Творчество

Седьмой барон Менгель и Его Прелесть
08.12.2016   01:07    

Седьмой барон Менгель и Его Прелесть. Глава 1

Печально известный на просторах Лысагорья Барон Мрака, благородный седьмой барон Менгель, он же дипломированный и практически чистокровный ведьмак Роберт Томас Эджвуд, расслаблено возлежал среди подушек на огромной тахте в одних серых труселях-боксёрах, и, с задумчивым видом созерцая собственную супругу на фоне французского окна, элегантно курил… Маголя, краем глаза поглядывая в окошко, расчёсывала волосы и что-то тихо напевала себе при этом под нос…

- Зая, - томно мурлыкнул Роберто, - А не пора ли нам несколько расширить нашу семью? – он многозначительно приподнял правую бровь и прищурился.

Рука  Магдалены застыла вместе с расчёской в волосах, глаза дико округлились от удивления, она повернулась сразу всем корпусом к мужу:

- Что?! – воскликнула она и слегка подалась вперёд, - Ты что-то сказал, дорогой?

Барон Мрака глубоко затянулся, задрал подбородок и выпустил тонкую длинную струйку дыма в потолок…

- Я хочу наследника, - на полном серьезе выговорил он, с мудрым видом любуясь рассеивающимся табачным дымом.

- Да ты что? – с сарказмом хмыкнула Маголя и приподняла левую бровь, - И это на сегодня весь список твоих желаний?

- Или наследницу, - задумчиво продолжил молодой ведьмак и  с хитрым видом, приподняв правую бровь, уставился жену, - А что? Нормальные человеческие желания. Никаких извращений! – он невинно похлопал неприлично длинными ресницами.

Но ни скромный взгляд с хлопаньем ресницами, ни вальяжное полупотягивание Роберто Магдалену Эдуардовну явно не тронули, она молча отложила в сторону расчёску и некультурно указала пальцем на большую картину в тяжёлой бронзовой раме, по непонятной причине установленную боком на журнальном столике.

- Какие тебе наследники? Картину хоть повесь! Родитель, блин, - фыркнула она и направилась к огромному шкафу.

Барон Мрака резко сел среди подушек и бросил быстрый взгляд на картину. Надо отметить, что картина была выполнена чистейшим что называется коровьим маслом и изображала седьмого барона Менгеля и Магдалену Эдуардовну в последние мгновения до счастливого момента их бракосочетания. Роберто, в винтажном бордовом костюмчике в полный рост, с жутким беспорядком на голове и горящими от возбуждения глазами, торжественно несёт невесту – при чулках с подвязками, судорожно сжимающую в руках букетик, к месту бракосочетания, позади брачующихся художник талантливо изобразил длинную фату, развивающуюся за могучими плечами бравого ведьмака. Картина была монументальной! Полтора метра на метр, из-за чего постоянно падала на бок, вот и получалось, что молодой Эджвуд лежит на ней весь такой счастливый, а его невеста соответственно – как-то странненько на нём сидит, порываясь поскорее куда-то сдёрнуть…

- Мне гвоздь нужен! Колёный! – нагло заявил Эджвуд, запустив пятерню в волосы.

- Зачем тебе гвоздь? Ты и молотка-то отродясь в руках не держал! – не поняла Маголя, старательно роясь в шкафу, -  Просто прикажи ей висеть! – она вытащила какой-то официального вида костюмчик, оценивающе посмотрела, - Пойдёт? – спросила она мужа, тот в ответ отрицательно помотал головой, Магдалена сунула его обратно, - Ну вот чего одеть-то?! – воскликнула она с болью в голосе и опять ринулась перебирать наряды, - А ну, брысь отсель! – шикнула она на что-то обнаруженное среди платьев.

Из шкафа, виновато понурясь, бочком вывалился скелет, отковылял на почтительное расстояние, поклонился ведьме и застыл.

Магдалена Эдуардовна устало захлопнула створку шкафа и резко рванула на себя другую. Порывшись во второй половине шкафа, она выудила из его недр маленькое голубенькое платьице в стиле Твигги с тоненьким чёрным пояском:

- Во! – со счастливым видом возвестила она, - Самое оно!

- Коротковатое, - ревниво проворчал Барон Мрака и уселся среди подушек по-турецки.

- В самый раз! – заверила его Маголя, - Ты б хоть умылся, полдень уже на дворе! А ты всё никак не встанешь! И передай Аиду, что мне уже надоели его плоские шуточки! – она сердито зыркнула на тоскливо понурившийся скелет.

Роберто со стоном рухнул обратно на тахту и уткнулся носом в подушку.

- Не хочу! – проныл он в наволочку.

- Подъём! – скомандовала Магдалена и уселась на край постели натягивать чулки, - Сегодня заседание в тринадцать часов по местному времени! Ожидается первое с Незапамятных Времён выступление Люськи в роли Принцессы Фей! Тебя, кстати, костерить собирается за Брюссель и Стокгольм!

- Та нифига сегодня не будет! - рассмеялся Барон Мрака и игриво потёрся небритой щекой по спине жены.

- Это с какой радости?! – возмутилась ведьма, продолжая натягивать чулок и не обращая внимания на заигрывания Роберто.

- А я, пока ты умывалась, позвонил туда и голосом провидца Вани Опупкина из Тринадцатого тупика сообщил, что в зале заседания заложена восемь мин! Семь фуфельных и одна – настоящая! С тротилом! – глумливо хихикнул седьмой барон Менгель.

Маголя на миг застыла, потом повернула лицо к мужу:

- Ну нет, я … У меня нет слов! – выговорила она, - И это человек жаждет стать отцом! Тебя самого ещё из соски кормить надо! Раздолбай! – она с чувством потянула тонкий шёлк и на дорогущем чулке образовалась огроменная дыра, - Блин, - обиделась ведьма.

- Ерунда, зая! – шикарно улыбнулся Роберто, - У меня для тебя есть небольшой сюрприз! – он хитро подмигнул жене и быстренько поднялся с тахты, - Я щас! – загадочно пообещал он и скрылся за перегородкой в своей части частных апартаментов.

