Творчество

Седьмой барон Менгель и Его Прелесть
04.12.2016   06:52    
Седьмой барон Менгель и Его Прелесть. Глава 4. Часть 1

Блинов продолжал скучать, разглядывая спящих хозяев… Никаких новых телодвижений они не выполняли, лежали смирненько, не метались и вообще походили на уже почивших самих себя. Заглянувшая было в разведывательных целях в комнату Антигона Марковна, глянув на подозрительно мирно спящих, прикрыла рот кружевным платочком, скорбно покивала Василь Василичу и торжественно удалилась, как ей думалось, на цыпочках, а на самом деле – громыхая отлично подкованными шпильками по навощённому драгоценному паркету чёрного дерева…
Старый дядька упырь с тоской ещё раз глянул на нерадивую надежду Мрака и его не в меру бойкую где не надо жену. Казалось, ничего не изменилось, и только старческий глаз заметил, как розовенький камушек в перстне Сумеречной Ведьмы на миг вспыхнул и стал совершенно прозрачным, Блинов схватился за то место, где полагалось находиться сердцу, но потом камушек опять начал интенсивно менять окраску и стал уже довольно таки заметно розовым! Блинов с облегчением выдохнул и воззрил очи в сторону видневшегося вдали леса:
- И где вас черти носят? – задал он риторический вопрос скорее сам себе, нежели Роберто и Магдалене, - Слышь, груда костей, - незлобливо обратился он к бренным останкам небезызвестного в своё время Йорика, - Давай сюда блюдечко! А то как бы не пришлось и нам с тобой самим к Морфею топать – искать этих…
Услужливый Йорик ловко поставил на маленький журнальный столик своё зарюханное блюдечко с голубой каёмочкой и надкусанным прошлогодними червячками яблочком позапрошлогоднего урожая.
- Помыл бы хоть для приличия лохань-то! – покривился упырь, вглядываясь в мутные лики в центре блюдечка.
Йорик сокрушённо покивал лысой черепушкой, мол, согласен, да всё вот никак не сподоблюсь – стопроцентная занятость и всё такое!...
…Роберто ловко взобрался практически на самую вершину сосны, Маголя же продолжала мирно сидеть на нижней ветке и проказливо болтать ногами над коровьими рогами.
- Лезь сюда! – позвал её Барон Мрака, - Тут так круто! – задохнулся он от восторга.
Магдалена Эдуардовна явно не разделяла восторги мужа и продолжала смирно сидеть внизу, любуюсь пёстрыми спинами небольшого стада, сотворённого очередным кривым заклинанием мужа.
- Не-а! Я тебе верю, что там зашибись, как классно! – лениво ответила она, - Ты там сам как-нибудь! А я лучше тут! – и тихо добавила себе под нос, - Мне тут спокойнее!
- Ну, как хошь! – бодро ответил молодой Менгель и расправил свои огромные Крылья Мрака, - Дорогая! – не унимался он, - А как я определю, что крылья высохли?
- Потрогаешь! – резонно ответила жена.
- А если я не правильно определю?
- Упадёшь! – спокойно ответила добрая женщина, и коварно мечтательно улыбнулась, представив себя, всю такую в чёрном, роковую до изнеможения, и над свежей могильной плитой, на которой начертано вязью имя её драгоценного почившего супруга, но тут же устыдилась собственных мыслей и нервно заёрзала, пытаясь поудобнее устроиться на не слишком толстой ветке.
Роберто тоже почувствовал себя не совсем уютно и начал старательно потряхивать крыльями, чтобы они скорее сохли. На Маголю сверху посыпались старые сосновые иголки, выеденные белками и жучками шишки, кусочки коры, обрывки болотной тины и шрапнель засохшей грязи.
- Роберт, мать твою! – заорала взбешённая ведьма, - Ты б хоть мусор свой в сторону скидывал!
- Пардон, любимая, - сконфузился Барон Мрака и передвинулся на другую сторону дерева, - Так лучше?
- Лучше, - буркнула Маголя, магией скидывая с себя весь этот мусор, - Проклятый Кальдерон!
- А это кто? – навострил ревнивые ушки Роберто, - Где обитает? Чем занимается?
- Нигде уже и ничем! – огрызнулась Магдалена Эдуардовна, - Помер он хрен знает когда! Но успел сказать крылатую фразу, что «Жизнь есть сон!» - сообщила она мужу.
- Аааа, - протянул ведьмак, - А то у меня чуть не разыгралась эремофобия!- Барон Мрака заметно успокоился и продолжил чистить свои огромные крылья.
- А это ещё что за болезнь, не прописанная в нашем брачном контракте? – опешила Маголя.
- Фигня, простая боязнь одиночества! – бодро рапортовал ведьмак, продолжая интенсивно потряхивать крыльями.
