Творчество

Полюби меня такой, какая я есть. Глава 33.
25.02.2017   09:53    
Глава 33. Я тебя не люблю.

«Любовь – это наркотик. Поначалу возникает эйфория, легкость, чувство полного растворения. На следующий день тебе хочется еще. Ты пока не успел втянуться, но, хоть ощущения тебе нравятся, ты уверен, что сможешь в любой момент обойтись без них. Ты думаешь о любимом существе две минуты и на три часа забываешь о нем. Но постепенно ты привыкаешь к нему и попадаешь в полную от него зависимость. И тогда ты думаешь о нем три часа и забываешь на две минуты. Если его нет рядом, ты испытываешь то же, что наркоман, лишенный очередной порции зелья. И в такие минуты, как наркоман, который ради дозы способен пойти на грабеж, на убийство и на любое унижение, ты готов на все ради любви».
Паоло Коэльо “На берегу Рио-Пьедро села я и заплакала”.


- Все кончено… - прошептала я.
В голове, как муравьи, разбегались в разные стороны мысли. Я запустила руки в растрепанные волосы и схватилась за виски. Так что? Что все это напрасно? Все это зря? Зря, что Роберт пожертвовал своей карьерой ради нас? Зря, что он позволил взбунтоваться половине земного шара? Зря, что все нас поддерживали? Зря, что он так много вытерпел?
Я подняла голову и посмотрела на Клер. Она стояла с ложкой в руках, ничего не понимая.
- Клер, вы не дадите мне телефон Стэф? Стэфани Ритс, агента Роберта? Она сказала, что у вас есть ее номер, – выпалила я на автомате.
- Зачем тебе ее номер? – осторожно спросила Клер, кладя ложку на стол и вытирая руки о передник.
- Я… - я поднялась с пола и посмотрела с мольбой в глазах на Клер. – Она обещала помочь Роберту. Она сказала, что есть выход. И я хочу им воспользоваться.
- Настя, о чем ты говоришь? – Клер подошла к столу и присела за него, предлагая и мне расположиться рядом.
- Я не могу сейчас объяснить всего, - сцепив пальцы в замок, я смотрела ей в глаза. – Мне нужно срочно позвонить ей.
- Хорошо, детка. Я сейчас найду ее номер. Только, успокойся, пожалуйста. Ты слишком взвинчена. Что произошло?
- Клер, мне нужен номер, - поторопила я. – Я все объясню. Потом.

***

Я закрылась в комнате и набрала этот противный номер.
Смотря в небольшое окно, я слушала гудки в трубке, а в голове уже намечался план разговора с Робертом и все последующие мои передвижения.
« Я помогу тебе», - пролетело в голове. – «Я помогу забыть и вернуть то, что ты мог потерять».
На улице, за окном, на смену солнцу задул сильный ветер, заставляя деревья склоняться к самой земле. Заставляя трепыхаться маленькие желтоватые листочки сильно и против воли, как заставляла меня жизнь против воли выбирать то, чего мне совсем не хотелось, но. Но так устроена жизнь. И если я хочу сейчас хоть чуточку себя оправдать и не быть самой для себя нехорошим человеком, я сделаю все, что жизнь требует от меня.
«Мне вовсе не трудно будет сказать ему. А что я ему скажу? И смогу ли посмотреть ему в глаза, после всего?», - я вздохнула. – «Боюсь. Боюсь того, что он просто не захочет меня видеть, что он не станет слушать. Как сейчас. Но все же, думаю, я смогу найти выход. Смогу сделать так, чтобы Роберт, если и вспоминал бы обо мне, то только хорошее».
Длинные гудки прервал женский голос:
- Офис Стэфани Ритс, слушаю.
- Я бы хотела поговорить со Стэфани, – осторожно проговорила я, в то же время, продумывая свою речь и то, что я собираюсь сделать.
- Как вас представить? – уточнял голос.
- Настя. Настя Щербакова, – уверенно произнесла я.
- И?
- Что «И»?
- Что дальше? Кто вы? – уточняла секретарь или помощница.
- Просто назовите мое имя, она все поймет, будьте уверены, – несдержанно выпалила я. Внутри все закипало, но в то же время, я боялась себя, боялась того, на что я сейчас решалась.
В ответ девушка недовольно фыркнула, и в трубке заиграла музыка, которая позволяла сосредоточиться.
- Алло, - услышала я, наконец, твердый уверенный голос Стэф. – Я вас слушаю, говорите.
- Это Настя… - уверенность как рукой сдуло.
- Я слушаю вас Настя.
- Я согласна на ваше предложение.

