Творчество

Полюби меня такой, какая я есть Глава 24.
24.05.2017   18:46    
Глава 24. Разум и сердце.

Ты спрашиваешь, любит ли она? Не любит. Если б любила, ты бы не спрашивал.
Лех Якуб.


«Надеюсь, Том не успел ему ничего ответить», - размышляла я, стоя у двери и поднимая бумажный пакет с вином и продуктами.
- Я дома! – крикнула я для пущей верности и стала ждать реакции.
- О! Вот и она! – воскликнул Том. – Да ты сам у нее спроси. Она тебе ответит. – Заверил он Роберта, выбегая в холл.
«Да, несомненно, я сразу отвечу Роберту, кого я здесь люблю», - ехидничала я сама с собой.
Том подскочил ко мне и, расположив обе руки у меня на талии, и заглядывая в глаза, спросил:
- Ну как?
- Меня взяли, – улыбнулась я, еле удерживая пакет в правой руке. Том приподнял меня и закружил.
- Я так и знал, – вопил он мне в ухо и страстно целовал в губы. От него пахло элем и сигаретами.
Уголком глаза я заметила тень, направляющуюся к краю стеклянной перегородки, отделяющей кухню от остальных комнат.
- Поздравляю, – раздался его низкий уставший голос. Он и сам выглядел очень уставшим и даже похудевшим. Под глазами были серые круги, а сами глаза смотрели пристально и тоскливо, как тогда в Москве. Они, словно, просили помощи или сострадания или еще чего-то, что я могла дать, если бы он только попросил. Руки находились в карманах джинсов, что делало его осанку еще более сгорбившейся. Сердце разрывалось на части при виде этой картины.
- Спасибо, – Том опустил меня на пол и я, смутившись, стала поправлять платье. Легкое шифоновое платье на тонких бретелях. И волосы, которые были аккуратно забраны ободком. Том дунул мне в лицо, раздувая пряди волос и тут же схватил пакет.
- Что у нас здесь? - он залез в него с головой.
Роберт не сводил с меня глаз. Он изучал или запоминал, я не в состоянии была смотреть на него.
- Рад тебя видеть, – наконец, сказал он.
- Я тоже, – я подняла голову и улыбнулась.
- Так, что? Празднуем? – обрадовался Том.
- Да, конечно, – улыбалась я, изредка поглядывая на Роберта, который был одет во все черное. Черные джинсы, черная футболка и черная не то джинсовая куртка, не то рубашка, которая осталась висеть на крючке в холле. Он сейчас так отличался от взбалмошного Тома, который был одет достаточно ярко, соответствуя своей квартире. Серые джинсы, обтягивали его ноги, а ярко синяя рубашка с коротким рукавом, замечательно оттеняла его глаза. На ногах были одеты ярко-зеленые носки в цвет гостиной. Глаза его светились каким-то взбалмошным огнем, словно они что-то задумали…
- Пошлите? – позвал Том. – Я открою вино. Надо выпить за твою новую работу и за обновку.
Ах, да. Тот сюрприз, о котором говорил Том с утра. Это была машина: Mini Cooper. Голубая с белой крышей. Я была в шоке, а Том радовался, как ребенок. Моей совести было еще хуже, чем мне самой. Что я могла дать взамен? Этот вопрос остался для меня без ответа. Ведь с еще одним подарком, я становилась все большей должницей. А еще мне было плохо от того, что придется учиться ездить на этой маленькой машинке, руль у которой был не с левой стороны, как обычно, а с правой.
- Пойдем, Роб, – Том прошел мимо него и толкнул его слегка плечом.
Я поплелась за Томом. Проходя мимо Роберта, я заглянула в его глаза, и тут же опустила свои. Мне стало невыносимо тяжело. Оказалось, я совсем не была готова к этой встрече. Я даже не подозревала, что я вытворяю, что делаю. Зачем заставляю его так страдать? Или мне просто хочется видеть в его глазах эту боль? А может это и не боль вовсе? А просто презрение и жалость? Нет только не жалость. Пожалуйста, Роберт, только не жалость…
Мы прошли в кухню, и Роб сел за стол. Металлический стол со стеклянной поверхностью, в центре кухни. Том уже вытащил бутылку и искал штопор, чтобы ее откупорить. А я достала сыр и ветчину из пакета.
- Так что, Роб? – обратился к нему Том, ставя бутылку на стол и начиная вкручивать штопор. – Спроси у нее сам. – Он опять возвращался к забытой теме, будто от этого ответа он мог получить несказанное удовольствие. Том улыбался, ожидая его.
