Творчество

Небольшое преступление без оправдания. Часть 2
23.09.2017   03:29    
Небольшое преступление без оправдания. Часть 2

POV Белла

Мы с Эдвардом молча спустились а нашу каюту. Он полез в сейф, я открыла шкатулку с драгоценностями. Запихнув в сумку купюры и вытряхнув туда же содержимое шкатулки, он хмуро заглянул внутрь:
- Боюсь, это их не удовлетворит.
- Эдвард, в этих водах пираты крайней редки, - озвучила я тревожащую меня мысль.

Его глаза, казалось, протыкали во мне дыру. Потом он пожал плечами:
- Все когда-то бывает в первый раз. И все думают, что именно с ними такого не случиться.
Он смотрел на меня так, будто видел в первый раз. Или последний…
- Ну, я пошел. Запрись и не выходи ни в коем случае.

А ведь он сейчас уйдет. Ведь действительно уйдет!

- Дверь хлипкая. Ее легко сломать, - сказала первое, что пришло в голову.
Эдвард пошарил глазами по каюте, потом указал мне на баллончик лака для волос:
- Если что, воспользуйся хотя бы этим. Брызгай сразу в глаза, не мешкай. Можно было бы взять нож на камбузе, но я не уверен, что ты сможешь им воспользоваться. Да и некогда… Возьми маникюрные ножницы. Может, хоть пару секунд выиграешь.
- Пока ты не придешь?
Он вздохнул так, будто на его груди лежала тяжелая плита.
- Если дело дойдет до того, что они ворвутся к тебе в каюту, то, скорей всего, я уже буду не в состоянии прийти.
Он уже открыл дверь, чтобы выйти, но вдруг повернулся и сказал:
- Я был тебе плохим мужем, Белла. Если вдруг… - он замолчал и помотал головой, как бы возражая сам себе, затем наклонился и коснулся губами моего лба. – Как бы там ни было, постарайся спастись. Запирайся, - кинул он напоследок, и дверь закрылась за ним.

Я защелкнула замок трясущимися руками и уселась на кровать. Его взгляд не выходил из моей головы. Такое впечатление, что Эдвард … ожидает смерти. Это невозможно!
Мой муж был самым жизнелюбивым человеком на свете, берущим от жизни все, что только возможно. Он не может умереть!

Ерунда, - подумала я. - Я просто нагнетаю. Все будет в порядке. Эдвард как-нибудь выкрутится. Он за просто так свою жизнь не отдаст.
Но пока время медленно отщипывало секунды у вечности, ничего не принося с собой, я погрузилась в размышления.

Сегодняшняя ночь изменила меня. Наверное, впервые я взглянула на ситуацию в незашторенное окно, и за это надо было сказать спасибо Джасперу. Наш брак с Эдвардом давно изжил себя, это стоило признать. Это надо было признать тогда, давно, еще в наш медовый месяц. А я цеплялась за наш брак, за... что? За свои мечты? Нет, конечно, я понимала, что любить он меня никогда не будет. Раньше не любил, а уж после того, что я натворила… Но почему, почему он ни разу не заговорил о разводе? Даже после того, как отобрал мои деньги – я подписала все бумаги, и он мог выкинуть меня на улицу, и все юристы признали бы его права. Я провоцировала его, я вела себя крайне скандально, я… наверное, я надеялась, что он когда-нибудь впадет в настолько шоковое состояние, что тут же разведется со мной. Может быть, мне это было нужно, потому что сама я не могла наказать себя достаточно сильно? А может быть, я надеялась хоть раз увидеть в его глазах нечто большее, чем безразличие? Хотя бы ненависть…

Мне показалось, что яхта качнулась, будто от толчка. Возможно, мое испуганное воображение рисует такую картину. Но вот она явно стала замедлять ход, и затем двигатель замолчал. Я сидела на кровати, кусая губы и прислушиваясь так, что уши заболели. И вдруг раздались автоматные очереди. Боже, нет! Эдвард?!

По коридору кто-то шел, тяжелый и гремя оружием. И кажется, не один.
- Выходить из кают, - крикнул голос на ломаном английском. – Хотеть увидеть своих мужчины живыми, выходить на счет три. Один…

Эдвард сказал, чтобы я не выходила ни под каким предлогом. Откуда они знают, сколько женщин было на борту? Я могу затаиться и переждать. Хотя… а если они били мужчин? Если они приставили им к голове пистолет, и кто-то не выдержал и раскололся? И теперь моему мужу грозит смерть, если я не выйду. Возможно, она грозит ему в любом случае.

- … Два…
Я открыла замок и вышла.

Кто-то сзади схватил меня и завел руки за спину. Передо мной стоял темнокожий мужчина с длинными волосами, а в руках его был наставленный на меня автомат. Я безропотно позволила связать мне руки.

