Творчество

Полюби меня такой, какая я есть. Глава 31.
29.05.2017   14:23    
Глава 31. Ответный удар.

Счастливые потом всегда рыдают, что вовремя часов не наблюдают.
Игорь Губерман


Роберт все еще продолжал целовать меня, а я смотрела на него, не понимая, что происходит. Потом он схватил наши сумки, прижал за плечо меня к себе и стал вместе со мной протискиваться между фотографами к ожидающему нас такси.
- Что происходит? – умоляла ответить его я.
- Верь мне. Я объясню все позже, – он подвел меня к таски, все время прижимая к себе и закрывая лицо от вспышек. Открыв заднюю дверь машины, он закинул в нее мою сумку и помог мне расположиться в машине. – Я позвоню.
С этими словами его серьезное лицо скрылось за стеклом двери автомобиля. Ни поцелуя, ни…
Такси дернулось и плавно начало свое движение. Я обернулась и стала смотреть на Роба. Толпа фотографов не выпускала его из кольца, тыкая камерами в лицо, в попытке заполучить лучший кадр. Он протискивался вперед. И через мгновение был уже в машине, она резко сорвалась с места, стремительно догоняя мое медленно плывущее такси. Я придвинулась к окну, когда они поравнялись с нами. Он послал мне воздушный поцелуй, приложив руку к стеклу, и исчез за поворотом, унося с собой загадку сегодняшнего утра.
В голове вертелось не менее тысяч мыслей. Что это было? Откуда журналисты узнали о нас? Почему Роберт просил верить? Что, черт возьми, происходит?!
Машинально я достала телефон, по которому мы связывались с Робертом, и нажала на вызов.
- Милая… - услышала я его встревоженный и немного расстроенный голос.
- Что, черт возьми, это было? – растерянно бросила я.
- Настя, - он выдохнул. – Я хотел все решить сам. Я звонил Тому… Я…
- Роберт! – возмутилась я. –Том?! Ты повелся на очередную провокацию Тома?!
У меня не было больше сил. Я понимала, что этот талантливый кукловод смог развести не только меня, но и своего друга. Да еще как!
- Пожалуйста, не повышай на меня голос, – спокойно и уверенно произнес он. – Пора закрыть этот вопрос. И если он хочет так его решить, то…
- Как так? – не понимала я. – Чтобы весь мир знал об этом? Роб, ты сошел с ума. У тебя обязательства. У тебя фильм, контракт, агенты, кинокомпания… Неужели ты не подумал об этом?
- Я все продумал, – отрезал он. – Я звонил Тому целый месяц, но он либо не отвечал, либо просто называл меня трусливым цыпленком. Просил совершить мужской поступок. Доказать, что я тебя люблю. Доказать, что я тебя достоин. Чтобы мы не скрывались, как какие-то преступники.
- Вы, вы не преступники, вы глупые мальчишки… – бессильно вывела я.
- Да мы мальчишки! – психанул Роб. – Но я никому не дам в обиду свою неразумную девчонку. И если он хочет, чтобы мы все это решили так. То все будет так. Я хочу, чтобы было все решено, раз и навсегда.
- Роберт… Я не знаю, что сказать.
- Не говори ничего, просто верь мне. Будь просто со мной, на моей стороне.
- Я с тобой. Но как же ты теперь?
Я переживала за него больше, чем за себя. Ведь у меня не было таких обязательств, как у него. И я не знала, понимает ли он то, что может все потерять. Что все эти журналисты способны, как превознести его, так и сбросить с этого пьедестала. И все это из-за меня….
- Все хорошо.
- А Ник и Стэф знают об этом?
- Нет. Они бы никогда не согласились на такое, – Роб выдохнул. – Легче решать проблемы по мере их поступления. Они придумают, как выпутаться из этого.
- Роберт, я очень переживаю за тебя. Даже не представляю, что сейчас творится в аэропорту. – Мы уже подъезжали к небольшому частному аэропорту близ Сен-Тропе. И здесь была тишина. Но Роберт летел обычным рейсом. Неужели, он и это сделал намеренно?
- Все хорошо. Я привык. Немного вспышек и глупых выкриков, и я буду в безопасности мягкого сиденья самолета, – он фыркнул. – Ну…
- Я переживаю.
- Скажи лучше, что не осуждаешь.
- Роб, я не осуждаю. Просто…
- Ммм… - протестовал он.
- Я люблю тебя. И не осуждаю. Ты принял решение…
- Так-то лучше. Обещаю, к следующему викенду все закончится. Увидимся в Лондоне через пять дней.
- Это радует, – я начала успокаиваться. – Звони мне.
- Я перезвоню, как приземлюсь в Рио. Целую… Милая, все будет окей.
- Верю…

