Творчество

В постели с мечтой 2. Часть 2.. Глава 3.
11.12.2016   07:13    

Глава 3.

Роберт 

Это был хороший план. Нет! Это был просто замечательный, великолепный план! Внезапный и беспроигрышный. Это было моим спасением. И никто не посмеет спорить со мной. Вот она – прекрасная возможность хоть на время укрыться от слишком назойливого внимания. От внимания сотрудников, которые ждут жизненно важных для агентства решений. От внимания Линн, которая беззастенчиво наслаждается моим обществом. Хотя тут я не прав. Ведь она не преследует меня. Это, скорее, я требую ее присутствия в моей жизни, хотя и не до конца уверен в своем решении.

А еще это замечательная возможность на пару часов скрыться от неусыпного надзора моих чересчур бдительных друзей – Сары и Тома. Эта парочка в последнее время меня порядком раздражает. Как будто они на внеочередном дружественном собрании постановили применить ко мне тотальную психотерапию бесконечными разговорами о моей грешной душе, подвергая подробному анализу все мои слова и поступки.

Но я сбежал ото всех. И сейчас направлялся туда, где мне обеспечены уют и покой, несмотря ни на что. Я ехал туда, где меня ждали сытный обед и забота. Мамочка… Как я скучаю по тем временам, когда в любую минуту мог прийти к тебе и просто посидеть рядом, ощущая нежные прикосновения. Мамины пальцы, неторопливо перебирающие мои спутанные волосы…

Такси остановилось возле дома, в котором я вырос. Он был все такой же – уютный, красивый, родной…

Я расплатился с водителем и вышел на морозный воздух, тут же едва не поскользнувшись на обледеневшем асфальте. Подняв ворот куртки, я сунул руки в карманы и поспешил в дом.

Поднявшись на припорошенное пушистым снегом крыльцо, привычным жестом я открыл дверь, и тепло родительского гнездышка окутало меня с головы до ног. Первым мое появление заметил Медведь и тут же решил оповестить всех звонким лаем. Скользя по гладкой поверхности пола, он греб всеми четырьмя лапами, быстро двигаясь в моем направлении. Ну и теленок вымахал из маленького щеночка, которого я подобрал в одном из собачьих приютов несколько лет назад. Но этот пес стал моим самым близким существом. Только он знал все тайны моего сердца, только с ним я мог поделиться самым сокровенным, не опасаясь при этом осуждения с его стороны или долгих разговоров на тему «Что такое хорошо и что такое плохо».

Я присел как раз в тот момент, когда Медведь подлетел ко мне. Этот беспородный нахал тут же поставил мне на плечи передние лапы и принялся облизывать лицо. Но через пару секунд я настойчиво отодвинул его довольную морду, ворча:

- Да, да, парень, я тоже рад тебя видеть. Прости, что не забрал вчера, у меня были кое-какие дела.

Мама вышла из кухни на мой голос.

- Роб! – воскликнула она. – Ну наконец ты добрался до нас.

Я еще раз отодвинул обнаглевшего пса и поднялся.

- Привет.

Мама быстро подошла ко мне, пытаясь не споткнуться о Медведя, обняла меня за шею и поцеловала в щеку.

- Раздевайся, - сказала она, нехотя отодвигаясь. – Обед почти готов.

- А где па? – спросил я, сняв куртку и небрежно бросив ее на пуф.

- Роберт Томас, - строго произнесла мама, - если ты редко бываешь в этом доме, это еще не означает, что можешь нарушать почти единственное правило, - и указала на мою одежду.

Я засмеялся и убрал куртку в шкаф. С самого детства бросал куртку на любимый мамин пуфик, чем выводил ее из равновесия. Это действительно было практически единственное, но незыблемое правило: НИКОГДА И НИЧЕГО не должно лежать на любимом пуфе моей мамочки. И всякий раз, когда она находила там мою куртку (никто другой из нашей семьи на это не осмеливался), то кричала так, чтобы я мог услышать ее в любом уголке дома: «Роберт Томас Паттинсон, немедленно убери!» Что и откуда требовалось убрать, никто не уточнял, поскольку в этом не было необходимости. И тем более, ма принципиально не убирала мои вещи сама. Это должен был сделать я. Таким образом, сформировалась такая милая традиция, без которой я просто не представлял свой визит в родительский дом.

