Творчество

Полюби меня такой, какая я есть Глава 25.
23.10.2017   11:10    
Глава 25. Я готова сдаться в плен…

Женщина не права до тех пор, пока не заплачет.
Томас Халлибертон.


- Что ты делаешь? – прошептал он мне в губы.
- Целую тебя болван, – с улыбкой произнесла я.
- Думаешь, что завтра проснешься и все забудешь? – Роберт слегка ослабил объятия, но никуда меня пока не отпускал. И все так же говорил мне в губы, обдавая мои теплом его дыхания.
Я обхватила его спину и заглянула в его глаза. Он смотрел на меня с улыбкой. Я смутилась и прижалась щекой к его груди.
- Я ничего не хочу больше забывать, - наконец, сорвалось с губ, и его сердце ускорило свой ритм. Его руки дрожали, прижимая меня ближе, он весь дрожал. Такой знаменитый, такой красивый, такой желанный миллионами актер, стоял и дрожал передо мной, перед простой русской девчонкой, не в силах сказать и слова. Я слышала его неровное дыхание, слышала как он пытается сглотнуть нахлынувшие чувства. Я слышала все, разве только не слышала слов, которые так хотелось слышать.
- Я… - его голос звучал тихо над моей макушкой. – Я не могу так.
- Как? – я слушала сердце и пыталась понять, что происходит внутри у этого сильного мужчины, который сейчас дрожит, как осенний лист на ветру.
- Так… - он вздохнул, и легкий ветерок унес его теплое дыхание к реке. - Ты сама сказала. Том мой друг. Ты его девушка. Он… - Роберт нервничал и не мог справиться с мыслями. - Он любит тебя… - Наконец, выдавил из себя он.
- А ты? – я не хотела слышать ответ. Точнее я хотела услышать признание, а не то, что он мог сказать мне в ключе предшествующего разговора. Я хотела услышать, что он любит, что любит больше, что готов бороться за свое чувство. Но только не то, что сказал потом Роб.
Я подняла голову и посмотрела на него. Его взгляд блуждал где-то вдали этого ночного города. Города средневековых рыцарей и джентльменов, а мне сейчас хотелось быть с ним в городе цветов и «фламенко». Он перевел свой взгляд на меня и заправил за ухо прядь моих волос.
- Я не хочу огорчать тебя, - Роб ты что-то не то говоришь. – Я не хочу причинять боль. Я не хочу ничего тебе обещать. Я не могу сейчас сделать тебя счастливой, не могу разрушить то, что вы построили с Томом, не могу разорвать свое обещание перед ним, не могу. Дерьмо… - Выругался он. – Прости, я идиот. Я… - Его гримаса боли и отчаянья сводила на нет всю мою злобу за только что сказанные слова. Душа болела, сердце давно остановилось. - Стася… - Как же он произносит мое имя.
Его глаза бегали по моему лицу и никак не могли сфокусироваться на чем-то одном, руки прижимали меня ближе, и мне казалось, что мы просто слились с ним в одно целое. Этот миг единения душ, единения рук, единения сердец, единения нас.
- Роберт…
Он нежно прикоснулся своими губами к моим. Раз, еще один, еще. Его рука скользнула вверх по плечу и задержалась на моем затылке. Он говорил мне в губы:
- Зачем ты появилась в моей жизни? Все было так просто и так легко. Плыть по течению, иногда хватаясь за какие-то ветки, чтобы не утонуть. А теперь, мне кажется, меня выбросило на берег, и я больше не хочу никуда плыть. Почему так?
- Я не знаю, - прошептала я в ответ и тоже поцеловала его.
- Я не подхожу тебе, - говорил он между легкими поцелуями. – Нам лучше остаться друзьями. - Теперь не только сердце, но и легкие перестали работать. Грудь сдавило тисками от этих слов. Мне было обидно и больно. И все мои надежды и мечты. Я даже не хотела думать об этом. Неужели так просто отказаться от меня? Так просто? Голос в голове несколько раз повторял его слова, словно, забивая самый длинный и толстый гвоздь в мою «дубовую» голову.
Какая я глупая. Какая же я все-таки беспробудная тупица. Хотела сказать, что люблю. Вот, вот оно. Вот чего я боялась больше всего. Я боялась быть отвергнутой. Боялась быть не понятой. И все мои опасения сбылись. Он не подходит мне? Это, что шутка такая? Жестокая шутка? Или просто Роберт боится сказать мне, что это я слишком проста для него? Да, я проста. Это я не подхожу ему! Это я такая, которая предпочла его другому. И теперь…
Пальцы рук похолодели, меня всю стало колотить. Руки опустились, и я пыталась высвободиться из объятий Роба, поднырнув под его левой рукой. Он смотрел удивленно, приподняв левую бровь и слегка вздернув плечи.
- Что?! – не понимал он.
