Творчество

Pas Sans Toi (Не без тебя...) Глава 2
25.09.2017   07:34    
Момент истины

Поцелуй не мог длиться вечно, я это понимал. Но не желал ее отпускать. Знал, что должен позволить Мел вдохнуть, только хотел быть ее кислородом. Пока она была так близко, пока касалась меня, и смешивались два дыхания, мы становились друг для друга настоящими, не эфемерными, не вымечтанными... Что может быть больней, чем ощущать любимую девушку далекой и недоступной, даже когда она на расстоянии вытянутой руки?
Постепенно Милли отстранилась. Мягко, но настойчиво отвела мои ладони и, отвернувшись к окну, как-то устало произнесла:
- Прости, я не должна была...
Мой взгляд упал на ее кисти, такие бледные. Я накрыл рукой холодные пальчики и тут же уловил их невольную дрожь. Комок застрял в горле.
- Что же ты делаешь, Мел? Я ведь чувствую, что все по-прежнему, вижу.
Она покачала головой, пряча от меня лицо.
- Поговори со мной... Пожалуйста. Или побудь рядом, хоть немного.
- Я не могу... Все изменилось, Роберт. Я не свободна.
Знаю, все знаю. Твое кольцо сейчас царапает мне кожу и сердце... Только что делать с поцелуем, который продолжает жечь губы?
- Ты любишь его?
После паузы Мел ответила:
- Это другая любовь. Не такая, как...
- Ко мне? – закончил я. – Почему?
- Просто ты... ты другой.
- И что это значит? – Наверное, вопрос прозвучал резче, чем хотелось бы, но я ничего не мог с собой поделать.
Её пальцы шевельнулись в моих, голос дрогнул, когда Милли снова заговорила:
- Ты из другого мира, что бы ни говорил, как бы ни боролся. Ты уже по определению не можешь быть моим... Не можешь. Пойми же. Смирись... У тебя все будет хорошо, поверь.
Эти вежливые увещевания начинали медленно и верно выводить меня из себя. «Пойми. Смирись. Будет хорошо». Почему-то хотелось встряхнуть ее за плечи – такую рассудительную, почти убедительную в своих ненужных речах. Хотелось, чтобы ее волосы были растрепанными, одежда обычной, разговоры шутливыми... Моя Мел будто спряталась в скорлупе. Красивой, элегантной, но холодной. Словно должна быть такой для кого-то еще.
- Откуда ты знаешь, что и как у меня будет? – неожиданно горько произнес я, не желая размыкать наших сцепленных рук. Потом посмотрел на нее, и...
Все несправедливые обвинения, мысленные или готовые вырваться, застряли в горле. Мел дрожала, очень сильно дрожала и вглядывалась в мое лицо с каким-то непонятным отчаянием. Я застыл, как всегда, видя молчаливые слезы в её глазах. Будто она могла говорить со мной только так – сердцем. Я не понимал всего, но чувствовал. Тысячи вопросов на губах, в голове, терялись, пропадали, потому что ответ был только один. И я видел его в глазах Мел.
Осторожно высвободив ладонь, она скользнула пальцами вдоль моей щеки.
- Я знаю, верю... Ты будешь счастлив. Только без меня.
- Нет, Мел. Не без тебя.
- Роберт...
Зазвонил её телефон. Я понадеялся, что Милли не ответит. Зря. Несколько слов, в духе: «Да, понимаю – хорошо, что позвонил – еду», быстрый отбой, после чего Мел снова повернулась ко мне, сказав неминуемое:
- Извини, надо домой.
Наш разговор был коротким. Ничего толком не ответив мне, она спешила к нему...
- Пока, – сухо откликнулся я.
Стук захлопнутой дверцы машины еще долго отдавался в моей голове. Время шло, а я не уезжал – и снег все падал, и Моррисон все звучал... Только покоя в душе не осталось. Я понимал лишь, что ничего не понимаю. Мел пыталась убедить меня в том, во что верила сама – или хотела верить. Ее глаза кричали «люблю», но губы повторяли «смирись». И я знал, что для меня важнее.
