Творчество

Ураган (Глава 22. Часть 1)
24.09.2017   04:27    
Глава 22

Часть 1




Где бьются зеркала,
Боль правду искажает(...)


Он уходил в раздвижные двери терминала, уходил в закатное солнце... Я смотрела вслед, больше не пряча слез. Груз собственной вины стал слишком ощутимым, стоило Роберту скрыться с глаз. Все снова повторится... Конечно, я должна была рассказать ему, предупредить, только не осмелилась. И да, пусть это эгоистично, необдуманно, легкомысленно – не хотела я омрачать наше счастье в тот миг, не хотела! Оно было таким ощутимым, реальным – казалось, держу в руках, прижимаю к груди...

Он позвонил вечером.
- Mia…
Обычно, стоило мне услышать сквозь расстояния это коротенькое слово, как все остальное теряло значение. Сердце еще долго билось в ускоренном темпе, сладко отзываясь: «Твоя, твоя...» Только сейчас я кусала губы, боясь разреветься.
- Ты уже видела.
Он не спрашивал, он утверждал.
- Да.
- Переживаешь?
Я молчала.
- Только не смей себя винить! Успокойся, слышишь?
- Не могу...
- Это не первый и не последний раз.
- Теперь все иначе. Продолжение скандала.
Роберт замолк, а потом вдруг снова заговорил – быстро, взволнованно. Воздух вибрировал в телефонной трубке, голос прерывался.
- Иначе, потому что твое лицо увидят в прессе. Тебя будут преследовать все, кому не лень.
- Роб...
- Прости. Я не должен был.
- Чего именно? Вот только не начинай!
- Я втянул тебя в это!
- Не ты, а Ричард.
- Я.
- Прекрати. Все не так плохо. И твои агенты что-нибудь придумают, им виднее...
- Ну да, конечно. А я, словно связанный по рукам и ногам, буду сидеть в кустах или разыгрывать новые спектакли.
- Тебе придется, Роберт. Не делай ничего, что повредит твоей карьере, прошу.
- Знаешь, начнем решать проблемы по мере их поступления. Карьера – последнее, о чем я сейчас думаю.
- А... первое?
- Не догадываешься?
Ответить не получилось – я все еще боролась с комком в горле, ощущая пальцами влажные дорожки неудержимых слез.
- Вот просто пятой точкой чувствую, что ты там плачешь.
Новая попытка произнести хоть слово с треском провалилась. Губы слишком сильно дрожали, подавлять всхлипы становилось все трудней. Почему я всегда так некстати расклеиваюсь? Только зря его тревожу.
- Мне приехать? – тихо спросил Роб.
- Не надо, это... глупость. Ты же знаешь, какая я. Все в порядке, правда, - не очень хорошо управляясь с эмоциями, едва слышно пробормотала я в трубку.
- Я люблю тебя.
Можно ли поцеловать голосом? Он поцеловал...
- Я тоже тебя люблю.
Мгновение тишины, словно мы, очистившись от всего ненужного, встретились где-то там, в нам одним доступной вселенной, просто закрыв глаза.
- Ты уже в постели?
- Теперь да.
- Мягко, тепло?
- Да...
- Забудь обо всем и спи, словно я там, рядом с тобой. Обнимаю, поцелуями заставляю высыхать слезы.
- Ты и есть рядом. Спасибо...
Я даже не заметила, как уснула – лишь на следующее утро, с трудом раскрыв глаза, обнаружила, что лежу в спортивном костюме поперек кровати, в волосах запуталась заколка, телефон все еще зажат в руке...

