Творчество

Психиатрия. Глава последняя.
27.05.2017   05:32    
Мы познакомились на ночном сеансе Шерлока Холмса. Она была совсем одна. Сидела через одно свободное кресло от меня и без конца поправляла волосы. Меня дико раздражало, что этот фильм слишком темный… зал большую часть времени оставался неосвещенным. Но всякий раз, когда экран дарил немного света, я поворачивал свою голову влево, чтобы увидеть ее. На ней была черная кожаная курточка с рукавами три четверти. И модные дорогие часики болтались на ее тонком запястье, каждый раз когда ее кисть вспархивала, чтобы поправить очередной выбившийся локон. Ее волосы были темными.

Когда пустили титры и включили свет, она не двинулась с места. Обхватила себя руками, будто ей было холодно, и закинула ногу на ногу. Более защитную позу сложно представить. Уж я-то знал в этом толк. Сначала мне казалось, что она ждет, когда все люди покинут помещение, мало кому нравится толпиться. Но даже когда все вышли, она осталась сидеть. Также как и я. Наконец она повернула голову, не переставая обнимать себя руками, и вздернула бровь. Мне это понравилось. Это заставило ее выглядеть еще моложе, чем она выглядела. Не то чтобы я имел извращенные наклонности…

Черноглазая продолжала пялиться на меня, ничуть не стесняясь, но все-таки, на всякий случай все еще продолжая защищать свое тело руками. Она мне заочно нравилась. Так мы и играли в гляделки в пустом зале кинотеатра, когда на часах уже было далеко за полночь. Мои глаза начали слезиться и пытались сморгнуть против воли, потому, чтобы окончательно не проиграть, я решил заговорить первым.

- Привет?
- Это была такая драматическая пауза, я ожидала чего-то большего.
- Сейчас сюда придут уборщики, мы можем продолжить в кафе?
- Все ближайшие кафе закрыты, проводи меня до дома. – Не дожидаясь моего согласия, она встала и зашагала вниз по ступенькам. На ней были черные плотные колготки, а поверх короткие джинсовые шорты. Ноги слишком худые. Я удивлялся, как они так изящно и легко поднимают эти каблуки, которые на вид казались тяжелыми.

Конечно, я поплелся следом за ней, спрятав свои обветренные руки с перебитыми костяшками в карманы укороченного шерстяного пальто. Мы вышли из кинотеатра порознь, из-за вращающихся дверей я чуть было не потерял ее, но она нашлась на другой стороне дороги, ветер хлестал ее щеки ее же волосами. И больше она их не поправляла. Когда я торопился догнать ее, перебегая через дорогу с односторонним движением, желтое такси успело остановиться в нескольких сантиметрах от моего тела, громко визгнув шинами. Встретившись с незнакомкой глазами, я понял, ее это нисколько не тронуло. Она нравилась мне.

Немного обогнав ее, я развернулся к ней лицом, спиной к дороге, и зашагал задом наперед. Мои руки все еще прятались в карманах. Неправильная, небезопасная поза. Во-первых, я не видел, куда иду. Во-вторых, я запросто мог споткнуться. В-третьих, мои руки были в карманах, они бы не смогли помочь во время поймать равновесие. В-четвертых, она бы просто смотрела, как я падаю. В-пятых, я разбил бы себе затылок.

- Как тебя зовут? – Ветер почти проглотил мой вопрос.
- Белла-Алиса.
- Как Анна-Мария?
- Нет, как Белла-Алиса. – Я уже говорил, что она нравилась мне?

Похоже, ей осточертело чувствовать тонкие хлесткие пряди на своем лице, потому что она сняла с запястья обыкновенную резинку и собрала волосы в хвост. Он неожиданно оказался таким длинным… как у русалки. Я чуть было не споткнулся и не оставил свой размозженный череп на тротуаре. Теперь мне казалось, что ее волосы не просто темные, а темно-серые… такие, каких я никогда раньше не видел. Глаза большие и раскосые, такие, что еще чуть-чуть и было бы уже уродство, но этого чуть-чуть не случилось, и они были просто ужасно гипнотизирующие, какие-то внеземные. Рот, ее губы непропорционально маленькие… скорее всего, она ест суп чайной ложкой. Она была такая… Белла-Алиса.

