Творчество

Новолунье не придёт никогда. Глава 37
11.12.2018   23:36    
Новолунье не придёт никогда. Глава 37

POV Эдвард Каллен

Счастье имеет смысл только тогда, когда есть с кем его разделить…
«В диких условиях»

Я знаю, что у тебя нет прошлого — позволь мне предложить тебе будущее.
«Ангел-А»

Многие люди боятся смерти и темноты по одной причине — они страшатся неизвестности.
Джоан Роулинг. Гарри Поттер и Принц-полукровка

Как всегда, покойники знали ответы на все вопросы, которые мне нужны. И не то что бы они не хотели говорить. Совсем даже наоборот. Мертвые жаждали выговориться. И начав однажды, они уже не замолчат. Их слова заставили бы вас вскочить ночью в холодном поту.
Max Payne 1-2

Настоящая любовь никогда не умрет.
Стивен Кинг. Нона


В эту ночь я понял, что счастье может быть не просто безграничным – оно может быть невыносимым. Говорят, что счастье – это укол иглы. Кратковременное, быстрое, острое. Чёрта с два! Моё счастье жгло мне ладони, разрывало мне грудь, норовя превратиться в долгое сладкое мучение, которому не будет границ. Боль и наслаждение всегда ходят об руку.
А, может быть, у меня просто извращённое восприятие...
Я никогда не задумывался о том, как это будет. Не мужское это занятие – витать в облаках. К тому же... У меня всегда была своя, особая паранойя: я боялся, что мои мысли кто-то может прочесть. Я частенько косился на Элис, которая всегда знала слишком много, и даже понимание того, что ей доступны только куцые видения родом из будущего, не успокоило меня окончательно. Только увидев дочь Карлайла, я понял: моя судьба – быть плохим мальчиком, который не умеет держать себя в руках. Моя уверенность в том, что я хочу эту девушку настолько, что до свадьбы просто не доживу, была железобетонной. Как только я осознал это в полной мере, мои собственные желания стали жрать меня изнутри, заставляя делать множество глупостей, быть резким и ревновать, ревновать, ревновать...
Впервые в жизни я прочувствовал на себе жгучую смесь любви и желания, возведённых в квадрат природной страстностью моей натуры...
Коктейль Молотова, жгучей желчью разливающийся от гортани до паха...
То, что я чувствовал ответный огонь, только усугубляло моё положение. Это как держать в руках запретный плод, тщетно мечтая запустить в него зубы. Кажется, с момента появления в моей жизни Кристабеллы Каллен я напрочь забыл о постоянном голоде. Потому что меня мучил голод немного иного свойства. Справедливости ради, стоит заметить, что эти мучения были во сто крат приятнее, чем постоянно наполненный слюной рот. Разве что... Некоторые физиологические особенности моих новых состояний причиняли мне множество хлопот.
Особенно в школе.
Но моя выдержка всегда была потрясающей. Скоростью моих реакций гордился даже Карлайл – очевидно, вместе с вампиризмом он передал мне толику своей английской породы. Мало кто в курсе, что я умею завязывать узелок на черешке вишни. Языком. А что?.. Я впервые увидел этот трюк в исполнении незабвенной Лоры Палмерс в гениальном сериале «Твин Пикс». А времени на тренировки у меня было предостаточно. Мало кто знает об этом, но ещё меньшее количество народу понимает то, что в основе этого трюка лежит не только ловкость, но и терпение. Держать себя в руках – вот, что я умею по-настоящему хорошо.
Наверное, так же хорошо, как и убивать собственное время...
Я чуть было не свихнулся вчера, когда мы были так близко в этой нереально долгой бачате: именно потому, что я должен был контролировать каждый свой шаг и каждый её вздох, я и не заметил, сколько времени прошло с начала этого мучительно откровенного танца. Мне было необходимо отдышаться, иначе я наломал бы дров... Мне повезло, что Белла выгнала меня, хотя эта маленькая свобода досталась мне дорогой ценой – я обидел девушку, которую любил и желал больше всех смертных и бессмертных на свете. Но сегодня превзошло все мои ожидания: сначала новость о чужаках, потом предсказание Элис, больше похожее на комок снега, издевательски засунутый за воротник... Эммета особенно пробрало: есть у него какой-то опыт, о котором не знает никто, даже я – благодаря его мыслям, похожим на насквозь проросшую древесными корнями вековых исполинов медвежью берлогу. Я, было, расстроился, что у нас не будет драгоценного времени наедине, когда всё могло бы быть так красиво, как хотела бы Белла. Но заглянув в её глаза и мысли там, у меня в комнате, я понял одну странную, но невероятно приятную для меня вещь. Ей было совершенно всё равно, как это будет. Для неё гораздо важнее то, что это будет со мной.
