Творчество

Полюби меня такой, какая я есть Глава 27. Часть 1.
22.02.2017   20:35    
Глава 27. Так бывает только в сказке. Часть 1.

Любовь – не жалобный стон далекой скрипки, а торжествующий скрип кроватных пружин.
Сидни Перлмен.


- Роберт, ты дома? – повторила свой вопрос Клер.
- Да, мам, – Роб отстранился от меня и стал, как ненормальный натягивать на меня обратно мои джинсы, но я легонько толкнула его, показывая жестами, что ему не мешало бы натянуть свои. Мы давились от смеха, сдерживая себя. Роберт подтягивал джинсы ,застегивал пуговицы и все время лукаво улыбался. Он поднял с пола свою рубашку и протянул ее мне:
- Надень.
- Хорошо, - я соскочила со стола, застегивая молнию джинсов, а он, схватив бутылку вина и бокалы, стал подталкивать меня к гостиной.
- Что ты делаешь на кухне? – Клер была уже близко.
- Быстрей-быстрей, – шептал Роб.
Я на ходу напяливала рубашку и пыталась попасть пуговицей в петлю.
- Просто завяжи ее на поясе, – нервничал он и продолжал подталкивать. Мы медленно, но верно продвигались в гостиную, к дивану.
- Не нервничай.
- Быстрее. Мама уже в кухне.
Мы плюхнулись на диван, Роберт разлил вино в бокалы и протянул один мне, и тут появилась Клер, заглядывая в темную гостиную:
- Оу…Пф… Привет. Что вы тут делаете?
Роберт схватил пульт от телевизора, который был под его великолепной задницей и, нажав на красную кнопку, провозгласил:
- Телевизор смотрим.
Мне захотелось рассмеяться, вспоминая любимый фильм моей мамы.
Клер на секунду скрылась в кухне, а потом опять появилась. Вот сейчас, внимание! Ее лицо не предвещало ничего серьезного. Мы оба смотрели на нее, перегнувшись через спинку дивана, не понимая, почему она давится от смеха. Но когда медленно развернулись к экрану, с секунду помолчав, тоже стали смеяться, как ненормальные. Это был любимый канал Ричарда – Animal Planet.
А на экране резвились милые пузатенькие носороги, занимаясь любовью. Роб смеялся в голос, сложившись в три погибели и почти скатившись с дивана. Я… У меня чуть не пошло носом вино, которое я пыталась пригубить, когда вошла Клер. Но я, все-таки, смогла его проглотить.
- Не буду вам мешать, – задыхаясь от смеха, Клер скрылась в кухне. – Кстати, рогаликов никто не хочет?.
Намек Клер был понят, и мы опять загоготали. Я думала о том, что у нас сегодня просто мега-супер-пупер неудачный день. Или наоборот? Кто ж его знает. Роберт, наконец-то, признался мне. Я призналась ему. Мы были счастливы, и нам было все равно, что у нас ничего не получилось. Или почти все равно.
Роберт, слегка успокоившись, придвинулся ко мне и прошептал на ухо:
- Я думаю, наша прелюдия была лучше, – я посмотрела на него, и мы улыбнулись друг другу. Роб закусил нижнюю губу и загадочно прищурился.
- У нас это было красивее, – добавила я и поцеловала его в плечо. Он все еще оставался по пояс голым. И в голове вертелась только одна мысль: «А что же думает об этом Клер?» Она, конечно, радовалась за сына. Без сомнений. Ведь Роб сейчас выглядел таким счастливым. Неужели, это я так на него влияю? А ведь еще вчера… все было так запутано. И как он вообще появился в кафе? Как Том допустил такое? Или Том об этом ничего не знает? Надо обязательно спросить об этом Роберта.
Мне было немного неловко. Неловко от того, что Клер знала обо мне с Томом, неловко от того, что мы сидели в темноте, неловко от того, что Роберт без рубашки и самое главное от того, что мои вещи валяются где-то там в коридоре. И Клер, наверняка, их видела, и, наверняка, она так громко кричала нам, что уже все поняла и… Черт! Как же неудобно.