В следующий раз Роберт позвонил после обеда, словно точно знал, когда расстает моя последняя свободная минутка.
- У тебя перерыв?
- Заканчивается.
- Как спала?
- Замечательно. Отлежала всю щеку. Так и пришла на работу.
- Сослуживцы заметили? – спросил Роб, и я уловила в его интонациях заметное облегчение.
- Виду не подали, но этого невозможно не заметить. Вся резинка от рукава спортивной кофты отпечаталась.
- Ты выбрала самый сексуальный наряд для ночевки.
- Очень смешно. Тут холодно, если ты забыл. Кто-то спит в Лос-Анджелесе в одних трусах, что понятно, и...
- Кто-то не спал всю ночь, между прочим. Но да, действительно в трусах, ты угадала. Без них как-то непрактично.
- Роб! – засмеялась я.
- Мало ли, когда придет домработница. Мало ли, на что я сяду случайно, пока она не придет. Тут полный бардак. Миха сгрыз еще одни туфли – намек, что надо чаще носить.
- Я хотела бы с ним познакомиться...
- Научить хорошим манерам? Обязательно предоставлю тебе такую возможность.
- Не умею учить. Я с ним поиграю...
- Он слышал о тебе. И ждет.
Я улыбнулась. Потом осторожно спросила:
- Как там дела, в Америке?
- Терпимо. Ничего сверхъестественного пока... А в Италии?
- Сама не знаю.
- Что-то не так? – тут же отозвался Роберт. Шуток и след простыл...
- Да нет, ничего. У меня уже, наверное, развивается мания. Кажется, что кто-то ходит следом, - созналась я неловко.
- Ты видела подозрительных типов? Папарацци? – его тон стал напряженным.
- Это мелочь.
- Не мелочь. Это важно. И ты должна мне обо всем говорить! Сейчас же займусь.
- Чем?
- Организую тебе охрану.
- Ты что, серьезно?
- Серьезней некуда.
- Я не собираюсь жить под чьим-то присмотром. И вообще... Роб, ну кто я такая? Кому нужна? Они забудут, увидишь. Я буду осторожна.
- Кто... ты такая?
У меня совершенно случайно вырвались эти слова, только... жалеть об их необдуманности было поздно.
- Я совсем не то имела ввиду. Но, в любом случае, не преувеличивай.
Гудки...

Гудки шестой день. Что за ребячество! Я тут с ума схожу, а он...
В любом случае, обсуждать это я не собиралась. Пусть дуется, сколько угодно. Думал бы лучше о последствиях, пытался предотвратить распространение информации в штатах, Англии. Интернет уже кишел сплетнями, фото – журнальными и теми, трехлетней давности. Оказывается, Ричард не врал... Он и правда оставил несколько кадров из Монтепульчано «для сенсации», где можно было, при желании, разглядеть мое лицо.
Я все чаще видела обложки «желтых» изданий с собственными фотографиями на них, все чаще слышала щелканье затворов. Папарацци иногда выбегали из-за угла – причем, американские. Я узнавала их, даже если они ничего не кричали. Однажды рядом возник высокий плотный мужчина и, загородив собой, помог укрыться в помещении кафе. «Я не буду надоедать и стеснять вас, моя работа – вмешаться, если того требуется, особенно на улице». «Вас нанял мистер Паттинсон?» «Я получил четкое указание от одного коллеги. Скажите мне, если заметите что-то подозрительное». Он оставил мне телефон. Браян БезФамилии. С тех пор я незримо ощущала его присутствие. Как ни странно, с ним было спокойнее. Потому что все чаще, помимо папарацци, я встречала обычных людей, которые меня узнавали, преимущественно женщин. Ловила любопытные взгляды, иногда – откровенно злые. Конечно, это мнительность, дурацкая мнительность... С чего бы им ненавидеть меня? Из-за сплетен в СМИ?

