Творчество

The Flower Girl | Цветочница. Главы 1-3
19.08.2018   18:18    

Глава 1. Родители Изабеллы

 

Изабелла редко бывала где-нибудь, кроме работы и продовольственного магазина. И всё же она знала о жителях своего городка больше, чем Гарри Клируотер, а ведь он управлял местным пабом. 

Как владелица единственного в городе цветочного бизнеса Изабелла участвовала почти во всех происходящих здесь важных событиях – таких, как рождение ребёнка, окончание школы, свадьба или похороны. Она обеспечивала знаками любви зарождающиеся романы, помогала лебезящим мужьям снова завоевать расположение своих жён и рекомендовала красивые и всё-таки недорогие букеты безденежным подросткам в День Матери*. 

Последняя задача была для Изабеллы полной горькой радости. Как ей хотелось бы иметь возможность в эти праздничные майские дни преподносить подарки той, что дала ей жизнь! Однако в сердце вселяло покой знание того, что долгая битва Рене Свон с раком была наконец-то закончена. 

О том, что у неё рак груди, Рене сообщила своему мужу, когда Изабелле было восемь лет. После двусторонней мастэктомии она почувствовала, что её душу пригибает к земле тяжесть морального долга. Возможно ли ускользнуть от этого мертвенного притяжения, если бежать достаточно быстро? Она должна была попробовать. И морозной январской ночью Рене сбежала от своей прежней жизни, своих обязанностей и своей семьи. 

Она ни разу не оглянулась. В почтовом ящике Свонов появлялись открытки из разных мест, а на день рождения Изабелла всегда получала какую-нибудь странную безделушку. Однако ни разу Рене не поговорила с мужчиной, за которым была замужем или с ребёнком, которому дала жизнь. 

Чарли был потрясён, когда однажды вечером, подняв телефонную трубку, услышал в ней голос своей бывшей жены. Он по-прежнему любил её и надеялся на её возвращение. Когда Рене сказала ему, что у неё рецидив рака, с метастазами в кости и печень, Чарли упал на пол и плакал больше часа. Потом взял себя в руки и всю ночь провёл за рулём автомобиля, направляясь в колледж, где Изабелла училась в тот год на первом курсе. 

Он сообщил эту новость дочери ветреным и пасмурным осенним утром. Она настояла на том, чтобы поехать с ним, и так Изабелла стала помогать ухаживать за своей матерью, отказавшись от мечты закончить колледж. Но два месяца спустя Чарли не смог больше этого выносить. Он стыдился своей слабости и всё же не в силах был наблюдать, как его жена снова покидает его. Не так, как в первый раз, а медленно, мучительно, навсегда. Он вернулся домой – к своей работе, к своей жизни, – но Изабелла осталась. 

Осталась она там и через два года, когда её мать умерла. Колледж больше не привлекал её. Девушка не могла представить себе, как вернётся к занятиям вместе со студентами, которые будут младше её, с подростками, которые видят мир совсем не так, как теперь его видит она. Когда-то ей было интересно изучать бизнес, но в течение последних шести месяцев жизни Рене Изабелле пришлось совершенно самостоятельно управлять её магазином. Хоть и в меньших масштабах, чем когда-то мечтала, эта двадцатилетняя женщина всё-таки стала частью делового мира. 

Рене Свон всегда была яркой личностью, и даже сейчас, через несколько лет, её присутствие ощущается в цветочном магазине, который она завещала своей юной дочери. Стены остаются ярко-жёлтыми, как подсолнухи, и по-прежнему эксцентрично украшены фотографиями зверюшек, попавших в неприятные ситуации. Всё те же четыре разномастных стула стоят вокруг стола, на котором находится всё тот же электрический чайник, который Рене держала включённым во время работы магазина. И, как и в те два года, когда магазином владела Рене, пожилые вдовы Джуди Грин и Перл Риденур продолжают приходить к часу дня, пить чай с лимонными булочками и посвящать друг друга в самые свежие сплетни, а на заднем плане тихо звучит классическая музыка. 

Изабелла испробовала разнообразные инструменты, смазочные материалы и средства для удаления смазки, чтобы можно было крутить ручку настройки потрёпанного радиоприёмника, подключённого к стареньким встроенным динамикам, но так и не смогла заставить эту штуку сдвинуться с места. И предпочла не выбрасывать на ветер деньги из своих скудных сбережений на замену стереосистемы, а оставить её настроенной на станцию, передающую классическую музыку, которая так нравилась её матери. Временами, когда начинала звучать одна из любимых пьес Рене, девушка испытывала острую боль потери, но обычно эта фоновая музыка служила источником утешения. 

Отец Изабеллы продолжал звонить дочери по телефону, но его попытки пообщаться становились всё более редкими. Временами девушка задумывалась о том, почему её больше не тревожит разделяющая их эмоциональная дистанция. Ведь этот человек растил её в одиночку большую часть её жизни. Возможно, причиной послужило то, что и отец, и дочь были довольно замкнутыми людьми, редко впускающими других внутрь своей защитной оболочки. А может быть, Изабелла не смогла простить отцу его малодушного бегства. 
 

