Творчество

В постели с мечтой. Глава 14
05.12.2016   23:37    
Глава 14.

- Кайла -

Восемь утра. Я уже подъезжала к месту проведения фотосета. Снимали на живописном озере, со всех сторон окруженном высокими деревьями.

День был солнечный и абсолютно безветренный, поэтому зеркальная гладь озера была спокойной и отражала в себе всю красоту леса. Я без труда отыскала это место и, когда припарковалась, тут же увидела Кейтлин, которая уже выставляла аппаратуру. Вокруг суетились гримеры, костюмеры и мелкие помощники. Единственные, кого еще не было – актеры.

Когда я уезжала из гостиницы, Роб еще сладко спал в моей постели. Перед уходом я поцеловала его в губы, на которых тут же появилась легкая улыбка. По дороге сюда у меня было достаточно времени, чтобы осознать прошлую ночь. Меня удивляла столь резкая перемена в настроениях Роба. То он уверял, что между нами только секс безо всяких обязательств. То бешено ревновал меня, даже не пытаясь разобраться в ситуации, и набрасывается на меня, как маньяк. То становится бесконечно нежным.

Но что самое интересное, я не могла понять причину такого поведения. Нет, у меня была одна догадка, но она мне казалась настолько нереальной, что я тут же отметала ее, отказываясь даже рассматривать ее, как вариант. А тем более я не могла ее принять как истину. Поэтому пыталась найти другие объяснения его поведению более возможные, как мне казалось. Но никаких идей у меня так и не возникло. Оставалось только ждать и смотреть, что же будет дальше.

Я остановилась неподалеку от Кейт, наблюдая за ее работой. Не могу не признать, что она – настоящий профессионал. Как, в общем-то, и все в команде Кроненберга. Я огляделась в поисках Питера. Он стоял возле съемочного фургона с одним из помощников. Как будто почувствовав мой взгляд, он повернулся и жестом подозвал меня к себе. Я быстро подошла, готовая приступить к работе.

- Ты как раз вовремя, - отрывисто произнес Питер. – Пора начинать. Сними пока Кейтлин. И общую картинку.

- Хорошо, - ответила я и достала камеру из кофра, который лежал на сиденье фургона.

- Кстати, - добавил Питер, прежде чем уйти. – Кассеты и аккумуляторы с запасом, так что не экономь. Снимай, сколько сможешь.

- ОК, - закивала я в предвкушении предстоящего дня.

Я понимаю, что к окончанию съемок буду выжата до основания, но съемка – моя страсть. А съемка Роба – страсть в десятикратном размере.

Я вставила в камеру чистую кассету и выставила настройки на общий план. Все. Можно начинать. Я хотела как можно быстрее отснять общие картины происходящего на фотосете, потому что понимала: когда приедет Роб, мне уже не будет дела ни до чего. В кадре будет только он. И лишь приложив немалые усилия, я заставлю себя снимать кого-то еще, чтобы мое умственное помешательство на его персоне не было настолько явным. Потому что в любом другом случае я вылечу из команды Космо в момент.

Полтора часа пролетели незаметно. Вторая кассета была заполнена. Вернувшись к фургону, я вытащила кассету и подписала ее черным маркером: «Космо. Фотосет. 29/05/11. Часть 2.» Замечательно. Положив подписанную кассету в сумку, я достала пустую и пересчитала оставшиеся. До конца съемок вполне хватит. Особенно учитывая, что сессия закончится около полудня.
Вставив в приемник чистую кассету, я снова включила камеру и повернулась. Тут же в объективе я поймала подъезжающую Тойоту. Как чувствовала, когда надо поменять кассету. Я медленно двинулась к остановившейся машине, из которой уже выходил Дин. Сердце мое бешено застучало, как будто я не видела Роба целую вечность. Я постаралась дышать как можно ровнее, чтобы не пыхтеть в чувствительный микрофон камеры. Вот открывается дверца машины и я навожу зум, чтобы взять крупным планом его лицо. Его настоящее лицо, без грима, без налета Эрика, к которому он уже привык. Роб не заметил меня. Выйдя из машины, он не отошел, а наоборот, повернулся и, протянув руку, помог выйти Саре.

Мое сердце так и норовило вырваться из груди. Почему-то этот обычный, вежливый жест вызвал мне такую сумасшедшую ревность, что я готова была броситься на Сару с кулаками. Но я продолжала снимать, подвергая свою душу этой пытке. А когда Роб заметил меня, легко улыбнулся и махнул рукой, меня затрясло от злости на себя за то, что все время забываю, какое место занимаю сейчас в его жизни. Ведь именно в моей постели он сегодня спал, именно меня любил так нежно, что сердце замирало. А ревность – это низменное чувство собственника. Нет, я не должна опуститься до этого.

Но черт, она меня просто сжигает изнутри! Я продолжала снимать, заставляя себя переводить камеру на Сару, которая шла рядом с Робом и так по-свойски толкнула его в плечо, когда он что-то тихо сказал ей. Но я намеренно акцентировала внимание на этом жесте, приблизив фокус и нажав стоп-кадр. Все, хватит! Мне нужна передышка. Я выключила камеру и развернулась, чтобы сменить точку съемки.

Скорее всего, они сейчас пойдут гримироваться. Я направилась к трейлеру, который пригнали сюда специально для этой цели. Там же находились костюмы для сета. Но тихий голос прямо за плечом заставил меня остановиться.

- Не хочешь со мной поздороваться?

Я медленно повернулась, сдерживая глупую улыбку, расползавшуюся у меня на губах от этих слов.

- Привет, - тихо сказала я, поднимая на Роба глаза.

- Похоже, у тебя входит в привычку сбегать из постели.

- А что делать, - наигранно вздохнула я. – Ты у нас звезда, а я так… рабочая лошадка…

- Да уж, лошадка, - эхом отозвался Роб. – Прекрасная и неукротимая…

Словно невзначай, его пальцы пробежали по моей руке. От неожиданности я чуть не выронила камеру. Прикрыв от наслаждения глаза, я прошептала:

- Перестань…

- Что?

Его насмешливый тон заставил меня открыть глаза. Он явно наслаждался тем, какое действие оказывают на меня его прикосновения.

- Роб! – Сандра прервала наш интимный разговор. – Сколько можно ждать? Или ты думаешь, что я справлюсь за пять минут?

