Творчество

Не в себе. Глава 5
28.02.2017   06:12    
Всё ещё будет, всё будет, конечно,
Жизнь и любовь, и надежда, и нежность.
Встречи, разлуки, находки, потери,
Будет всё так, как мы сами хотели.
бежать под лёгкой сеткою дождя
туда, где только память, только ветер,
куда тебе бежать никак нельзя.
В другую даль. К чужому очагу.
Автор: Колмаков Александр

Эпиграф от Марк

Глава 5

Как не удивительно, но отпускают Роба со съёмок без проблем. Один день ничего не решает, к тому же всё равно планировалось снимать общие планы и массовку. Сам Роберт всячески отмазывается от поездки, и через Тейлора разговаривает с матерью по телефону, но она непреклонна: Роберт нужен заболевшей бабушке, и есть ещё одна причина, не для телефонного разговора. В итоге, Роб даёт Тею отмашку и тот соглашается.

Паттинсону совсем не хочется отпускать Тея одного, ведь его семья сразу почувствует перемены в характере, и тогда возникнут ненужные вопросы о причинах изменений, на которые невозможно дать адекватный ответ. Поэтому Роб инструктирует Тейлора, не отходя от него ни на шаг. Тею это не нравится, но он мужественно терпит назойливость Роберта.

- Альбом я кладу тебе с собой, - говорит Роб, помогая Тею укладывать сумки. – Даже стикеры на фото наклеил с комментариями.

В этот момент раздаётся стук в дверь, и, не дожидаясь приглашения, в номер вваливается Латс. Кажется, что его даже не удивляет, что Паттинсон и Лотнер вдруг стали не разлей вода, и постоянно проводят время вместе. Что же он там себе напридумывал?

- Привет, парни! – задорно улыбаясь, здоровается он. – Роб, я тебе выигранную сотню принёс! Ты уезжаешь, поэтому я решил поторопиться.

Роберт переводит удивлённый взгляд на Тея, а тот смотрит куда угодно, кроме Роба.

- И это, парни, я всё знаю, - после небольшой заминки на одном выдохе произносит Келлан.

На что, словно ударенные током, Роб и Тей говорит одновременно:

- Как ты догадался?!

- Вы в последнее время сильно изменились! Да, и не забывайте, что и у стен есть уши! – объясняет довольный произведённым эффектом Келл.

Роберт сокрушённо запускает пятерню в волосы, натыкаясь на колючую стрижку. Надо было тише разговаривать и не привлекать внимания. Хотя с другой стороны, Латсу данная ситуация не кажется странной, возможно, он сможет как-то помочь. Роберт решает прояснить ситуацию.

- Так что ты нам посоветуешь? – встревает Тей, и его тон преисполнен надеждой.

- Перестать скрываться, это сейчас довольно часто встречается, - тоном очевидной истины отвечает Латс.

- Что? – буквально подпрыгивают Роб и Тей.

- Ты знаешь ещё кого-то с такой проблемой? – уточняет Роберт.

- Да сколько угодно! – восклицает Келл. – Куда не посмотри, везде гея найдёшь!

- Кого – кого? – задыхается от негодования Лотнер!

А Роберта накрывает волна гнева, резкая, как вспышка молнии и горячая, как кипяток. Сколько можно уже называть его тем, кем он никогда не являлся! Все эти несправедливые упрёки только из-за того, что ему для роли наносят грим, из-за которого он похож на трансвестита! Обида начала копиться еще после фильма Мелкие останки, когда все отчего-то решили, что если актёр играет гомосексуала, то автоматически сам становится таковым, а масла в огонь подбросили Сумерки с чересчур напомаженным Эдвардом, и теперь Латс становится последней каплей. Вся злость уходит в кулаки, и Роб бьёт Келлана коротким прицельным ударом в скулу. Тот отшатывается назад, запрокидывая голову.

- Ты чего? – шокировано спрашивает Келл, схватившись за повреждённое место.

- А ты следи за тем, что говоришь, - шипит Роб, опасно сощурившись.

- Так вы не геи? – потирая скулу, спрашивает Латс.

- Конечно, нет! – восклицает Тейлор. – Мы просто поменялись телами!

Роберт недоумённо смотрит на Тея, от удивления даже открыв рот. Кто просил его говорить правду?! Их же теперь примут за сумасшедших шизофреников. А выражение лица Келлана граничит между удивлённым и насмешливым. Паттинсон решает спасать ситуацию, пока не поздно.

- Поменяться ролями, - поправляет он. – Мы с Тейлором поспорили, чья роль сложнее, поэтому теперь собираемся, чтобы «примерить» персонажей друг друга на себя.