Магдалена Эдуардовна, обожающая и одновременно жутко пугающаяся сюрпризов от мужа, тоже поднялась на ноги и подошла к огромному зеркалу-стене, с благородной целью подправить макияж, ну, и по ходу дела проследить через окошко, как местные шуршики развешивают на голые заснеженные сучья плодовых деревьев мандарины… Идея украсить к Новому Году спящий фруктовый сад цитрусовыми тоже была из разряда бредовых мыслей достопочтенного Барона Мрака, который всего пару дней назад  как нарисовался в буквальном смысле на рогах в Резиденции после мозговыносящих промо-туров «Рассвет. Часть 1.» по Лапухляндии… Сразу переубедить его Маголе не удалось, а на следующий день выяснилось, что ведьмак спьяну успел сглазить половину местного персонала и домовики теперь вообще не представляют себе новогодние праздники без мандаринов на яблонях… В какой бреду Эджвуду привиделись такие странные украшения в зимнем саду, Магдалене так до сих пор так и не удалось выяснить, ибо! По прибытию в мало вменяемом состоянии домой, Барон Мрака перво-наперво троекратно торжественно-официально облобызал супругу, кратко, при этом нервно хихикая и теребя на голове волосы, изложил ей своё видение первой части «Рассвета» и то, что по его личному мнению секаз в кино получился туфтовый и неполноценный, что изображать трах в присутствии двадцати советчиков – это натуральный мазохизм, что сливочный сыр он теперь на дух не переносит, что священник был почти настоящий и что он счастлив отделаться от линз и партнёрши, потом сделал собственноручно несколько фотографий с персоналом Резиденции, поставил автограф на белом колпаке  близ стоявшего куховика и на дорогущем пейзаже в холле, и, не отрываясь от раздачи автографов дал указания насчет мандаринов на яблонях… Вот тут-то расторопный Блинов его всё же изловил, ловко скрутил и доставил в личные покои, где до вчерашнего вечера благоверный мирно дрых, уткнувшись небритой наглой мордой в пуховую подушку… Ближе к полуночи он наконец-то продрал глаза, кое-как помылся с дороги, потребовал ящик баварского пива, получил лично от Маголи подзатыльник и таблетку «Алказельцер», после чего уже смирно пожелал «чего-нибудь пожевать». Магдалена Эдуардовна из собственных рук покормила блудного супружника с ложечки куриным бульоном и горячими пирожками с мясом, а так же выслушала его несвязные причитания и жалобы на организаторов промо-тура, жареную картошку «фри», какой-то майонез с шоколадом, стокгольмские достопримечательности и надувные сиськи… Одним словом – мир Лапухляндии за последний месяц оставил воистину неизгладимый след в душе Барона Мрака! Его хрупкая психика пошатнулась было, но стараниями Блинова и верной супруги, к трём часам ночи была полностью восстановлена, и Роберто с видом нашкодившего кота постреливал в сторону Маголи гулящим суккубьим глазом…

- Дорогая! – задумавшаяся было Магдалена вздрогнула, - Любимая! – пафосно продолжил ведьмак, с загадочным  видом приближаясь к жене и протягивая ей красненькую бархатную коробочку, - Ты помнишь, какой сегодня день? – он хитро улыбнулся.

- Тридцатое декабря! – отрапортовала Магдалена Эдуардовна, с подозрением взирая на Роберто, на котором акромя труселей теперь красовались ещё и старые пляжные тапочки фирмы «Адидас» на босу ногу, - А что?

- Зая! – Эджвуд укоризненно пощелкал языком, - Сегодня ровно год, как ты согласилась выйти за меня замуж!

- Уййййй, - Маголя уцепилась обеими руками за щеки и поморщилась, как от зубной боли, - Любимый… Ты такой милый! – нашлась она, и, встав на цыпочки, с чувством поцеловала его в губы, - Что там у тебя? – она с любопытством раскрыла коробочку.

Как и любой мужик, молодой ведьмак не придумал ничего более оригинального, кроме как презентовать на годовщину супруге банальное колечко…Магдалена шустренько его натянула, и, отстранив руку в сторону, начала любоваться на игру света в голубеньком камушке…

- Красиво-то как…, - нежно улыбнулась она колечку.

- Я там кое-что написал, - гордо проговорил Барон Мрака.

Ведьма быстренько поднесла колечко поближе к глазам…

- «Моей Прелести», - ошарашено прочитала она и удивлённо хлопнула сразу обеими глазами…

- Классно, да? – счастливо улыбаясь и шмыгая от восторгу носом, спросил Роберто.

- А то! – согласилась Маголя, - А неожиданно-то как… Слушай, а зачем мандарины на яблони вешать? Это какая-то новая мода?  – задала она, наконец, мучивший её вопрос.

Глаза Менгеля стали огромными от неподдельного удивления:

- Что?! – взревел ведьмак, - Какие мандарины? У меня на них аллергия! И почему на яблони?

Настала очередь удивляться Магдалене:

- Дорогой мой! – менторским тоном начала она, - Ты позавчера велел домовикам развешивать мандарины в саду! Вот! Полюбуйся! – она подтолкнула мужа к окну.

Барон Мрака мрачно уставился на суетящихся по зимнему  заснеженному саду местных шуршиков с ящиками и лестницами наперевес… Рука его автоматически потянулась в волосы…

- Во бля-я-я, - протянул он задумчиво, - Это я их так, да? – он  перевёл удивлённый взгляд на жену, - Зая… Я ж нихрена не помню…

- Так-то уж и совсем нихрена? – хитро сощурилась Магдалена.

- Ну… - протянул Роберто, - Некоторое я, естесьна, помню… - он подмигнул жене и кривенько ухмыльнулся, - Но эту порнографию – нет! – твёрдо заявил он.

Маголя сжала губы в тонкую злую ниточку:

- Пить меньше надо! – выпалила она.

- На промо-туры надо с мужем ездить, а не дурью маяться на Лысой Горе! – огрызнулся Барон Мрака.

- Поговоришь мне, алкаш! – взвизгнула Магдалена Эдуардовна.

- Да я ваще не пью!

- Ну да! Ты у нас верблюд! Двугорбый! Ты мне шуршиков зачем сглазил? У них и без этой фигни с мандаринами дел полно было! В подвалах ремонт застопорился!!!!

Барон Мрака потупился…

- Я не виноват, - едва слышно пробормотал он.

Маголя вздохнула и прижала к своей груди лохматую голову супруга:

- Фиг с ним, с подвалом! Сто лет стоял нечищеный и ещё двести простоит! Мальчик мой, как же тебя умудохали-то… Ты только ничему внизу не удивляйся, хорошо?

Роберто явно занервничал:

- А чего там?

- Ерунда! – заверила его Маголя, - Ты одевайся, всё-таки надо съездить на заседание-то…

Но узнать почему ему не стоит волноваться, молодому ведьмаку так и не улыбнулось, ибо:

- Пустите меня к сыну! – дверь маголиной спальни резко распахнулась настежь, и в комнату буквально влетела Антигона Марковна – в парадном фиолетовом платье с оборками и крайне озабоченным выражением на сердитом лице, - Сынок! – и, страдальщицки заломив руки, кинулась  к молодому Эджвуду, - Меня к тебе вторые сутки не пускают!

Маменька уткнулась накрашенным личиком в голую волосатую грудь великовозрастного отрока и самозабвенно всхлипнула…

- Маман, вы опять переигрываете! – наставительно поведал Барон Мрака родительнице, - И чего это вы так разнервничались? Я же вам отправил эсэмэску…Кажется.

