Творчество

Небо на двоих. Пролог
28.05.2017   23:16    
Начинать утро с пробежки стало хорошей традицией. После того, как она поспешно уехала из России, жизнь уверенно начала входить в свою колею, не преподносила больше сюрпризов. Утром на пробежку, после – освежающий душ, затем - завтрак с подругой и ее детьми, прогулки по Вене, любование достопримечательностями и попытка найти работу, стать своей в городе вальсов и фонтанов.
Лиза бежала по отсыпанной гравием дорожке, слушала в плеере любимую музыку, пыталась продумать очередной план по завоеванию родины Штрауса. Пока она остановилась у лучшей подруги Виктории, но понимала, что настало время обзаводиться своим жильем, работой, которую предстоит найти без помощи Викиного мужа-австрийца. Пора уже приобретать самостоятельность. Не этим ли ее почти всю жизнь попрекали сначала родители, а потом и парень, считавший Елизавету Корецкую – изнеженной барышней, не умеющей сделать и одного самостоятельного шага, чтобы не влипнуть в историю? Пора доказать – двадцать восемь лет прожиты не зря, у нее есть опыт и она сможет пробиться без помощи со стороны, ни на кого не надеясь, кроме себя самой. Хватит, надоело! Она устала быть хрустальной вазой, с которой все носятся, боясь уронить и сдувая все мыслимые и немыслимые пылинки.
Родители схватились за голову в ужасе, узнав, что Лизка рассталась с Максимом, ушла из фирмы, которую отчим (за неимением наследников мужского пола) планировал передать во владение в не таком уж отдаленном будущем ее парню и будущему мужу - одному из ведущих юристов предприятия. Однако дочь выкинула очередной фортель: уволилась с должности переводчика, порвала все отношения с выгодным мужчиной, с которым прожила вместе почти восемь лет и уехала в другую страну, вроде как в гости к подруге. Оказалось – уехала навсегда. Подальше от России, горестных воспоминаний, за новым витком жизненных перипетий и приключений, которые, казалось, сами находят Лизу без ее прямого участия. Уговоры и угрозы отца, причитания матери не подействовали. Упрямства когда-то послушной дочери было не занимать.
С самого детства Лизка делала то, что от нее ждет дядя Саша, второй мамин муж, давший ей возможность выучиться, заниматься любимым делом, быть надеждой и опорой родителей. Девочкой она росла домашней, правильной, послушной, не умела давать отпор обидчикам, смотрела на мир огромными серыми глазами, верила людям, умела ждать и выполняла обещания. Но однажды поняла, что так вся жизнь пройдет мимо, утратит краски, поблекнет и растворится в небытие, и Лиза Корецкая просто просидит на месте, не пытаясь стать собой, а делая лишь то, что хотят от нее другие. Масла в поздний огонь непокорности подлил Максим, торопящий со свадьбой, но накануне ушедший в загул и изменивший с «заклятой подругой» Евой, сложные отношения с которой у Лизки тянулись шлейфом еще со студенческих времен.
Терпение лопнуло, как перетянутая тетива на луке. Послав к чертям родителей, их планы и надежды относительно ее благополучия, девушка уехала к лучшей подруге школьных лет и институтских загулов в Вену, тем более, та давно ждала и зазывала в гости. И вот теперь, Лиза созрела для принятия решения: она остается здесь. Что будет дальше – время покажет.
Остановившись на несколько минут, чтобы перевести дыхание и переключить трек в плеере, Лиза осмотрелась по сторонам. Внезапно ее вниманием завладел подстриженный газон, окруженный деревьями и кустами. Вернее не сам газон. Подумаешь, невидаль! Лизу поразило действие, происходившее там.
От увиденного она едва не лишилась чувств. В глазах заплясали румбу темные пятна, дыхание в груди сперло, кровь зашумела в ушах. Точно сомнамбула, на немеющих ногах, девушка приблизилась кустарнику, обросшего густой темно-зеленой листвой, уцепилась за торчащую ветку, чтобы не рухнуть на землю. Она не верила своим глазам, но внутри всё оборвалось, а глупая надежда, расправив крылья, упорхнула к небесам голубкой.
Этого не могло быть по всем законам мироздания, бытия и слова Божьего. Мертвецам не дано воскресать. Они не могут свободно разгуливать по паркам славного города Вены, и уж, тем более, не должны играть с собакой. Лиза помотала головой, в надежде, что галлюцинации развеются. Однако всё оставалось прежним: погожее летнее утро, изумрудный ковер травы, деревья, шелестящие листвой от дуновения легкого ветерка, солнце, показавшееся на небосклоне, и мужчина в сером тренировочном костюме, вышедший на пробежку в городской парк.