- Я тебя люблю… - услышала я шепот в ухе и маленький чмок. Я повернулась и заглянула ему в глаза. Они светились. Светились, ярко искрясь в свете плазмы, висящей напротив нас.
- Носороги… - усмехнулась я. – Надо выпить за носорогов.
Роберт поддержал, чокаясь с моим бокалом.
- О чем ты задумалась? – наморщив лоб, забеспокоился он.
Я смутилась:
- Забудь.
- Настя…
Ну вот, начинается. Знаете, самый глупый вопрос, который друг другу задают влюбленные с регулярной постоянностью это: «О чем ты думаешь? Или о чем задумалась?» Может, ты просто думаешь о том, что завтра надо покрасить ногти или выложить мясо из холодильника, чтобы приготовить гуляш, о том, что то платье на девушке в Сохо было очень симпатичным, если бы ни этот ее поясок, или о том, что на Лиз джинсы из Zara смотрятся лучше, чем на мне. А вот это создание, которое так мило беспокоится рядом, уже напридумывало себе невесть что.
- Я думала… - на самом деле хотелось придумать что-то и не говорить правды, но зачем. - Я думала о Клер. Думаю, она меня немного ненавидит.
У Роберта округлились глаза.
- И с чего вдруг родился такой вывод?
- Ммм… Я же вроде с Томом. И вдруг я здесь. И я была причиной твоей грусти и все такое. Клер ведь знала, что я тебе нравлюсь? – я развернулась к нему лицом и подложила себе под попу левую ступню.
- Мама? Да, мама знает все, - он взглянул на меня и, опустив глаза, уставился на журнал, лежавший на столе. – Она не держит на тебя зла. Думаю, она наоборот рада, что ты сейчас здесь.
- Рада, - повторила неуверенно я. - И что же она знает?
Меня так смешил Роберт маменькин-сынок, прелесть. Маменькин-сынок маньяк-клептоман. Просто чудо!
- Я… У нас был разговор, после того, как ты выбежала тогда из квартиры и бросила мне, что ненавидишь. Потому что я так разозлился, на самом деле, – он взглянул на меня, и я почувствовала то, что он мог почувствовать тогда. Ведь там тогда так много всего произошло: ангелочки, танцы в баре, поцелуй, его злость, ревность к семье. - Мама никак не могла понять причин моей злости. Она уговаривала меня побежать за тобой. А я просто сгорал от ревности и от непонимания себя. Я совсем не понимал того, что я хочу и что мне нужно. Я был таким придурком.
Мне, казалось, я так давно хотела услышать его объяснения, что сейчас мне на самом деле было не важно, что и как получилось. Было важно только то, что он здесь со мной, что он держит меня за руку и говорит со мной. И я знаю, что он любит меня. Но Роберт продолжал. Он хотел, чтобы между нами больше никогда не было недосказанности и, чтобы мы всегда говорили то, что чувствуем и думаем.
– Я отказывался бежать, злился на себя, злился на них, на тебя, на Тома. Ведь я знал, что если хоть кто-то из нас побежит за тобой, ты только сама разозлишься еще больше и вообще никогда не приедешь.
- Вообще-то, из тебя плохой психолог, – пригубив вино, возразила я. Роб повернул голову и вскинул брови в удивлении.
- Что ты имеешь в виду? – не понимал он, морща лоб и облизывая губы. О Боже, зачем он их так облизывает?
- Кхм… - я прочистила горло. – Знаешь, - я посмотрела на него и, усмехнувшись самой себе, продолжила: – Я сидела там на последней ступеньке в подъезде минут десять и все ждала, что за мной все же кто-нибудь спустится. Я думала, что ты, все-таки, не так сильно на меня разозлился за то, что я обозвала тебя придурком. И я тогда видела раскаяние в твоих глазах за все, что ты сказал. И я ждала, что ты сейчас что-то скажешь такое.
Роберт весь сжался и прошелся рукой по волосам. Потом посмотрел на меня, словно раскаиваясь в каком-то преступлении, и сложил руки на груди.