***

Это были самые длинные пять дней в моей жизни. И самые противные, грязные и необъяснимые дни. Телефон не умолкал.
Я не могла понять, неужели, так просто узнать мой номер?
Звонили с телекомпаний, с радиостанций, из бульварных газет и супер-мега-популярных модных журналов. Всех интересовал один вопрос: «Что я делаю рядом с Робертом Паттинсоном?»
Роберт предупредил, что мне стоит отвечать на такие звонки, и я просто отвечала:
- Без комментариев.
Роберт-Роберт… Зачем он все это затеял? Это же мировая бомба! Черт! Я и представить не могла чем это все может обернуться. А он? Он представлял? Думаю, нет. Думаю, ему было еще хуже, чем мне. Роб… Его статус, его положение обязывали к большему. Да и опять же обязательства по контракту. Он не рассказывал мне ничего, что касалось его самого. Он просто говорил:
- Все утрясется. Все будет хорошо. Главное, что мы вместе и теперь нам не надо прятаться.
Но он был не прав. Ох, как же он был не прав!
У меня начались проблемы с работой, потому что все эти люди искали встречи со мной и звонили и приходили всюду, где могли меня найти. Туристическая компания была с одной стороны очень зла на меня за то, что ее постоянно атаковали всевозможные издания и не только британского происхождения. И мой шеф предложил мне взять отпуск за свой счет. И не уволил меня только по той причине, что у них поднялись продажи туров. Роб, и вправду был прав, когда говорил, что его имя может принести много денег совершенно в этом незаинтересованным людям. И ему это не нравилось, но… Везде это пресловутое но!
Пришлось сидеть несколько дней в квартире безвылазно, отвечать на телефон и ждать редких и коротких звонков Роберта. Я переживала, он очень мало говорил. И я чувствовала, что все не так радужно, как он описывал. И главное все самое неприятное и страшное ожидало нас еще впереди.
Мою страничку в интернете вскрыли, и теперь я могла прочесть о себе все на любом портале, интересовавшемся жизнью актеров «Сумерек». Там была и дата моего рождения, и фото, и мои достижения в области работы, и некоторые личные фотографии. Слава Богу, нигде не был указать мой адрес и никто не знал, где моя семья. Хотя, наверное, это был вопрос времени и самые прожорливые журналюги смогли бы их разыскать. И еще… На всех форумах меня поливали грязью, начиная с внешности и заканчивая угрозами. Никто не видел меня рядом с Робертом. Всем нужна была Ксю.
Робстеноманы составляли петиции и писали письма в адрес кинокомпании Саммит, а журналисты называли Роберта «непостоянным и не умеющим вести дела человеком»
Весь мир был против нас!
Мне хотелось найти виновного, но Том сбрасывал мои звонки и не хотел со мной разговаривать. Я была готова на все только бы весь этот кошмар прекратился.
В пятницу, перед отлетом из Рио, Роберт сказал, что его агент и менеджер, похоже, нашли выход из сложившейся ситуации. И скоро все утрясется. Мне верилось с трудом. И поздний звонок Стэф, был тому подтверждением. Она звонила на домашний телефон и сначала мило беседовала с Клер. Клер очень переживала за сына, но мне она ничего не говорила. Представляю, скольких усилий ей стоило терпеть меня у себя дома. Хотя, может мне просто казалось…
Клер постучала мне в дверь:
- Дорогая, - обратилась она ко мне, открывая дверь и протягивая трубку. – Здесь кое-кто хочет с тобой поговорить.
Я замотала головой. Мне вообще никого не хотелось слышать.
- Это Стэфани. Агент Роберта. У нее к тебе какой-то разговор, – вкрадчиво произнесла Клер. – Предложение…
- Предложение? – я удивилась, но подошла к ней и взяла в руки трубку радиотелефона.
Клер поспешно вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
- Алло? – осторожно произнесла я в трубку.
- Привет, – Ответил слегка низковатый женский голос. – Настя?
- Да.
- Это Стэфани Ритс, агент Роберта.
- Очень приятно, - уже более воодушевленно ответила я.
- Мне тоже, – ее голос звучал ровно и не предвещал ничего плохого. – Я бы хотела с тобой поговорить на счет сложившейся ситуации и роли, которую ты в ней играешь. – А вот это слегка настораживало…