- Тей, ты чего, - опешил Латс. – Как ты мог поспорить сам с собой?

Роб мысленно даёт себе подзатыльник: надо же так оговориться.

- То есть с Робом, конечно. Поспорил с Робом.

- Я понял, - ухмыляется Латс. – Вы не геи, а чокнутые! Совсем заработались бедняги! Ладно, я пойду. Вот твоя сотня, Роб!

Он кладёт сто долларов на тумбочку, и отправляется на выход.

«Вот тебе и милашка Тей – Тей. А ударил не по-детски», - думает Латс, закрывая за собой дверь.

***


В то время как Дин готовит машину, к Тейлору подходит разъярённая Стюарт. Вид у неё крайне странный, словно она всю ночь вагоны разгружала: вздыбленные грязные волосы (она же теперь носит парик, поэтому для роли голову мыть необязательно, и всем уже известно, что реакция на купание у Крис, как у кота на воду), которые из-за короткой стрижки кажутся растрёпанным ирокезом; на глазах размазанный макияж, нанесённый гримёрами ещё вчера днём, перед началом съёмок; изо рта торчит сигарета, которую Стюарт, как заправский хулиган из квартала латиносов, посасывает во рту. И сам того не желая, Тей пугается такого вида Крис. Он даже начинает на всякий случай искать взглядом Дина.

- Паттинсон, - чуть ли не плюётся ядом Кристен, - какого чёрта, ты тащишь свой зад в Великобритланию?!* Ты, что забыл про наш показательный выход в эту субботу, сопливых овец порадовать?!

Лотнер не совсем понимает, что от него хотят, о каком показательном выходе идёт речь. Хотя он всё же догадывается, что имеется в виду публичное появление Крис и Роба в общественном месте, для поддержания мифа об их отношениях, ради счастья самой убогой части фандома. Знали бы они, как Стюарт их, своих фанатов, за глаза называет!

- Правильно говорить – Великобританию, - поправляет Тей, - и у меня срочное дело дома. Моё присутствие обязательно! – он старается проявить твёрдость и поскорее отвязаться от Стюарт. Тейлор нервно поглядывает в сторону гаража, откуда должна появиться машина.

- Да мне, на фиг, параллельно, как правильно говорить, - выплёвывая сигарету прямо на асфальт, кричит Кристен. – Ты соскочить решил, да? Вот это дерьмо у тебя не пройдёт! Контракт подписан, и до тринадцатого года ты мой!

Лотнер не знает, что на это ответить, ведь он не совсем в курсе дел. Он, как выброшенная на берег рыба, открывает и закрывает рот. Ситуацию спасает подъехавшая забрать Тейлора машина. Он быстро ныряет на заднее сидение и с облегчением захлопывает дверь.

***


В самолёте Тейлор по привычке плюхается в кресло у иллюминатора, с интересом посматривая в него.

- Роб, ты уверен, что хочешь сидеть у окна? – спрашивает Дин, подозрительно поглядывая на Тея. – Ты же обычно сидишь у прохода.

Лотнер мнётся некоторое время под испытующим взглядом, а потом быстро пересаживается на положенное кресло.

- Задумался, - оправдывается Тейлор.

На протяжении всего полёта, Тей замечает на себе самые разнообразные взгляды: от посматривания украдкой до откровенного разглядывания. Некоторые безо всякого стеснения фотографируют и снимают на телефоны. И Тей больше, чем уверен, что уже через несколько минут эти фото и видео появятся в Твиттере. К тому же теперь все знают, куда Тейлор направляется.

Нет, Лотнер, конечно, тоже испытывал на себе навязчивость фанатов и ни раз, но чтобы вот такая маниакальная одержимость – никогда. Люди отказываются воспринимать Роберта отдельно от персонажа, и отчего-то считая, что Паттинсон им чем-то обязан!

Наконец, самолёт приземляется, контроль пройден, и Тейлор оказывается уже у выхода из Хитроу. Лотнер не успевает и оглянуться, как на его шее повисает неизвестная девица со словами: «Наконец-то ты приехал! Мы все уже заждались!». Тейлор опешил. По словам незнакомки, выходит, что она знакома с Робом, и, возможно, является его родственницей. Поэтому Лотнер обнимает её в ответ, и со всей любезностью говорит:

- Прилетел на ближайшем рейсе. Надеюсь, я не заставил слишком долго ждать?

На лице родственницы расплывается широченная счастливая улыбка. И это настораживает Тейлора: он уже видел такие улыбки и обычно они ни к чему хорошему не приводили.