Глава 2. Лорен Мэллори


Шли годы, и в целом Изабелла была счастлива. Она обновила и расширила обветшавшую оранжерею, установила туда секцию гидропоники, солнечные батареи и автоматизированную систему орошения, которая включала и сбор дождевой воды. В конце концов молодая флористка добилась того, что заместила двадцать пять процентов используемых материалов собственной продукцией. Это не приносило большой выгоды, но удовлетворение, которое она получала, используя в своих букетах и композициях растения из своей оранжереи, нельзя было измерить в долларах. 

У неё не было какой-то одной близкой подруги, но почти все горожане знали её или лично, или через общих знакомых. Она была Цветочницей – милой, вежливой, трудолюбивой молодой дамой, которой принадлежал один из самых уважаемых бизнесов в городке. Хотя штат у Изабеллы был маленький, она торговала не просто цветами – основную прибыль ее бизнесу обеспечивали художественные композиции. Она поставляла и размещала вазы с цветами для банкетных столов, прикалывала бутоньерки шаферам, выполняла особые заказы, когда магазин был закрыт, а покупатели звонили ей домой. 

Однако самым важным было то, что она слушала. Было в её мягких неброских чертах и больших глазах с поволокой что-то такое, что побуждало людей открываться. Бабушки хвастались достижениями внуков, а нервные парни, покупая подружкам цветочные украшения на запястья для бала, обсуждали с ней свои тщательно продуманные планы относительно предстоящего ужина. Матери жаловались на необходимость покупки подарков в знак признательности учителям, которых они не любили, а бездетные за чаем и пирожными, сидя на разномастных выцветших стульях, пускались в воспоминания о своих близких. 

Изабелла слушала, время от времени вставляя слова утешения, одобрения или поддержки. Иногда её посетители открывали в разговорах какие-то личные подробности или даже тщательно скрываемые секреты. Но она никогда не передавала другим то, что слышала, никогда не подпитывала сплетни, которыми покупатели часто обменивались в солнечно-жёлтых стенах её магазина. Горожане знали, что ей можно доверять, как священнику на исповеди – а может быть, даже больше, потому что она не обязана была передавать информацию вышестоящим властям. 

Именно из этих вечных сплетен Изабелла впервые узнала о прибытии в город доктора Эдварда Каллена. В поисках смены обстановки после суеты и стресса врачебной практики в крупном городе, молодой, но высококвалифицированный доктор Каллен принял предложенное ему место в единственном медицинском центре города. Он был педиатром и мог предоставить специализированную помощь, которую до этого невозможно было получить от работавших в этом центре врачей широкого профиля. 

Джуди и Перл были особенно очарованы симпатичным тридцатичетырёхлетним врачом. Они захлёбывались от восторга, описывая его прекрасное телосложение и физическую форму, и хихикали, обсуждая его энергичный подбородок и пронзительный взгляд зелёных глаз. Теперь Перл была даже довольна тем, что её семнадцатилетняя внучка забеременела от своего бойфренда-старшеклассника. Она намеревалась сопровождать молодую мамашу на каждое посещение педиатра, как только родится ребёнок. Джули заключила пари, поставив пять долларов и тыквенный рулет на то, что осмелится ущипнуть доброго доктора за его «тугие ягодицы». 

Изабелла не обращала особого внимания на их непрестанную болтовню – определёно не больше, чем когда эти леди подвергали жестокой критике юную Джессику Стэнли, которую её не столь уж юный муж застал в компрометирующей позе с посыльным из хозяйственного магазина. Цветочница знала склонность этих женщин к преувеличению и приукрашиванию. Например, она очень сомневалась, что подруга нового педиатра, приехавшая в город вместе с доктором Калленом, отличается высокомерием и снобизмом. Изабелле не верилось, что та на самом деле запрещает своему спутнику жизни носить дома повседневную одежду и требует, чтобы он брал к себе на работу только женщин старше пятидесяти. 

Но когда Лорен Мэллори впервые вошла в цветочный магазин, Изабелла призадумалась, нет ли в этих слухах хоть крошечной доли правды. 

Это было в субботу, приветливым апрельским утром. Изабелла работала в подсобном помещении, составляя большую цветочную композицию для баптистской церкви – приближалась Пасха. Когда звякнули изящные металлические колокольчики на входной двери, Цветочница, закрепив большую лилию, вытерла руки о выцветший голубой передник. 

- Извините, алло? Здесь кто-нибудь работает? 

- Я сейчас! – крикнула Изабелла, заправляя за ухо выбившуюся прядь каштановых волос. 

Одетая в строгий деловой костюм, показавшийся дорогим хозяйке магазина, Лорен стояла с нетерпеливым выражением лица перед прилавком, держа руки так, словно боялась испачкаться. 

- Доброе утро! Чем я могу помочь вам сегодня? – поприветствовала её Изабелла своим обычным доброжелательным тоном. 

- Мне хотелось бы поговорить с управляющим или владельцем этого бизнеса. У меня постоянный заказ с конкретными требованиями, которые необходимо будет выполнить. 

