Творчество

Новолунье не придёт никогда. Глава 38
16.02.2019   20:56    
Глава 38

POV Джейкоб Блэк


Второе Правило Волшебника: благие намерения могут привести к величайшему злу. Нарушение его чревато чем угодно, от маленькой неприятности до всемирной катастрофы.
Терри Гудкайнд. Второе правило волшебника, или Камень слез

Я люблю тебя не за то, кто ты, а за то, кто я, когда я с тобой.
Габриэль Гарсиа Маркес

Повернуться и уйти, скрыться из города… Это было бы самым мудрым решением. Я был не настолько мудр.
Max Payne 1-2

Для лошадей и влюбленных сено пахнет по-разному.
Станислав Ежи Лец

Я – глаза леса.
Я – песнь ветра.
Я – сердце здешней земли.
Я – сын племени квилетов.
Я – Волк.

С самого детства, едва осознав самого себя, я повторяю эти слова вновь и вновь в минуты полного и окончательного отчаяния, когда грудь разрывает болью или виски ломит от ярости. Ярость... С недавних пор она стала вторым моим «я».
- Кто-то проклял тебя яростью, Джейк. И теперь она ступает с тобой след в след! – так сказал мне Квил Атеара, сплёвывая кровь и свой собственный гнев. Не мог же я оставить его поступок безнаказанным? Он знал, что так и будет, но поступил по–своему. Я тоже в карман за словом не лезу, да и ждать подходящего повода для дуэльного поединка, как сделал бы на моём месте Каллен, мне было ни к чему. У нас, квилетов, немало условностей. Но вопросы товарищества и чести разрешаются просто и быстро.
- Держись в моей тени, если не хочешь нарваться на неприятности, - ответил я ему сквозь зубы.

С тех пор, как я... С тех недавних пор, как я стал тем, кем не мог бы не стать, в моей простецкой речи проскакивали горделивые нотки. Почувствовав в себе это впервые, я ушёл от всех, скрылся в лесу и, укрывшись в самой густой чаще, повторял собственное имя до полного отупения, пока под рёбрами не перестал вспыхивать жадный огонёк. Когда я вернулся к своим, Сэм долго рассматривал моё лицо и зачем-то сказал, что у меня обречённость в глазах...
Как будто я сам этого не знаю!
Вместо очередной яростной вспышки этого его замечание вызвало лишь горькое воспоминание о недавних событиях в логове упырей. Я не видел, как они хищно сгрудились вокруг своей (хотел бы я сказать «моей», но я не могу) принцессы, но я живо себе это представлял. Подумать только, я мог предложить ей всё: весь этот дивный край от рассвета до заката, но она выбрала своё обожаемое чудовище! Впервые я чувствовал себя запертым в клетке, хотя с самого рождения я был свободнее любого человека в этом мире. Я – квилет, родной сын природы. И пусть мне всего пятнадцать, но я уже волк.
Теперь мы заклятые враги, Белла Каллен.
Но я всегда буду оставаться для тебя милым врагом. Я обещал тебе всё, что у меня есть. И если понадобится – я брошу это всё в пыль у твоих ног. О том, кто будет стоять и улыбаться рядом с тобой в этот миг, я предпочитаю не думать.

