Творчество

Тоска возврата
24.02.2017   22:38    
Часть 2. Джаспер

Глава 3.


До пятницы я старался не думать о предстоящем визите Эдварда Каллена, до отказа забивая свое время работой, переговорами, текущими и будущими проектами. Но в назначенный день после обеда поймал себя на мысли, что не могу думать ни о чем, кроме вечера. Жалкие попытки сосредоточиться на работе завершились полным провалом, и мне не оставалось ничего, кроме как отпустить сотрудников до понедельника. Я пока держал в тайне свое решение о сохранении комбината, но притормозил развитие событий, мотивируя это юридической заминкой в документации. И хотя я был практически на сто процентов уверен, что ни один из членов моей команды не поверил в эту отговорку, но предпочел сделать вид, что не заметил этого, во избежание ненужных вопросов.

- Ты уверен, что хочешь остаться один? – спросил Эммет, заглянув напоследок в кабинет, где я заканчивал раскладывать папки с документацией по комбинату.

- Да, уверен, - твердо сказал я. – В понедельник ближе к обеду буду в Сиэтле.

- Джас, ты давно уже не сидел за рулем, может, все же Лоран останется…

- Нет, - отрезал я. – Ничего со мной не случится.

- Но ты же понимаешь, что твоя сестра просто сживет меня со свету, если…

- Все, хватит, - взорвался я. – Мне не пятнадцать лет, чтобы за мной ходили няньки!

- Ладно, прости, - пошел на попятную Маккарти. – Что сказать Рози?

- Ничего не говори, - огрызнулся я. – Неужели так необходимо следить за мной ежеминутно?

- Просто здесь слишком многие помнят тебя… - попытался оправдаться Эммет.

- Черт! Мне почти сорок лет! И я могу постоять за себя!

Мужчина понял, что спорить со мной бесполезно, попрощался и вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь, а я устало откинулся в кресле и беспомощно закрыл глаза. В голове роились мысли, не давая потеряться в предвкушении предстоящей встречи. Я думал о том, правильно ли поступаю, принуждая Каллена к тому, что неизбежно произойдет сегодня вечером. Противоречия внутри меня вели безжалостную войну с жаждой мести и сомнениями. Мне хотелось кричать! Мне было страшно. Меня раздирало желание обладать Эдвардом Калленом. Но при этом терзало осознание того, что он идет на это по непонятным для меня причинам!

Но я должен был пройти через это. Ради самого себя. Чтобы вырвать зеленоглазого монстра из своего сердца! Вытравить любовь к нему из своей души!

Возможно, если я увижу его униженным, втоптанным в грязь, раздавленным моей властью над ним, это предательское уничтожающее чувство сдохнет, исчезнет, испарится…

***

К восьми вечера я устал от размышлений настолько, что мне было плевать, даже если Каллен не придет. И наверное, где-то в глубине души я мечтал, чтобы он сдался, спасовал, струсил в последнюю минуту. Я представлял, как он подходит к дому, поднимается на крыльцо, неуверенно топчется перед входной дверью, несмело поднимает руку, чтобы нажать на кнопку звонка, и тут же отдергивает ее, будто обжегшись, и убегает…

Но при этом я продолжал разжигать в себе ужасающую жажду мести. Развалившись в кресле, в котором в тот роковой для меня вечер сидел Эдвард, я крутил в руках пульт от DVD, едва сдерживаясь, чтобы не включить диск. Понятия не имею, зачем я не просто хранил долгие годы ту самую видеозапись, но еще и оцифровал ее, сделав с десяток копий, хранившихся в надежном сейфе. И будто предчувствовав будущее, я взял один из экземпляров, когда ехал в Форкс неделю назад. И сейчас все было готово к спектаклю: декорации расставлены, актеры на своих местах, кроме главного персонажа, который мог нарушить ход игры.

