она хихикнула. 
— Надеюсь, что я не стану настоящей мегерой на девять месяцев, — она поежилась, видимо, ей было щекотно от моих манипуляций. 
Я придвинулся к ней еще ближе, и она перевернулась на спину, позволяя мне тем самым нависнуть над ней, опираясь на один локоть. 
— Я все равно буду тебя любить, — пристально глядя ей в глаза, шепнул я, — какой бы ты ни была. 

******
Лето 

Я резко проснулся, осознавая, что нахожусь в постели один. Непонимающе оглянувшись на сторону Беллы, я увидел, что часы на прикроватной тумбочке показывали три утра, а ее не было рядом. Я откинул простынь, чувствуя, как от окна дует прохладный ночной ветерок. Пока я искал боксеры, с первого этажа послышался шум. Я напрягся, понимая, что мне нужно найти любимую и вернуть ее в постель. 
Последующие месяцы после ее признания походили на американские горки. Беллу кидало из крайности в крайность, она то плакала, то смеялась, то ругалась, то просила прощения. Я воспринимал все с улыбкой, понимая, что это наш ребенок шалит с нами. Приближалась первая годовщина свадьбы, я уже более-менее сносно ходил и все меньше и меньше пользовался креслом. Все чаще оно оставалось в углу тренировочной комнаты. В будущие пару недель мы должны будем отправиться в Нью-Йорк на пышную свадебную церемонию Эммета и Розали. Они наконец-то закончили со всеми подготовками и были рады принимать гостей и поздравления. Мы же с Беллой пока не говорили моей семье о нашем радостном событии, сначала моя девочка не хотела, чтобы ее кто-то сглазил, она тщательно все скрывала, и даже сейчас, когда появился округлый животик, она старалась носить свободные рубашки и сарафаны, чтобы скрыть все от чужих глаз. Самое главное, что меня напрягало, так это ее тошнота. Беллу очень часто рвало, и хотя моя девочка старалась правильно и много кушать, иногда от этого было больше вреда, чем пользы. В последнее время ей, конечно, стало лучше, и приступы уменьшились. Марта говорила что это от того, что первый триместр уже миновал, но Белла качала головой и глотала какие-то заваренные снадобья старушки, которая, казалось, все знала о положении любимой и старалась облегчить ее участь. 
Я спускался по лестнице, понимая, что периодический грохот и звон посуды идут, несомненно, из кухни. Кода я оказался в дверях, то приподнял бровь в удивлении, сон окончательно покинул меня. Всю поверхность большого кухонного острова покрывали какие-то мисочки, тарелочки, венчики, лопатки. Рядом была раскидана куча продуктов, и все это покрывал тонкий слой муки. На круглом столе, что мы использовали для принятия пищи, на пяти плоских тарелках горками громоздились блинчики, оладьи, печенья. Духовка призывно мигала, напоминая хозяйке об окончании цикла выпекания, на варочной панели стояла пара сковородок с разлитым на них тестом, и посреди всего этого великолепия располагалась моя любимая супруга в тонком фартуке, наброшенном на почти обнаженное тело, только трусики-шортики прикрывали ее попку. Она, с растрепанными волосами, помешивала в небольшой кастрюле какой-то крем. 
— Девочка моя, что ты делаешь? — как можно тише спросил я. 
Она резко обернулась ко мне, и улыбка расцвела на любимом лице. 
— Слава богу, ты проснулся. — Она схватила рукой в перчатке кастрюльку и двинулась ко мне. Свободная ладонь обвила мой локоть, и она потащила меня к столу, заставив тут же сесть. 
— Ты должен попробовать, — она кивнула на ряд тарелок передо мной. 
— Ты что, записалась на кулинарное шоу, а мне забыла сказать? — я улыбнулся. — Или решила открыть мини-пекарню у нас дома? 
— Попробуй, — она придвинула ко мне тарелку с блинами и пиалу с каким-то густым кремом. 
— Ты на часы смотрела? — Спросил ее я, и она тут же бросила взгляд на приборную панель плиты, где монотонно мигали красные цифры. 
— Я не могла уснуть, все думала и думала… — Бурчала она, возвращаясь к плите и вновь опуская кастрюльку, ловко перевернула блины и снова стала что-то там помешивать на огне. 
Я откусил кусочек, понимая, что это божественно вкусно. 
— Вдруг я стану ужасной матерью, Эдвард, — внезапно выдохнула она. 
Я отбросил недоеденное в сторону и, подойдя к ней, потянул руку, выключил все конфорки, и обнял ее округлившуюся фигурку, притягивая к своей груди спиной. 
