Творчество

Принц Трои. Часть 3 Глава 2
21.10.2017   09:23    
2. Наука и жажда.
На 3 часа по полудни следующего дня я была приглашена в кабинет директора Королевского Музея Естествознания. Господин Шон Роберт Маккензи встретил меня, как дорогого гостя, то есть на пороге своего кабинета.
- Коллега! – звучно провозгласил он, - Я уже и не надеялся, что увижу Вас лично! Мне о Вас столько рассказывали! Патроны нашего музея очень высокого мнения о Ваших профессиональных качествах в интересующей нас области!
Я вежливо улыбнулась и пожала протянутую мне руку. Глаза господина директора были немного затуманенные после недавнего общения с Парисом…
- Разрешите представить наших спонсоров – герцог Кентервийльский и маркиз де Бриан!
Брайан и маркиз де Бриан (наконец-то Парис соизволил воспользоваться своим действующим титулом!) поднялись из глубоких кресел и также вежливо улыбнулись мне.
- Мы знакомы. С маркизом де Брианом мы учились на одном факультете, а с милордом мы, в некотором роде, родственники, - улыбнувшись сказала я, и деловым тоном добавила, - Мне уже немного намекнули на то, что экспедиция будет проводиться на территории Перу, но хотелось бы знать некоторые подробности. И, кроме того, сразу должна Вам сказать, что у меня есть некоторые условия, касающиеся персонала…
- Сестра, - чопорно сказал Брайан, - Давайте присядем, - он указал мне на кресло, стоявшее напротив кресла Париса, - Я отлично знаю все Ваши капризы, - при этих словах Брайана у Вольфа слегка покривились ухмылкой губы, - Мы согласны на то, что основная команда будет набрана Вами лично.
Я изобразила крайнее удивление и села в предложенное мне кресло:
- Благодарю! Но мне нужно знать точнее, что именно мы будем искать и в каком месте! – и добавила, как для непонятливых, - Плато, знаете ли, братец, очень большое!
Парис, развалившийся в кресле напротив, послал мне воздушный поцелуй одними губами и сразу приложил руку ко рту, изобразив глубокую скуку… Он сидел с устало прикрытыми глазами и изображал вселенскую скорбь и страдание… Глядя на него можно было подумать, что его насильно приволокли в этот кабинет и что ему отчаянно хочется, чтобы всё поскорее закончилось…
Наступила неловкая пауза, господин Маккензи смотрел на Париса, Парис делал вид, что прибывает в глубоких раздумьях…
Надо заметить, что ради подвернувшегося случая лично охмурить директора Королевского Музея, Вольф надел классический деловой костюм из тонкой английской шерсти стального цвета, рубашка под ним была застёгнута наглухо, галстук располагался на том месте, где ему и положено находиться, волосы на голове уложены волосок к волоску! Он выглядел бы совершенно рафинированным аристократом, если бы не … банальная небритость!
«Ну же, - мысленно торопил его директор музея, - просыпайся скорей, раздолбай! Она же может отказаться… Музей потеряет такие деньги! Страшно подумать! - Парис продолжал молчать и тонко улыбаться своим мыслям, - Господи! - взмолился Маккензи, - Ну где он только шлялся сегодня ночью, что до сих пор ничего не соображает?» - он тихо вздохнул.
Наконец, Парис «очнулся»:
- Миледи, - промурлыкал он, - меня уполномочили передать Вам эти документы, - он взял со стола довольно объёмную папку синего цвета, встал, подошёл ко мне и сунул мне её в руки, - Там всё написано, - буркнул он, хитро улыбнувшись мне.
Я с умным видом открыла папку, в ней лежали какие-то счета, совершенно не понятные мне схемы и чертежи загадочных сооружений, а также карта плато… Последним лежал голубенький листочек, на котором рукой Париса было написано: «Моя драгоценная миледи! Смею предложить Вам сегодня совершить променад в клуб «Мускат»! Надеюсь на скорую встречу! Целую с головы до ног! Искренне Ваш навеки, П.А.Вольф. P.S. Я хочу тебя прямо сейчас!». Прочитав эту ахинею, я искренне изумилась:
- О! – воскликнула я, и помахала голубеньким листочком, - Это очень интересное предложение! Но… мне надо посоветоваться с моей командой. Господа, я дам вам знать о своём решении завтра утром, - я захлопнула папку и поднялась, мужчины тоже сразу вскочили.
- Не смею Вас задерживать, - засуетился директор музея.
Он проводил меня до дверей кабинета. В приёмной на стульчике скромно сидела Бет, увидев меня, она поднялась и подошла ко мне:
- Ну, что там?
Я с загадочным видом помахала перед её лицом синей папкой:
- Пошли, это надо обсудить с нашими!
Секретарь с любопытством смотрела на нас. Я вытащила записку Париса и дала её почитать Бет. Бет прочла и рассмеялась:
- Да ну вас обоих!
И мы со смехом выскочили в коридор, оставив секретаршу в полном недоумении.

Как только дверь за леди Элен закрылась, Маккензи обнаружил, что только что сидевший в кресле маркиз стоит в дальнем конце кабинета у окна и смотрит оттуда прямо на закрытую дверь:
- Хороша, стерва!- он нервно запустил пальцы в волосы, сразу нарушив аккуратную причёску, - Знаете, Маккензи, я, пожалуй, тоже отправлюсь на эти раскопки, - он кривенько усмехнулся, - Всё таки, я тоже посвятил семь прекрасных лет юности изучению этой… археологии, - добавил он.
«Да он на неё глаз положил! – подумал директор, - Теперь точно экспедиция состоится!» - и он мысленно поздравил себя с возможными дивидендами.
- Господин Маккензи, - вкрадчиво обратился к директору Парис и мягко подкрался к нему.