- О чем вы? – прикинулась я, стараясь аккуратно и тонко нарезать сыр. Хотя в этот самый момент я чувствовала, как похолодели пальцы на ногах, а сердце стучало где-то в пятой точке. Я оглянулась на ребят: Том продолжал работать штопором, а Роберт смотрел на прозрачную столешницу, ища там помощи или подсказки, не знаю что.
- Пока тебя не было, мы болтали с Робом о… - он немного помялся, – о любви.
- Интересно… - протянула я и опять бросила взгляд через плечо, в их направлении. – Я думала, мужчины не обсуждают такие темы. – Сказала я намеренно грубым голосом, дабы изобразить грубых рабочих мужиков. Они оба фыркнули от смеха.
- Это что-то типа горячие финские парни не знают слов любви… - пробубнил Роб, и они оба загоготали.
- Вообще-то, помнится, это были старые солдаты, - смеялась я. – А ты откуда про них знаешь?
- У нас у девчонок свои секреты… - сострил Том, и они с Робом опять загоготали. Вот идиоты.
Интересно, Роберт специально себя так ведет, чтобы я не думала, что ему больно? Хочет быть сильным, как всегда? Это что такая защитная реакция? Ирония и сарказм. А Том? А Том наоборот беснуется, радуется, что Роб видит нас вместе. Боже, дай мне сил. Я сама так долго не протяну.
Я дорезала сыр и поставила его в центр стола. Том откупорил бутылку и ставил на стол бокалы под вино. Роб снова был молчалив и серьезен.
- Так, как тебе новая часть саги? – внезапно для меня, спросил он. Я старалась ровно разложить кусочки ветчины на тарелку. Краем глаза я видела, что Том наблюдает за мной и ждет ответа. Ну и игру я затеяла.
- Я…Я… - я запнулась на полуслове, соображая, что ответить. – Я так и не досмотрела ее. – Наконец, выдавила я.
- Значит отпадная часть, - уныло усмехнулся Роб. – Стоит посмотреть…
Его настрой мне совсем не нравился, как я могу воплощать свой план, если он почти повержен. Хотя, только почти. Где гарантии? Где слова любви? Жаркие объятия и поцелуи? Роб мне нужны действия. Мужчины… Они думают, что, если они что-то сделали, то они уже совершила подвиг. Но сейчас мне было мало. Мало просто прочесть сонет. Мало просто получить смс. Мало просто видеть и слышать его. Мало.
Я поставила тарелку с ветчиной и присоединилась к ним. Том разлил вино, и мы выпила за машину и новую работу.
- Настя Шумахер, – озадаченно произнес Роб. - Хорошо звучит. А ты хоть знаешь, что в Англии всех водителей тянет налево? – Пригубив вино и отставив свой бокал, сыронизировал Роб.
- Я знаю, что в Англии левостороннее движение. Да, и замуж за Шумахера меня никто не приглашал, – так же иронично ответила я. Эта словесная игра была очень приятна Тому. Он просто светился от того, что мы словно кактусы выпускаем друг перед другом свои колючки.
- И тебя не пугают машины, которые будут тебя обгонять и подрезать? – улыбался Роб.
- Пока не знаю. Весь мой опыт вождения – это поездка на мотоцикле до ближайшего кювета.
Том и Роберт опять загоготали, вероятно, вспоминая историю, которую я им рассказывала.
- Милая, - обратился ко мне Том и, обнимая за плечи, поцеловал в щеку. – Роберт, просто боится, что в этом деле ты превзойдешь его.
На что Роб опять уныло усмехнулся, и, заглянув мимолетно в мои глаза, обратился к Тому:
- Зато мы сможем устроить гонки и выяснить, кто из нас будет более неудачливым водителем.
Том не выпускал меня из объятий и шептал на ухо какие-то мерзости.
- Я хочу тебя… - шептал он. – Хочу чтобы ты меня отблагодарила за машину и вообще. Надеюсь, на сегодняшнюю ночь. На твои жаркие поцелуи. - Я медленно и верно краснела, начиная от корней волос. А он продолжал говорить все это и следил за действиями Роберта.
Роб был невозмутим. От его спокойствия у меня по спине пробежал холодок и страх закрался в самые отдаленные уголки моего сознания. Он медленно достал пачку сигарет из внутреннего кармана куртки, встал из-за стола и подошел к окну. Прикурив сигарету, он развернулся к нам лицом и улыбнулся одной из своих обворожительных и актерских ухмылок.
Невыносимо, какой же он сильный! Роберт сколько в тебе выдержки? Я уже не знаю. Ничего не знаю. А особенно не знаю смогу ли осуществить все, что задумала и главное… Поведешься ли ты на все это… А вдруг нет? Что мне тогда делать? Как сломить тебя, как заставить играть по моим правилам? Как мне быть? Пожалуйста, дай мне только шанс.