— Не говори ерунды,— тихо шепнул я, прикусив ее ухо, — я в жизни не встречал такой любящей, доброй, жизнерадостной, умной женщины, как ты. Я уверен на все сто процентов, что ты станешь идеальной мамой нашему ребенку. Мы станем идеальными родителями. Где не сможешь что-то сделать ты, тебя всегда буду дополнять я, а где не смогу я, всегда будешь рядом ты. Я знаю, что тебе тяжело, девочка моя, возможно, тебе страшно, но все будет хорошо. Я обещаю. Мы вместе со всем справимся. 
Она повернулась в моих объятиях и улыбнулась, закидывая руки мне на шею. 
— Правда? 
— Чистая, — подтвердил я и прижался к ее губам в поцелуе. 
Белла тут же простонала мне в рот, и ее пальчики принялись перебирать пряди моих волос на затылке. Я оторвался от нее, только чтобы спуститься губами по шее к ключице, носом я отодвинул в сторону ее фартук, мешавший мне коснуться губами ее налившейся груди. Она томно простонала, стоило моим губам добраться до упругого соска. В следующее мгновение я попятился назад, стараясь увести ее из кухни в нашу спальню, на что она запротестовала и подтолкнула меня в сторону стола, за которым я не так давно сидел. Я она приподнялась на носочки и уселась на стол, раздвигая ноги в стороны, чтобы я мог как можно ближе встать к ней. 
Мои ловкие пальцы развязали на ее шее и талии тесемки, и я отбросил ненужный красный фартук куда-то в сторону. Звон тарелок, которые она отодвигала назад руками, раздался в тишине дома, и я скользнул по ее фигуре взглядом. Слегка увеличившаяся грудь, круглый животик, стройные ножки и нежная любящая улыбка были лучшим подарком для моих глаз. Я благоговейно провел ладонями по всем ее изгибам и снова поцеловал. Белла старалась прижаться ко мне еще теснее, и я прекрасно ее понимал, ведь сам чувствовал нарастающее возбуждение. Пока мы целовались, я скользнул руками вниз и потянул ее крошечные шортики вниз по ногам. Белла откинула голову назад, подставляя моим губам шею, ее груди приподнялись, заманчиво подрагивая перед моим лицом, пока она покачивалась, двигаясь ближе к краю стола. Я опустился на стул и мои губы стали гулять по ее обнаженным бедрам, поднимаясь все ближе к заветной цели. Как только мои губы коснулись ее возбуждения, Белла вздрогнула и простонала. Она быстро возбуждалась в последнее время, говоря, что в этот период ей отчаянно хочется меня. Я не возражал, отдавая ей всю свою любовь и ласку, пытаясь сделать ее максимально счастливой. Языком я провел по ее клитору, и она сдвинула ноги со стола, опуская мне их на плечи. Ее проворные пальчики запутались в моих волосах, давая понять, что она не хочет, чтобы я останавливался. В принципе, я и не собирался, поэтому, раскрыв губы, стал ласкать ее, стараясь вознести на вершину блаженства. Белла постанывала все время, ерзая голыми ягодицами по столу, пытаясь как можно сильнее уткнуть меня в свои возбужденные губки. 
— Я хочу тебя, — донеся до моего слуха ее тихий шепот. 
Я заменил губы и язык пальцами, не входя внутрь, а нежно лаская ее снаружи, затем встал и свободной рукой спустил себя боксеры, склоняясь к ней для поцелуя. Языком Белла играла с моими губами, иногда пуская в ход зубки, я в это время погладил ее и нанес на член рукой ее же смазку, после чего аккуратно стал входить. 
— Так хорошо, — простонала она, открывая глаза и впиваясь взглядом в мои. 
Моя головка нежно входила в ее тело, и я старался двигаться медленно, желая продвинуться все глубже. Ее руки притягивали меня к себе, я знал, что она хотела более сильных толчков, но сегодня мне хотелось дарить ей лишь любовь и ласку. Я усмехнулся, когда заметил, что пара ее локонов упала в пиалу с каким-то красным вареньем, но не стал ей ничего говорить, а просто поставил ладони по обе стороны ее лица и сделал очередной аккуратный толчок. Стон Беллы снова стал мне наградой, и она заскользила рукой по моему телу, хватаясь на кожу на спине. 
— Нежней, девочка, — шепнул я, вглядываясь в ее глаза. Белла только кивнула, и мы, подобрав идеальный ритм, медленно задвигались навстречу друг другу. 
