Творчество

Полюби меня такой, какая я есть Глава 20.
26.05.2017   02:42    
Глава 20. Повседневные хлопоты или путь на премьеру.

В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.
И. Губерман.


Май. Суббота. Девять утра.
Аэропорт Домодедово. Запах двигателей самолетов, вкус авантюр и тревога перед полетами. Все было здесь в лицах пассажиров, стоявших возле стоек регистрации. Я прошла мимо них и направилась к терминалу, где встречали прилетающих из Лондона. Я ждала здесь Лиззи.
Спасибо тому, кто по счастливой случайности решил пригласить на свою частную вечеринку ее в качестве гостя. Я была этому несказанно рада. Глаза Лиззи тоже светились, говоря о том, что наша радость взаимна.
Она выпорхнула из зала таможенного контроля, словно, перелетная птичка, которая всегда хотела жить в России, а сейчас просто наслаждалась полученными эмоциями. Она глубоко вздохнула и стремительно подлетела ко мне. Ее короткая кожаная куртка была расстегнута, открывая вид на белоснежную кожу под клетчатой рубашкой. Левая нога слегка косолапила, посматривая на правую, а улыбка просто сбивала с мыслей и заставляла улыбаться в ответ.
- Привет, милая, – щебетала Лиззи и чмокала меня в щеку.
- Привет, – я чмокнула в ответ.
- Как ты тут? –она заглянула мне в глаза, пытаясь узнать правду, даже если я попытаюсь соврать.
- Хорошо, – ответила спокойно я. – У меня все хорошо.
Лиззи улыбнулась и кивнула мне головой. Ее светлые волосы были собраны в тугой хвост, который покачивался вслед движениям.
- А Брендон? – поинтересовалась я.
- У него работа, - начала она. – И потом, я подумала, что он будет нам мешать.
Мы рассмеялись и направились к машине, которая должна была отвезти Лиззи в один из небольших, но очень шикарных отелей Подмосковья.
Лиззи настояла на том, чтобы я провела эти три дня с ней. Я согласилась сразу. И даже, не потому, что я такой слабовольный человек и не могу отказывать людям, которые ко мне хорошо относятся. Скорее потому, что хотелось окунуться в эту роскошь и ощутить на себе все средства SPA-процедур, которые предлагались жильцам отеля бесплатно. Тем более, впереди было три выходных. Майские праздники.
Мы ехали в такси и болтали о какой-то ерунде. О погоде, о моде, о музыке, о кино, о родителях Лиззи и о моих родителях. Но, ни слова о Роберте и Томе. Я смотрела на Лиззи и изучала ее. Она болтала, непринужденно затрагивая любую тему, не касающуюся наших общих знакомых. Почему? Я задавала этот вопрос и ответа не находила. Может она хотела, чтобы я первой начала диалог? Но… Я… Что я должна ей сказать? Спасибо за Тома? Или, как там поживает твой брат? Последнее точно меня волновало, но не больше чем просто новости о семье Лиз.
Том… Вот он волновал меня сейчас больше. Ведь именно он заставлял меня поверить в себя. Заставлял меня быть счастливой и наслаждаться тем, что у нас есть. Я на секунду задумалась о нашей последней встрече. Я еще так и не отошла от нее…