Скинув ботинки, я сунул ноги в мои любимые черные тапочки. Даже не помню сколько им лет, они уже разношены до безобразия. Но стоит мне надеть их, я чувствую себя дома.

- И все же, где па? – еще раз спросил я, войдя в кухню.

- Догадайся, - хмыкнула ма.

- Покер у Реджи? – безошибочно предположил я и, когда мама кивнула, добавил: - Ясно, до завтра его не будет.

Я улыбнулся. Уже почти двадцать лет раз в месяц отец с друзьями устраивают это странное действо. Собираются в загородном домике Реджи Фореста, проехав при этом четыре часа на машине, чтобы поиграть в покер. И именно в понедельник. Это была устоявшаяся традиция, которую ничто не могло сломать.

Хотелось бы, чтобы и в моей жизни появилась какая-нибудь традиция, подобная этой. Которую будет принимать как должное моя семья, а я, как глава семейства, буду пользоваться этой привилегией и знать, что меня уважают и ждут дома, в нашем теплом гнездышке. Но пока это всего лишь несбыточная мечта.

- Мой руки и садись за стол, - скомандовала мама, наливая горячий суп.

Я, как послушный подросток, безропотно поплелся к раковине.

Покончив с полноценным обедом из трех блюд, я выполз из-за стола и с чашкой свежесваренного кофе вышел на задний двор. Прикурив сигарету, я поежился. Тут, в пригороде Лондона, зима уже полностью вступила в свои права, разразившись обильным снегопадом. Стоя в глубине веранды, прислонившись плечом к стене, я лениво наблюдал, как ветер разносит огромные снежные хлопья, не давая им опуститься на землю. Но непослушные снежинки словно сбегают от строгого хозяина и сбиваются в пушистые сугробы.

- Накинь, - раздался за спиной тихий мамин голос. – Кто тебя лечить будет, если простудишься?

Я обернулся и взял из ее рук старенькую отцовскую толстовку. Все это было так привычно, что заставило мое сердце в который раз за последний час дрогнуть от жалости к самому себе. Но в этот момент Медведь выскочил в приоткрытую дверь, как лошадь протопотал по веранде и побежал на задний двор. Я засмеялся, наблюдая, как пес носится по двору, поднимая клубы снега и норовя схватить их зубами. Потом он плюхнулся на спину и принялся кататься в сугробах, повизгивая от удовольствия. Вот уж кому надо так мало для счастья.

Услышав мой смех, Медведь вскочил на лапы и прискакал ко мне. Схватив зубами за край толстовки, он потянул меня, приглашая поиграть с ним.

- Нет, парень, без меня, – пытаясь оттолкнуть его, сказал я. – Не думаю, что получу от этого столько же удовольствия. Для этого, наверное, надо быть собакой.

Но Мишка был уверен в обратном.

«Ну же, пойдем со мной», - словно говорил он, порыкивая, отцепился от кофты и снова побежал на двор.

- Ха, давай попробуем, - крикнул я и, опустив чашку на пол веранды, побежал за ним.

- Роб, ты же в тапках! – воскликнула мама мне вслед, но я уже втянулся в эту игру, придуманную моей собакой. Как два озорных щенка, мы носились по двору, догоняя друг друга. Я наклонился и швырнул охапку снега в Медведя. Он со звонким лаем кинулся на меня и, подпрыгнув, толкнул передними лапами в грудь. Я не удержался на ногах и рухнул в сугроб. Мишка тут же прыгнул на меня сверху и несколько раз лизнул прямо в лицо. Я отбросил его от себя и попытался встать, но он снова завалил меня. Тогда я нагреб полные ладони снега и бросил в него, при этом обсыпав и самого себя.

- Хватит резвиться! – крикнула мама, но я уже вошел в раж. Пару раз мне удалось уложить наглого пса на землю, но он все время выкручивался и тут же валил меня.

Не знаю, сколько мы бесились, но когда вернулись в дом, оба были похожи на снеговиков. Ма тут же принялась стряхивать с меня налипший снег, приговаривая:

- Господи, я еще могу понять собаку. Но ты… Как маленький! Ты же весь мокрый!

В итоге, она отправила меня в душ, а когда вышел, закутавшись в белоснежный махровый халат, ма сунула мне в руки огромную чашку с глинтвейном и отправила в кровать, едва я допил.