Все это походило на бескрайнее озеро, покрытое коркой льда – не было никаких гарантий, что, ступая, я не набреду на то самое место, где поверхность проломится, неожиданно разверзнувшись под ногами. Я не продумывал стратегий. Не крутил голову, правильно поступаю или нет. И точно пока решил лишь одно – на завтрашнюю дегустацию я пойду обязательно.

Мероприятие было организовано на должном уровне, чего и следовало ожидать. В просторном помещении главной библиотеки с невероятно высокими потолками и деревянной обивкой стен размещались ряды аккуратных столиков с белоснежными скатертями, на которых пустые, поблескивающие в свете ярких ламп бокалы терпеливо ждали специально отобранных французских вин. Шесть сортов из лучших виноградников Бургундии. Меня же на данный момент завораживала именно обстановка вокруг, среди которой ресторанное убранство казалось не очень уместным. Книги, везде книги, приятные запахи древесины и бумаги, ненавязчиво манившие погрузиться в другую атмосферу, без телефонов, Интернета, телевизоров. Отгородиться от внешнего мира и читать, перелистывая потрепанные страницы... Второй этаж, расположенный по всему периметру стен, был прекрасно виден снизу, потому что состоял из одних стеллажей, заставленных разноцветными томами. Внушительных размеров гобелен, вобравший сочные земляные оттенки, создавал особый уют домашней библиотеки. На миг я даже забыл, зачем сюда явился, только вот уединения на таком многолюдном событии ждать не приходилось. Среди присутствующих было много иностранцев, представителей посольств и местных любителей дорогих вин, желающих красиво потратить деньги. Я оказался здесь по собственной веской причине, но при этом полностью соответствовал правилам этикета. У меня имелся изрядный багаж светских раутов за спиной. Я умел болтать ни о чем, мило улыбаться неизвестно кому и прятать все, что не должно быть заметно, за внешним лоском. Не знаю, убедительно ли получалось на этот раз, но тут не оказалось тех, кто меня знал, и камер, следящих за каждым моим шагом. Для собравшихся я был лишь воспитанным молодым человеком, извиняющимся за свой неидеальный французский – что вознаграждалось вполне искренними улыбками. И время тянулось слишком медленно...
Пока я не заметил... их. Мел держала под руку высокого мужчину в черном, безупречно сидящем костюме. Заходя в зал, он что-то говорил ей, склонившись к щеке, приобняв за талию... Хотелось бы, конечно, чтобы ее жених оказался маленьким, плешивым, толстым... в общем, выгодно выделяющим меня на его фоне – только такое было маловероятно. Так что вот он, блестящий соперник. И она рядом, такая красивая – в облегающем фигуру синем платье с глубоким декольте, туфлях на высоком каблуке. С аккуратно подобранными наверх русыми волосами, в которые многочисленные лампы вплетают свои золотистые сияющие нити... Наверное, я просто упустил тот момент, когда взгляд Мел впервые упал в толпу, узнавая того, кого она вряд ли ожидала здесь увидеть – но, когда встретились наши глаза, я не уловил ни удивления, ни раздражения. Она скользнула кончиками пальцев по шее, поправляя цепочку, сжала в руках клатч и почти тут же отвернулась, кому-то улыбаясь.

Во время дегустации Мел и ее жених сидели за соседним столиком. Что ж, настолько мне повезти не могло. Да и хотел ли я этого? Смотреть на них, заняв место напротив? И на сей раз вылить какое-нибудь эксклюзивное вино на свой светло-серый костюм? Вряд ли...
Лектор, имевший немало титулов и заслуг, которые ненавязчиво проплыли мимо моих ушей, оставив лишь упрощенное «международный эксперт по винам Бордо и Бургундии», долго говорил, что-то объяснял – но его голос был для меня лишь фоном. Я не любил ни вино, ни сыры с плесенью, за эти годы так и не став гурманом, что уж поделать. Пару раз я находил заплесневевший до мха сыр, позабытый в холодильнике Тома и, на вкус, не видел разницы. Мохнатая, непривлекательная на вид субстанция. И, конечно же, совершенно несъедобная для меня по той же причине. Как тут культурно не сморщиться?
Пару раз в такие моменты я ловил на себе взгляд Мел. Неужели скрывает улыбку? Конечно, она меня раскусила. Слишком очевидно, если вспомнить... Странно, но понимание этого по-детски обрадовало.