Казалось бы, что здесь такого удивительного? Уверенный в себе красавец с армейской выправкой, бегает по газону, играет с собакой, отдает ей команды, беззаботно смеется, когда пес приносит в зубах красный мячик. Типичная картина для любой столицы Европы: Вены, Амстердама или матушки-Москвы. Здоровый образ жизни прочно вошел в моду среди метросексуалов или тех, кто хочет быть на гребне волны, пользоваться популярностью у женщин.
Сердце замерло, готовое разорваться на месте от одного взгляда на человека, которого она привыкла считать мертвым вот уже долгие десять лет. Ей показалось, что она сходит с ума. Память подсунула калейдоскоп узоров, возродила горе, в котором она захлебнулась дважды. В первый раз он просто ушел, не пообещав вернуться, во второй – когда она узнала, что не увидит его больше. Никогда.
Пытаясь доказать себе, что выдает желаемое за действительное, Лиза вновь принялась пристально рассматривать мужчину, сумевшего разбередить душевные раны.
Высокий, красивый, хорошо сложен. Каштановые волосы, скорее всего вьющиеся. Невозможно полностью убедиться в этом из-за короткой стрижки. Висок припорошила седина, указывая на возраст – лет сорок или около того. Возле глаза виден небольшой рваный шрам – старая, когда-то плохо залеченная рана. Скорее всего, ожог или след осколочного ранения. Сестра спецназовца давным-давно выучила всевозможные «мужские украшения», поэтому внимание сразу же заострилось на этой детали.
Цвет глаз мужчины Лиза не смогла углядеть с того места, где она находилась, но ей казалось, что они наверняка должны оказаться смешанного оттенка синего, серого и зеленого. Она хорошо помнила то время, когда гадала о цвете глаз Романа, но так и не могла приблизиться к разгадке. Каждый раз глаза сводного брата – сына отчима от первого брака, - оказывались разного цвета, свидетельствовавшего смене его настроения. Медленно, но неотвратимо, на Лизу накатила волна отчаяния, затмевая собой другие чувства.
Ведь никогда не верила до конца в страшную правду, написанную сухим языком в казенном письме. Роман Бессонов, командир спецподразделения в ходе выполнения боевой операции погиб, выполняя свой долг, совершил подвиг, достойный звания героя Российской Федерации. Посмертно.
Лиза вытащила наушники, дрожащими руками выключила плеер, засунула его в карман розовой толстовки. Принялась вновь и вновь жадно пожирать взглядом мужчину и немецкую овчарку, бегающую по траве, весело виляющую хвостом.
- Очень хорошо, Цейс! – слова хлестнули плеткой, заставили Лизу вздрогнуть.
Цейс! Собаку зовут Цейс! Воспоминания ледяной рукой схватили за горло, заставили задрожать всем телом. Ее считали сумасшедшей, когда она пыталась увидеть в каждом парне Ромку, все ждала его возвращения, не отдавая себе отчета в том, как выглядит со стороны, в глазах семьи и знакомых.
Лиза резко развернулась, хотела убежать подальше, дать волю душившим рыданием, но совладала с собой. Остановилась. Подняла глаза к летнему небу, раскинувшемуся прозрачной лазурью без украшений-облаков. Когда-то сводный брат поделился с ней абсурдным правом наблюдать за небесами, разрешил прилечь на лужайке рядом с ним и собакой по имени Цейс. Они любовались белыми барашками и причудливыми узорами тучек, молчали и каждый думал о своем. С тех пор небольшая полянка, поросшая травой-осокой, ромашкой, васильками, и небо разделились на двоих. Маленький мирок принадлежал лишь им – пятнадцатилетнему подростку и пятилетней девочке с двумя косичками цвета пшеницы, волею судеб и их родителей, ставшими братом и сестрой.
Ромка уходил, выполнял опасную работу на грани жизни и смерти, но всегда возвращался. Иногда пускал ее в душу, но рассказывал лишь то, что мог. А однажды он сказал, что не вернется. Так нужно. Не стоит ждать. Нужно жить, забыть его и выйти замуж, позаботится о родителях, раз он не смог и предал чаяния отца. Всякий раз, отправляясь в дорогу, сводный брат говорил строчку из любимой песни: «И когда я обернусь на пороге, то скажу одно лишь слово: «Верь!»».
Когда любимый человек жив, хоть и находится в неизвестности, верить можно, ждать нужно. Но что делать, если его нет в живых? Разум твердит одно, а сердце – совсем другое.
Водоворот прошлого унес в свои глубины, заставляя душу выворачиваться наизнанку и скулить побитой собакой. Совсем как десять лет назад.
Лиза сделала пару вдохов-выдохов, резко направилась в сторону газона. Каждый шаг давался с неимоверным трудом; казалось, что вместо легких кроссовок фирмы «Reebok» на ногах железные кандалы, не пускающие вперед, не позволяющие наделать очередных глупостей.