- А я-то полагала, что у тебя одна фобия – эргаснофобия называется! – рассмеялась Магдалена Эдуардовна.
- Не, - рассмеялся в ответ Роберто, - Я не боюсь работать, я просто не умею!
- А я бы, на твоём месте честно сказала, что «не хочу»! – настаивала на своём Маголя, продолжая прицельно кидаться в коров шишками.
- Но ты, слава Всевышнему, не я! – усмехнулся наглый барон-суккуб, почувствовавший, что дело неминуемо идёт к ночи, а ночью он однозначно король, что ни раз подтверждалось опытным путём, - Маголя, солнышко, - вкрадчиво позвал он, - Я к тебе спущусь?
- А ты хорошо просушил крылья? – строго поинтересовалась ведьма.
- Вроде бы да, - не слишком уверенно сказал Роберто.
- Сиди там! – строго приказала Магдалена, - Я сама к тебе попробую подняться…
Маголя с тоской посмотрела на комфорно лежащих под сосной пёстрым ковриком коров, осторожно сняла белые тапочки, любезно предоставленные супругом, и медленно начала подниматься наверх. Роберто галантно свесился со своей ветки и протянул жене руку, которую она без сомнения приняла и была таким образом быстро поднята до уровня вершины.
- Ну что тут у тебя? – деловито отдуваясь спросила она, ощупывая замечательные крылья Барона Мрака, - Очень даже ничего так просохли! Думаю, должны выдержать как минимум тебя! Взлетай! – скомандовала Магдалена Эдуардовна.
- А поцеловать любимого мужа? На прощание, – невинно захлопал глазками молодой ведьмак.
Маголя раздражённо закатила глаза и быстро чмокнула мужа в щечку.
- Халтура, детка! Не считается! – рассмеялся Роберто и властно притянул её к себе и совершенно бесцеремонно прижал к смолистому стволу дерева, - Терпи! Муж целует, а не какой-то там… Кальдерон!
Магдалена Эдуардовна безропотно вытерпела, как и было велено, после чего утёрла губы тыльной стороной ладошки, расправила собственные голубенькие крылышки и упорхнула. Барон Мрака ринулся следом.
- Ты чего? Обиделась? – сконфуженно прокричал он, делая замысловатые пируэты вокруг жены.
- Нет! – огрызнулась ведьма.
- Знаешь, мне кажется, что ты немного не туда летишь, - намекнул на не тот курс Роберто, - Нам бы вооон туда! На заход, так сказать! А если туда, - он указал вперёд, - То на Синь Море попадём! Или мы туда?
Маголя резко развернулась и раздражённо замахала крыльями в сторону дома. Молодой Менгель сделал ещё пару кругов вокруг жены:
- Зая, ну ты чего сердишься-то? – недоумевал он.
- Дома поговорим! – лаконично прервала переговоры Магдалена, - Ветер поднимается, меня может сильно снести!
- Это навряд ли! – рассмеялся Роберто, он вытянул вперёд руку с перстнем и что-то пробормотал, после чего начавший было подниматься ветер, пристыжено стих, - Всего-то и делов! – гордо задрал нос барон.
Магдалена Эдуардовна с уважением глянула на мужа и подумала: «И чего я вдруг на него взъелась? Нормальный мужик! Небритый, нестриженный, нечесаный пожизненно, нифига не умеющий делать – всё при нём! Мячта, а не мужик! У других, между прочим, и такого нету…, - она вздохнула и украдкой глянула на супружника, беспечно выколупывающего и жующего на ходу кедровые орешки, - Проголодался, золотце моё самоварное…»
- Маголя! Орешки будешь? – прервал её размышления Барон Мрака.
- Не! У меня зубы не казенные! – культурно отказалась она.
Роберто пожал плечами:
- Твоё дело…, - он немного помолчал и поплевался скорлупками, - А вот интересно, мы на ужин-то успеем…
- Успеем! – успокоила его жена, - Я сама тебе, если что яичницу с помидорками сварганю! – пообещала она.
Молодой Менгель от такого обещания поперхнулся и сбился с ритма, отчего резко спикировал вниз, но вовремя спохватился и вернулся обратно:
- Ты только не обижайся, зая, но я тут подумал, а не пора ли мне на диету сесть? Типо, по вечерам кефирчику пару стаканчиков – и в люлю?
- Как хочешь, - обиженно буркнула Магдалена.
- Не, ну я же не отказываюсь от твоей стряпни! – продолжил рассуждать Барон Мрака, - Я очень даже люблю, когда ты для меня что-нибудь готовишь вкусненькое! То, что мне удалось отскрести с противня от твоего яблочного пирога было просто шедеврально! Я ТАКОГО нигде и никогда не пробовал! Не забываемо! Это были просто непередаваемые ощущения! – начал он вдохновенно врать, с содроганием вспоминая свои мучения во имя мира в семье.