- Я на секундочку, – встал из-за стола Том. – Мне нужно в ванную.
Мой раздраженный разум вопил о том, что этот человек тоже затеял свою игру. Том вел себя, как последний кретин, все время показывая то, кому я принадлежу. Он все время пытался дать понять Роберту, что у того уже нет шансов, что я личная собственность тома, которую он лелеет как «свою прелесть». Для меня было загадкой, кто будет победителем в этой игре, можно было только гадать на кофейной гуще. А гадать я не умела. Сейчас мне просто хотелось крикнуть Тому: «Не оставляй меня с ним. Не уходи! Я боюсь!»
Но Том уже был вне кухни, а глаза Роберта с удвоенной силой пытались окунуть меня в пучину своего океана. В глазах был укор и что-то еще, но мне было так трудно разобрать это в переменчивости его взгляда…
- Почему ты молчала? - выдыхая плотной тягучей струей дым из легких, и теряя мой взгляд в туманности этого облака, спросил он.
- Что? – не поняла я.
- Почему ты не отвечала на смс и на мои звонки? Тебе нравится играть со мной? – он был серьезен, как никогда. И эта его манера курить, втягивая в себя почти всю сигарету за раз.
- … - я не знала, что ответить. Да и отвечать я не решалась, потому что с уверенностью на сто процентов могла предположить, что Том, поступает сейчас так же как я, стоя там, у края перегородки, и слушая, о чем мы беседуем. И еще. Я просто не могла ему сказать, что это была часть моего плана. Плана захвата. Какая глупость…
Мы стояли друг напротив друга, разделенные кухонным столом, и пытались разговаривать глазами. Вы когда-нибудь пытались так? Это просто пытка. Невыносимая пытка, которая пронимает до глубин души, сердца, тела, мысли и остатков разума. Роберт, затушив сигарету в пепельнице на подоконнике, медленно переставляя свои длинные стройные ноги, стал приближаться ко мне. Наш зримый контакт на секунду прервался. Он сел за стол и положил руку на мою нервно подрагивающую ладонь.
- Тебе хорошо с ним? – хрипло спросил он. По щеке покатилась слеза. Я осторожно высвободила свою ладонь из-под его тонких пальцев и смахнула ее.
Ответить ему я опять не могла. Роб, неужели ты этого не понимаешь? Что ты хочешь слышать, что мне плохо, когда я не вижу твоего лица или не получаю от тебя этих злосчастных смс? Что я постоянно бываю на грани того, чтобы просто набрать твой номер и потоком выпалить, что мне плохо, что я просто погибаю без тебя и твоих рук? Что я люблю, и мне уже все равно будет это взаимно или нет? Что я согласна просто сидеть и ждать, когда закончится твой контракт? Но мне тяжело. Да и Том помогает мне не завязнуть на дне этого океана. Он как спасательный круг возвращает меня каждый раз к реальности. Заставляет жить, надеяться, верить и любить… снова и снова…
- Надо сварить спагетти, – встав из-за стола и поворачиваясь к нему спиной, проговорила я сквозь слезы. Я старалась изо всех сил проглотить этот поток нахлынувшей боли и улыбнуться ему. Я повернулась уже с улыбкой, опираясь руками на столешницу кухонного гарнитура. – Говорят, путь к сердцу мужчины лежит через желудок…
Роберт потер переносицу и выдал:
- Так значит, вот почему иногда бывает так дерьмово на сердце, - не то спросил, не то уточнил он, и улыбка искривила его губы.
А я пыталась удержать свою улыбку на губах.
- А вот и я, – появился Том. – Не скучали? – Играючи, задал он свой вопрос.
- Нет, – улыбалась я. – Роберт замечательный собеседник. У него так много шуток и смешных историй в запасе.
Роб только кивал головой в знак согласия. А мне хотелось просто подойти к нему и растрясти за плечи. Крикнуть: «Опомнись! Хватай меня! Я твоя! Я жду!» Но в тоже время разум заставлял меня посмотреть на Тома, заставлял более уважительно относится к нему и самой не стать той дрянью, которая врет всем вокруг.
- Мне пора, – наконец, сказал Роб. – Я обещал еще заехать к Лиз.
- Передай ей от меня привет, – попросила я.
- От нас, – добавил Том.
- Обязательно… - обронил Роб.

***

Лондон. Суббота… Шестой день моего пребывания здесь.
