Творчество

The Flower Girl | Цветочница. Главы 7-9
26.09.2018   04:35    

Глава 7. Американские горки

Изабелла пожелала Эдварду удачи с его предложением и поехала обратно в магазин. Она поздоровалась с двумя своими сотрудницами, поприветствовала покупателей и пару минут поболтала с Джуди и Перл. Потом пошла в подсобное помещение и с головой ушла в работу. 

К моменту закрытия магазина Изабелла поняла, что заболевает. Трудно было сосредоточиться, во всём теле чувствовалась скованность, очень болела голова. На глаза поминутно наворачивались слёзы. Чувствуя себя усталой и разбитой, дома она сразу же легла в постель. 

На следующий день, впервые с тех пор, как она взяла на себя управление магазином, Изабелла не вышла на работу, не позвонив никому из сотрудников с просьбой заменить её. Магазин остался закрытым, но она не могла заставить себя беспокоиться из-за этого - просто спала, отключив телефон, когда он надоел ей своим звоном. 

Следующий день не принёс облегчения, однако она заставила себя пойти в магазин. Почти автоматически выполняла свои ежедневные дела и общалась с покупателями. Несколько человек поинтересовались её здоровьем – она ответила, что всего лишь немного простудилась. Джуди и Перл были особенно встревожены, и после получаса их назойливого внимания Изабелла, попросив пощады, ушла домой. 

Она лежала в постели и медленно моргала, равнодушно глядя в потолок, когда услышала стук в дверь. Позволив себе немного развлечься мыслью о том, чтобы проигнорировать неизвестного визитёра, она вяло заставила себя встать на ноги. И очень удивилась, обнаружив, что на пороге её дома стоит Эдвард – с сочувственной улыбкой на лице и бумажным пакетом в руке. 

- Вчера я заехал в магазин, но он был закрыт, - объяснил он. – А сегодня Джуди сказала, что вы больны. Поэтому я принёс немного одобренного медициной куриного супа с лапшой. Хотите, подогрею его для вас? 

Почувствовав лёгкое головокружение, Изабелла прислонилась к косяку двери: 
- Ээ, у меня сейчас нет аппетита. Лучше потом. Но спасибо. 

- О, не за что, - он помолчал. – Давайте я поставлю его в холодильник? И заодно могу достать какой-нибудь сок или что-то ещё. 

Он явно горел желанием помочь, но Изабелле это почему-то показалось раздражающим. 

- Я сама. В доме сейчас полный развал. Кроме того, не хочу, чтобы вы заразились. 

Он хохотнул: 
- Меня целыми днями слюнявят и кусают больные детишки. Я рискну. 

- Ну да… Пока ничего не нужно. Спасибо за суп. Это было очень чутко, - её усталому страждущему телу хотелось только одного – снова оказаться в постели. 

- Без проблем. Наверное, мне лучше поехать домой и… о, подождите! Я ведь заезжал вчера в ваш магазин, чтобы рассказать вам, как всё прошло, и поблагодарить. Лорен просто влюбилась в цветы и сказала мне об этом – сразу после того, как согласилась выйти за меня! 

Изабелла постаралась вложить в свою хриплую реплику весь энтузиазм, какой только смогла в себе отыскать: 
- Замечательно. Поздравляю. Пожалуйста, передайте мои поздравления и миз Мэллори. 

- Миз Мэллори? Неужели? Я думал, мы это уже прояснили. Ведь мы с ней, наверное, не настолько уж старше вас. Называйте её Лорен. Мы же друзья. 

- Ээ, она никогда не говорила, что мне можно… 

- Это говорю я, - твёрдо заявил Эдвард. – Как бы то ни было, мне не следует мешать вам лечь в постель. Вы того и гляди просто рухнете. Помочь вам хоть чем-нибудь, пока я не ушёл? 

Она заверила его, что всё будет в порядке, и они распрощались. Изабелла снова легла в постель и уснула раньше, чем он сел в машину. 

