Творчество

Новолунье не придет никогда. Глава 24
26.05.2018   18:43    
Новолунье не придет никогда
Глава 24. POV Эдвард Каллен


Дружелюбие, проявленное к врагу. Я шагнул через край. И теперь я был похож на койота из мультика, которого земное притяжение оставляет подвешенным в воздухе, давая возможность понять свою ошибку перед падением.
Max Payne 1-2

Доктор прописал мне спокойствие для сердца, и я буду спокоен. Значит или ты мне сейчас скажешь, что случилось, или я гэпну тебя в морду со всей моей любовью.
Ликвидация

Когда люди выходят из себя, они начинают совершать ошибки. Это я знал по собственному опыту.
Max Payne 1-2


Мог ли я знать, что день, начавшийся так сладко и обещавший так много, закончится настоящим кошмаром? Если бы в моём недолгом, первом за почти столетие моего существования в качестве вампира, сне был хотя бы один прозрачный намёк на события этого вечера, я ни за что не уехал бы из города. В такие дни мне мучительно хочется променять всё, что умею я, всю мою силу, ловкость и проницательность на способность Элис предвидеть будущее. Хотя вряд ли все эти видения делают её счастливее.
С другой стороны, именно сегодня я радовался тому, что я – это я. Благодаря моему обаянию наши дела в Порт-Анджелесе прошли гладко: Эммет только и успевал отсчитывать хрустящие купюры. В его голове билась одна слишком явная мысль о том, что Розали сейчас спокойно строит глазки школьникам. Можно было подумать, что братец Эм призабыл, с каким пренебрежением Рози относится к мальчикам в классе.
- Эммет, ты прекратишь когда-нибудь думать о Розали? – в моём голосе было много раздражения, хотя настроение у меня было самое, что ни на есть приятное. Я до сих пор помнил вкус губ Беллы и её нежное: «Доброе утро... любимый».
Эммет дёрнулся. Никак не привыкнет к тому, что я всегда в курсе.
- Ты, можно подумать, не думаешь о Белле.
- На данный момент мне мешают твои ревнивые мыслишки, брат.
- Эдвард Энтони Мейсон Каллен, отвали, а? Я не виноват в том, что у нас с Рози идеальная любовь, о которой можно роман написать, а тебе до сих пор не дают. И вообще, завидовать нехорошо.
Хорошего тычка он определённо заслужил, но нам обоим было весело.
- Иди ты, Эммет МакКарти Каллен... Не учи меня жить, лучше помоги материально.
- Нет, дорогой брат, тебе я могу помочь только советом. Деньги на материальную помощь тебе в эту поездку я не планировал. И так потрачусь в очередной раз.
Ох уж мне этот медвежий юмор...
Девушка, помогавшая мне примерить смокинг, уже несколько раз ткнула меня булавкой, пытаясь привлечь моё внимание. Я среагировал не на все уколы, а потом посмотрел на неё, чтобы она, наконец, успокоилась. Улыбаясь, она пробормотала что-то нечленораздельное, но окунувшись в приторный омут её мыслей, я понял, что её зовут Джейн, и что она пригласила меня прогуляться после примерки.
Мне стало смешно, но я подавил даже улыбку.
- Спасибо, но нет, Джейн. Очень любезно с вашей стороны.
Прошло девяносто лет с момента моей смерти, но ещё до этого во всех отношениях знаменательного дня я усвоил простую истину: вежливость – это основа обаяния. И, слава всем богам, метаморфозы, прошедшие со мной в тот год, когда испанка основательно проредила жителей Чикаго, давно и надёжно отучили меня краснеть. Да и смущаться я как-то подразучился. Она отошла, терзаясь вопросом: «Почему я ему не нравлюсь?». Действительно, почему? Большие карие глаза, осветлённые волосы чуть ниже плеч, большая грудь и стройные бёдра – вот её козыри, которые ни разу не подводили. И только этот «бесчувственный чурбан» остался равнодушным и даже немного в себе при виде всех этих прелестей.
Девочка, я мёртв, а для тебя я – мертвее мёртвого. Да, мои руки холодны не потому, что я такой драматично-романтичный герой. Я монстр, который слишком хорошо знает, что у тебя внутри...
Забавные мысли, не правда ли?
Кажется, она обиделась, но мне было всё равно. Если бы не очередная примерка, я бы сейчас был с Беллой. Просто... этим летом мне выпала сомнительная честь быть шафером на очередной свадьбе Розали и Эммета. Ещё в январе я надеялся передать эту почётную обязанность Джасперу, но он взмолился:
- Не надо, Эд! Я в прошлый раз был, с меня пока достаточно.
Поскольку в позапрошлый раз шафером был Карлайл, к нему обращаться я не рискнул. Тем более что Розали ещё в бытность шафером Джаспера застолбила за ним роль посажённого отца. Логично даже для блондинки, ничего не попишешь. И вот с конца марта я периодически таскаюсь с Эмметом сюда, чтобы в меня тыкала булавками очередная помощница портного. Благо, мистер Розенберг, у которого мы обшивались всё время нашего пребывания в Форксе, менял их достаточно часто. Почти как шпульки на своей допотопной машинке «Зингер».
Глядя на моё лицо, когда мы, наконец, вышли из ателье, Эммет присвистнул.
- Ну, чего ты глаза закатываешь, Эд?
- Обязательно шить эти чёртовы атласные латы? Ещё и этого дурацкого сливового цвета?
- Рози считает...
- Что он очень идёт к моим волосам... – продолжил я, ломая язык так, чтобы передать интонацию Розали. – Прекрасно. Жаль, что она не хочет платье серо-буро-малинового цвета. Это очень соответствует моему мнению о её цветовосприятии.
- Не будь занудой, Эдвард, и я дам тебе денег на презервативы. Надуешь, в комнате развесишь... Какое-никакое удовольствие.
Эммет захохотал так, что проходившие мимо девушки обернулись. Судя по лицам, от этого смеха и вообще от созерцания Эммета, который почти не прятал свой животный магнетизм – чёрная шёлковая рубаха расстёгнута почти до пупа, джинсы более чем облегающие, - им явно было непозволительно хорошо. Пряча вспыхнувший румянец, они ретировались в ближайший переулок. Дождавшись, пока бурная радость брата уляжется, я пожал плечами, демонстрируя деланное равнодушие к теме.
- Да брось. Вот именно, что никакая радость. Да и если нужно будет - у тебя и так нахаляву возьму, будь спок.
- С размером не промахнись, бойскаут!
- Не льсти себе, Эммет!
Наш смех подхватило гулкое эхо узкой улицы, умножая его многоголосицей слепых стен. Два придурка...
Два давно мёртвых парня, которых только любовь делала такими же беззаботными, как и множество снующих по улице живых. Правда, мы были намного счастливее, потому что как никто понимали цену жизни.