Изабелла протянула руку: 
- Я владелица и рада буду обсудить с вами эти подробности. Меня зовут Изабелла Свон. 

- Владелица? А вы не слишком молоды для этого? – Лорен окинула взыскательным взглядом лицо Изабеллы и её протянутую руку. 

Цветочница поняла, что в своём одеянии, состоящем из удобных джинсов и свободной футболки, с волосами, небрежно завязанными в хвост, вероятно, выглядит даже моложе своих относительно юных двадцати четырёх лет. 

- Я управляю этим магазином почти пять лет, - ответила она с лёгкой улыбкой, совершенно не обидевшись. 

- Понятно, - сказала Лорен и в конце концов пожала руку Изабеллы кончиками своих тщательно ухоженных пальцев. – Я хочу заказать доставку композиций из живых цветов домой и на рабочее место. Вы считаете, что справитесь с чем-то подобным? 

- Разумеется, мэм. Сейчас я возьму бланки заказов, и мы начнём. Присядьте, пожалуйста, и угощайтесь чаем и сладостями. 

Когда Изабелла вернулась со своим блокнотом и ручкой, к кончику которой был прикреплён большой срезанный нарцисс, Лорен сидела на стуле с наименее выцветшей обивкой, положив на колени свою сумку от Burberry

- Расскажите мне, пожалуйста, о заказе для рабочего места, миз… 

- Мэллори. Миз** Лорен Мэллори. Мне нужна классическая цветочная композиция для стойки регистратуры в педиатрическом отделении Мидоулэндского медицинского центра. Никаких дешёвых сельских цветов вроде подсолнухов или маргариток. Это должны быть каллы, светлые розы, причудливые тюльпаны и тому подобное. Если вам нужны конкретные примеры, я могу их предоставить. 

- В этом нет необходимости. Я представляю, что вы имеете в виду, - Изабелла потянулась к стоящей рядом корзине и, достав из неё фотоальбом, раскрыла его. – Вот некоторые из букетов и композиций, которые я сделала с использованием калл. В следующем разделе представлены белые розы. 

Изабелла спрятала улыбку, увидев удивление на лице посетительницы. Девушка не стала заявлять о своём художественном таланте, но знала, что унаследовала дар своей матери видеть красоту, которую можно получить из исходных необработанных материалов. 

- Да, хорошо, такие композиции подойдут. 

- Желаемый ценовой диапазон? 

Лорен фыркнула, словно подобный вопрос был чем-то неприличным: 
- Полагаете, ваши услуги могут оказаться мне не по карману? 

- Ни в коем случае, миз Мэллори, - недоумённо ответила Изабелла. – Я всего лишь пыталась собрать информацию, которая поможет мне в процессе выбора и создания композиций. 

- Я ожидаю, что вы будете использовать качественные материалы, подходящие для офиса известного в стране врача. Цена не имеет большого значения. Разумеется, я буду внимательно изучать накладные и не допущу ненужных расходов. Я корпоративный юрист и… 

- Я бы никогда!.. – воскликнула Изабелла, захваченная врасплох таким предположением, но потом напомнила себе, что Лорен Мэллори совсем недавно приехала в город и не знакома с её безупречной деловой репутацией. 

Они закончили обсуждение офисной поставки и перешли к цветам, которые Лорен хотела для дома, где жила вместе с доктором Калленом. Несмотря на её желание «соответствующего» выбора, она запуталась при попытке описать, что имеет в виду. 

Изабелла предложила, чтобы Лорен привезла фотографии дома, но та была чересчур нетерпелива и, очевидно, слишком занята для подобных хлопот, поэтому они приняли решение, что флористка сама заедет к заказчице домой после закрытия магазина. 

Как только Лорен вышла, в магазине появилась Шэрон Делани из зубоврачебного кабинета. Она подождала, пока блестящий «Мерседес» скроется из виду, а потом повернулась к Изабелле со знающим взглядом: 
- Стерва, не так ли? 

Изабелла хохотнула и покачала головой, не разглашая своих мыслей. 

Шэрон знала, что добывать информацию подобным образом бесполезно. Поэтому она просмотрела ассортимент офисных кадок для растений и ухмыльнулась: 
- Позавчера она делала отбеливание зубов у доктора Джефриса. Он подумывал закрыть дверь и включить газ – только чтобы прекратить пребывание в одном помещении с этой дамой. Манипуляцию выполняла бедняжка Мелисса, она сказала, что эта женщина сводила её с ума даже с отбеливающими каппами во рту. 

Не удержавшись, Изабелла весело фыркнула. 
- Тебе помочь подобрать что-нибудь, Шэрон? 

- Я просто смотрю. Менопауза задаёт мне жару, поэтому мне нужно что-нибудь бодрящее в те дни, когда нечем заняться. И, разумеется, я пользуюсь любым предлогом, чтобы уйти с работы, когда доктор Кроули не в настроении. 

На тридцать восьмой неделе беременности Джейн Кроули была весьма сварливой. Только на днях её измотанный муж, Тайлер, побывал в цветочном магазине, чтобы купить дюжину красных роз в надежде вызвать у неё улыбку. Изабелла слышала, что на следующий день он пришёл на работу с несколькими царапинами, которые могли появиться от ударов по голове шипастым букетом. 

