Творчество

О любви скажет песок
16.02.2019   21:24    
Глава 3.
Роберт.
Игра в обольщение.


Пустое «вы» сердечным «ты»
Она, обмолвясь, заменила
И все счастливые мечты
В душе влюбленной возбудила.
Пред ней задумчиво стою,
Свести очей с нее нет силы;
И говорю ей: как вы милы!
И мыслю: как тебя люблю!
А. С. Пушкин


Красавчик, обаяшка, симпатяга, мачо, секси-мен,… Кто сейчас смотрел на меня из огромного зеркала? Тот, кто сводит с ума миллионы женщин, тот, кто разбивает им сердца и дурманит разум? Кто? Сумеречный Эдвард или я? Нет, точно не я. Неужели можно кого-то обмануть всей этой показной красотой?
Я засунул руки в карманы брюк, осматривая себя со всех сторон и улыбаясь своей самой обворожительной улыбкой. Черт! Вот дерьмо! Отвернувшись от зеркала, я подошел к окну.
Глаза… Меня выдают глаза. Как бы я не старался придумать для себя образ супер-брутального секси-мена – все было впустую. Мои глаза отказывались помогать мне. Они одни раскрывали мою душу, давая понять всем, кто я есть на самом деле. Я не смогу так легко обмануть ее. Обворожить, влюбить, заставить поверить в меня…Что дальше?
Я рассмеялся.
Мне на самом деле было смешно, смешно над собой. Над тем как я стою здесь весь такой из себя актер, давший когда-то себе слово, что никогда не буду играть вне съемочной площадки…Черт! Наверное, сейчас резоннее было молить о помощи Бога. Но я не знал, что сказать. О чем просить? И как к нему обращаться? Хм… Усмехнувшись очередной раз отражению в зеркале, я побрел к окну, откуда сквозь шторы пробивался тусклый свет ярких улиц Лос-Анджелеса.
Я насчитал около пяти машин паппараци возле отеля. И в очередной раз сжал свою волю в кулак. «Это просто фотографы, Роб. Просто несколько фотографий…»
Глупо, как же глупо пытаться узнать о чьей-то личной жизни, подглядывая в замочную скважину объектива, ловя мимолетный взгляд, взмах руки, улыбку, предназначающуюся совсем другому человеку, а самое главное, как грязно все то, что стоит за этими фотографиями: деньги, товар, продажность... Я товар, моя жизнь - товар…
Рука сама дернула портьеру, и хлесткий звук вернул меня в мой новый гостиничный номер. Еще не больше часа и я ее увижу… Поправляя руками волосы, я представлял себе лицо Саши. Большие глаза, плавная линия чуть вздернутого носа и скул, темные волосы, округлые плечи, мягкие ладони, плавная походка и улыбка, сказочная улыбка феи или Белоснежки. Почему она? Почему она именно та, кто, возможно, может решить мою участь? Куда было бы проще, если бы мы с ней не были теми, кто мы есть, хотя, кто знает.
Почему она не могла быть сорокалетней старой девой с обезображенным от оспы лицом, дурным запахом и кривыми ногами?
Я опять рассмеялся своим мыслям. Неужели, такую, мне удалось бы завлечь гораздо проще?!
Я почесал затылок и, рассмеявшись, плюхнулся на диван, всматриваясь в мелькающие картинки многодюймовой палзмы. Зазвонил мобильник. Это была Ритс.
- Да, - ответил я.
- Роб, ты как? – В голосе нотки издевательства. Да, было над чем веселиться.
- Нормально. – Сухо ответил я.
- Волнуешься? – Ей явно нравилась вся эта ситуация. Хотя, я понимал, что она старается для меня. Точнее для нас…
- Нет.
- Вот и молодец. Я уже говорила, что я в тебя верю?
- Да. – Я уже хотел нажать на отбой.
- Роберт, что это … Да, нет, да…бла-бла-бла… А ну взбодрись! – Она почти кричала. – Я что тебя на эшафот отправляю?! – И, правда? - Мистер Паттинсон, сейчас же засуньте свою гордость и британские манеры куда подальше. И вспомните, что это только называется этот город «Городом Ангелов». Всем давно известно, что ни одного ангела здесь нет. Все ангелы на небесах, а мы к счастью пока еще здесь - на земле!
- Мне пора. Дин пришел. – Мой голос звучал обреченно, и я не стал слушать, что она еще намерена мне наговорить. Я и так довольно долго слушал ее треп.
Я… Мне хотелось увидеть Сашу, заглянуть в ее глаза ответить улыбкой на ее улыбку. Но я не хотел использовать ее. Использовать ее, как вещь в достижении своей цели. Я сам опускался до уровня, тех фотографов возле центрального входа в отель.
Что во мне говорило? Совесть? Или мое самолюбие и непризнанное тщеславие? Наверное, все вместе. Стэф права в одном – мне нужно жить, а не смотреть на то, как она протекает. А когда жизнь бьет тебя по голове, нужно вывернуться так, чтобы она как минимум попала по заднице, тогда удар будет не так болезненен. И вот этот выверт мне предстояло совершить… Внимание в зрительном зале, на арене - цирковая собачка Робби… Где же ваши аплодисменты? Хм… Действительно смешно.