Перед лицом этого, последнего уже аргумента, все доводы разума, которых и так было немного, истаяли как воск вблизи огня. Я мог сделать всё очень быстро... За сотню с лишним лет я стал самым мощным теоретиком в истории вопроса. Но я прекрасно понимал, что второй первой ночи у нас не будет никогда, стараясь не думать о том, сколько этих ночей у нас вообще может быть. Поэтому я тянул время, накручивая сам себя всё больше и больше, чтобы не оставить ни малейшего шанса своей неумолимой совести, чтобы заткнуть свою вечную логику, чтобы забыть все предупреждения Карлайла и свои собственные смутные опасения. Присутствие Блэка – а это был он – меня только раззадорило. Ну, ещё бы... Мой единственный соперник пришёл пошпионить в такой ответственный момент. Сейчас, когда я всем своим существом ощущал близость момента, когда Белла станет моей окончательно, я был готов согласиться даже на дружбу. Я знал, что после этой ночи у него просто не останется шансов завладеть её сердцем. И не потому, что я хоть на йоту сомневался в чувствах Кристабеллы. Нет. Просто после того, как соединятся наши тела, наши сердца и души будут связаны чем-то более тонким и более мистическим, чем данное однажды слово.
Достать розу было совсем не сложно, но радость, вспыхнувшая в её светлых, таких непохожих на все виденные мной раньше глазах, стоила того, чтобы притащить ей охапку цветов, и устроить из них постель. Эти излишества я оставил на потом, сосредоточив усилия на том, чтобы всё было как можно проще.
Для неё проще...
Не дай Бог, чтобы Кристабелла хотя бы раз оказалась в том бункере моего сознания, где я любовно храню свои мысли и фантазии, связанные с ней.
Я старался быть нежным, но даже я сам понимал, насколько несоразмерны моя сила и её пока ещё человеческое тело. Даже то, что она была удивительно крепкой девочкой, не гарантировало ей отсутствие синяков и ссадин после моих медвежьих объятий. Понимание того, что я могу любить и причинять боль одновременно, сводило меня с ума. Да, я, наверное, законченный мазохист, потому что даже тогда, когда мне хотелось ускорить происходящее до разноцветных искр в глазах, я находил в себе новые силы говорить спокойно, улыбаться и не срывать с неё тонкий батист, под которым не было ничего...
Уже это открытие вздыбило меня до предела, но я продержался больше получаса, срываясь лишь на лёгкие поцелуи, от которых у меня просто клокотало внутри.
Я забыл обо всём... Даже когда Белла говорила мне тихое и слегка растерянное: «Эдвард», я реагировал больше на звук, чем на своё собственное имя.
Она была горячей – и это было чудовищно, но, сжимая её в объятиях, я перестал ощущать собственный холод. Мне казалось, что она вернула меня к жизни, забрала всех моих демонов, мои терзания, моё ощущение чудовищности моей природы. Мои губы неотрывно тянуло к тонкой ниточке пульса на её шее – такой сбивчивой и обрывистой, будто она мечется не в моих руках, а на грани между жизнью и смертью. В то же время я понимал, что она не человек... Я будто чувствовал, как она всё больше становится моей, то ли разделяя мою участь, то ли щедро оделяя меня своей.
Я сделал всё, чтобы в самый ответственный момент сохранить сознание ясным, хотя и не думал о том, чтобы всё было анатомически правильно. Живя в семье Карлайла Каллена волей-неволей станешь профессионалом в биологии... Но сейчас меня волновало не это. Мне хотелось понять, прочувствовать эту точку невозвращения, когда две реальности, две Вселенные сливаются в одну. В то же время, я хотел знать, что же происходит сейчас с ней, сейчас, когда она так отважно подалась навстречу мне в порыве нежности, замешанной на безграничном доверии. Мне не хотелось отводить взгляда от её широко распахнутых глаз. Мне казалось, что я вижу в них своё отражение, хотя меньше всего мне хотелось бы видеть своё искажённое страстью лицо.
Лёгкое сопротивление... Это сопротивлялась не Белла, а юность её тела. Тонкая грань между её прошлым и будущим. Моя персональная дверь в её мир...
- Эдвард... Не останавливайся...
... Мир, в который я не ворвался, нет. Вошёл с её позволения. Тем прекраснее он показался мне. Для меня исчезло всё: время, цвета, звуки... Остался только звук её дыхания и тонкий запах её крови, которого я не мог не почувствовать. Он был похож на песню, звуки которой привели мою искалеченную одиночеством душу в дивную гармонию. Не осталось ничего, кроме чувства полётной лёгкости и плавного ритма, который был для меня вновь.
Как забытая мелодия, оживляющая покрытые патиной костяшки рояльных клавиш...
Как утолённая тысячелетняя жажда...
Как блаженство рассвета для почти ослепших от темноты глаз...
Она подарила мне Вселенную, взяв взамен сущую безделицу – меня самого.