- Ладно уж, - сжалилась Магдалена Эдуардовна, - Так уж сразу и скажи, спасибо, мол, милая, что дом не спалила и цианиду не слишком много накапала!
Роберто благоразумно предпочёл «не услышать» последнее.
- А то, что курицу в тот раз отказался даже попробовать, так я до сих пор об этом жалею!
Маголя хмыкнула:
- Хорош уж врать-то!
- А я и не вру! – ведьмак смотрел на неё честными-причестными глазами, - Я почему-то всегда, когда жрать хочу, о ней вспоминаю… Как об упущенной возможности, наверное…
- Хорошо, - кивнула Магдалена, - Я тебе точно такую же могу повторить при случае! Не страшно? – рассмеялась она.
- Нет! – с готовностью согласился ведьмак, - Я теперь точно знаю, что ты мне ничего плохого не хотела сделать!
- А тогда сомневался? – хитро сощурилась ведьма.
Роберто неуверенно как-то швырнул обглоданную шишку вниз:
- Не, не сомневался! Я просто стеснялся!
Маголя озадачилась, но предпочла заткнуться. Наконец, за Синими Горами показались остроконечные шпили Резиденции, она ещё активнее начала работать крылышками, спеша в тепло и домашний уют.
Казавшиеся совсем рядом купола замка оказались далеко не так близко, как хотелось бы Магдалене, и через полчаса она окончательно выбилась из сил и уже смирно тащилась позади благоверного, который мощно и неустанно рассекал своими огромными крыльями холодный зимний воздух, прокладывая, как былинный ледокол «Челюскин», воздушную трассу. Наконец, путь был пройден и Барон Мрака завис напротив окон собственной спальни, Маголя тихо вздохнула, и, сложив свои крылышки, вверила своё уставшее тельце Роберто, который принял его и ногой попинал зачарованное стекло. Сидевший у кровати Блинов встрепенулся и рысцой побежал открывать окошко:
- Вот и ладушки! – засуетился старый упырь, - С возвращеньицем, деточки! Йорик, поправь хозяевам подушечки! – и лично подоткнул сползшее с могучих плеч молодого ведьмака одеяло, - А теперь, брысь отсель! – шикнул он на бренные останки и тоже, на цыпочках, осторожненько, опять подкрался к окну, закрыл его, задвинул плотно шторки, и, опять же, на цыпочках, удалился, пропихивая впереди себя любопытного Йорика…
- Вернулись! – восторженно выдохнул Василий Васильевич, ворвавшись без стука в гостиную, где над огромным бисквитным тортом горевали маменьки.
- И… как? – еле слышно, дрожащим тоненьким голоском, пролепетала Антигона Марковна, - Дышут?
- Ога! – радостно кивнул Блинов и плюхнулся напротив дам, отрезал себе огромный кусище торта и сунул ложку в рот, - Пульс стабильный, дыхание ровное! – доложил он с набитым ртом.
- А давление? – продолжала волноваться шестая баронесса Менгель, - Что? Забыл смерить? – испугано прошептала она.
- Нормальное давление! Среднее! – уточнил старый упырь.
- Ой, а чего это мы тут-то сидим? – заторопилась Антигона Марковна и потянула госпожу Лапкину за руку.
- Сиди! – шикнула на неё Пенелопа Филипповна, - Они ж, поди, спят еще! От моего отварчика не так просто отойти! – гордо поведала она собравшимся.
- Но мой сыночек…, - всхлипнула баронесса и прижала к уголку накрашенных глазок краешек кружевного платочка.
- Дрыхнет твой сыночек! – успокоила её подруга, - Благо, хоть не храпит!
Блинов хмыкнул и ободряюще покивал:
- Не, не храпит! Я сам ему аденоиды выдирал в Ведьмфорде на втором курсе! – заверил он дам, - Он теперь тихонечко так… посапывает!
…Седьмая баронесса Менгель почувствовала, что, кажется, просыпается и сразу ощутила всю тяжесть своего положения, а именно – немалый вес Роберто на себе, любимой.
- Ну, ё-маё…, - едва слышно протянула она и попыталась осторожно выползти из-под супруга.
Барон Мрака резко открыл глаза и с какого-то перепугу, ещё сильнее прижал к себе жену. Маголя жалобно пискнула, что совершенно не смутило Роберто, а даже наоборот – раззадорило:
- А ничо так прогулялись, да? – хохотнул он и попытался запечатлеть лёгкий целомудренный поцелуй на лбу жены.
- Я устала…У меня мигрень… И вообще – как и не спала, а марафонскую дистанцию бегала…
- А я хочу жрать! – глаза молодого ведьмака жизнерадостно блеснули, - И не только жрать! Я требую твоего согласия на исполнение супружеского долга! – заявил он, с садисткой ухмылочкой продолжая прижимать Маголю к тахте.