- Да после твой эсэмэски у отца чуть инсульт не приключился! – зарыдала Антигона Марковна и полезла в сумочку, вытащила сотовый телефончик, - Вот! – она, всхлипывая, нашла нужное послание, - Сам читай, я не могу-у-у, - завыла маменька и опять уткнулась в могучую волосатую грудь сыночка.

Роберто сначала с невозмутимым видом глянул на серенький экранчик, потом его глаза округлились:

- О-о-оп-п-паньки-и-и, - протянул он.

Маголя шустренько подскочила и тоже сунула нос в свекровкин телефон.

- «Готов. Ещё по 150 и буду. Люблю. Целую.» Хи! – прочитала она и вернула Антигоне Марковне аппарат.

- И ничего смешного я тут не вижу! – надулась старшая баронесса, она с сердитым видом кинула телефон обратно в сумочку и, наконец, уставилась на сына.

Молодой ведьмак вытянул губы «уточкой» и возвёл ясные невинные очи к потолку…

- Почему до сих пор не брит? – начала допрос родительница, - Когда последний раз волосы расчёсывал? Почему в одних трусах и тапках на босу ногу? Давно насморка не было? – маман принюхалась, - Опять курил?!

- И не только! – наябедничал нахальный соглядатай Аида.

- В смысле? – опешила Антигона Марковна, - Ты, куча обглоданных костей, не наговаривай на моего мальчика! Он у меня чистый Ангел! – и с обидой посмотрела на Маголю, которая всё это время невозмутимо натягивала чулки, - Магдалена, невестушка! – елейным голоском пропела маменька ведьмака, - А что это у моего сыночки за странные пятна на шее? – и мстительно сузила глазки в ожидании ответа.

- Верёвку примерял ваш сынок, когда вчера узнал, что вы к нему прорываетесь, дорогая свекровушка! – в тон ей ответила Магдалена Эдуардовна.

У старшей баронессы покраснели щёки и засверкали гневно глаза, она воззрилась на Роберто в немом восклицании… Маголя же с тем же олимпийским спокойствием, что натягивала чулки, тоже смотрела на мужа. Оказавшись между двух огней, Эджвуд не нашёл ничего умнее, кроме как упасть в ещё не убранную постель и накрыть голову подушкой. Оттуда он что-то невнятно пробурчал…

- Это ты изводишь моего сына! – воскликнула Антигона Марковна и робко потрогала ведьмака по голой руке, - Деточка, тебе совсем плохо? – страдающим голосом спросила она.

- Ему замечательно! – твёрдо заявила Магдалена и с силой хлопнула Барона Мрака по заднице, - Подъём! Через сорок минут ты должен быть в Зале Заседаний!

Роберто заворочался и опять что-то невнятно пробурчал.

- Чего?! – в один голос заорали жена и маменька.

- Чего-чего? – прошамкал наглый скелет Йорик, - Задолбался говорит!

- Кто задолбался? – взвизгнула Маголя, - Маман, вы только взгляните на этого раздолбая! – и ещё раз саданула по мужниной заднице с такой силой, что Антигона Марковна схватилась за сердце, - Уже даже я собралась, а его из койки тягачом не вытащишь! До сих пор не брит! Не одет! Да ещё прожёг мне покрывало! – нажаловалась она свекрови и предъявила ей натурально испорченное парчовое покрывало, - И чего он спрашивается делал, что так устал? Чем занимался?

Роберто от таких слов подскочил, и, сверкая глазами, кинулся на супружницу, прижал её к стене:

- Чем я занимался? – коварно прошептал он ей в лицо и сверкнул чёрными глазами Аида.

- Мама! – завизжала Магдалена, - Уберите от меня этого маниака!!!

- Сынок! – испугалась Антигона Марковна, сообразив, что с драгоценной кровинушкой чего-то не того, и, как это не прискорбно, придётся встать на сторону ненавистной невестки…

- Сгиньте, мамаша! – рыкнул ведьмак, - Мы с моей Прелестью спустимся в малую столовую через пять минут! Но бриться – не буду! – Аид отпустил Маголю, махнул рукой  скелету Йорику, - За мной! Поможешь одеться! – и в торжественной тишине выплыл из маголиных апартаментов.

- Что это было? – ошарашено прошептала старшая баронесса.

- Сынок ваш, Антигона Марковна! Раздолбай и хулиган Роберто! – съязвила Маголя, поправляя перед зеркалом причёску.

- Но… мой мальчик всегда был таким… правильным! Это всё ты, дорогуша, на него так влияешь! – обижено промямлила свекровь и тоже вытащила помаду, чтобы подправить мэйк-ап.

- Ога, - кивнула Магдалена Эдуардовна, любуясь своим новым колечком, - Вы б его вчера вечером видели, - усмехнулась она, - Мальчик-колокольчик, блин, и ни разу не динь-динь! Вы вообще в курсе чего я его на заседание тащу? Если бы не этот вопрос, так я б и сама туда не попёрлась!

- А чего там? – внезапно заволновалась свекровка.

- Люська решила поднять вопрос по его поведению в Стокгольме, вот чего!

- А что там, в этом самом Стокгольме случилось? – опешила Антигона Марковна.

- Мама, - Маголя строго глянула на старшую баронессу Менгель, - Вы в курсе, что у него целый месяц был промо-тур первой части «Рассвета»?

Свекровь молча кивнула в ответ.

- Так вот, - продолжила Магдалена, - Наш драгоценный Роберто мало того, что нёс там всякую чушню про то, что он чуть-чуть женат, и учил лапухоидов совершать правильные  по глубине фрикции, что в общем-то никого в ступор особо не ввело, …но эти его фотографии… Он поставил под угрозу сам факт тайны существования нашего сообщества! Эшка, конечно, попыталась хоть как-то сгладить возникшую ситуацию, но, - Маголя вздохнула, - Короче! Сегодня будет огроменный скандал, и если он не явится, я сама его придушу! Заварил кашу, вот пусть и отплёвывается сам! Змейподколодский против Люськи жидковат, а мне, как Сумеречной, вообще в таких делах молчать полагается!

- А Муля? – промямлила окончательно расстроившаяся Антигона Марковна.

- Что Муля! – вздохнула Магдалена Эдуардовна, - Папенька слишком мягок… Тут нужна рука самого Барона Мрака, не меньше! Эх… А вы говорите, что я на него влияю плохо… Да на вашем сыночке штемпель ставить было некуда ещё сто лет назад! – Маголя часто захлопала ресницами, изображая близость праведных слёз.