- Настя. Черт! Я идиот, - он действительно переживал. Я придвинулась ближе и обняла его, положив ему на плечо голову. Он вытер свои ладони, проводя ими по коленям. – Я тогда хотел все выдать тебе, рассказать, что сам не знаю, что со мной происходит. Что ты мне нравишься, что меня грызет внутри червяк ревности и злости на вас с Томом. Но я не мог, я ничего не мог тебе предложить и не мог поверить в то, что я могу быть тебе небезразличен, а ты можешь заинтересоваться мной. Я видел, что между тобой и Томом что-то происходило, и меня это ужасно бесило и раздражало. И первое время я не мог понять, почему меня это так мучает. Почему меня так колбасит и торкает рядом с тобой. Почему мне все время хочется смотреть на тебя, ловить каждый твой взгляд, касаться тебя легко и незаметно, слышать твой голос. А ты…
- А я не помнила даже поцелуя, – выдохнула я.
- Я думал, что ты специально играла с нами. С Томом и со мной. Что хотела, чтобы я сам признался. Что вот я такой, актер. Черт! – Он опять выругался. – В общем, я сейчас опять скажу глупость. Но это то, что я думал тогда. – Он повернулся ко мне и поцеловал в лоб. А я в ответ поцеловала его обнаженное плечо. – Я думал, ты специально это сделала. Я думал, может, ты подозреваешь о моем отношении к тебе. И просто проверяешь меня, я не думал, что ты поцелуешь меня. Я сначала испугался…
Я подняла голову, и Роберт повернулся ко мне, наши носы коснулись друг друга. Он был таким непосредственным сейчас и смущенным, словно его заставили признаться в том, что он стащил самую красивую в мире машинку в магазине игрушек и ни за что не хотел ее возвращать.
- Чего ты испугался? – нежно спросила я и прикоснулась к его губам.
Он ответил на поцелуй и снова опустил взгляд на стол. А я смотрела на его профиль, и сердце трепыхалось в груди, и мне хотелось просто прижаться сейчас к Роберту и не слушать никаких объяснений, а просто быть с ним.
- Испугался самого себя. Я думал о том, как представлял себе поцелуй с тобой. И когда ты прикоснулась ко мне губами. Я не знаю. Я такого никогда не чувствовал раньше. Это было всем. Я просто хотел слиться с тобой, чтобы ощутить то насколько ты можешь быть близка. Не знаю. Я думаю, просто я никогда не испытывал ничего подобного. Это было, как говорят французы «поцелуй душ». И я испугался.
- Роберт… - он повернулся на мой голос и коснулся губами моих. А я уже запустила свои руки ему в волосы и отвечала ему. Роб обхватил мои плечи и стал жадно целовать меня, заставляя почувствовать, что ничего вокруг нас больше не существует, что есть только мы. Но я как всегда ошибалась.
- У кого-то звонит телефон! - крикнула Клер из кухни.
Роберт не отпускал меня, но поцелуй мы прервали.
- Это наверняка мой, – прошептала я ему в губы.
- Я принесу, – досадливо сказал он и, поцеловав в щеку, поднялся с дивана.
- Роб? - позвала я, когда он уже был в дверях гостиной. Он повернулся ко мне. – Принеси мою футболку и блейзер.
- Хорошо, - сказал он и улыбнулся.
А я уставилась на экран.
Внутри у меня было миллион вопросов к нему. Я хотела знать все. Когда он понял, что я ему нравлюсь, как все это переживал, как реагировал на то, что я не отвечаю на звонки. Мне хотелось объяснить все ему, сказать, что я так переживала, что я думала о том, как забыть его, как бороться с тем, что нас поглотило. Я хотела знать его ближе и хотела, чтобы он узнал меня.
Мне было так хорошо сейчас. Просто сидеть и знать, что тебя любит тот, кого любишь ты. Просто знать это. Ведь я ни на что не надеялась еще с утра. Я так боялась того, что я уеду, и все рухнет. Или, что я навсегда останусь с Томом, что буду жить с ним, изображая счастье. Только потому, что я так буду ближе к Роберту, и хоть, иногда, буду ловить его взгляд. Неужели это все сейчас со мной происходит?
Я услышала шаги, и в кресло присела Клер с пустым бокалом в руках:
- Не нальешь мне вина.