***
Vancouver International Airport. Канада. Семь часов утра.
Прошло три дня, три долгих, мучительных, вырывающих сердце и душу дня с тех пор, как Роберт улетел.
Он не звонил, и я тоже не решалась его набрать. Ведь он просил время для принятия решения. Время. А было ли оно у нас? Мне и так было все понятно, я и так знала, что он не простит. Такого человека, как я сложно любить. Да, и возможно ли любить меня? Любить такую, какая я есть? Я совсем не ценю то, что имею. Или ценю, но не могу сохранить. Мне хочется самой принимать решения, хочется быть самостоятельной, но… Но все мои решения… Грош им цена.
Совершенно вымотанная после двенадцатичасового перелета я выходила в зал ожидания и искала глазами табличку с моим именем. Оказалось, здесь, в Ванкувере, меня встречала сама Стэфани Ритс.
Несмелой походкой, на полусогнутых ногах я подошла к ней. Ее строгий и уверенный взгляд пронизывал до самого сердца, которое вот-вот могло остановиться. Но вся эта картина напоминала мне что-то, что-то смешное и нереальное. Будто я все это видела во сне. Будто все это просто часть, кусочек моей жизни, которая после всего этого измениться, и я больше никогда не буду так мучиться, испытывать боль, стыд, смятение, муку. Я просто исчезну из всего этого.
- Леди Щербакова? - Стэф протянула руку для рукопожатия.
Я слегка скривилась от ее слов:
- Просто Настя, – ответила я и слегка сжала ее ладонь.
- Окей, Настя. Я Стэфани, – женщина, в строгом сером брючном костюме и убранными в хвост волосами, приобняла меня за плечо и продолжила, подталкивая вперед, - мы немедленно должны вылететь в Лос-Анджелес. Планы неожиданно поменялись, поэтому мы решили все объединить. - Она задумалась. - Пресса будет ждать нас там. – Где там? Что объединить? Я ничего не понимала, я просто слепо следовала указаниям и пыталась, как в детстве, быть послушной и хорошей девочкой.
Сейчас я совсем не нервничала, как перед полетом и приземлением, переживая за все, что собиралась предпринять. Все нервное напряжение списалось на усталость, и я чувствовала, что весь мой запал, весь мой огонек сейчас просто перегорел. И я могу только повиноваться и следовать указаниям. Я хочу, чтобы это все быстрее закончилось, и Роберт был свободным и счастливым. Без меня…
- Всего каких-то пару часов и мы приземлимся в Калифорнии. Не переживай, это очень хорошие авиалинии и мы полетим с комфортом в бизнес-классе.
Неужели, она думала, что сейчас я могу переживать за это? Холодная, жестокая женщина. Мне хотелось найти в ней что-то хорошее, то, что могло бы оправдать ее желание так сделать больно мне и Роберту, но я… я не знала есть ли в ней, хоть часть души и теплого отношения к нему. Деньги и Голливуд. Голливуд и деньги. Вот, что решает жизни актеров и всех, кто связан с этой индустрией.
- Простите, - наконец, решилась я. – Стэф, вы влюблены?
- Что? – снисходительно и с некоторым удивлением спросила она. – Милая, у меня нет на это времени. Любовь… - Вроде бы она о чем-то размышляла. – Любовь – это пшик. Сегодня она есть, а завтра… Завтра только боль и одиночество. Любить слишком большая роскошь для меня. И для Роберта тоже.
- Да, роскошь… - как под гипнозом, повторила я.