- Ты не представился. – Она остановилась, и я замер вместе с ней.
- Меня зовут… Эдвард.
- Ну что же, Эдвард, мы пришли. – Русалка кивнула на что-то позади моей спины, я послушно повернул голову и увидел… крыльцо своей собственной квартиры.

Позже выяснилось, что в тот кинотеатр нас привело одно и то же – страсть к детективам. С той лишь разницей, что я проходил стажировку у местного специалиста, чтобы наконец получить лицензию, а она их писала. Да, она написала две страшные книги, и была знаменита в определенных кругах… и ей было всего девятнадцать.

В течение следующих трех месяцев она часто сидела на подоконнике моего окна. До тех пор, пока меня не начали пожирать тоска и скука. Когда это случилось, моя русалка легко соскочила с окна и внимательно уставилась в мои глаза.

- Ты выглядишь больным.
- Я схожу с ума… - Признался я, помешивая чайной ложкой, которой она ела суп, крепкий черный чай. Ее глаза на мгновение стали стеклянными, но она быстро сморгнула и привычным, отточенным жестом поправила свои темно-серые волосы. Отложив белый ноутбук в сторону, она села напротив меня, вынимая из моих пальцев чайную ложку. Тогда я схватил кружку, резко поглаживая ее стеклянные бока.
- Ты получишь лицензию и станешь великим копом всех времен и народов. Этого ты хочешь? – Русалка редко обращала внимание на мои неудачи или капризы… сегодня она сделала это – значит, я выглядел действительно дерьмово.
- Три гребанных месяца ничего не происходит. Три гребанных месяца. Как я закрою чертову практику, если для меня нет работы? Ты будешь жить с вечным студентом?
- Мне нравятся студенты. – Она протянула руку и взъерошила мои отросшие волосы.
- Я серьезно, Белла. Никакого движения вперед… Ничего. Ты застрянешь здесь со мной, в этом болоте. Через пять, десять, двадцать, пятьдесят лет… все будет также. Я – все еще студент, дом – все еще двухкомнатная квартирка на первом этаже, еда – быстрого приготовления. Из развлечений только: секс, деньги, секс, деньги… кот. – Она засмеялась, она смеялась очень редко.
- Ты знаешь, возможно, у меня есть для тебя кое-какая работа.
- Белла-Алиса, я тут тебе душу изливаю, а ты приглашаешь меня к любовным утехам? – Ее бровь взлетела вверх, как в самый первый раз, тогда – после ночного сеанса Шерлока Холмса. Ее бровь странно действовала на меня… теперь я был уже не прочь, пасть в утешающие объятия своей русалки.
- Я не о сексе говорю. – Ну вот, кругом облом. Как жить на этом гребанном свете?
- О чем тогда? Опять консультация? – Она писала детективы. Странные детективы, в которых разгадку с трудом можно было разглядеть даже в самом конце. Определенно, ее истории были не из области «убийца – садовник». Белла часто устраивала мне допросы: каким оружием можно прострелить человека насквозь; какое, напротив, оставит пулю внутри; может ли собака перекусить шейные позвонки; видел ли я когда-нибудь, как делают лоботомию…
- Нет. Мне угрожают.
- Что?
- Мне угрожают. – Она повела плечами, как будто это был какой-то пустяк.
- О чем ты?
- Несколько месяцев назад, еще до того судьбоносного похода в кино… мне приходили электронные письма с угрозами. Тогда я не обратила на это внимания… знаешь, тогда только вышла моя вторая книга, и она стала популярной. Я думала, это просто завистники – обычное дело. – Я отложил кружку, которую до сих пор мучил руками, в сторону.
- Почему ты мне ничего не сказала?!
- Он, кто бы это ни был, больше не писал, когда мы с тобой познакомились.
- Что он писал?
- Всякую ерунду: «Я видел тебя сегодня в кафе, мне понравился твой свитер» или «опасно ходить по улицам ночью, твои каблучки стучали так звонко». Иногда он говорил, что мы скоро увидимся, и спрашивал, какие цветы я люблю. Видишь, это даже не совсем угрозы…
- Белла! Он на-блю-дал за тобой, ошивался поблизости. – Адреналин выстрелил в кровь.
- Но он же не сделал ничего плохого. Я думаю, он следил за мной в тот день и увидел, что я встретила тебя. – Она положила свой остренький подбородок на сцепленные пальцы.
- У тебя сохранились письма?
- Только одно. – Она показала глазами на подоконник, на котором любила сидеть. – Оно пришло сегодня. – Я вскочил со стула и схватил тонкую полоску бумаги. Края острые – обрезано ножницами. Скорее всего, злоумышленник действовал дома, и у него было достаточно времени. Иначе, он мог бы оставить целый лист или же оторвать лишнее руками. Слова напечатаны обычным шрифтом, никаких излишеств. В послании не было грамматических ошибок, но это ничего не значило, потому что в современном мире компьютеры будут поумнее многих людей. Черт.
- Когда? Когда оно пришло?
- До полудня я как обычно писала в интернет-кафе, когда вернулась домой, записка была уже здесь.
- Где он ее оставил?
- Он просунул ее в щель между дверью и номером квартиры, она была прямо на уровне моих глаз, иначе я могла бы ее просто не заметить.
- Почему ты говоришь об этом только сейчас? – Я бросил взгляд на окно, уже вечерело, крупные капли дождя били о стекло. – Я мог бы снять отпечатки, скажи ты об этом раньше! Черт тебя подери. – Я расхаживал по нашей маленькой кухне взад и вперед, туда и обратно. И без конца взлохмачивал свои волосы. Она вернулась к работе на своем ноутбуке. Ее лицо было сосредоточено, а пальцы хладнокровно стучали по клавиатуре.
- Белла, как можно быть такой легкомысленной? Ты в опасности! – Я в очередной раз бросил взгляд на записку:

«Дорогая Белла-Алиса,

Похоже, твое временное увлечение самую малость затянулось. Ты не находишь?

Тебе следует одуматься.

Иначе, я доберусь до тебя. Медленно, но верно…
».

- Эдвард, ты драматизируешь. Разве тебя не учили, что к подобным вещам нужно подходить с холодной головой? Сядь на место, у меня уже кружится голова. – Она взглянула на меня поверх экрана ноутбука. Тогда я сел напротив нее и резко опустил крышку, едва не прищемив ее пальцы, которые расслабленно лежали на клавиатуре.
- Я знаю, тебе в большинстве случаев плевать, если я задерживаюсь на работе. Ты не беспокоишься, если я ввязываюсь в потасовки. Тебе плевать, когда я попадаю в автомобильные аварии или режусь ножом… Ты останешься абсолютно спокойной, даже если чертов метеорит упадет на землю и ударит меня прямо в лоб! Но я не такой, и мне не плевать!
- Эдвард, я просто знаю, что ты не умрешь. Не обижайся… - Она сухо улыбнулась, настукивая пальцами по крышке ноутбука замысловатый ритм. Я тяжело вдохнул и выдохнул с закрытыми глазами, я уже почти привык к ее странностям. Почти.
- Не обо мне сейчас речь. Мне нужно позвонить, никуда не уходи. Хорошо? – Русалка имела обыкновение куда-то пропадать на несколько часов, поначалу это приводило меня в бешенство, потому что я всегда был ревнив, но спустя какое-то время я с этим смирился, потому что она всегда возвращалась домой. Несколько раз я следил за ней, как обезумевший сталкер, а она лишь прогуливалась по парку, садилась на заинтересовавшие ее скамейки и быстро-быстро что-то набирала на клавиатуре. Иногда она просто сидела в интернет-кафе, рассредоточено наблюдая за всеми и одновременно ни за кем. Еще реже она ходила в кино, выбирала место в последнем ряду и не отрывала остекленевший взгляд от экрана.

У меня не было поводов для сомнений, потому я запихал свою ревность себе же в задницу. Но, по правде говоря, слишком часто мне казалось, что свой компьютер она любит больше меня. Меня успокаивала мысль о том, что она просто моя… писательница. У нее слишком много разных историй в голове, она сойдет с ума, если не станет их записывать. К тому же, когда моя работа наладится, я тоже буду постоянно занят. Уверен, она не станет меня упрекать. Значит, и я не буду.