«Ты стала женщиной, Кристабелла... Моей женщиной. А я мужчиной. Твоим...»

Расслабленный вздох, слетевший с её искусанных губ, сказал мне больше, чем тысяча слов...Я не успел остыть, когда заныла моя вездесущая совесть. Но у неё не было повода терзать меня достаточно долго: я сказал своё корявое: «Ты же выйдешь за меня?» тридцать минут назад. И уклончивое согласие меня не расстроило. Что такое время для меня? Что может испугать или расстроить меня теперь? Единственное, что беспокоило меня – усталый вид Кристабеллы, которая выглядела бледнее обычного. Обняв её, я надеялся, что она уснёт, чтобы вернуть себе силы. Ещё бы... вмятины в паркете от моей нежности были более чем красноречивы.
- Я люблю тебя, Белла...
- Эдвард...
Даже голос её был бледным. Посмотрев на неё, я почувствовал нехороший холодок под ложечкой.
Что-то было не так.
Не так...
Пылавшие ещё совсем недавно ладони были чуть тёплыми и безвольно соскользнули с моих плеч.
- Что с тобой?
Она бледнела так стремительно, будто кто-то набросил на неё белое покрывало. Ужас до скрипа сжал меня в ледяных тисках, не давая опомниться.
Я понял. Я понял, что не так.
Я не слышал сбивчивого стука её сердца.
Её пока что человеческого сердца не было слышно.
Набрав в лёгкие побольше воздуха, я крикнул:
- КАРЛАЙЛ!!!
Я от всей души надеялся, что он меня слышит.