Все эти мысли мучили мою возбужденную психику всю дорогу до ресторана. Они не оставляли меня все время, пока мы пробирались по коридорам и кухне, войдя через черный ход. Они не выветрились из моей головы и перед входом в зал, где она ждала меня. Я был, как оголенный нерв… Опять звонил мобильник. Я чертовски важная шишка и, оказывается, сегодня всем нужен…Ритс…
- Да, Стэфани. Что еще я не так делаю? – Мой сарказм заставил ее задуматься.
- Роберт ты в галстуке?- Меня удивил ее вопрос.
- Да.
- Рекомендую снять его и расстегнуть пуговки у рубашки. – Прохохотала она в трубку. Я нажал на отмену вызова, но ее хохот продолжал барабанить в моих ушах.
Черт! Да, что ж я за слюнтяй-то такой. Решение было принято, когда я дал согласие на все это. Пути назад нет. Надо просто расслабиться и получать от этого удовольствие.
Еще раз, попытавшись выкинуть из головы все терзающие мою совесть мысли, я попросил Дина и Майка остаться здесь у входа VIP-зал, а сам глубоко вдохнув, содрал с себя галстук и, расстегнув три пуговички на рубашке, открыл дверь зала. И все… Расправив плечи, я уверенной походкой пошел к ней на встречу. Теперь это был тот самый герой – уверенный в себе секси-мен. Я опять начал играть свою роль…
Она стояла у стены, недалеко от стола, и разглядывала какую-то картину, кторыми были украшены стены зала. Что-то авангардное и заставляющее задуматься над тем, что автор хотел до нас донести. Тусклый свет настольных ламп отбрасывал блики на стены и на ее лицо.
Услышав звук открывающейся двери, она повернула голову, и наши глаза встретились, сказав друг другу: «Привет». В тот самый момент я решил, что я, во что бы то ни стало, завладею ее вниманием. Я смогу. И это будет моим экзаменом на профпригодность.
Я провел рукой по волосам и заметил, что она над чем-то посмеивается, прикрыв ладошкой свою прекрасную улыбку. В глазах застыл вопрос, а мой рот раскрылся в немом вопросе. Что? Что не так?
Краем глаза я обратил внимание на музыкантов на небольшом подиуме, они тоже, кажется, втихушку усмехались, переглядываясь друг с другом.
«Я что забыл застегнуть молнию брюк?» - Рука потянулась вниз, к молнии. Она рассмеялась еще громче, и музыканты тоже еле сдерживались.
Я тоже начал улыбаться, пока еще не понимая, над чем. Моя голова, переполненная моими же угрызениями совести, никак не могла еще прийти в нормальное восприятие происходящего. Я еще раз посмотрел на Сашу, потом оглядел себя. И только сейчас рассмеялся тому, что не заметил сразу.
Оказалось, Марк Джейкобс сам того не зная, решил нас рассмешить, взяв один кусок материала и разделив его на две части, чтобы сшить костюм для двойняшек. Ее платье, достаточно сдержанное, обтягивающее ее как футляр, дающее только намеки на то, что скрывается под ним, было такого же цвета и фактуры, как мой костюм, собственно, тоже. Серый с какой-то мелкой крапинкой, словно моросящий британский дождь, орошающий шотландские просторы.
- Это я все подстроил. – Усмехнувшись протороторил я. Теперь ее глаза казались еще больше от удивления. – Я пошутил. Мы с вами как двойняшки на празднике.
Она опять улыбнулась. Странно, почему же она молчит? Может, не понимает, что я говорю.
- Вы понимаете меня? – Продолжал я.
- О, да. Конечно. Просто это так нелепо. У меня есть только одно платье от известного дизайнера. – Она разгладила складки, поправляя платье вдоль его длины. – Кстати, он меня заверил, - она подошла ближе к столу, и, теперь, в свете бра я мог видеть лучшее ее лицо и глаза. – Марк сказал, что оно в единственном экземпляре.
- Вы знакомы с Джейкобсом? – Я удивился и, обогнув стол, встал с нею рядом, готовый помочь ей присесть.
- Знакомство – слишком громкое слово. Так встреча. – Я отодвинул стул и помог ей расположиться за столом. – Я не думала… Так смешно…
- Со мной такие штуки постоянно происходят. - Почему-то я не сомневался, что что-нибудь в этом роде обязательно сегодня произойдет. И это только начало.
Мы устроились друг напротив друга за круглым столом и улыбались друг другу, не зная, что сказать.
Музыканты играли jazz.
- Вы всегда одеваетесь так, чтобы смутить своего спутника? Да, мистер Паттинсон? - Наконец-то заговорила она.
- О нет, нет, нет. Вы меня не правильно поняли. - Боже мой, я не думал, что нам так трудно будет понять друг друга. - Я просто хотел сказать, что когда стараешься, чтобы все было по высшему разряду, обязательно происходят какие-нибудь штуки, типа этой.
Она опять просто улыбалась и молчала. Может она немного того, не в себе? Почему она все время улыбается? Я тоже улыбался в ответ.