***

Всё началось с нелепой случайности, о которой не знает никто здесь, в Ла Пуш. Я никому этого не сказал и вряд ли скажу. Зачем? Чтобы меня записали в предатели из-за того, что я оказался не в то время не в том месте? Я сейчас не слишком сдержан, чтобы выслушивать нотации и упрёки. Даже сестра, которая только вчера уехала обратно к себе, не узнала во мне прилежного и покладистого мальчика, который был дерзок разве что в том, что гонял на мотоцикле, где ему вздумается.
- Ты стал резким, Джейкоб...
То же самое в Тот день сказал мне и док, когда в очередной раз осматривал меня. Мы оба делали вид, что не чувствуем никакого раздражения от присутствия друг друга, хотя тогда я ещё не мог слышать его запаха. Ну, зато сполна мог дразнить его своим. Впрочем, если выбирать из многих зол под фамилией Каллен, то Карлайл окажется настоящим душкой и праведником. Иногда мне кажется, что он и крови не пьёт – одним святым духом питается. Как и любой житель Форкса и резервации, я предпочитаю оказаться в руках дока, случись чего. И совсем не потому, что я так уж млею от него. Просто он настоящий врач, в отличие от большинства захолустных коновалов. Всё то недолгое время, что Каллен заведует больницей, он скрупулёзно следит за моим здоровьем. В Тот день я прозрачно намекнул ему, что очень скоро будет моё первое превращение.
- Что?! – его голос стал грозным, но он вовремя опомнился. – Джейк, ты ещё совсем юн! Трансформация может шокировать тебя! Не рановато ли?!
- Время смутное – так отец говорит. Он чувствует какую-то угрозу. В воздухе... – я намеренно рассматривал носки своих кроссовок, чтобы док не видел, как я улыбаюсь этому незамысловатому каламбуру. – В лесу убили девушку, а это значит...
- Моя семья тут ни при чём, - мрачно проговорил он, касаясь моей груди под футболкой ледяным щупом своего фонендоскопа. Чтобы не вздрогнуть, я заскрипел зубами. – Так и передай Билли. Я не хочу, чтобы вы в очередной раз подвергли нас остракизму. Мы и так уберёмся, как только... дети закончат школу.
Дети... Смеётся он, что ли?! Мне всегда хотелось уточнить, по сколько раз каждый из этих надменных и заносчивых выплодков окончил университет, не то, что школу. Но Карлайл был явно не настроен выслушивать мой юмор. Его холодные белые руки легко могли меня порешить, но он был подчёркнуто мягок и деликатен. Даже моё отношение ко всему его гадкому племени не мешало мне какой-то частью мозга понимать, что док желает мне только добра. Хотя... я не без содрогания думал о том, что будет со мной, когда я буду в полной мере слышать смрад, идущий от этого красивого профиля, склоняющегося надо мной.
- В любом случае, док, мы будем настороже...
Дочь шефа Свона – Изабелла – была мне подругой детства, но она погибла так скоро после возвращения в Форкс, что я толком не успел увидеться с ней. Иногда мне даже казалось, что она не возвращалась вовсе. Я предпочитал думать, что она где-то в Аризоне – жива, здорова и, вполне может быть, счастлива. Этот ни к чему не обязывающий разговор с Карлайлом напомнил мне о происшествии в лесу. Усилием воли заставив поднявшуюся было со дна души муть осесть обратно, я попрощался с доктором Калленом.
- Джейкоб... Как только ты превратишься – сразу сюда.
- Боюсь, волка в больницу не пустят, а налететь на пулю, с грохотом выпущенную из старого винчестера вашего сбрендившего сторожа мне не особенно улыбается.
- Я имел в виду... – спокойным тоном начал растолковывать мне вампир, но мне не хотелось слушать его гипнотический баритон. Медсёстры от него просто балдели, а у меня в голове возникала ноющая червоточина, грозящая обернуться мигренью.
- Я понял, док. Как только – так и сразу.
Правда, нам довелось увидеться раньше - за несколько дней до новолуния - и при совершенно других обстоятельствах, но ни я, ни он пока об этом не знали.
Я собирался пересечь подъездную дорожку, чтобы спуститься в лес и отправиться домой пешком: нет ничего лучше, чем вечерний воздух, напитанный запахами леса. Тем более, после больничной стерильности – это лучшее средство. Но когда я увидел этот чёртов «вольво»...
Естественно, все машины в округе я знаю наперечёт. Не так уж тут их много. Летучий «ниссан» Тайлера Кроули, колымагу отца, которую он уступил по сходной цене Чарли Свону – это типичные представители местного автопарка. Пижонские машины семейства самодовольных пиявок... Эти разноцветные болиды, на которых они носятся, как полоумные, будто все вокруг такие же мёртвые, как и они сами, я узнаю даже по звуку. Я заметил, что за рулём не первенец Карлайла, хотя машина была определённо его. Приглядевшись, я узнал чокнутую Элис. Я не особенно долго рассматривал чудную дочурку дока, потому что из машины вышла совсем другая, я бы сказал, нездешняя фея.
Впервые я не смог понять, какой она породы...
Это так меня озадачило, что я чуть было не стал жертвой корявого вождения Элис Каллен. Я бы с удовольствием выругался самым неподобающим образом, но меня остановило то, что прямо поверх меня лежала, тяжело дыша, та самая незнакомая мне девушка.
- Элис, всё в порядке, езжай домой, - громко сказала она, после чего «вольво» растворился в сумерках, а мы так и остались лежать в папоротниковых зарослях. У неё хватило сил отпихнуть меня с дороги, и при этом не растерять остатки самомнения, самообладания и чувства юмора.
Я не сразу понял, что к чему и кто её отец. Я смотрел в её глаза и странно терялся при мысли о том, что эта девчонка – наощупь совершенно человеческая – родная, кровная дочь Карлайла Каллена, старого упыря, которому уже за трёхсотник перевалило. Правду говорят, что пиявки с возрастом только крепчают... Я не был особенно вежлив с ней и так сжал ей пальцы, что она вздрогнула.
- Джейкоб Блэк.
То, что она жила с ними в одном доме, облегчило мою задачу. Я легко прочитал узнавание по лёгкому танцу её дыхания. Её братья и сёстры конечно же рассказывали ей обо мне. Там, вблизи бухты, наши здорово припугнули Калленов – не приедь Карлайл вовремя, они бы так легко не отделались.
Значит, она была там... Всю дорогу домой я думал.
Если она – дочь Карлайла, то она – вампир. Судя по виду и по поведению – молодой вампир. Она появилась здесь... В день смерти Беллы Свон или около того. Значит...
Моё природное чутьё подсказывало мне, что Карлайл там, у себя в кабинете, ярился не даром.
Он лучше всех знал, кто убил дочь шерифа Свона.
Теперь об этом знал и я, но...
Ощущение её тонких, чуть тёплых пальцев, сохранившееся воспоминание о минуте, когда её тело прижималось к моему, запах её волос, звук голоса... Всё это легло печатью молчания на всё моё знание о дочери доктора Каллена. Я понял, что никому этого не расскажу – пусть мне грозит не самая сладкая перспектива прятать мысли от самых близких, почти братьев... Те пафосные глупости, которые я наговорил Белле при расставании, даже не отложились у меня в памяти.
Кажется, всё моё существо было поражено встречей с ней.
Первая любовь, знаете ли, очень сильное чувство. Особенно, если она обречена на полный и безвыходный трагизм.

