Творчество

Ураган (Глава 20)
26.02.2017   17:37    


20. Как тишь волшебна после бури страстной!
Она полна гармонии негласной...


Я почувствовала прерывистое дыхание, ветерком скользнувшее по ресницам. А потом мое личное солнце снова согрелo лучом – ответная улыбка Роба вошла прямо в сердце, без стука. Стало тепло, безгранично тепло. Будто я засияла изнутри, когда его свет разнесся по венам. Так родилось мое новое счастье...
- Мне тоже было хорошо, хоть я и не плакал, - неожиданно произнес Роберт, чуть прищурившись, не отводя хитрого взгляда.
Тут у меня снова защипало в носу, и рука, обводившая колючий контур его подбородка, замерла.
Он все помнил. Все. Пусть никогда не говорил об этом. Я часто задумывалась, как много значили для него те несколько дней в Монтепульчано... Однажды наберусь смелости и все-таки спрошу. Ведь тогда, заглушая угрызения совести, я старалась игнорировать любые невольно подмеченные проявления чувств...
Я закусила губу, пытаясь успокоиться, только Роберт тут же с подозрением взглянул на меня.
- Что-то не так?
- Все так... не волнуйся. Иди-ка лучше сюда.
Сняв халат, я забралась в еще прохладную постель, отводя толстое пуховое одеяло. Увлекла Роба за собой, и, прижавшись к пропахшему парами ванной обнаженному телу, укутала нас по самые плечи. Не отрывая ладоней от его груди, блаженно выдохнула и уткнулась носом в любимую ямочку на шее. Роберт зарылся подбородком мне в волосы, поглаживая растрепанные, еще влажные пряди.
- А где твои джинсы, кстати? Помню, были...
Помню смутно. Мокрые, жесткие, съехавшие с бедер и задевавшие кожу шершавыми краями...
- Да там, на полу, и остались. Насквозь промокли, - хмыкнул он.
- Ты предоставил мне единственный халат? Прелесть моя... – промурлыкала я, целуя его ключицу.
Приятная сонливость накатывала, как теплые волны прибоя, побуждая льнуть ласковым котенком к груди Роберта, нежась в его объятиях.
- Не то слово, - насмешливо согласился он.
- Роб...
- Да?
Кровь прилила к щекам.
- Прости, что назвала тебя паразитом, - смутившись, пробормотала я.
Он молчал, но я чувствовала, что улыбается.
- Простишь?
- Это... зависит от того, как попросишь.
Быть может, уловив мое волнение, он серьезно добавил:
- Знаешь, на твоих губах это звучит лучше милых словечек.
- Вот уж... не ври.
- Ну, не всех, конечно, но мне нравится, когда ты злишься. Это значит, что еще сильнее хочешь.
- Я становлюсь тогда ужасно мерзким созданием и не контролирую свой язык.
Роберт засмеялся. Так громко и заразительно, что я, чуть приподнявшись на локте, недоуменно заглянула в его лицо.
- Это правда, - для пущей убедительности добавила я.
- Ты никогда не станешь мерзким созданием, сколько не старайся. Ни «ужасно», ни даже мало-мальски. А язык свой не контролируй, сколько угодно. Я с удовольствием научу его хорошим манерам. Возможно, он не захочет болтать вообще...
- В каком смысле?
Я почувствовала его дыхание на своих губах.
- В смысле бесконтрольного удовольствия.
Его глаза искрились, улыбка была совсем мальчишеской. И сердце мое, отказываясь от наставительных аргументов разума, уже радостно пело от этой очаровательной картинки...
- Роб, ну я же серьезно!
- Я тоже. Не занимаясь самоедством, поспала б ты лучше. Глаза у кого-то сонные-сонные, туманней самого Альбиона.
Он легонько поцеловал меня в уголок рта, потом в другой... И в лоб, и в кончик носа, и в прикрытые веки, приятно щекоча ресницы. Я растеклась, расстаяла окончательно. Вернулась к нему под бочок, обхватила руками за пояс и, зевая, откликнулась:
- Поскольку еда закончилась, хоть самоедством заняться...
Пригревшись, уже уплывая в мир грез, я почувствовала, как его грудь снова вибрирует от смеха.

Я постепенно просыпалась, ощущая свет на лице. Какое-то время просто лежала, не открывая глаз, наслаждаясь невероятным внутренним покоем. Роберт здесь, со мной. Как хорошо! Это головокружительное чувство близости, всей ее полноты, дарило тихую негу. Наши переплетенные ноги, кисти его рук, сцепленные с моими, грудь, тесно прижатая к моей спине и волоски, ощутимые кожей... Больше я не пустая оболочка. Больше нет размытости и бесцветия вокруг. Все обрело смысл, очертания, краски.