У меня было ещё одно незаконченное дело. Мне не давал покоя маленький плеер Беллы с треснувшей передней панелью. Он наверняка был дорог ей, как память, но мне очень хотелось сделать ей подарок. Просто так, потому что я знал, что она любит музыку. У неё не было компьютера, но я подумал, что мой портативный DELL устроит нас обоих, тем более что у меня от неё секретов нет. В общем, выслушивая сальные шуточки Эммета, которыми он просто фонтанировал в отсутствие женщин семейства Каллен, я тащил его в местный магазин электроники.
- Эдвард, женщины любят колечки и прочие милые безделушки, а не айподы.
- Ювелирный магазин напротив, можешь пойти отовариться, если считаешь, что у Розали мало этих побрякушек.
Сестрица Рози, которую мы в семье по-тихому называли чокнутой Барби, уже и без того могла сидеть на своей шкатулке с золотыми колечками-цепочками-кулончиками-медальончиками как заправский сказочный дракон. «Она ранимая, она любит всю эту мишуру, а мне совсем не сложно» - говорил обычно Эммет, когда Джаспер недвусмысленно чесал у виска, видя очередное подношение из драгметалла. В общем, мы столкнулись лбами на улице как раз в тот момент, когда я засовывал в пакет коробку с айподом, а Эммет прятал в нагрудный карман рубашки очередную бархатную коробочку. Побродив ещё немного по городу, мы отправились домой. Судя по стремительно сереющему пасмурному небу, дело шло к сумеркам.