Notting Hill. Британское такси. Старинное черное такси, заклеенное множеством современной рекламы. Том называет адрес водителю, и машина трогается с места…
Он держит меня за талию и пытается мимолетно целовать мою щеку, подбородок, шею. А я смотрю в окно, смотрю на то, как быстро мелькают фасады домов и магазинов, на то, как быстро несется моя жизнь. А я не могу отойти от всего, что произошло пару дней назад. Эта встреча. Я совершенно к ней не была готова. Столько раз, представляла ее себе, как все будет выглядеть. Что скажу я. Что ответит он. А когда увидела его там в квартире, все мои слова, все продуманные действия… Что со мной? Неужели этот мужчина так может действовать на мое сознание и волю? Что со мной творится? Неужели, теперь, я не хозяйка своим словам и поступкам? Как же? Как сделать так, чтобы он играл по моим правилам?
- Детка, о чем ты задумалась? – вырвал меня из мыслей голос Тома. Он притянул меня ближе к себе, и теперь наши глаза и губы находились на одном уровне. – Мне вчера было хорошо с тобой.
Он аккуратно взял меня за подбородок и нежно поцеловал в губы. Долго, протяжно, стараясь запомнить каждое движение и продлить его.
Помнила ли я ту ночь? Да несомненно. Это была ночь конца. Конца моей увлеченности Томом. Он раз и навсегда разбил вдребезги свой образ романтичного и прекрасного принца. Хотя, возможно, это просто я смогла взглянуть на него слегка с другой стороны. И тот Том, который требовал любви, мне был просто противен. Не успел Роберт скрыться за дверью его квартиры, как Том настойчиво стал требовать платы за свой сюрприз. Он рвано целовал губы, каждый раз пытаясь сделать мне больнее и каждый раз шепча мне в ухо:
- Ты моя…
Смысла сопротивляться я не видела. Так как понимала, что будет только хуже. Понимала, что Том просто пытается доказать всем и мне в частности, что он здесь хозяин положения. А я была бессильна перед всем этим. Я понимала, что я просто должна немного потерпеть, чтобы потом все было хорошо. Поэтому стойко терпела все, что Том со мной вытворял.
Роберта не видела уже два дня. И от этого просто терялась в пространстве и во времени. Временами хотелось помчаться к ним в Барнс, забежать по ступеням и барабанить в дверь, чтобы Клер открыла мне, улыбнулась и проводила к Роберту. Но так нельзя. Просто, так нельзя. Я не могу. Я ни в чем не уверена. И потом я не могу ему навязываться, не могу просто так свалить на него свои чувства. Зачем они ему? Зачем ему я? Или я не так уж для него и безразлична? Иначе, зачем бы он повесил себе на шею мое украшение? Мои размышления завели меня в тупик.
А Том, продолжая наслаждаться жизнью, гладил мое колено, прижимая второй рукой меня ближе к себе. А я, намекая на то, что в машине есть еще водитель, старалась от него отодвинуться.
- Strathern Place, - наконец, выдал водитель и притормозил. – Может быть, вас подвезти поближе к пабу?
- Нет, спасибо, – отрезал Том. – Мы прогуляемся. - Он достал из кармана джинсов деньги и расплатился с водителем. Потом осторожно выбрался наружу и протянул мне руку. Вытянул меня из машины и одним движением снова прижал к себе, стараясь на этот раз целовать меня более развязно и страстно. Он закинул мои руки к себе на плечи, а сам стал безудержно исследовать мою спину и бедра.
- Том, мы собирались встретиться с твоими друзьями, - напомнила я, слегка отстранившись и переводя дыхание.
- Я соскучился по тебе, - выдохнул он мне в губы. И потянув за талию, прижал меня к сырой шероховатой стене ближайшего строения.
- Том, - я пыталась высвободиться из его рук, стараясь отстраниться и упираясь своими ему в грудь. Разозленный этим, он только еще сильнее прижал меня к стене. Рукав его сырой куртки задел мое лицо, когда он рукой уперся в стену.
- Скажи мне, что ты меня любишь, - прошептал он в ухо, касаясь его мочки своими губами. – Скажи…
- Я тебя люблю… - смотря поверх его плеча на мокрый от моросящего Лондонского дождя, липнущего к волосам, и щекам, асфальт.
- Скажи мне это, смотря в глаза, – он смотрел на меня и ждал, будто от этого зависел сегодняшний вечер.
- Том, это глупо, – всплеснула я руками.
- Что глупо? – он, наконец, отошел от меня и развел руками. – Глупо говорить своему парню, что ты его любишь? А может, ты меня вовсе не любишь? Или я вовсе не твой парень? Что глупо? Объясни?! – Он стоял, расставив ноги и осматриваясь по сторонам, ища помощи и поддержки в тех, кто сейчас мог бродить по темным сырым улицам Туманного Альбиона. Но, к сожалению, вокруг никого не было.