После дегустации я не спешил уходить, хоть и приближаться к парочке не собирался. Просто бросал взгляды издалека. Смотрел на Мел, пока она не видела. Жадно впитывал глоток за глотком ее цветущую красоту... Прекрасная молодая женщина, побуждавшая сбиваться мое сердце каждый раз, когда я встречал ее взгляд. Да, она была той, кого я безнадежно любил все эти годы, но заставляла влюбляться снова... заново. Мягкие изгибы ее шеи, плеч, груди, все контуры тела, волнующе подчеркнутые платьем, казались безупречными. Ее выразительные глаза и нежные губы манили, заставляя вспоминать. И сходить с ума от мысли, что когда-то она была моей.
- Прошу прощения, месье!
Я, конечно, не скрывался в толпе и не попадался намеренно на глаза, но никак не ожидал, что меня окликнет... жених Мел.
- Извините, вы ведь актер? Вы... месье Паттинсон, я прав? – К этому я не был готов. Смешной французский акцент, «месье»... Непринужденность и вежливая легкость. Француз. Моя челюсть так сжалась, что, казалось, я услышал скрип собственных зубов.
Я лишь кивнул, пожав протянутую руку.
- Поль Ленуа, пресс-атташе французского посла в Лондоне. А это моя невеста Мелани Робертс, обозреватель новинок искусства и литературы Франции этого института. Признаться, наслышан. Она очень вас любит.
- Я в курсе.
Улыбка, видимо, вышла саркастической. Старательно избегая смотреть на Мел, которую «наслышанный» атташе слишком по-свойски обнимал за талию, я уже собирался вежливо распрощаться, когда он продолжил:
- Послушайте, тут есть замечательное бистро, почему бы нам не поужинать вместе. Сегодня там продленный рабочий день из-за дегустации. Пойдемте с нами. Блюда французской кухни вам не могут не понравиться.
«О да, у меня уже и так стоит в горле ваш сыр с изысканной плесенью».
- И, я уверен, Мел будет очень интересно узнать вас поближе, правда, сhéri?
«Как близко меня знает дорогая, тебе лучше понятия не иметь».
- Поль, мистер Паттинсон наверняка очень занят... – Ее голос дрогнул. Мило. Черт, ну почему я так зол? Я же сам сюда приперся. Сам нарвался.
- Нет, я не занят. У меня отпуск, – очередная улыбка во весь рот до боли натянула щеки. Ничего, шоу должно продолжаться.

«Замечательное бистро» оказалось кафе-рестораном в том же здании – без неуместной роскоши и излишеств в обстановке, что было определенно в моем вкусе. Видимо, это объяснялось тем, что заведение считалось дневным и в будни закрывалось довольно рано. Сочетание белого с черным в интерьере не резало глаз, во всем чувствовался налет самой что ни на есть французской легкости. Кожаные стулья с высокими спинками сулили удобство. Только мне было все равно, куда я опущу свой зад и что буду есть – за исключением разве что устриц, заочно вычеркнутых из любого меню. Сейчас я лишь хотел быть ближе к Мел... Но, добившись этого, по какой-то горькой иронии, не испытывал даже смутной радости от присутствия рядом той, которую любил. «Моя Мел» то, «моя Мел» сё... Изощренный способ усилить боль. Зачем я вообще здесь – пятым колесом в телеге? Сидеть напротив них и вежливо улыбаться? Видеть, как она напряжена. Ловить смесь упрека и жалости в редких взглядах. В каком бреду такое мероприятие показалось хорошей идеей? Светская, но довольно предсказуемая беседа начинала меня раздражать. Этот Поль, похоже, решил узнать всю мою подноготную, чтоб угодить... невесте. Да, теперь мне приходилось называть вещи своими именами. Ее жених больше не был каким-то неодушевленным предметом. Он как-то, когда-то возник в ее жизни, из которой столь старательно вычеркивался я...
- Вы бывали в Париже, Роберт? – Подняв голову, я встретил заинтересованный взгляд светло-карих глаз.
Какой прогресс, после разговоров о вине, забавном акценте, актерстве и заплесневелых сырах он завел парижскую шарманку.
- Да, проездом, – коротко ответил я.
- Нет, это не дело, – тут же запротестовал атташе. Даже вилкой он помахивал элегантно.
