Творчество

Точка возврата
22.02.2017   11:36    
Часть 2. Джаспер

Глава 2.


Я в сотый раз глянул на изысканные золотые часы на своем запястье. Начало двенадцатого, а от Джеймса никаких известий. Неужели что-то сорвалось? Или пошло не так, как я рассчитывал? Налив себе еще немного виски, я откинулся на высокую спинку кресла и попытался сосредоточиться. Однако у меня ничего не вышло. Бессонная ночь, возбуждение от того, что моя месть вот-вот свершится, - все это отнюдь не способствовало моим спокойствию и душевному равновесию.

- Мне можно! – раздался за закрытой дверью раздраженный голос, показавшийся мне знакомым. А уже в следующее мгновение дверь кабинета распахнулась, и в комнату влетел Каллен.

- Мистер Уитлок, - начал он прямо с порога, но, увидев меня, осекся и замер.

- Джас?

Я ничего не ответил, лишь вопросительно приподнял одну бровь.

- Ты здесь? Я пришел… Мне надо… Я хотел бы… поговорить… с мистером Уитлоком… - заикаясь, дрожащим голосом пробормотал Эдвард, нервно теребя свои и без того растрепанные волосы.

Я медленно встал, неторопливо обошел стол и остановился прямо перед Калленом.

- Разреши представиться, - начал я надменным голосом. Все шло четко по намеченному мною плану. – Джаспер Уитлок, владелец «Уитлок Инк», а теперь и твоего маленького семейного бизнеса.

С удовлетворением отметив, что удивлению Каллена не было предела, я вернулся за стол.

- Итак, о чем ты хотел со мной поговорить? – поинтересовался я.

- Теперь мне все понятно, - промямлил мужчина себе под нос.

- И что же тебе понятно, позволь спросить?

- Я ждал этого дня, - проговорил Эдвард, устало опускаясь на один из стульев и уперев локти в столешницу. – Ждал, когда ты придешь. Не в твоем характере спускать такое на тормозах. – Я слушал и пытался понять, о чем Каллен говорит. – При любом раскладе ты просто не мог простить и оставить безнаказанными всех, кто причастен к… В общем, сам знаешь…

Каллен замолчал и растерянно уставился на стол, будто там было что-то интересное. Я молчал, выдерживая паузу и нагнетая обстановку. Но Каллен за все это время даже не пошевелился. Так и сидел с опущенной головой, смиренный, словно в ожидании приговора. Я смотрел на него в упор, пытаясь понять его состояние, его чувства, разгадать его мысли. Что он испытывает сейчас, в эту минуту, зная, что расплата нашла свою цель, и месть за содеянное многие годы назад последует незамедлительно? Осознал ли Эдвард, что прошлые ошибки перечеркнут его будущее именно сейчас, когда он, беспомощный, разбитый, раздавлен тем, кого презирал и считал ничтожеством?

Я впитывал каждое мгновение, вдыхая воздух, насквозь пропитанный унижением моего обидчика. И мне было мало. Мало его боли, мало собственного удовлетворения...

Время словно остановилось, а облегчение не наступало. Я чувствовал, как внутри меня разгорается все большая ненависть, но это была ненависть к самому себе за то, что, даже разрушив этот чертов Форкс, я не смогу забыть случившееся со мной. И я вдруг отчетливо понял всю бессмысленность своей мести, бесполезность трудов, затраченных на ее осуществление. Ничто не сравнится с тем унижением, которое довелось испытать мне: ни потеря бизнеса Калленом, ни уничтожение единственного источника доходов для сотен горожан, оставшихся равнодушными к жестокому преступлению. Для них я так и останусь "грязным форкским педиком", жалким насекомым, заслуживающим исключительно презрения. И мне вдруг захотелось прекратить все прямо сейчас, уехать как можно дальше из этого проклятого города. Никогда мне не избавиться от страшных воспоминаний, но если доведу свой план до конца, буду ли гордиться этим? Вряд ли. Превращусь в такого же подонка, как и они. Хочу ли я этого – опуститься на их уровень?

- Если у тебя все, прошу извинить меня. Слишком много дел. Нужно возвращаться в Сиэтл. – Все это было произнесено на одном дыхании, тоном, не терпящим возражения. Я поднялся с кресла и направился к выходу, давая Каллену понять, что наша встреча окончена.

- Почему?