- Да, конечно, – односложно отвечала я, потому как оправдываться перед ней я не собиралась. Да и мне было более важно узнать ее мнение по этому поводу.
- Настя, - мое имя она произнесла дергано, растягивая последнюю букву, отчего по спине пробежал холодок, который предостерегал и сковывал одновременно. – Я… В общем, ходить вокруг да около, я не привыкла, поэтому скажу прямо. Я недовольна тем, что произошло во Франции. Роберт заверил нас, что его личная жизнь будет скрыта от посторонних глаз, так как требуют условия контракта. Но… Надеюсь, не вы подвигли его на такой необдуманный поступок?
- Нет. Я вообще ни о чем не знала, – оправдывалась, все-таки, я.
- Он говорит, что тоже не подозревал о такой подставе, – ехидно заметила она, явно подозревая меня во всех земных грехах. – Хм… Допустим, вы оба не о чем не подозревали. Но вы подумали хотя бы о том, что случится, когда фото попадут в руки желтых изданий? – Она немного помолчала. – Нет, конечно, не думали… Мало того, что Роберт теперь должен заплатить штраф по контракту, так еще ему теперь нужно восстановить свое доброе имя. Ну и мое тоже.
- Я… Я все понимаю… Но… - заикалась я, теряя свою уверенность.
- Нет, дорогая… Ты вообще ничего не понимаешь. Кхм… - она откашлялась и дала кому-то там, рядом с ней, распоряжение. – Так вот. Роберт не знает о моем звонке.
- Угу…
- И я бы хотела, чтобы он остался между нами, – строгим железным голосом просила она.
- Конечно.
- У меня есть предложение, – она опять медлила, видимо решала, как и что сказать. – Ник и я, мы уверены, что ты просто легкое увлечение Роба. Он быстро тебя забудет, как любую другую.
Я сглотнула подкатывающий ком.
- Ты ведь это понимаешь?
- Я так не думаю… - начала осторожно я.
- Зря. Я разговаривала с Робертом. Он сказал, что ты уже ему наскучила. И он хотел бы вернуться к Кристен.
Я пыталась бороться с паникой, нахлынувшей на меня, глотая короткими вдохами воздух. Комната сужалась вокруг меня, делая мой мир более уязвимым. Теперь я вспоминала тот разговор о понимании друг друга, и мне подумалось, что возможно Роберт и во мне не увидел того, чего он ожидал.
- Не переживай. Так бывает со всеми. Роберт не постоянен. И потом, лучше быть предупрежденной.
- Но… - я все еще пыталась возражать, не веря в это.
- Да, да. Будет лучше, если сейчас все закончится. И у тебя будет шанс бросить его первой. Подумай над этим, – я вспомнила злую колдунью из какого-то диснеевского мультика, где она должна была в конце громко прокричать: «Ха-ха-ха!»
В голове все смешалось. Не хотелось верить ни во что…
Я вспоминала последние слова Роберта во Франции: «Верь мне». Как же? Как же тогда все это? Я надоела? Такое может быть? Так быстро? А как же слова «люблю»? Как же «будь со мной»? Нет, я не хотела верить словам Стэф.
- Я хочу сначала поговорить с ним, – насколько было сейчас возможно, уверенно сказала я.
- Конечно. Ведь он уже завтра будет рядом с тобой. Только не забудь, что наш разговор должен остаться между нами, – она опять замолчала, обдумывая речь. – И еще, мы можем неплохо тебе заплатить. Ты даже останешься в выигрыше. Будешь свободной, с деньгами, если хочешь, я устрою тебя на какой-нибудь телеканал. Хотя, думаю, тебе и так сейчас будут поступать предложения… - Теперь молчала я. Мне было противно слышать всю эту грязь. – Подумай над всем этим. К тому же Роб все равно не бросит то, чем он занимается. Только дурак расстался бы со всем, что он сейчас имеет. Да, и мы с Ником не позволим ему это сделать. Слишком много вложено в него сил и средств. Я, надеюсь, это ты понимаешь?
- Да. Я понимаю, что вы никогда не позволите ему уйти. По крайней мере, пока он приносит хорошие деньги.
- Умница…
По щеке покатилась слеза, и я смахнула ее тыльной стороной ладони.
- Так что, подумай. Все что тебе нужно сделать - это сказать Роберту, что ты его не любишь и оставить небольшое заявление для прессы. Подумай, дорогая. Ты же не хочешь, чтобы Роберт потом всю жизнь вспоминал то, как ты сломала его карьеру и жизнь.
- Я подумаю… - как на автомате ответила я.
- Подумай, – подытожила Стэф. – Мой номер есть у Клер. Я буду ждать звонка. Пока.
- До свидания…