***

Чем ближе мы подъезжали к Форксу, тем больше становилось моё беспокойство.
Карлайл был в больнице.
Элис и Джаспер пинали сокс на заднем дворе, чем-то очень обеспокоенные. Элис так просто колотило, но она изо всех сил старалась держать себя в руках.
Розали сидела в гостиной в обществе Эсми. Обе слишком нервные для того, чтобы просто беседовать или играть в карты.
О чём были их мысли, я не знал – слишком далеко. Но меня озадачило другое: уроки уже закончились, но Беллы дома не было. Я вообще не слышал её где-либо в Форксе.
Беспокойство, которое исходило от моих близких буквально захлёстывало меня тем сильнее, чем ближе мы подъезжали к дому. Беллы не было слышно, будто она исчезла, испарилась... С каждой минутой дом был всё ближе, и я начал понимать, что Белла не вернулась домой из школы, и что дома никто не знает, где она, и что с ней. Руль несколько раз прыгал в моих руках, и только присутствие Эммета не дало мне включиться в этот тревожный хаос.
- Что, Эд?! Что?!
- Не знаю... Что-то случилось... Что-то с Беллой...
Но слова не могли выразить всю глубину моей тревоги, стремительно превращавшейся в пронзительную головную боль. Казалось, мои собственные обострённые инстинкты, в том числе и инстинкт убийцы, впивались в мою плоть, мешая думать, мешая жить моим призрачным подобием жизни. Это была сильнейшая растерянность пополам с отчаянием, будто у меня забрали что-то, без чего дальнейший мой переход в вечность не имел ни малейшего смысла.
Я искал и не мог найти ту, которая стала для меня больше, чем смыслом жизни.
Я не мог найти девушку, ставшую самой моей жизнью.
Влетев во двор, я бросил машину, не заглушив мотор, не думая о том, что будет делать Эммет, как воспримут моё появление Элис и Джаспер, лица у которых вытянулись и стали похожи на белые маски. Врываясь в гостиную, я уже не мог думать. Эсми поменялась в лице – видимо, я был действительно страшен.
Да что скрывать... В заведённом состоянии я способен убить.
Одним скачком я приблизился к сестре, не успевая заметить, как выпустил клыки, хватая её за плечи.
- Кажется, сегодня ты у нас была за старшую, Роуз... Где Белла?!
Розали зашипела, сверкнув глазами.
Ох, как же часто здесь забывали о том, что именно я, а не Эммет, старший брат. Как же часто они недооценивали мою способность копаться в головах...
Эсми застыла, будто парализованная. Мама всегда выбирала невмешательскую тактику, за что именно сейчас я был благодарен ей, как никогда.
Перехватив сестру ладонью за подбородок, я слегка сжал его, заставляя смотреть себе в глаза, параллельно шаря в её спутанных страхом мыслях. Она ждала моего возвращения, она знала, что так и будет.
- Розали, если ты сейчас не ответишь на этот простой вопрос, я легко сломаю тебе подъязычную кость. Ни целоваться, ни говорить не сможешь пару дней. Оно тебе надо? Не зли меня...
Я говорил вкрадчивым шёпотом, но каждый из присутствующих в гостиной, понимал серьёзность моих намерений. Меня не волновало, что с минуты на минуту в комнату войдёт Эммет.
Плевать я хотел на Эммета, мне нужна Белла!
- Где. Белла.
Спокойствие, только спокойствие, Эдвард Каллен... Проблема лишь в том, что в такие минуты, когда ярость переполняла меня, оба мои голоса сливались в один, делая меня удивительно цельной, но совершенно неуправляемой личностью.
- Если ты свернёшь мне шею и я не смогу ходить в школу без глухого ворота, я изуродую тебя пилочкой для ногтей, Эдвард! Я не знаю, где она!
Хлопнувшая дверь оповестила о приходе Эммета. Судя по тому, что он не пытался вмешиваться, он или был в глубоком обмороке от увиденного, или просто опешил.
- Эдвард...
- Эммет, не лезь! – взвизгнула Розали, даже не трепыхавшаяся в моих руках. – Он тебя покалечит сейчас! Эд... Она ушла с обеда в компании своих одноклассников. Говорят, они поехали в Порт-Анджелес. Я надеялась, что вы встретились и приедете вместе. Откуда я могла знать...
В голосе Розали звенели слёзы. Ей было страшно. По-настоящему. Только потому, что страшно ей было не за свою тонкую белую шею или хрупкую челюсть, а за мою Кристабеллу, я выпустил её, пытаясь хотя бы на мгновение остановить бег своих мыслей.
Смахнуть наползающую на глаза кровавую пелену.
Притормозить на этой скользкой дороге, по которой мои салазки стремительно несли меня в самый ад.
Оставив в покое Розали, я буквально сам себя отбросил в свободное кресло.
От греха подальше.