- Я… - я запнулась на полуслове, понимая, что не могу именно сейчас сказать все, что накипело. Я просто не имею права.
- Что я?! – Том подлетел ко мне и треснул кулаком о стену, рядом с моим лицом. Я отвернулась в другую сторону, провожая взглядом редкие машины, уносящиеся в сумеречную темноту уходящего дня. – Ты никогда не будешь с ним! – Раздраженно прошипел он мне в ухо. – Ты ему не нужна. Ни сейчас, ни тогда, никогда!
Я развернулась и заглянула в глаза к этому злому существу. Васильки бесновались и сверкали злобой, той злобой, которой могли бы смотреть цветы на пчел, которые забирают у них пыльцу.
- А кому я нужна? - тихо спрашивала я у этого ночного города.
- Мне. Ты нужна мне. Стася… - ладонь Тома обхватила мою шею, и большой палец ласкал мои скулы и подбородок. Недавно разъяренный мужчина, смотрел на меня совершенно поверженными глазами, моля о прощении и ласке. – Я люблю тебя. И мне не выносима мысль, что ты можешь исчезнуть из моей жизни.
- Том, я тоже люблю тебя, – я просто ненавидела себя в такие моменты. Ненавидела то, что я делаю и говорю. Но почему-то я не могла отказаться сейчас от того, что есть в пользу того, что так облачно и обманчиво зиждется в отдаленном будущем. - Тебя одного. – Повторила я и нежно прикоснулась к его губам. Он прервал поцелуй и ткнулся своим лбом в мой.
- Скажи, что он тебе безразличен… - кто-то сейчас по кусочком отщипывал мое больное и холодное сердце, заставляя быть безвольной глупой куклой в руках умелого кукловода.
- Мне нужен только ты. Слышишь? Ты - Томас Старридж.
- Не называй меня так – Томас. Как кота…
Я усмехнулась и, обняв его за шею, прислонилась своей щекой к его.
- Все будет хорошо, – не то, успокаивая его, не то, давая надежду себе, провозгласила я.
Он поцеловал меня в щеку влажным долгим поцелуем, а потом, как обычно схватил под колени и закружил.

***

Восемь вечера. Strathern Place. Одна из многочисленных старинных улочек Лондона. С его невысокими домами и выложенными кирпичами дорогами. Я шлепала в обнимку с Томом к пабу под названием «Victoria», мягко ступая по грубым камням улочки своими балетками. Сердце трепыхалось от ожидания чего-то необычного, хорошего и долгожданного. Этим необычным был Роберт, который курил возле входа в паб и разговаривал с Бобби.
Ничем не примечательное заведение находилось на первом этаже четырехэтажного дома, серого, как мокрые камни. Огромные окна смотрели на нас туманными желтыми огнями и звали заглянуть и насладиться хотя бы теплом. Зеленая дверь, в цвет ставен и вывески приглашала войти и окунуться в мир средневековых британских пирушек.
Роберт и Бобби стояли справа от входа, что-то бурно обсуждали и временами посмеивались. Я видела, что Роб давно заметил нас, но намеренно делал вид, что увлечен беседой и все, что происходит на улице, его не касается.
Мы перебегали проезжую часть, когда к ним из паба вышла высокая девушка с распущенными кудрявыми волосами, брюнетка, в серых джинсах, которые обтягивали ее стройные ноги и короткой черной куртке на резинке. Она чмокнула Роба в щеку и обняла Бобби за талию. Роб мимолетно глянул в нашу сторону и стал улыбаться девушке.
Мы стремительно приближались к зеленой двери, и Том на ходу пытался поздороваться:
- Привет.
- Привет, – ответила одновременно Бобби и кудрявая девушка.
- Привет, – поздоровался Роб. Внешне он выглядел очень спокойно, и только нервно подергивающиеся пальцы, стряхивающие пепел сигареты, говорили о том, что он не совсем спокоен. Хотя это могло мне просто показаться из-за того, что Роб был одет только в футболку, а на улице было около тринадцати градусов тепла.
- Стася, - представил меня Том. – А это Мишель.
Девушка развернулась ко мне лицом, и ее карие огромные глаза испытывающе и изучающе разглядывали меня, не стесняясь. Спустя несколько секунд, видимо, решив, что я достойна этого знакомства, она протянула мне изящную тонкую кисть с прекрасным маникюром.
- Рада познакомиться. Мишель Дортон.
