Творчество

О любви скажет песок
17.02.2019   19:35    
Глава 8.
Саша.
Кому достанется куш.


Победа порождает ненависть; побежденный живет в печали. В счастье живет спокойный, отказавшийся от победы и поражения.
Будда.


Иисус Христос говорил: «Если кто-то ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». А что делать, если все твое лицо исхлестано бесконечными пощечинами иронии судьбы? Как тогда быть? Как терпеть каждое последующее унижение? Как отвечать добром на зло, которое, кажется, хочет тебя сломить и повеселиться, танцуя ламбаду на твоих обессиленных чувствах?
На самом деле, все просто. Если ты стремишься к чему-либо, то для тебя и легкое унижение таковым не является. Главное, стоит ли того твоя цель?
Я размышляла, забирая свой багаж в Los Angeles International Airport (Аэропорт Лос-Анджелес) и думала только об одном: «Как сделать так, чтобы этот прекрасный город не надавал мне новых пощечин? Хотя, без них здесь вряд ли можно чего-то добиться…»
Я огляделась вокруг – люди были такими счастливыми, все улыбались, предвкушая свое первое знакомство с LA. Эта их радость вроде как передавалась и мне, но, все-таки, как то настораживала. А настораживала тем, что все в этом городе было неестественным и лживым. Даже эти улыбки…
Я вспомнила, что, когда улетала домой весной, люди вокруг меня не были такими счастливыми и радостными, как сейчас. Они были разочарованными, огорченными и даже обеспокоенными, но никак не радостными. Радости вокруг тогда было совсем мало, словно одна из тысячи песчинок в море, попадалась улыбка.
И тут я вспомнила героя одного американского фильма, который говорил о том, что все в этом городе лживо. Все, включая аэропорт, который встречает и провожает своих гостей на разных этажах. И те, кто улетает, не должны встретиться с теми, кто только прилетел, дабы не испортить им настроения и не спугнуть надежду. Надежду на что? На то, что в многомиллионном городе ты сможешь осуществить свою мечту? Надежду на то, что когда совсем не будет силы надеяться, ты сломишься и уедешь отсюда или останешься здесь проводить вечера в компании с Jack Daniels? Ответа на эти вопросы не было. Потому что я сама не знала, на что надеялась, возвращаясь в этот город. Не знала, потому что мечта, которая столько лет была мой основной движущей силой в работе, перестала давать мне надежду. Моя мечта вообще перестала иметь для меня значение, то значение, которое я приписывала ей. Теперь моя мечта была моим наказанием и проверкой на прочность всех моих ценностей в жизни.
Самолет задержался на пять часов. Лучше бы он задержался на пять столетий. Тогда бы мне не пришлось нестись из аэропорта сразу в здание кинокомпании, вспоминая по дороге день моего не первого и, я уже знала точно, не последнего унижения.

***
Это был понедельник. Тот самый понедельник, когда должно было быть принято решение по поводу главных ролей.
Рейчел и я сидели на небольшом кожаном диване в приемной, возле кабинета Дэвида, и ждали, когда у него закончиться совещание с инвесторами. На соседнем с нами диване сидели со-продюсер и директор по кастингу. Я улыбнулась им в знак приветствия и стала обдумывать то, ради чего мы все сегодня собрались. Я была настроена решительно. Решительно и бесповоротно, всеми усилиями отвергать Роберта Паттинсона, как претендента на главную роль. Я боялась… Боялась его… И, кажется, себя… Я боялась всего, что связывало меня с ним и могло еще раз связать.
Все, что произошло за день до этого, просто повергло меня в шок. Я не понимала за что мне все это? Почему все происходит именно сейчас? Почему моя спокойная размеренная жизнь должна сейчас пройти через все эти испытания? Зачем? Почему? Для чего нужны сейчас все эти испытаия?
Память… Зачем она нужна людям?
Я не хотела ничего помнить. Я бежала от своих воспоминаний, бежала от самой себя, от прошлой жизни и от всего того, что меня связывало с той прекрасной и милой девочкой, которая была влюблена. И которая похоронила свое сердце где-то там, рядом со своим прекрасным принцем, который больше никогда не вернется.
Боль сжимала сердце в тиски. Как он мог? Как он посмел шантажировать меня этим? Лучше бы снимки паппараци, честное слово… Я ненавижу его. Я всеми своими внутренностями ненавижу Роберта Паттинсона. Пусть он никогда не получит никакой роли!
И себя… Себя я тоже ненавижу. Дура. Наивная дура. Неужели, мне и, правда, хотелось верить, что его интерес не только профессиональный? Какая глупость. Все от начала до конца только ради роли, только ради фильма… Только…
- Блин… - непроизвольно вырвалось у меня.
- Что? – удивилась Рейчел.
- Да… - махнула я рукой. – Интересно сколько мы еще будем ждать?
- Я думаю, тебя сейчас должно волновать совсем другое, – заинтригованно проговорила она. Потом взяла в руки свой портфель и стала доставать из него какие-то журналы, свернутые трубочкой. - На, полюбуйся. – Ехидно заметила она и бросила журналы на стол, стоявший перед нами.
Я взяла первый попавший и взглянула на заголовок: «Старая/новая любовь Роберта Томсона». А под ним фото моих ног, торчащих из машины, и фото поцелуя Роберта… с Кристен Стюарт.
Я швырнула журнал обратно.
- Не-на-вижу… - зло и протяжно выговорила я и, сложив руки на груди, откинулась на спинку дивана.
- Я предупреждала, – так же снисходительно, как всегда заметила Рейч.
- И что там?
- Слава Богу, о тебе ни одной строчки.
- Странно… – теперь пришел мой черед удивляться. Я подняла журнал со стола.
- Они думают, что в машину садилась тоже Кристен.
Я судорожно листала страницы журнала, разыскивая статью. А когда нашла, стала читать, совсем не видя строк и перечитывая по два раза каждую, чтобы понять, что там написано:
«Новость, пролетевшая по всем страницам веб-порталов, посвященных нашему любимому и на какое-то время исчезнувшему с экранов кинотеатров сердцееду Роберту Паттинсону, может вас шокировать. Не более года назад всем известная пара Паттинсон/Стюарт, именуемая в известных кругах Робстен, объявила о своем разрыве, чем повергла своих верных фанатов в уныние.
Но вероятно это еще не конец их истории. Ликуйте фанаты, ребята снова вместе. На днях, их поймали паппараци. Они выходили из отеля, где временно остановился Роберт, приехавший в ЛА на кастинг к фильму «Мечта». И о чудо. Они поцеловались, тем самым прилюдно подтвердив то, что их роман разгорелся с новой силой.