Сквозь неплотно затянутые шторы в комнату струились лучи, и, казавшееся совсем летним, солнце оставляло полоски на стенах, полу, наших сплетенных телах... Одеяло сбилось у ног, потому что в спальне было слишком жарко.
Наверное, я много ворочалась, в итоге как-то оказавшись по другую сторону Роба. Сны... Такие красивые яркие сны, с которыми не хотелось прощаться. Но, наверное, время пришло...
Я с сожалением вздохнула; пошевелилась, примащиваясь поудобнее, и Роб, поцеловав в основание шеи, шепнул:
- Доброе утро.
- Доброе... все еще утро?
- Часов восемь.
- Так рано?
- Да, - тихо откликнулся он.
- А сколько же было... до этого?
- До чего?
До горячей сценки в душе. Вместо ответа я произнесла, коснувшись губами сгиба его руки:
- Ты мне снился.
- Неужели? И что делал?
- Шел по полю... навстречу. Светило солнце... Очень ярко. Я чувствовала его тепло, просто пропиталась им. Кажется, на тебе были шорты.
- Надеюсь, хоть панамки не было? – хмыкнул Роберт.
- Не перебивай, - шутливо насупилась я. – Такой романтичный сон, а ты...
- Тогда продолжай.
- Я почти не помню, что происходило, но помню ощущение счастья. Казалось, не бегу, а лечу...
- Ко мне?
- Конечно, к тебе... Но в тот момент, когда я поняла, еще там, во сне, что это не наяву, что скоро проснусь – захлестнул страх. Страх открыть глаза и не увидеть тебя рядом.
Я почувствовала, как Роб еще крепче обнял меня, поцеловав в плечо.
- Только не знала раньше, что еще больнее одиночество, когда ты здесь, но далеко, - почти шепотом призналась я.
- Прости, - негромко выдохнул он. Я сжала его пальцы, чувствуя, как в груди собираются слезы.
Изо всех сил борясь с ними, неожиданно улыбнулась:
- Роберт, прекрати извиняться. Тут я – дурья башка. Однажды потеряла, упустила свой солнечный свет... А потом позволила ему ускользнуть по собственной воле. Это словно сказать: «Уходи, солнце, мне больно смотреть на тебя. Лучше в темноте». Но там не лучше. Там не может быть лучше...
Я уже не слышала свой голос. Поняла, что Роберт развернул меня к себе, только когда его поцелуи снова стали покрывать лицо, снимая слезинки.
- Не уходи от меня, больше никогда... Что бы я не говорила, не уходи, не слушай...
Прижавшись к его груди, я опять плакала, и никак не могла справиться с собой. Знала, что пугаю его, я и саму себя пугала теперь. Замолчи сейчас же! Не говори ему такого... нельзя! Но все смывал поток чувств, поток слез...
- Я не уйду, никуда не уйду, - повторял Роберт хриплым шепотом, не разжимая рук. – Не плачь... Лучше поругай меня, только не надо плакать.
Пытаясь дышать глубже, я немного отстранилась, уже не боясь своих неминуемо покрасневших глаз и носа. Роб видел и не такое... и все равно оставался со мной. Видел меня слабой и сильной, циничной и мягкой, опустошенной и счастливой. С ним я была собой, настоящей. Была лучше, чувствовала глубже, отдавала больше... С ним я действительно жила.
В его взгляде я нашла все, что искала. И свой свет, и тихую грусть, и бесконечную нежность. Просто водя кончиками пальцев по моему лицу, он целовал сердце. Ласкал душу.

Все вчерашние переживания были смыты прелестью этих часов. Долгих минут, когда больше признаний в глазах, прикосновениях, но при этом даже незначительные слова наполнены удивительной нежностью...
- Я не помню такого утра... будто лето в разгар зимы, - произнес Роб мне в волосы, выводя рукой узоры на животе. Я накрыла его ладонь своей.
- Неужели, правда, всего восемь?
Осторожно высвободив кисть, он взглянул на часы.
- Восемь двадцать три, если хочешь точности.
- Какой пунктуальный мужчина рядом в кровати... в одних часах... – улыбнулась я, возвращая его руку на место. Цифеблат приятно холодил кожу. – А ты не спал?
Он покачал головой.
- Вообще не спал? Всю ночь?
- Можно подумать, я мог бы уснуть, когда ты наверху, в постели... Совершенно голая...
- Откуда ты?..
- Воображение разыгралось. Ведь прошлой ночью так и было.
Мои глаза расширились. Как он мог это знать?! Ведь дрых на диване, как убитый...
- Ты... подглядывал?!
- Видел, как ты выходила из кухни, на ходу сдирая платье.
- Роб!
- Ты выглядела...
Я тут же оборвала его лаконичным:
- Обманщик.