После ещё одного дня очень плохого самочувствия силы начали постепенно возвращаться. Для полного выздоровления потребовалось чуть больше недели. Однако вялость не прошла. Работа, которая всегда приносила удовлетворение, с каждым часом рабочего дня казалась всё более тяжкой повинностью. По утрам было трудно заставить себя покинуть постель, а после закрытия магазина Изабелла часто ловила себя на том, что давно уже едет неизвестно куда. 

Во время работы ей приходилось прикладывать усилия, чтобы сохранять приятные манеры. Как правило, ей это удавалось, но иногда жизнерадостность Цветочницы казалась ненатуральной. Джуди и Перл первыми заметили, что что-то не так. Даже если Изабелла знала, в чём дело, она, вероятно, не призналась бы, что не всё в порядке, но она была точно так же растеряна, как и они. 

Когда её стали раздражать обычные маленькие ежедневные неудачи, девушка пошла на приём к своему врачу, который записал симптомы и назначил исследование крови. Не обнаружив ничего, кроме лёгкой анемии и небольшой потери веса, доктор Ньютон выписал пациентке витамины и порекомендовал проконсультироваться с психотерапевтом по поводу возможной депрессии. 

После смерти матери Изабелла несколько месяцев посещала психотерапевта. Она понимала, что это здравый совет, но не могла заставить себя записаться на приём. 

В конце концов вмешались Виктория и Джеймс. Игнорируя утверждения Цветочницы, что она слишком занята, они утащили её за город в маленький парк развлечений. Изабелла вошла в ворота с равнодушным выражением лица, но, проведя несколько часов привязанной к разнообразным движущимся сиденьям или поедающей слишком дорогую и нездоровую пищу, она всё-таки впервые за долгое время искренне улыбнулась. На самом деле она была совершенно захвачена волнующими ощущениями от «американских горок» и прокатилась на каждом таком аттракционе по меньшей мере дважды. Джеймс позеленел уже после первого раза, но Виктория смеялась и визжала рядом с ней весь день. 

На обратном пути, в машине, Изабелле пришло в голову, что ей нужно чаще проводить время вне дома. Девушка твёрдо решила выбраться из колеи, в которую угодила. 

И выполнила своё намерение. 

Виктория более чем охотно составляла ей компанию, и почти каждую неделю они ездили в большой город, чтобы насладиться его многочисленными и разнообразными возможностями. Иногда к ним присоединялись Джеймс, Хайди, Алекс или другие друзья. Тётя Ди однажды вечером даже отвезла их потанцевать. Памятуя о том, как чудесно она чувствовала себя в паре с Эдвардом на новогоднем балу, Изабелла записалась на курсы бальных танцев в местном центре искусств. 

В своём городке она теперь тоже чаще встречалась с друзьями. По меньшей мере раз в неделю устраивался общий ужин – или у Изабеллы, или у кого-то другого из компании. Она даже сходила на пару свиданий с Джейком, который радикально изменил своё поведение к лучшему после того, как был выгнан из родительского дома. Они неплохо провели вместе время, но Изабелла вскоре поняла, что его чувства сильнее, чем её собственные. Решившись на трудный разговор, она наконец заставила Джейка осознать, что между ними никогда не будет романтических отношений. 

Весна, с её тёплой погодой и более продолжительными днями, выманила из-под земли нарциссы, тюльпаны и гиацинты, растущие на переднем дворе Изабеллы. Девушка снова начала напевать, готовя себе кофе по утрам. Рабочие дни перестали казаться бесконечными, и к ней в значительной мере вернулось чувство гордости своими творениями. Апатия, которая угнетала разум, тело и душу, почти рассеялась. 

Но только почти. 

Изабелла просто не могла понять, почему ей по-прежнему кажется, что что-то неладно. 

 

Глава 8. Дружеская помощь


Погожим майским вечером меланхоличный транс, в который периодически впадала Изабелла, был прерван торопливо вошедшим в цветочный магазин Эдвардом. 

- Как хорошо, что у вас ещё открыто! – воскликнул он и поспешил к холодильнику с букетами роз. – Просто не могу выразить, как я обрадовался, увидев с улицы вашу освещённую витрину. 

Быстрый взгляд на часы сказал Изабелле, что она должна была закрыть магазин ещё полчаса назад. 