Официальных комментариев от Роберта и Кристен пока нет. Да и вряд ли будут. Но будем надеяться, что поцелуй был искренним и пара воссоединилась».
- Между прочим, в интернете на самом деле – это новость номер один. Хороший у него агент, все-таки…
Я повернулась к Рейчел и недоуменно уставилась на нее.
- Что? – ответила она на мой взгляд. – Они проделали отличную работу.
- Отличную работу, Рейч?! О чем ты? – не понимала я.
- Пиар, дорогая! Ты знаешь, что это такое? – я была готова задушить ее за это снисходительное бормотание.
- Пиар…
- В чем дело? Почему такое удивленное лицо?
Я молчала. Рейчел продолжала восхищаться, а мне хотелось треснуть ей чем-нибудь тяжелым по голове.
- Молодцы. Все правильно разыграли и придумали, – она взяла журнал у меня из рук и продолжила. – Честно говоря, не понимаю одного, почему они не стали использовать тебя. Ведь на первой фотографии это точно ты. Вот посмотри это твои туфли. – И она ткнула пальцем на фото.
- Ты хочешь от меня объяснений? – пожала плечами я. – У меня их нет. Я ничего не знаю и ничего не понимаю.
Я на самом деле ничего не понимала. Скандал есть, а моих фото и истории нет. Почем? Почему он отказался от своего плана? Неужели я ошиблась и все его попытки вспомнить то, что было - вовсе не шантаж? Нет, нет… Он же ясно дал понять, что все было спланировано ради роли. Но потом? Что же он там говорил про потом? Я совсем его не слушала, а только старалась прекратить все это.
Как же все это? Когда был их поцелуй? Зачем тогда он целовал меня?
Я машинально провела рукой по губам, вспоминая то, что пережила в субботу. Сердце бешено заколотилось. Стоп. Прекрати думать о нем. Но ведь он… Он… Он не стал впутывать меня во все это. Почему? Блин. Я совсем запуталась. Я совсем ничего не понимаю…
- Странно, – вдруг, бросила Рейч.
- Что странно? – переспросила я, все еще прокручивая в голове все слова Роберта и пытаясь уловить в них смысл.
- Все странно. Они так здорово все разыгрывали. Я думала, что ты будешь главной героиней этих сплетен, - Рейч пристально смотрела, пытаясь найти ответы на свои вопросы. Но я точно не могла ей их дать.
- Я тоже так думала, – все еще в задумчивости произнесла я.
- Ты с ним переспала? – Внезапно, но, все-таки, с некоторой долей осторожности спросила она.
- Нет, - прошипела я. - Ты, что, Рейчел, совсем спятила? – фыркнула я и уставилась на нее. Слава Богу, что мы общалась с ней на русском, иначе наш разговор точно не остался бы незамеченным.
- Тогда где объяснение? – развела она руками.
- Я не знаю... – выдохнула я.
- Ты точно ничего не скрываешь? – не унималась она.
- Нет! – более решительно ответила я и опустила голову, рассматривая фотографии на журнале, который Рейчел бросила на стол.
Что за глупость придумала Рейч. Я и Роберт? Она совсем сошла с ума. Точно. Уже второй раз намекает мне на это. Может быть у них, здесь в Голливуде, это и в порядке вещей… Но я не собираюсь спать с первым встречным актером. Да? А с каким собираюсь, со вторым встречным? Пфф… Да ни с каким. У меня муж, семья, сын. У меня и так все хорошо.
Тоненький гадкий голосок внутри меня не унимался: «Так ли уж у тебя все хорошо? Почему же ты так страстно отвечала на его поцелуй? Чееерт!»
Стоило честно признаться самой себе, что ответов на вопросы не было. Или точнее я просто сама не хотела на них отвечать.
Пока я сидела и в задумчивости размышляла над всем, что произошло за эти несколько дней, дверь кабинета открылась, и из нее вышел не совсем довольный Дэвид.
- Добрый день, – поприветствовал он всех. – Саша. - Он произнес мое имя и кивнул головой в знак приветствия.
- Добрый день, – ответила я, вставая с дивана и направляясь к нему, чтобы пожать руку.
Дэвид на удивление был очень серьезен. Его глаза не бегали, как обычно, а были сфокусированы только на мне. Он хмурился. А я улыбалась, стараясь сгладить неловкость ситуации.
- Я хочу поговорить с вами.
- ??? - в моих глазах явно читалось удивление. Что еще за разговор? Я повернулась к Рейчел, ища у нее поддержки.
Дэвид остановил ее.
- Нет. Я хочу поговорить с глазу на глаз.
- Хорошо... – неуверенно пролепетала я.
- Проходи в кабинет, – обратился он ко мне, а сам на секунду задержался и пояснил остальным. – Я позову всех чуть позже. Извините.
Я прошла в кабинет. Он был очень большим и светлым. И состоял из двух комнат, разделенных между собой раздвижной стеклянной перегородкой. Та, что была ближе к входу, представляла собой что-то вроде гостиной с большими кожаными диванами, картинами на стенах и небольшим журнальным столиком. Мы расположились в соседней, где находился рабочий стол, множество шкафов с папками и полок, заваленных бумагами.
- Присаживайся, - предложил Дэвид, указывая на кресло, расположенное напротив стола.
Я села на краешек и притихла. Внезапно меня обуял такой страх, что я даже сама не могла себе объяснить, от чего так дрожат мои руки. Все это время я старалась не сводить глаз с Дэвида.
Он расположился за столом, сложил пальцы в замок и на секунду замешкался.
- Не знаю с чего и начать, – улыбаясь, проговорил он.
- Начните с главного, – пытаясь шутить, предложила я.
- С главного… - задумался он. – Хорошо.
- Что-то случилось? – так же шутливо предположила я.
- Надеюсь, пока нет.
Я ничего не понимала. Какие-то загадки. Что вообще происходит?
- Окей. Секунду? – попросил он и нажал кнопку громкой связи аппарата, стоявшего у него на столе. Дальше он стал говорить собеседнику на проводе. – Она здесь, можете с ней поговорить. И тут сквозь треск и шум телефонной международной связи я услышала знакомый, можно было даже сказать, родной голос:
- Обухова, мать твою! – раздраженный мужской голос, срывающийся на крик, матерился со всей присущей ему экспрессивностью. – Ты что там совсем остатки ума потеряла?! – Продолжал он орать по-русски.
- Зотов? – все еще не понимая, что происходит, спрашивала я у Дэвида.
- Да, это мистер Зотов. Я оставлю вас наедине... – Дэвид мило улыбнулся и удалился в соседнюю комнату, когда голос продолжал орать:
- Зотов?! – передразнивал он. - Да мать твою, это Зотов! Возьми трубку, меня бесит разговаривать по этой «громкоговорилке».
