Творчество

Semper Fidelis. Глава 34. Часть 3
01.03.2017   20:56    
С момента прибытия первого взвода в Дарвешан прошло около часа. Информация о внезапной зачистке уже дошла до местных властей, и Эдвард с Уитлоком вынуждены были отправиться на встречу к главе администрации, который ждал их в своем офисе злой, как черт.
Афганские власти прекрасно понимали, что американцы держат их за ручных зверьков, но каждый раз страшно обижались, когда те даже не пытались это скрывать.
Кинг умел их задабривать, вовремя бросая подачки и расточая лицемерные улыбки. У лейтенанта Каллена же отношения с местными военными никак не складывались. Он всегда говорил им только правду. А правда была им совершенно не нужна. Правда их оскорбляла. И Эдвард знал, что половина афганских военных мечтала пустить ему пулю в лоб. Но пока за спиной у Каллена были вооруженные до зубов морпехи, а в небе то и дело пролетали нагруженные бомбами F-15, Сангару и его людям оставалось только шептать себе под нос забористые проклятья и молиться Аллаху о судном дне для всех неверных.
«Хамви» притормозил на соседней улице, и лейтенант вышел из машины вслед за штаб-сержантом, который с кем-то переговаривался по гарнитуре.
- Сколько они уже там проверили? – осведомился Эдвард.
Феодоракис считал ниже своего достоинства выходить с ним на связь, и о ходе поисков снайпера они узнавали от сержанта Орлова, который старательно приглядывал за чересчур самостоятельным военным следователем.
- Пятнадцать домов, – ответил Уитлок.
- И что?
- Ничего, – хмыкнул штаб-сержант, оглядываясь по сторонам.

Ничего. Разумеется, ничего. Вся эта затея изначально казалась ему авантюрой. Хорошего снайпера так не вычислишь. И Феодоракис не мог этого не знать. Лейтенанта не оставляло ощущение, что всё это какая-то игра. Этот следователь специально нанял ассистентом Беллу Свон, чтобы позлить лейтенанта Каллена. Ну, зачем тогда в «Хамви» он сказал Феодоракису, что считает эту девчонку трусливой зайчихой и посмеялся над её мечтой стать снайпером?!
Этот чертов следователь оказался таким же азартным фанатиком, как сержант Янг, и теперь назло Эдварду решил выпестовать из нее стрелка. И ведь он пробудет здесь всего пару месяцев и поедет домой, чтобы потом за кружечкой пива в баре вспоминать, как красиво он поставил на место сосунка-лейтенанта. А Эдварду придется еще целый год приглядывать за этой снайпершей-нимфоманкой, чтобы та не словила пулю сама и не утащила на тот свет своих приятелей. Хватит уже роте «Браво» смертей. Хватит.
Феодоракис никогда не смотрел в глаза родителям этих ребят на проводах. И не он будет потом стоять над их гробами, когда под звуки выстрелов их опустят в землю. Ему плевать, что будет дальше. Для таких, как он, есть только собственное раздутое эго. И если кто-то посмел задеть это эго, Феодоракис сделает все, чтобы насолить обидчику, даже ценой жизни пары статистов. Ведь если Беллу Свон убьют, Феодоракису будет на это насрать. Он ведь даже к родителям ее не приедет. Просто сделает пометку в своем долбаном блокноте.

Этот трехпалый Эдгар Гувер (13) специально выбрал для зачистки первый взвод. Специально взял с собой в Дарвешан Беллу Свон. Какую игру он опять затеял? И какое место он отвел в ней Эдварду?
Быть пешкой в руках пусть даже очень хорошего игрока – не самое приятное ощущение.
Дьявол!
- Уитлок, движение справа! – оповестил он штаб-сержанта, краем глаза уловив, как промелькнула в подворотне чья-то тень.
- Вижу, сэр, – отозвался взводный сержант, державшийся чуть в стороне от командира. – Это дети.

- Чёрт бы их побрал, – проворчал Каллен. Местные дети были вечной проблемой во время зачисток. Выскакивая в самых неожиданных местах и подглядывая за морпехами из укрытия, они так и напрашивались на пулю. Едва не пристрелив семилетнего «сталкера» в Кандагаре, Эдвард чуть не поседел и потом еще неделю вздрагивал от звуков детского смеха. Хорошо, что он тогда удержался. Но потом судьба все равно на нем отыгралась. С чистой совестью с войны приходят единицы. И лейтенанту Каллену это не удалось.
- Как думаете, найдет следователь этого снайпера? – хмыкнул Уитлок, шуганув детей из подворотни и убедившись, что кроме них там больше никого нет.
- Не уверен. Я сначала думал, что он профи. Но после того как он нанял ассистентом рядового Свон, я начинаю в этом сомневаться, – сказал Эдвард.
- А что не так с этой Свон? – поинтересовался Уитлок. – С ней ведь Элис дружит. Вроде бы нормальная девчонка.
- Нормальная? – хмыкнул Эдвард, вспомнив, как увлеченно Свон играла языком во рту у журналистки. Здесь явно чувствовался большой талант, но совсем не к военной службе. – Нормальная – это не про нее. Она хочет быть снайпером.
- Снайпером? Но женщин в снайперы не берут, – засмеялся Уитлок.
- Вот именно. Но она ничего и слушать не хочет, – сказал Эдвард. – И лезет все время под пули. Чтобы мы увидели, какая она Лара Крофт, и к Рождеству преподнесли ей винтовку в подарочной обертке. Так что, каков ассистент, таков и следователь. Ничего хорошего я от него не жду. Этот капитан приехал сюда не расследовать убийства, а совершать их.
- Так это ведь и есть наша работа – убивать врагов, – усмехнулся штаб-сержант.
- Нет, сержант. Наша работа – выполнять боевые задачи, и убийство здесь не цель, а средство, – произнес Каллен, отогнав увязавшуюся за ними собаку. – Когда убийство становится главной целью, пора писать рапорт об отставке и принимать транквилизаторы. Феодоракису давно пора.