- Детка, никуда не уходи. Обещаешь? – Я наклонился и прижался своим лбом к ее лбу.
- Обещаю, Эдвард. – Ее маленький рот прижался к моему.

Мой куратор решил, что я свихнулся. Со скуки или от безнадеги. Он не принял мои тревоги всерьез, даже когда я примчался к нему домой с горящими глазами и дрожащими руками. Пытаясь объясниться с ним, я не мог сосредоточиться, потому что не помнил, закрыл ли русалку дома на все замки. Да или нет?

Когда я вернулся, она была дома. Я не успел сказать ни слова, как она посмотрела на меня из-под ресниц и сказала, что я должен серьезнее относиться к ее обещаниям. И я постарался. Настолько, насколько смог.

Через неделю, возвращаясь домой с ночной смены дежурства в офисе, в котором ничего и никогда не происходило, я нашел записку, желтый стикер, прикрепленный к двери нашей квартиры. В ушах зашумело. Записка гласила: «Ты не одумалась, Белла-Алиса».

- Белла? Белла?! – я отпер дверь и ввалился в темную узкую прихожую. Уже отсюда я видел, что ее нет на обычном месте – подоконник пуст. Что-то холодное и мерзкое зашевелилось внизу живота. – Белла? Где ты, детка? – Обшарив взглядом кухню, я кинулся в гостиную, диван пуст, клетчатый плед брошен, никто не лежит на полу, перекрестив лодыжки… Дальше спальня. Грязные влажные подошвы моих ботинок оставляли на светлом ковре безобразные следы. Я хотел, чтобы она просто заснула, и поэтому не откликалась… но в спальне ее не оказалось. Постель пуста. Как и я сам.

Когда мой взгляд наткнулся на полоску света под дверью ванной комнаты, сердце затрепыхалось, как у четырнадцатилетней девочки, встретившей Роберта Паттинсона. Повернув круглую ручку, я толкнул дверь. Над нашей ванной не было занавески… я увидел ее голые ноги, аккуратно перекинутые через бортик ванны, с кончиков пальцев мыльная вода капала на пол. Все остальное тело по самую шею погружено в мутную, молочного цвета воду. Ее мокрые длинные волосы льнули к скулам и шее. Из-за них я не сразу увидел провода от айпода.

- Белла. Белла! – Она распахнула глаза и улыбнулась, вытаскивая один из наушников и стараясь его не намочить.
- Ты почему в обуви? – Я осел на пол нашей маленькой ванной комнаты там, где стоял.

Заметив в моей руке желтый стикер, она нахмурила брови. От этого ее подбородок казался еще острее. Русалка ждала объяснений.

- Он опять… оставил послание. – Я стащил с себя куртку и бросил на пол.
- Что там?
- Он говорит, что ты… не одумалась.
- Нет, я не одумалась. – Приподняв одну ногу с бортика ванны, она провела большим пальцем по моему напряженному бицепсу. Я дернул рукой.
- Белла. Не время для шуток. Ты подозреваешь кого-нибудь? Кто это может быть? Подумай, пожалуйста.
- Я никого не подозреваю. – Ее легкомысленность меня раздражала.
- Он вроде бы ревнует. Может, твой бывший?
- Нет никаких бывших, Эдвард. – Русалка уже собиралась воткнуть наушник обратно в ухо, тогда я отсоединил провода от айпода, а она, закатив глаза, бросила наушники в сторону.
- Как это нет? Ты не попала ко мне девственницей. – Ее красивая бровь взлетела вверх.
- Хочешь поговорить о моей девственности? – Она приподнялась чуть вверх, и ее мокрые голые ключицы показались из воды, чтобы загипнотизировать меня.
- Я хочу поговорить о твоей безопасности, которая в последнее время сводит меня с ума.
- Ты умирал от скуки, теперь тебе не должно быть скучно. Чем ты недоволен? Иди, сними отпечатки пальцев с двери и записки.
- Я сниму. Обязательно сниму. – Внезапно вспомнив о правилах, я полез в карман брошенной куртки и достал плотный пластиковый пакет, опустив туда стикер, я отложил его в сторону.
- Так чем ты недоволен, Эдвард? У тебя вроде как появилась работа. – Она очистила лицо от налипших прядей волос.
- Да, но ты теперь в опасности.
- Никто не получает все и сразу, Эдвард. Бесплатный сыр только в мышеловке.
- Разве ты не боишься? Ты не боишься, что кто-то причинит тебе вред?
- Разве ты допустишь это? Разве ты не защитишь меня?
- Конечно, не допущу. Я всегда буду защищать тебя.
- Тогда чего мне бояться? Я тебе доверяю. – Она встала, шумно расплескивая воду. – Подайте мне полотенце, детектив.