- Одноклассники, говоришь? Кто именно?
- Я не знаю точно, сама не видела. Кажется, Йорки, Вебер, дурнушка Стенли и выскочка Ньютон. Кроули вроде собирался их отвезти...
Майк Ньютон.
- Отличные новости. Белла пропала, и в последний раз её видели в компании Ньютона! Почему она не была с вами и только с вами?!
- Мы разминулись в столовой... – тихо и зло сказала Розали.
- Потому что ты марафетилась между уроками?! Роуз, половина школы думает, что ты нюхаешь кокаин в женской уборной! – только моя способность к циничному юмору помогла мне кое-как запихнуть поглубже желание осуществить свои угрозы.
- Честно, мне по хрену, кто и что думает в этой чёртовой школе. На худой конец, это хоть как-то объяснит тёмные круги под моими глазами!
Эсми молчала, хотя я точно знал, что ей не нравится опасное электричество в воздухе. Оно не нравилось мне самому, но что я мог поделать?! Эммет так и стоял у двери, как приклеенный, будто дожидаясь, пока Розали скажет ему своё: «Отомри».
- Большое спасибо! Я не знаю, что делать, зато ты хороша, как никогда! Карлайл знает?
- О чём? – сестра моргнула несколько раз, будто не расслышав вопроса.
- Ну, уж не о твоей неземной красоте, сестрёнка! О том, что пропала его дочь!
Сказав это вслух, я почувствовал, как к неослабевающей ярости примешивается ещё и паника. Я всегда радовался любому проявлению человеческого в себе теперешнем, но этот атавизм человека проснулся очень не вовремя. Мне нужна светлая голова...
- Нет, мы не стали звонить ему. Мало ли, может, всё образуется до его приезда...
- Прекрасно...
Запустив пальцы в волосы, я внутренне сжался, напрягая всё, что только мог напрячь, обращаясь в слух, пытаясь уловить хоть что-то...
«Белла! Белла, ты меня слышишь?!»
Нет ответа.
За окнами окончательно стемнело. Тишина в гостиной была настолько звенящей, что, казалось, давила мне на уши. Прохладная ладонь матери легла на мой затылок.
- Эд, успокойся. Мы что-нибудь придумаем...
- Вы... пробовали узнать, где эта её ублюдочная компания?
- Да, я звонила Джессике, она сказала, что все уже по домам. И что... Майк у неё.
Я почувствовал, как что-то медленно стекает по моим губам. Чёрная кровь... Из носа.
Розали уставилась на меня, будто увидела впервые.
- Эдвард, не сходи с ума...
- Мне нужна Элис. Сейчас.
Эммет молча вышел, чтобы через пять минут вернуться в сопровождении Элис и Джаспера. Посмотрев на меня, сестра покачала головой.
- Эдвард...
Кажется, следующий, кто назовёт меня по имени ВОТ ТАК, огребёт по полной программе. Держась из последних сил, стараясь не обращать внимания на те чудовищные картины, которые рисовало моё буйное изображение, я натянуто улыбнулся. Коротышка не должна меня бояться, иначе мне ни за что не пролезть в её и без того похожую на ящик Пандоры соображалку.
- Ну?
- Есть кое-что, но это кое-что тебя не обрадует. Я сама не знаю, как так могло получиться...
- Короче, Элис. Я сейчас к долгим прелюдиям не расположен.
- Я не рисовала сегодня. Ты... сам посмотри.
Малышка Элис... она с такой спокойной решимостью и покорностью закрыла глаза, чуть приоткрыв рот, будто ждала от меня какого-то сюрприза. Скользнув в её мысли как нож в масло, я оценил этот шаг: теперь здесь будто порядок навели, разложив всё по полочкам.
Эти осклизлые камни с выступившей кое-где морской солью и пропахший волчьими шкурами лес я узнал сразу.
Ла Пуш.
- Ла Пуш?! – вопрос вышел риторическим, но Элис, не открывая глаз, склонила голову на бок.
- Ла Пуш. Ты дальше смотри...
Элис, ты когда-нибудь научишься видеть в динамике, а не в статичных картинках а-ля комиксы, нарисованные мажущей шариковой ручкой?! Впрочем, сейчас это было той самой соломинкой, которая на мгновение приостановила циркулярную пилу болезненного одиночества, которое накатывало на меня всякий раз, когда до меня доходило, что Беллы нет.
Нет дома.
А может, и вообще нет.
Собравшись с духом, я нырнул глубже и тут же пожалел об этом. Потому что увидел Блэка. Блэка, несущего Беллу (или тело Беллы?!) на руках.
Нет... Нет и нет!
Не мог же он убить её?!
За что?! Просто за нарушение территории?!
Окинув взглядом всех членов семьи, которые смотрели на меня с видимым беспокойством, я издал странный звук, похожий не то на стон, не то на сдавленный хрип. Элис кивнула и открыла глаза, повинуясь какой-то своей, никому кроме неё не понятной логике.
- В том-то и фишка, Эдди, что я не могу понять, жива она или нет... В том-то и фишка.