- У тебя очень громко падал стакан...
- Я думала, ты совсем пьян.
- Не бываю я совсем пьяным. Я могу плохо двигать конечностями и языком, но сознание еще яснее... как ни странно.
Он посмотрел мне в глаза, но тут же отвел взгляд.
- Иногда кажется, что это выход. Временный анестетик... Хоть на деле становится лишь хуже. У Франко в машине была бутылка. Я не ел с полудня, потому меня конкретно развезло. Не помню, как шел до этого дома, я вообще не помню, как он выглядит снаружи.
- Шикарно выглядит, хоть и утонул в снегу, - ухмыльнулась я.
Но Роб, будто не слыша, продолжал. Его взволнованный голос озадачил, заставив внимательней ловить слова.
- Последний раз я принимал на грудь в тот вечер... Надрался до чертиков. Плевать мне было на всех. Конечно, это сфотографировали... Они всегда рядом. Самое мерзкое – я знал, что они там и будут снимать. С контрактом пока не развестись.
Только сейчас я поняла, о чем он говорит. Те фото на улице. У подъезда дома, который они перепутали...
- Не думай об этом. Не надо... – попросила я, уводя от больной темы.
Его лицо чуть передернулось.
- Я не изменял тебе, - вдруг произнес он. – Что бы кто не говорил, не писал, я не...
Такого я не ожидала. Он вовсе не должен был мне этого говорить. Но почему-то сказал...
- Знаю.
Мой голос был уверенным, спокойным. Я и правда это знала. Верила его безмолвной клятве с той минуты... с того утра, как впервые проснулась в «статусе» его девушки. Погладив по волосам, мягко улыбнулась, предпринимая очередную попытку поменять тему, хоть произнесенные Робом слова оказались важнее, чем я могла подумать...
- Что ты говорил Франко? Обо мне? Расскажи...
- А что я говорил?
- Он отказался выдавать тайну. Но так хочется знать.
- Я не помню...
- Не верю.
Роберт покачал головой, чуть усмехнувшись. Пришлось временно сдаться.
- Ну ладно, подожду, только не отстану. И... ты тоже не должен меня ревновать. Особенно к прошлому. Я делала ошибки, много ошибок. Но, если б не одна из них, у нас бы не было Монтепульчано, не было новой встречи... и, наверное, ничего бы не было. Даже Ричард в каком-то смысле помог, хоть он и препротивный тип. Пытался шантажировать, насмехался. А то, что позволил себе там...
Я опустила голову, снова чувствуя жгучий стыд.
- Своей болтовней он пролил свет на многие вещи. Мне стало легче. Я даже в каком-то смысле благодарен твоему бывшему, что...
- Он мне не бывший, он никто! – оборвала я, руки почему-то задрожали.
От мысли о том, что меня хоть что-то связывало с Ричардом, пусть и несколько лет назад, пусть и на одну довольно гадостную ночь, все внутри переворачивалось. Мне не хотелось, чтобы Роб узнал об этом... Но он узнал, да еще таким способом.
- Никто, я понял. Давай больше не будем об этом, хорошо? Иди ко мне, ближе.
Он снова привлек меня к себе. Было так тихо... Лишь пылинки в полосках золотистого света, лишь стук сердца рядом и едва уловимое дыхание.
- Тебе нечего стыдиться. У всех есть прошлое, так или иначе... – его голос выдавал внутреннее напряжение.
- И к нему не надо ревновать. Обещай мне... Я твоя. Только посмей усомниться.
Перевернув Роба на спину, я улеглась сверху, сложив руки на его груди. Посмотрела прямо в глаза, не давая возможности увильнуть. Роберт заметно расслабился и, сдаваясь моим грозно нахмуренным бровям, с легкой улыбкой выдохнул:
- Даже не думал сомневаться. И не ревную.
Помедлив, убедительно добавил:
- Я вообще не ревнив.
Недоверчиво хмыкнув, я с трудом сдержалась, не переспросив: «Не ревнив?!»
Он и сам все прекрасно понимал. Незабываемая подворотня, сцена в лимузине, вчерашний эпизод, и еще одно воспоминание... говорящее само за себя. Уверена, Роб сейчас думал о том же. Таких ссоры-примирения у нас до тех пор не было.

Это произошло в конце сентября. В день моего рождения. Обычная рабочая среда, никаких планов на грядущий вечер – лишь выбранное по собственному желанию уединение квартиры, вино, приятная музыка, новое платье... и общение с Робом через Skype. Причем, я была уверена – лучший праздник обеспечен, потому что это первая дата с ним. Неважно, что Роберт далеко.