Когда в тишине послышались негромкие шаги, я вздрогнул, но, тут же взяв себя в руки, включил видео. Огромная плазма засветилась, и на экране появилось черно-белое изображение. Мы с Калленом вдвоем за столом. Бутылка виски. Два стакана. Пьем неторопливо, глядя друг другу в глаза. Его взгляд! Вот почему я тогда поверил ему. Можно врать, скрывая истину за насмешливым или же, напротив, серьезным тоном. Но глаза не лгут! А в них светилось такое искреннее чувство, что я таял, терялся в этой темно-зеленой глубине, растворялся в нем, в каждом движении, в каждом жесте, в каждом вздохе…

Легкий щелчок дверной ручки вернул меня к действительности, но я сдержался и даже не пошевелился, хотя знал, что Эдвард здесь. Я кожей ощущал его присутствие, его взгляд. До меня донесся легкий аромат туалетной воды, окутывая теплым бархатным покрывалом, впитываясь в каждую клеточку моего тела, предательски задрожавшего.

Минуты тянулись густой смолой, я физически ощущал, как время застывает, сжимая меня в тиски, не давая возможности дышать, двигаться, даже думать. Невидящим взглядом я смотрел на экран, но не понимал, что там происходит. И только стон Каллена, донесшийся со стороны двери, вырвал меня из состояния вынужденного покоя. Чуть оттолкнувшись ногой от пола, я крутанул кресло и наткнулся взглядом на мужской силуэт, слабо обрисованный в тусклом свете экрана и небольшой настенной лампы. Несколько минут я наблюдал за Эдвардом, а в душе нарастала ярость: он не смотрел на экран, стоял, опустив голову, словно отгораживаясь от проигрываемой записи. Резко вскочив, я в один момент преодолел разделявшее нас расстояние и, схватив мужчину за подбородок, заставил поднять голову.

- Смотри! – прорычал я. – Смотри так же, как смотрел тогда! Не отрывая взгляд! Наслаждайся!

До этого зажмуренные веки дрогнули, и Каллен медленно открыл глаза, уставившись в плазму, а я продолжал держать его, не давая отвернуться. Но вдруг меня словно пронзило током, когда я почувствовал, как Эдвард внезапно похолодел, а его тело забило мелкой дрожью, эхом отдававшейся во мне. Я отдернул руку, словно обжегся, и вернулся в кресло, схватив по пути с журнального столика бутылку виски и стакан. Плеснув немного янтарной жидкости, я с жадностью сделал три глотка, ошпаривших мои внутренности. Лишь спустя несколько минут мне удалось снова взять себя в руки и посмотреть на Каллена. Я скользил по нему растерянным взглядом, заталкивая свои чувства туда, где они прятались все эти годы, но предательское тепло разливалось по венам вместе с алкоголем, а сердце отчаянно колотилось в груди.

Все! Дальше тянуть нельзя! Я должен прекратить все это сейчас! Разорвать этот порочный круг самоистязания, метания между прошлым, настоящим и будущим!

- Раздевайся! – бросил я, вкладывая в это единственное слово все презрение, всю ненависть, копившиеся во мне.

На какое-то мгновение мне показалось, что Каллен откажется. Господи, как же я ждал, что он плюнет мне в лицо и уйдет! Как же я хотел этого! Я мысленно кричал: "Не смей!" Я бы смог пережить его отказ. Но то, что случилось уже в следующее мгновение, просто взорвало меня изнутри. Я разлетелся в клочья, и ярость то ли на Каллена, то ли на себя затопила разум.

Эдвард покорно опустил голову и медленно стянул куртку, отбросив ее куда-то в сторону. Затем так же неторопливо начал расстегивать рубашку, пуговица за пуговицей, и все это время даже не пытался смотреть мне в глаза. В этом было мое счастье: он не видел, как я до крови закусываю губу, чтобы не закричать; не видел, как я вцепился в подлокотники кресла с такой силой, что костяшки пальцев побелели; не видел, как я дрожу от возбуждения...