Когда меня выволокли на палубу, я чуть не завопила от ужаса. Гаррет, Эммет и Розали лежали на палубе, а под ними растекались лужи крови. Помимо них на палубе лежало двое незнакомых мне темнокожих мужчин, видимо, пиратов. Кажется, все они были мертвы. Ирина и Таня со связанными руками были здесь же. Видимо, их тоже притащили, как и меня. У Ирины была ссадина на скуле. У Джаспера, стоявшего на коленях и тоже связанного, была рассечена бровь, и кровь заливала ему заплывший глаз. Эдвард стоял, но по тому, как его клонило в сторону, было понятно, что держится он из последних сил. Его рубашка на боку пропиталась кровью. Он заметил мой панический взгляд и прохрипел:

- Белла, все в порядке.

Какое там, нахрен, в порядке?

Мои мысли в панике заметались в голове, но я приказала себе успокоиться. Истерикой делу не поможешь. И Эдварду тоже.
Нескольких человек убили, видимо, во время сопротивления. Но остальные пока живы, и меня зачем-то притащили на палубу, как и других девушек, закрывшихся в каютах. Нас собрали всех вместе, хотя могли убить поодиночке. Хотят взять в заложники?

- Вам не хватает тех денег, что мы собрали? – облизав пересохшие губы, спросила я.
- По-моему, Белла, ситуация гораздо хуже, - отголоски привычного саркастического тона прозвучали в голосе моего мужа.
- Ты как всегда прав, Каллен, - услышала я голос Джеймса и перевела на него взгляд. Он вышел из-за спины одного из пиратов, держа в руке пистолет и направляя его в Эдварда.
- Уитлок, ну ты и удивил меня, - усмехнулся он, качнув пистолетом в сторону Джаспера. – Никогда бы не подумал, что ты будешь носить с собой оружие. Ты производил впечатление такого тихого примерного семьянина. С чего бы тебе вздумалось вдруг взять с собой эту игрушку?

- Привычка, - невозмутимо пожал плечами Джаспер. – Я бывший военный. Мне спокойнее, когда у меня с собой оружие.

- И ведь не признался, когда Эдвард спросил, есть ли у кого оружие.
- Тоже привычка. Я никому не доверяю, - Джаспер попытался улыбнуться, но скривился, видимо, от боли.
- Замочил двух моих людей, гаденыш, - усмехнулся Джеймс, но не было похоже, что его это сильно опечалило.
- Джеймс! – закричала Таня. – Что это значит? Каких твоих людей? Эти пираты – твои люди? Что здесь происходит?
Хищно улыбнувшись, ее муж подошел к ней и, наклонившись практически к самому ее лицу, прошипел:
- Ну, как, дорогая, Каллен здорово тебя оттрахал этой ночью?
- Что…? О чем ты…? – пролепетала Таня, но смешалась и замолчала.

Я взглянула на Эдварда. Тот свесил голову на грудь и, казалось, пребывал в отключке, хоть и продолжал нетвердо стоять на ногах.

- Неужели ты думала, что я такой слепец и дурак, и не вижу, что происходит у меня под носом? Ты думаешь, я не понял, когда ты начала изменять мне с ним? Но я надеялся, что у тебя это пройдет, что ты образумишься. Я любил тебя, сучка ты этакая. – Он оскалился, то ли улыбаясь, то ли злясь. – Но ты не желала приходить в себя. И тогда я решил, что нужно этому положить конец.

- И ты из-за того, что тебе изменила жена, готов убить кучу народа? – включила я свое ехидство, как привычную защитную реакцию. – Не можешь поставить на место одну женщину? – и я расхохоталась, надеясь, что Джеймс не заметит, что я бьюсь в истерике. До меня, наконец, дошло, что живыми нас никто не оставит.

Джеймс, зарычав, обернулся ко мне:
- Я хотя бы отстаиваю свою женщину. А вот Каллену вообще наплевать на тебя! Сколько сотен членов перебывало в твоей дырке? Я вполне понимаю Эдварда, как мужика: моя Таня стоит тысячи таких, как ты.

Джеймс удачно попал – в самое больное место. Я сжала зубы, чтобы удержаться и не зашипеть от горечи подступивших слез, и вдруг Эдвард поднял голову и, напрягаясь изо всех сил, чтобы держать ее прямо, негромко проговорил:
- Ты не заслужил даже дышать с ней одним воздухом…

Я не сдержалась и всхлипнула. Даже в таком состоянии он будет до последнего защищать свою любовь. Свою Таню. Никто и никогда не любил меня так…

Но следующие слова, которые произнес Эдвард, заставили меня широко открыть глаза.

- Ты даже ковриком у ног Беллы не достоин лежать, не то, что прикасаться к ней.

Он защищает… меня?

- А Тане давно надо было развестись с тобой. Да жалела тебя, дурака, на свою голову.
-Эдвард, - всхлипнула Таня.
- Да что ты говоришь? – наклонил голову Джеймс и прищурил глаза, глядя на моего мужа. – С каких это пор ты за свою жену-проститутку начал заступаться?

Эдвард зарычал и дернулся в сторону Джеймса, но стоящий рядом пират двинул его прикладом в висок. Мой муж упал на колени, а я и Таня закричали.

- Твою ж мать! – вспылил Марен. – Таня, заткнись, а то я могу и забыть, что люблю тебя. Не испытывай мое терпение!