Роб глянул на меня, поджав губы, как будто сдерживал порыв поцеловать меня прямо здесь, у всех на глазах. Но наклонившись так близко, что я почувствовала его теплое дыхание у себя на щеке, и прошептал:

- Я должен идти…

И он ушел, а до меня донесся его грудной смех, когда я не смогла сдержать разочарованный стон. То ли мое воображение сыграло со мной шутку, то ли он действительно сказал, прежде чем уйти:

- Ненасытная…

Это я ненасытная? Я резко повернулась и посмотрела ему вслед. Не могу упустить этот шанс. Я тут же включила камеру и сняла, как он уходит, немного пританцовывая. Во всем его образе сквозило гордостью и самодовольством. Но сейчас он выглядел, как мальчишка: озорной, беззаботный и влюбленный.

Влюбленный? Что это со мной? С чего я вдруг подумала об этом…

Запретив себе даже воображать подобные глупости, я пошла за Робом в гримерку. Сара и Роб уже сидела в креслах и с ними работали гримеры и стилисты. Я не слышала, что сказал Роб перед тем, как я вошла, но Сара хохотала, а Сандра возмущенно сказала:

- Прекратите оба! Я не могу так работать.

- Прости, - сдерживая смех, извинилась Сара.

- Ну да, опять я во всем виноват, - вздохнул Роб. – Заклейте мне рот.

При этом он старался выглядеть обиженным. Я попыталась захватить в кадр И Роба, и Сару, чтобы в полной мере показать их отношения вне съемок. Роб заметил меня и теперь уже смотрел прямо в объектив бесстыжими глазами, соблазняя прямо здесь.

Сара, не замечая его попыток раздеть меня глазами, сказала:

- Кстати, ты так переживаешь за меня. По-моему это тебе стоит задуматься. Или опять используешь избитый прием с несколькими гостиницами?

Я совершенно не понимала, о чем они говорят, но мне было интересно наблюдать за ними.

- Издеваешься?

- Ты первый начал. Или тебе можно, а мне нельзя?

- Это другое, - нахмурился он.

- Другое? Роб, тебе срочно надо что-то с этим делать.

- Что прикажешь делать?

- Перестать быть таким классным, - хихикнула Сара.

- Ну, извини, я не специально, - он пожал плечами и глянул на нее, за что получил пинок под коленку от стилиста.

- Не крутись!

- Господи, ну почему все сегодня меня пинают? У меня что, на спине написано «Пни меня»?

Ройс Клинтон, стилист Роба, которая уже третий раз пыталась уложить его непослушные вихры в идеальную прическу, пробурчала:

- Если еще не написано, то это сделаю я.

Роб хмыкнул.

- Ну, так что ты придумаешь на этот раз? – не унималась Сара.

- Ничего, - усмехнулся он.

- Смело, - ответила девушка и закивала головой. – Но глупо.

- Зато неожиданно…

- Не вариант, - она покачала головой. – Теперь тебе не выжить.

- Может, пронесет?

- И не надейся, - констатировала Сара.

- Да ну, может, потрутся пару дней и отстанут…

Сара не смогла сдержать смех.

- Отстанут? Паттинсон, в твоем случае это самое нереальное!

- Думаешь? – с тайной надеждой в голосе спросил он.

- Слушай, а я тут подумала. Как ты вообще проходишь контроль в аэропорту?

Роб повернулся к Саре и недоуменно уставился на нее. Она перехватила его взгляд и пожала плечами, словно это должно быть понятно и без слов.

- Ну… Там же определяют всякие жучки… Приборы слежения…

- Ты о чем? Или ты уже выпила сегодня? – Роб цокнул языком. – Я предупреждал, что пьянство до добра не доведет.

- Жучки, которыми напичкано твое тело! Иначе, как фанаты находят тебя?

- Сам удивляюсь! – воскликнул Роб и заерзал в кресле.

- Не крутись! - опять прикрикнула на него Ройс и начала заливать лаком его волосы.

Роб зажмурился и задержал дыхание. Когда Ройс закончила и придирчиво осмотрела его прическу, он буркнул:

- Хочу снова играть Тайлера…

- Почему? – тут же спросила Ройс.

- Потому что у него волосы не налакированные.

- Сара готова? – спросила Кейтлин, заглянув в трейлер.

- Еще минуту, - быстро сказала Сандра и торопливыми движениями закончила макияж Сары.

- У меня уже все готово, - сказала Кейтлин и ушла. Через несколько минут Сара уже направлялась к подготовленной для фотосъемок площадке.

Я вынуждена была последовать за ней.

Через какое-то время к Саре присоединился Роб, и вот здесь началось самое интересное. Я понимала, что он сейчас в образе Эрика, но временами мне казалось, что он словно бы снимал эту маску и тогда становился собой. Я настолько ярко видела эту границу: экранный образ жесткого плохого парня, но уже в следующее мгновение как будто из глубины пробивается смешной мальчишка, нежный и романтичный. Эта перемена была столь неожиданной, как и вчера, когда из жесткого ревнивца он превратился в страстного и нежного любовника. В такие моменты просветления он и обращал на меня внимание, поглядывая в камеру с легкой улыбкой. Но потом снова становился Эриком, с расчетливым холодным взглядом, четкими, даже резкими движениями и неизменно серьезным выражением лица.

Снимая, я старалась передать эту игру образов на его лице, что значительно затрудняло мне задачу. Потому что помимо Роба мне надо было снимать Сару, других актеров, Кейтлин за работой. Но я все время возвращалась к нему. Он становился для меня центром вселенной, и я не могла противостоять этому натиску. Да и не хотела.

Время съемок подходило к концу. Вот уже актеры начали разъезжаться, Кейтлин разбирает аппаратуру. Я отсняла последние минуты и выключила камеру. Проходя мимо гримерного трейлера, я столкнулась с Сарой. Она как раз выходила и, увидев меня, весело улыбнулась и махнула рукой. Я уже мысленно приготовилась к разговору, которого ожидала и боялась одновременно, но она ничего не сказала, а прошла мимо меня прямо к Тойоте, на которой и приехала сегодня. Я оглянулась в поисках Роба, но его нигде не было видно. Только Дин крутился возле трейлера.

Разочарованно вздохнув, я пошла к фургону с аппаратурой, но тут же услышала голос, который и мечтала услышать.

- Кай, подожди.

Я остановилась и повернулась. Роб спешил ко мне. Он уже переоделся и был в той одежде, в которой приехал, и я в очередной раз усмехнулась его полному пофигизму к собственному внешнему виду. Роб совершенно не заморачивался на шмотках. Заношенные, потертые на коленях и заднице джинсы, черная футболка со странным ярко-желтым рисунком на груди, коротенькая джинсовая курточка и просто ужасная кепка, затертая до степени непригодности. Это ужас! Но он обалденный несмотря ни на что. Он уже принял душ, который был предусмотрен в трейлере для выездных съемок, и его все еще влажные волосы торчали из-под бейсболки в разные стороны. Похоже, он даже не знает, что существуют расчески. Но этот творческий беспорядок придавал его образу легкости и свободы.