- Да, конечно, – ответила я и опустила глаза. Мне было неловко смотреть на нее. Ведь, она все знала. Боже, как же она наверно ненавидела меня, когда передавала этот конверт с сонетом.
- Настя? - позвала она, и я посмотрела ей несмело в глаза, наполняя бокал. – Я не держу зла на тебя. Наоборот, я должна благодарить тебя за то, что… Знаешь, Роберт впервые за ту неделю, что он здесь, улыбается и не сидит с гитарой в своей комнате. И мы обе знаем почему.
- Клер, я… - сейчас, я не знала, что сказать и ответить. Мне просто хотелось верить, что я на самом деле делаю Роберта счастливым, а он то же самое делает для меня. – Мне неловко, ведь вы знаете про Тома…
- Дорогая, - она была так добра ко мне. – Я думаю, вы справитесь с этим.
- Надеюсь.
- Настя, вот твоя сумка, – это был Роб. Он был в футболке. Слава Богу. И он немного растерялся, увидев Клер, сидящей в кресле и тут же спрятал за спину мои вещи. – Мама…
- Я решила выпить с вами вина.
- Хорошо, - ответил Роб и боком стал двигаться вдоль дивана, скрывая за спиной футболку и пиджак.
Я привстала с дивана и взяла у него сумку.
- Пойду, посмотрю, как там, на кухне, – Клер все-таки заметила маневры своего сына. Она была милой. И напоминала мою маму.
- Мам? – окликнул ее Роб. – Настя останется сегодня у нас. – Решительно ставил в известность он Клер. Я все напряглась, чувствуя, как краска заливает щеки. Ох, мне стыдно. Роб, что ты делаешь? – Ты приготовишь для нее кровать в комнате Лиз?
Я немного расслабилась. Стараясь найти в дебрях своей сумки телефон.
- Да, – ответила Клер. – Конечно.
Роберт сел на диван рядом со мной и протянул мои вещи.
- Кто звонил? – спросил он, заглядывая в мой телефон, когда я просматривала звонки.
- Роберт, – сказала я и щелкнула его по носу. Он надулся. – Это Лиззи. Надо ей перезвонить, она, наверное, тоже волнуется за тебя.

***
Я сидела на кровати в бывшей комнате Лиззи и переваривала все события сегодняшнего дня. Неужели, это правда? Я все еще не могла поверить в то, что все это происходит со мной. В то, что Роберт сказал мне.
«Я болею тобой», - сказал он. Господи, Роб. Ты даже не знаешь, как давно я тобой болею. Ты все для меня, моя душа, мое сердце, мой воздух, мой день, моя ночь. Ты все, если нет тебя, мне, кажется, нет и меня. Я улыбнулась, вспоминая: «гребанный британец до мозга костей». Роберт, как же долго ты мучил нас. Зачем? Ведь все уже давно кто-то сверху решил за нас, решил уже тогда, когда я летела в самолете в Лондон, в свой первый раз. Решил тогда, когда я поддавшись глупому порыву понеслась в Барнс искать твой дом. Это все было просто неизбежно. Неизбежно притягательно. Мы как плюс и минус, которые все время тянутся друг к другу и, когда они соприкасаются, они просто поглощают друг друга. Я хочу, чтобы ты поглотил меня. И никогда, слышишь никогда не отпускал меня.
В дверь постучали.
- Это я, - услышала я его голос за дверью и улыбнулась сама себе и поправила футболку, которую Роберт дал мне для сна.
- Входи.
Ручка повернулась, и я увидела смущенного Роберта. Он был такой милый в серых шортах ниже колена и белой майке без рукавов с сырыми волосами, явно после душа.
- Привет, – сказал он, словно пробирался в святая святых какой-нибудь монашки.
- Привет, – я смущалась не меньше его, потому что пока не знала, зачем он решил навестить меня, на ночь глядя.
- Я пришел поцеловать тебя на ночь, – он прикрыл дверь и повернулся ко мне.
- Я чувствую себя маленькой девочкой, которой папа пришел пожелать доброй ночи и прочесть сказку.
Он усмехнулся и присел на край кровати:
- Не против?