Его жена опустила голову и разрыдалась.
- А ты говоришь, я не могу прикоснуться к твоей всеми оттраханной жене? – снова перевел Джеймс взгляд на Эдварда и подошел ко мне. – Сначала я хотел вас всех убить и представить, как будто на нас напали пираты и убили почти всех, и только нам с Таней удалось едва живыми выбраться из передряги…

- Не пойму, зачем было приглашать толпу народа и организовывать это массовое убийство, - подал спокойный голос Джаспер. – Как будто нельзя было убить одного Эдварда?

Это что, это он так про моего мужа? Дескать, убей Эдварда, и дело с концом? Правильно Джеймс про него сказал: «Гаденыш!»

- Идиот! – рявкнул Джеймс. - Я сразу бы попал под подозрение, ведь у меня был мотив. А так комар носа не подточит, потому что убивать всех остальных мне действительно не было причин. Но ты меня перебил. Это сначала я так хотел сделать. Но теперь у меня появилась идея получше. – От ухмылки Джеймса мне стало не по себе. - Пираты, конечно, на нас напали, и мы от них отбились, благодаря мужеству Джаспера и его пистолету, из которого он застрелил двоих. Но при этом Джаспер слишком уж сильно ухаживал за женой Эдварда, нашей великолепной Беллой, - он отвесил мне шутовской поклон. – А Эдвард, приревновав, стащил пистолет у Джаспера и пристрелил его… - Джеймс направил ствол на Джаспера и чуть дернул рукой, имитируя выстрел. Я зажмурилась, думая, что на моих глазах сейчас совершится убийство, но Джеймс, видимо, еще не насладился своим спектаклем, - а потом застрелил жену, - он направил пистолет на меня, и тут уж я не стала зажмуриваться, краем глаза заметив, как дернулся Эдвард, пытаясь снова встать на ноги. – Ну а уж потом, поняв, что натворив, застрелился сам. – И Джеймс направил пистолет на моего мужа.

Мне было так невыносимо видеть ствол оружия, направленный в сторону Эдварда, что непроизвольно я начала говорить, желая перевести внимания Джеймса на себя:
- Ты реально идиот! – я попыталась добавить в дрожащий голос свои обычные издевательские интонации. – Никто никогда не поверит, что Эдвард мог меня приревновать. Ты же сам сказал, что со мной не переспал только ленивый, и до сих пор мой муж даже глазом не моргнул. С чего бы ему вдруг злиться на Джаспера?

- Ну, скажем, Уитлок перешел границы и… избил тебя? Изнасиловал? А Эдвард, как собственник, не потерпел, что с принадлежащей ему вещью обращаются так грубо.

- Но на мне нет следов насилия.
- Так сейчас будут, - Джеймс глумливо усмехнулся и дернул мой сарафан у горла. Я непроизвольно попыталась вскинуть руки, пытаясь прикрыть обнажившуюся грудь, но веревки только впились в запястья.

- Джеймс! – возмущенно закричала Таня, а Эдвард снова дернулся и зарычал:
- Отойди от нее!

Стоявший рядом с ним пират даже не стал его бить, а просто ухватил за локоть. Сил у моего мужа хватало только чтобы едва удерживаться на ногах. Его шатало из стороны в сторону. Меня удивляло его упорство: ему было бы легче, если бы он опустился на палубу.

- Таня, успокойся, - улыбнулся Джеймс. – Я не буду ее трогать. Я тебе не изменял и не собираюсь. Мы сейчас предоставим возможность моим ребятам. Эй, кто хочет трахнуть эту леди?
- Стой! – подал голос Джаспер. – Ты подумай, полиция будет осматривать ее труп, на ней должны остаться мои физиологические следы. Моя сперма и все такое.
- Ты же ночью ее трахал, так что наверняка на ней все это есть.
- Нет, - беспечно улыбнулся блондинистый засранец. – Я не трогал ее.

Я опасливо посмотрела на Эдварда. Из-под намокшей от пота темной пряди его прицельный взгляд стрельнул в Джаса, а потом уперся в меня. Я тут же отвела глаза.
- Ну, конечно, - заржал Джеймс. – Так я и поверил!

- Зря не веришь, - продолжал спокойным голосом Джаспер. – Я люблю свою жену и не стану ей изменять. Но у меня к тебе предложение: я изнасилую Беллу сейчас. Ты выстрелишь в меня и только ранишь. Оставишь в живых. А я обещаю, что все подтвержу: что изнасиловал миссис Каллен, что Эдвард стрелял в меня, затем в Беллу, а потом покончил с собой. Но оказалось, что меня он только ранил. Меня, конечно, посадят за изнасилование, но я, по крайней мере, останусь в живых. В любом случае я буду замешан в преступлении, и мне можно будет инкриминировать соучастие в убийстве, так что я сам не буду заинтересован болтать лишнего и выдавать тебя.

Я ахнула! И это Джаспер? Который всю ночь баюкал меня в своих объятиях, выслушивал истории моей жизни, вытирал слезы и целовал в лоб? Вот так и познаются люди!