А потом наступил вечер одиннадцатого января. People's Choice Awards. Включив телевизор, я, почти не видя происходящего на экране, ждала... Ждала Роберта, а его все не было.
Ну где же ты? То не берешь телефон, то тут мучаешь. Приезжай скорее!
Место, на котором он должен был сидеть уже давно, пустовало. Мое сердце, казалось, по чуть-чуть разрывается, натягивая незримые нити, ноет, замирает... Не дай ему разорваться, не дай!
Наконец, он приехал – после рекламной паузы, во время которой я пулей вылетела на кухню за очередной чашкой кофе.
Я и не заметила, когда у шоколада появился соленый привкус... Неужели можно настолько истосковаться за какую-то неделю? Всматриваться в любимые черты, жадно ловить каждую мелочь? Возмущаться знакомой непринужденности – словно мой любимый «кто-то» шел по улице и решил заглянуть, извиняясь за неудобства, в обычной одежде, в бейсболке...
Нет, ни за что не признаюсь, что смотрела! Нечего было столько времени играть мне на нервах, чтобы потом с милейшей улыбкой изображать простачка, забыв при этом об этикете. Кто же сидит на мероприятии в головном уборе?
Будто услышав меня, Роб его снял. Я так и замерла с открытым ртом. Наверное, не я одна...
Дальше собственная реакция вышла из-под контроля. Я уже не знала, что со мной происходит – я плакала, я смеялась, глядя на его обритую голову... И так гордилась им, уже спустя несколько мгновений поднявшимся на сцену – знакомым незнакомцем, умудряющимся выглядеть одновременно таким возмужавшим, соблазнительным и по-мальчишески непосредственным, способным быть таким благодарным и улыбаться так открыто, сжимая в руке не самую престижную по общим меркам награду.

А потом он снова исчез – так же тихо, как появился. Место рядом с обаятельной Бетти Уайт было занято кем-то другим...
Меня хватило минут на пятнадцать, после чего, не удержавшись, я набрала его номер, волнуясь и негодуя. На этот раз Роберт решил отозваться.
- Тебе не надоело? – пробурчала я сердито, вместо того, чтобы повторять, как люблю и скучаю.
- Смотря что.
Голос спокойный. Вежливо-отстраненный. Я тут просто бурлю, а он..!
- Не отвечать.
- Ближе к делу.
Ах, вот ты как!
- Поздравляю, - сухой ответ на отрывистую фразу.
- Все-таки смотрела?
- Ждала интриги.
- И как тебе?
- Чуть не выключила.
- Так плохо?
- Думала, не появишься. Это была игра на нервах. Некрасиво.
- Так получилось. Прости, - неожиданно добавил он.
- Да ладно. Но я ждала чего-то более изобретательного. Подумаешь, приехал в последний момент.
- Ты решила, что интрига – мое пустующее место?
- А что?
- Ну... ты... ничего не заметила?
- Чего именно?
Когда Роберт заговорил, голос звучал иначе – приглушенно, только далеко не так сдержанно.
- Я готов лишиться волос, лишь бы ты улыбнулась, только...
Сердце мое подпрыгнуло, чайная ложка, которую я нервно крутила в руке, шлепнулась на стол, позвякивая.
Я даже не успела ответить, как он продолжил:
- Это самый идиотский способ извиниться, знаю. Я не должен был скидывать звонки. И если ты для меня значишь слишком много, это тоже моя проблема.
- Роб...
- Я все делаю неправильно. Вовлекаю тебя все глубже, только веду себя...
- Роб...
- У меня никогда не было... так серьезно. На равных. А может, ты еще упрямее и непредсказуемей меня. Ты слишком дорога мне, я никогда так не боялся кого-то потерять, а теперь...
- Роб! Ты замолчишь хоть на минутку?
Он, наконец, услышал, позволив вставить словечко.
- То есть... я бы слушала и слушала. Но мне так стыдно за свои слова. Это никакая не проблема – много значить для тебя. Это самое большое счастье.
После паузы мы одновременно произнесли:
- Я перегнул палку.
- Я сморозила глупость.
Снова замолчали – и я первой воспользовалась правом высказаться.
- Ты ведь способен без слов понять, почувствовать меня. И что мне реальность... Если бы ты знал, как я себя ощущаю в такие моменты! Выше седьмого неба. Только рассказать всего не умею.
- Я тоже не умею... Знаю только, что иногда мы как два осла, – Роб неромантично шутил, но даже это отзывалось во мне бесконечной нежностью. Я знала, что он смущен. Что там, по ту сторону, счастлив... Что мои слова очень важны для него, пусть и не показывает.