- Ну, что, зайка? Ты готова? Я выхожу! – раздался жизнерадостный голос Роберто и он вынырнул из-за перегородки, - Мама? – он сглотнул и убрал руки за спину, - А я думал, вы уже спустились…

Антигона Марковна придирчиво оглядела сына от блестящих штиблет с почему-то завязанными шнурками и до наглухо застёгнутой белоснежной сорочки. Серебристый костюм с белой рубашкой и тёмным галстуком очень шёл к его блестящим стального цвета глазам… Бриться молодой Менгель, естественно, не стал, но волосы всё-таки немного пригладил –  он выглядел, как сошедшая со страниц модного глянцевого журнала супер-модель мужеского полу… Маменька с подозрением принюхалась…

- Куришь? – встрепенулась она.

Барон Мрака обречённо вздохнул и предъявил маменьке до половины докуренную сигаретку:

- Курю…и не только, - и сунул сигарету в рот, затянулся и выдохнул дым в сторону, - Маманя, прекратите уж бороться за мою непорочность! Я женатый зрелый мужчина! И, как вам ни раз и ни два говаривала незабвенная Пенелопа Филипповна, вы несколько опоздали!

Старшая баронесса обессилено упала в кресло и молча уставилась на сыночка…

- Ва-а-ася-а-а! – позвала Маголя, - Успокой, друг мой, Антигону Марковну, а то нам некогда… Роберто ещё не завтракал, а времени просто катастрофически мало! -  молодая ведьма подхватила мужа под ручку и быстренько поволокла его из спальни.

- Маман, - успел он вякнуть на прощание, - Не стоит принимать всё так близко к сердцу!

- Иди! Философ хренов! – Магдалена Эдуардовна дала супругу в спину ощутимый толчок, - Пельмени остынут!

- Оу, пельмешики?! – обрадовался молодой барон Менгель, - Чего же ты молчала-то столько времени?

- Я не молчала, - надулась Маголя, аккуратно спускаясь по лестнице, - И меня никто не спрашивал, между прочим.

…- Моя ненаглядная столовка… - страстно простонал Роберто переступив порог малой столовой комнаты и вожделенно глядя на уставленный разнообразными яствами стол, - Как же я по тебе скучал…

- Неужели картофель фри с майонезом и шоколадные сиськи надоели? – съязвила Магдалена, усаживаясь рядом с супругом.

Ведьмак хмыкнул и хлопнул в ладоши – на его зов появился куховик-официант и с подобострастной улыбочкой преклонился перед хозяином:

- Батюшка! – расплываясь в счастливой улыбочке, прохрипел он, - Чего пить изволите? – он опасливо покосился на Магдалену Эдуардовну, - Кофейку-чайку или водочки-пивку?

- Йес! – воскликнул Эджвуд, - Как же всё-таки дома-то хорошо!!! Тащи пиво!

- Безалкогольное, - добавила Маголя, - И один небольшой бокал! – она с торжеством посмотрела на мужа.

Роберто покривился:

- Нет, тогда уж лучше кофе! …С коньяком!

Магдалена надула губы и молча взяла с блюда ватрушку с повидлом.

- Я пошутил, - хихикнул Роберто, - Зая, боюсь, что на ближайшую неделю-другую я точно завязал… Принеси мне лучше кефиру, дружок, а потом - чёрного чаю!

Барон Мрака с энтузиазмом приступил к позднему завтраку -  слопал пару десятков сибирских пельменей со сметаной, потом парочку гигантских кусков отварной сёмги с рисом, затем белковый омлет с жареными немецкими колбасками, миску оладушков с крыжовенным вареньем и со счастливым видом придвинул к себе блюдо с марципановыми булочками…

- Зашибись, - блаженно проурчал он, вгрызаясь в ароматную выпечку, - Я в Берлине ящик, наверное, таких слопал, Дин даже подумал, что мне плохо станет!

- И нафига? – задала вопрос жена, - Какой смысл мужика смущать? Я уже умучилась ему мозги подправлять! Дожевывай живее, а то опаздывать что-то не хочется…Лишнее внимание и всё такое…

- Ну тогда я с собой возьму! – решился молодой ведьмак, - По дороге доем! Эй, кто-нибудь! Термос с какао и с десяток этих чудненьких булочек на выход!

***

В Центральный Зал Заседаний супруги всё-таки опоздали – как Роберто не торопил Маголю, та всё равно не смогла определиться с сапожками, а потому прибыла в Центральный Зал в элегантных бархатных домашних тапочках с пушистыми помпончиками и в скверном настроении… Молодой Эджвуд тоже не сильно отсверкивал счастьем – он угрюмо тащил корзинку с булочками и какао и даже не изволил поздороваться с присутствующими…

В момент  явления седьмых барона и баронессы Менгель, собравшиеся в полном составе Дневные  Гении, Сумеречные и Ночная Гвардия уже тридцать минут, как сосредоточенно  пялились в Зеркальце, которое со скорбным видом выдавало одну за другой картинки художеств и пресс-конференции Ночного ведьмака Роберто и Ночной ведьмы Эшки в Стокгольме… Указанная Эшка с понурым видом сидела в гостевой ложе Ночной Гвардии и тосковала, правда, узрев молодого Эджвуда, она немного повеселела, но не настолько, чтобы почувствовать полное облегчение…

Барон Мрака, как истинный джентльмен, усадил супругу на её почётное место, не забыв на прощание облобызать её цепкую маленькую ручку и с тоской заглянуть в строгие очи ненаглядной. Выполнив обязательный ритуал культурности, молодой ведьмак в торжественной тишине, которую нарушали только его же собственный ржущий голос, исходивший от Зеркальца, торжественно взгромоздился в своё кресло напротив кресла Феи Люськи и водрузил на коленки корзинку, в которой сразу же начал  усердно рыться…

- Не, ну  вы только посмотрите! – нарушила всеобщее благоговейное молчание Принцесса Фей, - Мало того, что опоздал, так ещё и морду воротит ото всех!

Барон Мрака сделал вид, что не услышал.

- Я с кем разговариваю, Менгель? – не унималась Люсьена.

- А хрен тебя знает! Ну чего тебе, женщина? – проворчал Роберто, откручивая с термоса крышку и отставляя на пол свою корзину, - Если ты надеешься, что я эту муть не видел или не в курсе, так вынужден тебя разочаровать… Я в этом безобразии даже участие принимал! Непосредственное! – он с чувством откусил сразу половинку марципановой булочки, - Булочку хошь?

Принцесса Фей с трудом сглотнула и отрицательно покачала головой:

- Издеваешься? Я ж на диете!

- Пардон, не знал, - развёл руками Барон Мрака, и, продолжая жевать и отхлебывать прямо из термоса, поинтересовался, - А чего, собственно, вы все тут делаете?

- Тобой любуемся! – съязвила Фея Люська.

- Неплохое занятие, одобряю, - похвалил  Эджвуд и подмигнул Маголе, - Учись, дорогая!