- А я требую свободы выбора! – придушенно возразила Магдалена Эдуардовна и попыталась пихнуть благоверного коленкой по причинному месту.
- Свобода – это вид рабства! – безапелляционно поведал Барон Мрака, - Нафига она тебе? Ты ж ей пользоваться не умеешь!
- Вот и научи! – шмыгнула носом ведьма.
Роберто смутился и благоразумно скатился с жены:
- Зай, ты уж это… извини меня, что ли? – вкрадчиво начал он.
Магдалена напряглась и уселась, вперив строгие и одновременно удивлённые очи в супруга.
Эджвуд тоже уселся по-турецки напротив Маголи:
- Простыла, что ли? – заботливо поинтересовался он.
- Похоже на то…
- Полечить? – осторожно спросил ведьмак
- Не дождёшься! – обиженно буркнула Магдалена Эдуардовна, - Так что ты там насчёт свободы-то вякал? – она сощурила глаза.
Роберто покраснел и опустил голову, делая вид, что его жутко заинтересовали махонькие голубенькие цветочки на пододеяльнике.
- Ну же! – Маголя слегка потрепала его по плечу, - Хвались! Я же всё равно всё знаю! Но хотелось бы услышать и твою версию произошедшего…
- Понимаешь, - промямлил Барон Мрака, - Я вот… Не, ну не то, чтобы оно мне и надо-то было бы…В общем это… Как там его…Ну, в общем… Короче! Не виноват я! Она сама! – наконец, выговорил он и уставился в глаза жены честными-причестными глазами, - Ты мне веришь?
- Нет, – спокойно ответила Магдалена Эдуардовна, - С какого перепугу-то? У тебя как ночь – так суккубьи замашки! Одного не понимаю – ты что – благотворительностью занимался под видом секса со Стюхой? Она ж теперь размечталась о какой-то там свадьбе, трындит, что ты ей кольцо подарил! Таскает какие-то твои старые шмотки!
- Я ей целую сумку секонд-хенда презентовал на позапрошлое 8 Марта! Но ты не волнуйся! Мы тогда с тобой ещё и знакомы-то не были! А вещи Блинов постирал, на всякий случай с хлоркой, чтобы не сглазила…, - начал было оправдательную речь Роберто.
- И чего? Вот растревожил девушку, а что женился – сказать забыл, что ли? – хмыкнула Магдалена.
- Что ты, дорогая! – пафосно возмутился Барон Мрака, - Да наша с тобой свадьба – это ж событие тысячелетия, не меньше! О ней только что в лапухоидных газетёнках не писалось не строчки и то в целях конспирации!
- Тогда чего девица ещё от тебя жаждет?
- Говорит, любит и всё такое, но я ей посоветовал любовь засунуть куда подальше и идтить трудиться во благо процветания Великого Лысагорья! Она у меня Белоснежку играть будет! – гордо сообщил он жене, - Я понимаю, что из неё Белоснежка, как из гнома Андрюхи Циклоп, но ничего не попишешь – массы требуют чего-нить такого эдакого! – он усмехнулся, - Понимаешь, ей больше ничего не предлагают, кроме предполагаемых франшиз, а Сообщество на её продвижение в лапухоидные массы столько тугриков ввалило – мама, не горюй! А кто отрабатывать будет? Я что ли? – возмутился Роберто и обижено надул губки, - Да и скучно мне одному-то в Лапухляндии, - вздохнул он с тоской, - Ты б хоть со мной помоталась по съёмкам…
- И, страшно поинтересоваться, в качестве кого? Гримёра или костюмера? Я тебе, милок, не служанка!
- Что ты?! – испуганно замахал на неё Барон Мрака сразу обеими руками, - Я тебя обращу в собаку! И ты всегда рядом, и рявкнешь, когда надо, и имидж холостого соблюдается, и в постели по ночам не так тоскливо! – предложил он, - Соглашайся, а? Собака только днём, а ночью – ты, это – ты…
- Я – не зверомаг, дорогой мой! А на тебе Слепой Случай сэкономил, как мне известно! Не хочу я быть собакой, я вообще кошек предпочитаю! А ширинку застёгнутой учись держать самостоятельно! Или Василия попроси поддерживать!
- Я – сам! – гордо объявил Роберто.
- Ога! Сам! – съязвила Маголя, - Ты б хоть картину привесил, самостийный ты мой!
Молодой Менгель сделал вид, что ничего не услышал и начал старательно разглядывать потолок спальни.
- Есть хочется…, - задумчиво пробормотал он, - Надо бы Блинову сказать…
- Так позови, - пожала плечами ведьма.
- Лень… А давай в карты сыграем? Кто проиграет – тому Василия искать? – оживлённо посверкивая глазами, предложил он.