***

В машине я продолжала дремать и представляла себе, как я буду выглядеть перед всеми этими лощеными журналюгами. Но почему-то сейчас было плевать, плевать на все и тем более на себя.
Огромный БМВ затормозил и дернулся.
- Настя, мы приехали, – услышала я голос Стэф с переднего сиденья. – Вы готовы?
- Да, почти, – упавшим голосом выдавила я, растирая лицо.
Стэф вышла, за ней водитель, который благодарно подал мне руку и открыл дверь. Я вывалилась из машины и закинула свой рюкзак на спину.
- Не переживай за внешний вид, с тобой поработает визажист, – она подмигнула мне, и ее ехидная улыбка расплылась на довольном лице. – Не может же наш секс-символ встречаться с кем-то, кто хоть отдаленно будет напоминать тень умершего Гамлета.
Я поджала губы и последовала за ней. Перед нами было огромное высотное здание, я понятия не имела, что там. Где мы? Что мы здесь делаем? Я просто слушалась Стэф и следовала за ней. В лифте она нажала кнопку пятнадцать, и он стал плавно поднимать нас вверх.
- Волнуешься? – продолжала ухмыляться агент Роберта.
- Нет, – уверенно ответила я.
- Не понимаю… - она смотрела пристально, изучая мое лицо. – Что он в тебе нашел? Ты и разговор-то поддержать не в состоянии. Любая кукла из глянцевого журнала выглядела бы лучше. – Унижение. Раз за разом, похоже, эта дамочка просто получала неимоверное удовольствие от того, что говорила и делала. Она наслаждалась своим превосходством и силой, которую могла применить. Нет ни физическую, а силу, которая может заставить человека делать все, что ему будет сказано. Она чувствовала власть.
Наконец, двери лифта открылись, и перед нами предстал холл с его неотъемлемой частью –высоким ресепшеном и миловидной блондинкой-секретарем.
Стэфани продефилировала к девушке и стала с ней что-то обсуждать, потом разразилась смехом, от которого меня покоробило в очередной раз, и, махнув мне рукой, направилась к стеклянным дверям, ведущим к длинному коридору.
Я слегка подтянула свои джинсы, расправила полы своей шифоновой рубашки в клетку, подкинула рюкзак и последовала за ней.
- Нам сюда, – это была почти первая дверь справа, не считая двух таких же серых гладких, как сталь с металлическими ручками слева от нас. – Сначала к визажистам.
- Хорошо, – послушно согласилась я.
Мы вошли в светлую комнату, где слева располагалось два зеркала, доходящих почти до половины стены и разделяющих ее на две части. Над зеркалами висели яркие светильники, на столах валялись всевозможные баночки с тенями, кремами и пудрами. У ближнего к окну зеркала в кресле сидела девушка и мило болтала о чем-то по телефону, пока на ее лицо наносили грим или что-то еще.
Я разглядывала эту картину, представляя себе, как, возможно несколько минут назад, здесь мог сидеть Роберт. Хотя с чего я взяла, что он здесь. Возможно, я и не увижу его больше. В груди защемило и все сжалось.
К нам подскочила полненькая брюнетка, с четкими контурами лица и яркой латиноамериканской внешностью.
- Эйприл, - обратилась к ней Стэф. – Помоги нам, пожалуйста, создать свежий вид. – Она ухватила меня под локоть и пыталась подтолкнуть к приятной пухляшке. На самом деле это все звучало так: «Боже мой, сделайте с ней что-нибудь!»
Я все терпела и молчала, вспоминая, зачем я, вообще, здесь нахожусь и ради кого терплю все это. Все только ради него. Его образ и мысли о нем помогали мне успокоиться и собраться. Мой родной, милый Роберт. Все будет по-прежнему. Все будет хорошо.
Эйприл недолго колдовала со мной, щебеча почему-то все время мне комплименты:
- У вас очень красивые глаза и светлые волосы, и цвет кожи. Знаете, мужчины все планеты выбирают именно такой цвет кожи. Я бы хотела быть такой блондинкой, как вы.
- Что вы… - отмахивалась я. – Для своей страны, я обыкновенная.
Девушка лишь фыркнула, не одобряя того, что я вроде как не понимаю своей красоты. Ведь я не Золушка. Из меня красотку не слепишь.
- Ты не видишь своей красоты, – и она отошла от зеркала, открывая мне то, что сейчас хлопало глазами и смотрела на меня. Передо мной был другой человек: никаких мешков по глазами, заспанных глаз, бледных щек. Это точно была Золушка и она мне улыбалась, но совсем недолго. Потому что Золушка знала, что скоро ее карета превратиться в тыкву, а кони в мышей, а принц забудет ее и, возможно, никогда больше не увидит. Мне хотелось расплакаться, но я сдерживала себя, глотая накатывающие слезы и переводя дыхание.
Актриса возле другого зеркала развернулась ко мне, и я узнала в ней Эшли. Эшли Грин. Она приподняла брови и спросила:
- Вы новая актриса?
- Я?! – недоумевала я. – Нет, я… - А собственно, кто я? Что я могу ей сейчас сказать, как ответить? Вспомнила ужасно пошлый анекдот, улыбнулась про себя и просто ответила. – Я та, которую застукали с Робертом во Франции.
- Да… - расстроилась Эшли. – Честно говоря, не слежу за сплетнями. – Вы очень симпатичная. Но как же?
- Все уже закончилось, и, не начавшись, – с грустью ответила я. Просто хотелось с кем-нибудь поделиться всем этим, но в Лондоне мне не представилось такой возможности. Лиззи все время была занята или ей, возможно, просто нечего было мне сказать, как и Роберту? Мне было жаль, что с потерей любимого мужчины, я теряю и подругу, но. Да что ж такое с этим «но»? – Да, общественность и продюсеры фильма никогда не согласятся на такое, поэтому я приехала сюда опровергнуть все это.
- А как же Роберт? Он знает об этом? Не понимаю… – удивлялась она, будто зная, что Роб никогда бы на такое не согласился.
- Роберт не знает, зачем я здесь. Думаю, он вообще не знает, что я здесь.
Эшли смотрела на меня, как на умалишённую, но потом ее взгляд потеплел и она сказала:
- Ты действительно его любишь?
- Я… Пфф… С чего ты взяла?
- На такое может решиться только очень влюбленный человек. Все ради любимого. Все… Чтобы только он был счастлив.