Мужчина вздрогнул от неожиданности, когда прямо перед его лицом возникло лицо молодого маркиза…
- Смотри мне в глаза, - прошептал Вольф, - внимательно смотри… Слушай и запоминай, - глаза Париса сверкнули алым…
«Что за чёрт? - пронеслось в голове директора музея, - Странные линзы…Мой Бог! Это… не линзы!»

- Сэр! Ваш чай! – перед директором Королевского Музея стояла секретарь с подносом.
Маккензи почувствовал, что совершенно не помнит, когда ушли патроны музея, что он не помнит, просил ли он Софи принести ему чай, он ничего ровным счётом не помнит…
«Чеки! Где чеки? - встрепенулся он и нервно посмотрел в верхний ящик стола, в ящике лежали две одинаковые чековые облигации по 500 000 фунтов каждая, директор с облегчением вздохнул, - Наверное я немного вздремнул…Надо больше отдыхать, а то привидится же такое! – он непроизвольно вздрогнул, вспомнив два кровавых луча, направленные в его глаза из глаз маркиза де Бриана, - Милые молодые люди, интересуются историей и археологией! … Надо будет взять неделю отпуска!» - решил Маккензи, улыбнулся секретарше и протянул руку за чашкой чая.
- Спасибо, Софи! Я, наверное, немного вздремнул… Надо отдохнуть, что-то я устал очень… Мои гости, когда уходили, ничего не говорили интересного?
- Нет, - быстро ответила секретарь, - Они вышли, сказали, что Вы работаете, просите Вас не беспокоить, и попросили в пять принести Вам чай.
- Ааа, - протянул директор, - Да-да! Я совсем устал! Софи! У нас есть деньги не только на раскопки в Перу, но и на реставрацию экспонатов Египетского зала!
- Поздравляю, сэр! – дежурно обрадовалась секретарь, - Я могу идти?
- Да! Вы свободны! Можете идти домой, я чашку вынесу и поставлю на столик в приёмной, завтра уберёте! Идите-идите!
Маккензи был счастлив! Он не сходит с ума, он просто устал. Ему надо отдохнуть.
«Отдохни, хорошенько отдохни!» - глумливо рассмеялся в голове директора музея голос маркиза де Бриана…

Приготовления к отъезду экспедиции были завершены в рекордные сроки, к середине мая в Лиме были наняты чернорабочие, переправлена аппаратура. Всё было готово к убытию на место. Ждали только прибытия «научных сотрудников», но мы не сильно торопились, так как перебраться большому количеству лангольеров сразу с одного континента на другой весьма проблематично из-за специфического рациона питания… Брайан, Парис и я остались последними. Брайан завершал урегулирование вопросов в посольстве Перу, а мы с Парисом выбирали круизный лайнер, делающий как можно больше остановок по пути в Лиму…
Наконец, все каверзные вопросы были утрясены и круизный лайнер «Скай лайф» был готов принять троих пассажиров на свой борт! Красавец теплоход стоял в порту около причала и мы поднимались по трапу навстречу улыбающемуся стюарду.
- Ваши билеты и паспорта, - вежливо обратился он ко мне и Парису.
Я протянула ему документы, он открыл их, сделал пометочку в своём блокноте:
- Милорд! Миледи! Сейчас Вас проводят в Вашу каюту.
Я почувствовала, как рука Вольфа напряглась…Я мельком глянула на него – глаза его были спрятаны за тёмными очками, на лице не дрогнул ни один мускул, но ненависть к незнакомому парню исходила от него такими мощными волнами, что это почувствовал даже Брайан, чьи документы в данный момент рассматривал стюард.
«Он хочет его убить! - крикнул мне мысленно Брайан, - Останови его!»
«Поздно,» -подумала я, задумчиво глядя на того, кто, возможно, поддержит наше с Парисом существование на третий день путешествия… И я слегка пожала руку Вольфа, он наклонился ко мне и шепнул:
- Согласна?
Я кивнула.
«Чёрт знает что!» - возмутился Брайан и гордо проследовал за своим багажом по палубе.
Компания, обещавшая отличный отдых во время путешествия и прекрасные каюты, не обманула. Наши покои находились на верхней палубе, окна в каютах были огромными, и вид из них был исключительно на бескрайний водный простор… Наш номер был весьма уютным, он состоял из двух комнат – спальни и гостиной с верандой, а так же огромной ванной комнаты. Персонал для обслуживания предполагалось вызывать по внутреннему телефону. Мы сразу распорядились, чтобы еду нам доставляли в каюту и категорически отказались от походов в ресторан, чем удивили и немного обидели местного шеф-повара, который сразу мысленно поклялся, что мы никогда не забудем его стряпни!
- Не стоит волноваться, - миролюбиво бормотал Вольф администратору, - Мы недавно поженились и хотели бы как можно больше времени проводить вдвоём…
Наконец, мы отвязались от ненужных услуг и предложений, и остались наедине…
Парис снял солнцезащитные очки и с разбегу прыгнул на огромную круглую кровать:
- Иди ко мне! Я еле дождался, пока эта гусыня наконец уйдёт! – он громко рассмеялся, - Наверное, стоило её немного шокировать, - он стащил с себя рубашку сразу с майкой и бросил их в угол, - Помоги же мне! – прорычал он.
Я воспарила, медленно подлетела к нему и зависла над ним. Он протянул ко мне руки, притянул к себе и ласково поцеловал в губы…
- Обними меня, - попросила я, - Мне страшно…
- Всё будет хорошо, - сказал Парис и погладил меня по голове, - Моя сладкая, - он облизнул губы и нервно сглотнул, - Я голоден, - его глаза сверкнули серебром, - Утоли мой голод, - он со стоном прижал меня к себе ещё сильней…
…Мы были на веранде, я, в белом брючном костюме из тонкого льна, стояла у перил и смотрела, как за горизонт уходит огромный оранжевый шар солнца, мне очень хотелось потрогать его рукой… Парис сидел в плетёном кресле, забросив босые ноги на кофейный столик, и с задумчивым видом курил… На нём были надеты синие узкие джинсы и накинута не застёгнутая белая рубашка…
- Как красиво развиваются твои волосы, - сказал он, выпустив дым через нос, - Ты помнишь наше первое путешествие?