Она выбрала его, притом, не один раз...
Впрочем, моё у меня никто не отнимет – это я был рядом, когда на неё напал этот ублюдок Ньютон, я вернул её отцу, успокоил... Там, на пляже, покуда она была без сознания, я не мог надышаться ею. Потому что знал, что времени мне отмерено очень и очень мало. Велик был соблазн забрать её в резервацию, наплевать на возмущение Сэма, Квила, Эмбри и даже отца.
Я понимал, что она не свободна, но я до последнего уговаривал себя, что Эдвард Каллен, этот омерзительный упырь, вооружённый непонятно каким богом данной красотой, тут совершенно ни при чём. Она была нежна и дружелюбна. Я пытался быть дружелюбным, но отстранённым. В итоге я был с ней незаслуженно груб, не ответил на половину её вопросов... Кажется, я переоценил её осведомлённость – она и тогда не до конца понимала, в какую сказку ей посчастливилось попасть.
Оставить её себе.
Присвоить.
Украсть у всех.
Я сказал ей, что знаю о том, кто убил Беллу. Я опрометчиво растрепался и о том, что хотел наказать убийцу. Отвернувшись, не глядя на неё, ощущая её горячее дыхание у себя между лопаток.
Ощущение того, что за моей спиной без пяти минут Волка щерится без пяти минут Вампир, бодрило меня больше, чем ежеутренняя эрекция. Она хотела моей крови, одёргивала себя, а я понимал это, даже не глядя на неё.
- Тебе стоило бы бояться меня, Белла Каллен.
- Я не боюсь, Джейкоб Блэк. Даже если ты думаешь о том, как получше спрятать моё тело в прибрежных валунах, я тебя не боюсь.
В её голосе было столько холодной решимости...
Обернувшись, я впился глазами в её лицо, пытаясь понять, о чём или о ком она думает. Её двойственность и опасность, её истинная природа, противоречащая всему тому, что я впитал с молоком моей несчастной матери, ничуть не охлаждали того жара, который зажёгся во мне в тот ничем не примечательный вечер у больницы...
Ничем не примечательный, кроме того, что я влюбился и совершенно потерял голову.
Мне было всё равно, кто она. Я знал, что хочу её, понимал это умом, сердцем и ещё каким-то внутренним чувством, которое руководило сейчас моим не по годам развитым телом.
Я был ничем не лучше Майка и надеялся, что она не обладает гнусной способностью Эдварда читать чужие мысли. Хотя... Я не удивлюсь, что на моём достаточно простом, хоть и симпатичном, лице, чьи черты были протравлены отблесками костра, проступали все мои плохие и хорошие помыслы... Этакая книга индейских легенд с картинками из «Хастлера»...
- Ни о чём таком я не думаю. Я думаю о том, что хотел бы оставаться простым индейским мальчишкой, чтобы хотя бы издали любоваться тобой... Ты... ты пахнешь любовью, Белла.