- Во нахалюга! – начала было Люсьена, но её перебил спокойный голос Барона Мрака:

- Люсь, помолчи пока, дай народу мной насладиться и ваще – потише, а то гланды застудишь!

Принцесса Фей захлопала глазами и с обидой уставилась обратно в Зеркальце с которого на неё взирал всё тот же наглый и небритый ведьмак! Люська скорбно сжала губёшки в тоненькую линию… Барон Мрака хмыкнул и продолжил лопать марципановые булочки с какао.

Через пятнадцать минут Зеркальце хрюкнуло и заткнулось, оставив на экране скучающего Роберта Томаса в черном свитере и синих штанах и немного перепуганную Эшку в белом костюмчике и черных толстых колготках…

- Ну чо? Налюбовались? – раздался в гробовой тишине чавкающий голос Барона Мрака.

- Ты б хоть прожевал! – возмутилась Фея Люська, - Вот смотрю я на тебя, Роберто, и никак не пойму – вот к чему ты, собственно, стремишься?

Глаза наглого молодого барона быстро стрельнули в сторону жены, губы слегка покривились в подобии ухмылочки…

- Нет, я, конечно, понимаю – молодо-зелено! Но чтобы вот так ставить под угрозу тайну нашего существования?! Граждане! Вы сами всё видели! И это только вершина айсберга! – митинговала Принцесса Фей, - Я требую допросить свидетельницу и, не побоюсь этого слова, соучастницу, этого безобразия, Ночную ведьму Эшку! И таки рекомендую запротоколировать, что на мой вопрос Барон Мрака так и не ответил…

- Не, ну как не ответил? – возмутился Роберто, - Ты ж мне вякнуть не даёшь! Да и вопрос у тебя какой-то левый… Поконкретнее, пжалста!

Люсьена сощурила поросячьи глазки и выговорила:

- Для особо одарённых повторяю – ты к чему стремишься, ирод? Чего ты хочешь?

- Мартышка ты перекормленная! – огрызнулся Барон Мрака, - А нефиг обзываться! Ты первая! – он задумчиво уставился на Маголю, - Кого я хочу… Или чего я хочу? – в Зале наступила гробовая тишина, все собравшиеся дружно уставились на молодого Менгеля, в надежде узнать, какие тайные мысли посещают его нечесаную голову, - Да нету у меня особых-то желаний… Я вообще скромный по этой части…Мне ж ничего не надо кроме мирового господства, ну, и пожрать чего-нибудь… Да, дорогая? – он нежно улыбнулся Магдалене, - Устал я чего-то после всей этой куйни… Народ, может, перенесём заседание-то? А? Ну, будьте человеками…, - он грустно вздохнул и сунул в рот последний кусочек булочки.

- Ага! Размечтался! – воскликнула Фея Люська, - Ты ещё расскажи собравшимся, что ты с бодунища, и пусть тебя пожалеют!

- Враньё! – встрепенулся Роберто, - Я ваще трезвенник и веду исключительно здоровый образ жизни!... Ладно, фиг с тобой, трынди про мою распущенность, наглость, хамство, и чо там у тебя ещё по списку?

- А ты, молокосос не хами старшим-то! -  вставила свои пять копеек какая-то древняя кикимора от Дневных.

Барон Мрака молча показал оппонентке средний палец и невинно улыбнулся. Кикимора ещё больше позеленела и разрыдалась… Роберто раздражённо закатил глаза и ухмыльнулся.

- Ты чего тут за знаки показываешь? – полезла на защиту своих Принцесса Фей.

- Нормальные знаки! – молодой Менгель и ей предъявил свой красивый тонкий и длинный средний палец, - Твоим Дневным халдам можно, а мне, стало быть – нельзя? Это, мадам, называется дискриминацией! По половому признаку!

В рядах Ночной Гвардии раздались аплодисменты и радостное улюлюканье.

- Спокойно, граждане! – Елена Премудрая постучала наманикюренным ноготком по серебряному колокольчику, - Уважаемая Принцесса Фей, займите своё кресло! Кикимора Подгузникова, прекратите истерику, или мы будем вынуждены удалить вас из Зала Заседаний! А вы, Барон Мрака, извольте следить за своими жестами!

- Услышала? – переспросил молодой ведьмак Люську, - Вот и выполняй! Рот закрой и сядь! – он обернулся в сторону Сумеречных, - Слушаюсь и повинуюсь! – лениво процедил он сквозь зубы и перевёл взгляд на притихшую Эшку, - Ну, дорогая, давай, расскажи им всё по порядку!

Рядовая Ночная ведьма Эшли Грин поднялась со своего гостевого места и направилась к Центральному столу, скромно присела на стульчик, сложила ручки на коленках и преданно уставилась почему-то на Маголю…

- Нет, - заволновалась Принцесса Фей, - Я уверена, что седьмой барон Менгель запугал свидетельницу! Я требую, чтобы допрос проводился потерпевшей стороной, то есть мною!

- Логично, - благосклонно кивнула в её сторону Елена Прекрасная, любуясь на себя в зеркало, - Приступай, Люся… Что ты там хотела выяснить?

Люсьена с торжеством глянула на Барона Мрака, а затем на герцога Змейподколодского, который вообще за время Заседания не проронил ни единого слова, преданно глядя то на племянника, то на Фею Люську…

- Коша…, - Принцесса Фей счастливо улыбнулась Ночному ведьмаку, но тут же опомнилась и вперила суровый взгляд в Эшку, - И так, девушка! Мой первый вопрос таков – почему в промо отправились по парам Дневные и Ночные, причём в разные стороны?

Ночная ведьма пожала плечами:

- Понятия не имею!

- А если подумать? – настаивала допрашивающая сторона.

- Ну, - задумалась Эшка, - Крис сказал, что в гробу она видала в белых тапочках то, что и как Роберто будет на промо про первую брачную ночь плести… Ну, а вроде как с Тэем его отправлять вообще странно получится, тем более после того, как они целовалися… Ну, - продолжала она гундосить, - Так распорядились продюсеры! – бодро закончила она и уставилась честными глазами опять на Маголю.

Люсьена пожевала в задумчивости губы…

- А кто у нас продюсеры?

- Я! – поднял руку герцог Змейподколодский.

- И я! – помахала изящно ручкой Елена Прекрасная.

- Понятно…Ну ты-то ясень пень, всё для родственничка стараешься, - съязвила Принцесса Фей, - Но вы, Сумеречная, и такая лажа?!

- Какая лажа? – Елена Прекрасная невинно захлопала ресницами, - Они очень красиво рядом смотрятся! Я вообще хотела, чтобы Эшка Белку изображала! И я, между прочим, вам, дорогая Принцесса Фей, пошла навстречу, согласившись на вашу кандидатуру! – Елена Прекрасная вытащила из косметички кружевной платочек и обиженно приложила его краешек к аккуратно накрашенным глазкам, - Какие же вы, Дневные, неблагодарные! – с чувством добавила она и шмыгнула носом.