- Мне и так понравилось, – сквозь зубы бросил я.
Казалось, он не замечает моего «ласкового» тона, что к лучшему, потому что играть вежливость в тот момент я не имел никакого желания. Особенно глядя, как его рука то и дело касается ее руки...
- По Парижу надо гулять, им надо наслаждаться. Видеть изнутри. Поверьте, Роберт, этот город прекрасен.
- Верю.
Мой взгляд не мог подняться к лицу Мел, и, скользя по области декольте, улавливал, как часто и поверхностно она дышит.
- Вас легко убедить, – констатировал Поль.
- Просто у меня был хороший гид, и я успел увидеть самые красивые места.
- О... Смею предположить, девушка?
- Отчего вдруг?
Наверное, меня выдавал неуместный румянец или пальцы, которые я по неискоренимой привычке слишком нервно выгибал.
- В вашем голосе нотки ностальгии.
Его догадки мало интересовали. Мне лишь хотелось посмотреть в ее лицо. Хотелось увидеть выражение глаз...
- Просто скучаю по тем временам.
Прядь русых волос, выбившаяся из прически, лежала на нежном изгибе шеи. Как тогда, в том маленьком кафе... и то же самое желание легонько провести рукой по ее плечу, ключицам, начинало накрывать меня с головой.
Касаясь, спуститься ниже к соблазнительной впадинке...
- А вы успели отведать национальных блюд?
Хорошо, что атташе так прилежно выполняет дипломатическую миссию «сделай приятное невесте», одновременно поглощая ужин. Иначе заметил бы, где блуждает взгляд озабоченного «месье Паттинсона».
- Я не большой знаток и любитель разных изысков, – тон стал натянутым, угрожая выдать чувства. Сглотнув, я с излишней непринужденностью добавил: – Потому довольствовался обычным уличным перекусом.
- Правда? – Он улыбнулся. – И что же вам понравилось из... перекуса?
- Такие блины, кажется, «крепе».
- О, неужели? Я очень удивился, когда сhéri в наш первый визит в Париж захотела именно их. Она ведь такая утонченная девушка.
Растерянно кивнув, я мельком взглянул на Милли. Её щеки покрывал легкий румянец. Кажется, она старательно делала вид, что её волнует лишь недавно поданный десерт...
И тогда атташе произнес, как ни в чем не бывало, заставив все вокруг на миг померкнуть перед моими глазами, а потом вспыхнуть в угрожающих темно-красных тонах:
- Я даже не удержался от соблазна сделать ей предложение в лучших традициях Парижа – на Эйфелевой башне. И моя Мел сказала «да».
Весь мой актерский потенциал был призван на борьбу с лавиной чувств, бушевавших внутри в этот момент. Среди бессилья, злости, боли, желания крикнуть: «Она МОЯ Мел!», я пытался уцепиться за что-то, что поможет сдержаться и не двинуть счастливому сопернику в челюсть. Он-то не виноват, конечно. Ни о чем не подозревает, несдержанно хвастаясь красотой поступков, которые нравятся дамам. Хорошо подвешенный язык, несомненно, помог атташе в нужных признаниях, в отличие от моего деревянного...
Тут, очень своевременно, зазвонил его телефон и, извинившись, месье Поль отчалил.
Я, наконец, посмотрел на Мел. Она же старательно отводила взгляд... так и не притронувшись к десерту на тарелке. Я уже давно съел все, что подали, даже не распробовав. Во рту, как, в прочем, и в душе, ощущалась лишь горечь.
- Все так изысканно: кольцо, Эйфелева башня, предложение руки и сердца. А потом он любил тебя на постели с лепестками роз, да? – неожиданно произнес я, комкая в кулаке салфетку. Кончики ногтей вонзились в ладонь.
Ее рука метнулась к лицу, и я заметил, как дрожат пальцы, на этот раз даже их не касаясь.
- Я угадал? Он не очень-то оригинален... – чувство, скребущее меня изнутри, заставляло говорить едко. – Это наш город. Ты специально француза выбрала? Конечно, ты же помешана на всем французском.
Ужас, что я несу. Но слова лились сами собой, вырываясь против моей воли.
- Не надо, Роберт... перестань.