- Уитлок, сволочь, не смей ее трогать! – неожиданно рявкнул Эдвард, и я потрясенно уставилась на него. Мой муж никогда не кричал. – Я тебе обещаю, я и с того света тебя достану, если ты хоть пальцем к ней прикоснешься!
- Прости, Эдвард, - виновато улыбнулся Джаспер. – Чего не сделаешь ради спасения своей шкуры. - Он приблизился ко мне и повернулся спиной к одному из людей Джеймса: - Развяжите мне руки, пожалуйста.
- Хозяин? – переспросил темнокожий пират, ожидая разрешения разрезать веревки. Марен кивнул.
- Джеймс, нет! – закричала Таня. – Что ты делаешь? Меня ведь тоже будут допрашивать! И я никогда не подтвержу твою версию.

Ее муж повернулся к ней и холодно улыбнулся:
- Подтвердишь. Или я отрежу тебе язык, чтобы ты не могла говорить. А заодно и пальцы, чтобы не могла написать. Меня ты устроишь и в усеченном виде, - он осклабился.

Таня осеклась и потрясенно замолчала. И я еще думала, что у меня ужасный муж? Муж, который никогда не любил меня и женился на мне ради моих денег, которые себе же и прикарманил? Муж, который менял женщин, как перчатки? Но зато он ни разу пальцем не тронул и даже ни разу голос на меня не повысил. Он выдавал мне на «карманные расходы» деньги без счета, организовывал для меня выставки и позволял быть шлюхой. Меня это задевало, так как я считала это признаком его безразличия ко мне. Но лучше пусть меня так не любят, как Эдвард, чем так любят, как Джеймс.

Уитлок потер запястья, разгоняя кровь в затекших руках, стоя передо мной и глядя мне в глаза.
- Джаспер, нет, - потрясенно прошептала я.
- Джеймс, чистое любопытство, прости, - улыбнулся «гаденыш», не сводя с меня взгляда, - мне делать это здесь? При всех? Может, мы уединимся с миссис Каллен? Ты можешь приставить охрану к каюте, если боишься, что я позволю ей улизнуть.

- Ну, уж нет! – ответил Джеймс. – Пусть Эдвард смотрит. Ему, наверное, всегда было в кайф представлять, как его жену трахают все, кому не лень. Может, это его заводит.
- А тебя сильно возбуждало, когда ты думал о том, как я трахаю Таню? – по голосу я поняла, что прежний Эд вернулся, насмешливый и хладнокровный. – Признайся, ведь так?
- Я бы порезал тебя на куски, - прошипел Джеймс, - но тогда не поверят, что ты сам застрелился.
- Таня, - улыбнулся Эдвард своей любовнице, - кого ты выберешь? Джеймса, который оставит тебя в живых, или меня, который сможет тебе предложить только смерть, но зато вместе?

Как больно! Внутренности скрутило узлом, и перехватило дыхание.

Таня, завороженно глядя в глаза Эдварду, сделала шаг в его сторону. Джеймс, зарычав, поднял пистолет, и было непонятно, в кого из них двоих он целится.

Нет, боюсь, не получится у меня быть альтруисткой. Это не мой жизненный путь.

Я шагнула к Джасперу и, ехидно улыбаясь, проговорила:
- Трахни меня! Я люблю, когда меня берут жестко. Эдвард никогда этого не умел! Пусть он посмотрит, как надо это делать!

Джаспер обеими руками взялся за обрывки сарафана и сдернул его с меня. Я осталась в одних трусиках. Пираты заулюлюкали. Джеймс обернулся в нашу сторону:
- Давай, трахни эту сучку!
- Не смей, убью!
- Нет!
- Эд… вард…

POV Ирина

От удара прикладом у меня кружилась голова. Все плыло перед глазами. Но не это было самым страшным. Я понимала, что мои часы сочтены, что игра окончена, идут последние минуты тайма, но и это меня не беспокоило. Нет, самое ужасное уже случилось в моей жизни, и ничего не могло быть кошмарнее. Гаррета больше нет. Никогда он больше не посмотрит на меня, никогда не обнимет… Его голубые глаза неподвижно устремлены в небо, а сильные руки безвольно раскинуты по палубе. Я собиралась с ним развестись. Я считала, что у меня паршивый муж, который не пропускает ни одной юбки. Я готова была расстаться с ним. Но, господи, не таким же способом!

Я вдруг поняла, что была бы готова и дальше сносить его выходки, и терпеть его похождения, лишь бы он остался жив. Может быть, я все же… любила его?

Когда пираты выволокли меня на палубу, и я увидела мертвое тело Гаррета и его остекленевшие глаза, я поняла, что не хочу жить.

Мне было безразлично, что будет дальше со мной. Я апатично сидела на коленях, и сквозь туман в голове до меня как будто издалека доносились голоса. Слов я не разбирала.