- Ну что ж, я собирался обойтись несколькими розами, но… - внезапно врач изменился в лице и с силой провёл ладонью по волосам. – Проклятье! Не поможет, наверное, и целый грузовик роз. Не знаю, о чём я думал. 

Изабелле очень не нравилось видеть его таким расстроенным и встревоженным. 
- Хотите… Хотите поговорить об этом? 

Эдвард наморщил лоб и, внимательно посмотрев на неё, вздохнул: 
- Вообще-то, да. Беспристрастное мнение могло бы помочь. Дамы в моём отделении… ну, они не только признают, что склонны защищать меня, но ещё и по меньшей мере на двадцать лет старше. Вы с Лорен гораздо ближе по возрасту. 

- Ненамного, - сказала Изабелла, задаваясь вопросом, почему она чувствует себя такой несчастной из-за того, что гораздо моложе Эдварда и Лорен. 

- Эй, да сколько же вам лет? Гадать даже не собираюсь, потому что уже усвоил урок: возраст и вес – две темы, от которых мужчинам следует держаться подальше. 

Его непринуждённая улыбка вызвала такую же и у неё. 

- Мне двадцать пять. День рождения в сентябре. 

- Хмм, разница между вами чуть больше восьми лет, - он пожал плечами. – Всё равно вы подходите гораздо лучше. 

- Для чего? 

- Для того, чтобы дать мне возможность заглянуть в загадочный женский разум. Хотите присесть? Это может занять несколько минут. 

Когда они подошли к видавшему виды столу, Эдвард уставился на него, внезапно погрузившись в оцепенение. Изабелла села и вопросительно взглянула на собеседника. На несколько мгновений закрыв глаза, он тряхнул головой: 
- Я так и не поблагодарил вас за то, как сильно вы помогли мне в тот вечер, - его голос надломился, и он кашлянул. – Работая педиатром, совершенно не ожидаешь, что можно потерять пациента вот так – моментально, трагически, прямо во время приёма... Господи, как ужасно даже просто обнаруживать симптомы какой-то тяжёлой болезни и сообщать родителям о необходимости консультации у специалиста! Но тогда… это случилось, и потом я… я… я просто не смог… 

Эдвард снова закрыл глаза и медленно выдохнул. 
- Спасибо вам, просто огромное, - протянув руку, он сжал её плечо. 

При этом касании они встретились взглядами и не сразу их отвели. Искренность и теплота, благодарность и доверие – всё это было в ясных зелёных глазах. Сердце Изабеллы учащённо забилось. Она чувствовала что-то незнакомое, что-то странное, и это вызывало тревогу. 

Девушка беспокойно подвинулась на стуле и отвернулась: 
- Так что же происходит? 

Эдвард тут же снова нахмурился: 
- У нас с Лорен сейчас разгар… разногласий, - сказал он, садясь рядом. 

- А. Потому и розы. 

- Вот именно. Но дело в том, что моё поведение не кажется мне ни неразумным, ни упрямым… или какими там ещё были её последние эпитеты. Не знаете, почему мои доводы не имеют такой силы, как её? 

- А на какую тему спор? 

Он застонал: 
- Их не одна. Прежде всего, Лорен хочет свадьбу в экзотическом месте. Где-нибудь в тропиках, например, на Виргинских островах*. 

- Ох, это… это… 

- Да. То есть я не возражаю против идеи в целом, но не считаю это правильным для нас. Для начала, мы не можем взять отпуск надолго. Нам и так придётся поднажать, чтобы освободить себе хотя бы неделю. Я надеялся потратить её на медовый месяц – просто отдохнуть и насладиться первыми днями жизни в браке. Если мы поедем на острова, слишком много времени займут дорога и приготовления к свадьбе. Хорошо, если у нас останется на самих себя два полных дня. 

Изабелла кивнула, чтобы показать, что следит за его мыслью. Она была согласна с его аргументацией, но не хотела высказываться, пока не услышит остальное. 