- Хорошо, – ответила я и, подойдя к телефону, переключилась на трубку.
- Обухова, ты явно ох… - уже более спокойно сказал голос в трубке. – Ты там кем себя возомнила? Ты вообще понимаешь, какие бабки здесь крутятся?
- Антон… – я все еще ничего не понимала.
- Шура, не нервируй меня. И сейчас же объясни мне, мать твою, все, что ты натворила!
Я вообще не понимала, почему Антон разговаривает со мной по телефону в кабинете Дэвида, а не по мобильнику? Почему он меня в чем-то обвиняет? В чем-то, о чем я даже представления не имею.
Да, Зотов был тем инвестором, который давал на фильм большую часть денег. Он помогал мне по старой дружбе, по старой соседской дружбе… Но я никак не могла понять в чем я не оправдала его надежд? В чем я провинилась на этот раз? Почему он вообще со мной так разговаривает?
- Стоп, Антон. Притормози. Я совсем не понимаю о чем речь, – начала я.
- Она не понимает о чем речь? – передразнил он меня опять. – Тебе повезло, что я сейчас никак не могу вылететь в Лос-Анджелес, иначе я бы тебе на пальцах показал, о чем здесь речь.
- Блин! – выругалась я. – Я действительно не знаю, о чем ты говоришь. Объясни мне все по-порядку.
- Я…- дальше шел, необъяснимый русский фольклор, от которого порой просто уши в трубочку скручивались, отказываясь слушать весь этот бред. Но, все же, я спокойно выслушала его сногсшибательные фольклорные напевы и повторила еще раз:
- Антон, объясни еще раз все по-порядку.
На что он так же спокойно ответил:
- Хорошо. По-порядку.
Он немного отдышался и начал свой монолог:
- Во-первых, как ты знаешь сегодня утром все инвесторы, Дэвид и Кэтрин. Все мы обсуждали претендентов на главные роли в фильме. Фаворитом на главную мужскую роль был Хью. Помнишь Хью?
- Да мы с ним встречались здесь на пробах, – промямлила я.
- Так вот. За выходные кое-что изменилось.
Мысли бешено стали шевелиться в голове и до меня, как «до верблюда на пятые сутки» стало доходить, о чем мне пытается втереть Антон. Я вспомнила журналы, фото и статью…
- Никто не ожидал, что этот парень способен поднять рейтинги стольких изданий. Дэвид привел статистику, и мы поняли, что нам нужен именно этот «сладенький пирожок». Как его там? – Я сглотнула.
- Пат-тин-сон… – еле слышно пролепетала я.
- Да. Роберт Паттинсон. Он нам нужен. Нужен, мать твою, чтобы отбить назад деньги, которые я трачу на твой фильм. Поняла?! – Зотов опять начинал заводиться.
- Поняла, – отрешенно ответила я.
- А ты что натворила?
- Да, Господи, Боже мой… Я то, что натворила? – выпалила я.
- Слушай? – Я слышала, как Антон громко выдохнул и откашлялся, чтобы успокоиться. – Пока мы совещались на счет остального актерского состава, точнее совещались они, а я только слушал. Дэвид в это время пытался связаться с агентом этого Роберта.
- Так, и что? – перебила я его. – Так они, наверно, должны быть просто счастливы, что роль, все-таки, досталась им.
- Все-таки? – опять изобразив мой тон, повторил Антон. – Так вот, все-таки, нет. Они не хотят принимать участие в этом проекте. А наш замечательный секс-символ слинял в Лондон к своим любимым маме с папой. О, как. Довольна?
Он помолчал секунду, но так как и я молчала, продолжил:
- А хочешь, я тебе скажу, по какой причине они отказываются от проекта?
- Я догадываюсь…
- Ах, ты догадываешься? – Зотов продолжал издеваться надо мной.
- Хватит Антон. Ты прекрасно знаешь, что я не люблю, когда ты так со мной разговариваешь.
- Не любит она. А как тебе еще мозги назад поставить?!
- Не кричи на меня. Скажи просто. Шура – ты дура. Но ты можешь все исправить, – давила на жалость я, понимая, что во всем этом накосячила именно я и никто другой. И что, вероятнее всего, исправлять ситуацию придется тоже мне. Не было печали…
- Б… - выругался он. – А я чем занимаюсь сейчас?
Мы оба молчали.
- Что она сказала Дэвиду? – собравшись спросила я я.
- Вот, молодец. Узнаю Обухову.
- Я Керн.
- Керн ты для этих всех олухов, которые читают твои книжонки. А для меня ты Шура Обухова. Была и будешь. Хватит мне зубы заговаривать…
- Окей- окей.
- И не «окей», мать твою, а «хорошо». Русский забыла что ли?
- Антон, прекрати. Я не забыла русский. Так, что она сказала? – повторила я вопрос.
- Сказала, что ты предложила этому красавцу засунуть сценарий себе в задницу, и забыть о проекте. Он типа обиделся и уехал в Лондон, – Зотов секунду помолчал и добавил. - Даже не хочу знать, что между вами на самом деле произошло.
- Блин.
- Вот те и блин. Сметаны не забудь намазать…
Я не знала, что сказать. В голове крутились только мысли о том, что все могут подумать, если вся эта информация распространится. Хотя в конечном результате, все всё равно будут думать… Будут думать, что я домогалась Паттинсона, а он мне отказал, так как возобновил отношения с бывшей пассией. Я русская стерва или еще что-то в этом духе…
Меня замутило, и я присела в кресло.
- Что теперь делать-то, Зотов? – извиняющимся тоном поинтересовалась я.
- Я бы сказал тебе, но у меня иссяк словарь.
- Как я теперь всем в глаза посмотрю.
- Она заботиться о себе. Ха... – усмехнулся он. – Ты о фильме подумай. Срочно ищи телефон этого мачо и умоляй его вернуться в проект.
- Нет. Нет, Зотов. Даже не уговаривай, - затараторила я. Да как же я ему позвоню? Я же сама сказала, что не хочу его больше видеть, сама выставила его за дверь…
Зотов продолжал:
- Я и не собираюсь уговаривать. Я настаиваю на том, чтоб ты срочно ему звонила и предлагала все, что только можно. Хоть себя, – Антон опять начинал заводиться. – Ты поняла меня. Иначе, никакого фильма тебе не видать. Я деньги на ветер просто так кидать не собираюсь. Хочешь фильм – звони.
- Нет! – крикнула я, отгоняя круги перед глазами.