Чарли, мой куратор, наконец зашевелился. Он позволил мне снять отпечатки и допросить возможных свидетелей… но дело не двигалось с мертвой точки. Отпечатков не было точно так же, как и свидетелей. Несколько раз я просил Беллу выйти из дома на прогулку, оставаясь от нее на почтительном расстоянии, я старался заметить кого-то, кто следил бы за ней. Но каждый раз следил за ней только один человек – и это был я.

Неделю спустя, ночью, ее холодные тонкие пальцы разбудили меня. Она щекотала мой подбородок.

- Эдвард, проснись.
- Что? – Спросил я, не открывая глаз.
- Звонит твой телефон. – Только один человек мог звонить мне в такое время, я подскочил на месте и кинулся к трубке. Две минуты спустя я был уже полностью одет.
- Что случилось? – Русалка обнимала мою подушку.
- Чарли звонил. Мне нужно в офис.
- Что случилось? – Она приподняла голову со своей подушки, сосредоточенно на меня уставившись.
- Убили женщину, совсем рядом… через несколько домов отсюда.
- О.
- Никуда не ходи, малышка. Окей?
- Хорошо. – Я перегнулся через кровать и поцеловал ее в губы.

Имя убитой – Белла Чедер, ей почти исполнилось двадцать пять. Ее темные длинные волосы разметались по холодному мокрому асфальту. Пять ножевых ранений в живот. Тело успело окоченеть. Приблизительное время смерти – три сорок ночи. Белла Чедер.

Я вернулся домой поздним утром. Без улик, без показаний свидетелей.

- Ее зовут… ее звали Белла Чедер.
- Как сорт сыра? – Она пила кофе и облизывала губы.
- Как тебя.
- Брось, Эдвард. У тебя паранойя. – Я зажал двумя пальцами переносицу.
- У нее длинные темные волосы. Место убийство в ста метрах от нашего дома.

Моя, живая Белла молчала.

- В первой записке он написал, что, если ты не одумаешься, он доберется до тебя медленно, но верно. Во второй, что ты не одумалась. А теперь это. И все с точным интервалом в одну неделю. Это не похоже на паранойю, Белла.
- Хорошо. Что же мне делать? Испугаться до чертиков и заработать себе невроз?
- Помоги мне. Подумай, кем может быть этот человек. Ты же пишешь детективы. У тебя есть в этом какой-то опыт, примени логику. – Я буравил ее взглядом, стараясь внушить мысль, что она должна помочь мне… нам.
- Эдвард, у меня никогда не было врагов. Я ни с кем не ругалась.
- Он необязательно враг, может, даже наоборот. Поклонник? Дружелюбный знакомый? – Русалка задумалась, прикусив губу.
- Эдвард, я могу даже не знать его. Возможно, я никогда не видела его. Многие знают мое имя из-за книг… Что, если я с ним незнакома?
- А что, если знакома? Что, если ты пойдешь покупать хлеб, а булочник заколет тебя ножом?
- Мы не едим хлеб.
- Белла, черт возьми! Ты не хочешь помочь мне!
- Чего ты хочешь, Эдвард? Чтобы я сидела тут и наговаривала на невиновных людей?
- Ты не можешь знать наверняка о их невиновности.
- Окей, я напишу список. Упомяну всех, с кем общаюсь или общалась.
- Спасибо.