- Так не обнимают друзей, – обронила я, отворачиваясь к темному городу. – И не целуют.
Он положил мне руки на плечи и наклонился к уху, чтобы что-то сказать.
- Роберт, у тебя звонит телефон! – услышали мы за спиной. И обернувшись, увидели Мишель, подошедшую к балкону. – Наверное, он выпал у тебя из кармана. Он лежал на диване… - Она сконфуженно улыбнулась, чувствуя неудобство от того, что помешала разговору и протянула телефон, разворачивая экраном к нам. На экране было фото Кристен. Я закусила нижнюю губу от злости.
«Так вот, кто тебе подходит?!» - думала я. – «Вот, кого ты хочешь видеть рядом с собой?!»
- Алло, - серьезно произнес Роб в телефонную трубку.
Я стояла за спиной Роберта, почти у самых перил балкона и не намеревалась слушать их треп. Хватит! С меня хватит! Все, я устала от бесконечного засора моих маленьких серых клеток. Мне плохо, больно, стыдно, мне ужасно обидно. И все это ради чего? Ради того, чтобы ночью в Лондоне услышать, что твой любимый мужчина хочет быть тебе другом? Что твой любимый, который минуту назад целовал тебя в губы, сейчас мило разговаривал с самой известной актрисой? Хватит Настя – ты себя не на помойке нашла!
Я обошла Роберта и направилась в комнату. Но Роб, держа трубку одной рукой и, отвечая даме на том конце, удержал меня, перекрыв дорогу, упираясь в косяк двери балкона своими изящными пальцами. Я пыталась вырваться и подлезть под его преградой. Детский сад!
- Нет! Я тебя не отпущу, - прошипел он, прикладывая трубку к груди. Молодец, не хочет, чтоб леди слышала, что он здесь с другой леди. Черт! Как же болит в груди, просто огонь, который сжигает все.
- Пусти! – прошипела я. В ответ Роб схватил за талию и своим телом прижал меня к стене балкона, продолжая отвечать Кристен. И тут я услышала ее голос:
«Я скучаю»…
У меня не было уже не обиды ни злости, только жалость к себе и к тому, что сейчас происходит. Где же здесь игра? Может игра – это то, что происходит сейчас? И не надо меня больше убеждать в том, что между ними ничего и никогда не было. Кто говорит своему другу так протяжно: «скууучаааююю»? Черт! Черт! Черт!
Я протолкнула свои ладони между нами и легонько оттолкнула его в тот момент, когда он пытался что-то ответить мисс Стюарт. Роб отшатнулся назад, и я быстрым движением прошмыгнула в комнату. Все глаза присутствующих, кажется, съедали меня заживо отщипывая мою плоть по кусочку. И кто говорил про сдержанных англичан? Я бросила скользкий взгляд присутствующим и обронила:
- Пока.
Мои глаза задержались на Роберте. Он стоял в проеме балкона и изучал меня, все еще отвечая своей дружелюбной партнерше по фильму. Все мои сомнения и страхи тут же исчезли. Я открыла дверь комнаты и вышла в длинный коридор с его Граффити и запахом сигарет. Том… Том, черт побери! Где ты?
Он стоял невдалеке, в этом узком давящем на меня коридоре, обняв рыжеволосую Джесси и смотря невидящим взглядом на горы, искусно изображенные перед ним, и потягивая пиво из банки.
- Том! – крикнула я. – Черт! Что за дерьмо?! – Он поперхнулся пивом. - Оставил меня и обжимаешься с этой курицей? – Я подошла ближе и схватила у испуганного и очень удивленного Тома банку с пивом. Я знала, что Роберт сейчас наблюдает за всем этим, об этом мне подсказывали глаза Тома, которые то и дело бегали. Он то смотрел мне за спину, то на меня. - Ты что думаешь, я идиотка?! - Я посильнее размахнулась и бросила банку с пивом об стену. Она лопнула, упала на пол и зашипела. Ее карамельная жидкость растеклась по полу, примешивая к запаху сигарет, сладковато-горьковатый запах пива. Том тут же отпустил Джесси и шагнул ко мне. Я повернулась к нему и продолжила свой концерт:
- Я не поняла, Том?! Ты мой парень или нет?! Хватит тискаться со всякими. Скажи, кого ты любишь и поцелуй меня! – командовала я.
- Детка… - Том был в шоке. Он бросил последний взгляд мне за спину и сделал то, что я просила. – Я люблю тебя. – И заграбастав меня в свои объятия, стал жадно и страстно целовать в губы, а я так же отвечала ему. Черт, Том! Так горячо ты меня не целовал, даже ревнуя.
- Пошли отсюда! – громко сказала я. – Нам есть чем заняться!
Том обхватил меня за талию, а я положила ему руку на плечо, и мы вышли из этой дыры. Последнее, что я видела – это глаза Роберта, который стоял в дверях, опираясь предплечьем о косяк и сжимая в руке свой гребанный телефон.