Уитлок ничего не ответил, и Эдварду показалось, что его рассуждения задели техасца за живое. Лейтенант тут же вспомнил, как яростно штаб-сержант рвался в бой, и понял вдруг, что Уитлок сюда тоже приехал убивать.
- Слушай, сержант... – начал Эдвард, но Уитлок вдруг проговорил:
- От меня Мария из-за этого ушла. Сказала, что я уже не человек, а приложение к винтовке.
- Уитлок... – Эдвард понял, что словесная диарея опять сослужила ему недобрую службу.
- Да все нормально, командир, – произнес Уитлок, просматривая подходы к следующему зданию. – Она права. И вы правы. Но тут от меня вреда меньше, чем на гражданке, и даже польза есть. Поэтому я здесь. И Феодоракис тоже. Лучше ведь талибов убивать, чем соседей, а транквилизаторы стоят недешево, – Уитлок улыбнулся, и Эдвард с облегчением понял, что гроза миновала. Сержант с юмором относился к своим тараканам, хотя те и разрушили его семью. После командировок в горячие точки разводилось больше половины морпехов. Редкие жены мирились с тем, что возвращался к ним совсем не тот человек, который уходил. И Эдвард с Уитлоком были лучшим подтверждением этой печальной статистики.
- Так что вместо транквилизаторов у меня личный медик, сэр, – уже весело продолжил Уитлок.
- Ах вот оно что! – ухмыльнулся Каллен. – Хитрый план. И каков прогноз лечения?
- Обнадеживающий, – улыбнулся штаб-сержант, и тут гарнитура в ухе Эдварда неузнаваемым голосом сержанта Орлова сообщила: «Лейтенант, у нас красный код».
- Что случилось? – похолодел Эдвард. Об атаке таким голосом не сообщают. Значит, не зря его с утра всё время как-то потряхивало. Неужели эта выскочка всё-таки доигралась?
- Йорк, сэр... – проговорил русский глухо. – Йорк ребенка застрелил.
Мать твою. У Эдварда потемнело в глазах.
- Орлов, вы где?
- На соседней с рынком улице, сэр, – ответил сержант. – В нас уже камни бросают. На предупредительные не реагируют.
- Огонь не открывать. Не ведитесь на провокации, – приказал Эдвард. – Зачистку приостановить. Немедленно свяжитесь со штабом. Может понадобиться подкрепление.
Уитлок кивнул лейтенанту, и Эдвард понял, что им в голову пришла сейчас одна и та же мысль: если в этом кишлаке есть боевики, теперь они полезут изо всех щелей...

Когда они с Уитлоком оказались на месте, возмущение уже переросло в бунт. Камни летели в морпехов со всех сторон. А на рыночной площади бесновался стихийный митинг. Тишина и благостное спокойствие в афганских селениях всегда были обманчивы – улыбчивые и гостеприимные, пуштуны вмиг превращались в диких зверей, как только чувствовали себя оскорбленными. А пролитая кровь невинного была для них самым страшным оскорблением из всех, за которое чужеземец часто расплачивался не только всем своим имуществом, но и жизнью.
- Где Йорк? – выкрикнул Каллен, тряхнув за плечо совершенно растерянного Орлова, который тщетно пытался успокоить протестующих и разогнать их по домам.
- Его арестовали, – ответил русский, и у Каллена сердце ухнуло в желудок.
- Кто?
- Местная полиция, – проговорил Орлов, отплевываясь от пыли. – Эти копы почти сразу после начала зачистки приперлись, принялись сопровождать нас, хотя мы гнали их прочь. И когда это все произошло, Йорк винтовку кинул и побежал, а они его сразу схватили. Я сам был далеко, а парни не успели помешать. Не стрелять же в них. Они же вроде как союзники...
- Надо было отбить, теперь проблем не оберешься, – глухо произнес лейтенант.
Сангар вцепится в парня когтями и зубами. Ему любой просчет американцев только на пользу – будет чем поторговаться со штабом.
- Как это произошло?
- Не знаю, сэр. Сам не видел, – произнес русский с виноватым видом. – Как я понял, пацан напугал его, и Йорк открыл огонь.
- Дерьмо, – выдохнул Каллен.
Что за чертов закон подлости? Стоило ему только сегодня вспомнить о том случае в Кандагаре, как это тут же произошло здесь. Вот только у Йорка с выдержкой оказалось хуже, чем у Эдварда, и он всё-таки спустил курок. Мать твою... Лучше бы этот парень мыл сортиры в Макдональдсе!
Толпа становилась всё больше. Кишлак утонул в яростных криках. А во главе процессии с мертвым сыном на руках шел со стеклянными глазами, словно живой мертвец, отец убитого ребенка. Это был не первый мертвый ребенок, которого видел Эдвард: несколько раз он сам вытаскивал из разрушенных артиллерией или авиацией домов тела убитых детей. Но никогда ему не приходилось смотреть в глаза их родителям, потому что трупы их обычно находили рядом с детьми.
Снаряды, в отличие от живого стрелка, не делали различия между боевиками и простыми жителями, тем более что даже с земли отличить одних от других порой было не так просто.
Сейчас же отец ребенка был прямо перед ним. И Эдвард понимал, что нужно что-то сказать, как-то отреагировать. Но в голове у него не было ни одной мысли.
Этот малыш – ровесник Карли. А может быть, еще младше. Твою мать...
По руке ребенка на землю стекала кровь. И вместо черноволосого афганского мальчика Эдварду вдруг привиделось безжизненное тело Карли. В глазах у лейтенанта потемнело. Господи, пусть никогда он не окажется на месте этого мужчины.