- Только ты футболку сними! А то знаю я тебя, натолкаешь «левых карт» даже в пупок! – оживилась Магдалена.
Роберто быстренько стащил с себя футболку и выудил из воздуха игральные карты, очень ловко стасовал их и протянул колоду жене:
- Сбрось, - коварно улыбнулся он, - Играть будем в «дурака» или «двадцать одно»?
- В «дурака», - загадочно улыбнулась в ответ Маголя, - Ты только из ладошки в колоду верни десятку «червей»!
Барон Мрака обалдело перевернул собственную левую ладонь – там действительно была припрятана названная ведьмой карта:
- Упс… Прилипла!...А как ты? В смысле догадалась? – выдавил он из себя.
Магдалена Эдуардовна скромненько пожала плечами:
- Да ты вообще в жизни честно не играл! Короче, Склифосовский, признавай техническое поражение и топай искать Блинова! – и толкнула мужа с кровати, - Шулер!
Барон Мрака с улыбкой потянулся к жене, обхватил её лицо обеими ладонями и смачно поцеловал в губы:
- Я тоже очень люблю тебя! – сообщил он ей.
Вот в этот жизнеутверждающий момент, дверь спальни с грохотом разверзлась, и на пороге возникла взволнованная Антигона Марковна. Роберто моментально покраснел, подхватил подушку и прикрыл ею свои труселя, а Маголя просто развернулась и строго уставилась на свекровь:
- Мама, я вынуждена напомнить вам, что вы не у себя дома! Это моя спальня и извольте стучаться, прежде чем открывать дверь! – безапиляционно заявила она родственнице мужа.
- Да! – внезапно поддержал жену обозлённый Роберто, - Я тоже начинаю напрягаться от твоих внезапных появлений, маман!
- Сын?! – воскликнула опешившая шестая баронесса Менгель.
- Чего – сын? Ну, сын… И что? – взъерепенился Барон Мрака, - Тебе вообще в голову хоть раз приходило, что мы с женой можем быть несколько… заняты? А тут – ты… Ты вообще – внуков хочешь или где? – задал он риторический вопрос.
Задетая за живое, Антигона Марковна внезапно смутилась:
- Да я так… Я вот пирожков принесла… С повидлом… Яблочным! – она со смущённым видом выставила перед собой небольшую корзиночку, - Сама испекла…
Эджвуд с подозрением посмотрел на содержимое корзины, повёл носом:
- Маман, ты ж отродясь ничего не пекла? С чего бы вдруг сразу пирожки? Даже Маголя начала кухонные эксперименты с шарлотки!
- Да, так…, - пожала плечами маменька.
- Ладно, давай сюда свои пирожки! – сжалился Барон Мрака, - Но будь так любезна – оставь нас с женой наедине, прошу, как мать родную! И это! Найди Блинова, пусть он куховиков попинает, а мы через полчасика спустимся на обед… или ужин? – сам себя задумчиво спросил Роберто, - В общем – пусть тащат всё, что есть! – он смущённо почесал затылок.
Антигона Марковна сердито глянула на невинно на неё взирающую невестку:
- Хорошо, - буркнула она, водрузила на ближайший стульчик корзинку, резко развернулась на каблуках и с грохотом захлопнула за собой дверь.
Как только разгневанный грохот маменькиных каблучков стих, Роберто поднялся с тахты, с интересом заглянул в корзинку:
- Красная Шапочка, блин! – хмыкнул он, и вытащил из неё небольшой клубочек жёлтой шерсти, - Могла бы что-нибудь поправдивее придумать!
***
Барон Мрака и его достопочтенная супруга торжественно ступили на порог малой столовой Резиденции. В глазах Роберто читалась какая-то непонятная решимость пополам с отрешённостью, Маголя же скромно рассматривала собственные домашние бордовые тапочки с пушистыми помпончиками и тоненько злорадно ухмылялась.
- А где мамани? – растерянно протянул молодой Менегль, обнаружив полное отсутствие наличия родственниц.
- Отбыли, шабаш у них какой-то вдруг возник! – ухмыляясь, ответствовал Василь Василич.
- Гонют оне! – моментально сдал его помятый кухонный работник, - Антигона Марковна вообще никуда не собиралась! Её Пенелопа Филипповна колданула и на Шалуне вывезла за приделы Резиденции!
Блинов злобно зыркнул на куховика, который моментально сник:
- А я чо? Я ж ничо! – заверил он начальство, - Оне поинтересовались, я – ответил!
- Сгинь до особых распоряжений! – коротко приказал старый упырь.
- А как насчёт покушать там, или… выпить? – тоскливо пролепетал труженик общепита, осторожно переступая с ножки на ножку.
- А тащи всё, что есть горяченького! – обрадовано потирая ручки, приказал молодой ведьмак.