***

Стэф проводила меня и направила в другое помещение. Мы остановились у самых дверей.
Здесь проходила съемка. Съемка Роберта и Кристен. Черт! Только ни это. Эта женщина хочет, чтобы я больше никогда не вспоминала о нем, хочет унизить и втоптать меня в грязь по самое… чтобы я, наконец, поняла, где мое место? Хотя, я уже поняла это, поняла давно… Я не пара ему. Но зачем же так?!
- Вот, - Стэфани ткнула мне в руки какие-то листки бумаг, а я не могла оторвать взгляда от пары на площадке - Роберта и Кристен, которые то целовались, то нежно смотрели друг на друга, то обнимали друг друга. - Это твоя речь. Присядь в кресло возле окна и прочти. Там вопросы и то, что ты должна ответить журналистам. Понятно?
- Да. Более чем.
- Что, засмотрелась? – и опять боль, словно, длинная французская иголка вонзилась в самое сердце… - Вот с кем должен быть Роберт. Она так же красива, известна и самодостаточна, как он. На что ты рассчитывала, заставляя его объявить о вас на весь мир? – Хотелось крикнуть, что я вообще не верила в то, что мы когда-нибудь сможем быть вместе… Она злила и злила меня.
- Да. Мне все понятно, – наконец, совладав с эмоциями, грубо ответила я. – Все… Осталось потерпеть совсем недолго и скоро вы отделаетесь от меня. Скоро сможете вить веревки из Роберта и дальше. Сможете делать на нем деньги, продавая его налево и направо, сможете крутить и вертеть им в угоду продюсерам и кинокомпаниям, сможете зарабатывать на нем тысячи долларов… Только вопрос, кто будет от этого счастлив? Он?
Она замерла, глотая желчь и хлопая глазами. А я спокойно направилась к окну и плюхнулась в кресло. Стэф все еще продолжала стоять, а я уткнулась в бумаги, временами поглядывая на подиум, где проходила фотосессия.
Роберт не мог видеть меня из-за всех этих зонтиков, белых экранов, вентиляторов и огромных ламп, направленных на них. А так же из-за ассистентов, визажистов и фотографа, который постоянно кричал им, чтобы они показали страсть… Они смеялись и что-то там выдавали. Им было так комфортно вдвоем, так весело и хорошо, что в сердце тут же вонзилась еще одна игла. Но я была непреклонна, я хотела довести все до конца и… пусть будет так, как захочет Вселенная… А она нам подготовила такие испытания, которые мы не смоли преодолеть. Значит грош цена всем нашим словам и взглядам, грош цена нам самим!
Я читала вопросы и улыбалась, думая о том, что бы я могла рассказать на самом деле всем этим журналистам.
Я смотрела на него. Серьезно, я не смогу не смотреть на него и не вспоминать все это, я буду ежеминутно, ежесекундно вспоминать его руки, его объятия, его губы, его… Я просто буду вспоминать ЕГО! Он мое все, он моя любовь. Такая глубокая и чистая, что я готова поплатиться ей ради того, чтобы хоть кто-то из нас был спокоен и счастлив.
В дверях опять появилась Стэф, которая на время оставляла меня одну, вот ведь умная, знает, что я не подойду к Роберту. А если б подошла? И что? Что бы я ему сказала? Ох, Роб, мне так жаль, что я такая дрянь… Бла-бла-бла… Не хочу ничего слышать от него на это в ответ. Не хочу еще больше боли и обиды на него, так проще, так спокойней и ему и мне.
Стэф махнула мне рукой, подзывая к себе. Я бросила последний взгляд на Роберта, запоминая и сохраняя его образ у себя в памяти, и пошлепала за ней. Новая дверь и новое помещение: в центре круглый стол, за которым сидят люди с блокнотами и ручками. Брюнетка с малиновыми ногтями и такими же губами; приятный кудрявый молодой человек с серо-голубыми глазами, не похожими на глаза Роберта; немолодая полная блондинка в очках и тяжелом золотом кулоне; невзрачная молодая девушка, забывающая следить за прыщами на своем лице; симпатичный брюнет с ежиком на голове, который рассматривает меня, как объект для будущих сексуальных отношений; угрюмый толстяк и худощавый студент – все они хотят знать, кто я и каким способом смогла пробраться так близко к их любимому, а может и нет секс-символу.