- Я всегда знала, что ты самый чудесный парень на свете! – восклицает девушка с придыханием, как будто увидела бога с Олимпа или кого-то вроде. – Такой милый и обходительный!

На этих словах она суёт, опешившему от такой наглости Дину, фотоаппарат и требует сфотографировать её с Робом. Фанатка крепко обнимает растерявшегося Тея, а Дин послушно нажимает на затвор. Девушка забирает свой девайс и, ошалело улыбаясь, убегает.

Добираясь до парковки возле аэропорта, Тей даже успевает подумать, что, наверное, Роб преувеличивал масштабы катастрофы с фанатами, ведь они оказываются более чем вменяемыми. Всего-то и нужно, что сфотографироваться, и почему Паттинсон всё время ноет? Как только эта мысль окончательно формируется в его голове, то раздаётся зубодробительный визг, от которого Тейлор даже подскакивает.

Толпа оголтелых фанаток табуном буйволов несётся прямо на него, и Тей боится, что один Дин с ними не справится. И оказывается прав. Девушки многочисленной гурьбой, которая напоминает футбольных хулиганов, налетает на почти беззащитного Тейлора. Со всех сторон обрушиваются медвежьи объятия, щипки и потягивания за волосы. Бедный Дин пытается оттащить хулиганок, но отогнав одну, она возвращается с другой стороны. Тейлор чувствует себя мамонтом, которого загнали в ловушку первобытные люди.

«Эдвард, укуси меня!», «Я хочу быть с тобой вечность!», «Роберт, будь моим первым!»** - кричат девушки Тею под ухо, отчего возникает ощущение, что барабанные перепонки если не лопаются, то дают трещину. Находясь в эпицентре хаоса, Лотнер подумывает, что ООН пора принимать какую-нибудь Конвенцию о защите Роберта Паттинсона, потому что вокруг происходит форменное безумие! Не кривя душой, можно признаться, что Тейлор всегда завидовал, или правильнее сказать, ревновал к славе Роберта. Лотнер видел эти толпы визжащих от одного взмаха ресниц или руки в волосах девушек, женщин даже девочек и хотел, чтобы они все любили его, Тейлора, пришли только из-за Тейлора, и делиться с кем-либо поклонницами он не хотел. Но теперь, стоя в окружении бесноватых женщин, не отделяющих вымысел от реальности, Тей понимает, что совсем не хочет себе таких фанаток!
Когда Лотнер думает, что его уже порвут на сотни маленьких Робертов, к месту трагедии поспевает охрана аэропорта и, наконец, разгоняет несносных девиц.

- Ух, я думал, они тебя растерзают! – облегчённо выдыхает всклокоченный Дин.

На что Тейлор ничего не отвечает, он застывает в нелепой позе канатоходца, потерявшего равновесие, и хватает ртом воздух. Это был самый страшный момент во всей его короткой жизни! Никогда бы не подумал, что может испугаться девочек-подростков.

Автомобиль останавливается возле уютного двухэтажного коттеджа викторианской эпохи, облицованного белым сайдингом. Атмосфера в районе, где располагается дом Роба, на удивление чистая, что создаётся впечатление, что воздух буквально звенит, как хрусталь, чистенькие улицы с густо застроенными домами с аккуратненькими газонами, тянуться вдоль главной дороги. Они все похожи друг на друга, но не так как дома в Квинсе, например, с их плановостью застройки, а по-особому, более величаво. И кажется, что прототипами фильма «Стэпфордские жёны» были жители именно этого района. Тейлору, определённо, приходится по душе такая умиротворённость. Хоть он и не представляет себе жизнь без не спящего родного Лос-Анджелеса, но Барнс с его тихой величавостью очень привлекателен.

Тей вылезает из машины и вдыхает полной грудью. И закашливается: отходняк от прекращения употребления никотина даёт о себе знать, лёгкие избавляются от накопившейся смолы.

- Роб! – кто-то окликает Тейлора, и он переводит взгляд на дорожку, ведущую к двери дома.
Стройная миловидная блондинка идёт ему навстречу, распахнув объятия, хотя Лотнер скорее сказал, что она плывёт, как мираж в жаркой пустыне или парит, как снежинка в полете. Тейлор даже не может сообразить, откуда он набрался таких нелепых сравнений. У него начинают потеть ладони, и пересыхает во рту.

Наконец, незнакомка добирается до Тейлора и заключает его в крепкие объятия, отчего Тей превращается в желе.

- Привет, малышка Клодия! – говорит красотка, отходя от Лотнера и весело заглядывая ему в глаза.