- Еленочка! – растрогалась Люсьена, - Я ни коим образом не хотела вас расстроить… Ну отправили Барона Мрака с Ночной ведьмой, да и фиг с ним! Суть-то дела не в этом! Он же, мерзавец, устроил там форменное безобразие, пользуясь полным отсутствием контроля! Да ещё драгоценная Магдалена Эдуардовна отказалась от участия в мероприятиях!

Магдалена вспыхнула:

- А мне должно было быть приятно, когда мой собственный муж во всеуслышание распинается о первой брачной ночи с этой самозванкой?

- Маголя, солнышко, - Елена Премудрая обняла за плечи молодую баронессу Менгель, -  Вы поступила трижды правильно! Не стоит трепать свои нервы!

Тут ещё и Барон Мрака добавил:

-  Натурально, милая, я же понимаю, что ты это ради моей карьеры сделала!

- А я вот считаю, что если бы уважаемая Слишком Поздно Сумеречная присутствовала на указанных мероприятиях, то такого проколу бы не вышло! – авторитетно заявила Люська.

- А вот я считаю, что вышло бы ещё хуже! – неожиданно громко заорал герцог Змейподколодский.

- Это с какого, пардон, перепугу-то? – поинтересовалась какая-то бледная Дневная фея тоненьким звенящим голоском.

- Да с такого! – зычно гаркнул разбушевавшийся Коша, - Мой племянник не лох, он спит всегда со своей женой, а не с открытой форточкой! Во бы обрадовались папарацци, узревши в постели Робоэди не обморочную Крисабеллу, а нашу красавицу Маголю, да не одну, а собственно, с ним самим!

В Зале наступила на некоторое время тишина…Собравшиеся, по всей видимости, пытались представить размер скандалу или … Ну не будем о грустном!

- Ну ладно, - вздохнула Принцесса Фей, - Будем считать, что причину мы кое-как установили… Перейдём к последствиям. Эшли, сосредоточься, пожалуйста! Сейчас самое главное! – строго предупредила Люсьена Ночную ведьму, - Расскажи подробно о том, что было по вашему прибытию в Стокгольм! Не стесняйся ежели что – тут все свои! – заверила её Принцесса Фей.

Все, за исключением Барона Мрака и Магдалены, которые смотрели друг на друга,  уставились на слегка порозовевшую от волнения Эшку. Эшли налила себе в стаканчик воды из графинчика, отпила пару глоточков, поёрзала на стульчике, шмыгнула носом…

- Ну, - робко улыбнулась она, - Чего тут рассказывать-то? – она хихикнула, - Приехали мы на машине из Брюсселя в Стокгольм часов в двенадцать ночи или около того… Возле отеля, где нам номера сняли, толпища была из фанатов. Фанаты в основном Робкины, моих там было не много! А фанаты у него, между прочим, культурные! Никогда не скандалят! Ничего не требуют – просто молча лупятся на него ошалевшими от счастья глазами, а так, ну, чтобы приставать – такого ни-ни! Дисциплинированные!...

- Девочка, ты не углубляйся в эти подробности, - наставительно прервала речь Ночной ведьмы Люська, - Ты конкретно рассказывай – чо там у вас приключилось? С какого места понеслось?

- Так я ж по порядку и рассказываю! – обиделась Эшка, - А будете прерывать, ваще чего-нибудь забуду! Или перепутаю… Таки до Стокгольму был ещё Париж и Брюссель, а это вам было не там что тут!

- Молчу! – Люсьена хлопнула себя по губам ладошкой и уселась в своё кресло.

- Так, значится, фанаты! – повторила молодая Ночная ведьма, - Отличные, культурные, я бы даже сказала, вымуштрованные фанаты Роберто! Они скромненько вытянулись вдоль улицы, протягивая к нему свои плакатики и фотоаппараты, ну Роб, естественно, опылил их всех – сфотался, расписался, как обычно, короче! Ну, разве что… Это… Мы пока ехали из Брюсселя малость накатили… Но по чуть-чуть! И шоколадкой закусили! Так что были уже практически в норме! – заверила Эшка присутствующих, - Потом…, - она задумчиво посмотрела на расписной потолок Зала Заседаний, - Потом был ужин! – с неожиданной тоской сообщила она, - А я ещё хотела по магазинчикам с утра прошвырнуться! Ну, сами понимаете – европейские предрождественские распродажи и всё такое! Я ещё говорю ему, мол, завтра надо бы Дроттнинггатан посетить и по универмагу PUB прошвырнуться, а то одеть нечего! А он мне – завтра! Всё завтра! И наливает мне полный стакан для коктейлей «Кюммеля»… Это местная такая скандинавская достопримечательность у них там… Ну… Вот, собственно, и всё! Больше я ничего толком не помню! – бодро поведала Эшка и уставилась преданными глазами на Принцессу Фей.

Все присутствующие с уважением  посмотрели сначала на Барона Мрака, а затем на допрашиваемую Ночную ведьму… Роберто скромно потупился на свои руки… Маголя кривенько ухмыльнулась…

- А ты обрывочки-то расскажи, деточка, - нежно пропела Фея Люська, - А мы уж их как-нибудь представим…

Эшка пожала плечами:

- Роберто! – позвала она, - Ты, если что, поправляй! Ога?

Молодой Менгель поднял на подругу смеющиеся суккубьи глазки:

- Без проблем! – хмыкнул он.

Эшка расцвела и продолжила своё повествование:

- «Кюммеля» было много! – жизнерадостно сообщила она собравшимся, - Кажется еще «Абсолют» был, но я не совсем уверена…

- Был, - подтвердил авторитетно Барон Мрака, - И пиво было! Немецкое. Тёмное. А для разгону был классический «Ёрш», а потом мы пошли по дороге от бурого медведя к белому и обратно!

- Куда? – опешила Принцесса Фей, - Вот с этого момента я попрошу поподробнее!

- Вот именно! – подхватили из залу, - И помедленнее, пжалста! Я записывать буду!

- Да нема базару! Пишите! – щедро разрешил Роберто, - Берём кружку пива. Тёмного пива! Из неё отпиваем глоток, а на освободившееся место наливаем водку. Все записали? – он строго осмотрел присутствующих, записывающие заинтересовано закивали,  - Затем отпиваем ещё глоток, доливаем водку и так далее, - нравоучительно поведал молодой ведьмак, - Когда в кружке останется прозрачная смесь, начинаем доливать пиво и снова отпиваем по глотку! И так до последнего! – он с победным видом уставился на ошалевшую Люську, - Чо? Я ещё всех развёл по номерам! Около трёх утра, кажется.