- Итак, Изабелла, ты уже познакомилась с доктором Калленом? Жаль, что он не семейный врач – никогда не думала, что буду завидовать слюнявым младенцам. Такие мужчины – большая редкость. 

- С ним самим я ещё не встречалась, но миз Мэллори только что сделала заказ на ежедневную поставку цветочной композиции для педиатрического отделения. – Не было необходимости упоминать о предстоящем домашнем визите. 

- Я слышала, на работе ему гораздо спокойнее. Когда наш доктор и его Госпожа вместе появляются в городе, она держит его на коротком поводке. 

Изабелла скептически изогнула бровь. Она знала, что отношения такого рода существуют – даже в маленьких городах, - но ей казалось, что подобная информация обычно не становится общеизвестной. 

- О, наверняка я, разумеется, не знаю, - сказала Шэрон, - но это лучшее объяснение из всех, что приходят в голову. По какой ещё причине мужчина мог бы поладить с такой контролирующей чопорной гарпией? 

Хорошо, что вопрос был риторическим, потому что у Изабеллы не хватало опыта для ответа. Ещё в старших классах у неё пару раз были непродолжительные влюблённости, а в двадцать один год она потеряла девственность в результате летнего романа. Когда Бен вернулся в колледж, они пытались поддерживать отношения на расстоянии, но и отдалённость, и различие в их жизненных обстоятельствах в конце концов сделали своё дело. Его волновали учёба, экзамены, вечеринки, а её – влияние засухи и удорожания топлива на прибыль. 

После Бена у неё было несколько свиданий. Ничего не вышло и, честно говоря, Изабелла была слишком занята, чтобы беспокоиться об этом. Временами, обычно перед сном, предаваясь чтению главы из недавно скачанного романа, она горячо желала любить и быть любимой. Но это было мимолётное чувство, неизменно исчезающее с приходом утра, когда ей необходимо было сосредоточиться на своих ежедневных обязанностях. Кроме того, жизнь научила её принимать неизбежное, а шансы найти спутника жизни в этом городке, удручающем своим постоянством, уменьшались с каждым новым свадебным букетом, который она составляла. 
 

Глава 3. Доктор Эдвард Каллен


Приготовив небольшой, но элегантный подарок на новоселье в виде букета из коротких белых тюльпанов в пятидюймовой кубической стеклянной вазе, Изабелла направилась к крошечному домику, который унаследовала от матери, а потом села в свой потрёпанный пикап «Шевроле» и поехала к резиденции Каллена-Мэллори. Она была поражена при виде безупречной лужайки и свежеокрашенного деревянного забора. 

Прежде эта усадьба принадлежала детям старого МакКарти, богатого затворника, который, по слухам, был известным поэтом, писавшим под псевдонимом Jags the Hag***. По какой-то причине он позволил своему особняку, построенному в колониальном стиле, почти полностью развалиться. После его смерти семья выставила усадьбу на аукцион, просто чтобы избежать налогового бремени. 

Проданный за бесценок, дом требовал капитального ремонта даже просто для того, чтобы в нём можно было жить. В последние дни перед смертью МакКарти Изабелле приходилось доставлять в этот дом «букеты сочувствия» и, приближаясь ко входной двери, она всякий раз опасалась, что сгнившее крыльцо просто провалится под ней. 

Теперь же величественный особняк щеголял обновлённым фасадом, и Изабелла довольно смущённо одёрнула свою юбку в богемном стиле. Возможно, для этой встречи следовало одеться более традиционно. 

Она удивилась, когда дверь ей открыла Элис Уитлок. На этой почтенной женщине поверх цветастого платья был надет передник, она тепло улыбалась, отчего по лицу разбегались милые морщинки. 

- Заходи, дорогая. Миз Мэллори тебя ждёт. 

- Вы здесь работаете, миссис Уитлок? – спросила Изабелла. 

- Вот только не начинай снова. Просто Элис. И да, доктор Каллен был так добр, что предложил мне место повара и домоправительницы, когда узнал, что у Джаспера плохо со спиной. Мой бедный старик больше не может брать на себя столько строительных работ, сколько раньше и в конце концов нанял мастера. Разумеется, это означает и ещё одну зарплату в платёжной ведомости – а с непутёвым сыном, который только и годен на то, чтобы объедать нас… 

Изабелла сочувственно обняла её. Джейк Уитлок был печально известен в городе как человек, паразитирующий на своих родителях. Потеряв стипендию в колледже из-за употребления наркотиков, он вернулся домой, чтобы помогать отцу. К несчастью, парень был ленивым и ненадёжным, и Джасперу проще было отправить его домой, чем пытаться присматривать за ним на работе. 

Джейк несколько раз приглашал Изабеллу на свидания, но она всегда вежливо отказывалась. 

Элис взяла у Изабеллы вязаный жакет и повесила его в шкаф. 
- Миз Мэллори в своём кабинете. Эдварда ещё нет дома, но он каждый день возвращается в разное время. Этот молодой человек, похоже, работает не покладая рук. 