- Мне на работу надо, - попытался сопротивляться я, но это вышло не очень уверенно, потому что Клер сказала:

- Ничего не случится с твоей работой за полдня.

С этими словами она увела меня в комнату, уложила в постель и по старинке заботливо подоткнула одеяло.

- А вот если ты заболеешь от переохлаждения, - продолжила она уже в комнате, - то минимум неделю проваляешься в постели. Кто будет за тобой ухаживать?

- Как раз сейчас это не проблема. Сара в Лондоне. Поживет у меня пару недель.

- Сара? – удивленно воскликнула ма. – Как она?

- Опять беременная, - усмехнулся я.

- Да ты что? Молодчинка. - В голосе мамы я услышал легкие нотки зависти, а в глазах появилась едва заметная тень грусти. Я знал, как она мечтает о внуках, но пока никто из нас троих, детей, не осчастливил ее.

Заметив перемену в моем настроении, мама провела ладонью по моим волосам и улыбнулась.

- Я даже не успела заметить, когда ты повзрослел. Будто еще вчера был маленький светловолосый озорник, а сегодня – взрослый мужчина… - Клер задержала теплую ладонь на моей щеке.

К горлу подступил комок, а глаза предательски защипало. Взрослый мужчина… Который не может привести в порядок свою жизнь, свои мысли и чувства… Какой же я мужчина? Я все тот же маленький мальчик, и мне по-прежнему плохо, когда рядом нет мамы, которая поможет, выведет из любой трудной ситуации, просто поцелует и скажет, что все будет хорошо.

Именно это она и сделала - коснулась губами моей щеки и прошептала:

- Все будет хорошо. Я люблю тебя, сынок.

- Я тоже люблю тебя, ма, - ответил я.

Когда Клер выходила из комнаты, Медведь проскочил в открывшуюся дверь, мигом запрыгнул на кровать и свернулся калачиком у меня в ногах. Уже через минуту я крепко спал.

Мама разбудила меня часа через три, накормила вкуснейшим ужином и предложила отвезти домой. Причем, когда я попытался это предложение отклонить, четко дала понять, что намерена повидаться с Сарой и возражений не потерпит. На самом деле я был не против. Не хотелось ехать с Медведем на такси и два часа выслушивать ворчание водителя.

Мишка улегся на застеленное стареньким пледом заднее сиденье ровера, я устроился впереди, а мама села за руль.

- До сих пор не понимаю, почему ты не хочешь купить машину, - недоуменно пробормотала она, выезжая со двора. – Это как минимум удобно.

Я пожал плечами.

- Такси меня вполне устраивает.

Клер ничего не ответила. Да и разговор этот был вполне привычен и ни к чему не обязывал. Он заходил всякий раз, когда мы вместе куда-то ехали.

Какое-то время мы молчали, потом мама все же спросила:

- Как твоя поездка в Лос-Анджелес?

- Нормально. Начинаю новый проект.

- И что за фильм?

- Рабочее название «Ангел для Майкла».

Я вкратце рассказал сюжет, но при этом намеренно умолчал об участии Кайлы. Уверен, мама помнит про ту давнюю историю, хотя ни разу за все время не пыталась выудить из меня истинные причины нашего расставания и последовавших за ним перемен в моей жизни. Этим она и отличалась от моих друзей и знакомых. Просто поддерживала меня, что бы я ни делал, и никогда не лезла в душу с ненужными расспросами. Вот и сейчас спрашивала исключительно о проекте, и я с удовольствием рассказал ей о своих планах.

- Ну что ж, удачи тебе, сынок.

- Она мне пригодится, - усмехнулся я, зная, что на пути к цели меня ждет не одно препятствие. Почему-то никогда и ничего не получается у меня гладко. Обязательно что-нибудь случается.

- А где будешь снимать? – продолжала интересоваться мама.

- Пока не знаю, - ответил я, пожав плечами. – Посмотрим, какая студия возьмет на себя основные обязательства.

- А кого из актеров планируешь заполучить?

Я замялся, но потом все же признался:

- Скорее всего, я сам буду играть Майкла.

- Ты? – удивилась Клер.

Я кивнул, смущенно отводя взгляд.

- Роб, ты решил вернуться?