- Саша. Я знаю, ты хочешь этот фильм. Это была твоя мечта, – он пытался говорить мягче. По щекам потекли предательские струйки. Голос срывался:
- Я не могу…
- Ты сможешь. Успокойся. Я уверен, ничего такого между вами не было. Наверняка он приставал, а ты отказала. Вот парень и разозлился, – он откашлялся. – Так ты пообещай ему, что после фильма все будет.
- Зотов, ты дурак? – улыбаясь сквозь слезы, спросила я.
- Я же не говорю - переспи с ним. Просто пообещай. А потом уедешь назад в Россию и все… Ничего не знаем, ни чего не помним.
- Это подло…
- А так, как он поступает, не подло? – усмехнулся Антон. – Вот и подумай. Мы здесь кто? Так, пешки… Они пытаются срубить на нас бабки. Так пусть тогда мы тоже не в долгах останемся.
Я молчала и старалась переварить все, что сказал Антон. Это у меня получалось с трудом. Как я могла после всего того, что я наговорила Роберту, звонить и просить его сыграть эту дурацкую роль? Что я ему скажу? Да он и не согласиться, а скорее всего вообще не захочет меня слушать. Хотя, конечно, в чем-то Зотов был прав… Их методы не лучше, но…
Странно, Роберт так боролся за эту роль. На какие ухищрения они только не готовы были пойти для того, чтобы ее заполучить… Почему же сейчас отказываются? Неужели, он не хочет сниматься в фильме из-за меня? Или это только предположения его агента? А я? Я хочу, чтобы он снимался в этом фильме? У меня просто нет выбора. Я должна звонить и умолять.
Голова начинала гудеть от перенапряжения и мыслей, копошащихся в ней. Хотелось выдернуть мозг и отдать его кому-нибудь другому. И как в мультике про Губку Боба просто прыгать и смеяться неизвестно чему, словно дурачок из психушки. Блин…
- Ну что не убедил? – после недолгой паузы спросил Антон.
- Не знаю, – неуверенно промямлила я.
- Сашка, это же тфу. Подумаешь, актеришка. Просто намекни… - он опять откашлялся. – Так давай по-другому. Ты хочешь, чтобы сняли фильм?
- Да, – уверенно ответила я.
- Так в чем тогда проблема? – не унимался он.
- Окей… - безысходно бросила я. - Я подумаю.
- Не окей, а… - саркастически произнес он
- Хорошо.
- Вот и умница. Все хватит лить слезы. Дело – есть дело. А сделал дело? Что?
- Вымой тело… - усмехнулась я.
- Тьфу тебя Обухова. Слушай, а давай, чтоб те думалось быстрее, мы помимо прав на экранизацию книги заплатим плюсом еще и процент от проката? А?
- Здесь не в деньгах дело, Зотов, – мне захотелось рассказать ему всю историю от начала до конца, но он не был настроен, слушать меня.
- Ну, ладно-ладно. У нас уже, между прочим, полночь. Приедешь, встретимся и все обсудим. Хорошо? – заканчивал разговор Антон, не давая даже шанса на апелляцию.
- Хорошо...
- Вот и умница. Саш, все будет хорошо. Вот увидишь. Сама знаешь так просто - только сыр в мышеловке. Так что, целую. И жду результата.
- Жди, - ответила я и положила трубку.
Нужно было срочно собраться с мыслями. Я совсем запуталась во всем этом. Совсем не понимала себя, не понимала Роберта, как всегда не понимала, что происходит с людьми в этом безумном всепоглощающем всех и вся «городе Ангелов».
Я взглянула на Дэвида, который стоял за стеклянными дверьми, сложив руки на груди и рассматривая меня самым пристальным взглядом, на который он только был способен. Когда мои глаза встретились с его, я поняла, что он поддержит меня во всем, но решение я должна принять сама…Я мотнула ему головой, спрашивая тем самым, что делать. На что он только пожал плечами и, развернувшись, покинул кабинет. Видимо решил мне дать время собраться с мыслями.
Блин… Почему женщинам всегда приходиться принимать решения? Кому я сейчас задавала этот мысленный вопрос? Сама не знаю. Хотелось, чтобы как всегда Зотов решил все мои проблемы, а я почивала на лаврах словно победитель. Но, нет. Для того, чтобы победить стоит приложить массу усилий и волю. Волю…
Да… Как говориться: «Труднее всего идти к победе на коленях».
И все же я никак не понимала, почему мне так трудно позвонить ему. Просто позвонить и спросить, почему он отказывается от проекта. Спросить о том, с какими условиями он не согласен. А если он не согласен с одним условием? Вдруг он не хочет, чтобы я была на съемочной площадке…
Я не решалась. Все обдумывала, что сказать, как ответить, какие он вопросы мне может задать, пока на мобильник не пришла «смс».
Она была от Зотова. Не удивительно!? На телефоне черным по белому было написано только три слова: «Ты уже позвонила?»
Блин…
Я стала искать в телефоне номер Роберта. На душе было так, словно я сдаю экзамен в университете. Все внутри дрожало и ныло.
Гудок… Еще один… Третий… Он вообще собирается брать трубку? Четвертый…. Пятый….
Вот и славно, он не отвечает. Я нажала на отмену вызова. Сейчас так и напишу Зотову: «Абонент не отвечает или временно…»
На телефон пришла новая смс: «Только не пиши, что телефон не отвечает. Позвони позже. Мне нужен результат».
Да, что же это?…
Я схватила свою сумку и вылетела из кабинета. Надо было упокоиться и логически выстроить весь разговор, иначе ничего не получиться. Вылетев в приемную, я извиняющимся тоном объявила:
- Простите, я не смогу сегодня присутствовать, – и добавила: – Дэвид, как все решиться я вам перезвоню.
Он утвердительно замотал головой и подмигнул:
- Удачи.
- Спасибо, – ответила я и, взяв Рейчел за руку, потащила ее к выходу.
Она выдернула руку, схватила свой «чемодан» и засеменила, догоняя меня и задавая на ходу глупые вопросы:
- Что случилось? Куда мы так спешим? Это что-то связанное с Паттинсоном? Что происходит?
- Потом, Рейч, – остановила я поток ее негодования. – Для начала срочно нужно найти Бар, чтобы находился поблизости. Знаешь такое место, где сейчас можно пропустить стаканчик?
Рейчел многозначительно посмотрела на меня и задала еще более глупый вопрос:
- Ты хочешь пропустить стаканчик в три после полудня?
- О, Боже. Да Рейчел. Я хочу выпить, сейчас. Понимаешь?
Она только пожала плечами и сказала:
- Окей.