- Роб, ты уже сел, – он был такой смешной и такой трогательный, мне просто хотелось расцеловать его и сказать, что я люблю его. Но я почему-то боялась сделать это сейчас, когда мы были более расслаблены…
- Так ты позволишь мне тебя поцеловать? – спросил Роб, вот глупец. Да, я только мечтаю об этом!
Я закивала головой в знак согласия. И тоже смутилась под его взглядом. Не знаю, мы мне напоминали влюбленную парочку, которая ничего абсолютно не знает, и у нас никогда не было никаких отношений. И мы боимся всего, не зная, что ждать друг от друга. И еще каждый боялся сам себя, потому как нам давно уже хотелось раствориться друг в друге и просто быть еще ближе и познать последнее, что мы еще не можем – то, как мы сможем любить друг друга.
Роберт привстал с кровати и прошелся рукой по мокрым волосам, несколько капелек с его головы упали на мягкий плед. Он смущенно улыбнулся.
- Роберт, - позвала его я. Он приподнял брови и вытянул губы. – В последний раз, когда ты ко мне сюда приходил, ты был более решительным.
Он ухмыльнулся.
- В последний раз, когда я приходил, я не был еще влюбленным по уши придурком, – он присел у изголовья кровати рядом со мной и придвинулся так близко, насколько только было возможно. – И ты тогда смотрела на меня совсем другими глазами.
- Словно собачка на кость, – он фыркнул. - Ой, подожди, нет, ты тогда сказал, что я смотрю на тебя, как на картину Пикассо. – Он взял меня за руку. – А теперь?
Роберт поднял глаза и улыбнулся, скривив губы.
- Теперь. Теперь я просто тону в твоем взгляде, - и он поднял мою руку и дотронулся ей до своей небритой щеки.
- Да, и тогда это была просто проверка, – Роб напрягся и сжал мою ладонь.
- Настя…
- Ты вед сам об этом говорил, – упрекнула его я.
Он покосился на меня и стал мять в своих руках мою ладонь.
- Там все не так просто было.
- Что не просто? – я секунду помолчала, складывая головоломку своих догадок, пока Роб хитро улыбался и не поднимал глаз. – Так это все ты сам задумал? Ты все рассказал Нику, чтобы он начал все эти проверки? И ФБР? Роб ты действительно мнительный «гребанный британец». Ведь вы же могли просто все узнать без меня? И я никакой информации нигде не рассказывала о вас? Ты просто сам хотел меня еще раз увидеть?
Он поднял на меня глаза и, раскаиваясь, улыбнулся.
- Я не знал, как тебя еще раз увидеть и не хотел признаваться себе, что ты уже что-то значишь для меня. Поэтому я придумал все это для всех. И потом я не знал о тебе ничего, а Лиззи не понимала, почему я интересуюсь. Она уговаривала наладить отношения с Крис. А я хотел узнать побольше о тебе.
- Роберт, ты сумасшедший. Ты знаешь это?
Он закивал головой.
- Подожди, – он посмотрел на меня. – Так у вас все-таки были отношения с Кристен? Ты ведь говорил все игра.
Он замялся, решая, что ответить. Я видела, как он борется с собой, чтобы сказать правду. Он посмотрел на дверь
- Роберт? Ты сам сказал, чтобы не было недосказанности, – напомнила я.
- Да мы были какое-то время вместе с Кристен. После съемок «Затмения». Месяцев пять. И тот разговор с тобой, – он потер переносицу и покосился на меня. – Был правдой. Я… Настя, я не знаю… Черт! Неужели, это тебя так интересует? – Он поцеловал прохладные пальцы моей руки.
- Роб, - я повернулась и хитро улыбнулась ему. – Это интересует не только меня, это интересует по меньшей мере полмира. Все фанаты Саги озадачены этим вопросом. Пресса, паппараци, посетители сайтов, посвященных «Сумеркам». - Я осторожно освободила свою руку из его и, перевернувшись, легла на живот, приподняв и скрестив ноги. Я уперлась локтями в матрас и положила на них подбородок, ожидая историю.