Влипать в истории – ее хобби. Особенно, после того, как осталась одна, но ждала, верила и надеялась на возвращение самого близкого человека на свете. Тогда ошиблась, приняла за Романа другого. Теперь, после восьми лет тяжелых отношений и не менее тяжелого разрыва, Лиза пыталась начать всё с начала, и вот, пожалуйста – любимые грабли! Воображение играет с ней злую шутку, заставляет гоняться за миражами.
- Zеis, com zu mir! – мужчина позвал пса, запропастившегося в окрестных кустах.
- Рома! – по-русски обратилась к нему Лиза, пытаясь унять волнение.
Мужчина не отреагировал, не обернулся. Девушка обратилась к нему громче, придав голосу твердой уверенности. Ей на мгновение показалось, что он вздрогнул, однако так и не взглянул в ее сторону, принялся подзывать пса мелодичным свистом. Тот не заставил себя ждать, правда, показался с другой, неожиданной стороны, помчался к хозяину, сбив зазевавшуюся Лизу с ног. В одну секунду она оказалась на газоне, растянулась на аккуратно подстриженной траве, а рядом с ней приплясывал коричнево-черный пес, пытающийся облизать лицо.
- Цейс, оставь девушку в покое!
Цейс послушался хозяина, отошел и присел в сторонке, склонив на бок голову, продолжая рассматривать людей любопытствующим взглядом. Мужчина опустился рядом с Лизой на колени, протянул ей руку, а девушка пыталась не вглядываться в знакомое до боли лицо, не показывать смятения. Изменился, но не постарел. Приобрел зрелый лоск. По-прежнему в каждом движении сквозила сила, решительность и неповторимая грациозность. В серо-синих глазах эмоции не читались, словно закрытые на замок в глубинах души.
- Извините нас, - идеальный немецкий без признака русского акцента, вежливый голос. Ни капли удивления во взгляде. Неужели обозналась, вновь погналась за иллюзией, спустила с цепи абсурдное желание увидеть любимого?
- Ничего страшного, - ответила Лиза, следя за реакцией собеседника. - Я в порядке.
Она сжала протянутую руку, поднялась с травы. Мужчина замешкался, по-прежнему сжимая ее ладонь, позволяя почувствовать удивительный комфорт, который Лиза испытывала лишь в объятиях сводного брата, будившего в ней неуместные и недопустимые чувства. Она постаралась унять желание вцепиться в руку, потребовать разговаривать с ней по-русски.
- Алекс, - представился он, понимая, что пауза затянулась, и они слишком пристально и внимательно рассматривают друг друга.
- Лиза, - девушка выдернула руку, развеяв магию, возникшую на мгновение между ней и Ромкой.
В том, что то он, у нее теперь не оставалось ни малейшего сомнения. Шрамы его лишь украсили, подчеркнули мужественную красоту волевого лица с хищным профилем и упрямым подбородком.
- Вы отлично говорите по-немецки, но я слышу славянский акцент. Полька?
- Русская.
- Вот как! Простите мою назойливость, Лиза. Надеюсь, мы с Цейсом прощены? – красивые губы растянулись в знакомой кривоватой усмешке.
Сердце дрогнуло, сладко защемило. Лиза вспомнила поцелуй, отдававший полынной горечью разлуки, дорожки слез, стертые этими губами, судорожно сглотнула комок, образовавшийся в горле.
- Конечно, Алекс. Надеюсь, вы не откажетесь составить мне компанию и выпить кофе? - любезная улыбка, светский тон.
- Что скажешь, Цейс? – игриво поинтересовался мужчина у пса, пританцовывающего на месте. Тот довольно гавкнул, подбежал к Лизе, вильнув хвостом. – А вы ему понравились.
Девушка почесала за ухом собаку, перевела взгляд на его владельца.
«Ромка, ну почему?! Это ведь ты, я вижу, знаю, ты! Зачем нужен дурацкий фарс? Где ты был десять лет? Почему спокойная Австрия, а не, предположим, Восток и лагеря боевиков? Если надо считать тебя мертвым ради работы, то это слишком жестоко. Мог бы сказать мне, я ведь никогда тебя не предавала, верила, ждала, делала лишь то, что ты от меня хотел!» - мысли роились назойливыми мухами, вопросы готовы сорваться лавиной.
Лиза мило улыбалась и пыталась завязать беседу, не отпускать от себя Алекса.
«Алекс. Надо привыкнуть, запомнить, не показывать, что узнала».
- Итак, Лиза, вы очень хорошо говорите по-немецки, - продолжил разговор мужчина, когда они направились в сторону небольшого уличного кафе, расположившегося на выходе из городского парка.
- Спасибо. На самом деле, я его никогда не любила, но в школе и университете пришлось учить. Теперь знания мне пригодились.
- Смелая девушка, готовая признаться, что не любит родной язык истинного австрийца. Русские все такие?