Идя вслед за Элис по дому, Изабелла восхищалась блестящими мраморными полами, затейливой лепниной и откровенно дорогими элементами декора. Она никогда в жизни не бывала в такой богатой обстановке и сейчас чувствовала лёгкий испуг. Этот стиль жизни был безмерно далёк от её облупленной ванны и скрипучих деревянных полов. 

Когда Элис постучала в приоткрытую дверь кабинета Лорен, та разговаривала по телефону и жестом предложила Изабелле присесть. 

Изабелле стало жаль того, кто был на другом конце провода. Лорен сурово отчитывала, критиковала и угрожала, требуя, чтобы была исправлена ошибка, допущенная при заполнении какого-то бланка. 

Молодая флористка съёжилась, когда Лорен сильно хлопнула ладонью по массивному письменному столу красного дерева и закончила разговор. 

- Минуточку, - вздохнула она, потирая виски, потом нажала кнопку на базовом модуле телефона. – Элис, пожалуйста, принесите мне водку с тоником, - и обратилась к гостье: - Хотите чего-нибудь выпить, эээ… 

- Изабелла, - напомнила она адвокату. – И нет, спасибо, не стоит. 

- Значит, одну водку с тоником. Впрочем, я сама зайду по дороге, - Лорен убрала руки с висков и встала. – Давайте я покажу, где нужно будет разместить цветы. 

Изабелла протянула ей вазу с тюльпанами: 
- Кстати, миз Мэллори, это вам. Подарок на новоселье и маленький образец. 

- Хммм, элегантная утончённость… хорошо. Похоже, вы более компетентны, чем кажется. 

При этом двусмысленном комплименте Изабелла сохранила невозмутимое выражение лица и просто кивнула: 
- Спасибо. 

Лорен приняла вазу и направилась к двери, Изабелла последовала за ней. В большой официально обставленной гостиной хозяйка показала место для первой композиции. Изабелла несколько раз быстро щёлкнула фотокамерой своего мобильного телефона и вошла за клиенткой в огромное, высотой в два этажа, фойес потрясающей двойной лестницей и массивной люстрой. Между двумя крыльями лестницы стоял круглый стол. 

- Здесь будет главная композиция. Очевидно, она должна быть довольно большой, чтобы соответствовать пространству, но всё же не отвлекать от архитектурных деталей. Я не против повторов, но хотела бы, чтобы было не меньше восьми разных вариантов, чередующихся каждую неделю. 

Изабелла кивнула, ей уже просто не терпелось взяться за альбом для зарисовок и запечатлеть свои идеи на бумаге. 

Лорен в задумчивости поднесла пальцы к губам: 
- А можно добавить ещё одну композицию? Я представляю, что это большой заказ для вас, и пойму, если вы не сумеете выполнить его. 

Внутренне ощетинившись на это замечание, Изабелла пару раз сжала зубы перед тем, как ответить: 
- Мои сотрудники и я вполне способны справиться с вашим заказом, миз Мэллори. Мы делали цветочное оформление для нескольких больших свадеб и общегородских мероприятий. Это не проблема. 

Светловолосая женщина пренебрежительно махнула рукой: 
- Дайте мне знать, если это всё-таки будет слишком трудно для вас. Естественно, приоритетной является офисная композиция. И, раз уж вы так уверены, думаю, было бы приятно видеть маленькую, менее формальную аранжировку на столе для завтрака. Я покажу вам, где это. 

Лорен распахнула дверь в просторную кухню, но остановилась так быстро, что Изабелла чуть не налетела на неё сзади. 

- Эдвард, я не знала, что ты дома. Ты ведь должен был позвонить, выходя из офиса, чтобы я могла отдать распоряжение Элис начинать готовить ужин. 

- Прости, милая, я забыл. День был трудным, и я просто хотел поскорее выйти за дверь. 

Изабелла выглянула из-за миниатюрной Лорен и увидела широкоплечего мужчину в белой оксфордской рубашке с голубым галстуком. Облокотившись на стол, он рылся в вазе с фруктами. 

- Эдвард, у нас в доме гостья. Это Изабелла – девушка, которой принадлежит местный цветочный магазин. Она будет делать те цветочные композиции, которые мы обсуждали. Изабелла, доктор Каллен. 

Положив обратно выбранное им яблоко, доктор Каллен пересёк разделявшее их пространство и протянул руку: 
- Здравствуйте. Можете звать меня Эдвардом, - он повернулся к Лорен и быстро поцеловал её в губы. – Мы разговаривали о цветочных композициях? 

- Да, на прошлой неделе… неужели ты не помнишь? Для дома и для стойки регистратуры в твоем отделении, – спросила она сдавленным голосом, натянуто улыбаясь. Всё в ней вдруг стало выглядеть напряжённым. 