Я снова кивнул.

- Но это же замечательно, сынок! Я очень рада!

С этими словами она потрепала меня по голове, а на ее лице расцвела улыбка.

- Но почему сейчас? Почему именно Майкл? Я так поняла, что история довольно грустная…

- Не знаю, просто захотелось снова оказаться в кадре…

Я немного лукавил, говоря это. Основной причиной была Кайла, по крайней мере, изначально. Но теперь я был уже не настолько уверен в правильности, однако отказать себе не мог. Предвкушение съемок было настолько эмоциональным, что приводило меня в состояние эйфории. Я действительно хотел этого: снова примерить на себя чужой образ, прожить другую, новую жизнь… Я вспомнил, почему когда-то стал актером, и опять ощутил это желание.

Так за разговорами о «Майкле…» мы не заметили, как подъехали к моему дому. Сара была на кухне, поглощенная уничтожением запаса мороженого из моего холодильника, единственного продукта, который не переводился.

- Клер! – воскликнула она, вскакивая из-за барной стойки. Для беременной она была на удивление проворна.

- Сара, я так рада видеть тебя! – сказала мама, обнимая девушку и целуя ее в щеку. – Роб сказал, что вы с Тони ждете прибавления в семье. Дети - это так замечательно.

- Да, - Сара кивнула и мельком глянула на меня. – А как ты? Как Ричард?

- Спасибо, все хорошо. Роб говорил, ты приехала на кастинг? Как ты собираешься сниматься в твоем состоянии?

- Съемки начнутся через несколько месяцев, так что к тому времени эта проблема уже будет решена.

Не желая мешать женщинам, я развернулся и пошел к себе в комнату. Медведь преданно последовал за мной. Переодеваясь, я вытащил из кармана джинсов телефон и вдруг вспомнил, что отключил его, как только приехал к маме. Да уж, не удивительно, что за полдня меня никто не побеспокоил. Но стоило мне включить телефон, тут же пришла уйма сообщений о пропущенных вызовах, а еще через минуту позвонила Линн.

- Да, - сказал я, приняв вызов.

- Роб! Господи, ты куда пропал? Весь день пыталась до тебя дозвониться.

- Извини, у меня телефон разрядился. Только добрался до дома.

- Том Старридж сказал, ты ездил к родителям.

- Мне надо было забрать собаку. Так чего ты меня разыскивала? Что-то случилось?

- На сегодня была назначена встреча с инвесторами.

- Черт! – выругался я. – Совершенно забыл!

- Ничего. Это небольшая компания, так что было несложно. Мы с Сидом их полностью ублажили. Они ушли довольные и полные решимости вложить в наш проект свои денежки.

- Правда? – Я был удивлен. – Ты быстро сориентировалась.

- У меня хорошая реакция, - хвастливо проворковала Линн.

- Спасибо, ты выручила меня.

- Это моя работа. Какие планы на вечер?

- Если честно, я хотел бы отоспаться.

- Понимаю, - усмехнулась она. – Вчера была трудная ночь.

- Да…

- Ну ладно, тогда увидимся завтра. Утром совещание. Придешь?

- Скорее всего.

Мы попрощались, я переоделся и спустился вниз. Мои женщины все еще щебетали о детях, беременности и прочих непонятных для меня вещах. Коробки с шоколадным и ванильным мороженым были уже почти пусты.

- Девочки, вы не заболеете? Зима на дворе, а вы…

- Не завидуй, Роб, - с набитым ртом предупредила Сара. – Зависть – черное чувство. Лучше присоединяйся.

Я покачал головой.

- Нет, я лучше пива выпью. А то вдруг тебе не хватит, тогда мне среди ночи придется ехать в магазин.

- Брось! – отмахнулась она. – В морозилке еще три упаковки. Я запаслась сегодня. Кстати, не хочешь спросить, как прошли пробы?

- Ну и как прошли пробы? – Я таки поддался на уговоры и уселся рядом с мамой, поставив перед собой глубокую мисочку и потянувшись за ведерком с шоколадной вкуснятиной.

- Просто замечательно! – воскликнула Сара. – Точно еще ничего не сказали, но помощник режиссера по секрету шепнула, что я – лучшая претендентка.

- А когда будет известно, возьмут тебя или нет?