- Присаживайся, - мило пролепетала Стэф. – Пора начинать.
Я выдвинула стул и присела, расправляя плечи и показывая всем, что я не серая мышь, которую наняли «для дачи ложных показаний». Я личность, просто слегка запутавшаяся в себе и в том, что вокруг меня происходит.
- Ты готова? – наклонившись ко мне, спросила Стэфани. Она оставалась рядом со мной, видимо на тот случай, чтобы я не сболтнула лишнего. – Для начала пару кадров.
К столу подошли фотографы и несколько вспышек осветили мое лицо. Я на секунду зажмурилась, приводя свое зрение в порядок. Помотав головой прогнала всю свою растерянность прочь и взглянула на всех по-другому. Теперь я была сильной за нас двоих.
- Журнал «Старс», - начала брюнетка, стуча малиновыми ногтями по столу. – Скажите, вас ли сфотографировали на курорте во Франции с известным по мировой франшизе актером Робертом Паттинсосном? – И она протянула ближе ко мне диктофон.
- Да, со мной, – четко ответила я.
- US Weekly, - блондинка в очках. – Давно вы с ним знакомы?
- Достаточно, – рука Стэф легла мне на плечо.
- «OK» LA, - брюнет, почесав затылок. - Вы состояли с ним в некой любовной связи?
- У нас была недолгая сексуальная связь, – мне хотелось ударить себя за эти слова. Но я… я продолжала следовать плану… - Понимаете, это было как наваждение. Страсть, ничего более…
- Как же ваш предшествующий любовник? – худощавый студен, ничего не смыслящий в любви и только начинающий познавать для чего нужен противоположный пол. Этот даже не представился.
- Кого вы имеете в виду? – Стэф сжала мое плечо, это было не по листочкам.
- Тома Старриджа, – уточнил студент.
- Эту тему я комментировать отказываюсь. Я здесь для того, чтобы прояснить ситуацию с мистером Паттинсоном и не более того, – хватка агента Роберта тут же ослабла. – А ситуация заключается в том, что я смогла своим женским обаянием. – Самой смешно. Неужели Стэф не читала всю эту фигню, что я сейчас говорю? Кто-то наоборот называл меня серой мышью… - Я соблазнила мистера Паттинсона и он, поддавшись минутной слабости, провел выходные со мной на одном из Французских курортов.
- А вы знали об отношениях мистера Паттинсона и мисс Стюарт? – толстяк весь лоснился от пота и вытирал платочком лоб. Он мне напомнил того, который целовал меня в самолете, и мне хотелось сказать ему что-нибудь обидное, но я держалась, как могла.
- Простите, Роберт не говорил мне о своих отношения с мисс Стюарт. Я не могу комментировать данный вопрос.
- Так, я думаю, что достаточно, – заторопилась Стэф. Она была совсем не уверена в том, что я могу наговорить о Робе и Крис. Она стала дергать меня за рукав и поднимать со стула.
- Было приятно со всеми познакомиться, – я улыбнулась так, что у меня даже челюсть свело, но так, чтобы они все запомнили. – Меня зовут Настя. Настя Щербакова.
Стэф тянула меня за руку и шипела сквозь свои отбеленные зубы. Вытолкнув меня за дверь, она стала возмущаться тому, что я наговорила лишнего, не входящего в письменное руководство. Я надменно усмехалась и успокаивалась, понимая, что все кончилось, пока не услышала:
- Настя?! Настя!... Настя, что ты здесь делаешь?!
Я не видела его, так как стояла спиной к коридору, но по голосу я поняла, что Роберт очень озадачен.