Я нёс такую пургу, от которой у меня предательски краснели уши. Я никому ещё не говорил таких слов и ожидал, что меня одарят звонкой монетой пощёчины.
Но она прошептала почти неслышно.
- Джейк, становись волком... поскорее. Так будет лучше для всех.
Легко сказать... Чего ради становиться практически вечным, если знаешь, что огонь, горящий там, за грубой оболочкой зверя, никого не греет – только норовит спалить тебе последние потроха? Смотреть, как с каждой новой весной на массивной волчьей холке остаётся всё больше нетающего снега?
Попросив внезапно и некстати разговорившийся голос разума заткнуться, пока я не произнёс все эти пакостные догадки вслух, да ещё и при ней, я молча подхватил Беллу Каллен на руки.
- Я отвезу тебя к отцу, потерпи ещё немного...
Свой главный вопрос я задал уже в пикапе, притом, задал издалека, чтобы не спугнуть её и не обидеть. Сказав, что я не был уверен в том, что услышу именно это, я солгал бы...
- Скажи... Ведь Эдвард Каллен тебе не брат?
- Он приёмный сын Карлайла.
- Это я и сам знаю. Просто... Майк Ньютон говорил странные вещи, покуда мы с Квилом и Эмбри приводили его в чувство.
- Избавь меня...
Неужели она подумала, что я способен пересказать ей ту площадную брань, которую мы слышали от Майки? Я жалею, что не выбил ему зубы...
- Я и не собирался повторять тебе слова этой мрази. При всей моей неприязни к Эдварду Каллену, я бы на его месте выпусти кишки каждому, кто...
- Надеюсь, Эдвард этого не сделает.
Руль у меня подпрыгнул, и старый пикап занесло. Белла вцепилась в сиденье. На её лице застыло напряжённое выражение...
- Белла, я имел в виду кое-что другое. Что связывает тебя с Эдвардом Калленом?
- Я его люблю.
- Понятно.