Он провёл длинными пальцами по растрёпанным рыжеватым волосам, которые удивительным образом совпадали с восторженными описаниями, услышанными Изабеллой. 
- Должно быть, вылетело из головы. Я уделял основное внимание знакомству с новыми пациентами и… 

- Уверена, Изабелле не интересны твои проблемы на работе, ей нужно закончить дела здесь, - перебила его Лорен. Она посмотрела на молодую женщину, которая теперь внимательно изучала висевшую позади неё картину. – Не хотите ли перед уходом сфотографировать комнату для завтраков? 

- Ах да, конечно, - Изабелла с нетерпением ждала возможности избежать неловкого присутствия в комнате. Проходя в комнату, примыкающую к кухне, она быстро взглянула на врача. Он стоял рядом с Элис возле кухонной мойки и, похоже, вёл с ней тихий лёгкий разговор, время от времени энергично откусывая от большого красного яблока. Элис с усмешкой кивала. 

На фотосъёмку ушло всего несколько секунд, после чего Изабела и Лорен ушли с кухни. Когда доктор Каллен крикнул вслед с набитым ртом: «До свидания!» - адвокат поморщилась: 

- Извините за грубое поведение доктора Каллена, - вздохнула она. – Он имеет склонность отключать дома свой профессионализм, даже когда мы не одни. 

- Всё в порядке, миз Мэллори. Это меня ничуть не побеспокоило. 

- Да, но… - Лорен сделала большой глоток из стакана, который держала в руке, - это побеспокоило меня. 

Хотя Изабелле нравилось посвящать субботние вечера и воскресные утра чему-то не связанному с работой – и даже просто бездельничать – она взялась за заказ Мэллори в тот же вечер. Снисходительное отношение этой женщины наполнило Цветочницу решимостью продемонстрировать всё, на что она способна. 

В восемь утра в ближайший понедельник Элис впустила Изабеллу в дом Каллена-Мэллори, чтобы она могла разместить там результаты своей работы. 

- Ох, как красиво! – воскликнула Элис, когда увидела внушительное произведение искусства для фойе. – И так чудесно пахнет. 

- Спасибо, - ответила Изабелла. – Миз Мэллори дома? 

- Нет, они оба уехали очень рано. Ей целый час добираться, а Эдвард перед работой ходит в спортзал. 

- О. Я надеялась узнать её мнение. Хочу убедиться, что заказчица довольна. 

- Они наверняка будут счастливы. Ну, миз Мэллори, по меньшей мере, будет удовлетворена их соответствующей элегантностью, - Элис хохотнула. – А Эдвард, вероятно, вообще ничего не заметит. Он не обращает большого внимания на подобные вещи. 

Изабелле пришлось мысленно признать, что ей захотелось услышать от Элис что-нибудь ещё об этой любопытной паре. Столь необычное для неё чувство было быстро подавлено. Она проводила достаточно времени среди сплетниц и не хотела стать одной из них. 

Однако Элис сама рассказала ей кое-что интересное, пока вносила в дом одну из двух композиций, остававшихся в фургоне. 

- Можно было бы подумать, что этот молодой человек много о себе возомнит – учитывая целую стену сертификатов и наград, которые миз Мэллори развесила в его кабинете. Но когда удаётся немного разговорить его, оказывается, что он на редкость простой. Меня удивило, как быстро он приспособился к провинциальному образу жизни. 

- Но не миз Мэлори, - пробормотала Изабелла, забыв, что нужно держать свои мысли при себе. 

Элис поджала губы и попыталась ответить, сохраняя уважение к своей нанимательнице: 
- У меня такое чувство, что миз Мэллори считает этот дом временным жилищем. Она полагает, что у Эдварда что-то вроде раннего кризиса среднего возраста и что в конце концов он захочет вернуться в большой город. 

- Но вы не думаете, что он захочет? – Изабелла всё-таки перестала притворяться незаинтересованной. 

- Он не сказал мне ничего, что указывало бы на его желание уехать или остаться, но у меня такое ощущение… - она замолчала, а потом безмятежно улыбнулась: - Думаю, время покажет. 

Изабелла поболтала с Элис ещё пару минут на отвлечённые темы, проинструктировала её, как ухаживать за цветами, чтобы они подольше сохранили свежесть, а потом поехала в Мидоулэндский медицинский центр. Он открывался в девять, и ей нужно было каждый понедельник устанавливать композицию на место до этого времени, если не будет распоряжения перестать это делать. 

Она подошла к парадной двери, которая оказалась запертой, и постучала в стекло. Приятного вида пожилая женщина, сидевшая за стойкой регистратуры, кивнула и встала, чтобы впустить её. 

- Должно быть, вы Изабелла Свон? Я о вас так много слышала! Ваша подруга Виктория – моя внучатая племянница. 

- Тётя Ди? Та самая тётя Ди, которая в прошлом месяце дёрнула за трусы двоих старшеклассников, потому что на них слишком низко сидели брюки? 

- Именно! – она лукаво ухмыльнулась и, забрав у Изабеллы цветочную композицию, крепко обняла девушку. – Рада наконец-то познакомиться с тобой. Виктория всё время говорит, что должна взять тебя с собой на один из моих Покерных вечеров для девушек, чтобы я могла как следует тебя испортить. 