Мы вызвали машину и поехали в какое-то место под названием: «Abbey Food & Bar». Рейчел точно издевалась надо мной, потому что мы ехали к нему почти час. Да еще улица, на которой находился бар-ресторан, была со звучным названием «Бульвар Робертсон»….
Мы расположились на террасе, по периметру которой стояли кадки с красивыми фикусами, а всю террасу оплетал кованый бордюр, и заказали мартини. Смуглый мускулистый официант, с прекрасным маникюром на руках, обслуживал шустро и дружелюбно. Он все время улыбался и предлагал попробовать фирменное блюдо – тыквенный пирог.
- Рейчел скажи ему, - вздохнула я, кивая на официанта, – мы пришли сюда напиться, а не есть.
На что она просто сказала:
- Спасибо, если нам что-нибудь еще понадобиться, мы вас позовем.
Официант удалился.
Я огляделась вокруг и залпом выпила свой мартини. Странно, это место мне очень напоминало один из Московских баров, в котором мы однажды бывали с Зотовым. Блин… Тот Бар был для геев и лесбиянок. Я попросила принести еще мартини.
Рейчел следила за мной с нескрываемым интересом.
- Знаешь? Говорят женщины – такие странные существа, их не понять. А мужики? Ты понимаешь мужиков? – спросила я.
Рейчел пожала плечами и выпалила:
- Я лесбиянка.
Супер. Только этого мне не хватало. Нет, я думала, что с ней что-то не так. Но никак не могла подумать на такое…Веселый сегодня у меня денек. День сюрпризов, ей Богу. Даже предположить страшно, что еще меня ожидает во второй половине дня. Когда же закончится этот невыносимый, сбивающий с ног день. День…
Она продолжала:
- Мы приехали сюда, потому что у меня назначена здесь встреча.
Еще лучше. Нет, я, конечно, лояльно отношусь к меньшинствам, но такой расклад меня не устраивал.
- Я вам не помешаю? - усмехнулась я.
- Нет, если сейчас начнешь рассказывать, в чем дело.
Я выпила второй мартини и начала рассказать моей «голливудской подруге» в чем же, все-таки, дело. Естественно, все я ей рассказать не могла. Я поведала ей только ту часть истории, в которой она должна была мне помочь, сделать звонок и уговорить Паттинсона сниматься.
На что моя снисходительная и рациональная Рейчел опять задала наиглупейший вопрос:
- Ты точно с ним не спала?
У меня не было сил отвечать ей на него, и я просто рассмеялась.
- Ты издеваешься? Считаешь, если я гетеросексуальна, то готова спать со всем, что движется вокруг меня?
- Вообще-то это самый естественный порос, который напрашивается после твоего рассказа, - констатировала она. О Боже, я так и думала. Все, исключительно все будут так полагать… Все будут думать, что я спала с Паттинсоном и из ревности отказала в роли. Или он не стал спать и я из ревности…
- Нет, Рейчел, - Я закрыла лицо ладонями и в бессилии взъерошила волосы. - Отвечаю третий раз. Я с ним не спала. У нас ничего не было. Я просто сказала ему, что с самого начала подозревала, что все его ухаживания ради роли. Вобщем, пристыдила его и сказала, что роль он не получит. А после выходных, вон как все повернулось.
- И агент теперь хочет, чтобы ты перед ним извинилась?
- Наверное.
- Тогда в чем дело, не понимаю? – вот она настоящая Рейчел. Опять ее это снисхождение. - Позвони и скажи - прости, мы хотим, чтобы ты у нас снимался.
- Рейчел, ты гений, – сыронизировала я. – И почему я сразу не догадалась?
- Не понимаю твоего сарказма. Или ты что-то скрываешь от меня?
А она, оказывается, очень проницательна, да. А собственно, с другой стороны, почему бы мне вот так просто не позвонить, как она предлагает? Чего же я, все-таки, так боюсь?
- Я ничего не… - начала говорить я, когда нас прервала симпатичная девушка, подошедшая к столику и поцеловавшая Рейчел в губы. Мой рот так и остался открытым на недосказанном слове. Чтобы это не выглядело нелепо, я начала заливать в него мартини.
Рейчел слегка смутилась, потом улыбнулась и представила свою подругу.
А я подумала, что мне пора их оставит наедине. Да… Рейчел – лесбиянка. Вот это новость. Почему она мне доверилась? Может, думала, что и я доверюсь ей. Нет, Рейч. Я хоть и открытый человек, но то, что связывает меня с этим… с Робертом. Никто не должен знать об этом.
Никто, кроме Зотова и, конечно, Роберта не должен знать, кто такая Шура Обухова!
- Рейчел, мне, наверное, пора, – заторопилась я.
- Саша, подожди. Мы не договорили.
- Нет. Я пойду. Пожелай мне удачи.
Она поднялась со своего места, обняла меня и в ухо сказала:
- Удачи. Я говорила тебе не заигрываться.
Я отстранилась и посмотрела в ее хитрый прищур. Рейчел… Она, определенно, начинала мне нравиться. Тьфу ты черт. После ее признания – это не к добру. Я улыбнулась.
Придется решать проблемы самой…

***
Прошло четыре месяца, а я до сих пор думала, что Роберт Паттинсон – это моя самая большая проблема. Такси, в котором я ехала на студию, простояло в пробке около часа, отчего я уже довольно порядочно опаздывала на общее собрание съемочной группы.
Вылетев из лифта, как сумасшедшая, расталкивая всех, кто преграждал мне путь, я направилась к кабинету Дэвида. Но я опоздала, его помощница сказала, что они уже отправились к залу для конференций. Черт! Я опять понеслась в сторону лифта… Теперь я стояла и тыкала во все кнопки вызова, только бы какой-нибудь приехал и отвез меня на первый этаж. Нервы были на пределе, я сложила пальцы в замок и просила только об одном, чтобы без меня не начинали. Что-то волновало меня так сильно… Но я никак не могла разобраться в своих чувствах. Не могла понять, что меня так накручивает, что заводит, что не хочет отпускать мои и так слегка потрепанные серые ниточки нервной системы.
- Александра? – я непроизвольно вздрогнула. Оказалось, это Рейчел. Только она меня так называла здесь в Америке.
Они подходили ко мне все вместе: Рейчел, Дэвид и Кэтрин.
- Почему ты такая напряженная? - подойдя ближе, спросила она.
- Я боялась, что опоздаю. Самолет задержали.
- Пойдемте, – лифт уже приехал и теперь Дэвид приглашал нас войти. – Моя помощница предупредила на счет твоего самолета, поэтому мы решили начать без тебя.
- Как без меня?! – испугавшись, воскликнула я.
Дэвид смотрел на меня, непонимающе подняв вверх левую бровь.