Она думала о нём.
Я знал. Знал это с уверенностью параноика, от которой мне хотелось вынуть короткий кривой нож, висящий в ножнах у меня на бедре, и вскрыть себе грудь.
Быстро окончилось моё детство...
Этот чмырь, взъерошенный и лишённый своего обычного лоска, поджидал нас на больничной стоянке. По всему было видно, что он уже давно не находит себе места. Я не удивился бы, если бы красавчик-Каллен обглодал собственные ногти, да только у пиявок повышенная способность к регенерации. Я мысленно похвалил себя за каждую минуту, которую Белла провела со мной, а не с ним. Я знал, что он не мог прощупать Ла Пуш своими сверхспособными мозгами, и это подбавляло мне чёрной желчной радости. Я тянул его нервы каждым размеренным действием.
Заглушить мотор.
Выйти.
Хлопнуть дверью.
Проверить замок.
Ещё тысяча разных мелочей до того, как мы с тобой обменяемся любезностями, мой милый друг. Можешь пошарить у меня в голове, да. Давай, пиявка... Смотри, листай... Упс, да... Я видел то, чего ты, может статься, не видел пока.
Единственное, о чём я сожалею – это о том, что мы очень изобретательно переругивались у неё на глазах. Ни мне, ни ему это чести не сделало.
Когда он рванулся к ней, я отчаянно вцепился в него, мечтая лишь увидеть, как скоро сойдёт отпечаток моих зубов с этой мраморно-белой щеки.
- Слушай, ты... Братец-кровосос. Да, ты всё правильно понял, я готов на цепи сидеть у её двери! Моя плоть и моя кровь – всё принадлежит ей...
Я не знаю, может, у них там своя какая-то кровавая магия, но даже мне показалось, что после этих слов что-то неуловимо переменилось в окружающей нас реальности.
- Джейк, не говори так! Никогда больше так не говори... Слышишь меня?!
Она говорила это совершенно искренне, хотя, как мне казалось, всю поразительную глубину сказанной мною глупости осознавал только Эдвард. На его лице уже играла очередная усмешечка, от которой мне хотелось завыть.
Он вёл себя как победитель.
А я...
Ещё до того, как Карлайл разнял нас там, буквально силой затащив в свой лазарет, до того, как моя буйная голова коснулась подушки в ту ночь – а забылся я и вовсе под утро – я понимал, что оставаться человеком я просто больше не смогу.
Тем более после того, как Майка Ньютона нашли мёртвым, а я прекрасно понимал, что на этот раз дело не в Калленах.
Я смутно помню то утро, когда мне, взбегающему на ступеньки дома Калленов, прикрывающий лицо ладонью Атеара кинул в спину едкое: «Жених». Теперь мне понятно, что я выглядел смешным, и лучше бы они посмеялись надо мной. С врагом справиться куда легче, чем с любовью.
Мне пятнадцать лет, мой отец во мне разочарован, а я прошу руки дочери самого мрачного старого упыря во всём штате.
Нет повести печальнее на свете, чем повесть об отвергнутом квилете...
Увидев гримасу жалости на красивом лице Эдварда и буквально спинным мозгом почувствовав ту боль, которую причиняли мои слова Белле, я хотел одного – спрыгнуть с утёса в Ла Пуш. На худой конец, утопиться в первом попавшемся мутном ручье... Подумать только, этот... Этот хренов наследный принц Калленов удостоил меня своего сожаления! Меня остановил Сэм, а иначе я вполне мог бы осуществить задуманное.
- Джейкоб, не гони... Она станет цельным вампиром – и ты забудешь о ней.
- Да я скорее лоб расшибу!
- Лоб расшибить проще всего, придурок! Попытайся понять: она тебя не любит. Если она так уж тебе дорога, ты должен уважать её чувства и её выбор. Пусть она и пиявка... – последнее Улей добавил вполголоса, увидев, как я вскинулся.
- Много ты понимаешь...
Намёк мой был понят – совесть у Сэма заживала куда медленнее, чем шрамы на лице его избранницы Эмили Янг и в душе Леи Клирвотер, которую он зароманил до того, как запечатлился с Эмили. Но и мой пыл немного остыл.
У меня не оставалось выбора. Но одну лазейку я себе позволил...

Когда я выпрыгнул на дорогу перед «вольво» Эдварда, я уже не опасался разукрасить его ветровое стекло занятной аэрографией из содержимого своего черепа. Но, рассмотрев меня издалека, Каллен затормозил исключительно потому, что не хотел появиться в школьном дворе на помятой машине. Ну, ещё бы: из-за поворота появляется сияющий «вольво», старшеклассницы задерживают дыхание до лёгкого обморока... Его триумфальное шествие к нужному корпусу сопровождается сдавленными стонами, в которых столько скрытого желания, будто у всей школы случился коллективный оргазм... Самовлюблённый нарцисс. Интересно, он вообще способен завестись хоть от чего-нибудь? С виду ему доступны только два положения морды лица: злость и брезгливость. Ни та, ни другая маска его не украшает, но, похоже, никто, кроме меня, этого не видит в упор.
Повозившись в салоне – это потом он меня просветит, будто я чуть не убил Беллу – он вылетел под дождь, даже не заметив тех перемен, которые произошли со мной.
Да.
Я вышел на холодный и мокрый асфальт ещё до того, как боль после моей первой трансформации улеглась полностью.
Впрочем, он сориентировался по запаху и что-то даже по этому поводу сострил. Не помню. Я смотрел только на Кристабеллу, повидаться с которой я и пришёл.
Мне позарез нужно было знать, что она увидит во мне теперь. Как я восприму её после того, как простился с человеческой природой...
Это было ужасно и прекрасно одновременно, потому что как только я коснулся её колен, я понял, что моя трансформация, не изменила ничего между нами. Запах её кожи, её странной сущности был ещё острее... Я был слишком измотан, чтобы быть с ней дольше пары мгновений, потому что лёгкая судорога, пробежавшая по моему лицу, красноречиво говорила о том, что скоро все мои муки повторятся снова...
Был Человек - станет Волк...
Я скрылся быстрее, чем Каллен успел осознать всю глубину моей радости, оставив на руках Беллы пару целомудренных поцелуев...
Унося на своих волосах любимый запах...
Запах её ладоней...
Она не отшатнулась, не прогнала, не заругала меня.
Может, даже была рада мне, но я так боялся ошибиться и смягчить свою железобетонную решимость стоять на своём ложной надеждой...
Я всегда буду обкрадывать тебя, Эдвард.
Всегда, слышишь!
Будь ты проклят, Эдвард Каллен. Проклят моей молодой и горячей любовью к ней...
Я мечтал бы о том, чтобы её ладони горели всякий раз, когда ты будешь рядом.