***

Мир рушился, как небольшой карточный домик, падающий на один бок, и возможности поднять и поставить его на место совсем не оставалось…
Я все прокручивала в голове слова Стэф: «Ты уже ему наскучила»… Когда? Когда я успела? Или я изначально не была той, которая ему нужна? Может быть, он разочаровался во мне, как в женщине? Ведь я совсем неопытна и у меня было только два партнера. Почему? Почему же все так? За что?
Я обессилев рухнула на кровать и прижала к себе колени. Хотелось обхватить себя крепче руками и закрыться от всего мира. Спасти себя, защитить, пожалеть… Слезы лились, не переставая, я и не думала, что их так много накопилось. А потом просто тихие слезы стали сотрясать мое тело, переходя в грудное рыдание. Мне было больно, невыносимо больно, словно кто-то острыми когтями разрывал кожу на моей груди, забирая то, что осталось от моего сердца. Я схватила подушку и, уткнувшись в нее лицом, пыталась заглушить свои вопли.
Почему?!
Кто мог мне ответить на этот вопрос? Да, никто. Даже Роберт не смог бы ответить на него. Разве он может знать, почему мы любим и, почему мы так же внезапно перестаем любить. Но как же… Как же так? Ведь буквально несколько дней назад все было так… хорошо?
Я не могла дышать. Мне не хватало воздуха в этой маленькой когда-то оберегающей меня комнатке. Хотелось успокоиться, но я не знала как. Как можно успокоить разбитое сердце? Кто-нибудь знает способ? И не говорите, что клин клином вышибают. Возможно, кто-то и сможет вылечиться, полюбив вновь, только не я. Я лишь на время смогу заглушить остатки прежней…
Рыдая, я вспомнила о милом подарке, который Роб подарил мне в первый мой приезд в Лондон. Это было так мило. Эта безделушка никогда не давала мне пасть духом. Я вскочила и стала искать ее, но никак не могла найти. Этой башенки нигде не было. Осмотрев пустое дно своего чемодана, я поняла, что мой талисман умирает от одиночества где-то там, в пустынном логове Ноттинг Хилла. В квартире Тома.
Я выскочила из комнаты, натянула сапоги, пальто, замотала шарфом шею и, ничего не сказав Клер, исчезла в прохладной сумрачности Лондона. Я медленно шла вдоль домов, направляясь к шоссе, чтобы там поймать такси. Метро с его шумностью и множеством человеческих глаз не привлекало сейчас совсем. За мной ехало пару машин, и я знала, что они меня фотографируют.
Боже, наверное, я сейчас ужасно выгляжу? Ну что ж, тогда Том все прекрасно рассчитал.
Я завернула к подъезду какого-то дома, плюхнулась на ступени и, положив голову на ладони, опять зарыдала в безысходности.
Теперь мне вдруг все стало понятно. Все-все… И то, что я совсем не подхожу никому из них. Ни Тому, ни Роберту. Ни этому чопорному городу. Ни этому вечеру с завывающим и склоняющим почти до земли деревья, ветром. Я не подхожу сама себе. Я занимаю чужое место. В чужой жизни… Я наивная «чукотская девочка», которая решила поверить в розовую-розовую сказку про Золушку. Какой, все-таки, жестокий писатель, этот Перо…
Я подняла глаза, и весь мир мне вдруг показался совсем другим - жестоким, грязным, лживым и неприветливым. Не таким, каким я его видела пять дней назад…
Я поймала такси и через сорок минут стояла возле дома Томаса Старриджа. Мелкая дрожь сотрясала меня, но я знала, что его нет в Лондоне. Оглядевшись, я шагнула к двери в подъезд…