Я не мог сказать, сколько все это продолжалось, но все время мы так и находились в таком положении, от которого мои мышцы стали слегка протестовать. Я понимал, что слишком большая нагрузка может мне повредить, но никак не мог увеличить свой темп, мне не хотелось, чтобы все кончалось. Мне хотелось всмотреться в ее глаза, видеть, как они закатываются от наслаждения. Лицезреть ее нежную улыбку и слышать тихое сбивчивое дыхание. 
Подняв одну руку от стола, я провел по ее телу и сжал мягкое бедро, притягивая ее немного ближе к своему паху. Между нами был животик, и Белла, заметив мой взгляд, направленный на него, тоже улыбнулась. Ее правая рука, скользнула по моей спине и крепко вцепилась в мою шею. 
— Я сейчас, ох... так сильно, малыш, — пробормотала она. 
— Хорошо, — я поцеловал ее грудь. 
— Только не сбивайся, такой темп... просто... ох… да… 
— Темп идеален, — прохрипел я, понимая, что еще пара выпадов, и я уже не смогу сдержать оргазм. 
Белла громко простонала, нарушая тишину вокруг нас, и стала сильно сжиматься внутри, заставляя и меня сильно кончить. Пока я изливался в нее, мы так же синхронно двигались на встречу друг другу. После того как я был полностью опустошен, я еще некоторое время находился внутри нее, чувствуя, как последняя дрожь ее наслаждения пробегает по телу любимой. 
— Я так люблю тебя, — шепнула она, и одинокая слезинка скользнула по виску. Я тут же поймал ее губами и прижался к мочке уха. 
— Я безумно люблю тебя, моя девочка, — так же тихо сказал я, старясь не нарушить тишину, окружавшую нас. 
Еще десять минут мы находились в том же положении, после чего я отклонился и, сведя ноги любимой вместе, подхватил ее трусики, и мы вместе отправились в нашу спальню, где моментально уснули, тесно прижавшись друг другу. 

POV Белла 

Всю дорогу меня жутко укачивало, но я понимала, что скоро все пройдет. Эдвард старался облегчить мое состояние, постоянно то прикладывал к моему лбу прохладное полотенце, то кормил меня дольками лимона. Это лето даже в Нью-Йорке выдалось жарким, и пока мы преодолевали последний отрезок в лимузине до дома Калленов, я старалась привести в порядок свое состояние. Эдвард поглаживал меня по животу, скрытому широкой рубашкой. 
— Как ты? — я знала, что он переживал и волновался за меня. 
— Сейчас уже лучше, — ответила я улыбаясь. 
— Хорошо, любимая. 
Наконец, лимузин затормозил, я облегченно вздохнула, мечтая поскорее оказаться в лежачем положении. Дома нас встретила улыбающаяся Эсми, Карлайл и Эммет. Элис с Джаспером и малышом должны были приехать к ужину. А Розали уже мчалась на всех парах с очередной примерки платья. Все охали и ахали, увидев, что Эдвард уже может уверенно стоять на ногах. Мы с ним еще во время перелета решили, что скажем о моей беременности за ужином, когда все будут в сборе. Учитывая, что я часто так ходила, никто не обратил внимания на мой живот, я же старалась крепко ни с кем не обниматься. Эдвард принес мне лимонный чай, когда мы расположились в их красивой гостиной. Я пила маленькими глотками, чувствуя, что желудок начинает успокаиваться, чему я была несказанно рада. В следующие полчаса в дом, как ураган, влетела блондинка и, крепко обняв Эдварда, приблизилась ко мне. Я лежала головой на плече любимого, поэтому приподнялась, пытаясь поздороваться и с ней. Стоило мне прижаться к ее груди, как я сглотнула. Аромат ее легких, но в тоже время сладких духов ударил по моим рецепторам. Я старалась сдержаться изо всех сил, замедляя дыхание и слегка прикрывая глаза. Вдруг раньше назначенного ужина в дом ворвались Элис и Джаспер, несший на руках их сынишку. Я открыла рот, стараясь не дышать носом, но все равно пресловутый запах детской присыпки донесся до меня. Я крепко сжала руку Эдварда, а Элис, видимо, заметив мой панический взгляд, остановилась на полпути к дивану, на котором мы расположились. 
— Белла? — голос любимого пробивался в мой затуманенный разум. 
— Ужасные духи, — только и успела вымолвить я и тут же склонилась с дивана вниз, где меня стошнило. 
В этот момент в комнате началась самая настоящая паника. Я слышала, как Эсми звала Кейт, приказывая ей принести мне чистой воды. Эдвард поддерживал меня за плечи и убирал мои волосы. Розали не смела подойти ближе, так и стояла в сторонке с Элис. Я могла только представить, какой ужасной была эта сцена. В уме я пыталась посчитать, сколько стоит этот ковер, на который я опорожнила свой желудок. 