- Через несколько дней. Так что держи кулачки за меня.

Я кивнул, сунув в рот ложку с десертом.

- А ты – за меня.

- В каком смысле? – спросила Сара.

- Я решил сняться в моем новом фильме.

- Правда?! – воскликнула она, слезла со стула и подскочила ко мне. – Роб, это же круто! Ты прирожденный актер и должен, нет, просто обязан сниматься.

Она обхватила меня за шею.

- Это самое умное решение за то время, что я тебя знаю, - сквозь смех сказала она.

- Вот спасибо. Только что ты практически назвала меня дураком.

- А ты и есть дурак, - невозмутимо сказала она и повернулась к моей маме: - Прости, Клер, но иногда он такое творит, что по-другому его просто не назовешь.

Мама искренне засмеялась, оценив шутку, но я-то знал, что Сара не шутит. Она знает меня, как никто другой, и помнит все мои глупые поступки. Но я был благодарен ей за то, что свела все к шутке и не раскрыла карты при Клер.

Мы еще долго сидели, истребляя запасы мороженого и шоколада. В итоге, когда мама собралась уходить, было уже почти одиннадцать, и я не решился отпустить ее. Отца не будет до завтра, потому что карточные игры затягиваются почти до утра, и просто не было необходимости тащиться в Барнс так поздно. В полночь мы расползлись по комнатам, я быстро принял душ, а потом долго лежал, уставившись на причудливые тени на потолке. Положив руки под голову, я прокручивал в голове прошедший день и заново пропускал через себя все эмоции и ощущения. Злость и раздражительность с утра, невероятное возбуждение с Линн, неприятный разговор с Томом и тепло родительского дома. Вечер, проведенный в кругу семьи. И пусть Сара не моя жена, но мне вдруг захотелось, чтобы рядом со мной была любимая женщина, и мы бы могли просидеть весь вечер, болтая ни о чем, вспоминая смешные случаи… А потом вместе шли бы в постель.

Но, наверное, я чем-то провинился перед высшими силами, и меня лишили шанса на счастливую семейную жизнь. Я так и буду возвращаться в свою шикарную огромную кровать и проводить ночи в одиночестве. Что ж, если все так, сопротивляться нет смысла. Могло быть гораздо хуже. Могло не быть такого дома, могло не быть родных, друзей. Но, к счастью, у меня все это есть. А такая небольшая неприятность, как одиночество… Я справлюсь...

БОНУС.

В полночь мы расползлись по комнатам, я быстро принял душ, а потом долго лежал, уставившись на причудливые тени на потолке. Положив руки под голову, прокручивал в голове прошедший день и заново пропускал через себя все эмоции и ощущения. Злость и раздражительность с утра, невероятное возбуждение с Линн, неприятный разговор с Томом и тепло родительского дома. Вечер, проведенный в кругу семьи. И пусть Сара не моя жена, но мне вдруг захотелось, чтобы рядом со мной была любимая женщина, и мы бы могли просидеть весь вечер, болтая ни о чем, вспоминая смешные случаи… А потом вместе шли бы в постель.

Но, наверное, я чем-то провинился перед высшими силами, и меня лишили шанса на счастливую семейную жизнь. Я так и буду возвращаться в свою шикарную огромную кровать и проводить ночи в одиночестве. Что ж, если все так, сопротивляться нет смысла. Могло быть гораздо хуже. У меня могло не быть такого дома, могло не быть родных, друзей. Но, к счастью, у меня все это есть. А такая небольшая неприятность, как одиночество… Я справлюсь.

Я прикрыл глаза, погружаясь в легкий сон. Но вдруг чьи-то легкие шаги вывели меня из прострации. Я снова открыл глаза и сел на кровати, прислушиваясь к звукам, тающим в тишине, и вглядываясь в темноту.

Дверь медленно открылась, и в проеме появился чей-то силуэт. Я вглядывался в стройную фигуру, которая показалась мне такой знакомой. Стройные ноги, обтянутые джинсами, тонкая талия, красивая грудь, подчеркнутая обтягивающей блузой. Длинные волосы, легкими волнами спадающие на плечи.

- Кайла, - прошептал я, не веря своим глазам, вскочил с кровати, чуть не рухнув, запутавшись в простынях, и метнулся к ней. Но вдруг замер прямо перед ней, всего в нескольких дюймах. «Не может быть! - твердил мой внутренний голос. - Этого просто не может быть. Это чертов мираж, призрачное видение!»