И тут в толпе разъяренных махмудов на рыночной площади Эдвард увидел знакомое лицо. Темнота перед глазами тут же развеялась.
Рядовой Изабелла Свон. Совершенно одна, в пяти сотнях футов (прим. - около 150 м.) от них, она была со всех сторон окружена народными мстителями. И Каллен понял, что сейчас они просто порвут этого солдата Джейн на части. Тем более что в руках у нее была винтовка. Винтовка? Кто мать твою, дал ей винтовку?
- Свон! Сюда! – закричал лейтенант и увидел, как подкравшийся к ней сзади бородач схватился за ремень винтовки и собрался ее сдернуть. – Свон! Сзади! – бросился к ней Каллен, но прежде чем он успел среагировать, девчонка вдруг от души шарахнула нападавшего прикладом в солнечное сплетение, а потом по лицу и в несколько прыжков добралась до ближайшего забора. Похоже, в депо ее все-таки чему-то научили…
- Свон! – подскочил к ней Эдвард. – Где Феодоракис?
- Не знаю, сэр, – помотала она головой, восстанавливая дыхание. – Он исчез сразу же, как узнал про Йорка.
- Исчез? – Эдвард был вне себя от ярости. Этот хренов Арес (14) опять ведет себя как загулявший кот – приходит и уходит, когда ему вздумается. – Вот что, рядовой Свон. Раз ваш командир вас бросил, теперь я ваш командир. И я вам приказываю…
Но договорить лейтенант не успел: один из тех парней, которые кидали камни в морпехов, вдруг плашмя рухнул на землю. Песок под его головой тут же окрасился в алый цвет. Какого черта?
- Кто стрелял? – заорал в наушник Эдвард.
- Выясняю, сэр, – отозвался Уитлок. – Приказа никто не отдавал.
Жители кишлака в панике побежали в разные стороны, а Эдвард, приглядевшись, увидел, что вместо камня в руке у мертвого парня зажата граната.
Феодоракис. В прошлый раз закончил бой. А в этот раз начал. Его выстрел всегда должен быть исключительным.
- Уитлок, полная боеготовность!
Но не успел сержант ему ответить, как на другом конце площади прогремел взрыв. За ним еще один. И сразу же затрещала безумным дятлом Вуди пулеметная очередь. А спустя секунду – вторая.
Опять талибы появились как будто из воздуха. Иногда Эдварду казалось, что им действительно помогает Аллах.
- Перекрестный огонь, сэр, – прокричал Уитлок. В голосе его ясно слышалась радость.
- Работай, топ-ган (15), – отозвался Эдвард и, увидев, как Свон схватилась за винтовку, рявкнул на нее: – Отставить!
- Что отставить, сэр? – удивленно спросил сержант.
- Это не тебе. Простреливайте все позиции, – приказал Эдвард. – Свон, – повернулся он к девчонке, которая нахохлившись, как воробей, вертела головой из стороны в сторону. – В штаб! Немедленно! И ждать там, пока ваш командир не наиграется со своим пистолетиком.
- Но у меня есть винтовка, сэр, – возразила упрямая девчонка, сунув ему под нос трофейное советское старье.
- Рядовой Свон, сейчас здесь тридцать шесть отличных стрелков. Но без вас они, конечно, с врагом не справятся. И как мы только полгода тут без вас прослужили? – язвительно осадил ее Каллен. – В штаб. Живо!

Состроив недовольную гримасу, рядовой Свон все же повиновалась приказу и побежала к мобильному оперативному штабу, который был развернут через две улицы от рынка на небольшой площади, где местные по праздникам резали баранов. Эдвард последовал за ней – ему необходимо было срочно получить указания с базы и проработать план восстановления порядка в этом растревоженном улье.
Вокруг штаба всё было плотно оцеплено, и огневые точки оборудованы во всех угловых домах – к «Хамви», в которых находилось оборудование связи, нельзя было подпускать никого.
- Сидите здесь, – приказал Эдвард Белле Свон, показав на «Хамви», возле которого расположились кучкой медики. Девчонка нехотя поплелась туда и плюхнулась на землю возле колеса, положив винтовку на колени.
Порадовавшись, что хотя бы одной проблемой стало меньше, Эдвард направился к узлу связи, где его тут же взяла в оборот сержант Хейл:
- Лейтенант! Штаб отзывает взвод на базу. Сюда едут местные военные. Они примут эстафету.
- Передайте, что нас атаковали, сержант, – сказал Эдвард. – А Сангар пускай присоединяется к тем, чью сторону выберет.
- Капитан Кинг уже в курсе, что идет бой, – проговорила Хейл, и Каллен с удивлением посмотрел на нее:
- И всё равно нас отзывает?
- Да, сэр, – кивнула радистка.
- А Йорк? Мы не можем его оставить, – Эдвард окончательно перестал понимать логику командира роты.
- Майор Сангар пообещал обеспечить его безопасность, – сообщила сержант Хейл. Ее фиалковые глаза были наполнены иронией. Экс-фаворитка капитана Кинга прекрасно понимала, как позорно сейчас выглядит их бегство.
- Приказ понятен, – произнес глухо Эдвард. – Но пока боевики не будут уничтожены, я из кишлака не выйду.
- И к черту торпеды (16)? – усмехнулась сержант Хейл.
- Да. К черту торпеды и полный вперед, – кивнул Эдвард. Хотя Фаррагут не был его любимым полководцем, эта фраза всегда казалась ему квинтэссенцией американского военного духа.
- Я так и передам на базу, сэр, – хмыкнула Хейл, и в этот момент воздух вокруг них разорвала барабанная дробь пуль. Сразу несколько автоматчиков открыли по ним огонь прямо в лоб. Что за дерьмо? Они же здесь каждый дюйм осмотрели, и никаких боевиков тут даже близко не было!
- Орлов! – закричал Эдвард, вместе с радисткой укрывшись за забором, по которому тут же ливнем застучали пули. – Откуда они выползли?
- Хрен знает, сэр! Мистика! – отозвался ошеломленный русский. – Милье, занять крайний дом справа! Блэк, прикрывай связистов и лейтенанта!
Каллен посмотрел на Хейл. Радистка вся дрожала, вжав голову в плечи, и прерывисто дышала. Одна из пуль перелетела через забор и вонзилась в стену дома. И сразу за ней вторая сбила висящий над дверью колокольчик, который упал прямо к ногам Эдварда. Боевики знают, что за этим забором кто-то есть. И если у них есть мозги, сейчас сюда прилетит что-то похуже свинцового града.
- Хейл, – толкнул он ее в плечо. – Сейчас подъедет «Хамви», и мы переберемся к нему. Идешь первой. Я следом.
- А мы не можем остаться здесь, пока их не положат? – белыми губами прошептала она.
- Нет, – жестко произнес Эдвард. – Вперед. Нас прикрывают. Не скули.
Хейл обожгла его взглядом. От злости на него она тут же прекратила истерику.
Пригнувшись, радистка проскользнула ко второй калитке, возле которой ее уже ждали парни из команды Блэка. Сам Щенок прикрывал их сзади.
Быстрой рысью они уже практически добрались до подъехавшего к ним «Хамви», когда рядом вдруг раздался громкий хлопок, и утлая землянка на углу взлетела на воздух. Эдвард грохнулся на землю. По каске и по спине застучали осколки. Хейл оглушительно завизжала. Автоматчики затрещали с удвоенной силой.
Подняв голову, лейтенант сквозь пыльную завесу увидел радистку, на которой, прикрывая ее, лежал засыпанный камнями и пылью рядовой. Хейл уже пришла в себя и что-то кричала. Но оглохший Эдвард не мог разобрать, что именно. Все звуки вокруг слились в какую-то адскую какофонию.
Кто-то помог Каллену встать и дотащил до «Хамви». Проморгавшись, Эдвард различил над собой лицо Щенка, который тут же, стреляя, побежал дальше, а его место занял сержант Орлов.
- Ранены? – по губам прочитал его вопрос лейтенант и помотал головой.
Сержант стал что-то говорить ему, но Эдвард его все еще не слышал и огляделся по сторонам. Похоже, все обошлось малой кровью. Сержант Хейл с помощью медика уже поднималась на ноги, хотя ее и пошатывало из стороны в сторону, да и рядовой, накрывший ее собой, тоже начинал подавать признаки жизни.
Ребята Орлова в считанные минуты заняли все позиции и оттеснили врага прочь от пункта связи. В этот раз ему действительно повезло с сержантами – парни отлично знали свое дело.
Атака была уже практически отбита. Возле дверей углового дома лежал один труп в чалме, чуть подальше – второй. Но оружия рядом со вторым не было. Зато валялся поблескивающий на солнце медный чайник. Похоже, парня зацепило случайно. И что его заставило вылезти на улицу во время перестрелки? За это Каллен больше всего ненавидел бои в населенных пунктах.
И тут тело шевельнулось. Живой. Хорошо. Надо послать к нему медика.
- Милье – кретин! – услышал Эдвард левым ухом голос Орлова. В правом у него по-прежнему был только белый шум, боль и мерзкие щелчки. Потрогав ухо, лейтенант увидел на пальце кровь. Дерьмо. Опять барабанную перепонку порвал. Так и оглохнуть недолго. Впрочем, ему даже, можно сказать, повезло. К эпицентру взрыва он оказался ближе всех. Еще бы десяток футов, и кровь у него текла бы не только из ушей...
- Почему Милье кретин? – спросил Каллен, поднимаясь на ноги.
- Это он дом подорвал, – сказал русский. – Увидел у боевика РПГ и жахнул по нему из подствольника. А в доме баллон газовый стоял. Вот и рвануло. Боевиков – в клочья, и нам прилетело.
- Overkill (17), – хмыкнул Эдвард, нацепив наушник на рабочее ухо, и в нем тут же послышался голос Эмбри Колла:
- Сиерра-7 на связи. Как слышите? Снайпер объявился!