- А на попить принеси молочка, чайку зелёного, ну и компотику брусничного! – быстро вставила Магдалена Эдуардовна.
- Ну, да…, - удручённо кивнул буйной головушкой супруг, - И живее! Живее! В темпе вальса! – конфузливо покривился он и направился во главу огромного пустого стола, застеленного белоснежной скатертью.
- Барин, - робко позвал его куховик, - Там в поварне интересуются насчёт завтрашнего новогоднего банкету… Ну, и по ходу дела в отношении торжественного ужина в ознаменование, так сказать, годовщины…
- Без комментариев! – быстро отмахнулся Барон Мрака, внезапно вспомнивший замашки звезды вселенского масштабу, - Все вопросы к господину Блинову и моему менеджеру! – и указал на Маголю.
- Слушаюсь! – по военному козырнула помятая кухонная личность и моментально испарилась с глаз долой.
- Вась, ну где ты набираешь такой дебильный персонал? – ворчливо поинтересовалась седьмая баронесса Менгель, пристраивая на домашние спортивные штанишки белоснежную кокетливо накрахмаленную салфеточку.
- Я что ли набираю-то? – обиженно хмыкнул упырь, - Это всё его протеже! – и указал пальцем на Роберто.
- Мои?! – удивленно вскинул брови ведьмак, - Ну… может, и мои… А какие, собственно у вас ко мне претензии? – встрепенулся он.
- Да никаких! – успокоила его Магдалена Эдуардовна, - Кстати, Вааась! – позвала она, - А хнычок Зябликов-младший, тот что Веник, он где сейчас?
- А фиг его знает, - беззаботно ответил Блинов, - Но по идее должен в подвале дэвов контролировать!
- Это по идее, а на самом деле – где эта мелкая нечисть? – встрепенулся припомнивший собственный зачарованный сон Барон Мрака.
- А это важно именно сейчас? – уточнил Василий Васильевич.
- Ещё как! – кивнул молодой ведьмак, - Я этого лодыря выпнул с Поганого Болота, где он на маменькиных плюшках прохлаждался в то время, как у нас тут работы непочатый край! И о Поганом Болоте, - строгим официальным тоном диктора вечерних новостей, продолжил он, - Надо бы к его побережью направить какого-нибудь специалиста по крупному рогатому скоту.
- А это ещё зачем? – безмерно удивился старый, видавший виды, упырь.
В этот момент на столе перед седьмым бароном Менгелем начали появляться жаровни с поздним ужином, вслед за жаровнями объявилась и безымянная помятая кухонная личность при небольшой железнодорожной передвижной тележке, уставленной чашками, кружками и остальной лабудой к чаю.
- О! – Роберто мигом забыл, что он ставит задачи подчинённому и с любопытством начал совать свой кривоватый нос под крышки жаровен, - Это что? – с подозрением спросил он куховика, ткнув пальцем в розово-жёлтую массу.
- Яичница с помидорками по рецепту незабвенной Магдалены Эдуардовны! – бодро отрапортовал тот.
- Вижу, что яичница, - с пониманием кивнул Барон Мрака, - Автор кто?
- Ну, Двуглазьева, вроде делала, - пожал плечами труженик, - Всё строго по рецептуре, барин! – заверил ведьмака он.
- Не сомневаюсь!... Так-с…, - он сунул нос в следующую чашку, - Ну, это понятно… Это – тоже что-то напоминает… Это, кажется, тоже… А вот и курочка! – обрадовался молодой ведьмак.
- Тоже строго по рецептуре драгоценной Магдалены Эдуардовны, - подобострастно заулыбался куховик, - Усё – и специи, и прожарочка – как вы любите, Роберт Самуилович!
Роберто ещё раз с кислым видом поглядел на сильно пережаренную курицу и с тоской захлопнул крышку:
- Что-то я сегодня мяса не хочу…, - протянул он, разом отодвигая все предложенные блюда, - Мне бы вареников с творогом или блинчиков со сгущёнкой…, - грустно вздохнул он.
- Глубокоуважаемая Магдалена Эдуардовна на этот счёт не давала никаких распоряжений…, - растерялся работник кухонной промышленности.
- Это очень хорошо, друг мой! – заверил его Барон Мрака, - И на будущее, - он с некоторой укоризной во взгляде посмотрел на притихшую супружницу, - Вы рецепты моей обожаемой жены записывайте в отдельную специальную книжечку, потом давайте проверить записи Блинову, на грамматические ошибки, конечно! Вдруг, вы чего не так расслышали или записали? – быстро вставил он, продолжая внимательно наблюдать за реакцией Маголи, - Как ошибки исправите – делайте экспериментальное блюдо, но строго под присмотром госпожи баронессы! А что получится, предварительно дайте попробовать Дону Михею…
- Это за что же ты так моего котика-то ненавидишь? – неожиданно вспылила молчавшая до того Магдалена.