- Кроме того, разумеется, дело в приглашённых, - продолжил он. – Моим родителям тоже будет сложно устроить себе такой долгий отпуск, мать Лорен ненавидит летать, а здоровье отца оставляет желать лучшего. Он, вероятно, вообще не сможет предпринять такое путешествие. У большинства наших друзей тоже будут проблемы с графиком работы, а некоторым подобная поездка просто не по карману. Мы можем оплатить расходы подружкам невесты, но я предпочёл бы сэкономить эти деньги для чего-нибудь другого, например, для оплаты обучения в колледже наших будущих детей и тому подобное. Что приводит нас к совсем отдельной, но ещё более важной теме. 

- Дети? – догадалась Изабелла. 

- Да. Может быть, излишне об этом говорить, но я люблю детей. Я сам единственный ребёнок и всегда хотел иметь большую семью. Мне уже пришлось отказаться от этой мечты из-за нашего возраста – Лорен только что исполнилось тридцать четыре, – но неужели желание иметь детей настолько неразумно? 

Изабелла не была уверена, требовал ли этот вопрос ответа, однако Эдвард снова застонал, уронив голову на руки: 
- Знаю, я мужчина и мне легко говорить, а вынашивать ребёнка придётся ей. К тому же, кроме физической стороны дела, никто ещё не отменял дискриминации, особенно в сфере деятельности Лорен. Не сомневаюсь, что она готова быть работающей матерью, но у некоторых из её коллег и клиентов может быть иное мнение. Она сказала, что положительно относится к усыновлению, и я тоже с удовольствием пошёл бы на это, но… разве так уж плохо с моей стороны хотеть одного или двух детей, созданных при моём участии? Наверное… не знаю. Она права, говоря, что есть множество ребятишек, которым отчаянно нужна семья. И теперь, когда она только начинает делать себе имя в своей профессии… 

- Ну надо же, это довольно… фундаментальная проблема, - сказала Изабелла. 

- Можно и так сказать, - с иронией согласился он. – То есть, разумеется, я люблю Лорен, но это… это важно. Мы обсуждали это раньше, и, хотя она никогда не проявляла такого энтузиазма, какой чувствовал… чувствую… я, мы были на одной волне во всём, что касалось будущей семьи. По словам Лорен, её точка зрения начала меняться только несколько недель назад, после того, как клиентом их фирмы стали Мейерс-Глидден. Старшие партнёры обратили на неё внимание, и в офисе ходят слухи, что Лорен готовят для позиции младшего партнёра, которую она займёт через пару лет. Она так взволнована… Боже, её лицо просто светится, когда она говорит об этом… но теперь она задерживается на работе ещё дольше, чем раньше, стараясь добиться, чтобы подготовленные ею проекты были более чем безупречными. Я имею в виду, что в последние дни мы почти не видимся. Я терпеть не могу оставаться в одиночестве в этом большом доме. Там слишком тихо и… я практически уверен, что в этом жилище обитает привидение старого Джага. 

Он скрестил руки на груди и, несмотря на серьёзность темы, Изабелле захотелось хихикнуть, когда она увидела, как он нарочито выпятил губы. В этот момент он выглядел не образованным врачом и мужчиной, которому было уже порядком за тридцать, а просто упрямым ребёнком. Она выбросила из головы эту беспечную мысль и задумалась над его проблемами. 

- Ну, я, вероятно, не лучший источник советов по взаимоотношениям, но мне кажется, что для начала вам самим по каждому вопросу нужно определить позицию, дальше которой вы не отступите, - размышляла она вслух. – Вы знаете, относительно каких проблем не сумеете… пойти на компромисс? И как насчёт Лорен? 

Несколько мгновений Эдвард пристально смотрел на патину старой столешницы, потом одобрительно кивнул: 
- Это очень хороший вопрос. Наверное, когда дойдёт до дела, я уступлю в споре о свадебных планах, если она не мыслит брака без этого. Конечно, меня это не обрадует, а то, что в противном случае она не вышла бы за меня, даже порядком встревожит… - он энергично тряхнул головой. – Нет, с этим мы разберёмся. Может быть, выберем не такое далёкое место для свадьбы, например Гавайи или ещё что-нибудь. А для Лорен, насколько мне известно, камнем преткновения будет… не знаю. Она упоминала о переезде поближе к большому городу, и, хотя мне очень нравится жить здесь, ей действительно долго добираться до работы - целый час, а мне всего пять-шесть минут. Если мы найдём место где-нибудь посередине, то сможем проводить больше времени вместе, - Эдвард помрачнел. – По крайней мере, я на это надеюсь. 