***
Незадолго до первого мая, я получила электронное письмо от Тома. В котором он признавался мне в своих чувствах и предлагал прилететь к нему в Огайо, где проходили его съемки. Он предлагал мне провести с ним три дня, чтобы отпраздновать наш небольшой юбилей. Ведь после нашей последней встречи прошел почти месяц.
Да, месяц. Целый месяц прошел с того самого дня, когда я попрощалась с прошлым и решила строить будущее вместе с Томом. Но покинуть Москву и отправиться с ним в Лондон я не решилась. Во-первых, потому что на носу была очередная сессия, которую стоило сдать. А, во-вторых, я не могла поступить плохо с людьми, которые взяли меня на работу и платили неплохую зарплату. Я отработала там меньше месяца. И потом я, мне нравилась моя стабильность. Нравилось то, что я могу положиться только на себя. И если я сделаю, что-то не так, то в этом буду винить только себя. Да и бросаться в новые авантюры, потеряв голову, я больше не собиралась.
Том переживал по этому поводу, но не больше, чем хотелось бы мне. Или чем он старался показать. Просто ему хотелось безоговорочно и безвозвратно владеть мной, как неким художественным экспонатом. А мне хотелось просто теплого и душевного отношения к себе. Хотя то, что такой раздолбай и красавчик пытается завоевать мое сердце, очень льстило мне, и я старалась восполнить все усилия Тома. Я знала, что он сможет сделать меня счастливой, а уж любимой тем более. Поэтому, когда я увидела, что к его письму прилагается еще электронный билет в Кливленд, я, не задумываясь, постаралась побыстрее оформить визу, собрала вещи и отправилась в поездку.
Кливленд был самым крупным городом штата Огайо, расположенном на северо-западе Америки. Сам город находился на берегу прекрасного озера Эри, которое меняет цвет в зависимости от того с какой стороны светит солнце.
Том встречал меня в аэропорту. С цветами.
Почти пятнадцати часовой перелет с пересадкой в Нью-Йорке вымотал меня вконец, но цветы в руках Тома… Я сразу обрела бодрый и сияющий вид, когда он протянул мне прекрасный маленький букетик каких-то мелких цветочков, напоминавших колокольчики и прекрасно оттенявших его глаза. Том очень волновался. И стоило мне только приблизиться к нему, как он просто набросился с поцелуями. Мы стояли посередине зала для прилетающих пассажиров и целовались, словно, два изголодавшихся кролика.
В какой-то момент Том оторвался от меня и прислонился своим лбом к моему. На выдохе он прошептал мне в губы:
- Я боялся, что ты не приедешь. Я очень тебя ждал. Ты не пожалеешь.
И он еще раз нежно поцеловал меня. Я светилась от счастья, как жук-светлячок в темноте, и улыбалась во все тридцать два зуба.
- Том, почему ты думал, что я не приеду?
- Не знаю. Я сумасшедший, который не верит в свое выздоровление. И мне постоянно что-то мерещится.
- Ты не сумасшедший, – успокоила его я. – Ты самый обыкновенный парень, который слегка не уверен в себе.
- Еще лучше, – усмехнулся он. – Я самый обыкновенный…
- Том, черт! – повысила голос я. – Зачем ты вырываешь слова из предложения? Ты самый хороший.
- Скажи это еще раз, – попросил он, заглядывая в мои глаза, и останавливая нас.
Я тоже посмотрела на мои родные васильки и повторила:
- Ты самый хороший, самый милый и самый красивый, - я щелкнула его по носу. – Между прочим, мужчина.
Том сгреб меня в охапку и просто простонал в ухо:
- Я люблю тебя Настя. Люблю больше жизни…
А я… Я просто потеряла дар речи. Воздух покинул легкие и, казалось, я начинаю задыхаться. Что? Что я должна ответить на это? А должна ли? И разве, когда тебе говорят такое, ты должна думать о том, что ответить? Думаю, нет. А я думала… Я думала о том, что сказать человеку, который любит больше жизни. А ты… Ты просто позволяешь себя любить…
- Том, - наконец, выдавила из себя я. – Это очень серьезное признание.
- Только не говори больше ничего, – затараторил он. – Пожалуйста, просто знай это и все. Возможно ты сама, когда-нибудь захочешь сказать тоже самое. – Он заглянул в глаза и улыбнулся. – Я надеюсь на это.
Потом он отступил на шаг, потер рукой лоб и подбородок. Усмехнулся всему, что произошло и, обняв меня за плечо, сказал:
- Не думай об этом. Я идиот. Зачем я все это сказал. Прости.
- Том, Том, – заторопилась успокоить его я. – Только не надо этого вашего глупого «прости».
Он удивленно уставился на меня, комкая в руках свою кепку, которую снял еще перед тем, как я к нему подошла.
- Объясниться, а потом просить за это прощение. Это действительно глупо. Мне очень важно было услышать это от тебя. Я ценю…очень… честно… Я очень ценю то, как ты ко мне относишься. Просто я, наверное, не из тех людей, которые так быстро влюбляются, – Боже мой, что я несу. – Я надеюсь. Нет! Я обещаю тебе, что ты обязательно услышишь от меня нечто подобное. Только позже.
Том улыбнулся одной из своих лукавых усмешек и, схватив меня под колени, закружил в зале аэропорта.
Три дня проведенные с Томом были просто незабываемыми. Мы катались на лодке по озеру, а потом… занимались в ней сексом… Гуляли по огромному парку и тоже занимались там чем-то не совсем законным. Ездили на экскурсию по реке на небольшом пароходике, и Том опять уговорил меня заняться этим же. Мне казалось, что мой мозг просто взорвется от избытка вырабатываемых организмом наркотирующих пептидов и аминокислот, которые заставляли меня почувствовать себя счастливой, желанной, красивой и кому-то нужной. И еще они заставляли меня почувствовать себя любимой. И я была просто счастлива с ним…