А мне едва удавалось сдерживать себя, заставлять сидеть в кресле и создавать видимость безмятежного спокойствия. Но как же мне хотелось впиться поцелуем в плотно сжатые губы, сорвав с них стон! Желание провести пальцами по светлой прохладной коже становилось невыносимым и с каждой секундой разгоралось все ярче, по мере того как Эдвард расстегивал рубашку. Его длинные тонкие пальцы ловко расправились с застежками на манжетах, и черная ткань соскользнула с плеч, опустившись облаком к ногам. И лишь сейчас мужчина осмелился поднять на меня взгляд, будто спрашивая, доволен ли я, достаточно ли мне покорного унижения, которое Каллен проявляет?

Нет! Недостаточно!

- Полностью, - прошипел я, едва сдерживая дрожь в голосе. И Эдвард послушался моего тихого приказа. Ленивыми движениями расстегнул ремень и медленно вытащил его из петель на джинсах, неторопливо расстегнул пуговицу, потянул вниз замок молнии, но штаны не снял. Сначала он избавился от обуви и носков, ступив босыми ногами на мягкое бежевое ковровое покрытие.

Я впился в Каллена жадным взглядом, наслаждаясь его повиновением, но, с другой стороны, проявляемая им покорность раздражала меня. Смогу ли я в достаточной мере насладиться местью, если Каллен будет продолжать делать вид, что только и ждет с нетерпением дальнейших указаний? Смогу ли я осуществить свой план, если не встречу сопротивления? Если Эдвард добровольно будет принимать уготованное ему?

- Чего ждешь? - злобно рявкнул я, желая увидеть во взгляде Каллена презрение к происходящему. Но мужчина продолжал смотреть на меня спокойным взглядом, в котором было заметно лишь чувство вины. Немного скованными движениями Эдвард избавился от одежды и теперь стоял передо мной абсолютно обнаженный. И невероятно красивый…

Стараясь сдержать резкость в своих движениях, я поднялся и неторопливо подошел к Каллену, остановившись прямо напротив него. Как же мне хотелось наслаждаться своим превосходством сейчас, в эту минуту, когда я был одет, а мой обидчик стоял передо мной в чем мать родила. Но наслаждения не было, как не было и удовлетворения от осознания того, что месть вершится прямо сейчас, в эту минуту. Чувствовались лишь горечь, обида, собственное уничижение, заполнявшее меня противной скользкой массой, расползаясь вместо крови.

Не знаю, как долго мы стояли и просто смотрели друг другу в глаза. Что я увидел во взгляде Каллена? На какое-то краткое мгновение этот взгляд напомнил мне нашу встречу в тот вечер. Такая же страсть, такая же нежность, такая же любовь. Но внезапно я глянул на плазму, где все еще шло видео: меня распластали на столе четверо подонков, держа за руки и ноги, Блэк жестко имеет меня, подбадриваемый дружками, а Каллен, откинувшись в кресле, наслаждается спектаклем.

- На колени! – прорычал я, ведомый яростью, вновь разгоревшейся во мне от увиденного. Несколько секунд Эдвард смотрел на меня, будто хотел что-то сказать, но в последнее мгновение сдержался, покорно опустился и сделал то, о чем я и мечтать никогда не смел. Не дожидаясь моего приказа, Каллен расстегнул мои штаны и чуть приспустил их. На несколько минут, бесконечно долгих минут, я задержал дыхание, чтобы не закричать от горючей смеси восторга, неожиданности, страха, возбуждения… Стиснув зубы, я сжал пальцы в кулаки и зажмурился, пытаясь отгородиться от того, что делал Эдвард. Его прикосновения были неуверенными, мужчина словно испытывал меня, проверял реакцию моего тела, предательски откликавшегося на каждое мимолетное касание пальцев, губ, языка.

Я терялся в своих собственных ощущениях, уносился ввысь и камнем срывался на землю, чтобы замереть у самого края пропасти, удержаться, но лишь ради еще одного бесконечного полета. Еще мгновение, и я бы взорвался...