***

Утро. Воскресенье. Седьмой день моего пребывания в Лондоне. Сквозь пелену моего сна я пыталась различить звук, который вырывал меня из мягких и нежных рук морфея. Играла Чичерина…
Я приподнялась от подушки и пошарила рукой по тумбочке, телефон свалился на пол. Черт! Я перегнулась через край кровати и стала с закрытыми глазами шарить по полу. Наконец, в руки попался этот безжалостный кусок металла и пластика.
- Алло! – возмущенно буркнула я.
- Милая, привет. Стася, я так рада! – щебетал радостный голос Лиззи в трубке. Интересно чему она так радуется? – Наконец-то, вы все выяснили и теперь вместе. Я просто счастлива.
- Стоп, стоп, стоп! – затараторила я, усаживаясь удобнее на кровати. – За кого ты рада, и кто все выяснил? – Я открыла глаза и немного пришла в себя, вспоминая, что вчера было.
- Ты и Роберт, конечно, – она сказала это так, будто это такой всем известный факт, а я сама и ничего не знаю.
- Подожди Лиззи. О чем ты говоришь? – я немного прочистила горло и решила встать с постели. Том мирно похрапывал рядом. Слава Богу, что все, что я вчера вытворяла осталось безнаказанным. В смысле того, что все, на что был вчера способен Том, так это раздеться и ткнуться своим прекрасным носом в подушку.
- Я говорю о том, что ваша прекрасная фотография, сделанная в каком-то лондонском пабе, говорит сама за себя, – объясняла Лиз.
- Поподробнее, пожалуйста, – попросила недовольно я, сползая с кровати и залезая ногами в свои вьетнамки.
- Ну, вы здесь так смотрите друг на друга и заголовок гласит: «РПатц и его новая знакомая», – я все равно еще ничего не понимала.
- Лиззи, объясни все по порядку. Я ничего не понимаю, – ворчала я в трубку сонным голосом. – Ты разбудила меня, чтобы рассказать мне о нашей с Робертом фотографии?
- Да. Я просто думала…
- Лиззи, между мной и твоим братом ничего нет, – негодовала я, поправляя свои шорты и топ, в которых я спала. – Ничего, понимаешь? И вчера мне дали ясно понять, что никогда и ничего не будет!
- Оу… Пф… Как так? – искренне удивлялась она на том конце.
- Так, – я прошла на кухню и села за стол, предварительно включив кофеварку.
- Стася… Но ведь вы… Вы любите друг друга, - выдала моя лондонская подружка и глубоко вздохнула. – Я ничего не понимаю.
- Он не любит меня, Лиз, – безнадежно выдохнула я. – Он хочет быть друзьями.
- Ерунда.
- Тем не менее, вчера мне было сказано именно так.
- Но как? Он не мог. Почему он так сказал? – ее удивлению не было предела. А мне уже удивляться было нечему. – Он любит тебя, он сам мне об этом говорил! – настаивала она.
- Элизабет… - у меня вырвался глухой стон. – Хватит. Это все бессмысленно. Пока Роберт сам не решит, что ему нужно от жизни, ничего не будет. Понимаешь, ничего. Я так не могу. Я больше не могу ждать, надеяться, верить. Я хочу слышать и видеть все это от него. Понимаешь, все?!
- Я… Я не знаю, что сказать.
- Больше не надо ничего говорить Лиз. Все. Эта тема под запретом, прости. Но я больше не хочу слышать о том, что твой брат… Черт! Я ненавижу его, Лиз! – слезы предательски брызнули из глаз. За спиной брякнул сигнал кофеварки, и я вздрогнула.
- Стася, не плачь. Я сейчас приеду. Я задам этому… своему брату…
- Не надо. Все правильно. Все хорошо, – я пыталась восстановить голос и говорить более спокойно.
- Детка, что случилось? – на кухню вошел Том. Он держался за голову руками и тер ладонями глаза. Вид у него скажу, был прескверный.
- Все хорошо, – ответила я ему. – Сейчас дам аспирин.
Он сел напротив меня за столом: в одних трусах и с прической, как у молодого Преснякова.
- Лиззи, прости. Том проснулся. Мне надо дать ему аспирин. Я перезвоню, – сказала я в трубку.
- Окей, – разочарованно ответила она. – Я переслала тебе фото на телефон. Пока.
- Пока, – я поставила перед Томом стакан и налила в него воды из графина. Потом достала из шкафчика таблетку аспирина и вложила ему в руку. Том закинул ее в рот и запил водой. Он смотрел на меня, прося прощение своими щенячьими глазюками, а мне хотелось его сейчас просто задушить.