***
В последний день Том опять завел разговор про Лондон. Надо отдать ему должное, если он чего-то очень сильно хотел, он никогда от этого не отступал. Но я не хотела сдаваться без боя.
Мы спорили весь день. Я объясняла, как могла, что не хочу и не могу вернуться в Лондон. Что меня многое держит в Москве. Моя учеба, только что полученная работа, квартира, наконец, друзья. Но Тому было мало этого. Ему как всегда нужна была безоговорочная победа.
Вечером я лежала на кровати и смотрела какой-то фильм. Том вышел из душа в одном полотенце, обернутом вокруг бедер, загадочно прищуриваясь и лукаво улыбаясь. По выражению его глаз можно было понять, что он что-то задумал.
- Что? – спросила я.
- Ничего, – замотал головой он, и брызги он его волос долетели до моего лица.
Порой мне, казалось, что он настолько красив, что не я должна находиться с ним рядом. Но Том всегда разуверял меня в этом. Объясняя это тем, что моя красота и очарование внутри. И что, когда я улыбаюсь или шучу или совершаю глупости, то более идеального и совершенного человека для него нет во всем мире. И что он очень боится меня потерять. Когда тебе говорят такое, поневоле начинаешь думать, что ты «прекрасный цветущий бутон».
Том прилег со мной рядом, на кровать, и кровать слегка спружинила. Я повернулась к нему и улыбнулась.
- Не думал, что девушка в халате на пять размеров больше ее собственного, так сексуально смотрится
- А говорил ничего… Хитрец.
- Я просто сделал тебе комплимент, – отнекивался Том и придвинулся ко мне ближе.
Я пыталась вникнуть в суть фильма. Рука Тома осторожно легла мне на колено. Уголком глаза я посмотрела на него, но он смотрел в сторону руки, которая медленно начинала подниматься вверх, при этом нежно лаская бедро.
- Что ты хочешь, Том? – занервничала я.
- Ни-че-го, – еще раз повторил он.
Рука вынырнула из-под халата и развязала узел пояса.
- Я смотрю фильм, – предупредила я, делая серьезное лицо и всматриваясь в картинку на экране.
- А я просто хочу посмотреть на тебя, – непосредственно ответил он.
Он распахнул мой халат и присвистнул.
- Том, ты точно что-то задумал, – я схватила полы халата и запахнула его, тут же оказавшись под весом самого Тома.
Он смотрел на меня сверху вниз и в глазах был огонь. Огонь сжигающий его изнутри и зовущий меня за собой. Том нагнулся ко мне и поцеловал в шею, шепча:
- Ты моя. Моя самая красивая русская девочка.
- Ну, да, – брякнула я. – Наверное, если сравнить меня с другими девочками…
Том не дал договорить, закрывая мой рот поцелуем. Я, задыхаясь, пыталась отстраниться от него.
- Неужели такой интересный фильм? – с усмешкой спросил он.
- Да.
- Спорим, что то, что сейчас сделаю я, намного интересней? – загадочно подмигнув глазом, спросил он.
- Мне не нравится, когда ты хитришь со мной, – обиженно произнесла я.
- Я не хитрю, – Том распахнул мой халат и стал целовать грудь.
Я все еще пыталась сфокусироваться на фильме. Том попеременно ласкал руками то одну, то другую грудь. При этом слегка проводя языком по окружности соска, заставляя ее хотеть большего. Внезапно, он спустился ниже, целуя медленно и нежно мой живот. Он нежно дунул в пупок, и нервные окончания трепетно ответили ему. Потом губы стали двигаться еще ниже, и я… закрыла глаза…
Вся кровь, которая текла по моим венам, сейчас прилила туда, где язык Тома заставлял трепетать каждую частичку моего сознания. Я сжимала руками простынь и ловила огромными вздохами воздух, которого катострофически не хватало. Перед глазами, словно, вспышки фейерверков пролетали разноцветные звезды и радужки. Пульс остановился на мгновение. В это же мгновение остановился и Том…
Я открыла глаза и посмотрела на него. Я смотрела, мысленно задавая вопрос: почему? Почему ты остановился?
- Так ты поедешь со мной в Лондон? – неожиданно спросил он.
Задыхаясь от желания и нахлынувшего возбуждения, я простонала:
- Нет. Это невозможно.
Том опять приник ко мне, заставляя содрогаться мое тело от каждого его прикосновения. И опять остановился…
- Не передумала? – издевательски спрашивал он.
- Нет, – ответила я.
И опять эта сладостная пытка. Он положил мою ногу к себе на плечо и стал продолжать неистово и жадно. Я понимала, что еще немного и моя крепость рухнет, как рухнет последняя надежда никогда не возвращаться в Лондон. Но сама не понимая зачем, я сопротивлялась Тому…
- Может, все-таки, поедешь? – доведя меня до очередных «звездочек», спросил Том.
- Нет. Мы уже обсуждали это, – задыхаясь, хрипела я.
Том не давал опомниться. Сознание отключалось и вновь возвращалось с каждым его словом.
- Я найду тебе работу, – не унимался он. – И приведу в порядок свою квартиру к твоему приезду.
- Том… Не останавливайся. Пожалуйста… - просила я, давя ему руками на плечи.
Он чмокнул внутреннюю сторону бедра.
- Я не продолжу, пока ты не скажешь да, – его рука ласкала бедро и живот, не дотрагиваясь до тех мест, которые вызывали бурю эмоций. Я инстинктивно приподнимала бедра и прогибала спину, стараясь успеть за его руками.
- Поедешь?! – настойчиво спросил он.
- Дааааа… - сдаваясь, выдохнула я.
- Я люблю тебя, – сказал Том и, навалившись сверху, продолжил то, что начал несколько минут назад…