- Конечно же, ты не хотела, чтобы я приходил, для своего душевного спокойствия.
- Для твоего...
- Тогда не парься.
- Почему ты не можешь смириться? – Ее поспешно отведенный взгляд был каким-то потерянным. Виноватым. Но по неясной причине это раздражало меня еще больше.
- А почему я должен? Чтобы все упростить? Я понимаю, ты меня не ждала. А я приперся. Нет, я не про прием, про твою налаженную жизнь.
Мы говорили отрывисто, тихо, глядя скорее в стол, чем друг другу в глаза. Но... вот он, момент истины. Все, что было до этого, неожиданно изменилось, рассыпалось. Будто кто-то, как следует, отдубасил меня, вернув в реальный мир. Заставил встряхнуться и, бешено зализывая раны, почувствовать дух борьбы. Борьбы за свое счастье, за эту девушку, которая пытается ускользнуть, как когда-то, все решив за меня. Но я не позволю! Я не дам ей уйти, не сделав все, чтобы она осталась.
Мел ничего не ответила. Может, не нашлась, что сказать, а может, увидела возвращающегося женишка.
- Очень некстати, но меня срочно вызывают в посольство. Роберт, я могу вас попросить отвезти Мелани домой?
- Поль, я... – как-то нервно встрепенулась Мел.
- Конечно. С удовольствием, – с видимым спокойствием не дал ей договорить я.
- Премного благодарен. Дорогая, спокойной ночи, не скучай.
Он поцеловал ее в щеку и протянул мне руку на прощание:
- Было очень приятно познакомиться, месье Паттинсон.
Этот атташе долго испытывал мое терпение, но правила хорошего тона еще никто не отменял.
- Взаимно, мистер Ленуа.

- Я лучше вызову такси, Роберт, – неожиданно произнесла Мел, поспешно одевая взятое в гардеробе пальто. Она сразу отошла чуть дальше, чтобы я не мог по-джентельменски ей помочь. Все это задевало меня. И злило. Я не понимал, не принимал.
- Нет, я пообещал твоему жениху, значит, доставлю тебя домой. Говори адрес.
Она молчала.
- Мел, я не буду тебя преследовать и приезжать к дому, обещаю, – холодно убедил я.
Едва заметно кивнув, она направилась к выходу, смирившись с ситуацией.

Огни ночного Лондона живописно проплывали мимо под негромкую музыку, только расслабления не приносили. Молчание было слишком напряженным. Никакие мелодии, никакие виды не могли этого изменить. Но я все равно ехал медленнее, чем обычно. Наверное, Мел понимала, но не возмущалась. Она вообще не реагировала, что еще больше нервировало. Как с чужим... Как с кем-то, недостойным внимания или разрушившим ее жизнь... Она хотела, чтобы я остался где-то там, как красивое воспоминание, а я все не унимался. Навязчиво лез в реальность, разрушая идиллию прошлого. Только, очевидно, она забыла, что бросила меня на утро совсем не романтично. И больно мне было совсем не по-киношному.
Я резко выключил музыку. Мел инстинктивно повернула голову.
- Мы не закончили разговор. Ты можешь делать вид, что тебе до лампочки, но поговоришь со мной в любом случае.
- Я уже все сказала, – тихо откликнулась она.
- Но не объяснила, почему я должен смириться.
- Потому что... Лучше мечте оставаться мечтой.
- Правда? – Как правильно она подобрала слова, чтобы все переиначить, сделав бессмысленным. Вдруг осенило – Мел мне просто не верит. Считает, что недостижимой звезде очередная блажь стрельнула в голову при новой внезапной встрече? Не знаю, какой была интонация моего голоса в момент, когда я, наконец, заговорил...
- Мечта – это я? – Что-то заставило меня усмехнуться – слишком зло, слишком саркастично – в то время как грудь монотонно буравила нарастающая боль. Я теряю ту, которую ждал несколько лет, а может, всю жизнь по такой дурацкой причине? – То есть, ты и так получила больше положенного?
Она не подтвердила, но я уже и сам все понял.
- А что теперь прикажешь делать мне? Жить с этим? Я и так живу с этим три года! Как быть, если в своей «вымечтанной» жизни я встретил реальную девушку? Скажи мне, Мел, – я уже не спрашивал, я просил. Это слишком долго мучило меня. – Если бы я не был Робертом-актером? Если был бы обычным парнем, с которым ты повстречалась в Париже?