- Настя Щербакова, – мне было неловко вытягивать свою маленькую неказистую ручку. Но ее упрямый подбородок, тонкие лживые губы и небольшая нервная морщинка на лбу, заставили меня крепче сжать ее руку. Девушка жала в ответ и все молчали.
- Дэвид, оставил за нами столик? – поинтересовался Том, сглаживая неловкую пауза после нашего рукопожатия.
- Да, – ответил Роб, бросая сигарету в урну. – Как всегда угловой стол наш.
- Окей, – обрадовался Том. – Детка? - Он притянул меня к себе, обхватив за талию, - иди пока внутрь, я догоню. Хотя подожди. – Он уже почти отпустил меня, потом снова притянул и страстно поцеловал в губы. В глазах ребят было какое-то смятение или непонимание, поэтому я просто прикрыла свои, чтобы никого не видеть.
- Я провожу, – бросил Роберт Тому, который слегка напрягся, готовый в любую минуту последовать за мной. – Все нормально, Том?
Глаза Тома бегали от меня к Робу, от Бобби к Мишель и по кругу. Он нервно достал пачку сигарет и уже более расслабленно кинул:
- Конечно. Хм… - он бросил еще раз взгляд в сторону Бобби. - Проводи.
Я прошла вперед, но Роб, догнал меня возле входа и взял за локоть.
Это заведение практически ни чем не отличалось от остальных пабов. Сводчатые деревянные потолки с нарочито грубыми балками, каменистые стены, такие же, как и снаружи, множество всяких гербов и щитов на стенах, приглушенный свет, приятная музыка, щебет посетителей и запах ростков пшеницы. Вы когда-нибудь встречали такой запах? Он ни за что не сравниться с запахом простого испеченного хлеба. Помню, мама готовила домашнее пиво к праздникам, и этот запах напомнил мне что-то родное и домашнее. А еще, здесь он смешивался с запахом жаренного масла, пива и сигарет.
Я на секунду остановилась, чем очень удивила Роберта. Его прохладная рука легла мне на талию, и он слегка подтолкнул меня вперед. Потом наклонился ко мне, касаясь моих влажных волос, и произнес прямо в ухо:
- Нам в самый дальний угол.
Я повернулась, и наши глаза встретились, я тут же опустила свои, а потом опять посмотрела на него более пристально… пусть не думает, что смутил меня.
Мы прошли мимо барной стойки, тянувшейся вдоль всего паба, проталкиваясь сквозь шумные компании молодых людей и людей старшего возраста.
- Ты не боишься, что тебя здесь кто-то узнает? – спросила я.
- Чего мне боятся рядом с такой сильной девушкой, – Роб явно издевался надо мной. – Скорее здесь все должны бояться тебя.
- А может быть тебя? Говорят РПатц плохо пахнет, – язвила я в ответ.
- Хочешь понюхать? – Роберт нахально улыбался, поддерживая нашу перепалку и меня, проталкивая нас к столику.
- В другой раз, – я увернулась от его руки, шагнув вперед и чуть не получила дротиком для дартс в глаз. Какой-то дядька с седой бородой, в джинсах и расстегнутой рубахе, обругал меня по полной. Насколько это возможно по-английски. Роберт тут же вступился за меня и сказал, чтобы тот был внимательнее. Он усадил меня за стол и сел рядом, касаясь коленом моей ноги. Я повернулась и посмотрела на него, такого родного и близкого. Он улыбнулся, снял бейсболку, растрепал волосы. Потом вытянул губы, вжал в себя щеки и спросил:
- Похож?
Я сначала смутилась, не поняв вопроса, но через секунду рассмеялась:
- Еще бы побриться, сменить цвет глаз и посыпать мукой. Теперь мне реально страшно, – он легонько толкнул меня плечом и рассмеялся своим басом так, что на его лбу проступила маленькая жилка.
- Пойду, принесу тебе пиво. Что будешь? – спросил он, почесывая затылок и морща лоб.
- Эль.
- Уверена? – Роб высунул язык и весь сморщился, изображая противность напитка.
- Да, – утвердительно ответила я.
- Окей.
Когда Роберт вернулся за столом сидели уже все: Бобби, Маркус, Том, Мишель, еще пару парней и девушка с огненно-красными волосами. Ее звали Джесси. Том был увлечен с ней беседой, в суть которой, признаюсь, мне не очень хотелось вдаваться. Заметив Роберта, Том положил свою руку мне на плечо и сам придвинулся ближе.
- Здесь плохой эль, – оправдывался Роб, ставя кружку с пивом передо мной. – Я взял лагер. Самый вкусный лагер во всем Лондоне, целая пинта.
- Спасибо, – ответила я и заглянула в темноту его глаз.