С самого утра я была в предвкушении. Он обещал. Мы договорились заранее. Я подгоняла часовую стрелку, стараясь не смотреть слишком часто в сторону циферблата на стене своего кабинета. Часа в два, наконец, вырвалась на перерыв в соседнее кафе, потому что традиционное легкое угощение с шампанским для сотрудников было культурно поглощено без виновницы торжества. Время сиесты, полусонный город... После приятного обеда на открытой террасе я неспешно возвращалась обратно, наслаждаясь теплом и яркими красками осенней листвы, когда, неожиданно, у самого входа в здание издательства ко мне подошел высокий мужчина в солидном костюме. Чуть наклонившись, он негромко, загадочным тоном сказал, улыбаясь:
- Вас ожидает сюрприз, и тот, кто пока хочет остаться инкогнито, попросил похитить женщину его мечты.
От неожиданности я даже не нашлась, что ответить. Заинтригованная, улыбнулась в ответ, кивнув, и он проводил меня до машины. Помог расположиться на заднем сидении, после того, как я разрешила завязать себе глаза плотной бархатной лентой. В салоне играла классическая музыка.
- Не волнуйтесь, ваше начальство в курсе.
- Моего похищения?
- Что-то в этом роде.
- Очень дальновидно.
Роберт... Его романтизм всегда проявлялся в самые неожиданные моменты. Мне уже не сиделось от любопытства. Что же он придумал?
Минут пятнадцать спустя мы оказались в аэропорту. Попутчик коротко комментировал действия, видимо, боясь, что я нервничаю. Но я любила адреналин и приятные сюрпризы.
Полет был недолгим, насколько я могла судить, потеряв ощущение времени в таинственной темноте. Снова салон автомобиля, едва уловимый запах кожаных сидений, оперные арии из динамиков за спиной...
- Вот мы и на месте. Сейчас я вас покину.
- Спасибо, что доставили, - отозвалась я.
Дверь тихо стукнула, закрываясь с другой стороны, и я сняла повязку. Огляделась, не веря своим глазам. Какая-то шикарная вилла. Резные перила лестницы, дорогие старинные люстры. На тумбочке неподалеку стояла ваза с букетом красных роз, рядом с которой я увидела записку с собственным именем. Раскрыв, прочла печатный текст на английском: «Если подняться на второй этаж, зайти в третью по коридору дверь и бросить взгляд на постель, там можно кое-что найти...» Я же почему-то не сомневалась, что найду кое-кого. Улыбаясь, придирчиво оглядела свое отражение в зеркале, поправила прическу и платье, а потом, оставив плащ на пуфике, быстро поднялась по широким ступеням. Все здесь было таким роскошным... Роб снял на ночь особняк? Чудик. Хватило бы привычного отеля.
Я зашла в комнату. Настоящий будуар... Большая кровать в форме эллипса, стеганое атласное покрывало, узорчатые подушки. На трюмо – еще один букет свежих роз, только темно-бордовых, под цвет тяжелых штор с золотистыми кисточками, полностью скрывающих окна. На постели лежала коробка, перевязанная бантом. Открыв, я обнаружила набор сексуального белья, чулки, подвязки. Все черное с бордовым... Тоже под стать обстановке? Тень сомнения не успела сформироваться во что-то определенное, когда я услышала вкрадчивый голос за спиной:
- Одень для меня.
В тот момент все во мне замерло. Сжалось, заставив внутренне похолодеть. Я медленно повернулась.
Конечно, это не мог быть Роберт. Как же я сразу не поняла, не насторожилась? Как могла так легкомысленно поступить?! Передо мной стоял один из клиентов, богатых американских рекламодателей, недавно присутствовавший на деловом ужине в ресторане. Со своей женой. Уже тогда он не отводил от меня сального взгляда... Чувствуя слабость в коленях, я попробовала совладать с голосом.
- Вышло небольшое недоразумение...
- Да? И какое же? Прошу, не смущайся, - он говорил на корявом итальянском, ужасно фальшивя. Это всегда казалось мне дурным тоном. Не умеешь, не берись.
- Если я ошиблась, это еще не дает вам право мне «тыкать».
Возмущение помогло перебороть страх. Этот далеко не молодой, далеко не красивый и не холостой, зато очень богатый тип решил, что можно, не спрашивая у меня, просто вот так завлечь, куда угодно, и сделать любовницей?
- Ошиблась? Разве тут можно ошибиться? Располагайся, я не буду мешать, приду попозже, моя сладкая.
- Может, и сладкая, но не ваша. Желаю всего наилучшего, мне пора.
- Не надо ломаться, когда ты уже здесь, делая вид, что ничего не знала. Поверь, это будет отличная взаимовыгодная сделка. Я осыплю тебя подарками с головы до ног, будешь ходить в шикарные заведения и отдыхать на дорогих курортах. Взамен лишь скрасишь мой досуг.