- Что ты, дорогая? – Роберто испуганно покосился на свой массивный перстень ведьмака, - Это я так, к слову! Сами, короче, сначала пробуйте, а через два часа, если всё будет нормально – подавайте к столу! – окончил он свою эпохальную речь.
- Так, ить – холодное же всё уже будет…, - окончательно растерялся куховик.
- Значит, делайте всё по старым рецептам, нечего выпендриваться! – строго объявила Магдалена Эдуардовна, - Понаберут по объявлениям! – фыркнула она, - Нифига сами делать не умеют, всему учить надо! – поставила окончательную точку в никому особенно не нужном разговоре ведьма.
- Дорогая, - на глазах растроганного молодого ведьмака выступили слёзы искренней благодарности, - Ты такая… добрая! – чуть не прослезился он, и перевёл уже строгий взор на окончательно и бесповоротно деморализованного кухонного труженика, - Уноси всю эту свою фигню и принеси нам, наконец, нормально пожрать! – гаркнул он.
Куховик с перепугу аж рухнул на колени:
- Вашество…, - пролепетал он, - Да я… Да мы… Усё буит, как в лучших домах Парижу! – наконец, взял он себя в руки и поднялся с пола.
- Только без лягушачьих лапок, будьте любезны! – вставила Маголя.
- Точно! И дался вам всем этот Париж с его домами! – встрепенулся что-то вдруг припомнив Барон Мрака, - Давай, шевелись, - он небрежно махнул рукой на куховика, который не стал больше испытывать и без того сегодня крайне капризную судьбу и мигом испарился, - Вась, я собственно чего забыл тебе сказать-то насчёт Поганого Болота! – по лицу Блинова от таких слов пробежала судорога, как от внезапной зубной боли, - Ты чо, приболел? – забеспокоился Роберто, заметив это, но старый упырь энергично отрицательно завертел головой, - Спазм, что ли какой из-за полнолуния? Копчик ломит?
- Да ты не отвлекайся! Всё у меня нормально! – успокоил его Василь Василич, - Что там на Поганом Болоте-то? – осторожно поинтересовался он с замиранием сердца.
- Да ничего страшного! – заверил его молодой ведьмак, - Там рядом с ним на Лысом Пригорке стоит Золочёная Карета, но она, скорее всего, в полночь превратится обратно в тыкву, так насчёт неё ты проследи, чтобы эта тыква к нам в поварни не попала, а то эти великие повара ещё вздумают из неё сок выжать или ещё хуже – каши наварить с золотыми колёсными ободьями!
- И это – всё?! – с облегчением спросил Блинов.
- Нет, конечно! – самодовольно ухмыльнулся Роберто, - Нет, Вась, что-то ты стал какой-то бледный… Они на тебе, что ли рецепты-то испытывали? Тогда только пурген поможет! – со знанием дела сообщил он.
- Ничего на мне не испытывали! – чуть не прорыдал в ответ старый упырь, - Не томи ж ты меня, ирод!!! Что там у Поганого Болота?
- Коровы там, десять штук, - молодой Менгель скромно потупился на собственные шаловливые ручки, и добавил, краснея, - Все беременные…
- Что?! – вскричал Василь Василич и обессилено рухнул на заботливо придвинутый магией Маголи стульчик, - Последнее повтори ещё раз, будь так любезен…
- Ну, коровы там беременные, понимаешь? К отёлу там, или к окоту, фиг их знает, готовятся! – начал втолковывать ему Барон Мрака, - Они раньше-то жабами были! Я Ануфрию велел мышей наловить, а он упёрся, мол, нету у него на Болоте мышей, одни жабы! Ну, я и подумал – какая, нахрен, разница – что жабы, что мыши – один чёрт будут парнокопытными, ну и сказал, чтобы он жаб покрупнее принёс… Вот он мне и приволок их… Так я ж не знал, что они у него толстые из-за интересного положения, а не просто обожравшиеся! – начал оправдываться ведьмак.
- Жабы беременные… Коровы беременные…, - пробормотал себе под нос Блинов и с тоской посмотрел на Магдалену, - А ты, матушка, случаем, не беременна?
- Нет! – с самодовольной улыбкой ответила молодая ведьма, - На меня у него, слава Богу, фантазии уже не хватает…
- Ой, мамочка моя…, - просипел полупридушенно старый вурдалак, и поднялся со стула, - Ну, и на том спасибо, отец родной! – и в пояс поклонился опешившему Барону Мрака после чего с достоинством уселся обратно.