- Теперь в душ! – скомандовала я. – И долго не задерживайся.
- Слушаюсь, – отчеканил он и приложил два пальца к виску.
- К пустой голове не прикладывают, – усмехнулась я. А Том просто подошел, обнял меня и поцеловал в щеку. Потом подмигнул и скрылся в ванной комнате.
Он уже забирался в душ, когда я открыла дверь ванной и увидела перед собой его обнаженную пятую точку.
- И что за обещание ты выдавил из Роберта? – непринужденно спросила я, зайдя в ванную и присаживаясь на унитаз. Я поставила одну ногу на его край и положила на коленку подбородок, готова слушать любую болтовню Тома.
- Детка, - он нервно посмеивался, разворачиваясь ко мне лицом. – Я не понимаю о чем ты.
- Да все ты понимаешь, Том, – спокойно сказала я.
- А кто тебе звонил? – Том хотел прикрыться, не понятно почему, ведь я все та давно видела. Но потом, подумав, просто скрестил руки на груди и расставил широко ноги. Черт! Теперь придется весь разговор лицезреть его прекрасный орган.
- Это была Лиззи, – ответила я. – Но это к делу не относится. И тебе не удастся сменить тему.
- Хорошо, – он перестал нервничать, и, видимо, решил рассказать все, как есть. – Значит, он поговорил с тобой? – Я кивнула головой, при этом прикрыв глаза. – Замечательно. – Том сделал шаг назад и оперся спиной о столешницу умывальника.
- Ну и?
- Я попросил его открыть тебе глаза. У нас был разговор с ним. Я ему рассказал все про нас, про свои чувства к тебе. Стася, ведь я тебя люблю.
- Я знаю, Том, – с улыбкой произнесла я.
- Люблю… - он задумался. – А ты? – Это был не вопрос, а скорее Том просто размышлял сам с собой. – Ты. Я не знаю, что тебя на душе. Порой, мне становиться так тяжело от всего этого.
Мне стало как-то неудобно сидеть на унитазе перед голым Томом и слушать такую трогательную речь. Я опустила ногу и тоже сложила руки на груди.
- Иногда мы сидим с тобой рядом или лежим в одной постели, но я не чувствую тебя, я не вижу, что ты со мной рядом. Мне кажется, что ты думаешь о чем-то другом, ты где-то далеко. А когда ты увидела Роба у нас дома.
Я опустила глаза.
- Я не упрекаю тебя. Возможно, ты была им слишком увлечена, как актером. Но ведь у нас все было так хорошо? Ты была счастлива? Ведь так? – он обращался ко мне. Я подняла глаза и кивнула головой. – А после этой встречи. Да что говорить, после премьеры, я сразу почувствовал, что что-то изменилось.
- Том… - я откашлялась. – Меня волнует обещание Роберта.
Он грел замерзающие ноги, прикладывая ступню к икре другой ноги, но продолжал объяснять:
- Он должен был сказать тебе, что у него к тебе ничего нет. И что все, что ты вроде как чувствуешь к нему – это просто бред. Это просто увлечение героем фильма. Это сказка, миф. Ничего нет. Это просто временное помешательство, которое пройдет с исчезновением из нашей жизни Роберта.
«Ведь, он твой друг», - пронеслось в голове. – «Я дороже, чем друг?»
- Роб уедет на очередную съемку, и ты забудешь его. Да он мой друг, мы видимся иногда. Но все забудется. Мы будем счастливы. - Том медленно подошел ко мне, пока я пыталась переварить все, что он мне сейчас сказал и взял за руки, слегка приподнимая меня.
Я встала и заглянула в его глаза. Боже, Том. Что ты наделал? Ты сломал наши жизни. Или ты наоборот хотел все спасти? Я ничего не понимаю. А Роберт? Почему он так ведет себя, почему он идет на поводу у тебя?
- А Роб? – вылетело у меня.
- Роб… - задумчиво произнес Том, будто еще соображая, что я должна услышать в ответ. Что мне можно говорить.
- Говори, черт побери! – крикнула я и всплеснула руками.
- Роберт сказал, что обязательно поговорит с тобой. Что он верит в нашу пару и хочет нам счастья. Мы его друзья, и он рад за нас, – беззаботно произнес Том.
- Я ненавижу вас. Я ненавижу вас всех! – кричала я, размахивая руками. – Вы? Что вы делаете?! – Последние слова эхом фарфоровой ванной отдались у меня в голове, и я, хлопнув дверь, оставила Тома наедине с мылом и мочалками.