Официант налил мне в бокал вино и я, вспомнив, как это делается в фильмах, поднял бокал к свету и немного покрутил его в руках. Потом отпил глоток и мотнул головой, в знак того, что одобряю вино и его можно разлить в бокалы.
Официант разливал вино, мы молчали, а я краем глаза следил за Сашей. В первую секунду она слегка удивилась моим действиям, но потом почему-то разочарованно отвела глаза и посмотрела на музыкантов. Уголки ее губ были подняты вверх. Опять улыбается…
Не придавая этому значения, я поднял бокал и решил произнести тост:
- Давайте выпьем за знакомство.
- Хорошо.
А вино и, правда, ничего. В меру сладковатое, и в меру кисловатое. На самом деле, совсем не умею разбираться в винах, куда лучше английский эль или поттер. Надеюсь, она не задаст мне никого вопроса о винах…
- Вы сегодня прекрасно выглядите. – Женщины любят комплименты… Надо было о чем-то говорить и следовать намеченной цели.
- Да? А вчера мне показалось, что мой внешний вид тоже не оставил вас равнодушным?
- Кхм… - Я смутился. Начинается... – Ну, вы, вообще, очень красивая женщина. Я думаю, вы всегда прекрасно выглядите.
- Спасибо. Вы тоже неплохо.
- Ну… Э… - Я думал только о том, что все так и будет, как я представлял. Я чувствовал себя полным дураком. Блин, где же мой актерский талант? С ней я чувствую себя неразумным мальчишкой пятнадцати лет. Надо срочно сменить тему разговора. - Как прошли сегодняшние прослушивания? – Начал осторожно я.
- Первым делом самолеты… - Она что-то пробубнила на своем языке.
- Что? – не понял я.
- Я говорю: работа на первом месте? - Черт. Да что же она так хитро улыбается? Невыносимая женщина… Я догадывался, что все красивые женщины загадочны, но не настолько же?
- Да, нет. Просто… - Я почесал затылок и решил, что стоит быть просто самим собой.
В ее глазах застыл вопрос.
- На самом деле, я не люблю, когда в разговоре наступает пауза. – Мне было неловко это говорить. Я глотнул вина и стал продолжать. – Поэтому, пытаюсь сразу начать разговор о том, что первое приходит в голову. Если не хотите, можете не отвечать.
На миг показалось, что ее самоуверенность чуточку сломилась. Глаза подобрели и приобрели отблеск доверия. Она тоже глотнула вина и, посмотрев на меня, стала отвечать:
- Если честно. Мне нечего вам сказать. Сегодняшние два претендента не произвели никакого впечатления ни на кого из присутствующих. Они были приглашены для того, чтобы просто соблюсти формальности. Их агенты настаивали, чтобы Кэтрин на них посмотрела. Возможно, они будут задействованы в фильме, но в других ролях.
Я ничего не ответил на это. Хотя в голове витали свои выводы по поводу услышанного сейчас.
- Но давайте не будем больше об этом. – Продолжала она более веселым тоном. – Расскажите лучше что-нибудь о себе. Откуда вы родом? Вы ведь не американец? Рейчел сказала, что у вас не американский акцент.
- Рейчел? – Я пытался вспомнить кто это.
- Это моя переводчица.
- Ах, да. – Я положил руки на стол, пытаясь быть открытым для нее. - Да, она права, хотя на пробах я обычно стараюсь изобразить один из акцентов американцев южных районов. Скажу по секрету, - продолжал я, наклоняясь слегка к столу, что бы быть к ней ближе. Как не странно она тоже слегка наклонилась. – Так легче получить в Голливуде роль.
Мы рассмеялись. Мне нравилась ее улыбка. Да и сама она…
Ее глаза такие теплые, когда она улыбается. А губы… Они такие пропорционально ровные и полные. Да полные, такие мягкие, как подушечки. Не люблю тонких губ. Мне кажется, что человек, у которого тонкие губы всегда старается что-то скрыть от других.
Так. Стоп. Стоп. Стоп. Роб притормози. Не хватало заинтересоваться ей. Надо думать только о работе, для меня сейчас самое главное – это роль.
- Я англичанин. Родился в Лондоне, там сейчас живут мои родители и сестры.
- И много их у вас? – В ее взгляде читался неподдельный интерес.
- Две сестры, обе старше меня – Лиззи и Виктория. А у вас есть брат или сестра?
- Нет. К сожалению, нет.
- Большая семья – это очень весело. А вы из Москвы?
- Да. Сейчас я живу в Москве с семьей. – Так-так, что же там с «миссис»?
- С семьей? – Переспросил я.
- Да с сыном и мужем. Я ведь замужем. Вы не знали? – Опять хитрый прищур и немного кривоватая улыбка. Что она хочет этим сказать? Чтобы я не обольщался?
- Нет. – Стараясь говорить безразлично, ответил я, опустив глаза, и не зная, что еще сказать. Этот факт меня немного расстроил. Расстроил? Странно… Чего я ожидал? - И давно вы замужем, миссис Керн? - Продолжал я.