И только когда Джаспер, вдруг почему-то оказавшийся перед полуголой Беллой, резким движением сорвал с нее сарафан, я пришла в себя. То, что происходило, несло в себе какую-то неправильность, и мой отбитый мозг неожиданно вдруг решил сосредоточиться, пытаясь разобраться. Но события, до этого момента текущие довольно плавно, вдруг замельтешили как в калейдоскопе.

Когда обнаженное, и что говорить, красивое тело этой стервы предстало перед весьма разношерстной публикой, собравшейся на палубе, мужчины весьма оживились. Глаза напавших на нас людей загорелись, некоторые стали издавать различные возгласы на незнакомом мне языке, явно с удовольствием комментируя происходящее. Джеймс, только что пылавший негодованием из-за своей жены, повернулся и, осклабившись, кинул Джасперу:

- Давай, трахни эту сучку!

Лицо Эдварда исказилось, словно от страшнейшей боли, и завопив:

- Не смей, убью! – он кинулся в сторону Джаспера.

Пират, стороживший его, слишком расслабился, а потому не сразу среагировал. Стрелять из автомата он не мог, боясь задеть стоявшего на линии огня Джеймса, да и Каллена предполагалось убить из пистолета. К тому же, думаю, он недооценил Эдварда, который казался слишком слабым, со связанными руками, с раной в боку и потерявший много крови. Но видно, что-то придало Каллену сил, и он, подскочив к начавшему поворачиваться Джеймсу, врезался в того всем телом, сбив с ног. Пистолет вылетел у него из руки. Потом, вспоминая эти события, я была удивлена той слаженностью действий, которую проявили Джаспер и Белла. Как будто они договорились заранее, как будто были единой командой. В тот момент, когда Эдвард с криком кинулся на Джеймса, Джаспер подскочил к рядом стоящему растерявшемуся пирату и одним ударом вырубил его, тут же завладев автоматом, а Белла рванула к упавшему пистолету, подняла его связанными руками и наставила на бросившегося за Эдвардом бандита. Тот затормозил и поднял руки. Стоявший возле меня темнокожий пират поднял оружие, и тут пришла пора действовать мне. Сгруппировавшись, я бросилась ему под ноги, отчего он упал, и автоматная очередь ушла в небо. Четвертый пират видя, что ситуация вышла из-под контроля, выстрелил в Эдварда, пытавшегося подняться на ноги… Крик Беллы, казалось, прорвал барабанные перепонки:
- Не-е-ет!
Она бросилась к мужу, но я знала, что она не успеет.
Зато успела Таня.
Она метнулась между стрелявшим и своим любовником, закрывая того своим телом, и в итоге вся очередь досталась ей. Кровь, выплескивающая из распоротой грудной клетки, булькала, и сквозь этот тошнотворный звук я услышала ее последние слова.
- Эд… вард… - прошептала Таня в губы склонившегося над ней плачущего Каллена.
- Убью! - завопил Джеймс и набросился на Эдварда. Повалил его на палубу навзничь, начал бить кулаками в лицо, вымещая на том свою собственную боль, и тут Джаспер подскочил и со всего размаха ударил прикладом Марена по основанию шеи. Джеймс дернулся и обмяк.
- Стоять! – направил Уитлок автомат на того, кто расстрелял Таню. – Всем стоять!
Все замерли.

POV Джаспер

Расчет был верным. Белла все же поняла, что я не собираюсь ее насиловать, тогда как Эдвард не мог даже мысли допустить, что к его женщине прикоснутся, а потому, как я и рассчитывал, бросился ее защищать. Странные они – эти Каллены!

Таню жалко. Настоящая женщина, пожертвовавшая жизнью ради любимого мужчины. Ее смерти я не хотел, но противник, увы, превосходил нас численностью и вооружением.
Сломав Джеймсу шею, я направил автомат на того, кто, как мне показался, управлял группировкой пиратов.

- Стоять! – сказал я и, заметив, что Белла пытается подойти к Эдварду, добавил: - Всем стоять!
Противник по-прежнему нас превосходил численностью, и с нашей стороны был только я, более-менее способный им противостоять. Белла вряд ли попадет в мишень, даже если рискнет выстрелить. Сейчас все ее внимание приковано к мужу. Эдвард, кажется, вообще без сознания, а Ирина его вот-вот потеряет. Сейчас я должен успеть, пока бандиты не пришли в себя.
И когда все уставились на меня, я обратился к пиратам с речью:

- Джеймс мертв. Он вам не заплатит. Наши смерти вам не нужны. Вы можете взять все деньги и драгоценности и уплыть. Мы не будем вам мешать.

Их главарь (я все же верно его вычислил) чуть подумал и сказал на ломаном английском:
- Мы соглашаться. Но мы взять заложников – капитана и его людей. Вы не будете в нас стрелять.
- Пожалуйста, не нужно! Мы обещаем в вас не стрелять. Без капитана мы не доберемся до берега, никто из нас не умеет управлять яхтой.
- Ты убить моих людей.
- Я защищался, - попытался объяснить я, но он нахмурился.