- А что стало бы «камнем преткновения» для вас? – несмотря на охватившее её любопытство, Изабелла старалась сохранять нейтральный тон. 

- Кроме измены, наверное… ну, я не знаю. Я всё время возвращаюсь к проблеме семьи и просто не знаю. Чёрт, – он несколько раз потёр лицо ладонью. – Иногда я задаюсь вопросом, не изменились ли мы с ней за прошедшие четыре года. Или, возможно, поняли, что знаем друг друга не так хорошо, как нам казалось. Могли ли мы видеть только то, что хотели, и не обращать внимания на остальное? 

Это было за пределами понимания Изабеллы. Она сказала единственное, что пришло на ум: 
- Возможно, если вы обсудите свои границы, то лучше поймёте, насколько хорошо в действительности знаете друг друга? – она покачала головой, подумав о собственном прискорбно недостаточном опыте отношений. – Вероятно, я не лучший человек для разговоров на подобные темы. Извините, что не смогла вам помочь. 

- Нет, вы помогли, - возразил Эдвард, глубоко вздохнув и резко выдохнув. – Я сейчас гораздо меньше беспокоюсь, чем когда вошёл сюда… мои мысли не такие спутанные, и вы посоветовали отличный первый шаг для нас с Лорен, чтобы справиться с нашими трудностями. Вы значительно улучшили ситуацию, - он помолчал. – Похоже, у вас всегда это получается. 

И снова они посмотрели друг на друга, а Изабелла испытала это странное, не поддающееся определению ощущение. Она поражённо уставилась на Эдварда, пытаясь понять. 

Он первым отвёл взгляд и, неловко хохотнув, провёл ладонью по лбу, убирая своенравные пряди волос. 
- Вы уверены, что вам только двадцать пять? И вообще, как вам удаётся быть такой умной? 

Она чуть не отмахнулась от этого комплимента, но что-то заставило её ответить правдиво: 
- Это из-за моей мамы, наверное. 

Его взгляд смягчился: 
- Я слышал… о том, что случилось. Соболезную. Кажется, она была удивительной женщиной. Жаль, что я её не знал. 

- Да, она была удивительная… забавная, яркая, безответственная, забывчивая. Ни в коей мере не идеальная, но всё равно замечательная. 

- Трудно было привыкнуть к этому месту? Я слышал, что перед тем, как сюда приехать, вы учились в колледже… 

Изабелла начала рассказывать о своих первых днях в городе, когда её мама была ещё довольно энергичной, несмотря на химиотерапию. Она поведала ему об умопомрачительных париках, которые носила Рене, и странном пристрастии к кисло-сладким желейным конфеткам, развившемся у неё после одного особенно тяжёлого курса лечения. Он спросил, насколько трудно было Изабелле взять на себя бизнес и всегда ли она проявляла художественные наклонности. 

Постепенно разговор зашёл о её детстве… потом о его детстве… о её отце… о родителях Эдварда… 

- Мой отец такой пофигист – я мог бы поклясться, что он всё время под кайфом, если бы не знал, что это не так, - со смехом сказал Эдвард. – Его друзья говорят, что он и в приёмном покое не теряет невозмутимости даже в сложнейших ситуациях. Теперь он проводит большую часть времени в классе, обучая студентов-медиков. Что касается моей мамы, ну, она склонна быть немного более, ммм… напористой. Но как исполнительному директору больницы ей иногда приходится быть жёсткой. 

- Надо же, целая семья медиков, - сказала Изабелла с благоговением в голосе. – В каком-то смысле это даже пугает. 

- Да ладно! Уверен, меня-то вы не находите страшным. Мой отец тоже совсем не страшный. А вот мама… мама может быть прямо-таки устрашающей, если ее разозлить, но немногие совершают эту ошибку больше одного раза, - хохотнув, он заложил руки за голову и потянулся, а потом взглянул на часы. 