- Уже больше десяти лет. – В ее глазах была грусть. Странно. Неужели, люди, прожившие более десяти лет вместе, с грустью должны вспоминать об этом. Неужели, если задать такой вопрос моей матери, у нее тоже будет грусть в глазах? Хм… Странно… и собственно, почему меня это все волнует?
- Уау, – только и смог сказать я в ответ.
Она хотела продолжить и сказать еще что-то, но в этот момент появился официант. Он подкатил к нам тележку с заказанными блюдами и различными соусницами.
Саша и я следили только за движениями официанта.
Мне было интересно, о чем она сейчас думала. Почему молчала? Ждала, пока заговорю я? Или просто сама не знала о чем заговорить со мной? Внезапно она посмотрела мне в глаза и опять улыбнулась, выводя меня из своей задумчивости. Я тоже улыбнулся ей и нервно прошелся рукой по волосам. Теперь-то что?
- Что? – Спросил, наконец, я.
- Вы так смотрите на все это великолепие. – С усмешкой произнесла она.
- Да, и как же я смотрю? - Что же ее так смешит во всем этом?
- Заинтересованно и удивленно, а еще со страхом. Вы что не знаете, что мы будем есть? – Она задала вопрос и приподняла брови, отчего ее глаза сверкнули, заставляя мое сердце биться быстрее.
- Почему же… Знаю. Наверное…- Я был смущен и сконфужен. Ведь, я на самом деле не знал, что нам принесли. Весь вечер организовывала Стэф, вплоть до меню. – Так, что мы сегодня будем есть? – Этот вопрос был обращен к официанту.
Официант на французском стал быстро рассказывать о блюдах, которые мы сегодня попробуем. Я слушал и одобряюще кивал. Ритс молодец, позаботилась о меню, зная, что я не люблю все эти изыски. Никакой ветчины с дыней или устриц там не было, хотя кухня была в основном французская. Я немного успокоился.
Когда официант все разложил и удалился, Саша немного смущаясь спросила:
- Так, что мы будем есть? Я не поняла не единого его слова. Кроме того, что готовил очень титулованный повар из Франции. - Я улыбнулся. Вот. Теперь она и меня постоянно заставляет улыбаться.
- Ну. – Я немного помедлил с ответом, чтобы слегка заинтриговать. – Как всегда лягушачьи лапки в винном соусе и на десерт что-то там из змеи.
- Из змеи? – С удивлением произнесла она и снова вскинула брови.
Я выжидающе смотрел на нее, пока она переварит все мои слова и притронется к еде. На что она рассмеялась и добавила:
- Это что юмор такой?
Я был сама серьезность:
- Нет, что вы.
Она кокетливо улыбнулась и повторила вопрос:
- Сознайтесь, что вы шутите, иначе я не прикоснусь не к одному блюду? И на вашей совести будет то, что я останусь голодной перед сном.
Я рассмеялся. И потерев переносицу, начал отвечать:
- Вы правы это шутка. – Я смотрел ей в глаза и мне, вдруг, захотелось постичь их глубину и понять ту печаль, с которой она говорила про мужа. Не успел я и задуматься обо всем этом, как понял, что в меня летит льняная салфетка, осторожно вынутая из столового кольца Сашей. Она отлетела мне в плечо и упала на колени. Я поднял ее и бросил обратно. Это была такая забавная игра, и она мне так понравилась…
Мне, казалось, что я вдруг увидел истинное лицо этой женщины. Эта непосредственность и веселая возбужденность, смех – все это открыло ее для меня совсем с другой стороны. Сейчас мне вдруг подумалось, что передо мной совсем не замужняя женщина и мать, а подросток лет девятнадцати, которого каждый день умело скрывают где-то внутри себя. Это неожиданное превращение из холодной незнакомки в очаровательное, милое создание вдруг захлестнуло меня таким чувством нежности, что я не знал, куда деть свои глаза. Я… Мне просто хотелось сорваться с места и кружить ее, кружить…
Саша, немного отдышавшись от смеха и устроенной ей игры, опять заговорила:
- Признайтесь, вы не часто бываете в таких местах? - Удивительная перемена. Только минуту назад девчонка, и вот теперь уже опять уверенная в себе женщина.
- Вы правы. Здесь, например, я, как и вы, впервые. – Я старался всеми силами не показать то, что было у меня сейчас внутри.
- И еще. - Я ждал продолжения. Она с усмешкой посмотрела мне в глаза и продолжила. - Сейчас вы бы чувствовали себя намного свободнее, если бы сидели где-нибудь в кафе быстрого питания и ели самый огромный чизбургер, а не то, что перед нами в тарелках. И запивали бы все колой, а не этим чудесным вином с юга Франции, которое вы так неумело пробовали на вкус.
Да, она была слишком проницательна. Мы смотрели друг другу в глаза, выжидая, кто из нас спасует и опустит их. Этим неудачником, естественно, был я. Я опустил глаза. Чувствуя, что она все еще смотрит на меня и ждет ответа, я, потерев виски, откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, начал говорить:
- Вы мне вчера показались такой холодной и самовлюбленной, что мне захотелось произвести на вас впечатление.
- Мм… Понятно. Это у вас почти получилось, не считая лягушек.
Я кисло улыбнулся.