- Меня не интересует столь щедрое предложение. Простите, я должна идти.
Я направилась к двери, но он, шагнув навстречу, схватил большими, жилистыми руками и принялся жадно мять тело. Вырываясь, чувствуя тошнотворное отвращение, я с трудом разбирала то, что он с придыханием бубнил прямо мне в ухо:
- С тех пор, как я увидел тебя на развороте журнала, потерял голову. Сделаю все, что пожелаешь, только будь моей. Проси, и оно твое.
- Отпустите сейчас же! Не все можно купить, а уж меня и подавно!
Я неистово билась в цепких объятиях, отворачиваясь от его слюнявого рта. К счастью, проворства мне было не занимать, потому, безжалостно лягнув нахала высоким тонким каблуком в самое болезненное место на ноге, я заставила его с нецензурным воплем разомкнуть руки. Этого хватило, чтобы освободиться, бросаясь вон из комнаты, а потом вниз по лестнице.
Какая же я дура! Безответственная, взбалмошная, при всем трезвом подходе к жизни... когда не думаю о Робе, разумеется. Ведь он мог сделать, что угодно! Мог попросту запереть меня в своем особняке и изнасиловать...

Не помню, как добиралась до дома. Благо, имела при себе деньги и карточки. Как выяснилось, вилла находилась в богатом предместье Милана. Пока я вернулась в Рим, наступил вечер. Вот и настроение... вот и день рождения... Идиотка! Самая что ни на есть последняя дурында...
Всхлипывая, я поднималась по лестнице, забыв о лифте. Наконец, оказалась у дверей квартиры, стала отпирать, и вдруг...
Услышав шорох за спиной, я непроизвольно вздрогнула. Повернулась... Облегчение накатило на меня вместе со слабостью.
- Роберт!
Сделав несколько шагов навстречу, я прижалась к его груди, обнимая, уткнулась лицом в вырез полурасстегнутой куртки. Родной запах сразу успокоил, заполнил все, принес с собой тепло. Мое лето... Мое солнце.
- Прости, я без предупреждения... И узнал твой адрес непростительными путями, но...
- Я так рада тебе! Спасибо, что ты здесь. Что ты есть. Пойдем... пойдем скорее.
Во взгляде Роба, обращенном на меня, неожиданно скользнуло беспокойство.
- Ты выглядишь расстроенной. Все в порядке?
- Да, все хорошо!
Когда мы вошли в квартиру, я, оставив Роберту плащ и сумку, улыбнулась:
- Я в душ, а ты пока располагайся. Осмотрись... будь как дома. Потом придумаем, чем заняться.
Он улыбнулся в ответ и, нагнувшись, скользнул губами по моей щеке.
- Ты беги, я сам разберусь.
Закрыв дверь ванной, я прижалась к ней спиной. Улыбка далась мне нелегко. Не была я пока в порядке, но не хотела ничего говорить Робу... Раздевшись, залезла под душ, сделав воду горячей. Слезы подступили к глазам, руки снова задрожали, но я постаралась выкинуть из головы все плохое. Было ощущение, что кто-то бросил меня прямо в грязь, тут же налипшую густым слоем. Ее я и пыталась смыть, когда сильно терла кожу мочалкой, когда мыла шампунем волосы... Чтобы не осталось ничего, ничего. Богатые кавалеры часто делали непристойные предложения, и я привыкла отшивать их с холодным безразличием. А тут... Идиотка, идиотка! Взяв себя в руки, я сделала несколько размеренных вдохов-выдохов. Закутавшись в полотенце, ступила на коврик ванной и, глядя на себя в зеркало, распушила волосы, с которых продолжала капать вода. Выглядела я на удивление привлекательно – блестящие глаза, окрашенные румянцем щеки, яркие губы... Надо придумать, что одеть, немного подкрасить ресницы. Еще рано, даже не стемнело. Мы организуем наш собственный вечер. Ведь Роб действительно прилетел ко мне! Как-то узнал адрес, ждал, тайно оказавшись в подъезде... С ума сойти! Он сделал мне сюрприз, настоящий. А остальное неважно.
Обнаружив, что на полке нет косметики, я вспомнила, как утром, безнадежно опаздывая, загребла все с собой.
- Роберт, принеси мне косметичку, пожалуйста! Она в сумке.
- Хорошо! - донеслось из комнаты.
Время шло, а он не приходил. Я в недоумении высунула голову в приоткрытую дверь.
- Роб?
Тишина. Ступая босиком по теплому полу, я вошла в гостиную. Роберт стоял у дивана, рядом с сумкой, лежавшей на широком кожаном валике. В руке у него была блестящая узкая коробочка. Контраст подарка и выражения лица не поддавался логике.
- Это мне?
- Тебе, разумеется.
- Спасибо.