Вечером в среду я, покидая агенство наших рекламодателей, решила пройти с другого входа – прямо во внутренний дворик. Находящиеся по ту сторону старинной арки узкие улочки манили множеством эксклюзивных бутиков. БезФамилии остался на стоянке у подъезда здания, ни о чем не ведая – ничего, потерпит. Всего лишь пара новых туфелек, которая мне просто необходима!
Не прошло и двадцати минут, как я вышла из резных дверей с фирменным пакетом и обувкой мечты. Поспешила в лабиринт знакомых с детства улиц. Дома так близко, что между ними не разъедутся две машины. Эхо шагов, громкий возглас, переливы смеха за спиной...
Я повернула голову и улыбнулась - следом шли какие-то девчонки, у одной сломался каблук, застряв в выбоине. Сразу вспомнилась та жаркая ночь, когда вокруг, казалось, не существовало ничего и никого, только он и я.
- Простите, у вас не найдется клея?
Звонкий голосок вырвал меня из дымки приятных воспоминаний.
- Клея? Девочки, я не ношу в сумке обувной клей.
- Да? А почему?
Я пожала плечами, удивляясь глуповатому вопросу.
- У нас вот есть все необходимое, даже бритва, - серьезно пояснила ее подруга.
Какая бритва?
Я в недоумении отвернулась, когда из-за спины донеслось что-то еще. Резкий выпад, ощутимый удар под лопатки – и клочок воняющей каким-то составом материи закрыл мне лицо. Я попробовала оттолкнуть, мотая головой, но тут же стало трудно дышать. Голоса издалека, будто сквозь вату. Темнота...

- Кажется, она приходит в себя. Бедняжка.
Я с трудом открыла глаза. Голова кружилась, тошнило. Попробовала сесть.
- Нет, вам надо полежать. Все хорошо.
Непонимающе оглядевшись, я увидела белые стены и капельницу.
- Я в больнице?
- Только не переживайте, ничего страшного, - в глазах медсестры, вопреки сказанному, я увидела жалость.
- Что... случилось?
Рука потянулась к щеке, чем-то залепленной.
- Хулиганство. Отвратительная выходка.
Она многозначительно затихла.
- И?
- Виновные успели сбежать.
Сбежать? Откуда? Виновные в чем?
- Да скажите же, что такое, наконец! – не выдержав этих уверток и чувствуя противный привкус во рту, выпалила я.
- На вас напали.
- Напали?
- Вы... не помните?
- Нет...
- Вас нашли лежащей у стены на безлюдной улочке.
Я молчала, внутренне холодея. Ждала.
- Поблизости никого, на стене распылителем краски написано: «Оставь его в покое, сучка».
Что?!
- А дальше?.. Вы можете сказать? Что со мной, что на лице?
- Пластырь. Это порез.
Я задержала дыхание.
- Дайте мне зеркало.
- Нет, не...
- Зеркало!
Толстый слой повязки прикрывал щеку. Я сорвала его. Длинный порез, темно-красный, от скулы до подбородка. Я уже плохо его видела через туман... шока, слез?
- Детка, не переживайте. Заживет. И волосы отрастут.
Зеркало качнулось. А потом выпало из руки и рассыпалось, звеня.
В тот же момент я, повернув голову, заметила Роберта, застывшего у входа в палату. Никогда он не казался мне таким бледным. Смесь вины, сочувствия в усталых глазах... Невыносимо.
- Выйди! Не заходи сюда больше!
Я зачем-то спрятала лицо в ладонях, сжимая челюсти, хоть за ним уже закрылась дверь. Завыла я лишь внутренне, сползая спиной по подушке, не обращая внимания на острую боль в вене, когда сместился катетер.