Когда Карлайл Каллен появился в моей комнате, я успел натянуть джинсы. Он действительно буквально прилетел, будто чувствуя, насколько он нужен. Так же быстро в его глазах появился и исчез нечеловеческий гнев.
Эдвард Энтони Мейсон Каллен... Не будь ты его сыном, его любимым старшим сыном, пускай и приёмным, ты бы нажил в его лице смертельного врага. Я никогда не видел отца таким взбешённым, и, хоть этот гнев практически сразу ушёл, как вода в песок, я не сразу опомнился. Признаться, я не знал, что Карлайл способен на подобные чувства.
- Не объясняй ничего, я всё вижу сам, - проговорил он спокойным, слегка улыбчивым тоном, который каждый из нас привык слышать от него в гостиной во время очередной партии в покер или в бридж. – Было бы неплохо, если бы ты хотя бы иногда слушал то, о чём я говорю тебе, Эдвард.
Надо сказать, он не терял времени даром. Пока мной целиком и полностью завладевала паника, при одной мысли о том, что на самом деле случилось с моей ненаглядной, Карлайл закатил рукава и присел рядом с дочерью.
- Что с ней? – спросил я как-то автоматически, хотя ответ, как мне казалось, я знал и без научной выкладки, которую мне вполне мог выдать сейчас отец.
- Она... – перехватив тонкое запястье Кристабеллы, Карлайл посмотрел на меня пристально. Под этим взглядом я невольно сгруппировался. – Она без пяти минут мертва, Эдвард. Если ты будешь стоять там и изображать вселенскую скорбь, пять минут пролетят очень быстро, и мы ничего не успеем сделать.
- Карлайл, ты же знаешь... Я готов умереть вместе с ней. Или вместо неё, - эти слова дались мне так легко, что я невольно вспомнил Джейкоба Блэка, который пообещал Белле себя всего. Я не знаю, что двигало мной в этот момент, я вообще не особенно хорошо его помню. Потому что всё моё существо, ещё недавно наполненное радостью и любовью, заходилось от боли. Боль эта была в сотни, в тысячи раз сильнее той, которую я испытывал в своей жизни до этого длинного, как столетие, прожитое мной в сумерках, мига. Она основательно помрачила мой разум, и только привычка во всём или почти во всём, повиноваться отцу вела меня по какой-то одному Богу ведомой линии жизни. Я вспомнил свои слова о том, что слишком сильная любовь может убить, только сейчас понимая, что попал в яблочко.
Правда, от этого воспоминания мне отнюдь не хотелось скакать по комнате и орать: «Бинго!»
Напротив, мне захотелось сдохнуть самым мучительным образом, чтобы увидеть её хотя бы в лучшем из миров.
А ведь ещё не остыла постель, в которой мир казался мне раем...
Разум, мой собственный, отточенный до блеска разум отказывался повиноваться мне и верить в происходящее. Этого просто не может быть, иначе Элис... Элис, которая любила Беллу с той же обескураживающей силой и нежностью, что и Джаспера, отрубила бы мне руки по локоть, чтобы я никак не смог сделать того, что сделал. Она бы видела это, она бы предупредила меня...
Цепкий взгляд Карлайла вернул меня к пугающей реальности сказанных им слов. Вместо того чтобы что-то сделать, я стоял и травил свои новые, чудовищные раны.
- Боюсь, мальчик мой, твоя смерть ничего не исправит. Рано или поздно это должно было случиться... Хорошо, что вы не остались одни.
- Но Карлайл...
- Я не вчера родился, Эдвард. И даже не на той неделе, - усмехнулся отец. - На самом деле всё не так ужасно, как ты думаешь. Хотя время играет против нас.
- Что... Ты собираешься её укусить?
- Боюсь, что не только это, Эдвард. Я хотел предложить это тебе. Конечно, если ты не пошевелишься, то я сделаю всё сам.
Уверенность и спокойствие Карлайла вселяли в меня надежду. Опускаясь на колени рядом с Кристабеллой, я чувствовал себя окончательно сбрендившим принцем из какой-то готической сказки с нетривиальной концовкой.