Туман в голове лейтенанта тут же прояснился. Снайпер? Вот снайпера-то им сейчас как раз и не хватало!
- Сиерра-7, вас понял. Точно снайпер?
- Пристрелку засек, сэр, – сказал сосредоточенно Эмбри. – 1000 футов справа (прим. – около 300 м.)
- Снимай его, – приказал Каллен. Нельзя ждать, пока парень приступит к делу.
- Понял. Вижу цель, – откликнулся радостно Колл. – Вот дебил – ну кто же так дуло прячет!
- Отмена, – шикнул Каллен. Дурное предчувствие подступило комком к горлу. – Где он сидит?
- Между третьим и четвертым домом по левой стороне, – ответил Эмбри. – За бельевой веревкой. Дуло между красным и зеленым покрывалом.
Эдвард присмотрелся. Между двумя болтающимися на ветру ткаными накидками действительно торчало дуло винтовки. Нет, ни один настоящий снайпер не выбрал бы такую дурацкую позицию. А это значит, что...
- Отставить! Не стрелять! – выпалил Каллен. – Это не снайпер!
- А кто? – удивился Эмбри.
- Одна идиотка, – выдохнул лейтенант, у которого потемнело в глазах от душившей его злобы, и повернулся к Орлову: – Прикрывайте. За мной.

Вместе они перебрались на противоположную сторону улицы и побежали, пригнувшись, туда, где колыхалось на веревках разноцветное белье. Они были уже совсем близко к цели, когда по ним снова открыли огонь. Не успев добежать до укрытия, Орлов рухнул на землю, но проворный рядовой тут же вынес его с линии огня.
- Живой? – повернулся Каллен.
- С-с-сука! – выдохнул Орлов и скорчился от боли. – В броник.
- Не пробит?
- Нет, сэр, – пробормотал русский. – Вроде даже ребра целы.
- Тогда вставай. Их там уже двое, – сказал, выпустив очередь в сторону врага, Эдвард, и русский, кряхтя, присоединился к нему.
Стрелки были где-то рядом и били плотно, без передышки. Один пулеметчик, другой его прикрывает.
Эдвард пытался сориентироваться по звуку, но гулкое эхо мешало установить местонахождение врага. И тут Эмбри в наушнике сообщил:
- Ваша идиотка пальнула по цели.
- По какой? – спросил Эдвард и увидел вдруг, как из-за угла дома справа выскочил ошалевший афганец с АК, с безумным видом озираясь по сторонам. Прицелившись, Эдвард тут же выстрелил и снес ему подчистую всю челюсть. Боевик зашатался и сполз по стене на землю. Убедившись, что тот не шевелится, Эдвард молнией скользнул за бельевую веревку.
Рядовой Свон была там. Смотрела в оптический прицел на мертвого автоматчика.