Засунув руки в задние карманы джинсов, Роб остановился передо мной, переминаясь с ноги на ногу. Я смотрела на него в ожидании, а он как будто не решался заговорить. Но, наконец, он сказал:

- Ты уже закончила?

Я кивнула.

- Я тут подумал… Может, заедем куда-нибудь пообедать…

Он сейчас какой-то не такой, как обычно. Неужели он стесняется? Куда подевалась его обычная самоуверенность и наглость? Меня насторожила такая перемена. Похоже, он что-то задумал.

- Пообедать?

Он вздохнул, как бы набираясь сил сказать то, что хочет.

- Ну, если честно, я подумал… Почему бы нам не провести остаток дня вместе…

- Остаток дня? – удивленно спросила я. – Сейчас только полдень.

- Ну… Я до завтра абсолютно свободен. А ты?

Я замерла на мгновение, сделав вид, что обдумываю его предложение, хотя для себя я уже все решила. Еще в тот момент, как только услышала.

- Вроде свободна, - задумчиво произнесла я.

- Так как? – он выжидающе посмотрел мне в глаза.

Я оглянулась и посмотрела туда, где был припаркован джип Роба. Сара стояла, прислонившись к багажнику, и о чем-то болтала с Максом, даже не глядя в нашу сторону.

- А как же… - я так и не смогла заставить себя произнести ее имя после той ночи, поэтому просто кивнула в ее сторону.

К счастью для меня Роб понял, что я имела в виду, и, нахмурив брови, спросил:

- Что за дурацкая черта думать о ком-то?

Я покраснела, вспомнив тот вечер, когда он впервые пригласил меня выпить. Тогда я тоже спрашивала, что скажет на этот счет Сара. Но тогда я была почти уверена, что она его девушка. Теперь же я понимала, что это не так, но все равно спросила, даже не знаю почему. Но чтобы не показывать Робу свою нервозность и внутреннюю борьбу с самой собой, я ответила, стараясь говорить как можно спокойнее:

- Насколько я поняла, вы приехали вместе. Значит, она рассчитывает и уехать вместе с тобой.

Он вздохнул, и мне показалось, что он испытал какое-то облегчение.

- Не со мной, а на моей машине. Чувствуешь разницу?

Он ухмыльнулся. Он что, смеется надо мной? Невероятно!

- То есть она поедет на твоей машине, а ты…

- На твоей, - закончил Роб за меня.

Я глянула на Дина, представляя, как этот громила будет умащиваться в моей старенькой Мазде, и чуть не засмеялась от возникшей в моем воображении картинки. Роб перехватил мой взгляд и тоже усмехнулся, возможно, подумав о том же, что и я.

- С Дином я договорюсь, - сказал он и тут же добавил: - Когда я предлагал провести остаток дня вместе, то имел в виду вдвоем.

- Но он постоянно рядом с тобой.

- Не постоянно, - поправил меня Роб. – На вечеринку он со мной не пошел.

Я покраснела еще больше, потому что это было первое упоминание о той развратной вечеринке. Роб заметил мое смущение, тихо засмеялся, обняв меня за шею, притянул к себе и поцеловал в макушку. Потом так же неожиданно отпустил и сказал, прежде чем уйти:

- Я подожду тебя возле машины.

Я оглянулась, провожая Роба глазами, и пошла к фургону, возле которого стоял Питер.

- Ну как? – спросил он. – Устала?

- Нет. На съемках я устаю намного больше.

- Ну, там, по крайней мере, тебе не надо таскать на плече камеру.

- Она легкая, - я вспомнила свою камеру на студии новостей, которую мне иногда часами приходилось носить, снимая репортажи.

- Где материал? – спросил Питер.

Я достала кассету из камеры, подписала ее и положила к остальным, показав Питеру на сумку.

- Молодец, - он покачал головой. – Я думал, ты и половины не используешь. Ты что, снимала непрерывно?

- Почти, - засмеялась я.

- Ну что, по свободе отсмотрим, а пока ты свободна. Завтра снимаем в павильоне. В час дня ты должна быть на месте.

- Так поздно? – удивилась я, потому что уже привыкла, что съемочный день начинается не позже восьми.

- Завтра вечером будем снимать ночные эпизоды, так что день будет долгим. Дэвид решил начать позже, чтобы мы не попадали от усталости.

Я кивнула и замялась. Мне в голову пришла одна совершенно сумасшедшая мысль, но я сомневалась смогу ли реализовать ее. Какое-то время я стояла молча, наблюдая, как Питер складывает кассеты в коробку. Словно почувствовав, что я наблюдаю за ним, он повернулся и спросил:

- Ты что-то хотела?

- Да… - начала, было, я, но запнулась на полуслове.

- Ну? – переспросил он, приподняв одну бровь.

- Питер, я понимаю, что это неправильно, но… Можно мне до завтра взять камеру?

- Подыскала левак? – бесстрастно спросил Питер, как будто это было обычным делом.

Я замотала головой и сказала:

- Нет, не то…

- Тогда что?

- Мне для… личных целей. Есть одна идея…

- Для личных? – еще больше удивился Питер, но потом его осенила догадка: - Роб?

Я поняла, что мне не удастся его обмануть, да и не хотела.

- Да, - ответила я, кивая. – Хочу сделать о нем небольшой фильм. Маленький подарок, так сказать.

Питер покачал головой, и в его глазах я увидела жалость.

- Ох, Кайла, ни к чему хорошему это не приведет. Поверь мне, старому дураку, который насмотрелся в своей жизни разочарований.

- Питер, я не…

- Да я все понимаю, против себя не попрешь. Бери. Привезешь завтра на съемки.

- Спасибо, - воскликнула я и, не сдержавшись, чмокнула его в щеку.

- Да ну тебя, - отмахнулся он, а когда я уже отходила с камерой на плече, окликнул: - А кассеты?

- Можно? – удивленно спросила я.

- А как ты снимать собираешься?

- Думала купить…

- Бери эти. Через пару дней я буду работать в монтажной, отцифровывать фотосет. Пойдешь со мной и перепишешь все на диски. А кассеты затрем.

- Правда? – я не верила своим ушам.

- Правда, - усмехнувшись, ответил он.