Я, наконец, оторвалась от созерцания уходящего солнца:
- Помню, - прошептала я.
- Комфорта было маловато, - хмыкнул он.
- Сноб!
Парис затушил сигарету и кривенько усмехнулся:
- А гребцы были ничего…упитанные!
- Ты на что намекаешь? – я подошла к Вольфу и заглянула ему в глаза.
Он смотрел на меня с вызовом, зрачки его глаз светились ровным красноватым светом, он не был голоден…
- Нет, и не думай даже! Не сегодня! – я строго погрозила ему пальцем, он театрально закатил глаза и попытался меня усадить к себе на колени…
В дверь нашего номера настойчиво постучали, Парис выругался:
- И тут достанет со своими нравоучениями! – и громко крикнул, - Вваливайся! Мы на веранде!
Брайан не заставил себя ждать, в момент он оказался рядом с нами.
- Как вы отделались от местных развлечений? Меня уже достали! – выпалил он и плюхнулся на плетёный диванчик, - Народ, можно я у вас тут переночую? Я не буду надоедать, просто тихо почитаю вот на этом диванчике! А? – он с надеждой смотрел на меня.
Парис нервно откинулся на спинку кресла:
- Уж лучше мы с тобой сходим канкан местного пошибу посмотреть, - он покривился, - Ну, и я, - он с сожалением вздохнул, - ладно! Прополощу им мозги! Ты только оставайся в своём номере! Прошу, как брата!
- Брайан, - вставила я, - Мы собирались в полночь сходить поплавать в верхнем бассейне, ты с нами?
- Конечно! – обрадовался он, - Куда угодно, только пусть от меня отстанут эти!
- Дорогой мой, ты должен понимать, ты – холостой, богатый, титулованный! На тебя началась охота! – я рассмеялась.
- Охота, - задумчиво протянул Парис и выразительно изогнул одну бровь, - Я тоже хочу на охоту! – капризно заявил он.
- Ты что? Мы не можем…, - начал было Брайан.
- Что мы не можем? – перебил его Вольф, - ты, может, и не можешь, а вот я… могу! – он злобно усмехнулся, - И ты не протянешь неделю до первого острова! Не будь лицемером, братец! – съехидничал он, - Это наша натура… Убить, - страстно прошептал он и в его глазах зажёгся маниакальный огонь, - значит выжить! – жёстко сказал он и крепко сжал челюсть.
Брайан посмотрел на Вольфа с нескрываемым ужасом:
- Лучше бы я отправился самолётом!
- А тебя никто и не заставлял садиться на это корыто! – парировал Вольф.
- Тебе легко говорить! А оборудование? Уж тебе-то его точно поручать нельзя!
- Натурально! Плевать мне на оборудование! – хохотнул Парис, - Кому оно вообще нужно? Только тебе, хозяйственный ты наш! – он дружески похлопал Брайана по плечу и вернулся в своё кресло.
- Нет, ну это чёрная неблагодарность, - не сдавался Брайан, - Вы должны были путешествовать с Али! Я пошёл тебе навстречу, чтобы ты был спокоен, ведь тебе предстоит огромная работа в Лиме и на плато…
- Это ты о себе беспокоился, - оборвал его Парис, - Ты испугался, что Али нас не удержит, а может, и присоединится, и в порт назначения прибудет корабль-призрак! – веселился он, - Ладно, - миролюбиво добавил Вольф, - Уговорил, буду ближайшие пару дней пай-мальчиком!
Брайан недовольно поджал губы и буркнул:
- Вот наказание-то…
Вольф самодовольно улыбался.
Я же смотрела на Париса и удивлялась, как можно быть таким равнодушно-жестоким и при этом выглядеть до такой степени невинным и… нежным что ли? Его кожа слегка отражала последние лучи уходящего солнца, идеальные черты лица были просто прекрасны, взгляд устремлён в какие-то неведомые дали… О чём он думает? Я прислушалась, Парис не скрывал своих мыслей, он жаждал смерти того несчастного стюарда, он хотел его кровь разделить со мной и он страстно желал отвязаться от Брайана! Ради этого он был готов заморочить голову любому, хоть поодиночке, хоть всем сразу, включая капитана этого «корыта», как он мысленно окрестил лайнер…
Ближе к полуночи мы втроём отправились к верхнему бассейну, на корабле продолжались развлечения для туристов, работали бары, танцпол и казино, слышались голоса ди-джеев и музыка… Около верхнего бассейна никого из отдыхающих не было, только в специальной будочке листал журналы парень-спасатель. Увидев нас, он, немного удивился, выдал нам по паре огромных полотенец:
- Может, увеличить подогрев воды? – предложил он.
В ответ Парис слегка усмехнулся, посмотрел на парня оценивающим взглядом, и слегка прикусил нижнюю губу… Я дёрнула его за рубашку, Брайан смутился из-за такого поведения Вольфа и пробормотал:
- Нет, спасибо, - он потрогал воду рукой, - Вода вполне…. тёплая…
Молодой спасатель пожал плечами:
- Я тут, если что! – он не отрываясь смотрел на Вольфа, - «Спиртным не пахнет, - при этом думал он, - Но что-то не то..., - он вздохнул, - Обкуренный, что ли? Только с «випами» мне ещё проблем не хватает…Деньги им девать некуда,» - мысленно ворчал спасатель, поднимаясь в свою будочку.
- Хорошо, спасибо! – пискнула я.