Он несколько раз сглатывает прежде, чем ответить, но голос всё равно срывается:

- Привет.

Девушка хватает его под локоть и ведёт в дом, попутно щебеча последние семейные новости:

- Ты не представляешь, что творится! Бабушка попала в больницу, и все родственники слетелись в Лондон проститься с несчастной бабулей и поделить её серебро! – заливается блондинка, пока Тей судорожно вспоминает кто она и кем приходится Робу. Либо её не было в альбоме, либо Тейлор просто халтурил, когда они с Робертом изучали фотографии. А красотка, тем временем, продолжает: - Но мы-то знаем, что с бабулей всё в порядке, что это просто её излюбленный способ собрать всех вместе!

Уже около самой двери она останавливается и серьёзно смотрит на Тейлора, у которого от прямого взгляда подкашиваются колени. До чего же хороша!

- Но тебя-то они не для этого вызвали, - вздыхая, говорит девушка. – Они хотят, чтобы ты помог им меня переубедить!

- Что? – пытается пойти на контакт Тей.

- Я не приняла предложение Майкла выйти за него, - с вызовом произносит девушка, вперив в него взгляд синих глаз.

- Молодец! – автоматически вырывается у Тейлора, ведь как он может допустить, чтобы такую красотку увели прямо из-под его носа?

- Я так рада, что ты оказался на моей стороне! – выдыхает она. – Ещё одной беседы по душам я бы не вынесла! Со мной пытались договориться мама, Виктория и даже папа! Ты представляешь?! Да он же уже на второй минуте разговора стал меня полностью поддерживать!

Тей засматривается на её улыбку, поэтому просто тупо кивает в ответ, словно китайский болванчик. Теперь он всё больше склоняется к тому, что блондинка кем-то Робу приходится по родственной линии. Осталось выяснить кем или, как минимум как её зовут, а для этого надо заглянуть в альбом, а для этого надо остаться одному.

- Что-то я тебя задержала! Пойдём в дом, освежишься после перелёта, – словно прочитав его мысли, говорит девушка. Тей с готовностью кивает.

Внутри дома уютный интерьер тоже в викторианском стиле. Мягкое освещение и пастельные тона придают внутреннему убранству дома дополнительную теплоту и располагают к отдыху.
Тейлор замирает возле резной деревянной лестницы – он совершенно не представляет, где находится комната Роба, совсем не хочется вломиться к кому-нибудь постороннему. Однако под недоумённым взглядом блондинки, он несмело поднимается по ступенькам. Остановившись посреди коридора второго этажа, Тей решает быстренько позвонить Робу и выяснить место нахождения его комнаты. Быстро достав телефон, он набирает свой номер в надежде, что Паттинсон не занят в этот момент. После десятого гудка на другом конце провода Тейлор слышит свой срывающийся голос:

- Алло, - запыхавшись, отвечает Роберт. – Тейлор, что-то случилось?

- Нет, ничего серьёзного, не волнуйся, - успокаивает его Тей. – Роб, где находится твоя комната? Ты же так мне и не сказал по этому поводу ничего.

- Третья дверь направо, - объясняет Паттинсон. – Лотнер! Я устал, хочу спать, но скажи мне, почему я должен вжваривать на тренажерах? Я сегодня целый день вкалывал на площадке под моросящим дождём и вместо того, чтобы отдыхать меня тащат…

Дослушать претензии Тею не даёт вежливое покашливание:

- Кхм – кхм… Милый, с кем ты разговариваешь? – немолодая видная женщина подозрительно смотрит на Лотнера. Должно быть мать Роберта. Точно она, это Тейлор помнит.

- Ни с кем, - выпаливает он, обрывая связь. – Эм… Привет, мама.

- Привет, дорогой, - она подходит к Тею и тепло обнимает его, целуя в левую щёку, а затем в правую. Отстранившись, она спрашивает: – Ты уверен, что всё в порядке, потому что мне показалось, что ты словно разговаривал сам с собой да ещё спрашивал о нахождении твоей комнаты?

Ни единого нормального варианта лжи не приходит Тейлору на ум, поэтому он лишь глупо улыбается. Миссис Паттинсон жалостливо смотрит на него, и, тяжело вздохнув, она протягивает руку и кладёт её ему на лоб.

- Вроде бы жара нет, но всё же иди, отдохни после перелёта. Похоже, что тебе это необходимо.

Она кивает в сторону одной из дверей и уходит в сторону лестницы.

«Бедный мальчик, - думает миссис Паттинсон, - он слишком много работает. А учитывая, его тягу к экспериментам, то он мог начать и что-нибудь принимать! Ох, уж этот сумасбродный мальчишка!».