- Я не люблю опаздывать… – пояснила я, пытаясь оправдать свою нервозность и в самом деле успокоиться, направляясь в светлую кабину лифта.
На самом деле мне просто было страшно войти в зал одной, почувствовать, как все взгляды присутствующих направляются на тебя. Все оценивают, будто раздевают взглядом. Наверняка, всем интересно узнать из-за кого не подписывал контракт Роберт Паттинсон. А еще лучше узнать по какой именно причине это произошло. Ведь в интернете и журналах давно обсуждали возможные варианты.
И мне было страшно увидеть его. Увидеть его осуждающий, снисходительный, безразличный… Черт! О чем я? Мне не важен его взгляд… Боже, помоги. Он и так все понимает, он все знает, он все понимает… Почему? Почему меня так это страшит? Почему, мне страшно от того, что кто-то знает меня лучше меня самой, почему мне не хочется, чтобы этим кем-то был он?
Рейчел была права, я была напряжена до предела. Как я буду присутствовать на съемках? Как я буду видеть каждый день его лицо? Давать советы, поощрять, хвалить, ругать? Вообще, разговаривать с ним? Смогу ли я? Это не реально… Это выше моих сил…
Четыре месяца. Долгих четыре месяца я боролась с мыслями о нем. С мыслями о прошлом, но оно как коршун постоянно настигало меня и не давало забыть ничего. Не давало успокоиться, не давало смириться… И да, я не могла справиться с тем, что мне хотелось увидеть его. Просто взглянуть… Боже… Когда это началось, когда он занял такое место в моих мыслях? В последнее время, мне казалось, что я думаю о нем каждый день. Даже Игорь заметил, что я стала слишком задумчива. Все так запуталось, так закрутилось, что даже повседневные домашние будни не давали спокойствия. Я все время чувствовала напряжение и неизбежность. Неизбежность того, что что-то в моей жизни должно измениться, перевернуться, случиться… Я чувствовала присутствие необъяснимости и загадочности во всем, что касалось фильма и моей истории. Но я никак не могла разобраться во всем. Для чего мне все это предназначено, чему меня пытается научить жизнь? Два вывода напрашивалось в ответ на немой вопрос: стоит ценить то, что имеешь или наслаждаться тем к чему или точнее к кому тебя толкает та же самая жизнь. Черт… Опять выбор. Опять решение. Опять судьба…
- Саша, все в порядке? – это был Дэвид, он слегка вывел меня из транса. Лифт уже остановился, и он рукой подталкивал меня к выходу. – Ну что ты так переживаешь. Мы просто представим тебя всем и поставим всех в известность о том, что ты будешь курировать процесс съемок.
Рейчел переводила мне все, что сказал Дэвид, но я все еще была далеко.
- Да, конечно, – нужно было что-то ответить. Я на автомате отвечала на английском.
Кэтрин обняла меня за плечи и, прижав крепче, одобряюще сказала:
- Все уже позади. Я уверяю, что ни съемочная группа, ни актеры, никто не будет огорчать тебя ненужными вопросами. И потом, я думаю, Роберт сам неуверенно чувствует себя из-за всей этой шумихи. Думай лучше о том, что это бесплатная реклама будущего фильма…
Рейчел, начала переводить, но я вроде бы справилась с собой и остановила ее, поняв, что сказала Хардвиг. Я посмотрела на Кэтрин и сжалась от понимания того, что все здесь играют в одну и ту же игру, результатом которой было одно – выигрыш любой ценой.
- Хорошо, что все хорошо закончилось. Ну а теперь нам пора работать. Время – деньги, дамы, – констатировал Дэвид, подтверждая мои подозрения. Он развел руками, давая нам понять, что пора идти в зал.
Мы заулыбались и вошли в зал для пресс-конференций, где должна была состояться встреча с актерским составом. Я шла следом за Дэвидом и Кэтрин, опустив голову, чтобы никого не видеть. Уже в дверях я, обернувшись к Рейчел, спросила:
- Как я выгляжу?
- Хорошо, немного уставшая, – успокоила она меня. Я мотнула головой и прошла за ними.
Сегодня я была скромно одета, так, как рекомендовала мне Рейч. Голубые джинсы, бежевый пиджак, красный шарф на шее и красные ботинки, немного напоминающие классическую мужскую обувь. В этом я прилетела в Лос-Анджелес и сразу отправилась на студию. Было немного жарковато, то ли от проделанной мной пробежки, то ли от нервного напряжения, в котором я сейчас прибывала.
Я заняла свое место за столом, рядом с Дэвидом, сняла шарф и расстегнула пиджак. Руки дрожали, как у заправского алкоголика с похмелья. Но не только руки не слушались меня, мой взгляд тоже не слышал рассудка и витал по залу в поисках только одного человека.
«Только не смотреть на него, только не смотреть…» - носилось у меня в голове.
Но мои глаза уже встретились с его бездонными смеси неба и земли глазами. Он сидел в первом ряду рядом с британской актрисой, которую я сама предложила взять на главную роль в фильме. Его рука лежала на спинке ее стула, и он что-то шепотом говорил ей на ухо. Потом он на секунду оторвался от разговора, посмотрел на меня и опять опустил голову. Невыносимый человек. Все больше не смотреть на него. Равнодушие и снисхождение – вот мои друзья на съемках. Он просто актер, я просто писательница. Он не знает меня, я не знаю его. Мы просто коллеги. Мы просто…
Я уперлась глазами в бутылку с водой и стала переводить, что там было написано. Почему-то совсем не хотелось слушать то, о чем сейчас вещал Дэвид и Кэт. Но голос Рейчел, звучавший над ухом, мешал моей практике перевода. Но, как оказалось, не мешал мне предаваться тяжелым воспоминаниям о моем унижении, злости, слабости, совести и всех тех чувствах, которые я испытала после телефонного разговора с Робертом.

***
Тогда расставшись с Рейчел в ресторане, я поймала такси и направилась домой. Все это так не к месту свалилось на меня. Еще Рейч со своей ориентацией. Хотелось остаться в одиночестве и, все-таки, собраться с силами.
Я уже стояла возле двери в квартиру и искала ключи в сумке, когда меня окликнул незнакомый женский голос:
- Милая, можно вас попросить?
Я повернулась и увидела перед собой старушку с серебристыми волосами, в темных легинсах и пестрой футболке. Следом за ней бежала маленькая собачка, напоминающая «маленького лисенка».
- Вы не могли нам помочь? – задала она вопрос, направляясь ко мне.
- Какая помощь вам нужна? – поинтересовалась я.
- Барбара Милфорд, - представилась старушка, подойдя ближе и протянув мне руку.
