Творчество

Полюби меня такой, какая я есть. Глава 32.
29.05.2017   10:39    
Глава 32. Все кончено.

Дом – крепость, и нет прощения тому, кого лестью, посулами или обманом убедили открыть ворота постороннему.
Елена Ермолова.


Мы спешно одевались, и все время смотрели друг на друга, улыбаясь.
Я думала о том, что, наверное, это плохо, что мы здесь в квартире Тома. Но нам было так хорошо, мы, словно, забыли где мы и кто мы, что нас тревожит, что может разлучить.
Роб был таким милым и таким родным, что я вообще сейчас не понимала, как я могла поверить Стэф и, зачем ее слушала. Но сказать Роберту о разговоре я не могла, это бы его расстроило, даже больше, чем меня. Ведь он ей доверял, и они так долго работают вместе. Я уверена, она все это говорила только из лучших побуждений, только для того, чтобы спасти репутацию Роберта. Не думаю, что она хотела обидеть именно меня.
Роберт вытирал футболкой лоб и подмигивал мне, когда в двери повернулся ключ. Черт! Я метнула на дверь взгляд, а потом опять на Роберта. Вот вам и картина маслом: «Не ждали?!»
Дверь открылась и уже знакомый, немного с хрипотцой голос, пробасил:
- Fuck…
- Черт! – выругался в сторону Роберт.
А потом все происходило, как в кино, я даже не успела заметить, как Том, не раздеваясь, в пальто и шапке, подлетел к Роберту и ударил его в челюсть. Роб слегка отклонился вправо, но не нанес ответного удара.
Я стояла как вкопанная, я вообще ничего не понимала. Просто держала в руках свой топ и пыталась прикрыться им.
- Я убью тебя! – кричал Том. И опять удар, теперь в живот.
Роб согнулся:
- Давай, бей сильнее. Тебе станет легче, - сдавленно проговорил он. Он совсем не сопротивлялся и не отвечал ему.
- Легче?! Легче?! Как ты мог? Ты дал мне обещание… Черт! – Том стянул шапку и бросил ее на пол, потом расстегнул пальто, и оно тоже отправилось туда. – Ненавижу тебя. Эгоист… Всю жизнь, все тебе… Все!!!
Роберт выпрямился и стал слушать монолог Тома. А тот развернулся ко мне и зло посмотрел, я нервно стала натягивать топик.
- Неужели, ты еще не насытился? – бросил Том.
- О чем ты? – Роб потер челюсть. Он стоял все так же голым по пояс и смотрел то на Тома, то на меня.
- Обо всем. Я таскал тебя на кастинги, а лучшие роли получал ты. Лучшие девушки опять тебе, известность опять тебе… - брови Роберта медленно поползли вверх, похоже, он никогда ничего подобного не слышал от друга и даже не подразумевал, что тот так думает.
- Я… Том…
Не слушая Роберта, Том размахнулся и на этот раз ударил слева по лицу. Роб от неожиданности повалился на колено, из уголка губы потекла струйка крови.
- Ненавижу! Ты мне больше не друг! Ты…
- Том! Прекрати! – я метнулась к Роберту и хотела помочь ему, когда Том неосторожно повернулся и, пытаясь меня остановить, оттолкнул с силой так, что я отлетела к дивану и ударилась головой о его металлическую ножку. Лежа у дивана, я слышала, как не выдержал Роберт, возможно, он хотел подлететь ко мне, но Том встал у него на пути, и он набросился на Тома, повалив его на пол:
- Не смей ее трогать! – сквозь зубы процедил он.
- Тоже самое я могу сказать и тебе, - возражал Том. – Она просто увлеклась тобой, как актером и все. Она снимет розовые очки и поймет, что ты ее недостоин.
- А кто достоин, ты? – сопротивляясь натиску Тома, сдавленно спрашивал Роб.
Я приподнялась и потерла место ушиба, там была огромная шишка. Ребята катались по полу, доказывая тем самым, кто из них сильнее и кто более достоин меня, хотя я думала, что я недостойна ни одного из них.
- Пожалуйста, не надо! – попыталась остановить их я.
- Не вмешивайся, – беспокоился Роберт. Он посмотрел мне в глаза и сердце сжалось. Что же я наделала? Они ведь были лучшими друзьями.
- Что значит, не вмешивайся? – я встала на ноги и смотрела на то, как они на полу мутузят друг друга. Слава Богу, что ударов они друг другу не наносили. - Хватит. Пожалуйста. Это я во всем виновата.
- Настя! – Том сел на пол, отпустив Роберта, и посмотрел на мои трясущиеся руки, которые я прижимала к груди. Меня и саму, кажется, била мелкая дрожь. – Ты ни в чем не виновата. Это все между нами. – Он схватился руками за голову, потом замотал ей и взглянул на Роба. – Мы должны решить все сами, между собой.
- Между собой?! Между собой?! Решить, кому я достанусь?! – я психанула и, схватив пальто, натянула сапоги. – Решайте. Только знайте, я тоже уже все решила!
Роберт вскочил на ноги и подлетел ко мне.
- Настя, прошу тебя, не решай все так импульсивно, – он держал меня за руки и смотрел в глаза. Его брови собрались возле переносицы домиком, и посередине появилась недовольная складочка.
Я бросила взгляд на Тома, который потирал лоб рукой и был совсем не уверен во всем, что он затеял.
- Я, Роб… - я осторожно высвободила свои руки из его горячих ладоней. – Вам нужно поговорить. Я оставлю вас. – Я переплетала пальцы и пыталась объяснить. – Я буду у Лиззи или Клер. Поговорите!
Я стала поворачиваться и уже направилась к двери.
- Настя?! – я повернулась. Роб смотрел с мольбой. Это был опять молчаливый разговор глазами, который я уже научилась понимать. Поэтому я просто улыбнулась и повторила:
- Поговорите.
Роб ответил нахмуренными бровями и чуть вздернутыми уголками губ.
- Все хорошо, - произнесла я беззвучно одними губами, и он прикрыл глаза, в немом согласии.
***