Я взяла коробку, невольно хмурясь.
Что это с ним?
- Записка тоже тебе.
- Записка?
Мой взгляд упал на плотный лист с золотым теснением. О, нет... Я поняла, что к чему, в один миг, да поздно. Секретарша улыбалась слишком таинственно, когда я вернулась к себе в кабинет после каждодневного разговора с редактором. Не исключено, что за услугу личного характера ей преподнесли маленький презент... Например, за незаметно оставленное в моей сумочке «нечто».
- Роберт, я объясню. Я не видела этого, не читала. Даже не знаю, что там.
- Тон слишком неубедительный. Раньше ты лучше врала, - ответил он с деланным безразличием.
Что ж, не я одна здесь бездарно вру...
- Ты ведь не на работе была?
Плохи мои дела, ой, плохи... Лгать еще более неубедительно или говорить правду?
- Тебе понравился обещанный сюрприз? Судя по подарку, должен был получиться интересным.
Я заметила, как заходили желваки на его скулах и напрягся подбородок.
- Прости, полюбопытствовал.
- Что ж, тогда и я последую твоему примеру.
Я открыла коробочку, ожидая увидеть там какой-нибудь браслет или... Доставая, не сразу поняла, что держу в руках. Потом дошло – своеобразные трусики... из камешков. Черт. Старый извращенец. Как унизительно... Мне было стыдно перед собой, перед Робертом. Вышел мне боком тот фотосет! Для кого-то он был тонкой гранью искусства, а для кого-то ширпотребом вроде «Плейбоя»... Я ведь не сделала ничего, чтобы меня восприняли, как дешевку. Даже не флиртовала ни с кем...
Грудь Роберта тяжело вздымалась и опадала. Я видела, что он ревнует, хоть и пытается это скрыть. Абсолютно нормальная реакция.
Только б не надумал абы чего, только б не отнесся с презрением. Я швырнула ненавистную «безделушку» куда-то на пол, сделав шаг Робу навстречу.
- Я понимаю, как это выглядит. Только ты должен мне поверить. Не читала я про этот «скромный подарок». Не заглядывала в сумку в спешке... А потом... Какой-то мужчина встретил у входа, сказал про сюрприз, проводил в машину, завязав глаза. Все было слишком необычно... Но я приняла игру, потому что подумала, что за всем этим стоишь ты. Это правда, Роб. Я знаю, что поступила опрометчиво...
Слезы подкатили к глазам. Чем больше я себя слушала, тем яснее понимала, как все по-дурацки звучит...
Его рот чуть скривился, рука прошлась по волосам. Когда Роб снова взглянул на меня, я, казалось, попала в самый эпицентр грозы. Потемневшее небо, просеченное молниями, хлещущий беспощадный ветер...
- Что он с тобой сделал?
- Ничего... – я споткнулась на слове, хоть говорила правду. – Я убежала. Прошу, не злись. Воспринимай это, как шутку.
Услышав это, Роберт усмехнулся так, что у меня заныло под ложечкой.
- По-твоему, смешно? Он дарит какие-то проститутские вещицы... Моей девушке.
Отрывисто. Резко. Как пощечина. От его тона все клокотало внутри.
- То есть, ты решил, что... я дала повод?
И это он еще не знает про кружевной набор на постели...
- Тебя ведь не связывают обязательства.
- Для кого как.
- Как это понять?
Осел ты, если не можешь понять, что и как меня с тобой связывает.
- А как хочешь. Пусть спектакли с двумя переменными эмоциями на лице устраивают актрисы, а мне и так хорошо.
- Что?
- Что тебе угодно, - буркнула я, жалея, что не сдержалась.
- Ты официально свободна, - констатировал он холодно. Я могла бы упрекнуть его тем, что это зависит не от меня, только знала, что буду не права и разрушу самое важное. Все, что мне необходимо – доверие.
- И? Это не отличается от твоего пиара. Но я же вся такая доступная, так? – яростно выпалила я.
- Заткнись, - медленно и отчетливо процедил он сквозь зубы.
В этот момент полотенце неожиданно решило прервать наш обмен любезностями, развязавшись и эффектно упав к моим ногам. В своем возмущении я не успела словить ускользнувшую махровую ткань, а потом это было уже не нужно. Воздух внезапно накалился. Испытывая ощутимое возбуждение, как всегда, когда мы ругались, я уже не знала, больше злюсь на него или хочу... Ничего нового – и то, и другое.
Казалось, Роберт впал в ступор, сразу же. Слова замерли на его губах, воздух с трудом вырывался из легких, когда он смотрел на мое тело, открытое ему в лучах закатного солнца.
Я воспользовалась этим, сократив расстояние между нами до минимума... Не спеша, стала расстегивать пуговицы на рубашке. Роб все еще злился, я видела это. Только желал меня – так очевидно, что даже не пытался скрыть.