***

Вторник. Девятый день в Лондоне. Том и я пытаемся держать нейтралитет и думаем, что все, как-то само собой наладиться в скором времени. Я на это уже не надеюсь.
Сегодня был прекрасный солнечный день, который я провела одна в размышлениях. Я бродила по Сохо. Сидела в кафетерии и смотрела на поток людей мерно плывущих по своим делам. Сходила в кино и посмотрела какой-то старый английский фильм. А потом просто сидела на площади Пикадили, ела пирожное с заварным кремом и рассматривала статую ангела христианского милосердия, более известного как Эрос. Разглядывала неоновые витражи реклам и людей все так же спешащих по своим делам. Несколько раз звонил телефон. Это был опять незнакомый номер. Я долго разглагольствовала с тишиной по-русски, пока мне это не надоело.
Я почему-то думала, что это Роберт. Но абонент, который звонил с этого номера по нескольку раз в день – все время молчал. И даже «камасутра для животных» от К. Чуковского не заставила его хоть раз усмехнуться:
- Волки на кобыле, львы в автомобиле, - цитировала я по-русски. – Зайчики в трамвайчике, жаба на метле. А слониха, вся дрожа…
Рядом со мной усмехнулся парень, оказалось русский из Саратова. А абонент так и молчал, конечно ведь Роб не понимает по-русски. Но все равно каждый раз я говорила тишине в трубке:
- Я скучаю по тебе. Пока…