Заперев за собой дверь, Тей первым делом достаёт из сумки альбом и просматривает его в поисках необходимой фотографии. И уже на первой странице он находит то, что искал – с фото на него смотрит та самая блондинка, задорно улыбаясь. Внизу фото наклеен ситекр, на котором корявым почерком Роба, написано:

«Лиззи – сестра smile »

Роберт поставил смайлик? Однако.

Значит сестра. Тем лучше. Следовательно, можно от имени любимого брата посоветовать присмотреться к коллеге Тейлору Лотнеру, со всех сторон положительному парню! Он вытаскивает фото из держателя и кладёт его к себе в нагрудный карман.

- Лиззи, - словно пробуя имя на вкус, произносит Тей. – Красиво звучит!

В комнате он намеренно задерживается: чем дольше он просидит вдали от родичей Роберта, тем меньше будет вопросов. Тей тщательно подбирает одежду, укладывает волосы и фотографирует фото из альбома на айфон, чтобы не таскать такой громадный фолиант с собой. И это продолжается до тех пор, пока не раздаётся стук в дверь:

- Роберт Дуглас Томас Паттинсон, нам уже пора к бабушке, а ты не выходишь непозволительно долгое время! – приглушённо доносится голос матери Роба.

- Уже иду, - неохотно отзывается Тей. И за что же им с Робертом такое наказание? Что они такого сделали, что им выпадает такое сюрреалистическое испытание!?

Вздохнув и досчитав до десяти, Тейлор спускается вниз. Там его уже ожидают мать и сестра Роба. При взгляде на него лица обеих вытягиваются, а рот открывается.

- Роберт, что-то случилось? – опасливо спрашивает Лиззи. – Ты нам хочешь что-то сказать?

- С чего вы взяли? – спрашивает Лотнер, судорожно прокручивая в голове все свои действия и не находя ничего предосудительного.

- Ты так выглядишь, словно хочешь что-то официальное объявить или нечто вроде.

Ах, вот оно что! Тей просто перестарался в наведении марафета.

- Я просто хочу предстать перед бабушкой в лучшем виде, - пытается быть убедительным Тей.

Миссис и мисс Паттинсон недоумённо смотрят на него, не узнавая своего раздолбая сына и брата в этом опрятном и покладистом мальчике. Раньше бы Роберт нарядился, в то, что первое попалось под руку, и ходил бы с мученической миной, что его заставляют что-то делать не по его согласию. А теперь приоделся, причесался и имеет вполне милый вид.
Когда Тейлор с Лиззи (миссис Паттинсон задерживается, чтобы закрыть дверь) подходят к машине, он вспоминает этикет и открывает для неё дверь, и с учтивым видом делает приглашающий жест.

- Роб, но это мамина машина, она поведёт, - говорит Лиззи, кивая на открытую дверь.

Тейлор прослеживает за её взглядом и понимает, что открыл дверь с водительской стороны. Это же Англия, здесь руль с другой стороны! И теперь он опять выглядит странно в глазах робовой семьи. Тейлор уже хочет сказать, что это он просто уже в Америке привык правостороннему движению, как появляется миссис Паттинсон и садится в автомобиль и поторапливает остальных. Водит мама Роба очень ловко, лихо лавируя в оживлённом движении лондонских дорог. Всю дорогу Тей подробно отвечает на вопросы о съёмках, припоминая реальные случаи с участием Роберта. Паттинсоны кажутся слега удивлёнными, но вдохновенно ловят каждое его слово.

- .. и тогда Тейлор мне говорит «Надо во всём слушать своих близких, ведь они желают только добра!». Вы же помните Тейлора Лотнера? – осведомляется Тей, глядя только на Лиззи, которая уверенно кивает. – Так вот, он очень хороший и мудрый парень…
- Да? – перебивает его она. – А раньше ты его папенькиным сынком и тренажёрным ботаником называл.

Тейлор от возмущения даже давится воздухом. Нет, как Роберт мог! Это не ботанство, а здоровый образ жизни, и не «папенькин сынок», а простое уважение к старшим! Ну, Паттинсон, я ещё с тобой поговорю!

- Нет-нет, это я тогда его ещё не знал, он совсем другой! – пытается поднять свой авторитет в глазах Лиззи Тей. – Очень умный и перспективный, некурящий, ведёт здоровый образ жизни…

- О, боже, Роб, ты его словно рекламируешь сейчас, как в программе Телемагазин! – заливается смехом Лиззи, из-за чего Тейлор замолкает и отворачивается к окну. Он проиграл сражение, но не войну!