Я отвлеклась буквально на долю секунды, а Парис уже прыгнул в воду, он буквально вылетел сразу на середину бассейна и уже оттуда в сторону шезлонгов полетели рубашка и брюки… Это было непростительное поведение, я была крайне возмущена, но к счастью, парень-спасатель стоял к нему спиной и не видели ничего этого.
Мы с Брайаном нарочито медленно сняли верхнюю одежду. Брайан прыгнул в воду, а я робко спустилась по лесенке с «лягушачьей» стороны. Плавать-то я толком не умею, а если буду бродить по дну без акваланга, то буду выглядеть крайне подозрительно, тем более, что бассейн подсвечивается со всех сторон… Парис, как торпеда, подплыл ко мне и вынырнул прями передо мной, он крепко обнял меня и слегка прикусил моё ушко:
- Нырнём? – озорно шепнул он.
Я попыталась освободиться из его объятий, но он прижался ко мне еще крепче.
- Ты с ума сошёл! Я же плавать не умею! – возмутилась я.
Он рассмеялся:
- Не обращай внимания на мальчишку, его воспоминания я подправлю! – и он поволок меня на глубину.
Брайан, увидев, что мы пешком шлёпаем по дну бассейна, начал старательно отвлекать внимание спасателя на себя – он вынырнул около его будки и спросил:
- Могу я поучиться прыгать вон с той вышки? – и указал на пятиметровую.
- Сэр! – откликнулся молодой спасатель, - А Вы уже прыгали?
- Нет, только с бортика, но хотелось бы научиться! – Брайан вылез из воды и подошёл к парню, - Я хотел бы взять несколько уроков…За дополнительную плату, естественно! А за этих, - он небрежно махнул в нашу сторону рукой, - не беспокойтесь! Сестра знает, что делает! Они недавно поженились, - доверительно сказал Брайан, - маркиз немного… ревнив! Не будем им мешать!
- А! - с облегчением воскликнул парень, - А я-то подумал, что у него проблемы с наркотиками! – он рассмеялся, - Пойдёмте для начала к метровой вышке. Начнём с малого!
…Мы стояли на дне бассейна, над нами было порядка двух метров прозрачной воды, сквозь которую на нас светила полная Луна… Мне было страшно и волнительно одновременно… Последняя человеческая сущность боялась утонуть, лангольер же внутри чувствовал себя в своей стихии… Парис смотрел на меня с нескрываемым интересом, в его глазах отражались огоньки подводной подсветки, отчего радужка, казалось, растворяется в красноватом отблеске зрачков… Он медленно наклонился ко мне… Его прохладные губы коснулись моего лба, потом он ласково поцеловал мои глаза, слегка прикусил кончик моего носа, потом потёрся своим носом о мои губы и резко отпрянул. Он буквально прожигал меня взглядом, пытался проникнуть вглубь того, что люди называют душой… На губах его играла шаловливая полуулыбка…Я привстала на цыпочки, протянула к его лицу руки – погладила его волосы, скулы и потянула к себе… Я не отрываясь смотрела, как его красиво очерченные губы приближаются ко мне, при этом я кожей чувствовала его нервный и возбуждённый взгляд, направленный на меня…
Мы стояли под водой в лунном свете, он позволял мне целовать его глаза, щеки, губы… Я вцепилась ногтями в его плечи… Он вздрогнул, прижал меня к себе еще сильнее и оттолкнулся от дна бассейна… Мы вылетели на поверхность воды, как пробка из бутылки с шампанским! Парень-спасатель, услышав резкий всплеск, обернулся было в нашу сторону, но Брайан похлопал его по руке, мол, всё нормально, пускай развлекаются!
Парис, как истинный джентльмен, помог мне вылезти из воды, бережно завернул в полотенце, взял на руки и унёс в наш номер…
… Той ночью Брайан научился прыгать с трёхметровой вышки спиной вперёд…
…Мы втроём сидели на веранде номера Брайана и наблюдали, как за горизонт заходит солнечный диск… Подходил к концу второй день нашего путешествия… Первая остановка лайнера была намечена только к вечеру следующего дня…
Брайан справлялся с жаждой легко – сказывались столетия «спартанской» жизни…Но первым голод почувствовал Парис, его неотступно преследовала головная боль, он стал еще нервнее и непредсказуемее, его раздражало всё – шорох воды, далёкая музыка, а главное – люди, он с трудом сдерживался при виде живого человека, в его глазах, скрытых от посторонних тёмными очками, горел жуткий адский огонь… Парис и так-то никогда не хотел и даже не пытался себя ограничивать и сдерживать, если он что-то делал, то отдавался этому делу весь и без остатка… Мы с Брайаном подозревали, что ещё немного, и сдержать Париса будет невозможно, он устроит бойню, и не факт, что, почувствовав запах свежей крови, мы к нему не присоединимся…
Я смотрела на Париса, он гордо восседал в плетёном кресле, крепко сжав руки в кулаки, взгляд его был устремлён в никуда, губы на бледном лице сжаты в тонкую сердитую линию… Я смотрела на его застывший профиль – именно в это вечер он мне напомнил того самого Принца Трои, которого я своим решением обрекла на вечное существование… В памяти всплыла его необузданность первых столетий существования и я испугалась по настоящему – таким внешне спокойным он бывал только во время жесточайших приступов ненависти ко всему живому.