***

Среда. Десятый день в Лондоне. Я сидела на диване перед телевизором и глотала слезы, которые текли нескончаемым потоком. Слезы умиления и несбыточной мечты. Я смотрела фильм. Мой любимый романтический фильм «Отпуск по обмену». И хотя мне не очень нравилась «уточка» Кэмерон Диас, я все равно каждый раз рыдала, когда Джуд Лоу признавался ей в любви. Вот и сейчас я рыдала, позабыв о том, что через несколько минут в квартиру вломится разгоряченная толпа парней, которые договорились провести время у нас за телевизионным просмотром какого-то футбольного матча.
Я вытирала мокрый, наверняка, красный нос, когда дверь открылась, и на пороге появился… Роберт, … а за ним Маркус, Бобби, Сэм, Артур и позади всех входил Том. Парни остолбенели не в силах что-либо произнести.
Наверно, я и правда неважно выглядела. Том что-то оживленно объяснял Артуру, своему младшему брату, и закруглился на полуслове.
- Детка?
Я вскочила с дивана, закрывая лицо ладонями, и пошлепала в кухню:
- Простите.
Я видела, как дернулся Роб, и сердце затрепыхалось.
- Простите, ребят, – выглянула я с кухни. – Я просто смотрела мелодраму. – И я улыбнулась. Том уже обнимал и целовал меня.
- Детка, что случилось? – переживал он. Слава Богу, ребята отмерли и зашумели, рассаживаясь в комнате.
- Я же объяснила. Я смотрела фильм и просто распереживалась. Все хорошо, Том. Иди к ребятам, – я стала выпроваживать его. – Иди. Включайте спортивный канал, а я сейчас сварю креветки и принесу чипсы.
- Настя…
- Все хорошо, – я проводила его до дивана, а сама, бросив быстрый взгляд на Роберта, побрела назад. Он все это время не сводил с меня глаз. Неужели переживает?
Достав креветки из холодильника, я налила воду в кастрюльку и стала ждать, когда она закипит, высыпая в это время в стеклянную чашку чипсы из огромного пакета. За спиной я услышала шаги.
- Привет.
Меня обдало холодом. Я повернулась и поставила чашку с чипсами на кухонный стеклянный стол.
- Привет, – ответила я и отвернулась к кастрюле с водой. Я схватилась за столешницу нижних тумбочек, боясь упасть от нахлынувшего отчаянья и жалости.
Роберт подошел очень близко. Он всегда подходит слишком близко, нарушая чужое личное пространство. Его холодные пальцы коснулись моих побелевших костяшек.
- Я заставляю тебя нервничать? – спросил он, раздувая волосы у меня на затылке.
- Нет. С чего ты взял? – непринужденно отвечала я, хотя внутри бушевал ураган.
- Настя… - он выдохнул мне в волосы, и волна прохлады прокатилась по спине и назад. Он уткнулся лбом мне в затылок, и мне казалось, я могу простоять так вечно. Ну зачем? Зачем он мучает и себя, и меня? Я же вижу? И Лиззи. И Мишель. Для чего это все? Роберт? Тебя же тянет ко мне. Что ты делаешь?
- Для тебя я Стася, – выдохнула я, борясь с наваждением по имени Роберт Паттинсон. Я повернулась к нему лицом, чтобы видеть глаза. Его зрачки были такими большими и темными, что почти закрывали собой радужку серо-голубого цвета.
- Почему? – усмехнулся он, сделав шаг назад и выпустив меня из плена своих рук. Роберт почувствовал себя неуютно и скованно, видя мой гнев или злость. Он прошелся рукой по волосам, и спрятал свои руки в карманы синих джинсов.
- Потому что для друзей я Стася, – отчеканила я.
- Прекрасно, – бросил он, опираясь своей пятой точкой на стул, стоявший позади него. – Опять твои игры?
- Нет больше никаких игр, Роберт!
Я взяла пакет с креветками, надрезала ножом край и аккуратно высыпала содержимое в кастрюлю, спиной чувствуя, как Роберт пилит меня взглядом.
- Тогда, что такое было там, когда ты сбежала с балкона? Месть? – обиженно произнес он.
- Я слишком слаба, чтобы мстить.
Я повернулась к нему лицом и надменно посмотрела в его глаза…
- Скорее, это ты мстишь своей мисс Стюарт.
Ноздри Роберта начали раздуваться, а губы искривила гримаса злобы и отчаянья. Он в один шаг оказался рядом со мной и схватил за плечи:
- Ты сумасшедшая. Я тебе все сказал про Кристен. Между нами ничего нет.
Мы несколько секунд сверлили друг друга глазами.
- Люди, между которыми ничего нет, не звонят в час ночи на другой континент.
- У тебя железная логика… - бессильно выпалил Роб, все еще сжимая мои плечи, словно, тисками. – Она звонила поговорить о роли. – Он слегка ослабил хватку и, осторожно касаясь пальцами предплечий, проскользил ими вдоль руки, спускаясь к ладоням. Он мял мои маленькие пальчики, и все время смотрел в глаза. – Просто поговорить, а ты…
- Что у вас тут происходит? – Том улыбался шире обычного, пытаясь скрыть свою ревность и злобу.
Мы с Робертом шарахнулись друг от друга, словно нас ударило током.
- Я отнесу чипсы, – сказал Роб и, схватив чашку со стола, поторопился в гостиную.
- Ты вроде бы хотел забрать пиво, - усмехнувшись, напомнил Том, но Роберта уже не было. – Ладно, я возьму пиво.
Он вытащил из холодильника две упаковки пива и тоже исчез за кухонной перегородкой.
Мне было тошно. Я переделала все, что могла. Я читала книгу, слушала музыку, мыла посуду, пила кофе. И все время ловила на себе взгляды Роба. Тяжелые, пристальные тягучие взгляды, говорящие только об одном, что его решение дается ему слишком тяжело, но отступить он не может.
Том… Мне хотелось его убить, и за время матча я даже смогла придумать парочку способов, как бы это можно было устроить. Но он был прав, пытаясь сохранить то, что есть. Хотя бы так неумело и грубо.
Не в силах больше выносить эту напряженную, густую тишину, я схватила свои вещи и направилась в ванную переодеваться. Нет, конечно, тишины не было - работал телевизор, и ребята иногда вскрикивали, болея за какую-то команду. Но Роб. Он был молчалив и сдержан. И от этого мне становилось только хуже.
Я надела джинсовую юбку, выше колена, черную футболку и поверх нее нацепила еще белую майку-алкоголичку. Утеплилась, так сказать.
- Куда ты собралась? – строго спросил Том, когда я появилась в гостиной.
- Хочу прогуляться, – ответила я. – Ты против?
- Уже девять, – возразил он. – Там темно.
- Я хочу гулять, – я пыталась вытащить из под курток парней свой блейзер, когда одна из них свалилась, и из нее что-то выкатилось.
Черт! Это же матрешка из дома Клер. Интересно кто такой клептоман? Я обернулась на парней. Некоторые из них тоже смотрели на меня. Я быстро повесила куртку назад, взяла блейзер, зажала в руке матрешку, и со словами:
- Развлекайтесь.
Вышла из квартиры.
Оказавшись на улице, я вдохнула сырой лондонский воздух и побрела вправо по улице к небольшому бару, где можно было утром выпить кофе с тостом, а вечером пропустить стаканчик другой рома или коньяка.
«И когда это у меня вошло в привычку выпивать одной?» - думала я. – «Хотя, так редко, получается, поговорить с хорошим человеком, особенно с собой»
Я улыбнулась и прибавила шаг…