Том продолжал обнимать меня, разворачивая к себе и продолжая разговор с девушкой. Я слышала, как Роберт начал о чем-то болтать с Маркусом и пыталась уловить оба разговора, как всегда.
- Да что-то с памятью в последнее время творится, – жаловался Роб.
- Я знаю от чего это, – усмехнулся Маркус.
- От чего же? – заинтересовался Роб. Я не видела его лица, но могла предположить, что лоб наморщился, а глаза светились детской наивностью и интересом. Хотя и дураку было понятно, что Маркус над ним хочет просто подшутить.
- Говорят, все теряют немного мозгов во время беременности, – весь стол загоготал над Робом.
Я немного высвободилась из хватки Тома и решила присоединиться к разговору:
- Тебе надо пойти на бокс.
- Это что помогает восстановить память? – смутившись, спросил Роб. От меня он никак не ждал подставы.
- Нет, – ответила я. – Но зато никто не будет над тобой стебаться. – Все просто давились от смеха, кроме Тома и его соседки, которая пыталась его обнять и строила глазки.
Роберт отхлебнул пива и озорно подмигнул мне. Он хотел что-то сказать, но я опередила его, боясь того, что все и так уделяют нашей тройке максимум внимания.
- У меня есть тост, – я старалась привлечь внимание всех. – Говорят, что мужчины, как погода – их ничего не изменит. Говорят, мужчины, как реклама – ты не веришь ни единому их слову. Говорят, мужчины, как шоколад – вкусный, сладкий и всегда оседает на бедрах. – Мужчины фыркали от смеха. – А я хочу выпить за мужчин, - я украдкой взглянула на Роберта, а он посмотрел на меня… - Которые как блендер – ты знаешь то, что он тебе нужен, только не знаешь зачем…

***

Вечеринка плавно переместилась в квартиру какого-то знакомого, которого, как оказалось, знали тоже благодаря какому-то знакомому. Я ехала в такси с уже пьяным Томом и рыжей бестией. Если честно, я была только рада этому, потому что так я была уверена, что Том не будет ко мне приставать. Единственным разочарованием было то, что я потеряла из вида Роберта, когда мы садились в такси. Мне так понравилось болтать с ним, как тогда. Хотелось сказать в прошлой жизни…
Мы смеялись от души, подкалывая друг друга, а Том медленно, но верно надирался пива. Уж не знаю, что у него была за стратегия, но меня она не пленила.
Квартира, в которую мы приехали, была очень огромной, но грязной. Стены выкрашены краской, но на них было множество рисунков Граффити. Везде валялись пивные банки и какие-то пакеты. Мы вошли в квартиру втроем. Том держал меня за талию, а Джесси тащилась позади, немного нервируя меня. Я не представляла, что я здесь буду делать, если Том куда-нибудь пропадет с ней. Но лучше бы он пропал. Тогда все было бы проще. И одновременно сложнее.
Слева от нас из коридора донеслась какая-то рок-ен-рольная музыка. Джесси недолго думая, дернула Тома за руку и потащила туда.
- Наша песня! - кричала она и тащила его.
Том обернулся и на ходу бросил мне:
- Детка, развлекайся. Я тебя найду.
Я вздохнула и пожалела о том, что я вернулась в Лондон. Интересно, это что игра такая полюби или разлюби Лондон? Почему со мной так поступают? Я поплелась за ними, обходя стороной обжимающиеся по бокам парочки, пока не услышала голос за спиной:
- Стася!? – это была Мишель.
Я так обрадовалась ей, если честно. Что даже хотела расцеловать. Но потом вовремя опомнилась.
- Ты что ходишь здесь как тень Гамлета? – язвительно заметила она и тряхнула копной своих волос. – Тень… - Совсем не собираясь слушать мои объяснения, размышляла она. – Не понимаю я этих мужиков. Оба красавца, актеры. Как можно влюбиться в такую, позабыв о многолетней дружбе?
Она смерила меня взглядом и, приобняв за плечи, повела с собой.
- Что?- не поняла я.
- Это мужики все слепые. А я. У меня на это глаз наметан, детка. Хм… Не понимаю… - она открыла передо мной дверь, на которой был нарисован огромный парень на скейте и толкнула вперед. – Вот она, Роберт. Успокойся. – Ее слова были адресованы кому-то в этой комнате, и этот кто-то выходил на неяркий свет напольной лампы.
Роберт…
Он посадил меня на диван, а сам сел напротив. Он ничего не спрашивал, а я ничего не говорила. Вокруг нас стояли люди, они общались между собой, пили пиво, курили. А мы. Мы просто сидели и смотрели друг на друга, как тогда на кухне. Как тогда разговор глазами и душами. Океан и серебристый асфальт с рыжинками.