Он стоял передо мной в одних брюках, когда зазвонил телефон. Его чертов телефон. Тут же выйдя из транса, Роберт отступил на шаг и совершенно спокойно ответил. Это взбесило меня больше, чем хотелось бы – и, наверное, поэтому я так легкомысленно, отчаянно себя повела. Отвернулась, как ни в чем не бывало, отыскав взглядом груду камешков на полу, подошла, поднимая. И, глядя прямо в глаза Робу, говорящему в трубку, выдала:
- Может, примерить? Посмотрим, какой бы он хотел меня увидеть.
В обращенном на меня взгляде бушевало пламя. Стиснув телефон в кулаке, Роберт зловеще прошипел:
- Брось эту фигню, сейчас же. Или...
Внутри все скрутилось. Ликование вперемешку со страхом.
- Или?
Очередной надоедливый звонок стал последней каплей в чашу моего зыбкого терпения. Я рванулась к Робу и, вырвав мобильный, кинула куда-то в стену на пару с «фигней», да с такой силой, что они, шумно срикошетив, разлетелись в разные стороны.
- Истеричка, - с ледяной издевкой бросил он.
- Дурак ревнивый, - не осталась в долгу я.
- Ты думаешь, я ревную?
- Представь себе. Сейчас пар из ушей пойдет.
С каждым словом я подходила к Роберту все ближе, но, стоило протянуть руку к обнаженной груди, как он перехватил кисть, сжимая.
- Не беси меня.
- Не указывай.
Теперь он держал обе мои руки, стиснув слишком сильно. Наши тела чуть соприкасались, прерывистые дыхания смешивались. Только Роб не делал ни шага навстречу. Его губы подрагивали.
А потом он отрывисто сказал:
- На диван. Сейчас же.
По моему телу прошла дрожь. Спазмами.
- Помечтай.
Я не уступлю первой.
Наши взгляды скрестились, словно два клинка.
Приструни. Возьми. Подчини меня.
Ничего... Ни движения в мою сторону. Я усмехнулась, отворачиваясь – не знаю, зло или горько... В этот момент он сгреб меня в охапку. Швырнул на диван – именно, швырнул. Но я тут же попыталась вскочить. Успев избавиться от остатков одежды, Роберт словил меня на полпути, да так рьяно, что, в результате потеряв равновесие, мы оба оказались на полу, спутывая руки, ноги...
Борьба была молчаливой. Я трепыхалась, только плохо доставала, потому что Роб оказался сзади. Нет, не хотела уступать, но хотела проиграть. Признаться в этом ему или себе было позорно, потому и отбивалась, вертелась, ощущая животом длинный ворс ковра... Еще миг – и Роберт припечатал меня своим телом, просто подмял под себя, напирая бедрами. Его плоть скользнула по моей ноге, заставив закусить губу. Я не видела его, не знала, что он сделает и как, лишь ждала, доходя до пика желания и возбуждения. Я чувствовала горячее дыхание на плече. Ощущала наэлектризованность воздуха.
Его пальцы очертили полоску между ягодицами, спустились ниже, заставляя чуть слышно простонать. Вернулись на пояс, поглаживая... Роберт развел мои ноги, прижался грудью к спине. Потом неожиданно отстранился, дразня, и снова прижался. Я не сдержала очередной стон, отчаяно желая ощутить его в себе. Но он медлил...
- Ты ведь хочешь меня, - хрипло выдохнул он.
Я спесиво дернулась, оттолкнувшись, и его рука, пройдясь по линии позвоночника, захватила мои разметавшиеся волосы. Он грубовато сжал их в кулаке, заставляя меня по-кошачьи выгнуться, привстав. Вцепившись в край журнального столика, я резко выдохнула, зажмурившись, когда он заполнил меня одним глубоким, настойчивым движением. Мощные импульсы наслаждения пронеслись по телу сокрушительной волной. Локти дрогнули, колени ослабели... Но Роберт держал меня крепко. Одной рукой охватывал талию, другой оттягивал волосы, вызывая приятную ноющую боль.
- Только меня, - от его страстного голоса стало сладко покалывать кожу.
Я почувствовала, как он неспешно отстраняется и невольно подалась назад, чтобы слиться полнее.
- Да... – почти беззвучно отозвалась я.
Едва уловимый стон скользнул ветерком по шее. И тогда, раскрыв на мгновение глаза, я увидела слабое отражение в стеклянной дверце секции, где встретились наши взгляды. Роберт не мог противостоять этому, как и я... Его раздирало ревностью и желанием. Даже пытаясь наказать, он неминуемо терял голову сам.
- Ты еще красивее, когда я в тебе...