Автомобиль останавливается у высокого старинного здания из красного кирпича и жёлтыми резными наличниками. Если бы Тей не видел вытесанную над главным входом надпись «The Lister Hospital»***, то подумал бы, что это чей-то дворец, возможно лорда или ещё какого аристократа. Это не госпиталь, а музей какой-то! Лотнер заворожено засматривается на здание больницы, прилипнув к стеклу дверцы машины.

- Что ты так уставился, Роб? – удивляется Лиззи. – Словно первый раз видишь.

- Ничего, просто задумался, - широко улыбаясь, оправдывается Тей. Улыбка получается ужасно нелепой и неестественной, совершенно неподходящей к лицу Роберта. Поэтому Тейлор получает ещё пару удивленных взглядов от робовой семьи.

Внутри госпиталя оказывается совсем не так, как ожидал увидеть Лотнер: вместо помпезного стиля рококо, перед ним предстаёт глянцевый хай-тек. Англия продолжает удивлять Тейлора всё больше и больше. Палата бабули Паттинсон находится на первом этаже, и уже в коридоре, у автомата с кофе Тей и Паттинсоны натыкаются на первого родственника. Это невысокий седовласый мужчина, который здоровается со всеми, еле скользнув по Тею взглядом, а потом переключает совё внимание на миссис Паттинсон, которая охотно подключается к диалогу.

- Пойдём, а то, ты же знаешь, это надолго, - говорит Лиззи и тянет Тейлора дальше по коридору.

Лотнер решает, что именно сейчас самое подходящее время, чтобы первый раз забросить удочку.

- А тебе нравится Тейлор? По-моему он симпатичный, - как бы, между прочим, говорит Тей, с волнением ожидая ответа.

- Не знаю, я об этом не думала, - отзывается Лиззи, и в её голосе нет и тени заинтересованности. – И что это ты весь день про него говоришь?

- Просто он положительный парень! Он многому меня научил! Например, я больше не курю, занимаюсь спортом и ещё много всего! – начинает нахваливать себя Лотнер. – А ещё он умён не погодам, с предпринимательской жилкой…

- Роберт, я рада, что этот мальчик так хорошо на тебя влияет, но зачем ты мне сейчас всё это говоришь? – недоумевает сестра Роба.

- Я просто подумал, - мнётся Тей, потом, эх, была - не была, выпаливает: - может, тебе стоит к нему присмотреться? И когда он тебе позвонит, то вы могли бы пообщаться.

Ответом ему служит заливистый смех Лиззи. Это обидно.

- Что ты, сваха-Роб, он же мальчик совсем, - отсмеявшись, говорит она. – Надеюсь, ты несерьёзно! Всё, мы пришли, это палата бабули, - переводит разговор, Лиззи. А Тею обидно до слёз. Ну, почему всегда так? Либо девушка отказывает, либо папа запрещает.

В палате располагается пёстрая толпа, очевидно, родственников Роба и все они, отчего-то считают своим долгом спросить у него про все газетные утки, что выходили в ближайшее время. Что из этого правда, а что – нет, Тей не уверен, но ведь в жёлтой прессе редко, когда пишут истину, поэтому Лотнер серьёзно и основательно опровергает все слухи.

- Ладно, оставьте парня в покое, он всё же здесь ради бабушки, дайте ей на него взглянуть, - упрекает родственников Лиззи, и толкает его сквозь расступившуюся толпу. На больничной койке лежит сухонькая старушка с редкими пегими волосам и почти белыми водянистыми глазами.

- Здравствуй, бабушка, - несмело, почему-то шёпотом, здоровается Тей. – Это я, Роберт.
Старушка переводит на него взгляд. Выражение её морщинистого лица меняется с отстранённого на раздражённое.

- Кто этот янки? И где Роберт? – говорит она на удивление четким и поставленным голосом. Тейлор даже дёргается от неожиданности, а по спине пробегают мурашки. Как она смогла догадаться, вернее, как она поняла? Может эта пожилая женщина знает, что надо делать, раз она видит подмену?

- Бабуля, что ты такое говоришь? Это же и есть Роберт, - снисходительным тоном, каким обычно говорят со стариками, произносит Лиззи, на что старушка лишь щурит глаза.

- Оставьте меня с ним наедине, нам надо поговорить, - просит она. Все в нерешительности застывают на месте, не зная подчиняться или нет. – Что же вы встали? Я же сказала, что желаю поговорить тет-а-тет.

После этого люди спешно покидают палату. Последней выходит Лиззи, ободряюще подмигивая Тею.