- Ничего себе, мы разговариваем уже полтора часа! Элис рассердится, если ей снова придётся укутывать мой ужин. Честное слово, эта женщина кудахчет надо мной, как наседка. 

- Сейчас действительно так поздно? – сказала Изабелла, удивлённая тем, как быстро прошло время. 

- Ага. Пожалуй, мне пора убраться отсюда. Подъём в пять утра и так нелегко мне даётся, - он встал и снова потянулся. – Знаете, мои родители планируют приехать в гости в следующий уикенд. Я завезу их в ваш магазин, чтобы они могли с вами познакомиться. 

- О? 

- Конечно. Когда они впервые приезжали в этот город, я ещё никого толком не знал. Поэтому они не встречались ни с кем из моих здешних друзей, и я с удовольствием представлю им вас. 

- О, ммм… хорошо, - сказала Изабелла. У неё возникло странное ощущение в животе, и она подумала, не заболевает ли снова. 

Они распрощались у дверей. Она смотрела, как он садится в машину и уезжает. 

И после этого ещё довольно долго стояла там в раздумьях, глядя в ночь. 

 

Глава 9. Чувство и чувствительность


Доктор Карлайл Каллен действительно был очень спокойным человеком. Он неторопливо вошёл в цветочный магазин и рассматривал окружающее, словно стоял посреди тихой лужайки, просто наслаждаясь видом. Когда его представили Изабелле, он тепло улыбнулся ей и сжал двумя руками её ладонь. 

Миссис Эсме Каллен, напротив, излучала властную уверенность и харизму. Всё в этой женщине говорило о том, что она занимает руководящую должность: её сшитый на заказ деловой костюм, проницательно-умный блеск карих глаз, твёрдое, хоть и вежливое пожатие руки. 

Однако она проявила неподдельный интерес к скромному бизнесу Изабеллы, хотя пренебрежение с её стороны флористку не слишком обеспокоило бы. Она очень гордилась своим магазином и предпочла бы его любому другому. 

Экскурсия получилась короткой, но Цветочница дополнила её рассказами из истории этого здания. Она сообщила, что оно было построено в конце девятнадцатого века как городской универмаг, и показала старинные полки, на которых когда-то стояли контейнеры для специй, банки для хранения пищевых продуктов и чистящие средства. Некоторые из её висячих растений до сих пор располагались на крючьях, которые больше ста лет назад предназначались для хранения хомутов и фермерских инструментов. 

После этого доктор Каллен и его сын занялись опустошением подноса с выпечкой, а миссис Каллен начала расспрашивать о работе магазина. Её тон был бесцеремонным, вопросы острыми, но Изабелла рада была обсудить подробности. Несмотря на то, что флористка не могла похвастаться высокими показателями на всех направлениях, что было обусловлено низкой численностью населения города, её бизнес был тесно связан с такими крупными сетевыми компаниями, как Teleflora и FTD. Она принимала заказы по интернету и стимулировала продажи, предлагая купоны через социальные медиа и спонсируя юношескую футбольную команду – в общем, Изабелла совершенно не стыдилась того, как ведёт свой бизнес. 

Когда Эдвард и его родители наконец ушли, Изабелла с облегчением вздохнула. Хотя доктор Каллен-старший был симпатичным человеком, его жена своей теплотой напоминала порыв арктического ветра. Она не была грубой или враждебной, просто… бесстрастной. 

Как только рабочий день закончился, Изабелла поспешила к дому Виктории. 

- Ну как прошла встреча с родителями? – спросила её рыжеволосая подруга, потягивая вино. – Как Эдвард? Он выглядел несчастным? Сломленным? Словно его отношения разваливаются? 

- Прошло всего несколько дней, а я уже жалею, что сказала тебе об этом, - Изабелла вздохнула. – Я ведь говорила, что не хочу, чтобы он был несчастным и сломленным. Кто желает такого человеку, которым дорожит? Он должен быть счастливым. 

- Что за чушь! – насмешливо фыркнула её подруга. – Получается, ты предпочла бы, чтобы они разобрались со своими разногласиями, а не выяснили, что она лживая, изменяющая ему шлюха? Держу пари, она именно такая. 