Маголя закрыла лицо руками…

- Идиот, - прошептала она.

- Нет, скорее раздолбай, - успокоила её Елена Премудрая, - Могу тебе точно сказать, дорогая, что после такого он однозначно по девкам не шарахался!

- Да, - закивала головой Елена Прекрасная, - Полагаю, его подружкой была подушка, если он до неё добрался…

- А что было утром? – робко поинтересовалась Люсьена, с сочувствием глядя на Эшку.

Ночная ведьма грустно вздохнула:

- А утром Роберто в десять часов нарисовался в моём номере, облил меня холодной водой из какой-то цветочной брызгалки или пистолетика и велел собираться по магазинам, а то он передумает!

- И как Барон Мрака при этом выглядел? – коварно задала наводящий вопрос Принцесса Фей.

Эшка пожала плечами:

- Как выглядел? Да обыкновенно выглядел! Как всегда – лохматый и не бритый, с сигаретой в зубах… От него пахло мятной зубной пастой кажется…

- Не пастой, а жвачкой! Паста у меня клубникой пахнет! – обиделся молодой Менгель.

- Ну, может и жвачкой, - согласилась Эшка, - Мы ж с тобой не целовались! Потом завтрак был, - с трудом сглотнула Ночная ведьма, - Он его слопал и не поморщился, а мне ну так… нехорошо было…Прям не могу до сих пор! – пожаловалась она собравшимся, - Потом мы таки поехали по магазинам, я там прикупилась барахлишком всяким прикольным, а он купил что-то в ювелирке и джемпер…чёрный такой с ажурной вязкой! А потом я ему посоветовала синие брюки взять – они так идут к его глазам…

Общество срочно уставилось в непоколебимо наглые серые глаза Барона Мрака…Убедившись, что синий цвет порток непременно должен гармонировать с цветом его глаз все вновь перевели свои взоры на допрашиваемого свидетеля… Эшка сидела с очень виноватым видом…

- А потом…, - она с мольбой посмотрела на Роберто, - Потом была пресс-конференция и красная дорожка…, - всхлипнула она.

- А перед этим что-то ещё было? – чуть не заплакала растроганная Люська.

- Пиво было… с чипсами, - призналась Эшка и зажмурилась, - Это я виновата… Мне было так плохо, что он не смог вынести мои мучения…Настоящий джентльмен, -  с придыханием прошептала она.

По огромному Залу Заседания прошёл ропот…Эшли окончательно расплакалась, Дневные Гении побежали её успокаивать, Ночная Гвардия с почтением вылупилась на своего предводителя и замерла в ожидании дальнейшего, готовая в случае чего обрушиться неизвестно чем на подопечных Принцессы Фей… Когда страсти маленько улеглись раздался трескучий голос кикиморы Подгузниковой:

- А за задницу он её нафига хватал?

- Тебя что ли ему хватать-то было?! – возмутился герцог Змейподколодский.

Эшка же ещё пуще разрыдалась:

- Не виноватая я! – она преданно смотрела на Магдалену Эдуардовну, - Ему сказали взять за талию… А я выше Криськи! А он перепу-у-ута-ал! – завыла Ночная ведьма истерично.

Пока специально отряженные успокоители успокаивали захлёбывающуюся в слезах пополам с минералкой девицу, Фея Люська тихонько наклонилась к Барону Мрака:

- Признаешь, что был пьян, сделаем всё по-родственному, - подмигнула она.

- Излагай дальше, - заинтересованно поднял левую бровь молодой Эджвуд, и тоже склонился к Принцессе Фей.

- Влепим взыскание с занесением и закроем лавочку! – пообещала Люська.

- А с чего вдруг такие нежности? – с подозрением спросил Роберто.

- Ну, так, мы ж с тобой практически родственники как никак! – Люсьена сделала ему «страшные глаза».

- А, ну да, - кивнул Барон Мрака ухмыляясь, - Только дело в том, Люсь, что я не был пьян…Ну, был, но не так чтобы очень-то! Как практически родственнице правду скажу! Просто дурь попёрла! – прошептал он ей в ответ.

- И чо делать? – Люсьена внимательно смотрела в глаза седьмого барона Менгеля, - Народ требует образцового порицания твоей личности…

- Кто народ-то? Кикиморы что ли эти? – он быстро зыркнул в сторону суетящихся вокруг рыдающей Эшки Дневных Гениев.

- Они, проклятущие, - созналась Фея Люська.

Роберто вздохнул:

- Хрен с ним! Признаю, что был слегка выпимши! Но не более! Сделаете мне устное замечание! Согласен!

Барон Мрака и Принцесса Фей быстренько пожали друг другу руки и откинулись на спинки своих кресел.

- Видела? – шепнула на ушко Маголе Елена Премудрая, - Они уже договорились…

Магдалена кивнула:

- Видела! Люське этот бардак тоже не на фиг не нужен! Тем более что лапухоиды проглотили весь  этот срач и не поморщились!

- И я о том же! После его сообщений о «толчках» и возможной «женатости» рейтинги этой лабудени просто нереально зашкалили! Твой муж, дорогая, просто гениальный болтун! И ведь кажется, что несёт откровенный вздор и фигню, а народ хавает и просит ещё! – Елена Прекрасная критически осмотрела Барона Мрака от блестящих штиблет до нечесаной головы, - Не знаю… Вроде и так себе красавец… Маголь, а он чем умывается? Кожа прям, как у девушки – нежная такая… Ах, - вздохнула она, - Говорят, кровью хорошо обтираться…Помогает!

Елена Премудрая и Магдалена уставились дикими глазами на подружку:

- Не молоти чушь! – строго сказала Елена Премудрая.

- А почему у него такая кожа? – не унималась Елена Прекрасная.

- Да фиг его знает! – ответила Маголя, - Сама поражаюсь… Тут и кремы, и масочки, и все дела, а всё равно какой-нибудь прыщ вылезет! А этот… Ну максимум умоется утром, чтобы зубная паста на щетине не висела, ну, а уж если побреется, то может лосьоном помазаться… О! – воскликнула она, - Одеколоном каждодневно поливает морду! Но это нам навряд ли подойдёт… Можно кожу нафиг спалить, там же спирт, - она вздохнула и подпёрла ручкой голову с тоской глядя на собственного мужа, - Везёт же дуракам…

- А то, - согласилась с ней Елена Прекрасная, - И ведь сам, поди, не понимает, какое ему счастье досталось с такой нежной кожей родиться…

- Да, девки, - присоединилась тоже вдруг затосковавшая Елена Премудрая, - А вот узнали бы в Лапухляндии, кто его жена, ой, Маголька, что б началось… Нет уж, пусть лучше живут в счастливом неведении…

- Я тоже так считаю, - согласилась с ней мудрая Магдалена.