Эти слова подействовали на меня необъяснимо... Дыхание внезапно прервалось, заставляя воздух вибрировать в груди. А потом его рука спустилась, поглаживая, по моему животу, туда, где соединялись наши тела. Так интимно, так возбуждающе, что разум, казалось, покинул меня окончательно, осталось лишь это ощущение его... везде...
- В тебе, чувствуешь?
Я дернулась навстречу его пальцам, словно в них были невидимые токи. Чувствую? Еще немного, и сойду с ума. Я уже начинала сжимать его внутри, теряя голову, и он не мог этого не ощутить.
Казалось, он наказывает меня своей выдержкой, заставляя плавиться от неудовлетворенного желания и не давая разрядки.
- Роберт... - голос изменился, став неузнаваемым.
Самолюбие и уязвленная гордость не позволяли мне произнести единственное «прошу». Слезы заполнили глаза, привкус крови на искусанной губе стал отчетливей... Впервые я казалась себе такой жалкой, такой беспомощной в жажде просто отдаться ему. Кисти рук напряглись, словно я хотела оттолкнуть поверхность напротив и плотнее вжаться в Роба. Чувствуя кожей жесткие волоски, я провела бедрами по его бедрам, вверх, вниз... Прогнувшись, приняла глубже... И он не выдержал. Словно разжалась пружина, зазвенев. Дыхание со свистом вырвалось из легких, когда, накрыв мои ладони своими, он впечатал их в стол, и стал быстро, жестко двигаться. Его ноги терлись о мои, я ощущала напор его тела, жаркий ветер его дыхания между лопаток, потом на шее. Неожиданно Роберт прикусил мне плечо, после лизнул. Если бы он не сдавливал мне руки, они б неминуемо сорвались на пол. Его прохладный язык на горящей коже, его напряжение, его низкие стоны, смешавшиемя с моими... Потерявшись в первобытных, невероятно острых ощущениях, я рисковала даться лбом о полированный край, подчиняясь безумному ритму, внимая лихорадочным толчкам. Пот тек по нашим слипшимся телам, а я дрожала все сильней, и больше не сдерживала ни всхлипа, ни крика. Плевать, если услышат соседи... Для меня сейчас существовал лишь он. Остальной мир исчез.
Я разлеталась на тысячи звезд, я парила и падала, умирала и вновь рождалась. Я переживала с ним вместе каждую наносекунду...

Потом мы долго лежали прямо там, под столом на ковре, ослабевшие, потерянные, и Роберт, оставаясь во мне, не разжимал объятий, притянув спиной к своей груди. Мы повторяли изгибы друг друга, дышали друг другом. Я чувствовала шеей капельки пота над его губой. Близкое сердцебиение выравнивалось, уже не стучась так неистово мне под лопатку... Я, едва заметно, поглаживала кожу его запястья, от косточки до мизинца. Ощущала ступнями волосинки на его икрах.
Все-таки иногда полезно ссориться. Оголять чувства. Слова бывают неправильными, то взбалмошно-жестокими, то тусклыми, то недостаточно значимыми. Волнение часто их не находит... Страсть перевирает. Нежность таит внутри. А тело не лжет, когда в душе бушует стихия. Борются тела, сливаются, побеждая, души.
Но некоторые слова... Они совершенны. В них крупица слишком сокровенной тайны. Бесконечной близости. Слияния мужчины и женщины. «Ты еще красивее, когда я в тебе». Я его. До всех тайников души. До каждой микроскопической клеточки... И буду носить это ощущение в памяти в разлуке. Я знаю оттенки его шепота, смеха, крика, знаю запах и вкус его кожи, пота, спермы, изучила спектр улыбок – на губах и в глазах, паутинки морщинок – рожденных радостью и грустью...
Все остальное так незначительно по сравнению с этим всепоглощающим чувством. Но без мелочей иногда сложно понять главное. И я благодарна этим мелочам, каждой невесомой пылинке, каждой незначительной песчинке, которые меняются навсегда, смешиваясь в сумасшедшем урагане любви.

«Затишье перед бурей – это шанс, но куда важнее тишина, наступающая после нее. Она разглаживает морщины времени, сдувает пыль с сердца».
Э. Сафарли



......................................................................................................................................

Эту главу я написала весной, закончила как раз в день рождения Роберта - прекрасно это помню) Страстная буря разбушевалась, надеюсь, отголоски и до него донеслись ввиде своеобразного поздравления)
Спасибо всем, кто читает и ждет продолжения! Буду очень рада эмоциям и отзывам)


 
Источник: http://only-r.com/forum/38-261-1
Из жизни Роберта Марина Гулько gulmarina 670 9
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 12
Гостей: 9
Пользователей: 3
helena77777 Elfo4ka Ivetta


Изображение
Вверх