Спустя десять минут передо мной лежал листок с дюжиной имен:

Майкл Ньютон – вместе учились в школе;
Лорен Мелроуз – вместе учились в школе, иногда созваниваемся;
Анжела Вебер – первый литературный агент;
Тайлер Кроули – лишил меня девственности;
Миссис Коуп – домовладелица;
Бенджамин Чейни – почтальон, иногда приносил мне пончики;
Джессика Стенли – оператор в интернет-кафе;
Рене Дуайер – хозяйка симпатичной таксы, иногда болтаю с ней;
Розали Хейл – модель, снималась для обложки моей второй книги;
Эммет МакКарти – ее муж, фотограф;
Эдвард Каллен – мой параноидальный бойфренд;
Чарли Свон – босс моего параноидального бойфренда.


- Это все? – Наконец-то, хоть что-то.
- Нет, я не упомянула прохожих, которые изредка здороваются со мной. Не знаю их имен.

Я несколько дней работал со списком… Безрезультатно. У всех было либо алиби, либо безупречная характеристика. Ничего. Ни одной зацепки. Неделя неумолимо подходила к концу… Что дальше?

Чарли позвонил мне, когда я был уже практически дома, я видел свет в окнах кухни нашей квартиры. Но вместо того, чтобы отпереть дверь ключом и развалиться на диване, я повернул влево, двигаясь в противоположную сторону от места предыдущего убийства. Подчиненные Чарли уже успели расклеить ограждения желтой лентой, я нырнул под одну из таких. Тело было накрыто белой простыней.

Алиса Рикман, двадцать восемь лет. Брюнетка. Семь ножевых ранений в живот.

Убита в ста метрах от нашей квартиры и в двухстах метрах от предыдущего места преступления.

- Белла, ее звали Алиса. Она была брюнеткой. Ты понимаешь? – Белла сглотнула.
- Я следующая? Белла, Алиса… очередь Беллы-Алисы?
- Детка, мне так жаль, что тебя зовут не Белла-Алиса-Виктория-Эсмиральда-Виолетта… - Она засмеялась. Она редко смеялась.
- И тебе было бы не жаль всех этих женщин, которых убивают из-за меня?
- Тебя мне было бы жаль больше. – Она обхватила мое лицо руками.
- Это неправильно. Ты полицейский. Ты должен одинаково оценивать все жизни. Если бы на одной стороне дороги горел дом с десятком людей, а на другой стороне – у меня случился бы сердечный приступ. Куда бы ты кинулся? – Я опустил глаза.
- Сдается мне, хреновый из меня полицейский. – Она укусила меня за подбородок.

Через два дня пришли результаты экспертизы.

Один волосок, найденный на одежде убитой, не принадлежал жертве.

Он принадлежал кому-то, кто был брюнетом. Он принадлежал кому-то, у кого были чертовски длинные волосы. Возможно, он принадлежал кому-то, кто имел привычку без конца поправлять свои непокорные локоны.

Через шесть с половиной часов я узнал, что был прав.

В последний раз я так плакал, когда мне было тринадцать, в тот день умерла моя собака.

Сегодня умерло кое-что более значимое… моя… наша любовь?

Моя русалка стояла босиком на холодном кафеле рядом с кроватью с железной спинкой и смотрела в окно. За ним крупными хлопьями валил белый-белый снег. А на ней была такая же белая-белая сорочка до колена с длинным рукавом. И темно-серые волосы болтались ниже пояса.

Никогда прежде у нас еще не было такого свидания.

В психиатрическом отделении областного госпиталя.

- Ты получил лицензию? – Она обернулась, а я все стоял на пороге палаты.
- Господи, зачем же ты это сделала, русалочка?
- Ты больше не вечный студент. Есть движение… - Я закусил костяшку указательного пальца, чтобы не расплакаться, но все равно расплакался.
- Ты здесь теперь заперта, русалочка. Как же мне теперь… как же я…
- Никто не получает все и сразу, Эдвард. Я уже говорила тебе, где бывает бесплатный сыр. – Она забралась на высокую кровать с ногами и положила на колени свой белый ноутбук.

 
Источник: http://only-r.com/forum/33-120-1
Герои Саги - люди Вэл 650 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Фредерик
Собственные произведения (16+)
❖ Флудилка 2
Anti
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Изображение
Вверх