Я повернулась и встретилась с ним глазами. Боже, как же я по ним скучала. По моим родным, любимым топящим озерам. Я так хотела чтобы они меня поглотили, сказали мне, что это все просто страшный сон, что это все нереально и, что все скоро закончится. Но они просто смотрели, задавая вопросы, ответов на которые у меня не было.
Рядом с Робертом стояла Эшли. Она так и осталась стоять там, когда мой парень, то есть мой бывший парень подошел ближе.
- Так, ты ответишь, что ты здесь делаешь? – слегка смутившись присутствия посторонних людей и затолкав руки в карманы джинсов, спросил он. – Когда ты приехала? Что-то случилось?
- Роберт, - начала Стэфани, – Настя согласилась помочь дать комментарии журналистам.
Глаза Роберта расширились и левая бровь поползла вверх, потом его лицо кардинально изменилось. По нему было видно, что он злится. Злится достаточно серьезно. Челюсть уже выдалась вперед, а руки… Он стал мять свои пальцы, пытаясь успокоиться.
- Почему ты ничего мне не сказала? – я обернулась на Стэф, не понимая к кому обращен вопрос.
- Я… - начала я.
- Мы не хотели отвлекать вас от съемок, – глупо улыбаясь, тараторила Стэф.
- Что за?.. Настя?! – его глаза сощурились, изучая меня. – Что, черт, за комментарии?
- Я хотела помочь… - глотая комок в горле и опустив голову, обронила я.
- С чем помочь?
- Ну, вся эта шумиха… - Стэфани пыталась сгладить ситуацию и унять Роберта, потому что из-за двери, в коридор, стали выглядывать журналисты и фотографы. И ситуация переставала быть томной.
- Стэф, от тебя я все услышал. Я хочу поговорить с Настей, – Ритс незаметно ткнула меня костяшкой пальца в спину, что означало закругляться быстро.
- Я… - я глотала подступавшие слезы от боли и обиды, и срывающимся голосом пыталась объяснить. – Я должна была. Я хотела помочь. Я не могу, чтобы вот так все закончилось, хочу чтобы ты был счастлив… - К нам подошла улыбающаяся Кристен, и мне стало еще хуже. - Я хотела чтобы ты был счастлив с Кристен!
Выпалила я и бросилась прочь мимо него и нее, размазывая слезы по щекам.
- Настя?! Настя?! – повысив голос, звал Роб. – Ты совершаешь ошибку, убегая от меня сейчас. Мы… - Он догнал меня и развернул к себе. – Мы должны поговорить. - Его глаза блуждали по моему лицу, он хотел прижать меня, но здесь было слишком много посторонних зевак: Стэф, Кристен, актеры «Сумерек», вышедшие поглазеть, что происходит в коридоре, фотограф и его ассистенты…
- Роб! - крикнула предупреждающе Крис. Я метнула на нее не то понимающий, не то сокрушающий взгляд. Я всех охватила своими глазами и потом опять вернулась к лицу Роберта.
- Настя… - нежно произнес он. – Нам надо поговорить.
Я повернулась и посмотрела на Стэф. Нужно было соблюсти последнее условие договора. Я опустила голову и произнесла в пол:
- Нам не о чем говорить…
- Что? Что ты говоришь? Скажи громче, – Роб сжимал мои предплечья, стараясь привести меня в себя. Но… Но колесо уже покатилось и начало свое движение, которое нельзя было остановить.
Я подняла полные слез глаза на него и произнесла эти ненавистные слова:
- Оставь меня. Я больше не люблю тебя…

Глава 34 >>
____________________________________________
Пока, как-то так. Всем спасибо, что читаете.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-308-3
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 350 9
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Пик невезения это когда чёрные кошки уступают тебе дорогу."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка
Anti
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Dior и Роберт Паттинсо...
Клубы по интересам.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 6
Пользователей: 3
Ирин@ Галина zoya


Изображение
Вверх