Мне захотелось кататься по полу, кусая губы до кровавой пены. Я был готов прямо сейчас отправиться в резервацию и положить столько волков, сколько смогу.
- Я не слышу её, Элис...
Впервые в жизни я не узнал собственный голос. Он был тихим и жалким, будто последний вздох умирающего. Остатки моего самообладания стремительно плавились в белом огне боли и ярости. Кажется, на этот раз ты попал между молотом и наковальней, Эдвард Каллен...
Я сидел, сжимая и разжимая кулаки, будто пытаясь заставить биться собственное сердце. Сердце, которое умирало от пронзительной боли чувства потери. Умирало заново, будто и не было той долгой агонии девяносто лет назад.
«Белла... Белла... Белла... Белла»
С каждой новой попыткой пробиться сквозь эту непривычную тишину моя надежда становилась всё более призрачной. Моя девочка, которая ещё утром была неразрывно связана со мной, не отвечала. И мне всё больше казалось, что в её молчании повинно нечто, неподконтрольное мне. Это бесило меня со страшной силой.
Как и осознание моей вины в том, что всё вышло именно так.
Никогда ещё мне так не хотелось умереть окончательно, как при одной мысли о том, что я больше не увижу Кристабеллу Каллен. Я был в тупом и бесповоротном отчаянии.
- Господи, если ты где-нибудь там есть и тебе не окончательно всё равно, как живётся такой твари, как я... Я никогда не оставлю её одну, если она... Если только она жива... – шёпот, всего лишь бессильный шёпот, которому никогда не достучаться до небес, в пустоту которых я успел уже поверить.
«Эдвард...» - нежное, тихое, похожее на затухающий под пальцами пульс, сказанное её непередаваемым голосом. Я не поверил своим ушам, снова и снова вглядываясь в свои сильные ладони, бессильные что-либо изменить.
Мне послышалось? Тихий, будто из-под воды, зов...
- Только пусть она будет жива. Пусть будет жива – я приеду за ней куда угодно, хоть в преисподнюю...
Вслух, всё вслух, и пусть семейство смотрит на меня, как на последнего идиота, говорящего с собой самим.
Проблеск надежды причинил мне такую боль, что я на мгновение забыл, что мне совершенно не обязательно дышать, пытаясь поймать губами глоток воздуха.
«Эдвард... Я жива»
- Спасибо... - это было последнее, что я произнёс вслух, обращаясь неизвестно к кому.
«Где ты?!»
Коротко и быстро, без проволочек. Скажи, где я должен быть, и я появлюсь там так скоро, как только смогу. Знала бы ты, как я хочу обнять тебя...
Невидящим ничего взглядом я уставился на Розали. Только по её невнятному шипению я понял, что вид у меня, мягко говоря, непривычный.
К чёрту. Наплевать...
«Еду в больницу к отцу»
«Я приеду»
Даже не сомневайся, Белла. Я не просто приеду, я прилечу... Мне всё равно, что я увижу. Главное, что ты будешь там. Это всё оправдает.
- Она жива.
Джаспер выдохнул. До этого он так напрягся, что сейчас был похож на полусдувшийся воздушный шарик. Эммет обнимал за плечи Розали, Элис смотрела на меня. Эсми по-прежнему осторожно поглаживала меня по затылку, но я только сейчас это осознал. Осторожно сбросив руку мамы, будто она могла помешать удержать хрупкую ниточку ответных мыслей моей Кристабеллы, я рванул к машине.
Спасибо тупости Эммета, мотор продолжал работать.
Быстрый взгляд на приборную панель. Бензин переполовинен.
Плевать. Доеду. Не доеду – добегу, не привыкать. Нужно же хоть какой-то кайф ловить от своих способностей.
Увидит кто-нибудь - чокнутым спринтером обзовут, буду главным посмешищем этой деревни. Чокнутый спринтер, брат чокнутой Барби...
- Эдвард, это уже гон... - сказал я себе вслух, падая за руль. Мне хотелось бы разулыбаться во всё лицо, но смутное предчувствие не давало мне покоя. В глубине мыслей Элис я отчётливо видел Ла Пуш и Джейкоба Блэка. Слишком много вопросов по этому поводу ломились в мою голову. К тому же, все мои попытки понять, что же произошло с Беллой, разбивались о её мягкое сопротивление.
Совершенно осознанное.
«Ты смертельно напугала меня, Беллз»
Правда чистой воды, притом сильно приуменьшенная. Я был в самом настоящем паническом ужасе. Я был готов землю рыть и волков рвать, хотя и знал, что это меня не утешит и не успокоит.
«Эд... я сама смертельно испугалась. Я всё расскажу тебе... Забери меня домой»
Милая...
Я закрыл глаза, доверяясь инстинктам.
Я знал, что приеду раньше.
И, чёрт подери, я морально готовил себя ко всему.
Главное, что жива...