- Дура! – схватил ее за воротник Каллен и дёрнул назад. Девчонка упала на спину вместе с винтовкой и ошарашенно уставилась на него:
- А вы тут откуда?
- Ниоткуда! – рявкнул Каллен. Мать твою! Эмбри чуть не снял нахрен эту тупицу, а она смотрит на него коровьими глазами и винтовкой размахивает. – Вставай. За мной.
- Сэр... – пробормотала Свон. – Я хотела помочь...
- Заткнись! – Каллен схватил ее за шиворот и потащил за собой. Ему хотелось выпороть ее ремнем прямо здесь. Но рядом снова начали стрелять, и надо было срочно убираться. – Иди за мной, идиотка!
- Сэр! – с возмущением оскорбленной аристократки воскликнула она, и Каллен понял, что сейчас взорвется.
Срань господня, да что не так с этой девчонкой? Почему она так хочет палить по людям из снайперской винтовки? Она что, возбуждается от этого что ли?
- Лейтенант! – сзади к ним подобрался Уитлок с двумя парнями. – Боевики уничтожены. Рынок под контролем.
- Хорошо, – кивнул Эдвард. – Следователь объявился?
- Нет. Ищем.
- Захочет, сам найдется. Не тратьте время, – буркнул Каллен и потащил Свон за собой к стоящим посреди улицы «Хамви», пулеметы на крышах которых прикрывали быструю передислокацию штаба. Распахнув дверь ближайшей машины, Каллен шикнул ей:
- Внутрь! Быстро!
- Но сэр... – опять открыла рот Свон, и Эдвард, уже не имея ни времени, ни слов, чтобы ее вразумить, просто пихнул ее коленом под зад так, что та шлепнулась прямо на сидение. Девчонка завозилась и запищала, а сзади послышался голос как всегда возникшего из ниоткуда Феодоракиса:
- Вы что делаете, лейтенант?
- Избавляюсь от проблемы, – зло выдохнул Каллен.
- Ваша проблема – это рядовой Свон? – усмехнулся Феодоракис, глядя, как его ассистентка пытается вылезти из «Хамви», а Эдвард запихивает ее обратно.
- Да. Она опять нарушила мой приказ, – произнес лейтенант, переведя дыхание. – Я приказал ей ни во что не лезть, а она принялась палить во все стороны!

- Лейтенант Каллен, это мой ассистент, и я сам во всем разберусь, – сказал с ледяным спокойствием Феодоракис и повернулся к притихшей снайперше-недоучке, которая, наконец, сумела выбраться из бронемашины и смотрела на них, как нашкодивший ребенок. Ребенок, при первой же возможности хватающийся за винтовку: – Рядовой Свон, вы стреляли во врага из трофейной СВД?
- Да, сэр, – ответила тихо Свон, теребя ремень винтовки.
- Попали?
- Нет, сэр.
- Почему?
- Отдача оказалась сильнее, чем я думала. Ствол вверх ушел...
- Прижимайте приклад к плечу без зазора, и отдача будет меньше.
- Вот так вы, значит, во всем разобрались? – вышел из себя Эдвард. – Я приказывал ей не стрелять!
- Почему, лейтенант? Почему вы приказали ей не стрелять, когда враг открыл огонь рядом с ее укрытием, в руках у рядового Свон винтовка с полным магазином, и она неплохо умеет стрелять? – усмехнулся Феодоракис. – Приказ всегда должен быть чем-то обоснован. Чем был обоснован ваш приказ?
- Тем, что рядовой Свон – не стрелок, – сквозь зубы ответил Каллен. Чёртов Феодоракис критиковал его приказы прямо при этой девчонке! Теперь она только убедилась в том, что его приказы можно просто пропускать мимо ушей!
- Смею напомнить, лейтенант Каллен, что в случае атаки противника каждый военнослужащий армии США вне зависимости от его военно-учетной специальности должен сделать всё возможное для отражения атаки, – сказал следователь с улыбкой. – Лейтенант Каллен, ваш рядовой сорвал зачистку и настроил против ISAF всё местное население. Полагаю, эта проблема намного серьезнее, чем непослушание рядового Свон, и именно этим вопросом вам сейчас следовало бы заняться в первую очередь. Рядовой Свон, вы что-то хотите сказать лейтенанту Каллену? – повернулся он к Свон, которая нетерпеливо ерзала, кусая губы, и все время порывалась открыть рот.
- Да сэр, – кивнула Свон и, подняв взгляд на Каллена, проговорила: – Они вылезли из колодца.
- Кто? – не понял Эдвард.
- Талибы. Они прятались в старом колодце, – сказала Свон. – Поэтому стрелки не обнаружили их при зачистке.
- А вы обнаружили?
- Один из них вылез оттуда прямо у меня на глазах. Никто, кроме меня, его не видел…
- И вы стали стрелять? – хмыкнул Каллен.
Колодец. Вот значит, откуда выползли эти крысы…
- Да, сэр, – кивнула Свон.
- Где этот колодец? – спросил Эдвард.
- Я покажу, – тут же вызвалась она. Глаза ее сияли: наконец-то лейтенант сам просил ее о помощи.
- Показывайте, – вздохнул Каллен и подозвал к себе нескольких морпехов.