Вопрос, заданный едва слышным голосом, поверг меня в ступор. Он смеет спрашивать, почему я делаю это?! Резко остановившись у самой двери, я обернулся и, прищурившись, посмотрел на Эдварда. Он поднялся, но по-прежнему выглядел осунувшимся, поникшим, с опущенными плечами и руками, безжизненно повисшими вдоль тела. Внутри меня все взорвалось, оставляя лишь кровоточащее месиво из ненависти, презрения и вмиг вернувшейся жажды мести.

Размашистыми шагами я преодолел разделявшее нас с Калленом расстояние и остановился в опасной близости от него. Настолько опасной, что его запах тут же окружил меня, проникая внутрь моего предательски задрожавшего тела. Я отшатнулся и сделал шаг назад, надеясь, что чувства, казавшиеся мне давно растворившимися, но вдруг восставшие из пепла, останутся незаметны для человека, стоявшего сейчас передо мной. В противном случае мне конец.

- Что «почему»? – прошипел я.

- Почему из-за моей ошибки ты решил уничтожить всех? – проговорил Каллен, но как я ни пытался, так и не смог расслышать в его голосе пренебрежения, или снисхождения, или, что еще хуже, высокомерия. – Ты же не можешь ни понимать, что оставишь сотни людей без средств к существованию…

- Я прекрасно понимаю это, - ответил я, надменно вскинув голову. Каллен был на полголовы выше меня, и это немного напрягало. Однако я сделал все, чтобы разница в росте компенсировалась моим общественным положением и финансовым превосходством. – И осознаю, какие последствия мои действия будут иметь для города и его жителей.

- Тогда почему все они должны расплачиваться за то, что сделал я?

- Не только ты, - бросил я. – Ньютон, Кроули…

- Ньютон уже пятый раз лечится от наркозависимости, спустя пару лет он сам себя уничтожит, - перебил меня Каллен. – Кроули… Ты не слышал? В прошлом году Тайлер погиб, разбился на машине вместе с женой.

Я не хотел больше этого слушать. Мне было противно, хотя я понимал, что возмездие настигло моих обидчиков и без моего вмешательства. Но по какой-то неизвестной даже мне самому причине я продолжал:

- Чейни, Йорк, Блэк…

- Я понимаю твое желание отомстить, - опять заговорил Каллен, виновато отводя взгляд. – Но для этого достаточно будет просто уволить их.

Я знал, что все трое сейчас занимали неплохие должности в компании Каллена. И тут Эдвард был прав. Мне достаточно было всего пары звонков, чтобы разрушить карьеры этих подонков без надежды на восстановление – мир большого бизнеса слишком жесток, тут редко выпадает второй шанс, а уж когда ты лишаешься самого важного – репутации – почти в сорок лет, возврата не будет.

- Но ты в своей жажде мести уничтожишь сотни людей, лишишь их единственного средства для выживания.

- Точно так же, как они когда-то уничтожили меня, - проговорил я настолько бесстрастно, что и сам испугался. – Никто из жителей этого гребаного города не встал на мою защиту тогда. Или ты забыл?

Каллен еще больше сжался, на мгновение мне даже показалось, что он упадет передо мной на колени. Но он выстоял.

- Не забыл, - прошептал Эдвард, с опаской поднимая на меня взгляд. – Я ничего не забыл. И готов понести наказание сейчас, добровольно. Я приму все, что ты посчитаешь достаточным для расплаты… Но прошу, не трогай простых горожан. Они не должны нести ответственности за мои грехи.

Каллен замолчал, но теперь уже прямо, без тени сомнения или страха, смотрел мне в глаза. Я даже не успел понять, когда в нем произошла эта перемена: от гнетущего чувства вины до смелого принятия кары за содеянное.

- Примешь все? – недоверчиво переспросил я, вгрызаясь взглядом в невозмутимое лицо Эдварда. Тот просто кивнул в ответ. – Значит, готов пережить такое же унижение, какое я пережил когда-то? – Опять едва заметный жест смиренного согласия. – А ты уверен, что выдержишь? Это… очень больно, - процедил я сквозь стиснутые зубы. – Невыносимо больно, разрушающе больно. – Немигающий взгляд потемневших глаз убедил меня в несгибаемой внутренней силе этого мужчины, который отдавался на мою волю. – Мне надо подумать, - выпалил я и вышел из кабинета, оставив Каллена одного.