Кажется, дело плохо. Я ничего не смогу сделать.
Главарь кивнул своему человеку. Один из них с автоматом наперевес отправился в рубку и вскоре оттуда вывел связанного капитана и двух матросов. Мы были вынуждены смотреть, как медленно отступая и прячась за заложниками, пираты забрали тела своих умерших товарищей, спустились в свои лодки и отплыли.

Как только они удалились на некоторое расстояние, Белла всхлипнула, выронила пистолет, бросилась к Эдварду и попыталась стащить с него труп Джеймса. Ирина распласталась по палубе рядом с Гарретом, голова к голове, раскинула руки и, глядя в небо, прошептала:
- Теперь можно и умереть.
И я должен буду со всем этим справиться. Я хорош на поле боя, но все эти психологические выверты не для меня. Элис, как мне тебя не хватает! Больше никогда не поеду ни на какие мероприятия без тебя.

POV Белла

Эдвард пришел в сознание. Джаспер по моей просьбе перенес его в каюту, и я как смогла, обмыла рану, а Уитлок зашил ее обычными иголкой с ниткой. Пуля прошла навылет, и мы надеялись, что она не задела никакие важные органы. Но муж потерял много крови.

Эдвард пришел в сознание, но лежал, отвернув голову к стене, и молчал.

А я сидела рядом с ним, смотрела на него, и мое сердце обливалось кровью. Я впервые увидела Эдварда плачущим. Впервые в жизни. И он плакал над другой женщиной. Мне было невыносимо больно. От чего? Я и сама не могла понять. Мне было жаль Эдварда, потому что он потерял свою любовь? Мне было больно осознавать, что другая женщина любила моего мужа так сильно, как не смогла я? Или мне было жаль себя, потому что я поняла, что никто и никогда не любил меня так… Да нет, какое мне до дело до остальных? Мне было больно, потому что именно Эдвард никогда не любил меня так. Боль рвала меня на куски, и я едва сдерживалась, чтобы не сложиться пополам. Я думала, что Эдвард вообще не способен любить. Но получается, это я была недостойна его любви.

POV Эдвард

Я хотел умереть.
Мне было невыносимо чувствовать свою вину за смерть Тани. Как жить с этой раздирающей болью от осознания, что ничего не исправить, не изменить? Невозможно.
Милая, нежная, любящая… Я снисходительно позволял ей быть рядом со мной, думая, что даю ей такое же убежище от несчастливого брака, какое давала она мне.

Наверное, я все же любил ее – как друга, как пылкую любовницу, как отдушину для моей униженной гордости. Но это была не та любовь, которой она ждала от меня.

Жестокое «если бы» впивалось где-то в область сердца.
Если бы я не начал с Таней отношений, Джеймс не устроил бы весь этот ужас, и все были бы живы.
Но я чувствовал себя униженным безразличным отношением Беллы ко мне и искал любви другой женщины, чтобы залечить уязвленную гордость.

Если бы я пошел Тане навстречу, расторг бы свой брак и использовал нужные рычаги, чтобы заставить Джеймса дать Тане развод (я ведь мог!), мы были бы сейчас с ней женаты. И этого ужаса не было бы.
Но я не мог заставить себя расстаться с Беллой.

Виноват во всем я один. На моей совести столько жизней… Розали, Эммет, Гаррет, Джеймс, Таня… И те два пирата – тоже.
Было бы лучше, если бы Таня не успела. Я бы умер, и мне не пришлось бы сейчас мучиться от осознания своей вины… Какой же я мерзкий трус!

POV Джаспер

Никто из нас не умел управлять яхтой, так что мне оставалось только сидеть в рубке и по радиосвязи вызывать другие корабли. Это удалось довольно быстро. Откликнулось торговое судно, находившееся в двадцати часах от нас. Нам оставалось продержаться на плаву до их прихода, что не должно было вызвать трудностей. Наша яхта не пострадала, и если вдруг не налетит ураган или что-то в этом роде, с чем мы не сумеем справиться, то все должно было обойтись.

Сама посудина меня не беспокоила, а вот трое моих попутчиков тревожили очень сильно. Мало того что они не были психологически готовы к такой ситуации, и естественно, испытывали тяжелейший стресс от гибели на их глазах друзей и знакомых, так ко всему прочему, именно из-за этой травмы они оказались уязвимы, и их буквально раздавило тем грузом психологических проблем, которые у них накопились до этого.

Ирина казалась самой адекватной. Она очень страдала из-за смерти мужа, производя переоценку жизненных принципов, но ее сильный организм спортсменки и психологическая устойчивость обещали скорейшее выздоровление.

А Белла и Эдвард… Никогда еще не встречал такой упертой пары, которые из-за каких-то своих предубеждений, из-за ложной гордости и уязвленного самолюбия, из-за полной неспособности правильно разбираться в людях и нежелания признаваться в собственных ошибках, умудрялись не видеть того, что лежало у них прямо под носом.