- Саша Керн, - я пожала ей руку и улыбнулась.
- Хм. Мы с подружками, - начала щебетать Барбара, - собрались на девичник. Но оказалось, что никто из нас не умеет открывать шампанское, которое мы приобрели по такому случаю. Вы не могли бы нам помочь?
Шампанское я открывала всего пару раз в своей жизни, но почему-то отказать милой старушке постеснялась. Тем более что ее собачонка, наверное, задабривая меня, облизала мне всю пыль с обуви.
- Хорошо, давайте попробуем, - ответила я, и мы прошли к ее квартире.
Она была значительно больше моей, но очень милая и по-домашнему уютная. В гостиной, где и находились ее подружки, примерно такого же возраста, как и она сама, было чисто и пахло ванилью. На столе, тумбах и комоде – везде красовались ажурные, связанные крючком салфетки. Розовые шторы на окнах были подвязаны широкими лентами, вышитыми бисером, а на стенах висело множество миниатюр, расшитых крестиком. Честно говоря, не думала, что здесь можно встретить людей, которые занимаются такой красотой.
- Вы любите рукодельничать? – поинтересовалась я.
- Ах, это, - она смущенно махнула рукой, - этому я научилась от своей бабушки. Она родилась в России.
Теперь понятно, чем оправдывалась такая красота…
Барбара прошла вперед и подняла бутылку, показывая мне. Это было обычное шампанское, скорее всего из супермаркета, где я покупала продукты. Я попросила полотенце или тканую салфетку.
- И если можно, - улыбаясь, попросила я, - возьмите собачку.
Я действительно очень любила животных, но привязанность этой «псинки» не внушала мне доверия. А если я не смогу открыть бутылку? Она что меня загрызет?
Барбара обеспокоенно затараторила:
- Сама не знаю, почему она к вам так липнет. Обычно она не любит незнакомцев, громко лает или просто прячется под диван. Но вы вторая к кому она так относится.
Я стала осторожно вывертывать пробку из бутылки, а Барбара продолжала свой монолог:
- На днях мне возле лифта встретился такой приятный молодой человек, я даже подумала, что это актер. Глаза горят, волосы взъерошены. Так похож на моего покойного Эдгара. – Она замолчала и перевела взгляд на старое фото, стоявшее на комоде. – Высокий, голубоглазый, с сексуальной попкой. – Прощебетала она и толкнула одну из старушек в плечо, после чего они все хором расхохотались.
В этот момент я аккуратно выдернула пробку и сказала:
- Готово.
Я протянула бутылку, чтобы разлить в бокалы шампанское и уже была готова оставить прелестных старушек в покое.
- Милая, выпейте с нами, - предложила Барбара.
- Нет, спасибо. Я… У меня дела… Мне нужно сделать звонок, – оправдывалась я.
- Важный? – заинтересовалась одна из подружек-старушек.
- Да, – обреченно ответила я.
- Милая, тогда обязательно выпейте, - не унималась Барбара, и протягивала мне бокал. – Для храбрости.
- Вообще-то… - я хотела сказать, что я уже приняла для храбрости пару бокалов мартини, и это, я скажу вам, мне ничем не помогло. Но милая и доброжелательная улыбка Барбары заставили меня присесть за стол вместе с ними.
Я не пожалела, что задержалась у них. Было весело. Болтать о каких-то пустяках, ругать мужчин и признаваться в маленьких шалостях, которые совершал в жизни. Больше всех историй было у Барбары. В молодости она была очень характерной и стервозной дамочкой. Она постоянно посмеивалась над мужчинами и делала им всякие пакости.
- За это тебе Бог и послал Эдгара, дорогуша, - подколола ее одна из подруг.
- Может за это, а может быть за что-то и другое, какая теперь разница.
- Да, да… – повторяли они все. – Ты права.
- А вы, Саша? Ваш очень важный звонок тоже связан с мужчиной? – обратилась ко мне Барбара. Вот это проницательность…
- Да... – выдохнула я.
- Хотите порвать с ним? – не унималась она.
- Не совсем… – с улыбкой отвечала я.
- Так… Давайте еще один бокал шампанского, блеск в глазах – и звонить. Они не стоят того, чтобы из-за них у нас появлялись новые морщины.
Я глотнула шампанского, достала телефон, а Барбара проводила меня в соседнюю комнату. Она была чем-то вроде кабинета. Высокие стеллажи с книгами, стол, большое кожаное кресло и печатная машинка. В голове шумело от выпитого спиртного, но стыда и страха я совсем не чувствовала. Мне, казалось, что я и цель-то своего звонка забыла. Хотя нет. Я прекрасно понимала его последствия. Единственно чего я сейчас точно не могла понять так это разницу во времени, которая разделяла нас сейчас с Робертом.
В телефоне трещали гудки. Я как под гипнозом пыталась их считать:
Один… Второй… Третий, мать его… Четвертый… Пятый…
- Если ты сейчас не ответишь, - говорила я телефону, - то я тебя разобью…
Шестой…
- Я тебя убью, - прошипела я в трубку по-русски.
- Что? Кто это? – услышала я хриплый сонный голос в трубке.
Черт. Сколько же у него там времени.
- Это Саша, – безмятежно произнесла я свое имя.
- Какая Саша? Кто звонит? – продолжал хрипеть он.
- Sasha Kern. Remember, me? (Саша Керн. Помнишь меня?) – негодовала я. Недавно целовал, а сегодня после всех этих его взлетов в СМИ даже знать меня не хочет?
- Саша? Это правда, ты? – недоумевал он.
- Да, - хотела крикнуть я. Но понимая, что нахожусь не у себя дома, просто чуть повысила голос.
- Я…Я… - Роберт откашлялся и его голос стал менее сиплым. - Который час?
- Я не знаю. Я… Мне просто нужно было тебе позвонить, – подбирая слова, начала объясняться я.
- Подожди секунду, – попросил он.
В трубке что-то зашуршало, зашипело, мне послышалось, что что-то или кто-то упал. Надеюсь это не Роб…
- Я включил свет, - пояснил он. – Так, что? В чем дело?
- Я на счет роли, – неуверенно начала я и присела на краешек стола.
- Ты все никак не успокоишься, да? Что хочешь услышать еще раз мои извинения? Хм. Э…Хм… Прости, я подлец, и все такое… Что еще?
- Нет, это я хотела принести извинения, - неуверенность так и сквозила в моих словах, а рука, держащая трубку, похолодела и слегка подергивалась.
- Ты? Хм, - усмехнулся он. - За что? Тебе-то в чем извиняться?