Я взяла четыре кассеты и сунула их в боковой карман кофра.

- Спасибо, – я еще раз поблагодарила Питера и пошла к машине.

Роб ждал меня возле моей машины. Усевшись на капот и поставив одну ногу на бампер, он курил. Когда я подошла, он поднялся и спросил, заметив камеру:

- Ты еще не закончила?

- Закончила, - открыв дверцу заднего сиденья, поставила туда кофр, достала камеру и вставила чистую кассету.

- А камера? – удивленно спросил Роб.

Я повернулась, включила камеру и, наведя объектив на Роба, сказала:

- Начинаем репортаж под названием «Один день из жизни Роберта Паттинсона».

- Что? – воскликнул он и попытался закрыть объектив рукой.

Но я оттолкнула его руку и сказала, глянув поверх камеры:

- Ты против?

- Конечно против! Покажи, кто надоумил тебя, и я оторву ему голову!

Все еще снимая, я чуть отклонила голову от камеры и сказала, нахально улыбаясь:

- Отрывай.

- Кому?

- Мне.

- Тебе? – от удивления он раскрыл рот. – Это твоя идея?

- Для личного архива, - томно прошептала я.

- Чтобы потом загнать какой-нибудь обезумевшей фанатке за лимон баксов? – предположил он, нахмурившись.

- Дурак! – психанула я и, выключив камеру, хотела ее спрятать в кофр.

Но Роб остановил меня, взяв за руку.

- Извини, я, наверное, не так понял… - пробормотал он.

- Проехали, - огрызнулась я, пряча камеру. – Сейчас отдам Питеру и вернусь.

- Ну, подожди, Кай, - вздохнув, сказал он.

- Чего ждать? Пока ты ляпнешь еще какую-нибудь глупость? – я выпрямилась и посмотрела на него.

- Просто… - он замолчал, разводя руками.

- Ты дурак, Паттинсон. Я всего лишь хотела сделать тебе подарок.

- Подарок? – недоверчиво спросил он.

Я покачала головой, пытаясь придумать, как доходчиво объяснить ему, что хотела сделать.

- Знаешь, когда Сара сегодня пошутила про жучки, по которым тебя всегда находят фанаты, мне стало жаль тебя. Наверное, редко выдаются такие дни, как сегодня. Когда ты можешь расслабиться. Когда Дин не следует за тобой по пятам. Когда поблизости нет толпы поклонниц и тебе не надо постоянно прятаться. Я просто хотела сделать небольшой фильм. Чтобы ты помнил, что в твоей звездной жизни всегда есть место таким вот дням, как этот.

Я опустила глаза, потому что понимала: еще немного, и я не смогу больше сдерживать слезы. Слезы от злости на себя за то, что не смогла побороть этот порыв. Слезы от обиды на Роба за то, что не оценил. Да и с чего бы ему оценить? Может, ему нравится такое повышенное внимание к его персоне. Может, он наслаждается постоянным присутствием поклонниц, готовых на все ради одного его взгляда. А тут я со своей пламенной речью.

И тут я почувствовала легкое прикосновение его руки на своей спине. Он обнял меня и привлек к себе, зарывшись носом в мои волосы.

- Прости, - прошептал он. – Я не понял…

Несколько минут мы так и стояли. Я прижималась к его груди, вдыхая пьянящий аромат его тела и наслаждаясь его близостью, его дыханием на своих волосах, прикосновением его руки. Но потом услышала его тихий голос:

- Я уже настолько привык, что на меня направляют камеры с целью заработать. Я решил, что ты…

- Ладно, проехали, - я прервала его, потому что чувствовала, насколько тяжело даются ему эти слова. – Сейчас отнесу камеру и поедем.

Я хотела отодвинуться от него, но Роб лишь сильнее прижал меня к себе.

- Не надо, - попросил он. – Не отдавай камеру.

Я подняла на него глаза, чтобы убедиться, что расслышала его правильно.

- Ты уверен?

- Как никогда.

Лицо его было серьезным, а в глазах светилась благодарность. За что? За то, что лишний раз напомнила ему, какой он параноик? Что при виде объектива испытывает желание спрятаться? Да уж, хорош подарок.

- Поехали, - улыбнувшись, сказал Роб.

Я захлопнула дверцу машины и села на водительское сиденье. Дождавшись, когда Роб сядет рядом, включила зажигание и вырулила на дорогу. Мы ехали молча. Я даже не захотела включать музыку. Не то настроение. Да и снимать у меня уже отпало всякое желание. У меня были такие задумки по поводу того, какой можно снять фильм, но теперь опустились руки. Я просто ехала, даже не зная куда. А Роб не спрашивал.

Минут через тридцать впереди замаячила заправка. Я сбавила скорость и свернула с дороги, остановившись возле колонки. Заправив полный бак, снова села в машину и собиралась поехать в обратную сторону, но тут Роб сказал:

- Давай тут перекусим.

Я глянула туда, куда он показал рукой. За заправкой спряталось небольшое придорожное кафе. Парковка перед ним была свободна, значит в кафе пусто. Отличное место для Роба. Я кивнула, и проехала на стоянку.

Мы вошли в кафе и огляделись. Обстановка здесь была очень уютная: вся мебель в бежевых тонах, на окнах простые занавески в желто-белую клетку и ряд небольших столиков с мягкими диванчиками по обе стороны. Не глядя друг на друга, мы прошли через светлый зал и сели за последний столик.

Уже через минуту к нам подошла официантка, приятная женщина лет сорока пяти в белом переднике с рюшами на бретельках и бейджем с именем «Марта».

- Добрый день, - с улыбкой сказала она. – Что желаете?

- Добрый день, - ответил Роб, улыбнувшись ей в ответ. – Мы очень голодные!

Он сделал такое выражение лица, как будто не ел целую вечность. Женщина усмехнулась, глядя на него, и сказала:

- Тогда вы пришли по адресу. Будете смотреть меню?

Роб покачал головой.

- Нет. Принесите ваше самое вкусное блюдо.

- Мясо или рыба? – спросила Марта.

Роб глянул на меня, приподняв бровь и ожидая моего ответа.

- Мясо.

- И мне, - сказал Роб. – А в остальном мы положимся на ваш вкус.

- Что будете пить?

- Колу, - в один голос ответили мы и переглянулись, засмеявшись.

Марта засмеялась вместе с нами и сказала:

- Сейчас принесу.

Но когда она уже собралась отходить от нашего столика, Роб неожиданно для меня спросил:

- Извините, можно еще вопрос?