- Перестань, Вик, - предупредила Изабелла. – Ты знаешь, как я отношусь к тем, кто распускает слухи. Особенно если их истории совершенно необоснованны. 

- Эта женщина взбирается по служебной лестнице, они ссорятся, она задерживается в офисе, - Виктория пожала плечами. – Прикинь сама. 

- Почему все предполагают худшее? Лорен не самая милая девушка в мире, но это не значит, что она исчадие ада и аморальная личность, пустившаяся во все тяжкие. 

Виктория закатила глаза: 
- Успокойся, дорогая, и пей своё чёртово вино. На чьей ты стороне, в конце-то концов? Я думала, ты всё-таки поняла, что испытываешь к нему «чувства» – или каким ещё бесстрастным словом ты это описала. 

Изабелла с укором посмотрела на свою подругу. 

- Ладно, это было немного резко с моей стороны, - призналась рыжеволосая девушка. – Я просто хочу, чтобы ты завелась и приударила за этим мужчиной. Пофлиртуй чуть-чуть, покажи ему, что заинтересована… сделай что-нибудь помимо советов по взаимоотношениям! 

- Я не собираюсь «приударять» за помолвленным мужчиной, живущим со своей невестой, с которой он вместе уже четыре года. Это не по мне… я не такая. Тебе следовало бы уже понять это. 

- Но… послушай, ведь это первый парень, который тебе понравился после Бена! Ты же не можешь просто позволить этому мужчине жениться на стервозной гарпии, которая совершенно ему не подходит. 

- Сомневаюсь, что моё слово здесь что-то значит, - язвительно возразила Изабелла. – Кроме того, хочется думать, что у меня есть немного гордости. Я не собираюсь бросаться на него в надежде отбить у той, кого он явно любит. Или атаковать, когда их отношения начнут ухудшаться. У меня нет желания становиться чьим-то дублёром или утешительным призом. 

- Нет, лучше быть бесхребетной слабачкой, - пробормотала Виктория, одним глотком допив своё вино. 

Изабелла вскочила и рассерженно уставилась на подругу: 
- Думаешь, мне легко слушать его, когда он так расстроен? Думаешь, мне нравитсяпомогать ему разбираться в его проблемах спокойно и логично? С тех пор как на прошлой неделе мне наконец удалось понять, что со мной творится, я чувствую себя так, словно на моём сердце лежит чёртова наковальня. Постоянно ощущаю эту тяжесть, и каждый раз, как он говорит о ней, кажется, будто по сердцу бьют молотом… Он снова заезжал ко мне на днях… сказал, что с нетерпением ждёт своих родителей. Он был разочарован из-за того, что Лорен не сможет уйти с работы пораньше, чтобы встретить их в аэропорту. И да, к твоему сведению, он действительно выглядел очень несчастным из-за того, что им с Лорен никак не удаётся поговорить с глазу на глаз. Уверена, он просто пришёл бы в восторг, узнав, что ты наслаждаешься его болью. 

- Ну, если он настолько глуп, чтобы оставаться с этой… 

Недоверие смешалось с обидой. Изабелла потрясённо посмотрела на пренебрежительно усмехающуюся Викторию и едва не завопила на подругу, возмущённая её самодовольством. Но когда та подмигнула, Изабелла перевела дыхание, фыркнула и запустила в нее подушкой с ближайшего кресла. 

- Ну ты и стерва! - воскликнула она, а потом со смехом упала на диван рядом с Викторией. 

 



* Вирги́нские острова́ (англ. Virgin Islands) — архипелаг в Карибском море в составе Малых Антильских островов.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/66-559-1
Переводы O_Q (Ольга) Маришель 35 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Когда ты действительно кого-то любишь, такие вещи, как богатый он или бедный, хороший или плохой, не имеют значения."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Зверодети
Поболтаем?
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Higth Life / Высшее об...
Фильмография.
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
Последнее в фф
❖ The Flower Girl |...
Переводы
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ The Flower Girl |...
Переводы
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. "Под ноль+"/Берлинале
4. Эрик/Космополис
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 251
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0


Изображение
Вверх