Осознав, что из жизни ушли все те, кто знал и помнил его с раннего детства, родные, близкие, даже заклятые враги, Вольф впал в тяжёлую депрессию. Тогда он ещё не научился скрывать от меня свои мысли, и я прожила с ним по-настоящему страшное столетие, оставившее в его и моей душе глубокий след. В то время он то жаждал смерти, то хотел иметь детей, а так же и внуков от них, потом сразу решал, что всё не так уж и плохо… Его земная сущность металась между добром и злом. Он то вдруг чувствовал огромную любовь и жалость ко всему человечеству, то начинал ненавидеть всех живых за то, что они могут умереть… В конце концов он, с моей помощью, пришёл к выводу, что человек – это источник нашей жизни и не стоит сильно привязываться к людям, их век короток и по большей части бестолков… Я понимаю, что сейчас Парис является именно тем, кого я из него вылепила - кровожадным, безжалостным, страшным и одновременно прекрасным демоном с нежной и очень ранимой душой…
Да, как говаривал странный лётчик Второй мировой по имени Антуан: «Мы в ответе за тех, кого приручили!» И я обязана что-то сделать. Проще всего разрешить ему утолить свой голод, но круизный лайнер – не многомиллионный город, тут любое исчезновение приведёт к расследованию, в которое мы обязательно, хоть и косвенно, будем втянуты. Остаётся одно – я сейчас же слетаю на ближайший остров, там должна быть какая-нибудь живность, и привезу свежий ужин моим мальчикам.
- Брайан, - шёпотом позвала я, - Выйдем на минутку.
Мы тихонько, чтобы не нарушить хрупкое спокойствие Париса, зашли в каюту.
- Мне нужна подробная карта нашего маршрута. Я вернусь быстро, принесу попить…
Брайан сразу меня понял и умчался в капитанскую рубку, я вернулась на веранду – Парис за это время даже не шелохнулся, его лицо будто застыло, на нём жили только глаза… они стали совершенно серыми, зрачки светились даже в темноте…
Я подошла к нему, внезапно он «ожил», притянул меня к себе, посадил на колени и ласково потёрся лицом о мои волосы:
- Я постараюсь быть хорошим мальчиком, - прошептал он мне на ушко, его губы прочертили дорожку к моим губам, - Я потерплю, - сказал он мне в губы …
Так мы и застыли – будто приклеились друг к другу:
- Я слетаю на ближайший островок и принесу тебе ужин, - шёпотом сказала я ему.
- Это опасно! – вскинулся он, - Шерри, тебя могут увидеть!
- Ну что ты! – рассмеялась я, - я незаметно, ты только немного потерпи…Ради меня, я прошу тебя!
- Мне стыдно за то, что я такой, - его голос был едва слышен.
- Ты такой, какой есть! – возразила я, - И я люблю тебя таким! – я быстро чмокнула Париса в губы и вырвалась из его объятий, - Вернусь часа через три, я слышу Брайана, он показал мне карту, тут рядом что-то есть!
Я подошла к перилам, послала Парису воздушный поцелуй, шагнула в невидимость и незамеченной выскользнула за борт…
Ощущения от полёта над водой передать невозможно! Это можно назвать одним словом - прекрасно!
Указанный Брайаном островок был действительно недалеко – если с его скалистого бережка присмотреться вдаль – был виден даже наш лайнер. Красивый скалистый берег… Густой лес… Но любоваться природой времени нет! Я начала охоту…
Через час я была готова к возвращению – мой голод был утолён, кожаный бурдюк был полон…Надо спешить! Вдруг Парис передумал быть примерным мальчиком?...
Я прыгнула на тот же балкон. Никого нет!!! Неужели?! Я сбросила невидимость и пробежалась по комнатам каюты – никого! Я прислушалась… Они играми в карты в соседней каюте, Брайан был в отчаянии, Парис злорадствовал… И там был кто-то еще! Это были наши соседи – пожилая богатенькая пара американцев, они решили с нами познакомиться. Неудачное же время они выбрали!
Я спокойно вошла – Парис сидел на диванчике, старательно прикрывал глаза волосами и кривовато ухмылялся, Брайан сидел рядом и кокетливо улыбался даме … Пожилые леди и джентльмен были в полном восторге!
- А вот и моя жена – леди Элен, моя драгоценная маркиза де Бриан! – представил меня Парис и страстно поцеловал пальцы на моей руке, - Миссис и мистер Люк Эдванс!
Я пожала протянутые мне руки:
- Очень приятно!... Дорогой, - обратилась я к Парису, - Мне надо тебе кое-что сообщить! Прошу нас извинить, - обратилась я к нашим гостям, - Буквально пять минут, и мы оба в Вашем распоряжении!
Парис прикусил нижнюю губу:
- Я весь твой!
Миссис и мистер Люк Эдванс с одобрением посмотрели на него, я еще раз улыбнулась и мы вышли в каюту Брайна. Как только дверь за нами закрылась – я вручила бурдюк Парису:
- Пей!
Он аккуратно открутил крышку и приложился к горлышку…
- Достаточно! – сказал он сам себе, закрыл крышку и сунул бурдюк в холодильник, - Это кто был? – в его зрачках появились красные искорки.
- Мартышки! – хмыкнула я.
Вольф грустно вздохнул:
- Принесло же этих…блин… знакомится, - он притянул меня к себе, - Я так хочу тебя…
Он поцеловал меня долгим страстным поцелуем…
- Амазонка! С меня ужин! – он явно не собирался отпускать меня, его объятия становились всё крепче и крепче, его страсть начала передаваться и мне…
- Спокойно! – я слегка оттолкнула Вольфа, - Нам надо направить сюда Брайана и героически развлекать этих, как их там?
- Миссис и мистер Люк Эдванс! – с готовностью подсказал мне Парис.
Я убрала прядь волос, закрывавших его глаза:
- О! У тебя новая пуссетка! – воскликнула я.
На место привычного бриллианта, в мочку Париса был вставлен кроваво-красный рубин.
- Я решил быть в одном стиле с тобой! – невозмутимо заявил он и вытащил из кармана небольшую шкатулочку.
- Что там? – с любопытством спросила я.
Он открыл бархатную коробочку – на белом бархате покоился необыкновенной красоты перстень, весь из тонких золотых нитей, которые оплетали, как паутиной, крупный рубин.
- Какая прелесть! – восхитилась я.
Парис взял мою правую руку, аккуратно надел перстень на безымянный палец и поцеловал его на моей руке:
- Я хотел вручить тебе его по прибытии в Лиму! Но сегодня, думаю, это будет значительно приятней!