- На самом деле это «saumon orange». Иначе – семга в апельсиновом соусе. Не могу только понять, почему цвет такой – зеленый. - Я смотрел на нее, не сводя глаз. Теперь была ее очередь спасовать и опустить глаза. Мне, показалось, что она сожалела о сказанном. Или может быть казалось? Потому что уже в следующую минуту она опять подняла глаза и улыбнулась. И, все-таки, как бы оправдываясь, начала говорить:
- Нет, правда. Вы смогли произвести на меня впечатление. Я на самом деле никогда не была в таком ресторане. И здесь в городе я вообще нигде не была. Даже океан не посмотрела. – Она с сожалением вздохнула. - И вообще я не часто ужинаю в ресторанах. Мало посещаю популярные места. И редко посещаю тусовки.
Теперь в ее голосе было больше теплоты и нежности:
- Я больше люблю проводить время с семьей. Ну, или на худой конец со старыми друзьями, которые знали меня до того, как я стала писателем.
Я слушал ее и ничего не говорил. Мне хотелось просто понять ее. Но кто я, чтобы понять такую совершенную женщину.
- Люблю принимать у себя дома друзей, готовить для них… - Продолжала она, пробуя блюдо, стоящее перед ней. – Да и семгу, мне кажется, я готовлю лучше. У французского метра она получилась слегка суховата.
Я опять улыбнулся. Она своей болтовней и меня заставляет улыбаться…Интересно, а что она думает обо мне? Нравлюсь ли я ей? Наверное, нет. Еще эта рубашка, расстегнутая на груди. Я машинально поправил край рубашки, чтобы скрыть то, что сейчас было открыто.
- Попробуйте ее. Если бы не соус, которым ее залили, рыба была бы совсем безвкусной. Я слушал ее, и мне, вдруг, захотелось произнести тост:
- Давайте выпьем.
- Давайте. – С легкостью согласилась она. - За что?
- За то, чтобы мы всегда в любой ситуации оставались самими собой.
Она задумалась, потом посмотрела мне в глаза и сказала:
- Тогда за того Роберта Паттинсона, которого я видела вчера на пробах. Он был естественным и милым.
Я усмехнулся и добавил:
- Тогда за ту Сашу Керн, которая кидала в меня салфетку.
Мы смущенно улыбнулись друг другу, и сделали по глотку вина.
- У меня есть еще один тост. – Начала вдруг она.
- Хорошо давайте выпьем еще.
- Предлагаю перейти на «ты». Без всяких этих миссис и мистер. Иначе я чувствую себя такой пафосной старой теткой из многовековой пафосной британской пьесы.
Мы опять рассмеялись.
- Окей, давай на «ты».
Мы прикоснулись бокалом к бокалу и, смотря друг другу в глаза, осушили их одним глотком.
Музыканты играли Blue - Benny Goodman. Их было двое. Один играл на рояле, второй на саксофоне. Откуда я помнил эту мелодию, не знаю, но она навевала что-то, и мне захотелось потанцевать. Я, удивившись своему порыву, протянул руку Саше и попросил:
- Давай потанцуем?
Она смотрела то на руку, то на меня, не зная, что ответить.
- Ну же. – Настаивал я. – Это просто танец.
Вот дерьмо. Зачем я это делаю, я ведь совсем не умею танцевать? Двигаюсь как страус на поляне.
- Хорошо. – Наконец, нерешительно сказала она. – Давай потанцуем.
Она протянула мне руку, и я опять почувствовал волнение, легкость в ногах и мурашки у себя на спине. Рука была прохладной, но очень нежной… Стоп. Опять. Роль… Только это должно меня волновать! Роль, роль, роль…
Мы вышли на середину зала, ближе к подиуму, на котором играли музыканты.
Одной рукой я обхватил ее за спину и притянул ближе к себе, а другой взял ее вторую руку. Мое бедро соприкасалось с ее и мой мозг начал снова рисовать мне картинки моих иллюзий. Я уже видел, как моя рука опускается ниже по спине. Как она поднимает свое платье вверх. Как я обхватываю ее за ягодицы и придвигаю еще ближе к себе. Как я кладу ее на стол, провожу большим пальцем по ее губам…
Дерьмо. Да, красивая женщина. Сексуальная. Что с того? Что мало я видел таких, мало с ними обнимался и танцевал? Нет, все это было не так… А как? Вот, черт!
У меня пересохло в горле. Я хотел что-то сказать, но только нервно глотал воздух.
Она положила свою левую руку мне на плечо так, что я мог чувствовать легкий аромат ее парфюма. Такой сладковато-ветренный, летний, ласкающий своей легкостью. Я наклонился к ней, чтобы спросить ее что-то, но тут же пожалел об этом. Мое лицо было совсем рядом с ее темными волосами. Мне вдруг захотелось опять взять их в руку и пропустить сквозь пальцы. А потом растрепать их и дунуть ей в лицо, как когда-то делала моя мама. Я опять поднял голову. Да что же это такое со мной происходит? Было ли что-то такое раньше?