***
Я непроизвольно улыбнулась, вспоминая все это.
Лондон. Он таки и добился своего. Я сказала, что приеду в Лондон. Приеду в августе на две недели, в отпуск. А там посмотрим.
Сейчас лежа на кушетке рядом с Лиззи и, получая удовольствие от массажа, я вспоминала именно Тома. Его руки, его улыбку, его васильки и его ласки.
- Чему ты улыбаешься? – заинтересовалась Лиз.
- Так, – ответила я. – Кое-что вспомнила.
Крепкий, мускулистый парень, массирующий ноги Лиззи, пытался прислушаться к нашему разговору, хотя, похоже, не понимал по-английски ни слова. Лиз возлегала на кушетке, широко раскинув по сторонам руки и положив набок голову, чтобы видеть меня. Я тоже смотрела на нее.
- Вижу, ты счастлива, – констатировала она.
- Ну, да, – усмехнулась я.
- Чего не скажешь о Роберте, – она брякнула это так неразборчиво и быстро, думая вероятно, что я не пойму слов. Но я услышала и поняла, но сделала вид, что все произошло именно так, как она хотела. - Позволь спросить? – Продолжала она.
- Конечно. Все что угодно, – что же такого Лиз может спросить, что требует моего устного разрешения? И причем здесь Роберт? Чего не скажешь о нем? Что с ним?
- Ты все еще злишься на Роберта? – я злюсь? Нет, конечно. У меня все хорошо. Я все простила и забыла. Да, забыла. Ну или хотя бы постаралась забыть, заполнив жизнь другими эмоциями.
- Нет, – спокойно ответила я, стараясь, чтобы голос совсем не дрожал. – Я давно простила его. За все. Даже за поцелуй, который он подарил мне из жалости.
Брови Лиз наигранно приподнялись в удивлении.
- Не будешь же ты отрицать, что ты ничего не знаешь про это происшествие, – Лиззи отвела взгляд, но тут же ретировалась.
- Пфф… А с чего, собственно, ты решила, что он был из жалости? – язвительно спросила она.
- А по какой другой причине супер-секси актер поцелует свою фанатку, смотрящую на него, как песик на любимую косточку? К тому же у которого есть определенные романтические отношения с другой особой. Ах, да. Возможно, еще по глупости. Так охарактеризовал его поступок Том, – с сарказмом произнесенный монолог, ни сколько не тронул Лиз.
- А, Том…
- Что ты имеешь против него? – забеспокоилась я.
- Так ты и Том… - задумчиво произнесла Лиззи.
- Да. Том любит меня, – с гордостью сообщила я.
- А ты? – не унималась Лиззи.
- Я тоже хорошо к нему отношусь.
Она фыркнула и отвернулась от меня.
- Надеюсь, ты будешь счастлива, – выдохнула, наконец, Лиз.
- Я уже счастлива, – заверила я.
Больше разговор в это русло не возвращался.
Мы разговаривали обо всем: о карьере Лиззи, о Клер, о Брендоне, о Томе. Но ничего больше о Роберте и моем к нему отношении. Это было очень странно. Если не сказать удивительно. Я думала, что она знает что-то, чего не хочет говорить. Или Роберт просил ее не делать этого. Все эти ее мимолетные взгляды, будто пытающиеся меня застать врасплох, изучающие мою реакцию. Ненужные разговоры. Она много спрашивала о нас с Томом и только кивала в знак согласия. И еще говорила, что рада за меня. И за Тома…