- Глупая… - ухмыльнулся он, приподнимая уголки губ и смотря в окно. – Мне не важно, чем интересуется полмира. - Он пристально посмотрел в мои глаза, в очередной раз давая утонуть в их пучине. – Я все тебе сказал. Все было. Но это была другая жизнь. Не моя. Жизнь без света и тепла, которое ты излучаешь. И если бы не ты… - Он опустил глаза, все еще оставляя немного приватным свое личное пространство, которое так тяжело открыть перед человеком, который становится тебе ближе. Я понимала это, поэтому решила больше не напоминать ему о Крис. – Лучше скажи, кто был тот парень, с которым ты так мило болтала и смеялась на своем родном языке?
Я рассмеялась. Он меня ревновал, ко всем. Так мило. И ждет ответа, словно в нем заключена какая-то тайна.
- Просто знакомый, – кокетливо ответила я и опустила глаза, разглядывая его волосатые коленки.
- Хм… Просто знакомый? – похоже, его этот ответ не совсем устроил. – И где же ты с ним познакомилась? Вы болтали как старые приятели, напивались вместе и очень хорошо проводили время.
- Ну… - я прикидывалась, что не понимаю намеков Роба, а он, похоже, начинал заводиться и злиться.
- Настя, просто скажи, что это за чурбан был и все! – выпалил он. – Пожалуйста, давай без игр. Когда я что-то не знаю, меня это очень сильно напрягает.
- Я тоже кое-чего не знаю, – оправдывалась я.
- Чего же? – удивился Роб, скрестив ноги и руки.
- Как ты там очутился. Ты был у Тома. Вы смотрели футбол?
- Хорошо. Если я скажу тебе это, ты мне поведаешь тайну вашего знакомства с этим парнем? – не унимался он.
- Да и еще я хочу знать, как я оказалась голой в постели Лиззи? – он загадочно улыбнулся. – Только не говори, что это был ты?
- Нет. Ты разделась сама, – с сожалением ответил он.
А я выдохнула с облегчением. Все-таки пьяная женщина – это не лучшее зрелище. И потом в тот момент ничего было не ясно. И мне было стыдно, что я опять чего-то не помню. Но мой мозг, как губка старался запомнить только то, что было нужно ему и выбросить из головы все то, что могло бы меня огорчить. Хотя тот поцелуй у черного входа в бар. Я бы не хотела его забывать.
-Так что?
- Что? – повторил Роб.
- Как ты оказался в баре?
- Лиззи, – улыбнулся он. – Ты позвонила Лиззи и попросила за тобой приехать, чтобы не возвращаться в тот день к Тому. Ты сказала ей, что вы повздорили, и ты бы с радостью переночевала у нее. – Я посмотрела в его глаза. Они говорили за Роба. Говорили о том, что он готов заботиться обо мне и, что он очень благодарен своей сестре за все. – Она просто позвонила мне и так сказать выдала все карты.
- Что ты сказал ребятам?
- Сказал, что сестре нужна помощь. Извинился и ушел.
- А Том?
- Давай не будем сейчас разговаривать о Томе, – Роберт слегка напрягся. – И я…
- Хорошо, – я чувствовала горечь и понимала его. Понимала, что это больной «мозоль», на который пока наступать не стоит. Не время.
Он улыбнулся и, наклонившись, поцеловал меня. Легко и воздушно, а я приготовилась к более пылкому поцелую. И лежала с закрытыми глазами, когда Роберт стал продолжать рассказ:
- Я вышел из дома и направился в бар, - я раздосадовано открыла глаза, - который находился метрах в двухстах. Милое местечко, кстати. Я заказал себе пива и куриные крылышки. И смотрел на то, как ты флиртуешь и напиваешься с незнакомым парнем. Нет. Я действительно не понимаю женщин… - Я улыбнулась. – Вы болтали. Громко смеялись. Вы разговаривали на русском?
- Да, - призналась я. – Мы травили анекдоты.
- Анекдоты? – Роб удивился, приподнимая брови, а потом непосредственно рассмеялся. – Анекдоты. Это я там был анекдотом.
- Да уж, – я ехидно улыбнулась. – Мне чуть плохо не стало, когда я увидела тебя, подходящим к столу.