Оба до умопомрачения любили друг друга, и оба только и делали, что пытались причинить другому боль, одновременно мучаясь от этого.
Они были женаты уже пять лет, и я едва поймал вылетевшие из орбит глаза, когда Белла в ту ночь, что провела в моей каюте, призналась, что они все эти пять лет не делят супружескую постель, еще со времен медового месяца. Эдвард застал жену занимающейся сексом с официантом ресторана в том отеле, где они проводили медовый месяц, и с тех пор он не прикоснулся к Белле. Наивная дурочка, она была убеждена, что муж ее не любит, и что ему безразлично все, что с ней происходит. Я не стал ее разубеждать. Они должны сами набраться мужества решить свои проблемы. Хотя помощь Элис им бы не помешала.

POV Эдвард

Бок еще тянул, но практически зажил, и мне сняли швы.
Судебное разбирательство было быстрым, так как Джеймс был мертв, а пиратов было невозможно достать.
По некоторым данным предположили, что капитан и матросы были заодно с пиратами, и что те просто разыграли перед нами спектакль. Может быть это и не правда, но никого из них не нашли, и требования о выкупе не поступало.

С Беллой мы тоже практически не разговаривали. Ну, то есть мы обменивались репликами, но это было похоже на скольжение по воде, хотя у каждого в глубине скрывалось то, что мы тщательно топили в себе.

Мы молчали, когда стояли в толпе на могиле Тани. Мы навестили могилу Гаррета, и Эммета, и Розали.
Мы избегали говорить о том, что произошло, упоминая об этом, только когда нас допрашивали.
Белла поглядывала на меня, словно ждала, когда со мной можно заговорить, и я страшился этого и старался ее избегать.

Но тянуть вечно было нельзя. И, наконец, Белла собралась с силами и сказала:
- Эдвард, ты уже поправился от ран. И думаю, нам надо поговорить.
«Вот и все», - подумал я, и сказал:
- Давай поговорим.

Мы уселись в гостиной, и Белла, глубоко вздохнув, начала:
- Эдвард, я сочувствую твоему горю. И если бы это было в моих силах, я предпочла бы закрыть тебя своим телом, чтобы Таня осталась жива и могла быть с тобой. Прости, я не успела.

Видя мое движение, она тут же воскликнула:
- Нет-нет, пожалуйста, не говори ничего. Дай мне закончить. Мне и так это дается тяжело, - и мне пришлось сжать зубы.
- Я считаю, что нам нужно развестись. Я приняла такое решение еще на яхте, еще до того, как все это случилось. Я обязательно дала бы тебе свободу, ради вашей любви с Таней. Мне надо было так поступить еще раньше, еще до поездки. И может быть, Таня была бы сейчас жива. Я не могу вернуть тебе ее, - она осеклась, и мне показалось, она проглатывает комок в горле. – Но я могу освободить тебя от себя. Пожалуйста, не переживай насчет того, что я буду лишена денег. И я не в претензии, что ты вложил мои деньги в свое дело. Для чего еще нужны жены, как не для того, чтобы помогать мужьям?

Я открыл рот, но Белла снова знаком остановила меня.
- Но я хочу кое-что тебе объяснить… Может быть, тебе это и не нужно, даже скорей всего не нужно. Но это нужно мне. Чтобы между нами не было никаких недосказанностей. Пожалуйста, разреши мне все тебе объяснить.

Я смог только кивнуть.
- Когда ты предложил мне выйти за тебя замуж, я была на седьмом небе от счастья. Ты так изысканно ухаживал, ты был такой красивый, такой сногсшибательный, такой умный, у тебя уже была своя компания, пусть и маленькая, и все мои подруги мне завидовали. Я была юной неопытной девочкой, и мне казалось, что ты – мечта любой женщины. Опекуны намекали мне, что возможно ты хочешь воспользоваться моими деньгами, но я им не верила. Ты – такой благородный, такой великолепный, не мог жениться на наивной девчонке только ради денег, ведь ты мог найти себе кого-нибудь более подходящего, и тоже с деньгами. Поэтому я верила, что ты меня любишь. И я любила тебя. Я была счастлива, выходя за тебя замуж. Это была идеальная свадьба. А первая брачная ночь… Помнишь, как ты удивился, узнав, что я девственница? Тебе казалось, что сейчас уже и не бывает таких девушек. Я так была счастлива, отдав тебе свою невинность, отдав все, что у меня было. Твое тело казалось мне воплощением совершенства. Ты был таким потрясающим любовником! Тогда я не могла это оценить, мне не с чем было сравнить. Но теперь-то я это знаю.

Ее глаза затуманились, а на губах блуждала легкая улыбка. Сравнила она, как же! Любила! Если бы любила, не стала спать с официантом в наш медовый месяц.

Наверное, я сделал какое-то движение, Белла перевела на меня взгляд и смешалась.
- Я хотела объяснить… У меня было не так уж много мужчин, Эдвард. Не так много, как это казалось на первый взгляд. Все мое поведение было рассчитано на то, чтобы показать тебе, что… Что мне наплевать на то, что ты меня не любишь. Может быть, отчасти я надеялась сделать тебе больно. Да, я знаю, что тебе было наплевать, и что тебе не приходило в голову меня ревновать. Но думаю, тебе неприятно было, когда люди шушукались за спиной и обсуждали твою жену-проститутку.