Я с восторгом смотрела на этот шедевр ювелирного мастерства, я не могла оторвать взгляда от кровавой искорки, сидящей внутри камня… Я медленно подняла голову, Парис внимательно смотрел на меня:
- Нравится?
- Нет слов! – вздохнула я, - И где ты находишь такие … необыкновенные вещи?
- Шерри! Я их сам рисую! А мой ювелир воплощает их в жизнь! – проурчал он, - Неужели я не заслужил хоть маленького, мимолётного поцелуя? Я очень старался!
Зрачки Париса вошли в норму и источали ровный красноватый свет, он был чертовски красив! Я протянула руки к его лицу, погладила слегка колючие щёки, яркие губы, притянула его к себе… Наши губы встретились… Сначала поцелуй был лёгким, воздушным, потом Парис не выдержал – со всей страстью он вцепился в меня…Очнулись мы на широкой кровати в спальне Брайана…
- Блин! Парис! – воскликнула я, - Что о нас подумают?
- Да ничего не подумают! Мы - молодожёны! – смеясь, ответил он.
Мы быстренько собрались и как были – взъерошенные, ворвались в свою каюту… Брайан там уже был один, он выразительно посмотрел в сторону настенных часов и поднялся:
- Мы договорились встретиться завтра, после ланча! Они милые люди и с пониманием отнеслись к вашему… побегу, - хмыкнул он, - Где?
- В холодильнике, - сразу ответила я, - Извини…, - замялась я.
- Короче! – перебил Парис, - Вызови горничную, пусть постель перестелет! И вообще, это так мерзко – шёлковые простыни….
Брайан только ухмыльнулся и выскочил за дверь…
- Парис! – сказала я, - Ну зачем ты так? Признайся, ты его смущаешь специально!
- Его смутишь! – огрызнулся Парис, - Лучше расскажи, что именно нас ждёт на плато! – потребовал он.
Я внимательно посмотрела на Вольфа – зачем ему это знать?
- На плато нас ничего не ждёт, то, что доставило меня и Ганса сюда, находится под ним! Парис, там нет ничего интересного – простые саркофаги…, - я отвернулась и подошла к открытому окну, - Какой чудный вечер!
- Не уходи от темы! – услышала я совсем рядом.
Парис резко развернул меня к себе, он поднял моё лицо за подбородок буквально двумя пальцами, его ярко горящие зрачки впились в мои глаза…
- Ну какая тебе разница? У каждого есть свой «скелет в шкафу»! Пускай он там и стоит! – рассмеялась я.
- Лгунья! – он наклонился ко мне и провёл губами по моим, - Пускай скелет стоит там, где ты его спрятала, - он слегка укусил мою нижнюю губу, - Завтра вечером мы погуляем, - страстно прошептал он, - А сегодня я хочу посетить местный танцпол!
- Парис! Ну ты же обещал!
- Просто не хочу развлекать этих двух старых крыс! – возразил он.
- Неправда! Они очень милая и корректная пожилая пара! – поддразнила я его.
Я воспарила над Парисом, он, прыгая по стенам, пытался меня поймать, я, с писком, увёртывалась от его рук. Грохот и шум мы подняли страшный! Мы были так увлечены друг другом, что не сразу заметили, что в каюту вошёл стюард, перед собой он толкал тележку с нашим ужином. Увидев летающую девушку и бодро скачущего по стенам и потолку молодого человека, он споткнулся и с грохотом упал на сервировочный столик…От неожиданности я зашипела и инстинктивно ринулась в сторону предполагаемой угрозы. Парис же, как всегда, среагировал значительно быстрее меня и только в последнее мгновение я успела оттолкнуть злосчастного стюарда от клыков Вольфа… Парень отлетел к противоположной от двери стене и смотрел оттуда на нас с ужасом:
- Вы…, - прохрипел он, - Вы иллюзионисты? – наконец выдавил он из себя.
Я рассмеялась и отрицательно покачала головой:
- Нет, не угадал! – я по воздуху подлетела к стюарду и зависла перед ним…
…Парень со страхом смотрел на то, как Парис приближается к нему. Испугаться было чего – Парис крался, как тигр, готовый в любой момент броситься и растерзать на мелкие кусочки…
- Милорд, - прохрипел стюард, - милорд… - он неотрывно смотрел на Париса.
- Ты захотел узнать, кто мы? – вкрадчиво проурчал Вольф, глаза его горели, как раскалённые угли, губы кривились жестокой ухмылкой… Он был прекрасен и одновременно внушал леденящий душу страх… Стюард попытался закрыть лицо руками и что-то прокричать, но из его горла вырвался только неопределённый всхлип…
- Так ты всё ещё хочешь знать, кто я? – продолжал нежно мырлыкать Парис.
Парень вытащил из нагрудного кармана форменной рубашки небольшое медное распятие и выставил его перед собой, как щит. Парис расхохотался, я замерла…Кто этот человек? Почему у него с собой распятье из меди?
- Кто ты, незнакомец? – примирительно спросила я его, загородив парня от кипящего яростью Париса.
От ужаса парень не мог говорить, мысли его метались…Наконец, он сформулировал свою мысль, но выговорить так и не мог, слишком сильным был шок.
- Парис, - я коснулась Вольфа рукой, - Его прислала Святая Инквизиция! Он не стюард, он монах! Пригласи сюда Брайана, будь так любезен!
Парис злобно зашипел, но покорился. Как только он выскочил за дверь, я подняла с пола парня и бросила его в ближайшее кресло:
- Кто ты? Скажи мне своё имя! – потребовала я.
- Брат Ариэль… - еле слышно прошептал он, потом поднял голову, внимательно посмотрел в моё лицо, - Миледи… Неужели… Вы… Существуете?.. До сих пор…
Я фыркнула:
- А ты всё еще сомневаешься?