Лиззи встретила меня беззаботностью и каким-то счастьем в глазах. Я позавидовала ей. Сейчас мне захотелось оказаться там, в Мексике, в этом гамаке, врезающемся своими веревками в плечо, а другим ощущать тепло Роберта, знать, что он любит и, что ничего такого не произойдет.
Я вздохнула и переступила порог ее прекрасной квартиры.
- Настя, - наверно я неважно выглядела, потому, как следующие слова Лиззи заставили меня слегка улыбнуться. – Что случилось?
- Можно мне кофе, - я оттягивала разговор и на самом деле хотела прийти в себя. – Обещаю, потом все расскажу в подробностях
Она закрыла за мной дверь, предложила раздеться, а сама исчезла в кухне.
Я нехотя стащила пальто и скинула сапоги. Я шлепала босыми ногами по прохладному полу и, кажется совсем, этого не ощущала. Все мои мысли были только об одном, что там происходит у Тома? Сможет ли он смириться с тем, что мы с Робертом вместе, что мы любим друг друга. Сможет ли он отпустить меня? Или же он опять умело сможет обхитрить Роберта? Сердце было готово вырваться и отдельно от меня бежать туда к ним, уговорить, убедить, приказать Тому, чтобы он нас отпустил, чтобы дал нам свободу, чтобы простил нас.
Но я знала, что я только помешаю, что мужчинам легче договориться вдвоем, что они просто поговорят и… И что?
- Почему ты босиком? – удивленно подняв брови, совсем, как Роб, спросила Лиз. – И в пижаме? Что происходит? – Она немного помолчала, пока я шлепала по кафелю к высокому стулу и забиралась на него. – Нет, определенно. Я тебе не дам кофе, пока ты хоть что-то не расскажешь.
- Может хоть воды простой, - в горле пересохло, и я не могла говорить.
- Хорошо, но ты сразу начнешь рассказ.
- Договорились.
Я выпила целый стакан воды и стала рассказывать Лиззи про все. Про то, что Том поставил условие Роберту, про то, что Роберт как маленький Буратино повелся на умелое управление кукловода, про то, что он придумал, про Францию. Поток всего произошедшего просто выливался из меня, как из рога изобилия. Лиз только успевала хлопать глазами и удивляться всему тому, что произошло. А я уже не удивлялась ничему. Мне, казалось, что я такого заслуживаю, что я во всем виновата, что мне не нужно было приезжать в эту страну.
Лиззи успокаивала и говорила, что это глупости. И что это и есть жизнь со всеми ее невзгодами и передрягами, иначе нам бы было скучно на Земле. А я бы сейчас немножко поскучала. Только… Только рядом с Робертом.
Мы перебрались с ней в гостиную и я, наконец, рассказала ей про Стэф. Я знала, что не стоит этого делать, что Лиззи все может рассказать брату, но. Но это было выше меня. Я больше не могла молчать, слова выпрыгивали сами, складываясь в предложения. Лиз ужасалась всему, что наговорил мне агент ее брата.
- Пожалуйста, Лиззи, не говори ничего Роберту. Он столько лет с ней работает. И я не думаю, что она хотела ему навредить. Наоборот она искала пути выхода из сложившейся ситуации, в которую по сути втянула его я.
- Но не таким же путем?! – возражала Лиз, всплеснув руками и зачесывая волосы пятерней назад.
- Я не знаю. У них свои пути. Это, наверное, был самый…
- Ужасный! – продолжила она.
- Нет. Это был самый верный выход. Нейтрализовать причину всего этого сумасшествия, – я посмотрела в ее глаза, но она не понимала меня, мотая головой.
- Причину? Ты называешь себя причиной? Ты сошла с ума! – Лиз негодовала, она вскочила с дивана, пытаясь убедить меня в том, что я должна все рассказать Роберту. – Он любит тебя, он все поймет. Ты должна доверять ему, а он тебе. – Резюмировала она.
- Нет. Я не расскажу ему об этом, – опустив голову и, смотря на свои пальцы, глухо обронила я.
Лиз молчала, изучая меня. Я подняла голову.
- И ты ничего ему не скажешь!
- Я…
- Лиззи, пожалуйста. Я не хочу, чтобы он из-за меня испортил карьеру, чтобы все это рухнуло в один миг. Не хочу, чтобы он потом проклинал меня всю жизнь, что это я виновата во всем. Не хочу… - я уткнулась в ладоши и расплакалась.
Лиз села рядом и, обняв, прошептала в ухо:
- Я ничего не скажу, обещаю. Просто… О, Боже… Как же с вами трудно. Постарайтесь держаться друг друга и доверять. Слушайте только друг друга и никого, слышишь никого больше.
Я кивала головой, прижимаясь к ее плечу.