Вцепившись в растрепанные бронзовые волосы Каллена, я резко дернул его голову назад, заставляя оторваться от моей возбужденной плоти, и, достав из кармана презерватив, протянул серебристую упаковку Эдварду. Он понял все без слов, и опять меня окатило ледяной волной ненависти к нам обоим: к нему - за его покорность, к себе - за ту любовь, которая мешала выплеснуть на мужчину ярость, копившуюся годами.

Рывком я заставил Каллена подняться и толкнул его в сторону дивана, исполненный решимости довести начатое до конца. Эдвард послушно присел на край подушки, по-прежнему глядя на меня, но не произнося ни звука. Я опустился перед ним на колени, заставил лечь на спину, резким движением широко развел его колени и начал входить в него, без подготовки, без смазки, без капли нежности или жалости...

В широко раскрытых темно-зеленых глазах отразилась боль, и я отступил, осознав, что не смогу сделать это лицом к лицу. Отпрянув от Каллена, я бросил:

- Перевернись.

Мужчина понял, что я хочу от него, опустился коленями на пол и уперся согнутыми в локтях руками в диван. Я поднялся, вышел из кабинета и быстро метнулся на второй этаж за смазкой, шепча на ходу срывающимся голосом:

- Не так... Все не так... Все должно было быть по-другому...

Но как? На этот вопрос даже я не мог ответить.

Когда я вернулся в кабинет, Эдвард был в той же позе, только сейчас его голова была опущена на сложенные перед ним руки. Я опустился позади мужчины на колени и жестко вцепился пальцами в его бедра. На мгновение замерев, я сделал глубокий вдох, взывая к своей жестокой мстительной сущности, и начал входить в Каллена: медленно, но настойчиво, не давая ему возможности привыкнуть ко мне, желая причинить боль, но при этом не порвать его. Войдя в него наполовину, я остановился, но лишь затем, чтобы сделать резкий выпад бедрами. Эдвард дернулся, но не издал ни звука, а меня пронзила резкая боль - та самая, которую причинил я. Мне была знакома эта боль: обжигающая, тянущая, невыносимая... Но Каллен терпел, лишь вцепился зубами в собственную руку.

«Закричи! Попроси меня остановиться!» - мысленно умолял я, но мужчина молчал и ждал продолжения.

И я начал двигаться в нем, яростно, отчаянно вдалбливаясь в податливое тело, схватив Эдварда за волосы и дернув на себя. Я продолжал беззвучно молить его просить пощады и врывался в него резко и грубо, не слыша желаемого.

Развязка наступила быстро. И только спустя несколько минут, когда мне удалось восстановить дыхание и немного собрать мысли, разлетевшиеся вдребезги, я осознал, что плачу. Слезы жгли кожу, глаза словно горели огнем, а сердце отказывалось гнать кровь по венам. Презрение к самому себе затопило мое сознание. Я изнасиловал Каллена…

Ненависть вернулась с новой силой, когда я вышел из Эдварда, и тот, облегченно вздохнув, осел на пол, уткнувшись лицом в кожаную обивку дивана.

- Приведи себя в порядок и ложись спать. На сегодня все, - прошипел я, поднимаясь и подтягивая штаны. – Можешь занять свою прежнюю комнату, - добавил я и вышел из кабинета. Закрыв за собой дверь, я побежал к лестнице, поднялся в свою комнату и заперся в ванной. Резко сдергивая с себя одежду, я силился не закричать от отчаяния. И лишь оказавшись в душевой кабинке под жесткими струями воды, дал волю чувствам. Опустившись на холодный пол, я обхватил колени руками, уткнувшись в них лицом, и заплакал от отвращения к себе, от осознания того, какую боль причинил любимому человеку.

*************

Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-297
СЛЭШ и НЦ Dilemma 484 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Dior и Роберт Паттинсо...
Клубы по интересам.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 15
Гостей: 7
Пользователей: 8
GASA helena77777 Солнышко Lelika Ирин@ анна Галина dunya


Изображение
Вверх