Роберт, не выдержав, закурил. Отчего мне совсем было не видно его глаз.
Я осмотрелась. В небольшой комнате с оранжевым от абажура светом находилось около десяти человек. Дружная компашка Тома и Роберта. Чужих здесь не было. Я знала, что в основном пабы работают до одиннадцати часов, а потом британская молодежь отправляется на домашние вечеринки. Наверное, это была одна из них…
Роберт чему-то улыбался и выпускал носом дым. Я тоже ему улыбнулась. Странно, нас никто не трогал. Каждый был занят разговором. А мы, кажется, были заняты друг другом. Роберт смотрел не отрываясь, боясь пошевелиться, боясь отвести глаза. А мне хотелось, чтобы он озвучил то, что так реально видела Мишель. И что так долго он не мог мне сказать.
Мне почему-то стало так трудно удерживать на себе его взгляд. Хотелось найти поддержку и силы. Хотелось прямо сейчас пойти и найти Тома. Надавать ему тумаков, наорать, оскорбить, стукнуть, только бы он спас меня, как всегда от этой всепоглощающей пытки. Роберт, что ты со мной делаешь?
Через секунду скрипнула дверь. В проеме показался Том и Джесси, висевшая у него на шее.
- Вы здесь? – рассматривая всех, пробубнил Том. – Пошлите отрываться. – И они опять скрылись за дверью. К горлу подступил комок. И чтобы его как-то унять, я решила выйти на балкон.
Я не хочу плакать. Не хочу! Сейчас я просто переведу дыхание, соберусь с мыслями, с силами, чтобы снова смотреть в глаза Роберту и все будет хорошо. Я заведу какой-нибудь пустой разговор, буду шутить, веселиться и все пройдет, все забудется, как страшный сон. Я смотрела на огни вдалеке и гадала, где мы находимся. Одно я знала точно, что где-то вблизи река. Ее сырой запах напоминал о том, что я в Лондоне. Позади послышались шаги.
Я знала, что это Роберт. Что он сейчас подойдет и встанет рядом, скажет, что все хорошо, что такое бывает. Станет успокаивать. Я сглотнула комок.
Но Роберт не встал рядом, он встал за спиной. Так близко, что я могла почувствовать его бешено вздымающуюся грудь, почувствовать его клокочущее сердце, его тепло, его ауру, его… Он подошел очень близко и обнял за плечи, словно заковав в кольцо своих рук. Он прижал меня к себе, что мне было страшно вздохнуть, лишь бы не повредить кольца, соединяющего нас.
И мне было понятно, что он просто напросто жалеет меня, непутевую, глупую, запутавшуюся девчонку, которую обижают раз за разом в этом туманном и не понятном для нее городе. Но, как же, черт побери, было приятно ощущать это объятие. И как же хорошо, что он ничего не говорит, что руки говорят за него. Что это объятие лучше любых слов. Такое крепко, такое защищающее, оберегающее, любящее.
Я чувствовала, что у меня дрожат колени и зубы стрекочут, как стая стрекоз. Меня била мелкая дрожь, но я понимала, что все это не от холода, потому что объятие Роберта было горячим. А его присутствие отнимало у меня силы. И хотелось крикнуть, что я не хочу больше играть. Я не хочу лгать и претворяться. Не хочу вырывать тебя из сердца. Я хочу любить!
Но я боялась. Боялась быть осмеянной, боялась быть не понятой, боялась быть отвергнутой. Страх… Он всегда идет об руку с принятием решения. И сейчас мой страх, мой разум выигрывал эту битву.
Роберт не двигался, и только его нервное дыхание ощущалось моей спиной и макушкой.
- Все хорошо… - наконец, выдавил из себя он.
- Нет, – ответила я, и ветерок унес мои слова…
Сердце клокотало так громко, что мне, казалось, оно стучит у меня в зубах. Я осторожно повернулась к нему лицом и легонько коснулась его губ своими. Словно бабочка на миг села на листок и… тут же упорхнула…
- Что ты делаешь? – прошептал он мне в губы.
- Целую тебя болван, – с улыбкой произнесла я…

____________________________________
Спасибо всем, кто читает!

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-308-2
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 349 12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Пик невезения это когда чёрные кошки уступают тебе дорогу."
Жизнь форума
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Влюбиться в Роберта Па...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 247
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 11
Гостей: 4
Пользователей: 7
Ника HEAVEN natlav76 helena77777 Солнышко tamara_prizencova Ivetta


Изображение
Вверх