- Ее нашли прохожие-туристы. Кто-то отключил сильным ингаляционным анестетиком, потом порезал ей щеку и сбрил волосы. Свидетель сказал, что видел выбегающих в соседний переулок девушек, только был слишком далеко, на верхнем этаже близлежащего дома, чтобы рассмотреть. Полиция взяла показания.
- Их надо найти. А потом...
- Не говорите, будто меня здесь нет! – вмешалась я.
- Прости, милая, я думал, ты спишь.
- Уймись, Франко. Не нужно лишней шумихи. Если хоть один папик переступит порог, если кто-то узнает о том, что со мной случилось, я...
- Не узнает! Положись на меня. Я сказал на работе, что у тебя пневмония. Не спрашивай, они поверили. Дали отпуск за свой счет – разумеется, платить тебе не придется.
Я безучастно смотрела в окно, хоть видела лишь бледное небо за узкими полосками жалюзи. Никогда не любила январь. Он не был для меня новым началом. На этот раз им стал – впервые, только очень быстро отобрал свой щедрый подарок...
- Я в состоянии заплатить. Меньше всего мне сейчас нужно столпотворение и повышенное внимание.
- Никто не будет тебе мешать, обещаю. И... я видел тебя, не отворачивайся. Поговори со мной.
А нужно ли мне это? Хочу остаться одна. Безвольно выплакаться.
- О чем? Посмотри на меня еще раз.
Повернувшись, я заглянула ему прямо в глаза. Фотограф с обостренным чувством прекрасного, умевший раскрывать даже неприметную красоту и находить необычное в обычном.
- Какие-то пацанки сделали это, а я даже не почувствовала. Это так... унизительно! Это бесит! Я никогда не думала, что опасным станет просто сходить в бутик. Впервые в жизни не могу на себя смотреть, я безобразна, я сама себе противна!
Мой подбородок задрожал. Я запоздало поняла, что говорю на повышенных тонах.
- Ты не безобразна. Никогда не думал, что услышу такие слова из уст очень умной и очень красивой молодой женщины. И самое главное – ты ни в чем не виновата.
Я поймала многозначительный взгляд Франко.
- Он тоже не виноват. Знаешь, я действительно лишняя в его жизни. Проявила слабость, вернувшись, и...
- Ты сейчас слабая. Рассуждаешь, думаешь неправильно. Только потому что какие-то идиотки сделали гадость? Мерзость? Не каждая фанатка решится на такое. Не побоится... Видимо, ненависть или ревность оказались слишком сильными.
Я снова отвернулась к окну.
- Это мелочь. Все уберется пластикой.
- А для шрамов на сердце тоже есть пластика?
- Не драматизируй.
- Ты думаешь мы, мужчины, непробиваемые, железные, да?
- Я жива-здорова. Не в лучшем виде, вот и все. Просто не хочу пока никого видеть. Никого, я ясно выразилась?
- Понятно. Никого. Только знаешь... если ты любишь человека, должна ему верить.
- Это к чему?
- Нельзя каждый раз, когда что-то происходит, убегать, считать себя лишней, и прочее. А уж никем - тем более. Я знаю, тебе сейчас ужасно хочется себя пожалеть и сказать, что ты его не достойна, что рано или поздно это бы случилось, что ему больше подойдет другая. Ты приняла его таким, как есть, почему не веришь, что он любит тебя такой же? Как ты есть? Он же не убежал с воплями, увидев тебя, как и я. Я остался твоим другом. А он – твоя un amore grande*.
- Не факт, что не убежал. Внутренне.
Я говорила и сама себе не верила.
- Факт. Он сидит там безвылазно. Вскакивает всякий раз, когда хлопает дверь. Стал похож на привидение – и если б ты спросила меня, я б ответил, что его бритая голова еще ужасней твоей – потому приказал не снимать при мне бейсболку... Прости, на эту тему не стоило шутить, – спохватившись, добавил Франко.
- Да ладно. Шути, а вот утешать не надо. Я же видела, как жалостливо он смотрел на меня, когда впервые вошел...
- Это было не впервые. Он вбежал, потому что услышал звон стекла. Твой Роберто все уже видел, слышал и разузнал. Прилетел сразу же – ему обо всем сообщил этот бестолковый Браян, который тебя не досмотрел.
Франко пресек мою попытку оправдать телохранителя строгим жестом.
- Он был обязан превидеть все, такая работа. Не защищай.
- А Роба... сильно задело, что я прогнала его?
Вздохнув, друг покачал головой, слабо улыбнувшись.
- Ты ведь очень хочешь, чтобы он вошел и обнял тебя, правда? Только напридумывала, навнушала себе самой, что безобразна.
- Он так очевидно мучается чувством вины, жалеет меня...
- Разве это ненормально? Конечно, он косвенно виноват. Папарацци и фанатки – часть его жизни. Ты представляешь хоть, как ему может быть тяжело сейчас? Я вот с трудом. Всегда больно, когда что-то случается с любимым человеком, а в такой ситуации – вдвойне.
- Я не хочу, чтобы он видел меня такой, чтобы тяготился этим... Ты скажешь, что я... поверхностна, но...
Не выдержав, я неожиданно расплакалась. Друг молча сел рядом, обнял меня, поглаживая по спине.
- Ну все, все... – бормотал он, только рыдания не утихали.
- Франко, это ведь... очевидно. Я такая уродина без волос и этот шрам...
- Поверь, это не так. И если ты думаешь, что теперь только чувство вины будет держать его рядом – ошибаешься. Я сейчас выдам большую тайну, разболтанную по пьяни, но... Твой Роберто признался, что никто так не сводил его с ума, ни с кем, никогда ему не было так хорошо. Мне, правда, хотелось заткнуть уши. Это был восторженно-отчаянный бред влюбленного. Я посоветовал адресовать его не мне – любой мужчина, слыша такое чистосердечное признание, рискует заразиться тем же «недугом», говоря по Шекспиру. То, какой он видит тебя... На миг я почувствовал себя убогим, потому что никогда не испытывал такого к женщине.
Мои слезы по-прежнему пропитывали рубашку Франко, только теперь они были другими.
- Спасибо тебе. Я даже не намекну, что ты выдал тайну. Но если бы знала, если б он мне сказал...
- Он хотел сказать очень много – о том, как ты важна, как нужна. Только понимал, что слова, как ветер, особенно в его случае... и снова молчал.
Ветер был ураганом. Ураганом нашей страсти, в котором терялись слова.