Вместе они вернулись к домам. Свон зашла в широкий проулок между заборами и остановилась, затем наклонилась и подняла с земли лист фанеры. Под ним оказался глубокий черный колодец. Эдвард достал фонарик и посветил вниз. Засыпанный песком и давно заброшенный, колодец, тем не менее, был весьма вместительным – в его глубокой и широкой шахте легко могла поместиться пара человек.
- Крикните вниз на пушту, чтобы все, кто там есть, выходили с поднятыми руками, или мы подорвем колодец, – попросил Каллен следователя. Тот усмехнулся, но всё же прокричал что-то в колодец. Ответа не последовало. Феодоракис крикнул снова. Из колодца не донеслось ни звука. Значит, крысы разбежались или решили затаиться.
Лейтенант достал осколочную гранату и, сорвав чеку, швырнул ее вниз. Стук послышался где-то далеко, а вслед за ним приглушенный хлопок. Судя по звуку, до дна было футов двадцать-тридцать (прим. – 6-9 метров). В колодце опять стало совершенно тихо, и Каллен повернулся к рядовым.
- Кёртис, залезай и осмотрись, – приказал он самому бойкому из них.
- Есть, сэр, – отозвался капрал Кёртис и с готовностью стал спускаться в шахту, цепляясь за железные скобы. – Чисто! – прогудел он, добравшись до дна. – Сэр, тут есть тоннели!
- Что есть? – крикнул ему Каллен.
- Тоннель! В обе стороны, – откликнулся Кёртис. – Широкий. Человек легко пройдет. Похоже, длинный. Конца не видно. Идти по нему вперед, сэр?
- Нет, вылезай, – приказал Эдвард и нахмурился: – Это что ещё за хрень?
- Это вход в подземную гидротехническую систему. Она называется кяриз (18), – произнес стоящий рядом Феодоракис. – Раньше здесь был дом. Такие колодцы местные строят в подвалах. Думаю, вы не раз их видели. Этот лаз ведет в длинную горизонтальную штольню с высокими потолками, которая соединяет колодцы между собой. Это одновременно водопровод и оросительная система. Афганцы строят кяризы столетиями. В них талибы прячутся во время авианалетов. Странно, что ваши морпехи их не проверили.
Каллен заскрипел зубами. Он никогда не слышал про кяризы. Колодцы в домах они считали просто колодцами. И это был его просчет, как офицера. Надо было больше читать. В Академии и в учебке всего не расскажут.
- Значит, по ним талибы могут перемещаться под землей? – догадался он.
- Да. Из этого кяриза вода давно ушла, поэтому теперь это бомбоубежище, арсенал и сеть подземных дорог, – сказал Феодоракис.
- Так вот как они к нам подобрались… – протянул Эдвард.
Залезли в колодец в другом конце кишлака и вылезли прямо у них под носом. Идеальный способ передислокации живой силы в тыл противнику. Вот и вся мистика.
- Тут все колодцы так соединены? – хмыкнул лейтенант.
- Полагаю, что да, – кивнул Феодоракис.
- Почему вы мне об этом не сказали перед зачисткой? – осведомился Эдвард. Эта информация разом сломала все его представления о тактике ведения военных действий в этой местности.
- Потому что зачисткой командуете вы, и я не вправе вам указывать, – усмехнулся Феодоракис. – Моя задача – искать снайпера, а не учить вас проводить зачистку, лейтенант Каллен.
- Капитан Феодоракис, если вы знаете что-то, что может угрожать успеху операции, прошу вас докладывать мне об этом заблаговременно, – произнес Эдвард, с трудом удерживаясь от матерной брани в адрес этого самодовольного баклана. Капитан знал про эту подземку с самого начала, но сообщил о ней только тогда, когда их чуть не перестреляли эти тоннельные крысы. Наверное, ему было очень смешно наблюдать за тем, как они мечутся по кишлаку, не понимая, откуда враг взялся там, где они уже прочесали каждый дюйм.
- Просите? – ехидно посмотрел на него следователь. – Что ж, просьбу я всегда готов исполнить, лейтенант, если она не противоречит моей задаче.
Эдвард почувствовал, что еще немного этой словесной эквилибристики, и он сорвется. А так как Феодоракис был военным следователем, а значит, лицом особо охраняемым, любой конфликт с ним мог привести к трибуналу. К тому же этот энергетический вампир явно получал наслаждение от своих провокаций, а Эдвард больше не хотел доставлять ему такое удовольствие.

В молчании они вернулись к бронемашинам.
- Капитан Феодоракис, – нарушил тишину Эдвард. – Капитан Кинг отзывает взвод в «Кэмп Феникс» и передает контроль над кишлаком майору Сангару. Он будет здесь через несколько минут. Убедите его отдать нам рядового Йорка. Его арестовала местная полиция и отказывается выдавать. А капитан Кинг явно не спешит его вытаскивать.
- Лейтенант Каллен, во-первых, для расследования преступлений американских военнослужащих в Лашкаргахе есть специальное подразделение военной полиции, куда вам и стоит обратиться, – ответил Феодоракис, вытащив из пистолета обойму. Она была полупустой. Выходит, тот парень с гранатой был не единственной его добычей на сегодня. – Во-вторых, не надо было подпускать к нему местную полицию. И, в-третьих, чтобы собака тебя слушалась, ее необходимо прикармливать.
- Людьми прикармливать? – зло посмотрел на него Каллен. – Они могут убить Йорка!
- Не могут. Майор Сангар не из тех, кто идет на открытый конфликт, – сказал Феодоракис. – Ему нужно подержать детоубийцу у себя, чтобы набить себе цену в глазах местного населения и показать, что он может нас контролировать. Слабых здесь быстро убивают. А Сангар, разумеется, хочет пожить еще. Не беспокойтесь за мальчишку, лейтенант. Беспокойтесь за себя. Его проступок повесят на вас, – произнес капитан, открыв дверь «Хамви».
- Вы уезжаете? – хмыкнул Эдвард.
- Да. Больше мне здесь делать нечего, – сказал следователь.
- Так значит, вы уже поймали снайпера? – не удержался от ехидства лейтенант, которому сейчас страшно хотелось сбросить капитана в кяриз за его менторский тон и глубочайшее презрение к людским слабостям. Эдвард и сам был перфекционистом. Но Феодоракис был просто олимпийским чемпионом по снобизму.
- Нет, лейтенант, – ничуть не смутился капитан. – Пока еще нет.
- Очень жаль, – проговорил сухо Эдвард. – Значит, мы не достигли цели.
- А разве вы знаете, какая у меня была сегодня цель, лейтенант? – усмехнулся следователь и сел в бронемашину. Рядовой Свон последовала за командиром. Но прежде чем за ней закрылась дверь «Хамви», Каллен успел увидеть ее глаза. В этот раз в них уже не было слез. Глядя на командира стрелкового взвода, рядовой Изабелла Свон мысленно сворачивала ему шею. Теперь, когда её взял под крыло такой важный покровитель, она не стеснялась показывать ему зубки.
Эдвард усмехнулся.
Злись сколько угодно, девочка, но если бы не лейтенант Каллен, в твоем наморщенном лобике сидела бы сейчас пуля 30-го калибра (19). И твой гуру ничем бы тебе не помог.