- Эдвард... – он сосредоточился, но не потерял самообладания, будто я просто ассистирую ему при его плановой операции. – Моя дочь – вампир. Физически она сохраняла человечность, которая ушла бы после того, как ей исполнилось бы семнадцать лет. Она впечатлительна, на свою беду. Сейчас фактически умирает её тело, потому... тебе придётся укусить её, чтобы... ускорить процесс и направить его в нужное русло. Но не слишком увлекайся, чтобы не вышло того, о чём нас предупреждала Элис.
- Скажешь, когда – я перестану.
- Это трудно, Эдвард. Тебе понадобится всё твоё самообладание.
- Я кусал её однажды...
- Вы оба сумасшедшие, - отец слегка изменился в лице. – Но сейчас это нам только на руку.
Приложившись к её шее, я судорожно сглотнул. Мне было страшно признаться себе в том, что мне хотелось этого... Но даже когда солоноватая кровь заполнила мой рот, мои нервы щекотала запретность того, что сейчас происходит. Голос Карлайла долетел до меня через кровавую пелену. Но не это заставило меня оторваться.
Белла вздрогнула.
Она вернулась в сознание, но только для того, чтобы умереть – теперь так, как полагается каждому смертному, которого прихватили за горло в подворотне, чтобы утолить жажду содержимым его вен. Рана на её шее затянулась практически мгновенно, но её глаза...
Они наполнились страданием.
Она дрожала, как загнанное животное. Она кричала так, что я против своей воли слышал страх, парализовавший каждого обитателя этого дома. Даже ничего не подозревающий Блэк наверняка вздрогнул там, под кустом.
Я знал, что за боль пронзает её сейчас. Это похоже на дыбу и адский огонь, на самый коварный яд Чезаре Борджиа и раскалённый свинец одновременно.
Нет... Моя девочка, моя любимая девочка, которой на роду было написано стать бессмертным вампиром легко и просто с одним серебристым выдохом в майское утро, теперь мучится так же, как когда-то мучился я сам.
Меньше всего я хотел, чтобы самая дорогая для меня девушка пережила эти страдания. У неё был выбор, но я отнял его у неё. Или она сама отдала его мне? Не важно. Я хотел прекратить эти страдания.
Любой ценой.
- Карлайл... Сделай что-нибудь! Я не могу это видеть...
Ничего не объясняя, он схватил меня за руку, острым ногтем вскрывая моё запястье и поднося его к губам Беллы, чтобы оно не успело затянуться.
- Только так, Эдвард... Прости, но только так...
Прикосновение её губ... Легкое, почти ласкающее движение, за которое я продал бы душу. Что такое кровь, если это может облегчить её страдания?
Она пила меня с той же жадностью, с которой я любил её не так давно... И я не знаю, что терзало меня больше – опустошающий отголосок давней, но ни разу не забытой боли превращения, передававшийся от неё мне, или мучительное чувство вины перед Беллой, отдавшей мне больше, чем я мог взять.
Больше, чем я имел права просить.
Она оторвалась сама – за секунду до того, как пальцы Карлайла коснулись её беззащитного предплечья.
- Твоя кровь... как пина-колада, Эдвард... – прошептала она.
Позабыв о том, что на нас смотрит Карлайл, я обнял её. По-прежнему внешне хрупкую, но совсем другую. Прикосновение отозвалось спокойной прохладой.
Когда её руки обхватили мои плечи, я был готов плакать от счастья.
Впервые мне, ни разу не ангелу, казалось, что у меня выросли крылья.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/35-530-1
Альтернатива RitaDien Солнышко 52 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Когда ты действительно кого-то любишь, такие вещи, как богатый он или бедный, хороший или плохой, не имеют значения."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Зверодети
Поболтаем?
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Сумерки. Сага. Рассвет...
Фильмография.
❖ LONDON inside
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ London inside. Глава 3...
Из жизни Роберта
❖ Голос. Глава 5
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Голос. Глава 4. Часть ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. "Под ноль+"/Берлинале
4. Эрик/Космополис
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 251
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 19
Гостей: 15
Пользователей: 4
elen5796 dolli groknak86 nbrp


Изображение
Вверх