Я закрыл глаза и с силой втянул воздух. Аромат… Ее аромат… Такой знакомый, сводящий с ума… Я открыл глаза, но видение не исчезло. Наоборот. Теперь мои глаза привыкли к темноте, и я отчетливо увидел знакомые черты лица прямо перед собой. Она улыбнулась и прошептала:

- Привет, Роб.

- Кайла, Господи, ты приехала! – воскликнул я, скинул с ее плеча спортивную сумку и прижал девушку к себе, как безумный. Нежные ручки обхватили меня за шею, и я услышал ее тихий смех, маленькими колокольчиками разливающийся в тишине ночного дома.

- Конечно, приехала… Не могла не приехать, - шептала она.

Отклонившись, она смотрела на меня, а я не мог отвести от нее жадный взгляд. Ее глаза, улыбка… Как же я скучал.

- Кайла… Кайла… - Я продолжал повторять ее имя, глядя в искрящиеся глаза.

Все еще не отпуская ее, я прошел через комнату к кровати, осторожно опуская на мягкий матрас и нависая над ней. Я смотрел на ее приоткрытые губы и не мог пересилить страх и поцеловать, опасаясь, что она тут же растает, как сон.

Кайла подняла руку и провела кончиками пальцев по моей щеке, обрисовала контур губ, скользнула по шее на затылок, зарываясь в мои волосы и притягивая меня к себе.

- Поцелуй меня, наконец, - прошептала она чуть охрипшим голосом.

И я подчинился. Упираясь руками в матрас по обе стороны от Кайлы, я медленно наклонился и коснулся губами ее теплых губ, пахнущих клубникой. Это было невероятно нежное и легкое прикосновение, словно дуновение ветерка. Сладкий привкус остался на моих губах, словно только что я попробовал сладкую ягоду. Мне хотелось еще, и я не желал ждать. Наклонившись, я провел кончиком языка по ее влажным губам, вновь ощущая эту манящую, сводящую с ума сладость. Захватил губами ее нижнюю губку и слегка пососал, вызвав тем самым тихий стон. Пальцы Кайлы сжали мои волосы, прижимая меня все сильнее, и в этот момент я окончательно поверил в то, что она реальная. Такая же реальная, как и мое желание. Такая же настоящая, как моя страсть.

Я впился ненасытным поцелуем ей в губы, словно меня мучила жажда, а Кайла была живительным источником. Я хотел испить ее до дна, желал впитать ее в себя каждой клеточкой. Опустившись на локти, я запутался пальцами в шелковистых волосах, ощущая под ладонями нежную кожу.

Я больше не мог ждать. Уперев колено в кровать, я приподнялся и судорожно начал сдирать с Кайлы одежду, жадно шаря взглядом по ее телу. Дойдя до джинсов, я не сдержался и негромко выругался:

- Черт! Ты же обещала уничтожить все брюки в своем гардеробе…

В ответ лишь тихий смех.

Кое-как расправившись с ее узкими джинсами, я смотрел на нее: по прежнему безупречная фигура; светлая, словно прозрачная, кожа; идеальная грудь с соблазнительно торчащими сквозь белое кружево бюстгальтера сосками…

- Как же ты красива, малышка, - прошептал я, впитывая это роскошное зрелище.

Протянул руку и коснулся ее щеки. Не отрывая кончики пальцев от бархатистой кожи, я скользил вниз, обрисовывая контуры прекрасного тела, ощущая дрожь от моих прикосновений. Взяв Кайлу за руки, я поднял ее, заставив сесть на край кровати, и опустился перед ней на колени. Погладил ее шею, плечи, прошелся по спине, пока не наткнулся на застежку бюстгальтера, быстро расстегнул, снял и отбросил вглубь комнаты эту совершенно ненужную деталь одежды. Я хотел видеть это прекрасное тело, хотел наслаждаться, покрывая поцелуями каждый дюйм… Нежно сжав ладонями ее упругую грудь, я наклонился и обхватил губами возбужденный сосок. Кайла выгнула спину, чуть откинулась назад, уперев ладони в матрас. А я продолжал эту сладкую для нас обоих пытку лаской и нежностью.