Крис. Кристен Стюарт. Рядом с ней я чувствовал что-то подобное этому. Словно, что-то вырываются из груди, и порхает, голова кружиться, ноги подкашиваются, весь мир вращается только вокруг нас, будто никого больше не существует… «Остановись», - говорил мне мой внутренний голос. – «Работа, Роб. Работа. Думай о ней. Думай только о роли, контракте и фильме!»
Нужно отвлечься и подумать о чем-нибудь другом.
Подумай о музыке, которая сейчас звучит. Да, что о ней думать. Пианист раздражал своей манерой играть. Такт. Что с тактом? Он совсем не попадает в такт. Да чтож он так барабанит по клавишам? Где только выкопали этого специалиста – отбивателя чечетки по клавишам рояля? Дерьмо.
Я постарался совладать со своим волнением, опять наклонился к ее уху.
- Миссис Керн, а что обычно вы готовите для своих друзей? - Поинтересовался я.
Она слегка отстранилась от меня стараясь найти мои глаза, потом заговорила:
- Мы вроде бы на ты?
- Ох… Да. – Оправдался я.
- Да не знаю. – Продолжала она. – Обычно ничего особенного. Мы можем поесть «пельмени». Или иногда я пеку «блинчики». - Названия блюд были произнесены, видимо, на русском. Отчего в моих глазах застыл вопрос: «Что?»
- Первое – это что-то вроде равиоли. А второе я не знаю, как перевести. Минутку. - Она опустила руку с плеча и высвободила вторую из моей. Потом сделал шаг назад, и стала что-то показывать. Через несколько секунд я понял, что она показывает, как пекутся блины и как повар их подкидывает на сковородке. Меня это развеселило. Я смущенно улыбнулся.
- Ооо. Я понял, понял – pancakes.
- Да, наверное. – Неуверенно ответила она.
Музыка продолжала играть, поэтому я опять притянул ее к себе. Мне совсем не хотелось ее никуда отпускать. Она слегка возмутилась моей наглости, но все-таки стала продолжать плавно двигаться в неровный такт музыки. А мне сейчас держа ее в своих руках, вдруг захотелось совершать безумства, захотелось перевернуть весь мир только бы заставить ее остаться со мной на всю ночь… Ночь…
Да что же это за мысли в моей голове. Разве может она заинтересоваться мной? Кто я? А собственно, почему нет? Я ведь секси, мачо, красавчик, сладенький мальчик и что там еще было про меня на этом сайте, который я просматривал сегодня утром?
- Кхм. – Вырвался у меня смешок.
- Что? – Тут же спросила она.
- Думаю над тем, чем же мне еще тебя поразить. И смеюсь над собой. К сожалению, оказалось, что ничего из того, что делает Коперфильд, я показать не могу.
- Мне не нужны фокусы и обман зрения. – Начала она, а я опять таял в пронзительности ее зеленых глаз. – Достаточно того, что ты накормил меня ужином в ресторане. Рассказал о себе. Вобщем, не дал умереть мне молодой и красивой от скуки.
Я усмехнулся.
- Нет, все-таки, я смогу произвести на вас хорошее впечатление. Миссис Керн, я вам сыграю на рояле.
Она улыбалась.
- Мы вроде договорились – без миссис? – Опять поправила она. – Боже. Неужели я так плохо выгляжу? Я что выгляжу старше твоей мамы?
- Нет, прости. Больше не ошибусь. Ты очень хорошо и роскошно выглядишь. Просто я теряюсь рядом, поэтому… - Я опять смутился. Из меня лился поток моих мыслей, которые я не планировал озвучивать. Черт...
Я провел рукой по волосам, взглянул на нее и одним прыжком забрался на подиум к роялю.
- Можно? – Спросил я пианиста.
- Да, пожалуйста. – Нехотя освобождая мне место, ответил огромный афроамериканец.
Я сидел за роялем и чувствовал себя каким-то придурком, типа Элтона Джона. Спасало то, что я, наверное, был, все-таки, хорошим актером. Что же сыграть? Нужно что-то подходящее. Но что? Не пятую же симфонию Моцарта? Хотя она тоже ничего… Поток и смена мелодий в моей голове сбивали с толку. Через минуту я собрался и, невзирая на свое смущение и неловкость, начал играть композицию Roy Orbison «Oh, Pretty Woman» и петь:
«Pretty woman, walkin down the street,
Pretty woman, the kind I like to meet,
Pretty woman, I dont believe you, youre not the truth
No one could look as good as you. Mercy! Pretty woman, Wont you pardon me?
Pretty woman, I couldnt help but see,
Pretty woman, that you look lovely as can be.
Are you lonely just like me? Wow! Pretty woman, stop awhile.»

Она смеялась и хлопала в ладоши. Это меня воодушевило, и я продолжал, глядя на нее:

«Pretty woman, talk awhile
Pretty woman, give your smile to me.
Pretty woman, yeah, yeah, yeah
Pretty woman, look my way
Pretty woman, say youll stay with meCause I need you, Ill treat you right
Come to me baby, be mine tonightPretty woman, dont walk on by
Pretty woman, dont make me cry
Pretty woman, dont walk away, Hey, O.K.
If thats the way it must be, O.K.
I guess Ill go on home. Its late.
Therell be tomorrow night, but wait!»