Три дня с Лиз пролетели очень быстро. И, когда мы вновь оказались в дверях аэропорта, я подумала, что все это мне просто приснилось. И сон не казался сказкой – больше был похож на подводящий к ужасу триллер. Мы стояли в очереди на регистрацию и болтали обо всякой ерунде. Она рассказывала о том, как прошло ее выступление. О крепких русских мужчинах, за спиной которых не страшно спрятаться. О том, что в России очень приветливые и дружелюбные люди. О том, что такой красоты как здесь никогда не видела, и что обязательно приедет сюда еще не один раз. Я слушала ее настороженно, потому что мне, казалось, что за всей этой болтовней она что-то пытается скрыть. И это что-то мучило и меня все эти три дня. Но Лиззи старательно пудрила мне мозги всякой ерундой и мишурой.
Честно, мне хотелось ее быстрее отправить назад в Лондон и не слышать этой ерунды. Но то, что произошло позже, повергло меня в еще больший шок.
Лиззи прошла регистрацию, и я провожала ее на паспортный контроль. Она поцеловала меня в щеку и сказала, что была рада видеть. Пожелала всего наилучшего и, показав билет, прошла на таможенный контроль.
Я тоже пожелала ей всего-всего и отправилась восвояси, когда пронзительный крик Лиззи заставил меня остановиться. Я развернулась на крик, и увидела, как Лиз выбегает ко мне назад. Она бежала и ее уложенные волнами волосы развевались во все стороны, попадая ей в рот. Она поправляла их руками и бежала ко мне, крича:
- Стася, подожди!
Я стояла и смотрела на все это, как на плохую драму. Запыхавшись, она подбежала ко мне, а за ней два гигантских охранника с огромными автоматами в руках. Я сглотнула и обвела всю троицу взглядом.
- Лиззи, ты, что сошла с ума? – наконец, выдавила я.
- Девушка, пройдите на паспортный контроль, – сказал строго один из охранников.
- Дайте минуту. Мне нужно кое-что важное сказать, – заторопилась Лиз.
Она поправляла куртку и джинсы. Отбрасывала волосы, сосредотачиваясь на том, что она все-таки решалась сказать. Ее серые, как мокрый асфальт глаза, выражали тревогу и раскаянье – одновременно.
Я бегала своими глазами по ее фигуре, не понимая, что происходит и, не понимая того, что она могла еще мне не сказать, ведь было целых три дня разговоров, сплетен и тому подобного. Наконец, она взяла меня за предплечье и, выдохнув, сказала:
- Его поцелуй был не из жалости. Это было ответное чувство. Ответное, понимаешь?
Я просто молчала, перебирая в голове ее слова. Мозаика слов разлеталась в разные стороны, и я никак не могла понять, где же здесь главное слово, от которого стоит отталкиваться, чтобы собрать все в единую картинку. Я молчала и смотрела на нее, как на призрака.
- Он не может показать свои чувства. Но они есть. Поверь. Поверь и прости. Прости за то, что сказала это. Он просил ничего не говорить. Я и не хотела. Прости.
Она взяла меня за кисть и прислонилась щекой к моей щеке. Я чувствовала себя так, будто меня подключили к розетке с переменным током в тысячу вольт. И меня колбасит и бьет с каждым ее словом так, что сердце может просто разорваться на части. Я не видела ничего вокруг и не слышала даже его биения. А может, оно и вправду остановилось в этот момент?..
- Прости. Я просто хотела, чтобы ты это знала. И еще. Он ждет твоего звонка. Позвони ему. Хотя бы сказать, что ты прощаешь. Ведь быть друзьями лучше, чем быть никем.
Сказав это, она развернулась и вместе с охраной аэропорта проследовала назад на таможенный контроль…