Он горько улыбнулся:
- Я был не крепок в своей вере, за что и наказан! Скажи мне, Древнейшая, ведь это Ты?
- Я, - улыбнулась я парню в ответ, - Но…шшшшш! Это мой секрет! – я приложила палец к губам, - Зачем ты тут, посланец?
Тут в каюту ворвались Брайан и Парис. Они сразу встали по бокам от сидящего в кресле брата Ариэля.
- Знакомьтесь, это – брат Ариэль! – сказала я, - Он не опасен. Успокойтесь! Так зачем ты тут? – повторила я вопрос.
Монах попытался сползти с кресла и встать на колени, но Вольф резко закинул его обратно, мнимый стюард со страхом посмотрел на него и повиновался:
- Как мне Вас … называть? – спросил он меня.
- Как в бортовом журнале! – ответила я, - Не заставляй меня ждать! Отвечай на мой вопрос! – потребовала я.
Брат Ариэль всхлипнул, из глаз его полились слёзы… Парис нервно закатил глаза:
- О! Этого ещё не хватает!
Брайан вытащил из кармана белоснежный платок и вручил его монаху.
- Миледи! Я был маловерен! Я считал, что Отцы давно с Вами покончили! Я мало знаю... Только основы… Мы должны были убедиться, что Древнейшие ничего не знают о том, что в поисках их саркофагов заинтересована Святая Инквизиция…Я не считаю, что Вы и Ваша семья опасны… Я должен был в случае чего помочь Древнейшим остаться…существовать… Не все Отцы согласны с этим… Но… по мнению моего патрона, нельзя нарушать равновесия, этот мир и так крайне хрупок…
- О, да! Инквизиция о нас позаботится! – рассмеялся Парис, - Она о нас «заботиться» любит! Как вы вышли на нас?
Брат Ариэль уже успокоился и смиренно произнёс:
- Наш Орден всегда был рядом с Вами, милорд! Единственное, чего мы не знали, так это то, что Она возродилась. А так мы были всегда рядом… вы не перемещались во времени, нас это насторожило и было принято решение… охранять вас… всех…, - он грустно улыбнулся и покачал головой, - Мы плохо несли свой крест, вас осталось минимальное число…восемь… Если исчезнет еще один Древнейший, людей Там не простят…
Через час монах настолько пришёл в себя, что, подпрыгивая в кресле от охватившего его возбуждения начал сообщать нам о нас в его видении, это было даже забавно! Но жутко утомительно…
- Миледи! – радостно вещал он, - Я даже не мог представить Вас себе! И если бы я не видел собственными глазами, как Вы парите над бренным миром… Я бы никогда не поверил! В Книгах Вас описывают, как нечто невообразимое, жестокое и неземное! Но Вы… Вы, - он захлёбывался в словах, - Такая … человечная я бы сказал, если к такой, как Вы можно применить это слово!
Я благосклонно улыбнулась молодому человеку:
- Я рада, что не разочаровала Вас, святой брат! Но, я думаю, Вам пора на работу!
Но брата Ариэля нельзя было простыми намёками заставить замолчать! Брайан тихо посмеивался, терпение Париса подходило к концу – его тонко очерченные губы кривились, в глазах с каждым новым словом монаха всё больше разгоралось пламя всепоглощающей ненависти...
- Рот закрой! – наконец выдавил из себя Вольф, глядя строго в противоположную человеку сторону.
Монах от неожиданности вздрогнул и испуганно уставился на Париса, тот же резко отвернулся и отошёл от парня ближе ко мне, явно желая прибить болтуна.
- Милорд, - протянул он, - Прошу прощения! Но я так рад, что Вы есть! Я так много читал о Вас!
- Замолчи! – прошипел Парис, - У меня от твоей трескотни начинается головная боль! – выплюнул он с ненавистью.
- Дорогой брат Ариэль, - миролюбиво проговорил Брайон, - Я полагаю, Вам нужно идти! Мы еще встретимся, я в этом уверен! – он аккуратно поднял монаха под локотки и подвёл к сервировочному столику, - Мы будем ждать Вас завтра утром! Вы слишком взволнованы! Вам надо отдохнуть и собраться с мыслями! – и он ловко выставил парня за дверь.
Брайан обернулся ко мне и молча развёл руками:
- Стереть его память мы не можем, он не один, так что, Парис, тебе придется его потерпеть!
- Пришибить паразита! – прорычал тот в ответ.
Я рассмеялась:
- Не стоит! Вполне миролюбивый молодой монашек! Он в восторге, не стоит его разочаровывать, - я слегка приобняла Париса, - Дорогой, его братья по ордену во времена Охоты на Ведьм нас буквально вытащили из костров Инквизиции… Надо уметь быть благодарными! Им нужны всего лишь новые знания о… нас, - я слегка усмехнулась и подумала про себя: «Обо мне и о … Нём…»
Брайан также подошёл к Парису и похлопал его по плечу:
- Будь терпимее, дорогой брат! – он галантно взял мою руку, поцеловал кончики моих пальцев, - Если что, я у себя!
Мы остались вдвоём…
- Что ты обо всём этом думаешь? – спросила я Париса.
- Какое это имеет значение? – раздражённо бросил он, - Ты всё равно уже приняла решение!
Вольф рывком сорвал с себя рубашку:
- Я - в душ!
- Но ты же собирался сходить потанцевать?
- Передумал, - буркнул он, и, не глядя в мою сторону, гордо прошествовал в ванную.
- А я пойду! Одна! – крикнула я ему вдогонку, в ответ из ванный послышались звуки льющейся воды… Вот гад!