Я смотрел на нее, на то, как она пританцовывает, как хлопает в ладоши. И я видел опять девчонку лет девятнадцати – веселую и заводную. Я был рад, что заставил ее сегодня почувствовать себя собой.
- Стоп, стоп, стоп. – Вдруг прокричала она и тоже забралась на подиум.
- Что? – Спросил я.
- Этим, ты меня не удивишь. Я тоже кое-что могу.
И она толкнула меня бедром, чтобы я уступил ей место за роялем. Я встал и, сложив руки на груди, наблюдал за тем, что происходит. Она немного прошлась пальцами по клавишам, по-моему, вспоминая ноты, и запела, а вместе с этим, и заиграла. Песню я не знал, и слова мне были непонятны. Она пела на русском. Мне показалось по мелодии, что это какая-то шутливая песня. Она играла одной рукой…
- Чем не шедевр? – Усмехаясь, спросила она.
- О, это потрясающая мелодия. – Я подыгрывал ей.
- Да ладно. Мне не сравниться с тобой. Хотя… - Она заиграла что-то другое более волнующее, но уже без слов просто мелодию. И это было сыграно на самом деле профессионально. Я и правда думал, что она меня просто разыграла, пробарабанив одной рукой по клавишам.
- Это русский романс. – Повернувшись ко мне, объяснила она. – Вот в принципе и все, что я умею. Играю редко, поэтому сноровки совсем нет. Бью по клавишам, как барабанщик.
- Да, нет. У тебя неплохо получается. – Смущенно улыбнулся я.
- Спасибо. Но с тобой мне явно не сравниться. Давно играешь?
- С пяти лет.
В этот момент в зал вошел официант. И очень удивившись, что нас нет за столом, смог произнести только одно:
- Десерт, дамы… и господа.
Мы прыснули от смеха. И музыканты вместе с нами.
Я спустился с подиума и подал руку Саше. Мы прошли с ней к столу и заняли свои места. Я заметил, как она украдкой взглянула на часы и, немного смутившись тем, что я поймал ее на этом, поправила прядь волос, заправленную за ухо. На ушке были прекрасные серьги с изумрудным камнем, как раз под цвет ее глаз.
- И сколько показывает Big Ben? – Иронично бросил я.
- Он показывает, что надо быстренько разделаться с десертом и отправляться спать. Завтра долгий рабочий день. Может, стоит предупредить водителя, чтобы он ждал меня у входа в ресторан? – Почему она так торопиться?
- Да, я сейчас предупрежу телохранителей. – Ответил я, вставая из-за стола.
- Телохранителей? – Заволновалась она.
- Да, к сожалению, я не передвигаюсь без них по Голливуду. Это очень опасно… Для меня…
- Понятно. – Рассеянно произнесла она.
- Вряд ли. Но тем лучше для вас. – Я выжидающе посмотрел на нее, но она ничего не ответила. Тогда я вышел и дал распоряжение Дину, чтобы тот предупредил водителя, что дама будет через тридцать минут.
Когда я вернулся, она, откинувшись на стуле, потягивала вино и слушала музыкантов. Красивая, уверенная, умная, непосредственная… Что дальше? Просто совершенство. И она принадлежит другому мужчине. Эта мысль почему-то пришла ко мне только сейчас. Хотя… Тем лучше для меня. Ведь мне нужна только роль, не так ли? Так-так. К тому же тебе совсем не на что тут рассчитывать, она относится к тебе как… А как она ко мне относится? Скорее всего, как к молодому актеру, который пытается получить роль и все. И все….
Я присел на стул и тоже взял бокал.
- За Россию. – Произнес я тост. – Там самые прекрасные женщины.
- Откуда ты знаешь? – Удивилась она.
- Была у меня парочка знакомых русских девушек. – Похвастался я.
- Так вот почему сегодня не звучит вопрос о медведях, которые гуляют по улицам Москвы? – Она пригубила вино, и ее глаза снова смотрели на меня в хитром прищуре лесной рыжей плутовки.
- Теперь я, наконец, тебя удивил? – Я самодовольно улыбался, откинувшись на спинку стула и затолкав руки в карманы брюк.
- Да. Теперь удивил.
- Я рад. – Я продолжал смотреть на нее, пытаясь постигнуть ее мысли и действия. Интересно, а почему она согласилась сегодня пойти? Неужели только из-за скуки? А вдруг она что-то подозревает?
- Ты, наверное, еще и слова какие-нибудь выучил? – Ее слова вырвали меня из задумчивости.
- Конечно. – Теперь я просто захлебывался своим самодовольством.
- Я даже представляю себе какие. Ну...
- П-р-и-в-е-т. С-п-а-с-и-б-о-у. П-о-ж-а-л-и-с-т-о-у. Хо-ро-шо. – Стараясь, проговорил я.
Она звонко рассмеялась.
- Что? Я не правильно произношу? – Растерялся я и придвинулся ближе к столу.
- Ну, почти правильно. – Сквозь смех проговорила она. – Просто это все, что обычно иностранцы знают из русских слов. – Фыркнула она.
- Ты тоже, знаешь, не все слова произносишь правильно. И предложения твои порой строятся не так как того требует грамматика. – Самодовольно заметил я.