***

Тринадцатое мая. После того, как я проводила Лиззи, я отправилась в бар рядом с домом. И объявила войну коньяку. Правда тут же сдалась ему в плен, без сопротивления. Мне было очень плохо. Но коньяк помог забыть все. Пусть и не надолго.
И вот уже тринадцатое…
Я сидела на диване, обняв льва, и гипнотизировала свой телефон вот уже битый час. По Муз-тв крутили клип Димы Билана, разрывающий мою и так неспокойную душу в клочья.

Ты должна рядом быть,
Ты должна все простить.
Выбрала ты
Пустые мечты.
Пусть и нечаянно
Стала отчаяньем
Наша любовь.
В жизни не все так просто…


Роберт… Как поздно… Как же все поздно. Все слишком поздно.
Зачем Лиззи все сказала? Ведь не хотела же. Не хотела рушить мое счастье. А теперь? Что теперь? Теперь я ни в чем не уверена. Я все еще хочу быть счастливой. Хочу… Хочу вгрызаться в свое счастье и не отпускать его. Вот только с кем?
Я собиралась с мыслями, чтобы позвонить ему, и чувствовала себя словно школьница, которая впервые перед всем классом читает заученный стишок, а мальчик, который ей нравится, посмеивается над ней втихушку. Черт! Я бросила телефон на диван и, вскочив с него, подошла к окну. Я подышала на стекло, так, чтобы оно запотело, и написала на нем букву «Р».
Разлука, робость, ревность, равнодушие, раскаянье…
Можно бесконечно вспоминать негативные слова на букву «р». И только «радость» была тем словом, которое хотелось бы испытывать от слов сказанных Лиз. Но радости не было. Была злость и отчаяние. И злости было больше. Я просто ненавидела Роберта, который своей нерешительностью и самовлюбленностью разрушил все, что так тонко соединяло нас.
«Ведь быть друзьями лучше, чем быть никем» - слова Лиззи.
А так ли уж хорошо быть друзьями с тем, кого любил? Заниматься самообманом и мучить себя изо дня в день?.. Не знаю. Я ничего не знаю и не понимаю.
Еще Том…
Не звонил вот уже два дня. А у меня просто нет сил, позвонить ему самой. Да, и он просил не беспокоить пару дней. У него серьезная сцена.
Что делать? Что сказать ЕМУ? Как же все это мучит меня. Как жжет внутри и не дает покоя.
Я смотрела на свою черную трубочку, лежащую на диване и не находила сил. Как тогда, когда он подряд сделал десять звонков. Я боялась звонить и мечтала просто услышать его голос. Я боялась того, что он скажет и хотела, чтобы он сказал хоть что-то. А еще я боялась услышать то, что озвучила мне Лиз. Ведь я уже все давно решила для себя. И потом это были лишь слова Лиззи, а не Роберта. Так что же мне стоит взять этот маленький аппарат и просто нажать на вызов? Просто сказать: «Привет»…
Я выдохнула и опять повернулась к окну. На шоссе мелькали машины. Словно муравьи, они торопились по своим делам, перестраиваясь в нужную полосу и скрываясь за полем моего зрения. Нет. Так не решить проблемы. Если я опять просто скроюсь от нее. Я подошла к дивану, схватила телефон и найдя номер Роберта нажала на вызов.
Гудок… Второй…