***

Мы разговаривали с Лиззи о более приятных вещах.
Оказывается, ее счастье с утра в глазах было неспроста. Брэндон, наконец, сделал ей предложение, и они собирались через две недели объявить о помолвке. Я так радовалась за нее, а она переживала за то, что не хотела бы так рано выходить замуж, хотя ей уже двадцать семь. Глупышка.
Мы смеялись над тем, что у каждого свои проблемы и над тем, что часто женщины создают себе их сами. Как раз в это время зазвонил домофон. Лиз пошла открывать дверь, а я вся напряглась, ожидая того, кто сейчас войдет в дверь. Нет, я, конечно, не верила в то, что сейчас войдет Том и скажет, что Роб решил остаться с ним друзьями и пообещал еще что-то там, но. Но я все равно боялась.
Первым вошел Роберт, сердце остановилось, потому, как его лицо не предвещало ничего хорошего. Он был подавлен, нервничал и злился, о чем говорила сжатая в кулак правая рука. На секунду наши глаза встретились, и он улыбнулся, а потом опять его лицо стало серьезным и усталым, таким, словно весь этот разговор прибавил ему к жизни несколько лет, он шел, как столетний старик.
За ним зашел Том. Он был более энергичный и веселый. Бросил приветствие Лиззи и чем-то пытался ее рассмешить. В это время Роберт прошел в гостиную и плюхнулся в кресло, расставив ноги и сложив руки в замок.
Он смотрел в пол. Я нервничала.
- Поговорили? – Роберт поднял голову, кивнул и стащил с головы шапку.
Я сейчас умру! Да что же это?! Кто-нибудь что-нибудь скажет?
Том переговаривался с Лиззи, острил и улыбался. Сердце сжалось. Я смотрела то на Тома, то на Роберта. Что же? Что произошло? Почему Роберт такой молчаливый?
- Так что вы решили? О чем договорились? – запинаясь выговорила я.
- Собственно мы ничего не решали, - ехидно заметил Том, усаживаясь вальяжно в кресло по правую руку от меня.
- Как? – удивилась я.
- Мы хотели… То есть Роберт хотел сначала прояснить один момент, - так же ехидно ухмылялся Том.
- Какой момент? – я повернулась к Роберту. Он поднял голову и откинулся на спинку кресла.
- Ну… Спроси ее, - бросил снисходительно Том.
- О чем? – было подозрительно, что Роберт все время молчал. Что же он там обдумывал, что решал? Сердце бешено стучало, пытаясь выпрыгнуть из груди. А его стук отдавался в затылке. – Что? О чем вы хотите меня спросить? – Я даже не представляла, что там за вопросы у них могут быть. И опять мой взгляд блуждал между Томом и Робертом. Роб сжал подлокотник кресла, на лице заходили желваки. Все молчали… Через несколько секунд он совладал с собой и, смотря мне в глаза, спросил:
- Расскажи, что случилось после благотворительного вечера.
Я сглотнула подступающий ком в горле и метнула взгляд на Тома. Руки похолодели и по спине побежала дрожь.