- Да не за что, собственно, - смутился и опять нежно покраснел Роберто, - Просто так вышло… Но стадо, надо полагать, хорошее получилось, порода, по всей видимости мясо-молочная, шкуры бело-рыжие, вымя светлые, глаза огромные, носы мокрые и розовые, рога длинные…, - начал перечислять особенности бывших жаб Эджвуд, - Ну, что я могу ещё про них сказать? Насчёт качества молока и мяса – ничего не знаю, не пробовал! Жирность, соответственно, тоже можно определись исключительно экспериментальным путём при помощи сепаратора…
- Молчи уж, селекционер-самоучка, Павлов с Мичуриным в одном флаконе! – оборвал его Василий Васильевич, - Чо они жрут, эти твои зверюги?
- Да кто ж их знает-то? Но ты к ним пошли кого-нибудь пострашнее, а то они ко мне целоваться лезли…
- Красавец, блин, нашёлся! – рассмеялся упырь.
- Ну, не знаю, в Лапухляндии который год признают секс-символом, между прочим! – ядовитенько сообщил ему в ответ молодой ведьмак.
- Да ещё и звезда не меньше, чем по имени Солнце! – Блинов вновь поднялся со стула и направился к притихшему Роберто, - Ты смотри мне! Секс-символ! – хмыкнул Блинов, - Я ж не посмотрю, что ты мирового розмеру звездень и задница твоя неприкосновенна априори, я ж просто ремнём по филейной части отхожу! Мы ж людишки простые, не голубых ведьмачьих кровей! – и строго погрозил Барону Мрака пальцем, - Как коров обратно в жаб обратить? Отвечай, ошибка технического прогресса!
- Понятия не имею! – честно признался молодой ведьмак, - Натурально не знаю! Вот гадом буду! Честное пионерское! Зуб даю! – поклялся он почти всеми известными ему способами.
- Он что-то про Белого Коня говорил, или про Принца на этом самом Белом Коне! – вставила свои пять копеек до того момента благоразумно помалкивавшая на своём месте Маголя.
- Даже так?! – изумился Василь Васильевич, - Тогда точно – теперь на землях Резиденции ещё и задичавшее коровье стадо будет шарахаться!
- Так ферму построим, займёмся хозяйством…, - пролепетал Эджвуд.
- Кто построит-то? Кто заниматься-то будет? Теоретик ты наш! – рассмеялся вурдалак, - Ты и гвоздь-то самостоятельно вколотить не в состоянии, чтобы картину повесить!
- Вот далась вам всем эта чёртова картина! – обижено буркнул Роберто.
- А чем тебе не нравится наш свадебный портрет? – обманчиво ласково прошипела Магдалена Эдуардовна.
- Он мне нравится! – тут же заверил драгоценную супругу седьмой барон Менгель, - Но повесить я её не могу по вполне объективным причинам! – он гордо задрал нос и воззрился на массивную хрустальную люстру.
- И какая же у тебя причина? – продолжила наступление молодая ведьма, - Гвоздь коленный тебе уже раз десять приносили!
- Так то не такой был гвоздь!
- А какой надо? – Маголя и Блинов оба строго уставились на вспотевшего уже Барона Мрака.
- Ну, вот такой… примерно! – он гордо показал им средний палец, - Можно потоньше, но, чтобы длина такая вот…
Старый упырь и Слишком Поздно Сумеречная ведьма переглянулись и в один голос сообщили друг другу:
- Я убью его!
На счастье Барона Мрака в этот душещипательный момент на столе опять начали появляться жаровни с ужином, а из боковой панельки высунулась помятая мордочка куховика и пискнула оттуда:
- Ещё есть селёдочка с зелёным лучком и холодная водочка с пивком! Тащить?
- Тащить! – неожиданно ответила Магдалена Эдуардовна, чем привела в неописуемый восторг кухонного работника и собственного мужа.
- Маголя! – воскликнул последний, – Что я слышу?
- Тебя только после ста граммов можно понять! – огрызнулась ведьма, и, не глядя, плюхнула себе что-то из ближайшей жаровни, - Что это, кстати? – спросила она, понюхав варево и поковырявшись в нём вилкой.
- Спагетти с соусом «Болоньезе»! – гордо сообщил расторопный куховик уже подавая обещанную селёдку с приложениями.
- Гадость-то какая, на червяков в глине похоже! – Магдалена презрительно вытянула длинную макаронину и отправила её в рот, - А ничего так, вполне съедобно! – сообщила она мужу, прожевав, - Слышь, как там тебя?
- Ванькой нас кличут, по прозвищу Жуков, - засмущался куховик и начал нервно теребить свой мятый, повидавший уже не одно десятилетие, халатик.
- Иван! – официально обратилась к нему седьмая баронесса Менгель, - Наливай! – коротко приказала она и смело подставила ему чайную чашку, - Но только для аппетиту! – добавила она строго.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-466-1
Из жизни Роберта Фифти Солнышко 140 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Я буду ждать...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Флудилка
Anti
❖ Поцелуй дождя.
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 247
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
Loren


Изображение
Вверх