Чуть прикусил зубами сосок, тут же лизнул кончиком языка и слегка подул. По всему телу Кайлы пробежала дрожь наслаждения. Я повторил то же самое с другой грудью, продолжая нежно сжимать ее ладонью. Кайла застонала, и этот звук блаженной музыкой разлился в тишине.

Вдоволь насладившись грудью, я принялся покрывать поцелуями живот, спускаясь все ниже. Мои руки ласкали ее спину, спускались к бедрам, скользили по ногам до самых ступней, ощущая гладкость и тепло кожи, снова поднимались вверх, гладили внутреннюю сторону бедер, заставляя шире раздвинуть ноги, открываясь мне полностью.

Быстро избавившись от последнего лоскутка ткани, прикрывавшего самое сладкое блюдо моего пиршества, я все же не спешил, желая сначала насладиться великолепный зрелищем. Влажная розовая плоть, поблескивающая в лунном свете, заливающем комнату…

- Ты хочешь меня, малышка, - прошептал я, посмотрев в блестящие глаза Кайлы. – Хочешь так же сильно, как и я…

- Да, хочу, - тихо ответила она и попыталась поцеловать меня.

- Не так быстро, моя хорошая, - усмехнулся я. – Сначала я хочу насладиться сполна… Я так долго ждал этого…

Чуть подтолкнув, я заставил ее лечь на кровать, взяв за колени, широко развел ноги, наклонился и провел кончиком языка по складочкам, проникая вглубь. Кайла застонала от наслаждения. Да, малыш, и это только начало. Еще одно прикосновение, на этот раз чуть сильнее. Бугорок под моим языком дрогнул. Я обхватил его губами, чуть пососал и тут же остановился, чувствуя, что Кайла слишком близка к оргазму. Не так скоро, детка. Я ввел в нее палец, ощущая, как влага окутывает меня, и медленно заскользил внутри ее тела. Еще один палец, и снова стон, как награда. Наклонившись, я снова коснулся языком самой чувствительной точки. Тело Кайлы натянулось, словно струна, в ожидании взрыва, но я все медлил. Дразнил, сводил с ума короткими прикосновениями. Вызывал дрожь и стоны и получал безмерное наслаждение от осознания того, насколько сильно моя девочка хочет меня.

- Роб, я прошу тебя… Я больше не могу, - хрипло прошептала она, когда все ее тело уже пылало в моих руках.

В голосе послышалась мольба, и я больше не мог мучить ее. Движения моего языка больше не были мучительно медленными. Наоборот, они были жадными и ненасытными, а пальцы двигались внутри ее тела резкими толчками. Кайла вцепилась мне в волосы, прижимая все сильнее и не давая возможности отодвинуться. Но я и не хотел этого. Я желал почувствовать ее оргазм, мечтал услышать стоны, крики… И я добился своего. Тело девушки замерло на мгновение и содрогнулось от блаженного удовольствия. Еще раз, снова и снова…

Я больше не в силах был ждать. Быстро избавившись от единственного куска ткани, сдерживавшего мое желание до этой минуты, я вошел в Кайлу одним резким движением. Еще один оргазм тут же охватил дрожью наслаждения ее тело, отдаваясь грохотом во мне. Я начал медленно двигаться в ней, желая продлить долгожданное удовольствие. Намеренно осаживая подступавший взрыв, мне хотелось

остановить время, чтобы довести и себя и Кайлу до полного изнеможения. Чуть ускорял темп и снова замедлялся, продолжая эту сладкую пытку.

Почувствовав, что я уже настолько близко, что не смогу больше сдерживать себя, я вышел из тела Кайлы, вызвав тем самым ее разочарованный стон. Усмехнувшись, я перевернул ее и стянул на край кровати. Она стала коленями на пол, я заставил ее опуститься на матрас и снова одним резким движением вошел в нее. Двигаясь внутри ее невероятно манящего тела, я ласкал спину Кайлы, выгибающуюся от удовольствия, сжимал красивые округлые бедра, подчиняя своему ритму.

Кайла попыталась перенять инициативу, ускоряя ритм, но я не позволил, тут же выскользнув из ее тела.

- Почему? – простонала она.

- Хочу, чтобы ты слушалась меня, - бросив на нее хищный взгляд, предупредил я.