Влетев в ванную, расположенную дальше по коридору, я встал напротив зеркала, уперся ладонями в края умывальника, вырезанного из плиты черного мрамора, и уставился на свое отражение.

«Что со мной?!» - единственная мысль крутилась у меня в голове. Лишь теперь до меня начало доходить, почему я прятался, делал все, чтобы избежать личной встречи с Калленом во время переговоров и даже сегодня, при подписании окончательных документов на передачу собственности. Я боялся. Боялся сам себя. Пусть на подсознательном уровне, но я чувствовал, что все еще люблю Каллена. Двадцать лет! Гребаных двадцать лет! Почему?! Чем этот монстр заслужил мою любовь?! Почему не Райли, который с самого начала был предан и готов был стать для меня не просто сотрудником, а тем, кто отдаст мне свои тело и душу? Но я так и не смог… Десятки любовников не смогли затмить это слепое чувство к Каллену. Я пытался выжечь его из своего сердца, но кислота безразборных связей лишь разъедала душу, а любовь к моему зеленоглазому мучителю никуда не исчезала, просто скрывалась в самых дальних, темных уголках моего сознания, и теперь выползла наружу и нагло заявила о своем присутствии.

- Ненавижу! – прорычал я, вцепившись пальцами в волосы и едва сдерживая душившие слезы. – Ненавижу!

Я ненавидел себя за то, что все эти долгие годы продолжал любить человека, втоптавшего меня в грязь, уничтожившего, разбившего мою веру в людей как в светлых и добрых созданий. И самым обидным было то, что как я ни пытался, так и не смог понять, за какую провинность меня так жестоко наказали…

Меня раздирало желание вернуть все Каллену сторицей. И сейчас уже не играло роль, будут ли наказаны все мои обидчики. Я простил их, потому что не любил никогда. Они были безразличны мне тогда, и теперь мне также не было до них дела. Но Каллен… Каллен – это другое. Я по-прежнему жаждал мести. Но это была моя месть ему за любовь, за то, что не могу плюнуть на все, связанное с ним, и пойти дальше, за то, что не могу разлюбить…

Несколько раз плеснув холодной водой в лицо, я вытерся небольшим полотенцем и открыл дверь. Однако, выйдя из ванной, я тут же налетел на Эммета. Тот отшатнулся, удивленно уставившись на меня, и спросил:

- Какого черта все пытаются сбить меня с ног сегодня?

Но я не придал значения его словам и быстро пошел в кабинет. Однако, оглядев помещение, я увидел, что Каллена там нет.

- Жалкий трус, - процедил я, понимая, что упустил свой шанс отомстить этому ублюдку.

- Кто? - недоуменно спросил Маккарти.

- Каллен, - выдохнул я, устало опускаясь в кресло.

- Да что у вас тут произошло? - воскликнул Эммет. - Ты сам не свой, Каллен вылетел из дома как ошпареный, чуть не свалив меня. - Мужчина уселся на стул рядом со мной и продолжил: - Кстати, он просил передать, что будет ждать твоего решения.

Я встрепенулся, подняв голову, и уставился на собеседника.

- Что он просил передать? - недоверчиво переспросил я.

- Что будет ждать твоего решения, - терпеливо повторил он. - Я, правда, не понял, какого именно. Но Эдвард сказал, что ты в курсе.

Я облегченно вздохнул. Значит, Каллен не отступил и по-прежнему ждет моего приговора. Какое-то странное ощущение болезненного, паразитирующего торжества зажгло в моем сердце желание не позволить Каллену отделаться легким испугом на этот раз.

- Через час мне понадобится машина. Предупреди Лорана, - попросил я Эммета.

- Может, лучше мне поехать с тобой? - заботливо предложил зять. Да, сейчас он говорил именно как мой родственник, а не как начальник службы безопасности моей корпорации.

Но я отрицательно покачал головой.

- Не надо, я сам. - Ответ получился довольно резкий, зато у Маккарти отпало всякое желание спорить или продолжать настаивать на моем сопровождении.

- Лимузин? - уточнил мужчина, прежде чем выйти из кабинета.

- Нет. Лучше "мерс".

Эммет кивнул и оставил меня в одиночестве, прикрыв за собой дверь, будто почувствовал, что мне необходимо обдумать то самое важное решение, которого ждал Каллен.