***

Мне снился сон. Я точно знаю, что это был сон, потому что наяву такие сказки не приключаются.
Я была принцессой. Такой в бальном платье с красивыми завитками волос, как у Золушки, мать ее. И я ждала своего принца на балконе. И смотрела вдаль.
Он скакал там, на белой лошадке, с гривой уложенной в косу и перевязанной голубой ленточкой. Он скакал ко мне.
Но какой-то плохой мужчина, с голубыми, как васильки в поле, глазами в тюрбане и сером плаще стал тянуть меня в замок, говоря о том, что это не мой принц и что я полная дура, раз жду именно его. Я сопротивлялась, как могла, но мужик все тянул и тянул.
И вот я уже видела, что принц скачет возле дверей замка, а мужик все не отпускает, и тогда я со всего размаха, даже платье не помешало, врезала ему по яйцам и прыгнула вниз…

***

Я вскочила, очнувшись в чьей-то мягкой и уютной кровати. Поморгала несколько раз глазами и огляделась. Я не у Тома. Это точно. Огромное зеркало, окно во всю стену. Так-так. И как я оказалась у Лиззи?
Я встала и прошла в ванную. Кошмар. Я чудовище. Я похожа на мужика из фильма «пила», точнее на эту маску. Черт! Зачем я так напилась? А! Я вспомнила. Там, в баре, был парень из Саратова. Оказывается, он приехал сюда учить язык и жил недалеко от этого бара. Ну мы с ним и накирялись. Зато хоть не одна.
Потом помню Роберта. Он уводил меня из бара. А потом Лиззи. Ее лицо я не забуду. Ну а потом эта мягкая кроватка и сон. Боже, какой паршивый сон. Интересно, принц меня поймал? Или я мимо свалилась?..
Я приняла душ. Почистила пальцем зубы. Вы так делали? Признайтесь, все так делали. И вышла из комнаты Лиз в гостиную.
Гостиная была такой же шикарной, как и спальня. В пастельных тонах, все было гармонично и стильно. Большой мягкий диван с приставной секцией, два кресла, обтянутые льном в цвет оконных штор, пушистый ворсистый ковер, напротив дивана горка из дерева, обработанного под цвет персикового мрамора. И даже телевизор был в цвет стен – бежевый. Шик.
Как не странно вместо моей милой подруги меня встретил Роберт, мирно сопящий на диване, свернувшийся в три погибели, сложивший руки под щекой и шевелящий губами. Он был в сексуальных белых трусах в горошек, в тех самых, в которых я лицезрела его в первый раз. Он был милый и трогательный, и мне хотелось его обнять.
Я усмехнулась и накрыла его простыней, которая валялась рядом с диваном, а сама направилась в кухню, проверить, нет ли там чего вкусненького. Кухня, для меня это уже не странно, была огромной, с варочной панелью в центре и огромной вытяжкой над ней. Все было выполнено в стиле старинных пабов. Дерево и камень. Часть столешницы проходила вдоль окна и заменяла стол, возле которого стояли высокие барные стулья.
Я насыпала кофе в кофеварку и включила ее. Потом поджарила тосты и налила на двоих сок. Всю эту красоту я поставила напротив окна.
- У тебя хорошо получается хозяйничать в чужой кухне, – иронизировал Роб, он был в одних джинсах. Я смутилась и перевела взгляд с него на стакан с соком. - Настя… - Он ткнулся виском в стенку холодильника и топил в океане своего взгляда.
- Стася… - уточнила я.
- Окей. Стася. Зачем ты все это делаешь? – все так же изучая меня, спросил Роб.
- Что? Завтрак? – язвительно заметила я.
- Ты знаешь, о чем я, – он начал медленно приближаться ко мне.
- Нет, не знаю, – я пыталась уйти от ответа. Но бежать собственно было некуда. Да я и не хотела. Я слишком устала от этих бесконечных игр и взглядов. От этих потерь себя и связи с реальным миром. От давления со стороны Тома и Лиззи. Я устала от себя. От Роберта и его проницательных глаз…
- Не играй со мной.
На его шее висел мой кулон, только теперь цепочка была заменена на какой-то кожаный шнурок. Он что издевается надо мной?
- И ты не играй.