- Охотно верю, – сыронизировал он.
А я ткнула его кулаком в бедро.
- Ай! – он погрозил мне пальцем.
- Я была не очень пьяна.
- Нет-Нет, – смеялся Роб. – Не считая того, что ты говорила всякие глупости. И не хотела идти со мной.
- Я тебя ненавидела, Роб, – он погрустнел и стал щелкать пальцами, изредка кидая на меня сожалеющие взгляды. – Ты просто сводил меня с ума. Ты вроде бы не говорил «нет», но и не сказал «да». Я вся измучилась от этого.
- Прости, Sunny, – я удивилась, приподняв брови. – Ты моя sunny girl. Ты светишь, и этот свет помогает мне выбрать правильную дорогу в жизни. То мое солнечное настроение и свет моей жизни.
- Да ты романтик, - на этих словах Роб фыркнул. А потом, нагнувшись ко мне, перевернул меня на спину и оказался сверху. – Роб это менее романтично, чем твои объяснения, - язвила я, задыхаясь от наваливающегося… В общем, просто задыхаясь от всего. От его присутствия, от чувств, которые он во мне пробуждал, от того, что мне так хотелось, но я боялась сказать это вслух.
Одной рукой он держал меня за талию, а второй упирался в матрас, стараясь держать весь свой вес на коленях и одной руке. Наши ступни соприкасались.
- Я гребанный британец до мозга и костей. И если ты сейчас же не скажешь, кто был тот человек… - он закатил глаза, придумывая мне наказание. – Я кое-что с тобой сделаю.
- Неужели, а я уж после сегодняшнего дня думала, это вообще не произойдет, – он засмеялся и сел между моих ног на колени. – Что? – Неуверенно спросила я и приподнялась на локтях.
- Женщины… - усмехался он уголками губ, проводя руками по волосам. – Вопрос в том, что вы более ненасытны, чем мы. Хотя. Мужчин обвиняют в этом открыто, а женщины остаются всегда в стороне, будто они к этому вопросу совсем не имеют отношения. – Он протянул мне руку, и я приподнялась, сев напротив него и сложив ноги по-турецки. Мне стало неловко. – Ты действительно хочешь сделать это сейчас и здесь?
Я пожала плечами в нерешительности.
- Когда знаешь, что здесь недалеко мои мама и отец?
Да я испорченная. Но меня действительно ничего не волновало, когда я была рядом с ним.
– Настя…
- Я… Я не знаю… - я опустила глаза. – Я познакомилась с этим парнем в Сохо, когда сидела и ела пирожное с заварным кремом возле памятника Эросу.
- О, Боже… - прервал меня Роб. Я подняла глаза и его светились счастьем, говоря мне о том, что он просто получает удовольствие заставляя меня смущаться. – У тебя все сейчас вокруг…
- Мне продолжать? – лукаво спросила я.
- Да, – он был весь во внимании.
- Мне уже несколько дней звонил неизвестный абонент и молчал, – я стрельнула в него глазами, и он устало усмехнулся.
- Я же сказал. Я заболел.
- Так вот. Я болтала всякие глупости в тишину, а этот парень рассмеялся, поняв меня. Ну вот. Мы с ним познакомились. А потом я случайно встретила его в баре. И все.
- Все? – не веря, спросил Роб.
- Да. Нам просто приятно было болтать на своем языке и пить пиво. Травить анекдоты и смеяться. Он отвлекал меня от тяжелых мыслей и от тебя.
Внезапно Роб стал таким серьезным и в то же время устало грустным:
- Я не хочу больше, чтобы тебя кто-то отвлекал от меня.
- Я тоже не хочу этого, – заверила я, и мы слились в поцелуе. – Ты останешься со мной на ночь? – Прошептала я в его губы и смущенно заглянула в глаза.
- Только пока ты не заснешь, – он поцеловал меня в губы, потом кончик носа, потом каждый глаз, щеки, подбородок. Прошептал в ухо. – Sunny… - И поцеловал его.

Часть 2 >>

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-308-2
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 386 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Данила Козловский
Парней так много...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 7
Пользователей: 3
kEnza GASA LeLia777


Изображение
Вверх