Ровно через час я вышел из дома, исполненный решимости и с четко выстроенным в уме планом. Усевшись на заднее сиденье роскошного белого автомобиля - моего последнего приобретения - я назвал Лорану адрес и попытался расслабиться, откинувшись на высокую спинку. Но напряжение от предстоящего разговора отказывалось отступать, все сильнее сжимая в безжалостных тисках мое тело. Я даже не заметил, как мы проехали через весь город, и машина остановилась возле небольшого двухэтажного дома, пока водитель не сказал:

- Приехали, мистер Уитлок.

Лоран намеренно не открывал мне дверцу машины, зная, что подобное раболепство только нервирует меня. Но спросил:

- Мне пойти с вами?

- Нет, спасибо. Я сам. Подожди в машине.

Сделав глубокий вдох, я собрал всю свою волю в кулак и вышел из автомобиля.

Остановившись на небольшой, вымощенной серым камнем, дорожке, ведущей к крыльцу, я оглядел дом. Здание небольшое, аккуратное, без претензии на изысканность. Слишком безликое, что характерно для таких небольших городков, как Форкс, в которых все домики похожи друг на друга. Неужели Каллен променял роскошный особняк, по иронии судьбы принадлежавший теперь мне, на этот серенький скворечник? А как же весь тот лоск, к которому он привык когда-то? Крутые тачки, одежда лучших европейских брендов, дом, обставленный по последнему слову техники - все это осталось в прошлом.
Я прекрасно знал, что случилось с Эдвардом. После смерти родителей он унаследовал семейный бизнес и все имущество как единственный ребенок. Да и других родственников у Каллена просто не было. Его мать, Эсми, приехала в Штаты из Италии после смерти родителей, когда ей было двадцать лет, и тут же устроилась сиделкой в дом престарелых, где познакомилась со своим будущим мужем и отцом Эдварда Карлайлом Калленом, который подрабатывал там медбратом, пока учился на экономическом факультете Вашингтонского университета. Поженились молодые люди через несколько месяцев после знакомства, а еще через полгода у них родился сын, первый и единственный. Роды были тяжелыми, и вследствие осложнений Эсми перенесла тяжелую операцию, после которой не могла больше иметь детей. Поэтому Эдвард стал для родителей центром вселенной, вокруг которого все крутилось. В итоге мальчишка рос избалованным родительской любовью, чрезмерной опекой и политикой вседозволенности, процветавшей в семье. К тому же свою роль сыграл достаток.

После окончания университета Карлайл перевез семью в Форкс, где создал небольшой цех по переработке древесины, взяв для этого небольшой по меркам этого бизнеса кредит. Однако он настолько умело организовал производство, что уже через три года расширил бизнес, наладив производство мебели. Дело Каллена процветало, и уже к тридцати годам Карлайл владел сетью собственных мебельных магазинов по всему восточному побережью, а деревоперерабатывающий завод со всеми сопутствующими производственными цехами стал надежным источником дохода для жителей Форкса, потому как мог обеспечить работой все трудоспособное население городка.

Эдвард, единолично унаследовавший компанию отца, просто не знал, что с ней делать. У него было экономическое образование, но учился он больше в угоду отцу, нежели по призванию. Однако, по данным отчета моих сотрудников, по-настоящему Каллена-младшего увлекала только одна вещь - рисование. Но даже эту свою страсть он предпочитал тщательно скрывать от окружающих, нигде не выставляя свои работы. Для меня до сих пор оставалось загадкой такое неоднозначное поведение Эдварда, но я не пытался разгадать его внутренний мир, потому как для меня Каллен навсегда останется одним из тех бессердечных ублюдков, кто разрушил мою жизнь.

В итоге неумелое управление компанией привело практически к полному разорению. Сначала обанкротилась торговая сеть - магазины разошлись с аукционов, а затем последовал упадок производства. Как раз в это время я и подхватил загнивающий бизнес.

- Добрый день, Джаспер! - донесся у меня из-за спины задорный девчачий голос. Я обернулся и с улыбкой кивнул Несси, которая зарулила на подъездную дорожку к дому своего родителя. - А вы к папе? - спросила она, слезая с велосипеда. - Его нет? Он скоро должен прийти. - Девчонка тарахтела так, что мне не удавалось и слова вставить. - Пойдемте в дом, я сварю вам кофе, а потом мы сможем немного поиграть, если папа еще не вернется к тому времени.