***
Когда подъехал раздолбанный пикап, за милю смердящий индейской резервацией, я уже сидел на нагретом капоте «вольво», скрестив руки на груди и почти не нервничая. У них там что, все на такой рухляди ездят, или только самым молодым выдают это громыхающее железо в порядке плановой подготовки к собачьей жизни? Я не стал гадать, кто за рулём этого убожества, чтобы не чувствовать себя совсем уж циничным пижоном. Впрочем, гадать и не пришлось: громко ляпнув дверью кабины (хотя, судя по звуку, она всё равно не закрылась), появился Джейкоб. Он медлил, и я понимал, что эта медлительность целиком и полностью продиктована моим присутствием на больничной стоянке.
Что ж... Я позволю ему поиспытывать моё терпение. Ещё немного.
Я знал, что он привёз Беллу, и изо всех сил сдерживался, чтобы не отшвырнуть его от машины.

«Эдвард, я умоляю тебя... Не трогай его...»
«Детка, я держу себя в руках»

И побоку, что я ничегошеньки не понимаю и захожусь от ревности.
Блэк осмотрел результат своих трудов, наверняка размышляя, удалось ли ему обезопасить себя от угонщиков. Вот ведь... Да оставь он этот квилетский мустанг на школьной стоянке в полдень, под парами и с ключами в замке зажигания, никто не позарится. Себе дороже... Небось, псиной провоняла, да и так... Судя по звукам, с какими ездит этот тарантас (про себя я прозвал его «Гроза лесов», потому что если на таком ехать по просеке, умершие от инфаркта белки будут просто градом осыпаться по обе стороны движения), один из его многочисленных владельцев в незапамятные времена потерял глушитель. Втулки стучат... И много других сюрпризов там, внутри, под корродированным зевом капота. Больной зверь, одним словом. Жалкое зрелище – машина, которая пошла по рукам. У нормального автомобиля должен быть только один хозяин.
Это же касается и женщин...
Блэк упорно не замечал меня, хотя я уже неоднократно выдал своё присутствие негромким покашливанием. И только тихие просьбы Беллы держали меня на вежливом расстоянии от его загривка.
«Вот ведь беда, Эдвард... Стебись, злись, накручивай себя, но не смей его трогать», – это сказал себе я сам, потому что на смену моему ужасу и отчаянию пришла ярость. Слепая и не разбирающая дороги.
- Вот ты какой, недоальфа... Уступил место главного стрелочника Сэму Улей и живёшь в своё удовольствие? Достойная позиция. Интересно, папашке твоему за тебя не стыдно? Не кричат ему в спину: «Акела промахнулся»? Дутый авторитет семейства Блэков ещё не лопнул? – проговорил я сквозь зубы. Молчать сил больше не было, да и говорить такое про себя было как минимум не по-мужски.
Джейк обернулся.
Какие мысли... Какая прелесть... И всё о Кристабелле, Бог мой. Как же я этого боялся, и вот он – мой страшный сон. Влюблённый по уши Блэк и Белла на заднем сиденье его пикапа. Ревность – страшное чувство. Особенно, когда осознаёшь всю её бессмысленность.
- И тебе не кашлять, моль бледная. Хотя... можешь и покашлять – твой папа-доктор тебя мигом вылечит, - схохмил Джейк в ответ и оскалился в треугольной улыбке. Его зубы, казалось, фосфоресцировали в темноте. – Какого рожна тебе вообще здесь надо? На почётных доноров охотишься или как?
- Не твоё собачье дело.
Стоянка была пустой, гулкой – малейший шорох отдавался достаточно громко, но это чувство опасности только больше раззадоривало. Ему было пятнадцать, и я с лёгкостью спустился до его уровня, снова став мальчишкой, скорым на расправу и острым на язык, готовясь в любой момент снова отпрыгнуть за маску взрослости.
Мне просто необходимо было выпустить пар.
Я по-прежнему многого не понимал.
В частности, того, почему этот индейский плейбой вышивает топлесс холодным вечером.
- Иди в жопу, Каллен, - сказал Джейкоб совершенно примирительным, даже небрежным тоном, выведя тем самым нашу пикировку на новый виток. – Я здесь не ради тебя.
Совершенно неожиданно мне стало смешно.
Потому что я прекрасно понимал, что этому со всех сторон хорошему мальчику ничего не светит. Ничего, кроме снисходительной жалости от той девушки, которая так ему дорога...
И которая слишком любит меня, чтобы предать с ним.
А ещё я чувствовал вибрации голода, испытывать который могла только Белла. И это меня нереально заводило.
- Шутки в сторону, Блэк. Я оценил твой юмор, но мне нужна Кристабелла. Я отвезу её домой.
Он уже открыл дверь, за которой была она, но услышав меня, обернулся.
- Что ещё тебе нужно, Каллен? Сегодня не твой день, вали туда, откуда приехал. Я сказал, что отвезу Беллу к отцу. Ты, насколько я знаю, приходишься ей всего лишь братом.