Была ночь, когда я неожиданно проснулась, убегая во сне от какой-то опасности. Открыла глаза, дернув головой... и увидела Роберта, сидящего неподалеку. Он дремал на твердом стуле у кровати, согнувшись в неудобной позе. Какое-то время я молча вглядывалась в его лицо, обострившиеся в лунном свете черты. Четко прорисованные скулы, тени, пролегшие под сомкнутыми веками... Не знаю, сколько я так лежала. Грудную клетку щемило, ладони покалывало от острого желания обнять. Хотелось ощутить его запах, поцеловать небритую щеку. И когда Роберт, потерев глаза, посмотрел на меня, понимая, что не сплю, глубокие сладки тут же прорезали его лоб.
- Все хорошо?
- Да, не волнуйся, - тихо ответила я. – Ты здесь... давно? Я ведь...
- Слышал. Но я был здесь и буду. Даже если ты не хочешь видеть меня.
Тон Роберта был спокойным, но мое сердце дрогнуло от скрытого отчаяния в его голосе.
- Я больше не уйду, что бы ты ни говорила. Моя забота не станет навязчивой, не бойся. Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь и знаю, что нужен тебе. Я просто буду рядом.
- Это все, что мне необходимо. Просто будь... не уходи. Никогда.
Его рука нашла мою, наши пальцы переплелись.
- Поспи... – шепнул Роберт.
Я мягко улыбнулась и закрыла глаза, чтобы он не увидел, как сильно они блестят.

......................................................................................................................................

un amore grande* - большая любовь

Глава получилась слишком длинной, потому я ее поделила, продолжение следует.
Спасибо большое всем заглянувшим! Напишите о своих эмоциях от прочтения, если понравилось, для меня это важно. Конечно, глава не из веселых, но...




 
Источник: http://only-r.com/forum/38-261-3
Из жизни Роберта Марина Гулько gulmarina 590 9
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Дэвид Гаррет
Парней так много...
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ What would you do for ...
Последнее в фф
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 2...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 1...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 173
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 1
Пользователей: 2
Loren elen5796


Изображение
Вверх