Мне под нос сунули бокал воды, я и услышала мягкий голос Эсми. 
— Спокойно, Белла, милая. 
Я прикрыла глаза, понимая, что приступ наконец-то закончился, и утерла бежавшие по лицу слезы. 
— Простите, — прокаркала я сорвавшимся голосом. 
Гробовая тишина в гостиной была нарушена, громким голосом Эдварда. 
— Ну, мы беременны,— выдал он, заставив меня поднять глаза вверх. 
— Что? — изумленно переспросил Эммет. — Как беременны? Беременны… в смысле, беременны? 
— Эммет! — простонал Джаспер, закатывая глаза и прижимая личико их сына к плечу. 
— Вы что, спите вместе? — удивился старший брат. 
— Эммет, возможно, для тебя это открытие, но женатые люди спят вместе, и у них рождаются дети, — усмехнулась его невеста. 
— Я не понял. Вы что, все знали, что они спят вместе, и молчали? Почему я не знал?
— Я не знала, — пискнула Элис. 
— Я тоже, — кивнул ее муж. 
Карлайл только покачал головой, тем самым показывая, что он не участвует в обсуждении нашей интимной жизни. Я заметила, как переглянулись Розали и Эсми, этот же обмен взглядами уловил и Эммет. 
— Ага, — он ткнул пальцем в невесту, — ты все знала и не сказала мне. Как ты могла? 
— Такое ощущение, будто я не сказала, что убила твоего хомяка, Эммет. 
— Прекратите, — строго сказал Карлайл, — что вы как дети малые. 
Эммет замолчал, только в неверии покачал головой, и стал что-то бормотать себе под нос, переводя взгляд с паха Эдварда на мой живот. Эсми и Эдвард помогли мне подняться, и я тут же была уложена на диван. Муж поглаживал мои волосы, пока я пыталась осознать весь масштаб своего стыда. 
— Ох, — Эсми всхлипнула, так как теперь я, лежа на спине, выставила свой живот на обозрение. — Почему вы нам не сказали? 
— Сюрприз, — простонала я, приоткрыв один глаз. 
— Не хотели, чтобы из-за еще одной беременности была отложена свадьба Розали и Эммета, — ответил любимый. 
— Ох, Белла, — Розали сделала шаг ко мне, но я простонала. 
— Прости, но нет, не подходи, — я усмехнулась, увидев ее улыбку. — Я могу себе представить, что эти духи, скорее всего, дорогущие, но они ужасно действуют на меня. 
Она отступила в сторону, и ее глаза метнулись к Карлайлу и Эммету. 
— Ну, что вы стоите? — Роуз была, как всегда, деятельной и грозной. — Уберите отсюда этот чертов ковер, иначе ей опять станет плохо. 
Эммет, все еще пребывающий в шоке, принялся помогать Карлайлу переставить стеклянный столик и убрать испорченный мной предмет интерьера. 
— Простите еще раз, — прохрипела я. 
С другой стороны дивана подошла Элис, и ее глаза были на мокром месте, пока она обнимала Эдварда. 
— Ох, я так за вас рада, так рада, — щебетала она. 
— Спасибо. — Шепнул Эдвард, а я почувствовала, как мои глаза стали закрываться, сильно клонило в сон. 
— Белле лучше прилечь в вашей комнате, — сказала Эсми. 
Я погладила по руке любимого, стараясь подняться. Голова снова закружилась, и я со стоном снова откинулась назад. 
— Только не позволяйте ему нести меня наверх, — пробормотала я, зная, что Эдвард, несомненно, попытается это сделать. 
Я слышала, как вернувшийся Карлайл подошел к нам ближе и с легкостью подхватил меня на руки. 
— Я отнесу тебя, — сказал он. 
Я улыбнулась Эдварду и на руках его отца была доставлена в нашу спальню. Где Эсми и подошедшая Кейт помогли мне переодеться и уснуть. 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-541-1
СЛЭШ и НЦ PONKA Маришель 59 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Маяк
Из жизни Роберта (18+)
❖ Пиар, Голливуд и РТП
Opposite
❖ TIFF. Международный ки...
Opposite
❖ Ровер /The Rover
Фильмография.
Последнее в фф
❖ Верни меня к жизни. Эп...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Бонус
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Эпилог
СЛЭШ и НЦ
❖ The Flower Girl |...
Переводы
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Глава 1...
СЛЭШ и НЦ
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 236
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 7
Гостей: 2
Пользователей: 5
Маришель Pups_riescha_2707 natlav76 elen5796 Lena87


Изображение
Вверх