***

Великолепная современная квартира встретила меня давящей на уши тишиной и каким-то затхлым запахом. Я поморщилась и приступила к тому, зачем сюда пришла. Я искала небольшую фигурку везде, но никак не могла найти. Я залезала во все ящички, во все уголки этого противного дома, но нигде не могла найти частички, связывающей меня с Робертом. Обессилев, я просто закричала:
- Ааааа! - и скатилась на пол возле кровати, положив голову на матрас и продолжая рыдать. Как же мне было жалко себя. Наверное, никогда в жизни, я еще не жалела себя так сильно.
В прикроватной лампе мелькнула лампочка. Я повернулась и села спиной к кровати, смотря на лампочку, которая мелькнула еще пару раз и с яркой вспышкой потухла. Вот так же и я. Всего несколько мгновений…
Я опустила руку на пол и, толкнув полог кровати, пыталась упереться ей, поддерживая вес своего тела, когда пальцы коснулись того, что я искала. Я схватила башенку и прижала ее к сердцу. Ее у меня никто не сможет отнять!

***

Меня разбудил дребезжащий звонок домофона. Я стащила с себя пальто, которым укрывалась ночью.
Оказывается, я заснула на диване, в квартире Тома. Я так устала, что не могла думать даже о том, чтобы вернуться к родителям Роберта. Клер… Как же она снисходительно смотрит на меня. Да… Ну, я не волшебница, поэтому не получилось у меня сделать счастливой вашего сына.
Я потерла кулаками глаза и поспешила ответить неугомонному, посетителю, который пытался попасть в квартиру Тома.
- Кто там? – сонно пробормотала я.
- Настя… - выдохнули на том конце. – Что ты там делаешь? Открой мне.
Роберт… Это Роберт… Который час? Сколько я спала?
Я нажала на кнопку, давая возможность попасть ему в дом. Тут же я метнулась в ванную комнату и посмотрела на себя в зеркало – кошмар… Глаза опухли и были красными, нос раздулся, волосы торчком. Я попыталась умыться и привести себя в порядок за те несколько минут, пока Роб поднимался, а потом открыла дверь. И вчерашний день вихрем ворвался в мою жизнь.
Роберт выглядел хорошо, немного уставший после перелета. Он пытался отдышаться и смотрел на меня с облегчением и снисхождением…
- Что? – не понимала я.
- Что ты здесь делаешь? – он стащил с себя черную шапку и протянул ко мне руки. – В пижаме…
Я стояла неподвижно, осматривая его с ног до головы, пытаясь найти перемену, пытаясь поймать его на этой лжи, на том, что я ему скучна и, что он готов вернуться к Кристен. Я смотрела на него и не находила ничего такого в его глазах, они были чисты и спокойны, как океан в утренний бриз.
Что же это? Отличная актерская игра? Британская выдержка? Что?
- Настя, - он шагнул ко мне, а я назад. – Что происходит? Ты не обнимешь меня?
Я молчала и смотрела во все глаза.
Может и правда легче будет, если я первая закончу все это? Может просто сказать, что я возвращаюсь к Тому? А я возвращаюсь к Тому? Нет, нет и еще раз нет. Если я ухожу, то я ухожу навсегда, без возможности возврата. Чтобы все одним махом, чтобы рана не кровоточила, а просто убила раз и навсегда.