- Да, конечно, - ответила женщина, повернувшись к нам.

- Дело в том, что мы делаем небольшой документальный фильм о Канаде. Вы не против, если мы тут немного поснимаем?

- Конечно, - ответила Марта, жестом показав, что мы можем делать все, что пожелаем.

- Я принесу камеру, - сказал Роб, вставая из-за стола.

Я только и смогла, что молча кивнуть. Кажется, теперь уже он загорелся моей идеей, и у меня потеплело на душе. Внутри все задрожало в предвкушении, что смогу все же снять Роба не на площадке. Я лукавила, когда говорила, что хотела сделать этот фильм для него. Нет, конечно, для него. Но не только. Еще больше я хотела сделать это для себя. Чтобы оставить не только воспоминания, которые с годами исчезнут. Я хотела забрать этот день себе. Этот день, который мы проведем вместе. Только мы. Ведь не известно. Возможно, больше такого шанса не будет.

- Роберт -

Я вышел из кафе и облегченно вздохнул. Всю дорогу я чувствовал себя гадко после того, что произошло, и готов был удушить сам себя. Я действовал, как параноик, увидев камеру. А ведь она просто хотела сделать мне приятное, показать кусочек недоступной для меня жизни. И что? Я обидел ее. В ее глазах была растерянность и боль.

В машине я судорожно пытался придумать себе оправдание, но у меня не получалось. Все казалось таким нереальным и ненастоящим. Это обычное притворство. Но сейчас мне действительно хотелось искупить свою вину. И как только у меня выдался удачный момент, сделал это. Я подошел к машине Кайлы. Достав сигареты, я подкурил, и в памяти всплыло сегодняшнее утро.

С самого начала день не заладился. Началось с того, что, проснувшись, я не нашел рядом Кайлу. Какая-то пустота заползала в сердце. Прошлой ночью, прежде чем заснуть, мне почему-то подумалось: интересно, а что я почувствую, когда проснусь утром, обнимая ее? Я представил ее сонные глаза, открывающие мне навстречу. Ее теплое тело, прижимающееся ко мне… Но утром я проснулся намного позже нее, хотя был намерен ехать на сет вместе.

Потом позвонила Сара и сказала, что ее машина сломалась. Естественно, я не мог не отреагировать и предложил подвезти ее. Представил, как она всю дорогу будет тарахтеть у меня над ухом, мое настроение испортилось еще больше. Но, как оказалось, это было не самое страшное. Спустившись в холл, я услышал крики Сары. Это она так разговаривала по телефону. Весь ее внешний вид выдавал недовольство, а возмущенный тон – раздражение. Когда я спросил, с кем это она разговаривала, она буркнула что-то невразумительное и с кислым выражением лица направилась к выходу. А вот тут началось самое интересное. Дин стоял уже на улице. Сара вышла первой и отвлекла на себя его внимание, пока я выходил следом. Я даже не понял, что произошло. Откуда-то сбоку с дикими визгами на меня набросилась какая-то ненормальная. Дин тут же отреагировал, пытаясь оттащить ее от меня, но девица цеплялась за меня руками и ногами, норовя повиснуть на мне и поцеловать. Сара хохотала, наблюдая за безуспешными попытками Дина избавить меня от буйной фанатки, но мне было не до смеха. Я пытался разжать ее руки, которыми она обхватила меня за шею, и вместе с этим уворачиваясь от поцелуя. В итоге охранник Сары подскочил Дину на помощь, и только тогда им удалось оттащить эту сумасшедшую. Я тут же запрыгнул в машину, не дожидаясь пока она справится с двумя здоровенными мужиками, и снова накинется на меня. Да уж, такие попадаются крайне редко, но мне от этого не легче. Возможно, именно из-за этого происшествия я и накинулся на Кайлу, когда понял, что она собирается снимать меня.

Я обернулся и посмотрел на кафе. Кайла наблюдала за мной через окно с легкой улыбкой на губах. Я махнул ей и сам удивился, почему сделал это. Взяв камеру, я вернулся в кафе.

i want you

На столе уже стояли две тарелки с картошкой-фри, огромным бифштексом и салатом. Запах был настолько аппетитным, что у меня в животе забурчало. Усевшись напротив Кайлы, я снял кепку, положил ее на диванчик рядом с собой и, схватив вилку, принялся за еду.

- Приятного аппетита, - улыбнувшись, тихо сказала Кайла и я тут же почувствовал неловкость.

Все-таки иногда я бываю редкостным болваном.

- Спасибо, - с набитым ртом ответил я.

Кайла усмехнулась и отправила в рот кусочек картошки, обмакнув ее в соус, капелька которого осталась в уголке ее рта. Я подавил в себе желание слизнуть ее языком.

- Что? – спросила Кайла, и ее голос вывел меня из состояния транса.

Мама всегда говорила мне, что неприлично пялиться на людей, особенно во время еды, но ее рот просто сводит меня с ума, особенно когда вспоминаю, какое блаженство дарят эти губы. Я смущенно отвел глаза и пробормотал:

- Прости, задумался…

- Задумался или засмотрелся? – чуть поигрывая бровями, спросила она.

Мне показалось, что я покраснел, чего не случалось со мной последние лет десять. Что она со мной делает? Когда она рядом, я веду себя как пацан. Постоянно несу какую-то чушь, стесняюсь, вот теперь еще и краснею…

В общем, чтобы не искушать судьбу, дальше я смотрел исключительно в свою тарелку, не поднимая глаз на сидящую напротив меня приманку. Да, именно приманку. Я как мышь запрыгивал в ловушки, умело расставленные Кайлой. Ее глаза, ее губы, ее тело… Ррррр… В ее присутствии я становлюсь диким зверем, который не может сдержать свой неуемный аппетит.

Когда с основным блюдом было покончено, к нам подошла Марта и предложила их фирменный десерт: мороженое со взбитыми сливками и свежими фруктами.

- Хочу, - восхищенно прошептала Кайла, и я в очередной раз поразился, насколько она не скрывает свою истинную сущность.

Я привык вращаться среди опытных актрис, с которыми не поймешь, в какой момент они играют, а когда – настоящие. Но с Кайлой все по-другому. Она искренняя и открытая. Не притворяется и не играет. Но при этом совершенно непредсказуемая. Я понятия не имел, что она выкинет в следующую минуту. Тогда на вечеринке, когда они с Сарой танцевали, я был шокирован ее раскованными, сексуальными движениями. Хотя до этого она казалась мне скромной, даже стеснительной.