«Эдвард...»
«Белла, я помню»

Задело, признаюсь. «Всего лишь братом». А ведь я по дрогнувшему голосу слышал, что он знает больше, чем пытается показать. Благородный Волчонок, ни дать, ни взять, Маугли.
- Ты плохо слышишь, Джейк?
- Да нет, это ты, Эдвард, плохо слышишь. Я сказал.
Не дожидаясь, пока мы сцепимся, из машины с трудом вышла Белла. Увидев её, я напрочь выкинул из головы всё, что услышал только что.
Она была бледна. Очень. Даже на фоне своей обычной бледности. В её мыслях царила неразбериха, будто кто-то хорошенько встряхнул её голову, спутывая цветной калейдоскоп. На ней была незнакомая мне серая футболка, явно с чужого плеча.
Кажется, я начинаю понимать...
Чёрт, как же больно...
«Да, Эд. Это его футболка. Он спас меня»
Спасибо, что не сказала этого вслух. Но это было уже не важно. Увидев её глаза, я рванулся к ней.
Но между нами встал Блэк.
- Стоять, Каллен...
С совершенно обалдевшим видом я наблюдал, как смуглые пальцы сминают мою тонкую рубашку, притягивая меня за грудки. Практически прижавшись ко мне носом, Блэк заговорил, не подозревая, к чему ведут подобные разговоры.
- Слушай, ты... Братец-кровосос. Да, ты всё правильно понял, я готов на цепи сидеть у её двери!

«Останови его, Эдвард...»
«Малыш, я убью его, можно?»
«Не надо...»
«Ну... Хорошо...»

Лицо Беллы исказила жажда. Лично я видел это невооружённым глазом. Она была прекрасна, даже несмотря на то, что этот её голод был очень заразителен. Джейкоб был целиком и полностью поглощён своими переживаниями.
Своим щенячьим обожанием.
Он пока ещё человек. Всего лишь человечек, не осознающий, что попал между двумя сильнейшими магнитами. Прямо сейчас ему должно просто голову сносить – он был в самом центре нашего взаимного с Кристабеллой притяжения. В таком раскладе даже я должен казаться ему невероятно привлекательным. Может, именно поэтому я видел чёрную зависть в этих карих глазах напротив?
Пытаясь не вкладывать в свои движения сил больше, чем нужно, я отпихнул его от себя.
- Моя плоть и моя кровь – всё принадлежит ей... – хрипло сказал Блэк, толкая меня в ответ. Тычок был слабым, но оставался тычком.
Белла, какой бы слабой не казалась, как бы не боролась с собой, побелела ещё больше, но попыталась нас разнять.
- Джейк, не говори так! Никогда больше так не говори... Слышишь меня?!
Даже она сама понимала, насколько горячечный бред этого молодого квилета развязывает ей руки.
Напрасно он так сказал.
- Я говорю что хочу и кому хочу.
На его лице обрисовались твёрдые уголки скул. Я отчётливо понял, что это его последний человеческий день. Следующий раз уже не человек - Волк попытается вцепиться мне в глотку и одновременно не кривиться от моего запаха. Эта перспектива меня не смущала.
Потому что Белла всё равно выберет меня.
Потому что прямо сейчас я чувствовал, что её желание обнять меня даже сильнее, чем желание его крови.