- Я … Я все тебе рассказывала… - осторожно проговорила я. – Ты все знаешь.
- Оказалось не все, – серьезно сказал Роб и обхватил себя руками. От серьезности и какой-то внутренней борьбы у него на лбу проступила жилка.
- Я…
- Хватит ломаться, Настя. Расскажи о том, что мы занимались сексом, – грубо бросил Том.
Было заметно, как Роберт просто вжался в кресло, а руки еще крепче сжимали свои же плечи.
- Я… Секс? - я смотрела на Тома, как в тумане. – Но, ведь, ты же сказал, что ничего не было?
У него на губах играла ехидная улыбка, было видно, что он получает удовольствие от всего, что происходит.
- А что я должен был сказать? Мне нужно было, чтоб ты не злилась и приняла верное решение, вот я и соврал.
- Я… Роб…
- Просто расскажи, что произошло, – так же сухо повторил Роб.
- Я пила много шампанского. Потом в последнем бокале, наверное, было снотворное? – я обратилась к Тому. Он пожал плечами. – Как? Ты же… - Я подвинулась к спинке на диване, взглянула на Лиззи, которая тоже насторожилась. – И потом… Потом этот поцелуй, который напечатали в журналах. И потом я уснула в такси… - По щеке вдруг скатилась слеза, но я старалась их остановить, голос дрожал, а Роб был непреклонен. Он очень сосредоточенно все слушал и внимательно рассматривал меня.
Я прижала к себе колени и продолжила:
- Я уснула в такси, и мне снился ты Роберт, – он поежился и положил руки обратно на подлокотники, сжимая их. – Мне снилось, что ты меня несешь на руках и мы… Я думала… Это просто сон. Ведь это сон? – Я обращалась к Тому, но он только усмехнулся. – Роберт?
Он поднял на меня глаза и схватился за голову, сжимая волосы и смотря в пол.
- Прости… Я ничего не помню… Я думала это просто сон… там был ты… и…
- Ладно, - Том хлопнул себя по коленям. – Цирк окончен. Конферансье покидает вас. – Он встал и направился к двери. – Да, кстати, Роб? – Роберт повернулся к Тому. – Желаю счастья. – И довольный он пошел прочь, открывая дверь квартиры и правой рукой показывая нам за спиной свой средний палец. Дверь хлопнула и наступила тишина.
- Я, пожалуй, пойду в спальню. Мне там кое-что надо сделать, - быстро заговорила Лиз. – А вы тут… В общем, я ушла. – И она молниеносно скрылась, прикрыв за собой дверь.
Мы остались в гостиной одни. Роберт считал ворсинки на ковре, а я рассматривала Роберта, силясь понять, что он решает. Внезапно его глаза нашли мои, и я испугалась того, что там увидела. Я заморгала и отвела свои, глотая слезы. Все кончено. Я так и знала, что это не пройдет бесследно, я понимала, что это уже не просто поцелуй. Это… Это измена, черт побери! Разве можно такое простить?!
- Я, пожалуй, тоже пойду, - вдруг встав, сказал Роб. – Мне надо подумать.
- Да, конечно… - пробормотала я.