Я не выдержал:
- А тот Диего… или как там его? Он тоже не то, что «казалось на первый взгляд»? Я же застал вас, когда он самым недвусмысленным способом двигался между твоих ног!

Белла смутилась. Удивительно! После всего она еще способна смущаться.
- Я не прошу тебя простить меня! Я знаю, что поступила гадко. Но я все же не хочу, чтобы ты думал, что я просто ради развлечения решила переспать с официантом в отеле. В тот день, если помнишь, ты разговаривал со своим компаньоном по видеосвязи. Ты думал, что я на пляже, но мне было скучно без тебя, и я вернулась в отель, надеясь соблазнить тебя, отвлечь от дел и затащить в постель. Мне так нравилось заниматься с тобой любовью!.. Я пришла как раз в тот момент, как друг спросил тебя, неужели ты бросил всех своих девушек ради дурнушки-жены. А ты сказал, что, конечно же, ты ничего не бросал, просто ты меня ублажаешь, чтобы я подписала все нужные бумаги, дающие тебе право собственности на мои деньги. А он засмеялся и сказал, что наконец-то узнаёт Эдварда, а то он уже было испугался, что ты влюбился, как придурок. Вы посмеялись, а я тихо улизнула, чтобы ты меня не заметил. Сердце мое было разбито. Я ушла в ресторан в отеле и заказала выпивку. Официант увидел «деву в беде», и начал подкатывать ко мне. Я была пьяна, я была наивна, мне было плохо, а он, наверное, понял, что этим можно воспользоваться. Он сначала увлек меня на пляж, сказав, что уже закончил смену, потом мы сидели, болтали, он казался таким внимательным, таким нежным… Он начал меня целовать, а я подумала, что есть хоть один человек, которому я нужна. Он опрокинул меня на спину, полез под юбку, и я понимала, чего он хочет, но решила, что пусть так и будет, раз я тебе не нужна. Раз у тебя есть «твои девушки». Я не думала, что ты когда-либо об этом узнаешь, но где-то в глубине души хотела таким способом отомстить тебе. Хотя бы в собственном сознании.

Но ты спохватился, что меня долго нет, а уже стемнело. Ты пошел меня искать, и наткнулся на нас, и увидел…
И ты даже ничего не сделал. Просто спросил, не закончили ли мы, и не пора ли мне домой. Диего, испугавшись, соскочил с меня, подхватил штаны и удрал, бормоча извинения.

А я была унижена и раздавлена. Я думала, что ты хотя бы заревнуешь, хотя бы чуть-чуть оскорбишься. А тебе было наплевать. Тебе было наплевать… - повторила Белла задумчиво.

О, да! Я помнил тот случай. Я помнил, как увидел белое пятно лица Беллы, уставившейся в звездное небо, и мужской бледный зад, двигающийся между ее ног, согнутых в коленях. Все остальное тонуло в темноте, а эти поступательные движения так и остались в моей памяти, напоминая, как какой-то официантишка вбивался в Беллу, туда, куда, как я думал, имел доступ только я.

- Ты не упрекнул меня. Ты просто мне сказал, что ничего не имеешь против моих развлечений, если уж они мне так необходимы. Ты сказал, что даже рад, что между нами не будет никаких двусмысленностей, и что мы можем позволить себе развлекаться на стороне. Ты предположил, что я не буду против твоих похождений на стороне, а я не имела права тебе запретить. А еще ты сказал, что больше не потревожишь меня в моей постели, раз уж ты мне так неприятен или не удовлетворяешь меня. Ты говорил мне все это, а моя гордость не позволяла мне броситься к твоим ногам и умолять тебя простить меня. Я не могла сказать, как я люблю тебя, и что готова вечно расплачиваться за то, что натворила.

Ничего я не сказала, но подписала все бумаги, которые ты мне подсунул. Я знала, что тебе нужны мои деньги, но я пошла на это сознательно, чтобы наказать себя.
Но разводиться с тобой я не хотела. Не потому что боялась, что останусь без денег. Я просто не хотела остаться без тебя. Но сейчас… - Белла замолчала.

- Сейчас? – переспросил я, и сердце мое глухо ухнуло в груди.
- Наш юрист подготовил бумаги. Тебе осталось только подписать их, - ответила Белла, пододвигая ко мне папку. – И ты навсегда освободишься от меня.

Я смотрел на женщину, которую любил все эти годы, я впитывал каждую ее черточку, зная, что больше не смогу быть к ней так близко. Оказывается, я был ей нужен. Все эти годы она не хотела остаться без меня. Но сейчас – она просит развода, потому что я ей больше не нужен. И я обязан ей этот развод дать. Как бы мне не было от этого больно.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-524-1
Герои Саги - люди Светлана Солнышко 92 27
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Пик невезения это когда чёрные кошки уступают тебе дорогу."
Жизнь форума
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Флудилка 2
Anti
❖ What would you do for ...
❖ Король и пешка
Герои Саги - люди (16+)
❖ Дэвид Гаррет
Парней так много...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 2...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 1...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 173
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0


Изображение
Вверх