- Почему ты молчишь? – он мял в руках шапку и смотрел на меня, как на умалишённую, которую только вчера выпустили из больницы. – Что случилось? Том? Это он что-то сделал? – Роберт всплеснул руками. – Настя?! Почему ты молчишь?!
Я вздрогнула, возвращаясь в реальность.
- Я… Просто… Я потеряла башенку, - почему-то по пальцам бегала мелкая дрожь, унять которую не было ни сил, ни воли. – Она здесь была… Я приехала и нашла… - Я пыталась спрятать руки и сложила их на груди. – А потом уснула…
Я показала на диван.
- Мама волновалась. Ты ничего ей не сказала, – сейчас мы вдвоем со стороны казались мне совершенно посторонними людьми. Такими чужими и такими далекими друг от друга. Кто я? И кто ОН?
Я опустила голову, и слезы сами покатились по щекам. Черт! Только ни это…
- Милая, - Роб, наконец, преодолел то расстояние, которое разделяло нас, и я зарыдала уже в его объятиях. – Прости. Прости меня. Я не должен был все это затевать. – Он нежно гладил мою спину, волосы, целовал висок и макушку. – Прости меня. Я не предполагал, что это все так повернется. Я не думал, что тебе будут писать письма.
Он приподнял мое лицо, приложив обе свои прохладные ладони к моим щекам. Его глаза смотрели с мольбой о прощении, они были чистыми и открытыми. И мне хотелось верить ему, но сомнения грызли изнутри.
- Все хорошо, - я смотрела ему в плечо, не в силах сдерживать себя.
- Посмотри на меня… - он смотрел пристально и пронзительно, прожигая своими глазами все, что еще осталось у меня внутри. Неужели, можно так хорошо играть? Что он ждет? Ждет, кода я скажу первая? Я не знаю. Я не могу… - Что-то изменилось? Настя, не молчи… - Бессильно бросил он.
Я высвободилась из его объятий. Роберт совсем не понимал, что происходит, Я смотрела ему в глаза, ища там подсказки, как мне поступить. Ну как же так можно смотреть? Я ничего не понимаю… Я не вижу там скуки…
Я схватилась руками за голову и в рыданиях бросилась на кровать, зажавшись и обхватив себя руками.
- Настя! – он подбежал ко мне и лег рядом, сгребая в охапку и разворачивая к себе. – Боже, мой. Девочка моя. Что? Скажи мне, что случилось? Я так не могу. Я ничего не понимаю. Пожалуйста… Скажи…
Я видела, как в его глазах накапливается влага, и как он смотрит, и как совсем ничего не понимает. И я ничего не понимала… И я не знала, что сказать и что сделать. Я знала только одно, что я его люблю, и я никогда первой не смогу уйти от него. Никогда!
Я вытерла слезы и обхватила его лицо руками. Теперь я заглядывала в его душу, теперь я сканировала все его файлы. Все его тайны. Но мне не стоило этого делать. Он и так был всегда открыт со мной. И сейчас он выглядел только более беззащитным и открытым. Где-то за стеной послышались звуки музыки - Адам Ламберт. Как же его песня отражает нашу жизнь:

Эй, тормози,
Что ты хочешь от меня?
Что ты хочешь от меня?
Да, мне страшно…
Что ты хочешь от меня?
Что ты хочешь от меня?
Возможно, когда-то было время,
Когда бы я пожертвовал собой,
(О-о) Когда-то в прошлом
Мне было наплевать.
Но вот мы здесь,
Так что ты хочешь от меня?
Что ты хочешь от меня?
Просто не переставай верить,
Я все утрясу.
Пожалуйста, не сдавайся,
Я не подведу тебя…
Я запутался, мне нужно передохнуть минуту.
Просто оставайся рядом,
Эй, что ты хочешь от меня?
Что ты хочешь от меня?


Я нежно поцеловала Роберта в губы, и он прильнул ко мне, как маленький ребенок, ожидающий прощения. Он прижался так близко, что мне просто не хватало места для того, чтобы нормально дышать. Но во всем этом было только одно, только то, что он любит.
Мы все еще обнимались, но уже менее крепко и целовали друг друга. Роберт целовал с забвением, пытаясь раствориться во мне, все говорило о том, что он скучал. Только эта скука была совсем другой. Он хотел быть со мной, по крайней мере, сейчас. Поняв это, я тоже попыталась расслабиться и получить удовольствие от поцелуя. Я прижималась к нему, пытаясь быть ближе, пытаясь показать, как я его люблю, как тоже скучала, как хотела быть с ним. Показать то, что я верю и не осуждаю.
Наш поцелуй начинал распалять нас, заставляя забыть обо всем вокруг. Я перекатилась на спину, и Роб навалился сверху, он смотрел в глаза:
- Милая…
- Молчи, все хорошо… - я запустила руки в его волосы и придвинула его лицо к себе. – Я люблю тебя. - Выдохнула я и стала целовать с еще большим энтузиазмом и жадностью, словно я не видела его вечность, а ни каких-то пять дней.
- Милая… - Роберт целовал мое лицо, зарываясь в волосах и опускаясь поцелуями к шее и уху. Он знал. Как мне нравится… - Настя…
- Ммм… - я пыталась стащить с него куртку и расстегнуть непослушную молнию его толстовки. Неужели, все толстовки Великобритании делают так специально, чтобы помешать людям быть ближе друг другу?
Он приподнялся на руках и посмотрел в глаза.
- Ты любишь меня? – все-таки, спросила я.
- Больше жизни, Настя, больше жизни… - и он опять прильнул к губам. Это было сказано с такой нежностью, с такой болью, так выстрадано, что мне оставалось только верить… Верить и любить в ответ…
И я верила, верила и отдавалась его власти, его сильным руками и горячему языку. Я забыла все и хотела только наслаждаться тем, что было и есть у нас сейчас.

***

Мы спешно одевались и все время смотрели друг на друга, улыбаясь тому, что сейчас произошло. Безумные. Роберт стоял в джинсах, вытирая футболкой свой лоб, когда в двери повернулся замок и уже знакомый, немного с хрипотцой голос, пробасил:
- Fuck…

Адам Ламберт

_________________________________
После легкости и шутки, героев кривая вывела к решению проблем. Надеюсь все еще интересно узнать, чем все разрешится. Спасибо всем читателям.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-308-3
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 371 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ И все это о нем...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 25
Гостей: 18
Пользователей: 7
Maiya GASA Constanta барон Солнышко zoya эдэм


Изображение
Вверх