Сев на край кровати, я потянул девушку на себя. Она села на меня верхом и попыталась опуститься на мой возбужденный член, но я остановил ее.

- Ты же послушная девочка? – улыбнувшись, спросил я.

Но Кайла покачала головой, закусив нижнюю губу, и прошептала:

- Никогда не была послушной…

С этими словами она соскользнула с моих колен на пол, обхватила мой член пальчиками и лизнула головку. Я с силой сжал простыни и стиснул зубы, стараясь не закричать от наслаждения, помня, что мы в доме не одни. А Кайла продолжала испытывать мою выдержку тем же способом, который некоторое время назад применял я к ней. Это было невыносимо прекрасно. Ее пальчики, ее губы, ее язык… Она вытворяла такое, что попросту выносило мозг, оставляя какую-то расплавленную кашу, а мое тело горело, сердце гнало по венам горящую лаву, сметая все ощущения и оставляя обнаженную страсть.

Я больше не мог терпеть, поднял Кайлу и снова усадил к себе на колени, входя в нее и впиваясь поцелуем в ее губы. К сладости клубники примешался другой вкус, чуть терпковатый вкус желания… Ее вкус… Мой вкус… И я наслаждался этим невероятно прекрасным букетом, как самым изысканным вином.

Наши тела сливались в одно целое, пронизанные сладкой истомой. Нарастающее возбуждение ощущалось даже на кончиках волос, а сердца бились в едином бешеном ритме.

Не выходя из ее тела, я уложил Кайлу на спину и прижал к мягкой кровати тяжестью своего тела. Она тут же обвила меня ногами, приподнимая бедра навстречу моим резким движениям. Мы жаждали большего, оба стремились к вершине чувственного слияния. И ничто не существовало в мире. Только мы. Наши взгляды, наши прикосновения, наше дыхание, одно на двоих… Ворвавшись в тело Кайлы в последний раз, я накрыл ее губы своими, и наши стоны растворились внутри нас.

Спустя несколько минут я все еще был в ней, не желая покидать ее тело. Дыхание постепенно выровнялось, биение сердца вошло в привычный ритм, но нега блаженства все еще окутывала нас. Уткнувшись лицом в ее шею, я не мог поверить своему счастью и боялся разорвать этот миг нашей близости. Чувствуя под собой робкое движение тела, я поднял голову и посмотрел на Кайлу. Она поерзала подо мной и, усмехнувшись, прошептала:

- Тебе не кажется, что ты немного тяжеловат?

- Неа, - довольно промычал я, снова уткнувшись носом в ее волосы.

- Роб, ты раздавишь меня, - прохныкала она. – Я серьезно…

Кайла уперлась ладошками мне в грудь, пытаясь оттолкнуть, но, переворачиваясь на спину, я потянул ее за собой, не заметив при этом, что лежим слишком близко к краю кровати. В итоге в следующее мгновение мы с грохотом оказались на полу. Боль в спине прострелила все мое тело, выбив из легких весь воздух, и в глазах потемнело. Я все еще прижимал к себе влажное от страсти тело Кайлы, а она весело смеялась…

Ее смех словно растворялся в тишине, плавно переходя в мелодичный звон… моего будильника.

Я резко сел, оглядываясь по сторонам. В сознание проникала пугающая действительность. Я на полу в своей комнате… один… в обнимку c подушкой…

- Fuck! – заорал я и запустил подушкой в стену.

- Shit! Shit! Shit! – еще больше злился я.

И тут мой взгляд опустился на боксеры.

- Ooooooh, fffffuckiiiiing shiiiiiiit!!! – простонал я, откидываясь на спину и больно треснувшись об пол головой. Такого со мной не случалось лет с четырнадцати.

- Роб, с тобой все в порядке?! – из-за двери послышался испуганный голос Сары.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-488-1
Из жизни Роберта nnatta маруська 83 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Поцелуй дождя.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Флудилка
Anti
❖ Девушка из агентства &...
Мини-фанфики (18+)
❖ Я люблю Роберта Паттин...
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Метели.
Стихи.
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 6...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 6...
Из жизни Роберта
❖ Сегодня снова падал бе...
Стихи.
❖ Потерянный ангел.
Стихи.
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 1
Пользователей: 2
Ирин@ Lauras


Изображение
Вверх