Вот и сейчас смотрит на меня, как кошка на сметану. Все время, пока ел, я чувствовал на себе ее взгляд. Она совершенно не скрывала желания. И даже мой вчерашний срыв никак не отразился на наших отношениях, хотя любая другая на ее месте просто послала бы меня после того, что я устроил. Но она делала вид, что ничего не произошло. Иногда мне казалось, что она готова на все, лишь бы быть со мной. Но при этом продолжает настаивать, что между нами просто секс. Верю ли я ей? Скорее всего, да. А может, просто хочу в это верить…

Но этот взгляд… Я хочу оставить его в памяти…

Какая-то неведомая сила заставила меня взять в руки камеру и направить на нее объектив.

- Что ты делаешь? – испуганно спросила она.

- То, что ты хотела сделать со мной, - усмехнулся я.

- Убери, - она попыталась закрыть камеру ладошкой.

- Ну уж нет! Свобода действий! Даешь равноправие полов!

- Роб!

Теперь я уже не старался сдержать смех, наслаждаясь ее смущением. Что такое, милая? Не привыкла быть по другую сторону объектива? Посмотрим, как ты справишься с этой ролью.
Наконец, она поняла, что сопротивляться бесполезно. Я был неумолим в своем желании поработать оператором. Даже не представлял, насколько это увлекательно, наблюдать за человеком через видоискатель. Все представляется в совершенно ином свете. Как будто окунаешься в неизведанное, проникаешь в самую душу, видишь насквозь…

Я не убрал камеру даже тогда, когда нам принесли десерт, ожидая, когда Кайла начнет есть мороженое своими соблазнительными губками. Но она тянула, ковыряясь в вазочке ложкой. Тогда я не выдержал и, держа камеру одной рукой, второй схватил свою ложку, набрал немного сливок и, перегнувшись через стол, поднес ложку к ее губам.

Она подняла на меня смущенные и удивленные глаза и приоткрыла губы, как будто собиралась что-то сказать. Но она не успела. Я настойчиво сунул сливки ей в рот, сдерживая порыв облизать ее перепачканные губы. Но она опередила меня, слизав сладкие сливки кончиком языка. Я нервно сглотнул, потому что это вызвало прилив желания, и джинсы вдруг стали очень тесными.

Она, несомненно, заметила это и проделала то же самое еще раз. На этот раз я не смог сдержать стон. Теперь мы поменялись ролями. Она нагло соблазняла меня своими губами, а я задыхался от желания. Но когда она сунула пальчик в мороженное и медленно облизала его, обхватив губами, я еле сдержался, чтобы не завалить ее прямо здесь, на столе.

Я заставил себя отвести глаза и, выключив камеру, положил ее на стол. Кайла тут же воспользовалась ситуацией, чтобы отомстить мне. Она взяла камеру и начала снимать меня, свободной рукой проделывая то, что сводило меня с ума. Она продолжала есть свой десерт не прибегая к помощи ложки, а я не мог оторваться от этого притягивающего действа. Ее палец между губами… Это все, что я видел сейчас. Подавляя стон, я чуть сполз по сиденью вниз, и чисто автоматически поправил возбужденный член, который готов был порвать плотную ткань джинсов. Это не ускользнуло от внимания Кайлы. Она тоже чуть сползла вниз, но лишь затем, чтобы коснуться босой ножкой моей ноги. Я закрыл глаза, пытаясь овладеть собой, но она провела по моей ноге вверх и теперь уже подбиралась к самой возбужденной части моего тела. Я остановил ее, обхватив ступню обеими ладонями.

- Что такое, мистер Паттинсон? – игриво спросила она. – Вас что-то беспокоит?

Я ничего не ответил и лишь погладил ее ножку. На ней были свободные бриджи чуть ниже колена, и я провел кончиками пальцев от основания маленькой ступни до колена, а потом запустил ладонь под легкую ткань и провел по внутренней стороне бедра. Все это время я наблюдал за ней, но ни один мускул не дрогнул на ее лице, и лишь в глазах появилась яркая вспышка страсти. Но когда я провел рукой от колена до пальчиков на ноге, она вздрогнула и резко отдернула ногу.

Кайла все еще продолжала снимать, но я больше не думал о камере. Я знал, что она видит во мне не знаменитого актера, на таланте которого можно нажиться, а человека, который интересен ей. Который реагирует на ее жесты и прикосновения. Когда я смотрел на нее через объектив, я понял, насколько интересной может быть работа оператора. И сейчас я не чувствовал себя объектом съемки. Мне казалось, что я – часть придуманного Кайлой мира, который она пытается облечь в изображение на пленке.

- Кайла -

Я больше не могла выдержать это. Снимать его вне съемочной площадки было настоящим наслаждением. Особенно теперь, когда он, казалось, и вовсе не замечает камеру. Но то, что я видела через объектив, заводило меня до предела. Все внутри горело от желания. Я чувствовала себя грязной извращенкой, которая возбуждается, наблюдая за объектом своего желания.

Я отложила камеру и покончила с десертом, стараясь не особо соблазнять его. Если бы я не любила мороженое до безумия, то не притронулась бы к нему, потому что от меня не укрылось, какое действие оказывают на Роба мои губы, снимающие с ложечки эту вкуснятину.

Изредка поднимая глаза, я заметила, что он старается смотреть на меня как можно реже. Я улыбнулась своим мыслям. Сейчас мы были похожи на школьников впервые пришедших на свидание.

- Ну что, поехали? – спросила я, расправившись с десертом.

- Да, - коротко ответил Роб, и в голосе его послышалось нетерпение.

Он быстро расплатился за обед, и мы вернулись к машине. Выходя из кафе, я снова включила камеру, не желая упустить ничего, что может напомнить мне об этом замечательном дне потом, когда его больше не будет рядом со мной. Когда мы подошли к машине, Роб собрался сесть на пассажирское сиденье, но я окликнула его, а когда он повернулся, достала из кармана штанов ключи от машины и бросила ему. Проявив всю неуклюжесть, на которую только был способен, он, конечно же, не поймал ключи, и они со звоном брякнулись на асфальт.

Я засмеялась, когда услышала его недовольное бурчание. Роб присел и поднял ключи. Выпрямившись, он недоуменно уставился на меня и спросил:

- Что это значит?

- Садись за руль, а я буду снимать.

Роб как-то замялся и сказал:

- Это не очень хорошая идея…

- Да ладно, садись.

- Из меня никудышный водитель, - смущенно пробормотал он, качая головой.

- Не думаю, что все настолько плохо, - отмахнулась я и скомандовала: - Садись!