«Хамви» отъехал, и Каллен матерно выругался ему вслед, а сзади послышался голос Эмбри Колла:
- Это она в того боевика стреляла?
Снайпер вместе с остальными завершил осмотр всех закутков и пришел для получения дальнейших указаний.
- Да, она, – кивнул Эдвард. – И как она только додумалась, из трофейной винтовки стрелять.
- Способная девчонка, – усмехнулся Эмбри. – С яйцами. Вот был бы у нее еще и член, взял бы к себе в пару.
- Вы все что, рехнулись что ли? – фыркнул Эдвард. – Да она же никого не слушает! Приказам не подчиняется! И члена у нее нет!
- Вот в этом-то вся и проблема, Эл Ти, – ухмыльнулся Колл. – Объездить можно самую норовистую кобылку. А вот жеребцом ее, увы, не сделать.
- Ты из Техаса? – хмыкнул Каллен.
Такие сравнения очень любил Уитлок, отец которого на своем ранчо разводил дорогих породистых лошадей.
- Да, сэр, – широко улыбнулся снайпер. – Все лучшие стрелки родом из Техаса. А девчонке этой повезло, что ее «Джуба» не видел. Она бы для него сразу стала целью №1.
- Это еще почему? – покосился на него Каллен.
- Ну, прикиньте, сэр. Женщина стреляла из его винтовки в его брата по вере, – засмеялся Эмбри. – Такое оскорбление можно смыть только кровью.
Эдвард тоже рассмеялся. Но на самом деле ему было совсем не смешно. Сегодня эта дурочка чуть не угодила под «дружественный огонь». А что она учудит завтра? Может, Феодоракис заберет ее с собой, когда поедет домой? Впрочем, вряд ли судьба сделает ему такой подарок. В последнее время лейтенанту стало казаться, что чаша его везения уже выпита до дна.
- Лейтенант, майор Сангар приехал, – сообщил ему Уитлок, и Эдвард действительно увидел, как в кишлак въезжает вереница машин с бородачами в зеленой форме.

Местных военных Эдвард недолюбливал. И хотя сверху постоянно шла команда с ними дружить, Каллен старался сотрудничать с Сангаром как можно меньше. На три четверти состоящий из бывших моджахедов, батальон Сангара больше напоминал банду, чем армию. А когда Амун как-то услышал, что подчиненный назвал Сангара муллой вместо майора (20), лейтенант окончательно убедился: к этим парням лучше не поворачиваться спиной.
Высадившись из бронемашины, майор тут же направился к нему, и лейтенант приготовился к самому неприятному разговору из всех, что были у них прежде. Сангар шел к нему степенно и важно. Чиновничье чванство вкупе с лицемерным дружелюбием у Сангара достигало просто космических масштабов. Майор был высокомерен, как арабский шейх, и при этом льстив, как придворный лизоблюд.
- Ас-саля́му алейкум, джǝгрǝн (прим. – майор), – произнес Эдвард со всей учтивостью.
Даже злейшего врага здесь нужно было приветствовать как друга, а поздоровавшись, можно было уже переходить и к драке.
- Ваалейкум ас-салям, дваhǝм бридман (прим. – лейтенант), – ответил с лукавой улыбкой афганец и принялся болтать на своем наречии, а переводчик с сильным акцентом заговорил:
- Холодный ветер дует с гор, лейтенант. Скоро будет зима. Недобрая погода.
Эдвард тут же вспомнил, за что еще он так не любит местных. Даже в самых серьезных ситуациях они, как заведенные, долго болтали о погоде и другой подобной ерунде прежде, чем перейти к делу. Причем прерывать их было себе дороже – афганцы считали это личным оскорблением и надолго затаивали обиду, что плохо отражалось на совместной работе.
- Мы готовы к зиме, майор, – сказал Эдвард. – Нас учили убивать врага при любой погоде.
Сангар усмехнулся и выдал целую тираду, в которой лейтенант, даже не понимая слов, уловил явную издевку.
- Да, убивать вы действительно умеете... – забубнил переводчик. – Сегодня вы не позвали нас на зачистку, и теперь вам нужна наша помощь. Мы всегда готовы помочь нашим друзьям, иншаллах (прим. – если будет на то воля Аллаха). Но друзья ли нам те, кто убивает наших детей, лейтенант?

- Это трагическая случайность, и виновный понесет наказание, майор, – произнес лейтенант, и собственные слова показались ему таким же бредом, как треп Сангара. Случайность. Наказание. Какая к черту разница.
Мальчик мертв. Йорк навсегда сломал себе жизнь. А первый лейтенант Эдвард Каллен это не предотвратил.
Сангар прищурился.
- Если суд будет справедливым, народ быстро успокоится, иншаллах, – перевел его слова щуплый парнишка. – А суд по законам Аллаха всегда справедлив.
- По законам Аллаха? – переспросил Каллен. – Вы не будете судить нашего рядового. Для этого у нас есть военный трибунал.
- Ваш трибунал не считает убийство мусульманина харамом (прим. – запрещенным), – передал слова Сангара переводчик. – Когда мусульманин поднимает руку на вашего солдата, вы убиваете его. Но когда ваш солдат совершает убийство не по праву, мы не можем убить его. Разве это справедливо? Вы должны заплатить диа (прим. – штраф за пролитую кровь) семье этого ребенка. И вы покажете, что уважаете наш закон.
Чудесно. Начал со справедливости и закончил деньгами. Кажется, жизнь человека у них стоит сто верблюдов. Билл Гейтс тут смог бы убивать вечно.
- Завтра я буду ждать у себя капитана Кинга. Нам нужно обсудить эту проблему, – сказал Сангар.
- Я передам капитану Кингу ваши слова. Но сначала я хочу увидеть рядового Йорка и убедиться, что он жив.
- Он жив, клянусь Аллахом, – заверил его через переводчика майор.
- Я верю только своим глазам, – сказал лейтенант и увидел, как Сангар волком посмотрел на него. Это было уже просто смешно. Как может человек, который постоянно лжет, обижаться, что ему не верят?
- Идите за мной, – произнес с неудовольствием майор.