- Простите, не хотела обидеть.
Идя по дорожке, Лиза пыталась смотреть на Алекса, ловила привычные жесты, тихо умирала от желания броситься к нему на шею, прижаться всем телом, ощутить биение сильного сердца в груди, вновь задрожать от прикосновений. Запретные чувства, отправленные на задворки сердца, встрепенулись, запросились на свободу.
Между тем, Алекс следил за Цейсом, семенящим сбоку от хозяина. Складывалось ощущение, что мужчину заботит исключительно его пес, а с новой знакомой он общается из шаблонной вежливости, предписанной правилами хорошего тона.
- Лиза, почему вы так странно на меня смотрите?
- Вы мне напомнили одного человека, - проронила она, пытаясь придать интонации максимальную беспечность.
- Он вам дорог? – мужчина задал вопрос, раскуривая сигарету.
- Да, очень. Я его очень любила.
- Любили? В прошедшем времени? Простите, если я задаю неуместные вопросы.
- Нет, всё хорошо. Тем более, я сама начала эту тему. Глядя на вас… Со спины, решила, что вы – это он.
- Я никогда не был в России. Сожалею. Давно не виделись? – будничным тоном поинтересовался Алекс.
- Десять лет. Уже десять лет. Подумать только. И дело не в том, что вы не были в России. Вы напомнили мне сына моего отчима. Можно сказать, брата, - Лиза остановилась, посмотрела на спутника. Он невозмутимо курил, трепал собаку за холку, ждал продолжения случайного откровения.
Не дождавшись, задал вопрос:
- Как его имя?
- Роман. Роман Бессонов.
- Мне оно ничего не говорит. Насколько мне известно, то в моей родословной были лишь немцы и австрийцы, как у Цейса, - пес одобрительно гавкнул, кивнул ушастой башкой в знак согласия. – Но в теорию двойников я верю. Мы так сильно похожи?
- И да, и нет, - Лиза неопределенно пожала плечами. – Роман был моложе, когда… его не стало. У него не было шрама на виске и над бровью. – Девушка смутилась. – Теперь вы простите мою бестактность.
- Да ничего. Это следы бурной молодости и любви к быстрой езде. Автокатастрофа. Длительное время провел в больнице, не захотел делать пластическую операцию. В конце концов, я ведь не фотомодель.
- А чем вы занимаетесь? Я думала, что вы актер, признаться честно.
Алекс рассмеялся приятным грудным смехом, и Лиза вздрогнула, очередной раз, узнав знакомые ленивые нотки в голосе, звучащем на чужом языке совершено иначе, нежели по-русски, но вновь заставлял испытывать необъяснимое томление.
- Нет, я не актер и никогда им не был. Занимаюсь бизнесом. Некоторое время жил в Будапеште, вернулся в Вену. Ничем не примечательная жизнь. А вы? Какие пути привели вас сюда?
- Попытка начать жизнь с нового листа. И вновь призраки из прошлого стоят на пути…
Лиза, не глядя на собеседника, ушла с дорожки, по которой они неспешно прогуливались, присела на кованую скамейку под раскидистым дубом. К ней подбежал Цейс, уткнулся мордой в колени, тихо заскулил. Девушка запустила руку в шерсть, потрепала собаку за ухо. Нет, никогда этот пес не заменит друга, умершего от старости. Тогда Ромка вернулся из армии, не думая, что его собака еще жива и ждет, чтобы уйти счастливой. Цейс исполнил свой долг, дождался возвращения хозяина. Никогда, - ни в детстве, ни теперь, - Лиза не говорила: «Цейс сдох». Умер. Друзья уходят или умирают.
- А вы ему точно нравитесь, - Алекс опустился на скамейку, ставя два пластиковых стаканчика с кофе на лавочку рядом с девушкой.
- Он мне тоже. Когда-то я уже знала собаку по кличке Цейс, - тихо проронила Лиза.
- Расскажете?
- Да, - она вскинула глаза, полные надежды и отчаянной мольбы на Алекса. Задохнулась от накативших слез, жадно вглядывалась в любимое лицо, глаза, ставшие синими, утратив стальной оттенок. – Я расскажу, всё с самого начала.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-296-1
Собственные произведения. Korolevna Korolevna 532 11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец отправил меня в театральный кружок. Я немного помогал за сценой. Однажды исполнитель главной роли не пришел и поэтому мне дали его роль, по стечению обстоятельств, в этот вечер туда же пришел агент."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ И все это о нем...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Сальвадор/Отголоски прошлого
5. Якоб/Воды слонам!
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Дэниел/Дневник плохой мамаши
9. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 495
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 21
Гостей: 12
Пользователей: 9
GASA helena77777 masha7777 zoya dolli Галина Ведьмо4ка Ivetta darian


Изображение
Вверх