- Я и не претендую на звание супер англичанки. – Обиделась Саша.
- Прости, я не хотел обидеть. Просто иногда действительно сложно понять, что ты хотела сказать. – Растерялся я.
- Да, нет. Ты не обидел, просто подтвердил уровень моего английского языка. – Все-таки она обиделась. – За этим мне и нужна Рейчел.
- Тогда можно еще скажу? – Неуверенно спросил я.
- Давай. – С улыбкой произнесла Саша.
- У тебя такой смешной акцент.
Она опять смеялась.
- Знаешь, ты тоже по-русски не совсем четко говоришь.
Теперь была моя очередь улыбаться.
- Выпьем еще? – Предложил я.
- На посошок? – Опять по-русски. Интересные у них слова. Смешные.
- О чем сейчас ты? – Я нахмурился стараясь понять.
- Когда выпивают последнюю рюмку, у нас говорят именно так. – Объяснила Саша.
- Хорошо. Тогда… Как там ты сказала?
- На посошок.
- Ммм... - Бокалы дзынькнули и мы выпили последние капли сегодняшнего вечера.
Она поставила бокал на стол и, как всегда, улыбнулась.
- Пора прощаться. – Констатировала Саша.
- Пора. Надеюсь, ты не совсем скучала. – Откинувшись на спинку стула, усмехнулся я.
- Нет. – Ответила она. - А ты к концу вечера осмелел. Больше не нервничаешь?
Я смутился, опустив глаза, и провел рукой по волосам. Она была права. Я как-то раскрепостился и просто был собой. Почти забыл в конце вечера, какова моя истинная цель.
- Кхм… – ухмыльнулся я. – Как всегда права.
Я встал из-за стола и протянул ей руку. Она протянула свою и поднялась.
Будь моя воля, я не отпустил бы ее никуда.
По-моему вечер ей понравился. И я вроде бы ее расположил к себе. Надеюсь, это сыграет свою роль для моей роли. Да. Ха. Каламбур.
- Я провожу тебя до двери. Дальше сама, через весь зал, к выходу. Машина должна ждать.
- Да, конечно.
Мы подошли к двери. Как быстро пролетело время…
- Мне понравился вечер. – Начала она. – Было весело.
- Я тебя еще увижу? – Выпалил вдруг я.
- Не знаю. Все зависит от того, какое решение примут инвесторы, продюсер и кинокомпания. – Серьезно ответила она, хотя я сейчас имел в виду совсем другое.
- Ну, пока. – Попрощалась Саша.
- До свидания. – С сожалением ответил я.
Я открыл перед ней дверь, и она исчезла в шуме огромного зала ресторана, оставив мне только шлейф своих духов и приятного весеннего вечера. Заставляющего меня забыть кто я, что я и зачем я здесь…
- Fuсk… - Выругался я, потом закрыл дверь и подозвал официанта. - Принесите мне что-нибудь мясное, пожалуйста. Говядину или свинину. Что у вас там есть? – Обратился я к нему.
- Телятина, сэр. – Пролепетал он в ответ.
- Несите телятину. – Обреченно бросил я.
- Рыбу унести? – Поинтересовался он опять. Вот ведь какой неугомонный.
- Нет. Ее я тоже съем. - Веселье весельем, а кушать хочется всегда. Тем более так редко удается поесть в тишине, без лишних глаз и вспышек фотографов.
Я дал чаевые музыкантам и попросил их удалиться. А сам стал наслаждаться рыбой, а потом и телятиной. Я ел и думал о ней. Так ничего особенного просто думал о том, что она говорила, как вела себя, как улыбалась…
Мою идиллию прервал телефонный звонок. На экране высветилось «Стэфани Ритс».
- Да, - прожевывая, ответил я.
- Как прошло? – Нервно интересовалась Стэф.
- Нормально. – Спокойно отвечал я.
- А поподробнее. – Не унималась она.
- Стэф, все прошло хорошо. Надеюсь, мое очарование повлияет на принятие решения. – Заверил я.
- Я думала, ты будешь не только надеяться, а будешь уверен в этом. – Она просто взрывала мой мозг.
- Я надеюсь. – Членораздельно произнес я.
- Хорошо, тогда надо умножить наши усилия. Надо встретиться с ней еще раз и показать ей город, например. – Затараторила она.
- Стэф, я ем. – Перебил я ее. – Поговорим об этом завтра.
Я нажал на отбой и стал опять наслаждаться телятиной и своими мыслями…

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-576-1
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 45 13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Мой отец отправил меня в театральный кружок. Я немного помогал за сценой. Однажды исполнитель главной роли не пришел и поэтому мне дали его роль, по стечению обстоятельств, в этот вечер туда же пришел агент."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 11
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Сумерки. Сага. Новолун...
Фильмография.
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ | Berlinale
Opposite
❖ Научи меня покорности
СЛЕШ и НЦ (18+)
Последнее в фф
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 304
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 22
Гостей: 13
Пользователей: 9
Constanta Солнышко IRENA Ksusha natgrapp Ivetta GASA Maiya барон


Изображение
Вверх