В сопровождении отряда афганских военных Эдвард вместе с Уитлоком и несколькими морпехами подошел к полицейскому участку, возле которого уже собралась разъяренная толпа. С криками и дубинками разогнав митингующих, они все-таки вошли внутрь.
Йорк сидел в камере один, сжавшись в позе эмбриона, и смотрел в стену пустым взглядом. Лицо его было в кровоподтеках, правый глаз совсем заплыл, а нос скосился набок. Но парень как будто не чувствовал боли.
- Я войду к нему, – сказал Эдвард, и один из полицейских распахнул дверь камеры.
Йорк даже не пошевелился.
Каллен зашел внутрь и сел на матрац рядом с Эриком.
- Рядовой, – мягко толкнул он его в плечо: – Тебе нужен медик?
- Н-нет, сэр, – тихо прошептал Йорк. – Мне ничего не надо. Ничего.
- Успокойся. Скоро тебя отсюда вытащат, и ты вернешься на базу, – произнес Эдвард, и тут парень вдруг ожил и вцепился лейтенанту в рукав:
- Нет, сэр. Не надо! Оставьте меня здесь!
- Не неси чушь, – резко оборвал его Каллен.
- Я ребенка убил. Он в меня что-то кинул, а я... я его убил... – разрыдался Эрик.
- Решил, что это граната? – догадался лейтенант.
- Да, сэр. А меня еще пугали все... – прошептал Эрик.
- Кто пугал?
- Неважно... – Йорк размазал кровь по лицу. – Пусть они меня казнят. Тогда они вам мстить не будут.
- Отставить, рядовой. Это наше дело. Ты морпех и судить тебя будет Корпус, – произнес строго Эдвард.
- Я не морпех, сэр, – всхлипнул Йорк. – Я хуже Освальда (21). И домой я не могу вернуться. Не хочу, чтобы родители узнали. Девушка моя. И сестренка. Этот мальчик... Он же младше моей сестры. Я не хотел, сэр... Не хотел...
- Йорк! Соберись. Я знаю, что не хотел, – встряхнул его Каллен. – Я сам чуть ребенка не убил в Кандагаре. Был ветер, плохая видимость. Казалось, что каждая тень – это враг. А он крался за мной по пятам, как кошка. Я в него чуть целую очередь не всадил.
- Но вы ведь не убили его, сэр, – трясущимися губами пробормотал Эрик.
- Ребенка не убил, а женщину потом убил, рикошетом, – сказал Эдвард. Он никому никогда это не рассказывал, кроме своего командира, который тогда ответил всего одним словом – «Бывает» – и пошел отлить. А лейтенант потом долго убеждал себя, что это была не его пуля. И убедил. Потому что надо было жить дальше. Ради семьи. – Йорк, ты должен вернуться домой. Тебя ждет твоя семья. И они тебя каким угодно примут. Потому что любят.
- Лейтенант, пора, – окликнул его в наушнике Уитлок. – Капитан Кинг приказывает вернуться на базу немедленно. Завтра штаб будет настаивать на выдаче Йорка нашей военной полиции.
- Понял, сержант, – произнес Эдвард и повернулся к затихшему парню. – Йорк, завтра мы тебя заберем. Ты слышишь меня?
- Да, сэр, – поднял голову парень и, запинаясь, добавил едва слышно: – Пожалуйста, простите меня. Я был плохим морпехом.
- До завтра, Эрик. Держись, – сказал лейтенант и вышел из камеры.

К нему тут же подошли Уитлок и Сангар с переводчиком, до этого стоявшие у входа.
- Вы убедились, что я говорил правду, лейтенант? – с гордостью взглянул на него афганский майор.
- Да, джǝгрǝн, в этот раз вы говорили правду, – ответил Каллен. – Скажите своим людям, чтобы пальцем больше парня не трогали. Умрет – вместо него под трибунал пойдете, – сказал он побагровевшему Сангару и не оборачиваясь, вышел из полицейского участка.
Их встретил вой, крики и камни. Не задерживаясь ни на секунду, они быстро добрались до бронемашины и расселись по местам. Водитель завел мотор и принялся пронзительно сигналить, разгоняя бросающихся под колеса людей. На крыше одного из домов Эдвард увидел парня, который тряс горящим американским флагом и что-то орал во всю глотку. Наверняка «Аллаху акбар».
- Пристрелить бы этого уебка, – прорычал сидящий спереди сержант Ричардс, когда парень швырнул им флаг прямо под колеса.
- Ричардс, уебки здесь – мы, – сказал лейтенант и закрыл глаза. – Сегодня мы потеряли Дарвешан.
_________________________________________________________

(13) Джон Эдгар Гувер (англ. John Edgar Hoover) – американский государственный деятель, занимавший пост директора ФБР на протяжении почти полувека. Один из самых влиятельных людей в американской политике, нередко порицался за злоупотребления полномочиями и беспринципность.
(14) Арес – древнегреческий бог войны, а Феодоракис – греческая фамилия.
(15) Топ-ган – «Лучший стрелок» (англ. Top Gun) – фильм 1986 г. о пилоте-асе Пите Митчелле, которого сыграл Том Круз.
(16) «К черту торпеды!» — слова адмирала северян Дэвида Фаррагута, сказанные во время Гражданской войны в Америке. Он приказал своему флоту войти в заминированный южанами порт, и когда одно судно подорвалось на мине, а остальные стали оттягиваться назад, Фаррагут прокричал: «К черту торпеды, полный вперед!» С тех пор это выражение означает, что надо действовать, несмотря на возможный риск.
(17) Overkill (многократное уничтожение) – использование чрезмерной силы для достижения цели. Часто употребляется в компьютерных играх, хотя изначально это именно военный термин.
(18) Кяриз:
колодец снаружи –

шахта внизу -


(19) 30-й калибр – 7,62 мм – популярный средний калибр стрелкового оружия. В США он называется 30-м, так как равняется 0,30 дюйма.
(20) У талибов нет офицеров, все их полевые командиры имеют статус религиозного исламского лидера – муллы.
(21) Ли Харви Освальд – убийца 35-го президента США Джона Кеннеди, служил в Корпусе морской пехоты США. Убийство Кеннеди настолько потрясло Америку и шокировало морпехов, что даже появилась поговорка – «Единственный бывший морпех — Ли Освальд».

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-398-1
Герои Саги - люди MaryKent MaryKent 443 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка
Anti
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Джейми Дорнан
Fifty Shades of Grey
Последнее в фф
❖ Фредерик. Глава 5
Собственные произведения.
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 12
Гостей: 3
Пользователей: 9
анна nadezhda_ivanova846 Солнышко Camille Ведьмо4ка helena77777 барон MaryanaI Elfo4ka


Изображение
Вверх