- Не думаю, что это хорошая идея, - услышала Изабелла чей-то баритон справа от себя. Обернувшись, она увидела доктора Каллена, входящего через дверь, ведущую в смотровые кабинеты. Его волосы были влажными, на лице сияла широкая улыбка. – Этому городу необходимы хотя бы один или два достойных человека, которые не были бы осквернены вашим развращённым умом и разгульными мероприятиями. Кстати об алкоголе, я всё ещё подозреваю, что в чашке, которую вы принесли мне в пятницу, был не только кофе. Доброе утро, Изабелла. 

Она подавила смех и кивнула: 
- Здравствуйте, доктор Каллен. Я привезла офисную композицию. Об остальных уже позаботились. 

Она постаралась говорить как можно более расплывчато. Это было всего лишь предчувствием, но, судя по тому, как описала этого человека Элис, Изабелла поняла, что он был бы признателен за конфиденциальность в тех аспектах, которые могли подчеркнуть его богатство. 

Казалось, он понял её намерение и задумчиво потёр ладонью подбородок: 
- Это отлично, спасибо вам. Я ценю это, - он дружески улыбнулся, а потом повернулся к Ди: - Я осмотрел эту композицию. Если завтра в ней чего-нибудь будет недоставать, я не поверю ни одной из ваших историй о мерзких цветочных феях, промышляющих воровством – как не купился, когда однажды в мой обед вторглись сумасшедшие живые коржики. 

Изабелла усмехнулась и, направившись к двери, прощально помахала рукой. Её собственный магазин открывался в десять, а ей нужно было ещё многое успеть до того, как она перевернёт табличку той стороной, на которой написано: «Открыто». 

На следующее утро она позвонила Лорен на мобильный телефон и оставила сообщение, в котором спросила, приемлемы ли композиции, и сказала, что будет рада обсудить любые изменения или предпочтения для следующей доставки. Лорен не перезвонила, поэтому Изабелла продолжила работу, предположив, что заказчица довольна. 

Так и пошло. Каждый понедельник Цветочница обновляла три композиции в доме и одну в педиатрическом отделении. Если там оказывался доктор Каллен, что бывало нечасто, они обменивались с ним парой слов, но прошло два месяца, прежде чем снова дала о себе знать Лорен. 

Мобильный телефон зазвонил в полседьмого утра во вторник. Изабелла срезала цветы в оранжерее. 

- Как я рада, что вы уже не спите! – Лорен часто дышала в трубку. Казалось, она бегом спускается по лестнице. – Мне необходима огромная услуга, и я заплачу вам за беспокойство. Я совершенно забыла, что у моего секретаря сегодня день рождения, и мне нужно подарить ему что-нибудь. Есть ли возможность сделать для меня большую композицию, с использованием лилий «Звездочёт»? Просто нелепо, как он любит эти штуки. Мило. но нелепо. О, и она должна быть розовой! Вы можете включить в неё побольше розовых цветов? Мне нужно забрать её через тридцать минут. Это возможно? 

Изабелла подумала. Если она сейчас же сядет в свой грузовик… дорога займет примерно десять минут … можно разобрать заказ Томпсона и использовать его как основу… 

- Я могу это сделать, - ответила она, уже торопливо шагая к дому за ключами и бумажником. 

Лорен забрала композицию ровно в семь утра и заплатила Изабелле сверх счёта двести долларов, от которых флористка пыталась категорически отказаться. С этого времени в чеках, которые сопровождали ежемесячный корешок счёта-фактуры, всегда была приписка: «Спасибо», - в строчке для примечания. 

Это была пятница – туманный жаркий вечер в начале августа – именно тогда доктор Каллен сделал свой первый заказ. Изабелла уже готова была перевернуть табличку той стороной, на которой написано: «Закрыто», когда перед её магазином остановилась чёрная «Ауди». Девушка отперла дверь и подошла к прилавку. 

И подождала. 

Через пять минут Изабелла подошла к окну и выглянула наружу. Доктор Каллен сидел на водительском месте и, казалось, пристально смотрел на приборную панель. Когда прошло ещё несколько минут, а он так и не сдвинулся с места, она вышла к его машине. 

Он не посмотрел на неё, когда она приблизилась к его окошку, поэтому она легонько постучала в стекло. Плечи доктора Каллена дёрнулись от неожиданности, когда он повернул голову и увидел Изабеллу. Несколько долгих секунд он молча глядел на неё, а потом открыл дверь. 

Цветочницу испугал его измождённый вид. Обычно белоснежная, сейчас его рубашка была помятой, пропотевшей, с расстёгнутым воротом. Распущенный галстук криво болтался на шее, а волосы… что ж… они перешли границу между стильно растрёпанными и катастрофически взлохмаченными. 

Изабелла взглянула на его покрасневшие веки и положила ладонь ему на руку. Она отвела его в магазин, посадила на стул и включила чайник. Пока вода нагревалась, разложила печенье и булочки на керамическом блюде. Девушка сомневалась, что он захочет что-то, но это позволило занять себя в ожидании какого-нибудь указания на причину его появления. 