- Глупый ты щенок...
- Умная ты пиявка...
- Сукин сын...
- Тварь безродная...
Каждая реплика сопровождалась тычком в грудь. Мы кружили по неширокой площадке между машинами, не сводя друг с друга ненавидящих глаз и думая только об одном.
Точнее, об одной.
- Где ж ты был, герой, пока её...
- Джейкоб, нет! Даже думать не смей!
Крик Беллы заставил меня обернуться и в очередной раз убедиться в том, что я далеко не всё знаю. Даже в темноте, в неясном свете фонаря я видел, что по её щекам текут слёзы. В тот миг я был совершенно не рад тому, что у меня просто отличное зрение.
Может, мы и подрались бы с Блэком, но на крыльце появился отец.
- Перестаньте оба! Сейчас же... – он подлетел к Белле, обнимая её, пытаясь понять, цела она или нет. - Эдвард, что ты здесь делаешь?
Не обращая внимания на меня, Джейкоб заговорил своим мальчишески серьёзным тоном:
- Мистер Каллен, дело в том, что...
- Не надо, Джейк. Мне звонил Билли. Я всё знаю. С минуты на минуту приедет шеф Свон. Эдвард, я спрашиваю, зачем ты здесь?
- А что не так? Я вообще не понимаю, что произошло.
- Я звонил домой, хотел предупредить, чтобы ты оставался на месте. Но, как вижу, я опоздал, – в темноте его лицо было совсем белым. Давно я не видел Карлайла таким встревоженным, главным образом из-за меня. – Ну раз уж ты здесь... Белла, как ты?
- Ничего. Голова болит...
- Сейчас я посмотрю, насколько всё серьёзно. Пойдёмте. Это и тебя касается, Джейк.
Я был возмущён до глубины души. Зачем? Какого чёрта? Он-то здесь причём?
- Но отец! Мало того, что мне никто не говорит, что произошло, так ещё и этот...
- Эдвард, - в голосе Карлайла было только холодное предупреждение. Он и не собирался меня понимать, очевидно, для моего же блага. – Сейчас не время и не место. На Беллу напали. Ты соизволишь пройти в мой кабинет, чтобы у меня была возможность заняться ею, а не думать о том, чтобы с тобой не приключилось чего-то, за что тебе потом самому будет стыдно, или мне ещё подождать?
- Хорошо. Я иду.
- Молча?
- Как скажешь.
Мысли Карлайла были чисты, как новый стетоскоп у него на столе. Большего дерьма в моей жизни не случалось. Обменявшись уничтожающими взглядами, мы с Джейкобом пошли следом за Карлайлом и Кристабеллой. Осмотрев Беллу, Карлайл вернулся в кабинет, где сидели мы с Блэком, стиснув зубы и терзая взглядами носки ботинок. Он протянул Джейкобу его футболку.
- Спасибо, Джейк. Это я тебе как её отец говорю.
- Господи, Карлайл, да объяснит мне хоть кто-то, что произошло?!
Меня разрывало тысячей самых противоречивых чувств. У меня опять забрали Беллу, рядом сидел с гордым видом Блэк и я по-прежнему обо всём узнавал последним.
- Вот именно поэтому я хотел бы, чтобы ты был дома. На Беллу напал Ньютон. На побережье.
- Что?!
- Она ранена. Если бы не ребята из резервации, то могла бы быть и мертва.

«Эдвард... Он пытался меня изнасиловать»

Торжествующая улыбка на смуглом лице квилета.
Кровавая пелена, застилающая глаза, разум, меня всего.
Я его убью.
Кажется, я сказал это вслух.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/35-530-1
Альтернатива RitaDien Солнышко 39 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Нельзя быть верным на сколько-то процентов, только на все сто."
Жизнь форума
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Вселенная Роба - 9
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Зверодети
Поболтаем?
❖ Damsel/Девица
Фильмография.
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
Последнее в фф
❖ Верни меня к жизни. Гл...
СЛЭШ и НЦ
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
❖ Абсолютная несовместим...
Альтернатива
❖ Far Away Flame | ...
Переводы
❖ Новолунье не придёт ни...
Альтернатива
❖ Его Любовница. Глава 9
СЛЭШ и НЦ
❖ Ангел для Майкла. Спас...
Собственные произведения.
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 303
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 15
Гостей: 13
Пользователей: 2
Маришель masha7777


Изображение
Вверх