- Hello? – откашлялся голос на том конце. – Перехватило дыхание. – Пояснил он. – Секундочку, повиси на трубке.
- Окей, – я слушала тишину. Интересно, где он?
- Я здесь, – словно, волной окунал в океан его баритон.
- Привет, – ответила я, сглатывая ком, подкатывающий к горлу. – С Днем рождения. Песню петь не буду, так как со слухом не все в порядке. Сам знаешь… - Забормотала я.
- Да. То есть. Прости, – Роберт выдохнул. Неужели, он волнуется, так же, как и я? Бред. - Я хотел сказать спасибо. И поешь ты неплохо.
- Да уж, – я не знала, что еще говорить. Не могла же я сказать про поцелуй и все с ним связанное. И еще совсем не хотела говорить про Тома. Хотя, он и сам, наверняка, все знал.
- Как ты? – спросил он.
- Нормально, – ответила я.
- Я хотел извиниться за все, – ох уж это «sorry».
- Да-да. Я не в обиде. Все нормально. Просто звоню поздравить и хочу пожелать счастья, удачи, достижения намеченных целей и взаимопонимания с окружающим миром.
Роберт усмехнулся.
- Взаимопонимания, как раз не хватает. Надеюсь, после твоего пожелания оно меня найдет.
Я тоже усмехнулась.
- Отмечаешь?
- Да. Немного, – задумчиво произнес он. Рядом послышался голос девушки.
- Окей. Не буду мешать, – стала закругляться я.
- Нет-нет. Подожди, – занервничал он.
- Роберт, - я с трудом произнесла его имя. – Тебя там кто-то зовет. Я не хочу отвлекать.
- Стася, - а мое имя из его уст просто убывало быстро и болезненно. – Ты не отвлекаешь. Подожди. Я просто хотел тебя пригласить на премьеру.
- На какую премьеру? – пытаясь говорить ровно, интересовалась я.
- Премьера новой части саги. Мы приедем в Москву на премьеру. Я хотел, чтобы ты меня поддержала и пришла.
Черт! Что же ответить? Увидеть его равносильно тому, самой выкопать себе яму. А с другой стороны, почему нет? Я покажу, что я сильная. Покажу, что мне хорошо. Что у меня все просто отлично. Пусть он не думает, что я переживаю из-за чего-то. Пусть знает, что я счастлива и что он многое потерял, не сказав мне всего того, что мог бы сказать…
- Хорошо, – ответила я.
- Уффф. Окей. Я попрошу своего менеджера отправить тебе билеты.
- Окей, – теперь я говорила более спокойно, а вот Роберт. Роберт почему-то нервничал…
- Как мне узнать адрес? – его голос звенел от нервозности.
- Я пришлю смс.
- Хорошо. Я буду ждать. Я рад, что ты согласилась. Я, надеюсь, мы увидимся и поговорим.
- Да, – ком опять подкатил к горлу. Я сглотнула. – Мне пора.
- Да, конечно. Пока. Увидимся.
- Окей. Увидимся.
Я нажала на красную кнопку и обессилено плюхнулась на диван…

Дима Билан "Ты должна рядом быть"
________________________________

Спасибо за проявленный интерес.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-308-2
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 356 10
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Фредерик
Собственные произведения (16+)
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Влюбиться в Роберта Па...
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
zoya


Изображение
Вверх