***
Я летал над землёй, парил в облаках самых смелых своих мечтаний до самой ночи, а потом подбил Сэма сопровождать меня в моей дурацкой прогулке к дому моего заклятого друга Эдварда. Квил шатался где-то в лесу, а одному мне идти не хотелось. Впрочем, Сэм не очень-то и артачился, просто скорчил недовольную мину, укоризненно качая головой.
- Джейкоб, мне не нравится твоя эйфория.
- Зато мне она нравится. Тебе двадцать лет, но ты рассуждаешь, как глубокий старик.
- Просто потому, что я – главный. Если все будут так беспечны, как ты – стая разбежится кто куда.
В чаще мы нашли следы троих нездешних упырей и Сэм долго пытался уговорить меня проследовать по ним, утверждая, что узкий женский след пахнет свежей кровью, но я был непоколебим. Меня влекло окно, за которым я, может быть, увижу Беллу. Которая, может быть, вспоминает обо мне...
Лучше бы я пошёл с Сэмом и в кровь стёр свой волчий нос о камни и коряги.
Я видел их вместе и прекрасно понимал, что третий там лишний.
Я знал, что все мои рассуждения об Эдварде разбиваются в хлам о силу того чувства, которое слишком очевидно связало их.
- Джейк, пойдём отсюда...
- Нет, Сэм...
Я видел, как он целовал её в шею, и мне мучительно казалось, что на его месте должен быть я. А Эдвард Каллен должен лежать здесь, под кустом, на холодной траве.
А ещё лучше – под ней, футов эдак на шесть...
Мне хотелось её сбивчивых объяснений, потому что я понимал – никто, кроме неё самой, мне не втолкует, что я здесь не в кассу. Но ещё больше мне хотелось утешать Кристабеллу Каллен на могиле её ненаглядного Эдварда... И пусть её сердце будет слишком очевидно разбито, зато все его осколки будут моими. И я буду лежать на них, как сказочный дракон на своих самоцветах...
Они отошли от окна, но и я, и Сэм понимали, что за этими шторами происходит то, что и должно быть скрыто от людских глаз...
Меня била дрожь, я метался под дождём в полузабытьи...
Я не помню, сколько прошло времени, прежде чем до моего слуха долетел пронзительный крик Беллы, полный отчаяния.
Мне хотелось зажать уши руками, но... Метнувшись в чащу, я забылся окончательно.
Когда меня нашёл Сэм, и он, и я были в своём человеческом облике.
- Джейкоб...
Я поднял на него глаза – на слова меня не хватило.
- Я говорил с Карлайлом. Белла...
- Она жива?!
- Она вампир. Окончательно.
Спокойная улыбка моего вожака мелко подрагивала...
О нет...
О да...
Свершилось.
Моё сердце упало так стремительно, что иногда мне кажется, будто оно летит до сих пор.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/35-530-1
Альтернатива RitaDien Солнышко 30 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Пик невезения это когда чёрные кошки уступают тебе дорогу."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 11
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Сумерки. Сага. Новолун...
Фильмография.
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ | Berlinale
Opposite
❖ Научи меня покорности
СЛЕШ и НЦ (18+)
Последнее в фф
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
❖ О любви скажет песок
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 304
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 27
Гостей: 24
Пользователей: 3
безпретензий rona GASA


Изображение
Вверх