Он всё ещё не заговорил, когда она выбрала пакетик ромашкового чая и положила в его чашку с кипятком. Не желая, чтобы ему показалось, что она давит на него, Изабелла начала срезать увядшие листья с растений, расположенных возле стола. 

Она занесла секатор над цветами в белой корзинке, когда он заговорил – почти шёпотом: 
- Вот… это. Как вы думаете, это подойдёт для… маленькой девочки? 

Она посмотрела на миниатюрную розу, обильно покрытую маленькими розовыми цветами. 

- Мне кажется, это очень хороший выбор. Правда, при выращивании в помещении за мини-розами нужен очень тщательный уход, поэтому если вы ищете что-то менее требовательное, у меня есть разнообразные стрептокарпусы, они такие же милые. Я могу перенести их в эту корзинку, если хотите. 

Он слегка опустил голову, что можно было истолковать как кивок, и Изабелла быстро заменила цветок. 

- Вы сказали, это для малышки? Я могу прикрепить мягкую игрушку… медвежонка. Глаза и нос вышиты, так что это безопасно для детишек. Разумеется, для девочек традиционно выбирают розовых, но у меня есть и зелёный, и жёлтый, и… 

Она замолчала при звуке сдавленного рыдания. Врач закрыл лицо руками и покачал головой. 

- Не имеет значения, безопасно ли это, - тихо простонал он между дрожащими вдохами. – Она никогда не увидит его… никогда ничего не увидит… такая крошечная и… внезапно… боже, их лица… их малышка… 

Изабелла пододвинула стул ближе к нему и притянула его в объятия. Не имело значения, что они были едва знакомы, что их разговоры никогда не заходили дальше обмена любезностями. Она сделала бы то же самое для любого человека, нуждающегося в утешении. 

Через некоторое время её руки ныли под весом его тела. Ноги занемели из-за неудобного положения, в котором она сидела, а блузка промокла от слёз. Но всё-таки она продолжала держать его и не отпустила бы, пока он не был готов. Даже когда он гневно выкрикнул что-то ей в плечо, испугав так, что она ударилась бедром о край стола, Изабелла не разжала рук. Чай выплеснулся ей на ногу, а любимая чашка её матери свалилась на пол и разбилась, но девушка этого почти не заметила. Она просто продолжала обнимать его. 

Два дня спустя Изабелла начала готовить цветы для похорон Бри Таннер. 

Ей всегда было трудно заходить в дом умершего, и обычно она старалась выполнить свои обязанности как можно быстрее. Но на этот раз, увидев крошечный розовый гробик, которому предстояло вскоре послужить последним прибежищем ребёнка, она остановилась. Положив траурный букет на ближайший стол, Изабелла закрыла глаза и провела пальцами по гладкому атласу. Её почти сломила потеря матери, которая отсутствовала большую часть её жизни… и она не могла представить себе, как можно похоронить собственное дитя. Когда по лицу девушки полились слёзы, она повернулась и побежала к фургону. 

На эти похороны – вторые в её жизни – Изабелла надела простое чёрное платье, купленное четырьмя годами раньше. Хотя она не была знакома с Таннерами, но чувствовала себя связанной с их трагической потерей через горе доктора Каллена. В церкви девушка собиралась занять место в заднем ряду – как посторонняя, явившаяся отдать дань уважения. Однако когда она пришла, как раз к началу траурной церемонии, там уже сидел, опустив голову, одинокий сгорбленный мужчина. 

Доктор Каллен не выглядел удивлённым, когда увидел, что она садится рядом. После приветственного кивка его голова снова опустилась. Он был неподвижен как статуя до самой последней молитвы, когда его тело начало дрожать, как от холода. Изабелла потянулась и взяла его за руку. Тихо вздохнув, он слабо сжал её пальцы. Она ответила тем же, а потом отпустила его руку и ушла.


 



* День Матери (Mother's Day) – международный праздник. В этот день принято поздравлять матерей и беременных женщин. В США, как и во многих других странах мира, отмечается во второе воскресенье мая; 
** Миз (Ms) - нейтральное обращение к женщине в англоязычных странах, не подчёркивающее её семейное положение, подходит для любой женщины; появилось в 1950-х годах, вошло в употребление с 1970-х годов по инициативе феминистского движения; 
*** Jags the Hag – игра слов, которая может обозначать что угодно – от зазубрины до запойной мегеры (и это ещё самые приличные варианты). Видимо, псевдоним соответствовал характеру.
 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/66-559-1
Переводы O_Q (Ольга) Маришель 50 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Маяк
Из жизни Роберта (18+)
❖ Пиар, Голливуд и РТП
Opposite
❖ TIFF. Международный ки...
Opposite
❖ Ровер /The Rover
Фильмография.
Последнее в фф
❖ Верни меня к жизни. Эп...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Бонус
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Эпилог
СЛЭШ и НЦ
❖ The Flower Girl |...
Переводы
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Глава 1...
СЛЭШ и НЦ
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 304
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 6
Гостей: 1
Пользователей: 5
elen5796 Lena87 Маришель Pups_riescha_2707 natlav76


Изображение
Вверх