- Да я, если честно, не знаю... - пытаясь объяснить, что еще не успел узнать дома ли Эдвард, пробормотал я, но тут входная дверь открылась, и на пороге показался Каллен.

- Несси, иди в дом, - строго проговорил мужчина, с опаской поглядывая на меня. Черт, неужели он и правда думает, что я настолько жестокий и бессердечный, что могу сорвать свою злость на этой маленькой славной девочке? Но дочка послушалась отца и, поставив велосипед у крыльца, поплелась в дом. Но у самой двери остановилась и спросила, обернувшись:

- Может, все-таки сыграем? Давно у меня не было такого сильного соперника.

- Несси, - строго одернул дочь Эдвард, но я все же ответил:

- В принципе, я никуда не спешу. Так что, если отец разрешит...

- Папа, - взмолилась девчушка, жалобно поглядывая на Каллена.

Мужчина впился в меня взглядом, пытаясь понять мои истинные намерения, а я, сунув руки в карманы, не мигая смотрел на него, словно пытаясь мысленно убедить: "Мы же будем здесь, возле гаража. Ты всегда сможешь проверить, что с твоей дочерью все нормально".

Еще подходя к дому, я заметил, что сбоку от гаража, пристроенного слева от основного здания, установлен щиток с баскетбольной корзиной.

- Ладно, - согласился Эдвард. - Только сначала нам с мистером Хей... - Каллен осекся и тут же поправился: - Уитлоком надо обсудить кое-какие рабочие вопросы.

- Отлично, я пока переоденусь, - радостно выпалила девчонка. - Не могу же я играть в таком виде, - малышка скривилась и жестом указала на клетчатую форменную юбку, из под которой выглядывали тоненькие ножки с острыми коленками.

Когда Несси скрылась в доме, Каллен неторопливо спустился с крыльца и направился ко мне, на ходу доставая сигарету и прикуривая.

- Не бойся, на твою дочь моя месть не распространится, - негромко сказал я, внимательно наблюдая за Эдвардом. Тот ничего не ответил и даже избегал смотреть мне в глаза. Тогда я спросил: - Ты действительно готов пойти на все, чтобы я не сносил комбинат?

В ответ мужчина лишь кивнул.

- Хорошо. Производство будет работать, - надменно сообщил я. – Естественно, я назначу своего управляющего.

Опять жест согласия.

- Блэк, Чейни и Йорк тоже будут уволены, - продолжал я. - В остальном никаких изменений не произойдет. Ни массовых увольнений, ни снижения зарплаты.

- Что я должен сделать? - с бесстрастным выражением лица спросил Каллен.

- Провести в моем доме несколько дней, - спокойно сообщил я, следя за реакцией Каллена. - До выходных. В понедельник утром мне надо быть в Сиэтле.

- Я не могу оставить дочь одну, - выдохнул Эдвард.

- А жена? - ехидно прищурившись, поинтересовался я. Мне было известно, что год назад супруга Каллена, Изабелла, ушла от него, но она по-прежнему жила в Форксе.

- Ее матери сделали операцию, Белла поехала в Джексонвиль помочь ей реабилитироваться. Вернется только в пятницу днем.

- Вот и замечательно. Значит, ничто не помешает тебе уже вечером в пятницу быть у меня.

- Хорошо. Я приеду.

В это мгновение внутри меня разгорелась ярость.

- Черт, Каллен, неужели ты действительно готов пойти на это ради толпы безразличных к тебе людишек? Ты же понимаешь, что я не в карты приглашаю тебя поиграть? Я мечтаю, чтобы ты испытал то же, что когда-то пришлось пережить мне. - Я старался не повышать голос, но говорил резко, злобно выплевывая слова. - Неужели ты готов ради них подставить свой зад грязному форкскому педику?

Эдвард вздрогнул, услышав прозвище, которым сам же и наградил меня много лет назад.

- Я делаю это не ради них... - едва различимо проговорил Каллен, посмотрев мне в глаза.

Я хотел было потребовать от Эдварда продолжение фразы, которое он предпочел скрыть, замолчав, но как раз в этот момент из дома выскочила Несси. Теперь вместо школьной формы на девочке были мешковатые джинсы и широкая светлая футболка, а в руках - потертый баскетбольный мяч.