- Во всем… - выдохнула я. Как же трудно признавать свои ошибки и быть проигравшим. - Что выставила тебя, что наговорила гадостей, что…
- И с чего вдруг такая доброта проснулась? – ухмыльнулся Роб, прерывая меня.
- Ты не понимаешь, или просто издеваешься надо мной? – я действительно никак не могла понять знает ли он, что твориться сейчас вокруг его имени.
- По-моему это ты постоянно надо мной издеваешься.
- Евпатий… - мне с трудом приходилось себя сдерживать, чтобы не нагрубить.
- Я знаю всего четыре слова по-русски, забыла? - было похоже, что он на самом деле не подозревал, по какой причине я могу ему звонить, и все доводы об отказе от роли, придумала агент. Черт… Надо собраться… Надо просто попросить его принять участи в проекте и все. Сделай это сейчас же, иначе вы опять просто так проспорите и выплеснете свою ненависть друг на друга.
- Роберт, я звоню тебе, чтобы официально предложить роль в нашем фильме, - стараясь говорить спокойно, выдавила из себя я.
Тишина… Чего он там?
- Ты меня слышишь? - переспросила я.
- Да, - небрежно фыркнул он.
- Да – слышишь, или да – ты будешь играть в фильме? – я спокойствие, я совершенное спокойствие…
- Да. Я слышал то, что ты сказала.
А фильм? Почему ты молчишь про фильм? Только не спугнуть, только не начинать настаивать… осторожно, потихонечку…
- Ты же не хотела видеть меня в главной роли? - логичный вопрос. – Я же не подхожу, я посредственный и…
- Теперь хочу... – осторожно ответила я.
- С чего такая перемена мнения? – иронично бросил Роб.
- Инвесторы и продюсер хотят видеть в картине именно тебя, – пояснила я. Внутри все дрожало от ожидания его ответа. Ведь я понимала, что теперь я зависима от него и от его решения… Ненавижу быть зависимой.
Молчание. Что теперь он обдумывает?
- А ты?
Я так и знала, что он задаст мне этот вопрос. Ну что я ему отвечу? Черт…
- Я?... Конечно… тоже… – стараясь говорить твердо, ответила я.
- Да?! – усмехнулся Паттинсон.
Так, постараюсь действовать, как Зотов. Попробую перевернуть ситуацию на свою сторону.
- Роберт, у тебя есть мечта? – внезапно выпалила я. Буду с ним предельно честна и откровенна, может это поможет не потерять лицо и не унизиться до предложения, которое озвучивал Антон. К тому же он сам пытался быть со мной откровенным, почему бы и мне не попробовать…
- Что? – удивился он.
- Мечта. Есть у тебя мечта? – еще раз повторила я.
- Нет. Я не люблю мечтать – это раздражает. Особенно, когда они не сбываются, – недоверчиво ответил он.
- И как же ты живешь без мечты? – не унималась я.
Роберт молчал. Похоже, он совсем не понимал, к чему я клоню и что я от него хочу. А хотела я только одного – согласие сниматься. Ирония судьбы: недавно кричала, что он не получит роль, а сейчас….
Он выдохнул и начал говорить:
- Пф.. Хм… - это у него получалось с трудом. – Хватит загадок, что ты хочешь от меня?
- Я уже сказала. Я хочу, чтобы ты подписал контракт.
- ...
Все. Хватит. Пусть знает всю правду, тем более мне от него нечего скрывать он и так знает все про меня. Я так больше не могу ходить вокруг и около. Мне нужен результат. И Зотову он тоже нужен, и другим инвесторам, и продюсеру, и Кэтрин – всем.
- Роберт, я не зря начала говорить про мечту... – он не прерывал меня. – У меня была мечта. Точнее она и сейчас есть. Моя мечта – фильм. Понимаешь?
- И что? Ты же сказала, я не получу роли ни при каких условиях.
- А теперь мы хотим, чтобы ты там играл! – моему терпению пришел конец. – Не будет тебя – не будет фильма! Неужели трудно понять?!
- Значит, теперь я нужен? Объясни, почему? Это что просто прихоть? Сегодня хочу, завтра не хочу?
- Нет, не прихоть… Ты… Ты прекрасный актер, ты… на пробах ты был просто великолепен, я вообще была шокирована…
- Хватит, - прервал он меня. – Я знаю, что поднял рейтинги нескольких изданий и веб-порталов. Просто хотелось послушать, как ты будешь уговаривать меня… Хм… Да… Я думал, это я такой потерявший себя и веру в хорошее, а ты… ты… Что ты делаешь? Что ты делаешь с собой? Ты не такая…
- Заткнись! Что ты знаешь про меня? Знаешь только то, что я говорила и все. Изменилась? Да я изменилась, я не девочка, Роберт… И у меня есть свои цели…
- Саша, остановись. Ты только недавно кричала на меня за то, что я готов на все ради цели, а ты? – ухмылялся он, тем самым выводя меня из равновесия.
- Что я? Думаешь, мне легко разговаривать с тобой и умолять? Думаешь… Черт… Паттинсон… Я ненавижу тебя, - кричала я, сквозь слезы.
- Взаимно! – повысил он голос в ответ. - Скажи Дэвиду, что я согласен подписать контракт, – он явно смеялся и издевался надо мной. - Я готов его подписать, если ты признаешь то, что ты сама не лучше меня.
Черт! Черт! Черт! Что это еще за фигня? Я лучше, да лучше… Слезы просто текли и не останавливались, превращаясь в грудное рыдание… Я не могла поверить, что этот мужчина с постоянной регулярностью мог вывернуть все у меня внутри наизнанку, мог довести до слез, мог просто… Черт! Он вытаскивал меня саму из того, что со мной стало… Да, я должна была это признать и это меня пугало больше всего. Но что пугало больше – так это то, что я хотела свой фильм, я хотела его и была готова на все ради него. Да. Я была готова признать то, что я ничем не лучше Роберта Паттинсона. Не лучше.
- Да.
- Что да, Саша? – меня раздражал его спокойный тон.
- Я такая же, как ты, Роберт. Такая же! - я больше не могла его слушать и нажала на «отбой»…

_________________________________
Не молчите пожалуйста, черкните пару слов ))


 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-576-1
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 38 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Вселенная Роба - 11
Только мысли все о нем и о нем.
❖ | Berlinale
Opposite
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Сумерки. Сага. Новолун...
Фильмография.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Научи меня покорности
СЛЕШ и НЦ (18+)
Последнее в фф
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Якоб/Воды слонам!
5. Сальвадор/Отголоски прошлого
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
9. Дэниел/Дневник плохой мамаши
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 501
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 4
Пользователей: 6
Галина zoya natlav76 Marishka Ivetta Маришель


Изображение
Вверх