Он послушался и, ворча себе под нос, пошел к водительскому сиденью. Я села на пассажирское сиденье в пол оборота к нему и поменяла настройки камеры на крупный план. Несколько минут Роб сидел, вцепившись в руль, словно не решаясь даже завести машину. Наконец, обреченно вздохнув, он повернул ключ в замке зажигания, но тут машина дернулась, и мотор заглох, так и не успев завестись.

- Скорость! – крикнула я, смеясь.

- Черт! – выругался Роб и смыкнул рычаг коробки передач. – Прости…

- Дубль два! – скомандовала я, стараясь хоть как-то снять нараставшее в нем напряжение.

Он улыбнулся и, повернувшись, показал мне язык. Вторая попытка оказалась более успешной и двигатель тихо заурчал. Еще раз вздохнув, Роб включил первую передачу, и машина плавно тронулась с места. Вырулив с парковки, Роб подъехал к трассе и, нажав на газ, вывернул влево, выезжая на дорогу. Тут же сзади раздался пронзительный гудок клаксона.

Я нервно захохотала, поглядывая в зеркало заднего вида, в котором заметила яростно жестикулирующего водителя серебристой Ауди, которая чуть не въехала в нас благодаря необдуманному маневру.

- Что ты делаешь? – сквозь смех спросила я. – Тебя не учили пользоваться поворотниками?

- А я предупреждал, что плохой водитель, - огрызнулся Роб, но все же улыбнулся.

Двигатель надрывно рычал.

- А ты не хочешь переключиться на вторую передачу? – как бы невзначай спросила я.

- Надо? – удивленно усмехнувшись, спросил он, но все же переключил скорость.

Еще через какое-то время под моим чутким руководством он включил третью, а потом и четвертую передачу. И вот мы едем уже на опасно высокой для такого водителя, как Роб скорости в шестьдесят километров в час. Я периодически переводил камеру с Роба на проносящиеся мимо деревья и встречные машины. Но потом заметила, что Роб вцепился в руль обеими руками, и во всем его теле чувствовалось невероятное напряжение и нервозность.

HALO...

Я выключила камеру, положила ее на заднее сиденье и слегка коснулась ладони Роба, сжимавшей руль. Он вздрогнул от моего прикосновения, но не повернулся.

- Расслабься.

- Не могу, - прошипел он сквозь стиснутые зубы.

- А ты через «не могу»! – настаивала я, пытаясь отодрать его пальцы от руля.

Тронув его за плечо, я заставила его откинуться на спинку сиденья.

- Не ложись на руль, так тебе намного сложнее управлять машиной.

Он вздохнул, пытаясь подавить напряжение.

- Хорошо, - похвалила я, когда он немного расслабился. – А теперь прекрати так сжимать руль. Ты просто сломаешь его!

Он усмехнулся. Это хорошо, что он способен реагировать на шутки. Значит, еще не все потеряно. Я вожу машину с шестнадцати лет и всегда делала это с такой легкостью, что была удивлена, насколько Робу сложно. Я всегда была уверена, что вождение у всех мужчин в крови. Но Роб – исключение. Он единственный в своем роде. Идеально красив, обладая при этом нестандартными чертами лица. Невыносимо сексуален при всей своей небрежности и расхлябанности. Настоящий мужчина, не умеющий водить машину. В этом весь он.

И тут я внезапно поняла, что полюбила его всем сердцем за эти противоречия, уживающиеся в нем. За то, что он сочетает в себе абсолютно несовместимые качества. За то, что лишает меня возможности сопротивляться его наивности и опытности, его сексуальности и смущению, необъяснимым сменам ярости и нежности, вспышкам гнева и ревности, волнам романтики. Он – то, что заставляет меня дышать!

- Роберт -

Я совершенно не думал о том, куда мы едем. Но в итоге мы оказались на дороге, ведущей к озеру, на берегу которого мы сегодня снимали. Мне почему-то безудержно захотелось оказаться там вдвоем с Кайлой. К концу поездки я даже начал получать удовольствие от вождения. В очередной раз меня удивило то, с какой легкостью эта девочка толкает меня на поступки, не свойственные мне: ревность, смущение, нежность, злость, вождение, в конце концов. После того, как я смог позволить себе водителя, я не садился за руль. Да и до этого в основном пользовался услугами такси. Но она заставила меня не просто вести машину, а расслабиться, чего никогда еще со мной не случалось. Ее советы, произнесенные тихим спокойным голосом без тени насмешки над моей неуверенностью, успокаивали меня.

Я остановил машину неподалеку от воды. Солнце уже начинало садиться за кромку высоких деревьев на противоположной стороне озера, окрашивая небо в розовые и фиолетовые цвета.

Я вышел из машины и вдохнул свежую прохладу полной грудью. Услышав легкие шаги за спиной, я не повернулся. Но когда она обняла меня за талию, прижавшись грудью к моей спине, на меня нахлынула волна нежности. Мне хотелось так и остаться стоять на берегу этого великолепного озера, чувствуя рядом ее тело и душу, которую она дарит мне каждую минуту, проведенную вместе.
Я медленно повернулся и посмотрел в ее чистые глаза, погладив по щеке. Потом провел кончиками пальцев по манящим приоткрытым губам, скользнул по шее и зарылся пальцами в шелковистые волосы. Кайла прикрыла глаза в ожидании прикосновения моих губ. И я не заставил ее ждать. Просто наклонился и коснулся губами закрытых век, мягкой щеки, подбородка. Поцеловал ее в кончик кокетливо вздернутого носика. Она усмехнулась и посмотрела на меня. В глазах ее светились мириады звезд, закручивающиеся в водовороте страсти. Она положила руки мне на талию, потом скользнула по спине, вызвав дрожь во всем теле.

Я уже хотел прикоснуться к ее губам, но сдержался и спросил:

- Знаешь, я хочу кое-что сделать… Кое-что совершенно безумное…

Она удивленно приподняла брови в молчаливом вопросе. Я загадочно ухмыльнулся и спросил:

- Знаешь, без чего твой фильм не будет полным?

Когда смысл моих слов дошел до нее, удивление на лице сменилось растерянностью, а потом смущением. Она отчаянно замотала головой.

- Нет, - решительно произнесла Кайла.

- Трусиха, - усмехнулся я и прижал ее к себе. – Но ты только представь… Нам будет, что вспомнить.

- Нет! – воскликнула она, но в голосе было больше стремления убедить себя, нежели отказаться от этой затеи.

- Трусиха, - еще раз нежно прошептал я. – А если я тебя очень попрошу?