- Если б это был не ты, я бы не... Я ведь уже знала тебя. Я обычно не веду себя так... в первую же ночь. И ты не был случайно встреченным парнем. Просто для нас все по-разному, пойми...
Ее слова медленно проникали в мое сознание. Я чуть не проехал нужный поворот, но вовремя притормозил, остановившись в начале длинной улицы с аккуратными домиками. Район, где Мел сейчас жила, не так уж отличался от того, в котором вырос я. Дурень. Какой же ты дурень! Еще про свое Мел+Роб ей расскажи...
- Ясно, – отрывисто произнес я, усмехнувшись, – То есть, ты думаешь, что для меня это была интрижка? До сих пор?
- Нет, но... прекрасно проведенное вместе время. Я – никто в твоей жизни.
Её неверие ранило все больней. Вызывало внутренний протест. Я никогда не думал, что могу злиться на Мел. Может быть, виной тому была ревность, её упрямое желание оставить все, как есть... теперь прибавилось что-то вроде затычек в ушах на любое признание.
- Конечно, Мел, а как же иначе. Ты – никто, я – всё. Положение обязывает? Я ведь легкомысленный, актер, звезда. И поэтому не заслуживаю второго шанса.
- Роберт, я вовсе не думаю о тебе так. Ты не понимаешь...
Я посмотрел ей в глаза, с трудом подавляя тихую ярость от собственного бессилья.
- Нет, не понимаю. Это единственная причина? Что я вроде как недосягаем? Просто протяни руку и коснись. Я не лучше и не хуже других. И я знаю, что тебе небезразличен. Думал, что смогу остаться в сторонке, но я не могу. Ты все решила за нас двоих, так просто...
- Это было непросто.
- Ну, конечно. Я помню твое письмо. Наизусть выучил. Как идиот таскаю в книжке Сэлинджера, которая прописалась в боковом кармане дорожной сумки. Ты посчитала себя эпизодом, и я даже сейчас не могу убедить, что это не так.
- Не надо меня ни в чем убеждать! – неожиданно вспыхнула Мел. – И давай не будем играть в «кто кого больней ужалит». Ты же понятия не имеешь...
- Ну, так скажи... Скажи хоть что-то. Или удобнее оставить записку, сматывая удочки? Прекрасно зная, что я не найду, не догоню. Сбегай и сейчас страдать в одиночку. Как красиво.
Она ничего не сказала, неожиданно открывая дверцу машины, будто действительно хотела спастись бегством. Но я последовал ее примеру и, обогнув капот, схватил за руку.
- Отпусти, Роб. Похоже, ты просто пьян, – Мел тяжело дышала, и я уже не мог понять, что выражают ее глаза.
- Пьян? – я усмехнулся, покачав головой. И сказал правду, сжимая её запястья. - Нет, я не пьян. Мне просто чертовски больно. Ты рада, chérie?
Она вздрогнула. Но вырваться не смогла. Под нашими ногами был тонкий слой запорошенного снегом льда, не дававший трепыхаться слишком сильно.
- Зачем ты так? Зачем испортил даже то, что было? Ты вывернул все наизнанку, хоть знал, что я не вернусь, – сдавленно, спотыкаясь в словах, заговорила Мел.
Ее кисти ослабели от моей настойчивой хватки. Слезы мокрыми дорожками застывали на щеках... Милли казалась сейчас такой беззащитной. Я даже сердиться на неё не мог, внезапно растеряв все аргументы. Была единственная правда моего сердца, которой она почему-то не хотела верить. Была непроходящая жажда моих губ, которую только она могла утолить... Наверное, Мел чувствовала это, как ощущала мое дыхание на своей коже – неуловимо, но неминуемо.
- Мел, я не стану извиняться за то, что люблю тебя. И ты поверишь мне – рано или поздно.

 
Источник: http://anti-robsten.ucoz.ru/forum/38-77-1
Из жизни Роберта Марина Гулько gulmarina 443 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Нельзя быть верным на сколько-то процентов, только на все сто."
Жизнь форума
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
Последнее в фф
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 2...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 224
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Галина


Изображение
Вверх