- Ну что, играем? - подмигнув мне, спросила девчонка. - Пап, может выступишь в качестве судьи?

Но Каллен покачал головой и, прежде чем уйти в дом, сказал мне:

- До пятницы. - А потом добавил, обращаясь к дочери: - От дома никуда не отходи.

- Хорошо, папочка, - пообещала девчушка и, кивнув в сторону гаража, спрыгнула с крыльца.

***

- И все же зря вы опять отказались от форы, Джаспер, - сквозь смех проговорила Несси почти час спустя, когда забила победное двадцать первое очко. - Но все же вы неплохо играете, даже несмотря на ваш возраст.

Я не смог сдержать улыбку.

- Или вы научились так играть после школы, или тренер вашей команды был полным придурком, что не взял вас.

- Не думаю, чтобы отец был бы счастлив, услышав, как ты ругаешься, - произнес я, пытаясь восстановить дыхание и опускаясь на бордюр. Таким образом я пытался уйти от прямого ответа. Но девчонка оказалась на удивление проницательной для своих лет. Усевшись передо мной на мяч, Несси внимательно посмотрела мне в глаза, чуть прищурившись, и спросила прямо:

- Почему вас не брали в команду?

- Не думаю, что это подходящая тема для обсуждения, - опять попытался увильнуть я, но девочка продолжала смотреть в упор, ожидая ответа.

- Я уже говорил, что был не такой, как все, - выдавил я, понимая, что она от меня не отстанет.

- Вы гей?

Этим вопросом Несси окончательно вывела меня из равновесия. За долгие годы я научился открыто признавать свою истинную сущность, не считая это чем-то зазорным или неправильным. Тем более, сейчас отношение к гомосексуалам уже было не таким, как пятнадцать-двадцать лет назад. Тогда почему мне вдруг стало неловко говорить о своей нетрадиционной ориентации с этой искренней, открытой девочкой? Только ли ее юный возраст был преградой?

- С чего ты взяла? - поинтересовался я. Мне действительно интересно было узнать ее мысли.

- Элементарная логика, - пожав плечами, проговорила девочка. - Учитывая то, как вы играете, вас могли не взять в команду либо потому, что вы отвратительно учились, либо потому что вы гей.

- А я был двоечником, - усмехнулся я, вцепившись в наиболее понравившийся мне вариант.

Но Несси покачала головой, оставаясь совершенно серьезной.

- Вы сказали, что были не таким, как все, а плохая учеба не настолько редкое явление среди школьников. Если, конечно, в вашем классе не учились одни ботаны.

Несмотря на присутствующую неловкость, меня забавлял разговор с Ренесми.

- Ладно, - сдался я. - Ты раскусила меня.

И тут на меня посыпался град вопросов, на которые я постарался отвечать искренне, но с учетом возраста моей собеседницы.

Я начал осознавать, что отличаюсь от других ребят лет в четырнадцать. Когда все мои сверстники вовсю ухлестывали за одноклассницами, я замечал, что засматриваюсь на мальчишек. Нет, я никогда не встречался с девушками. Да, я чувствовал себя изгоем в школе, и если бы не сестра, которая старалась оградить меня от нападок особо ярых подростков, наверное, бросил бы школу и сбежал из дома. Да, моя мать знала и не пыталась таскать меня по психологам, чтобы излечить, но так до конца и не смирилась с моим выбором, хотя выбора как раз у меня и не было. Да, я много страдал из-за того, что гей, но нет, не жалею ни о чем, потому как лишь благодаря жестким условиям, в которые был загнан нашим недалеким обществом, стал тем, кем являюсь сейчас. Всю свою жизнь я вынужден был доказывать всем и каждому, что достоин уважения. Ничто не давалось мне просто так, лишь на том основании, что я существую. Любое, даже малейшее одобрение я должен был выгрызать своими умом, упорством и трудолюбием.

Уже ночью, сидя на веранде и потягивая из бокала свой любимый виски, я думал о том, что сказала бы Ренесми, узнав о поступке своего отца. И мне стоило огромных усилий не пойти на поводу у собственного самолюбия и не выдать нашу с Калленом тайну.

*************


Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-297
СЛЭШ и НЦ Dilemma 464 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Джейми Дорнан
Fifty Shades of Grey
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 247
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 13
Гостей: 8
Пользователей: 5
Elfo4ka Maiya Constanta барон zoya


Изображение
Вверх