Ну вот. В ее взгляде промелькнуло сомнение, растерянность и, наконец, покорность.

- Ты правда этого хочешь?

- Хочу. Больше всего на свете, - прошептал я, целуя ее в шею.

Она решительно отодвинула меня и пошла к машине. Я пошел следом за ней, чтобы помочь. Остановившись возле машины, она огляделась по сторонам, словно опасаясь, что в кустах засела толпа, подглядывающая за нами.

- Здесь никого нет, - прошептал я. – Это закрытая территория, арендованная под сет до завтрашнего дня.

- А ты откуда знаешь? – удивленно спросила она, глянув на меня.

- Это обычная практика.

Я соврал, но мне нисколько не было стыдно за эту ложь. Зато Кайла расслабилась и успокоилась, услышав это. Она достала камеру и вставила чистую кассету. Потом растерянно глянула на меня и спросила:

- И куда ее поставить? Штатива нет.

- Дай сюда.

Я взял у нее камеру и поставил на крышу машины. Потом пошел и встал перед камерой, чтобы она могла проверить картинку в кадре.

- Видишь меня? – спросил я, когда Кайла забралась на багажник и посмотрела в видоискатель.

- Вижу, - усмехнулась она. – И не хочу оказаться там же.

Она слезла с машины, а я подошел к ней и спросил:

- А в багажнике твоей машины случайно нет какого-нибудь покрывала?

Кокетливо закусив нижнюю губу, она открыла багажник и достала спортивную сумку, в которой оказались темное клетчатое покрывало, огромное полотенце и еще какие-то вещи.

- Это что? – удивился я.

- Я хотела искупаться после сета, вот и прихватила на всякий случай.

- Как удачно. Купаться мы не будем, но покрывало нам однозначно пригодится.

Но то, как она посмотрела, немного испугало меня. Она явно задумала нечто еще более безумное. Я покачал головой.

- Нет, уже поздно! И холодно! – сказал я, глядя, как она пятится назад, снимая на ходу футболку.

- Ну как хочешь, - игриво сказала она, став прямо перед камерой и снимая бриджи, виляя бедрами.

Я включил камеру и медленно пошел к Кайле, прихватив покрывало и полотенце. Из машины доносилась легкая музыка, под которую Кайла начала плавно двигаться, призывно улыбаясь. Я подошел к ней, она стянула с меня куртку, потом футболку и прикоснулась ко мне своим теплым телом. Меня больше не надо было уговаривать. В эту минуту я готов был следовать за ней куда угодно. Пока я снимал штаны, она разделась до конца, и предстала передо мной во всей своей восхитительной красе. Неторопливо она шла по песчаному пляжу к воде. Я пошел за ней, немного поеживаясь от прохладного ветерка. Солнце уже практически спряталось и становилось свежо. Но передо мной было только ее желанное тело.

TRULY! MADLY! DEEPLY!

- Кайла -

Я остановилась у самой кромки воды и обернулась. Роб подошел сзади и обнял меня за талию, лаская грудь и живот, целуя шею. Я сделала шаг, увлекая его за собой. Вода оказалось на удивление теплой. Я вырвалась из объятий Роба и с разбегу нырнула. Когда я вынырнула на поверхность, Роб все еще не решался зайти в воду. Я засмеялась, наслаждаясь своей затеей, и выпрямилась, чтобы Роб видел мою грудь. Я добилась того, чего хотела. Не думая больше ни о чем он подошел ко мне, обнял и впился губами в мои губы. Я обхватила его руками за шею и, прижимаясь к нему всем телом, обвила ногами его бедра. Теплые руки скользили по моей спине, прижимая к себе, а язык проник мне в рот, ласковый и в то же время требовательный. Прохладный ветерок словно обжигал влажное тело, обостряя все ощущения. Мне безумно захотелось почувствовать Роба в себе. Просунув руку между нашими телами, я обхватила его возбужденный член ладонью, ласково поглаживая пальчиками. Роб застонал, оторвавшись от моих губ, и запрокинув голову. Я пробежала языком по его подбородку, покрытому легкой щетиной, потом чуть ниже, лаская нежными прикосновениями губ «адамово яблоко». Прошлась языком по пульсирующей жилке на шее и, скользнув выше, чуть прикусила мочку уха. Одновременно с этим я медленно стала вбирать в себя его член. Когда я убрала руку, Роб схватил меня за бедра и прижал к себе, войдя в меня до конца. По всему телу пронеслась волна наслаждения. Я отпустила руки и легла спиной на воду. Роб начал медленно двигаться во мне, поддерживая одной рукой за бедра, а второй лаская грудь. Его движения становились все более резкими, а ласки – настойчивыми. Его пальцы чуть сжимали мои затвердевшие соски, вызывая острое, почти болезненное наслаждение. Я открыла глаза, и передо мной возникло темнеющее небо, в котором начинали светиться яркие звезды, и мне показалось, что душа устремилась ввысь. Словно почувствовав, что я уже близка к взрыву, Роб коснулся моей возбужденной плоти и тут же все мое тело словно разорвалось изнутри, а мощные движения Роба внутри меня вызывали все новые и новые лавины экстаза. Он подхватил меня под спину и поднял, прижимая к себе и продолжая врываться в мое тело. Я обвила его за шею руками и прижалась губами к его губам.

Когда я вновь начала возвращаться к реальности, он замедлил темп и замер. Все еще поддерживая меня за бедра и оставаясь во мне, он вышел из воды и подошел к расстеленному покрывалу. Нежно опустив меня на спину, он завел мои руки за голову и снова начал медленно двигаться во мне, глядя прямо в глаза. Я почувствовала, как его плоть увеличивается во мне все больше и больше, наливаясь соками страсти. И я поняла, что он уже близко. Выгнув спину и приподняв бедра, я позволила ему войти глубже, чем вызвала стон наслаждения, и глаза его подернулись пеленой вожделения. Уловив его ритм, я начала двигаться вместе с ним, обхватывая его ногами.

- Давай, малыш! – прошептала я.

И услышала в ответ:

- Только с тобой…

Движения его стали резкими и глубокими и уже в следующее мгновение нас унесло в мерцающую темноту ночи.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-76-1
Из жизни Роберта nnatta nnatta 495 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я ненавижу отсутствие стыдливости. Мне становится скучно, когда люди хвастаются своим телом. Секс и чувства идут у меня рука об руку."
Жизнь форума
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Если бы Роб...
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 17
Гостей: 10
Пользователей: 7
Солнышко Ginger GASA Constanta Evita belikt Ivetta


Изображение
Вверх