…Через пятнадцать минут Дневным Гениям и специально вызванным ведуньям с дипломами удалось успокоить Эшку и даже отдать её на поруки какому-то расторопному ведьмаку из Ночной Гвардии. Суматоха немного улеглась, заседающие заняли свои места согласно штатного расписания.

- Уважаемые ведьмы и ведьмаки! – обратилась к собравшимся Принцесса Фей, - Мы тут с глубокоуважаемым Бароном Мрака немного поговорили и кое-что выяснили по волнующему наше сообщество факту, после чего он согласился внести некоторую ясность в рассматриваемое дело!

Роберто кривенько усмехнулся:

- Естественно внесу!

Люська уселась и все уставились на молодого Менгеля. Он сидел с задумчивым видом и созерцал свои ухоженные руки… Потом вздохнул, оторвал взгляд от рук и поднялся…

- Достали вы меня все, сволочи! – с чувством сообщил он собранию, - Я только вернулся домой, к горячо любимой жене под её мягкий бочок, а вы… У нас, между прочим, юбилей сегодня! – он с тоской посмотрел на Маголю, - И вообще! Я уже  давно совершеннолетний! – он надулся и сел обратно, закинул ногу за ногу и тяжко вздохнул, талантливо изобразив вселенскую тоску…

По Залу Заседаний прошелестел взволнованный ропот – в рядах Дневных Гениев некоторые даже растроганно всхлипнули, мол и правда – чего мы до него домотались? Он же нас не трогает! Герцог Змейподколодский с торжествующим видом потирал ручки и подбадривал папеньку Барона Мрака:

- Муля! – восторженно вещал герцог, - Наш мальчик наконец-то стал мужчиной! Как он их всех оптом-то! И ведь никакой ругани! Мирненько, аккуратненько так послал!

Одним словом – все без исключения посчитали свои действия откровенно неуместными и были готовы принести благородному седьмому барону Менгелю и его достопочтенной супруге свои  глубочайшие извинения.

Роберто задумчиво посмотрел на собственное изображение в Зеркальце, тяжко вздохнул.

- Ну, хорошо, - Барон Мрака слегка покривился и образцово-показательно покраснел, - Я действительно был слегка пьян, - он скромно потупился и изобразил полное раскаяние в содеянном.

Ряды Дневных Гениев разом выдохнули, некоторые даже, глядя на ангельское раскаяние Барона Мрака, зашмыгали носами и полезли за платочками.

- Зашибись, - прошептал поражённый герцог Змейподколодский, - Роберто, ты чего сегодня курил?

Но вопрос, заданный Ночным ведьмаком уже никого не интересовал, сообщество и без того сильно разволновалось, начали поступать записки к Сумеречным.

- Попрошу тишины в Зале! – объявила Елена Прекрасная, - У нас тут море конструктивных предложений поступило! Уважаемый Барон Мрака! – позвала она, - Будьте так любезны – прекратите паясничать и конкретно объявите – признаёте, что поставили своим поведением под угрозу факт существования нашего сообщества или нет?

В зале наступила тишина.

Молодой ведьмак сплюнул:

- Заип… Надоели вы мне все! – воскликнул он, - Я хочу к себе в Резиденцию! Нету у меня сейчас больше никаких желаний, рыбки вы хреновы! – он поднялся и окинул чёрным взглядом Аида притихший Зал Заседаний, - Идите вы все к чёрту! Хотите знать, насколько я был не в себе? На две банки светлого пива! Вот и посчитайте сами! – огрызнулся он.

Собравшиеся на минуту задумались…

- Это не ответ! – громко и внятно объявила Елена Прекрасная, - Я вот делаю из этого такой вывод – наш достопочтенный седьмой барон Менгель был просто в зюзю и вообще чудом на ногах держался! Я тебя правильно поняла? – она воззрилась на Роберто, который  невинно закатил к потолку глазки и  вновь вздохнул.

- Правда что ли? – забеспокоилась Принцесса Фей, она с сочувствием посмотрела на Барона Мрака, - Народ, - она обернулась к Дневным Гениям, - Да если бы он… Мама, - прошептала она.

- Да ничего бы он не сделал! -  неожиданно встряла отрыдавшаяся Эшка, - Он вообще как робот-андроид был – выполнял только поставленные перед ним команды! А эти лапухоидные фотографы вопили –  возьми её за талию! Прижмись к ней эротичней! Покажи какой ты на самом деле! Вот и доигрались! Барон Мрака получился на фотках! А Роб вообще хороший! А когда выпьет, так вообще – ласковый такой и добрый, - она виновато уставилась на Магдалену.

Молодой ведьмак от такой внезапной речи весь перекривился, как от лимона и закрыл лицо руками…Короче - Роберто сидел в полной тишине и откровенно страдал…

- Отпустите меня, - простонал он, - Маголя, солнышко, - он убрал от лица руки и уставился на жену, - Я хочу домой! Забери меня из этого дурдома, будь человеком…

Магдалена Эдуардовна авторитетно поднялась и направилась к мужу, присела к нему на коленки и погладила его лохматую голову, склонилась и тихонько шепнула ему на ухо:

- На твоём месте я бы домой не просилась, сволочь гулящая! – и, виновато улыбнувшись собравшимся, добавила, - Приболел он немного, температура поднялась! Думаю не меньше 38! Люськ, засвидетельствуй! – она строго воззрилась на Принцессу Фей.

Фея Люська правильно истолковав ситуацию, быстренько приложилась ладошкой ко внезапно вспотевшему благородному лбу Барона Мрака, часто-часто закивала головой:

- Ой, батюшки! Натурально! А я-то думаю, что за околесицу наш Роберто несёт? Граждане, у него, похоже, грипп! Возможно даже птичий, - она обвела скорбящим взглядом притихших Дневных Гениев.

- Правда, что ли? – всполошилась Елена Прекрасная, - Ну вас нафиг с вашими  болячками и разборками! – она резко подхватилась и, не прощаясь, моментально испарилась прямо с рабочего места.

Примеру Сумеречной красавицы последовали ещё с десяток молодых ведьм, оставшиеся начали наперебой предлагать способы лечения…

- Сама как-нибудь вылечу! – твёрдо заявила Маголя, и, подхватив побледневшего и сильно вспотевшего Роберто под локоток, ловко потащила его из Зала Заседаний.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-466-1#288805
Из жизни Роберта Фифти Солнышко 277 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Флудилка
Anti
❖ Если бы Роб...
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
Последнее в фф
❖ Потерянный ангел.
Стихи.
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Сальвадор/Отголоски прошлого
5. Якоб/Воды слонам!
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Дэниел/Дневник плохой мамаши
9. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 494
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 26
Гостей: 25
Пользователей: 1
LeLia777


Изображение
Вверх