***

Два часа ночи.
Я разбита, как фарфоровая тарелка, без возможности склеить то, что откололось. Сижу в гостиной, в квартире Паттинсонов и жду Роберта. Жду уже который час без надежды на то, что он меня простит и… Клер ничего не знает, иначе я бы давно сгорела со стыда и ушла б в неизвестном направлении.
От Лиззи я сбежала следом за Робертом, я хотела догнать его и еще что-то сказать в свое оправдание, но… Но такси с ним в салоне помахало мне своим багажником и скрылось за углом дома.
Вспомнив Злыдню Петровну, я почувствовала себя той самой женщиной обманывающей двух мужчин сразу. Я почувствовала себя дрянью. Как же так? Как так могло произойти? Я всегда старалась быть хорошей девочкой. Не лазать по деревьям, слушаться маму, учиться на «хорошо» и что? В итоге это все не помогло? В итоге я все равно плохая? Плохая, никому не нужная, запутавшаяся в своей жизни и желаниях девчонка?
Я стояла на улице возле дома Лиз и в ужасе представляла себе картину того, что будет дальше.
Я надеялась на то, что Роберт так же сможет верить мне. Но кого я обманывала? Все. Все кончено! Кто меня простит? Разве кто прощает такое? Разве кто может любить такого человека, как я?
Все время с того момента, как Роберт ушел от Лиззи, от него не было никаких вестей. А я сама боялась позвонить, боялась услышать то, чего слышать не хотела. Сейчас для меня самой привлекательной идеей являлось предложение Стэф. Я ужаснулась тому, что я об этом думала, я все еще наделась, что все обойдется, что все будет по прежнему. Но пора было посмотреть правде в глаза. Я плохой человек и не заслуживаю прощения кого бы то ни было.
Я встала с дивана и в темноте побрела к комнате Роберта. Где он?
Я открыла дверь и юркнула в его убежище, вспоминая то, как пробралась сюда первый раз ночью. Плюхнувшись на его кровать, я схватила подушку и прижала ее к себе так сильно, что у меня заломило костяшки пальцев. Ужасно хотелось вспомнить какую-нибудь шутку, чтобы развеселить себя или зарядиться оптимизмом. Но все, что пришло мне на ум – это был малыш, который подползал к любовнику под кроватью и говорил: «Ну что не дысыс, а как дысал, как дысал…»
Улыбка получилась натянутой.
Я перевернулась на бок и почувствовала, как мне в ногу врезалось что-то твердое. Я протянула руку и включила ночник. Под моей ногой лежала толстая тетрадь в красном жестком переплете. Я отпустила подушку и потянулась за тетрадью.
«Возможно, это песни Роберта?» - подумалось мне. Но то, что я не имею права их читать, мне в этот момент даже не подумалось. Это оказались не песни, а дневник. Не думала, что Роберт может вести дневник, хотя почему нет, ведь так лучше разобраться в том, что ты чувствуешь. А актером так важно запоминать чувства и эмоции.
Я понимала, что я не имею права это читать, но меня как магнитом тянуло найти хоть что-то о себе. И я нашла, но лучше б не искала. То, что я нашла меня разочаровало:

«Я очень зол на всех и на себя в том числе, за то, что отпустил ее к Тому. Зачем он устроил этот спектакль, зачем он ее поцеловал? А она? Я так зол на нее. И на Тома. Возможно, это простая ревность, но что я могу поделать, я обычный человек. Мне тяжело…»

Дальше я пропустила, перелистывая страницы. И вот следующее:

«Черт! Я не виню ее. Я ее просто люблю. Мне не важен этот поцелуй. Я доверяю ей. И раз моя милая Sunny сказала, что это Том во всем виноват, то я ей верю. Я не в чем ее не виню. Я доверяю и люблю. Настя, я тебя люблю. Ты мой воздух, без тебя легкие откажутся работать, ты мой мир, без которого нет смысла в моей жизни…»

Я отложила дневник и расплакалась. Унимая слезы, я опять раскрыла тетрадь, перелистнув еще одну страницу:

«Сегодня разговаривал с Кристен. Зашел разговор на тему измены и ревности».

Черт! Эта Кристен. Я вытерла со щек соленые струйки и продолжила читать:

«Крис говорит, что никогда бы не простила измены. А я? Почему я задумался над этим? Я простил поцелуй. Поцелуй? А что люди считают изменой? Физический контакт с другим партнером? Чтобы я почувствовал, если бы узнал, что Настя… Нет не хочу думать об этом. Надеюсь, она никогда этого не сделает. Пусть сначала порвет со мной. А все-таки, если? Не знаю, мне даже думать об этом трудно. ДУМАЮ, Я БЫ НЕ ПРОСТИЛ»

Я откинула тетрадь и выбежала из его комнаты.

***

Меня разбудил солнечный свет, падающий мне на лицо через окно. Солнечный свет в октябре в Лондоне? Да.
Я открыла глаза, но ту же их закрыла. На часах было десять утра, а это значило, что Роберт даже не поговорил со мной. Я ждала его всю ночь и в итоге уснула, разбитая. Я настолько устала, что просто не было больше сил переживать. Что убиваться понапрасну? Будь что будет!
Я посмотрела на подушку и обнаружила там сложенный листок. Нет! Только не так! Только ни это!
Я взяла его в руки. Холодный тетрадный листок в клетку. На обороте написано: «Nasty»
Это не предвещало ничего хорошего. Я села, сложив ноги по-турецки, и развернула листок:

«Прости. Я не знаю, что сказать. Поэтому и не разбудил тебя. Мне надо подумать. Я должен решить для себя, что мне важно в жизни. И важен ли я. Прости. Возможно, я не подхожу тебе? Надеюсь, что ты поймешь меня. Роберт»

Слез не было. Я просто смяла листок и кинула его на пол. Вскочив, я побежала на кухню.
- Клер?! – кричала ее я. – Клер?!
- Я здесь, – она выглянула с кухни, как всегда приветливая, но слегка обеспокоенная моими воплями.
- Клер, где Роберт?! – я просто кричала, как последняя истеричка. – Где Роберт?! - У меня не было сил.
- Роберт улетел в Ванкувер, – спокойно объяснила она. – Что случилось? Он сказал, что ты так сладко спишь, что не захотел тебя будить. – Правильно он ничего ей не сказал. – Он вылетел шестичасовым рейсом.
Я скатилась по косяку на пол и прижала к себе колени.
- Все… Все кончено… - прошептала я. Неужели все, что произошло до этого все напрасно? Нет. – Клер, вы не дадите мне телефон Стэф?

_____________________________________
На счет Кристен и измен))) Писался фф в далеком 2010 году, когда никто еще не знал, что мы увидим скромную девочку с нескромным дядей)
Всем приятного чтения!


 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-308-3
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 396 15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ И все это о нем...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 14
Гостей: 5
Пользователей: 9
Elfo4ka Flava Maiya helena77777 Солнышко грон маруська yuk Ivetta


Изображение
Вверх