Ну что ж! Сказала, что пойду, значит – пойду! Я быстренько, пока не передумала, переоделась в ярко-синее вечернее платье, распустила волосы, подкрасила губы, запрыгнула в первые попавшиеся более-менее подходящие для танцев туфли… Подождала, пока в ванной стихнет шум воды и Парис начнёт выходить, и выскочила из каюты, хлопнув дверью перед его носом. Я бежала по палубе и улыбалась сама себе, а вслед мне неслись весьма нелицеприятные мысли маркиза де Бриана! Ну и плевать!
Хорошо! Никто за мной не следит! Я так давно не бывала в одиночестве – всё время кто-то был рядом. Сначала они боялись, что я не смогу контролировать себя, потом просто как-то не получалось, Парис старательно держал меня рядом с собой… И вот, наконец, я свободна! Я буквально влетела на танцпол – дискотека уже была в разгаре, молодёжь веселилась во всю! Слегка прислушавшись к разнообразию мыслей, я выяснила, что все уже давно перезнакомились, меня они тоже знали, заочно, некоторые даже удивлялись, что я пришла одна… Я присоединилась к общему танцу… Как хорошо! Еще бы не мысли о Парисе, который сейчас скрежещет от злости зубами в нашей каюте и явно скоро явится сюда…
Неожиданно передо мной возник уже знакомый мне стюард-монах, на подносе у него стоял один бокал с густой красной жидкостью, он церемонно поклонился и подал бокал мне, я усмехнулась и взяла принесённый специально для меня «коктейль». Забавный брат Ариэль решил обезопасить местный бомонд – в высоком бокале была кровь.
- Спасибо! – прокричала я ему на ухо, - Но я не на охоте!
Он удивлённо вскинул брови и проводил меня взглядом.
Парис появился минут через тридцать, он не подошёл ко мне, а стоял на краю танцпола и мрачно прожигал взглядом мне спину… Ему нравились мои движения и глубокий вырез на спине моего синего платья…
На нём самом были надеты белые джинсы с широким тёмным кожаным ремнём и белая узкая майка, обтягивающая его идеальный торс. Добрый брат Ариэль принёс и ему бокал «коктейля». Парис держал бокал между ладонями, и, казалось, греет его…
Я обернулась к нему, теперь я танцевала для него… Он с видом большого ценителя кривовато улыбался и иногда прикладывался к бокалу… «Ещё, девочка, - шептал он мне мысленно, - Ещё покрути бёдрами… Так!» - он слегка прикусил губу, залпом выпил содержимое своего бокала и пошёл ко мне… Назвать это танцем как-то не поворачивается язык… Это был секс под музыку вне постели на глазах у всех! Мы были как единое целое, моё тело повторяло движения его тела, его тело было прижато к моему по-максимуму… За такие танцы лет пятьсот назад сожгли бы на костре…Хотя, тогда мы с ним тоже не за ручки держались при встречах!
Парис наклонился ко мне:
- Прости меня, моя любовь, - проурчал он мне на ухо и слегка прикусил мою мочку…
Когда у посетителей танцпола прошёл первый шок, я краем глаза заметила, что мы с Парисом стали законодателями новой моды – наш типа танец в различных вариациях повторили практически все пары в этом зале…
Ушли мы с первыми лучами солнца. Перед уходом нас вновь посетил добрый брат Ариэль, он интересовался, когда мы собираемся выходить на охоту и даже пытался навязаться со мной и Парисом, но выслушав проникновенную, но мало переводимую речь Вольфа, решил отказаться от своей затеи и даже пообещал, что не будет нам мешать… В отношении последнего утверждения у меня и у Париса сразу возникли сомнения, но мы промолчали…
…Накануне прибытия в порт Лимы Парис уже практически свыкся с тем, что за ним постоянно следует монах с костюме стюарда, у него уже не было ни сил, ни желания злиться на этого добродушного парня.
В последний вечер на лайнере мы находились на террасе – Брайан читал какую-то жутко занудную книгу, я просматривала путеводитель по Перу, Парис элегантно курил, брат Ариэль смотрел на него зачарованными глазами…
- Милорд, - обратился монах к Вольфу, - Я вот всё смотрю на Вас, и глазам своим не верю!
Парис нагловато уставился на парня и выпустил ему в лицо тонкую струйку дыма, монах не обратил внимания на хамство, и продолжил:
- Во всех Книгах Вас описывают, как Повелителя Тьмы, эдакого Люцифера, Падшего Ангела. Ничего человечного! Я внимательно следил последние десять дней за Вами, это не так! – воскликнул он с фанатичной горячностью.
- В смысле? – лениво процедил Вольф.
- Маркиз! В Вас очень много светлого человеческого! – от таких слов Парис подавился дымом и закашлялся.
- Ты что несёшь, сумасшедший монах? – сквозь смех выдавил он.
Брат Ариэль продолжал, не обращая внимания на реакцию Париса:
- В Вас живёт огромная любовь! Это прекраснейшее и самое светлое чувство, о котором мечтает каждый человек! – с пафосом закончил свою небольшую речь монах.
Вольф с добрую минуту молча, изучающее, смотрел на парня, потом лицо его перекосилось в злобной ухмылке:
- Дурак! – Парис встал, - Пойду поплаваю! Дорогая, составишь мне компанию?
«Пошли отсюда, а то я его таки пришибу!» - мысленно просил он.
Я поднялась, дежурно улыбнулась монаху-стюарду:
- Отличная идея!
Как только мы вышли из каюты, Парис резко остановился и прижал меня к стене:
- Слышала? У меня «светлая любовь»! – прошептал он мне в лицо, - В пень бассейн! Пошли к Брайану! – он подхватил меня на руки и, целуя на ходу, занёс в соседнюю каюту…

 
Источник: http://only-r.com/forum/36-66-1
Собственные произведения. Фифти Evita 273 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Нельзя быть верным на сколько-то процентов, только на все сто."
Жизнь форума
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Назад к реальности.
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 224
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 7
Пользователей: 3
Lena87 nbrp Галина


Изображение
Вверх