- Кто ты? – спрашивает бабуля Паттинсон, буравя Тейлора взглядом. А Тей понимает, что это шанс на то, чтобы прояснить ситуацию и, возможно, узнать выход из неё.

- Я Тейлор Лотнер, коллега вашего внука. Как-то вышло, что мы проснулись, поменявшись телами, - признаётся Тей.

- Расскажи подробней, - просит женщина, указывая на кресло рядом с кроватью, тем самым предлагая присесть.

***


- Всё ясно, - задумчиво произносит бабуля Паттинсон после того, как Тей выложил ей всё, начиная от памятного разговора в перерыве между съёмками. – Думаю, что исправить ситуацию можно тем же способом, что и было наложено непреднамеренное проклятие – кто-то должен также искренне вслух пожелать вам стать самими собой, только не со зла, а по доброте.

Тут Тейлор приунывает; где же найти такого человека, который для начала должен поверить в такой абсурд, как обмен телами, а потом от души пожелать им вернуться обратно?

- А вы это сделать не можете? – с надеждой в голосе спрашивает Тей.

- К сожалению, нет, - вздыхает старушка. – Это должна быть незаинтересованная сторона.

Плечи Тея опускаются, и он горбится, как под бетонной плитой. Шансов никаких на возвращение. Прощай, семья, прощай, родной дом, прощай, возможность понравиться сестре Роба.

- Не расстраивайся, - утешает его бабушка, похлопывая по плечу. – Я чувствую, что всё будет хорошо.

Когда Тей выходит из палаты, его тут же уводит в сторонку мать Роберта.

- Роберт, Лиззи говорит, что ты полностью одобряешь её решение? – спрашивает она.

- Да, конечно, одобряю. Мы же не в средневековье живём, чтобы насильно замуж выдавать! – вяло заявляет Тей. Сил на эмоции не остаётся, ведь если и были надежды на легкий исход ситуации, то теперь благополучный конец и вовсе является призрачным.

- Никто не заставляет, а советует, - поясняет миссис Паттинсон. – Впрочем, я так и думала, что ты не станешь её отговаривать, но попробовать стоило, так ведь?

На обратном пути домой, Тей впадает в уныние и ему не терпится поскорее обо всём рассказать Роберту, чтобы он, со свойственным ему, чувством юмора и острым умом смог разрешить ситуацию. Обратная дорога кажется гораздо длиннее, и по приезду домой, Тейлор, сославшись на усталость, отправляется к Робу в комнату. Но не проходит и пяти минут, как к нему без стука врывается какой-то парень. Тей смутно припоминает, что уже видел его в обществе Роберта, но он не может сказать точно кузен он ему или друг.

- Это ли не свинство, Паттинсон, что ты даже не позвонил, как приехал? – сходу заявляет незваный гость.

- Я, эээ, как-то завертелся и запамятовал, - придумывает самую нелепую отговорку Лотнер.

- Ладно, забудь Пэтти, у нас есть весь вечер для отрыва, - говорит парень, протягивая ладонь для рукопожатия. Тейлор аккуратно пожимает её, из-за чего, очевидно, друг Роберта подозрительно сводит брови к переносице. – Ладно, пойдём в наш любимый паб, а то тебе скоро уезжать!

Тей хочет отказаться, но понимает, что и так выглядит в глазах близких Роба странно, поэтому уверенно принимает приглашение.

В темном уютном пабе, в окружении совершенно незнакомых людей, Тейлор чувствует себя некомфортно, словно новенький в первый день школы. Он пытается достойно отвечать на специфические шутки собеседников: английский юмор – это, когда два джентльмена шутят между собой, а третий их не понимает. Перед Лотнером стоит пузатая кружка с холодным пенным пивом, и Тей потихоньку потягивает этот терпкий напиток. Если сравнивать то пиво, что он выпил в баре в Канаде и это, то лидирует с большим отрывом английское пиво. Тейлор пытается изобразить живой интерес к текущей беседе, но его внимание полностью приковано к Лиззи, которая тоже пришла сюда вместе с ребятами.

Немного позже народ начинает толпиться возле крохотной едва освещённой сцены. Парни за столом все превращаются во внимание.

- Сейчас будет свободный микрофон, - говорит один из друзей Роба. – И я хочу опробовать свою новую песню!

Он оказывается прав, один из официантов взбирается на сцену и вызывает желающих спеть. И первым же желающим оказывается тот самый друг Роба, что и планировал выступить. За ним следуют и другие ребята из их компании и даже Лиззи. Голос у неё чистый, звонкий, и Лотнер заворожено слушает её пение, а потом отчаянно аплодирует.