Я нервничала, не зная, куда деть свои руки. Я хваталась за столешницу и складывала их на груди, потом опять опускала и поправляла стакан с соком. Он подошел слишком близко. Я могла дотянуться до его груди, потрогать его горячую кожу, ощутить его тепло. Вдохнуть его настоящий запах. Глаза опустились ниже. И мне стало стыдно за свои мысли. Мне очень нравился его живот, накаченный к съемкам и дорожка волос, уходящая куда-то вниз… О чем сейчас я думать была совсем не должна. К лицу прилила кровь, и щеки горели огнем, а руки дрожали.
Роберт смотрел на меня, одетую в майку-алкоголичку, без бюстгальтера, и короткую джинсовую юбку. Мне казалось, что мои соски могут прорвать ткань этой злосчастной майки.
Я подняла глаза и задохнулась в пучине его взгляда, он был такой тягучий и манящий такой сладостно обманчивый и зовущий.
- Роберт… - вырвалось у меня что-то похожее на стон. – Скажи мне… – Скажи мне это! Черт тебя побери!
Я была не лучше Тома.
- Что? – удивился Роб и сконфуженно сложил руки на груди, словно прикрывая свое пространство.
- Черт! Не закрывайся от меня, – бессильно бросила я. – Скажи мне, наконец, эти чертовы слова!
- Стася… - он развернулся и пошел прочь из кухни. Что же у него там с мозгами? Неужели ему дороже дружба, чем я? Я больше не могла терпеть. Все я готова. Я поднимаю белый флаг. Пожалуйста, Роб, возьми меня в плен. Я хочу быть в твоем плену. Всегда. Вечно.
Я догнала его в гостиной, он надевал рубашку, медленно застегивая пуговицы. Схватила его за руку и резко развернула к себе.
- Посмотри на меня.
Он поднял глаза. И в них была боль и усталость…
- Неужели ты будешь все отрицать. Неужели, ты скажешь, что все это бред, Роб. Неужели, ты не видишь, что нас тянет друг другу, нас просто трясет и мотает, словно самолет в воздушных ямах, когда мы рядом. Ты считаешь, что это все просто так, что мы должны остаться друзьями и забыть все, что чувствуем рядом друг с другом?
- Да, – хрипло прошептал он и опустил глаза.
- Зачем тогда ты носишь это?
Я подняла руку и коснулась его шеи, Роб вздрогнул. Я взяла в руку кожаный шнурок и, проскользив по нему пальцами, вытащила кулон из-под рубашки.
– Тогда объясни что это?
Роб облизал пересохшие губы и, подняв руки вверх, расстегнул застежку на шее.
- Прости, – он втянул щеки, и его ноздри расширились, вдыхая воздух глубже и чаще. – Я должен был отдать это раньше. – Он взял мою руку и вложил в нее кулон, смотря мне в глаза. – Я правда… Мне нечего тебе сказать…
У меня по щекам потекли слезы. Но я совсем не чувствовала их. Я изо всех сил пыталась бороться с той болью в груди, которая просто раздирала меня на части.
Роберт обулся, схватил куртку и направился к двери.
- Роберт! – крикнула я. – Что мне еще сделать? Я люблю тебя. Мне ничего не надо. Я просто хочу, чтобы ты знал это. Просто знал и все. Я люблю тебя… Слышишь?!
Он остановился возле двери, и я видела, как сжались его кулаки. Он обернулся.
- Я уеду. Я не останусь с Томом. Я уеду и не вернусь. Я сменю номер телефона, уеду в другой город. И ты. Ты больше никогда не сможешь услышать мой голос. Не сможешь послать мне смс. Не сможешь отправить сонет. Я исчезну из твоей жизни навсегда. Ты хочешь этого? – он молчал. – Черт! Роберт! Сколько же в тебе выдержки! Я больше так не могу! Забирай свой кулон и эту чертову матрешку. Маньяк-клептоман!
Я бросила их вместе в его сторону и они, попав ему в спину, отрекошетили и упали на пол.
А я, просто обессилев, скатилась по рядом стоящему креслу на пол и, ткнувшись в его мягкий подлокотник, стала плакать…

Глава 26 >>

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-308-2
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 373 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 302
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 6
Пользователей: 3
Constanta Солнышко Kira_Majere


Изображение
Вверх