- Давай, Роб! Теперь твоя очередь! – заявляет Сэм (кажется, так его зовут).

- Нет-нет-нет! - отнекивается Тейлор, отрывисто качая головой. – Я не могу! Вы же знаете, что это всё может попасть в интернет, мне это не надо!

- Ну, и зазвездился же ты, Роб! – подмигивает Том. – Ну, нет, отказ не принимается!

Он вытаскивает Тейлора из-за стола и буквально на буксире его тащит к сцене! Тей упирается, как может, но все манипуляции остаются тщетны и его водружают на сцену, словно бракованную куклу-марионетку с неподвижными суставами. Лотнеру вручают гитару и налаживают стойку микрофона. Тейлор не имеет понятия, каким образом ему выпутываться из сложившейся ситуации, ведь он никогда не держал в руках никакого музыкального инструмента. Но с другой стороны, что в игре на гитаре такого сложного? Бери себе и бей по струнам, какой-нибудь мотив да получится. И преисполненный надеждами, Тейлор в первый раз ударяет по струнам, а потом, ещё и ещё… Зубодробительный скрежет разносится по небольшому залу паба, и у немногих посетителей закладывают уши, и сводит скулы. На лицах друзей Роба отражается вся гамма чувств: от удивления до разочарования. С разных сторон слышится недовольное бурчание, и тогда Тей понимает, что он был слишком самонадеян, когда думал, что сможет побренчать что-нибудь произвольное!

«В восемнадцать лет мог бы быть и поумнее», - даёт себе мысленный подзатыльник Лотнер.
Он убирает гитару и с улыбкой покаянно произносит в микрофон:

- Извините, я, кажется, забыл все ноты этой мелодии!

Пока Тейлор спускается со сцены, его место занимает следующий желающий исполнить что-нибудь. После провального выступления Тея, хотящих выступить становится значительно больше, ведь хуже этого и быть ничего не может, никто уже так не опозорится. Это же надо! И куда этот парень только шёл, если он ноты с аккордами путает!

- Что с тобой такое? – в один голос спрашивают ребята, и Лотнер не имеет хоть малейшего понятия как теперь выкручиваться!

Очередной участник свободного микрофона играет весёлую мелодию в стиле кантри, и Тейлор пользуется этим, втягивая Лиззи в танец. Выражение её лица становится ещё более удивлённым. Виданное ли это дело – танцующий при множестве посторонних людях Роберт! Но игривый настрой брата рассеивает её подозрения и она с задором начинает танцевать с ним в такт, удивляясь его мастерству танца. И когда только успел?

Вокруг Тея и Лиззи уже собираются люди, тоже поддавшиеся моменту и решившие станцевать. Парень на сцене затевает следующую пошловатую песенку под заводную мелодию. Лотнера охватывает эйфория! Он старательно выделывает коленца, не забывая про партнёршу, которая ему ни в чём не уступает по части танцев. Перед глазами Тейлора расплываются немногочисленные огни паба и лица остальных посетителей, в жилах бурлит кровь, как раскалённая лава в жерле вулкана или вода в гейзере, и он отпускает себя, свои мысли и страхи. К чёрту рамки, в которые его загоняет отец, к чёрту принципы и установки, взращённые в нём Голливудом. Ведь Тей даже не помнит, когда он вот так собирался с друзьями, чтобы просто потусоваться, потанцевать с девушкой, которая нравится, а не с той, что советует папа? Всё время спортзал, кастинги и съёмки. Всегда слово «должен» в отцовских речах. И как же Тей завидует в этот момент Роберту, его независимости, что на секунду Лотнер даже передумывает меняться телами обратно! Тейлор мастеровито двигается в гуще толпы, слегка охмелевший от алкоголя и прозрения, кружа в танце красивую девушку. Кто говорил, что у свободы нет вкуса и цвета? У неё вкус английского пива и цвет тусклых лампочек паба.

* Кристен путает слово «Britain» - Британия и «brittle» - хрупкий, думает, что страна так и называется. =)
** 1-я и 3-я фразы имели место в реальности.
*** Вот так выглядит здание госпиталя


п/а: Извините за такую долгую задержку, уважаемые читатели! Просто у меня Госы и времени на графоманство совсем не остаётся =( Но дело уже движется к развязке, поэтому осталась ещё одна глава, и, возможно, эпилог =)

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-298-1
Из жизни Роберта Рhiladelphia Рhiladelphia 459 14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Фредерик. Глава 5
Собственные произведения.
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 300
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 5
Гостей: 3
Пользователей: 2
Галина барон


Изображение
Вверх